petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 18 (9570) от 23 мая 2017г.

Статьи в категории: Номер 1(1) от 9 августа 2006 года

№1(1) от 9 августа 2006 года

Посторонним вход воспрещен?

Как-то летом наблюдала занятную картину. На последнем этаже ничем не примечательной девятиэтажки веселилась молодежь. Ее представители то и дело появлялись на балконе с сигаретами и очередной бутылкой пива в руках. Неожиданно один из парней, весело проводящих время в теплой компании, заметил внизу своего друга и с воплем: " Колян, я спускаюсь к тебе!" перелез через перила балкона и активно перешел от слов к делу. Когда он достиг пятого этажа, дальше путь к земле отрезал " неудачно" застекленный балкон. Зацепиться было не за что, и альпинист с поразившей меня резвостью вскарабкался обратно. После этого, несмотря на жару, я боялась спать с открытым балконом. Вон спортсменов кругом сколько! На ночь я приоткрывала окно на кухне и ставила горшок с цветами так, чтобы, если, не дай бог, полезут воры, он грохнулся бы на пол и разбудил меня. Впрочем я прекрасно понимала, что все мои предосторожности — курам на смех, и если кто-то действительно захочет посетить мою квартиру, то сделает это без особого труда.

 

Сегодня квартирные кражи — одно из самых распространенных преступлений. Сотрудники милиции советуют устанавливать сигнализацию, но и она не станет стопроцентной защитой от непрошеных гостей. В конце концов вы можете забыть поставить квартиру на охрану, чем и воспользуются преступники.

— В моей практике не было случая, чтобы им удавалось отключить сигнализацию, — рассказывает начальник оперативно-розыскной части при ОУР УВД ЮВАО Москвы майор милиции Владимир Панферов. — Могу сказать, что процент краж из квартир, в которых она установлена, очень низок.

Несмотря на эффективность такой защиты жилища, далеко не каждый житель столицы побежит в подразделение вневедомственной охраны или в какую-либо частную фирму подписывать соответствующий договор. Причины у всех разные. А можно ли как-то себя обезопасить по-другому?

— Безусловно, — убежден Владимир Панферов. — Но давайте сразу оговоримся, что всех воров мы условно делим на профессионалов и непрофессионалов. Первые, если захотят проникнуть в квартиру, непременно сделают это. В нашем округе были случаи, когда преступники в течение нескольких дней приходили вскрывать входную дверь. Их действия фиксировала видеокамера, которую они поздно заметили и залепили жвачкой лишь на третий день. В результате их попытки увенчались успехом. Что касается видеозаписей, то они для нас — прекрасное подспорье, поскольку служат доказательством вины. Если вора не взяли на месте преступления или с украденными вещами, то доказать, что именно он совершил кражу, сложно. Особенно, если с места преступления не было изъято никаких следов.

Итак, что следует предпринять, чтобы все нажитое непосильным трудом оставалось с вами долгие годы? Самый простой совет — запирать входную дверь. Не удивляйтесь, некоторые воры специализируются именно на беспечности или забывчивости граждан и методично обходят подъезды, нажимая на дверные ручки — какая-нибудь дверь окажется открытой. Если вы живете на первом или втором этаже, обязательно перед уходом закрывайте окна и форточки. Не так давно на юго-востоке столицы оперативники уголовного розыска задержали группу подростков, которые ночами залезали в квартиры через окна. Не останавливало их и то, что в это время хозяева крепко спали. Доходило до того, что малолетки подмечали: вот в кухне погас свет, а в комнате загорелся, значит, можно лезть в кухонное окно. Они хватали первое попавшееся под руку — мобильники, небольшую аудио- и бытовую технику, потом продавали, а выручку спускали в игровых автоматах.

Преступники могут использовать альпинистское снаряжение, и тогда их добычей станут квартиры с открытыми окнами на последних и предпоследних этажах. В Москве одно время орудовала такая группа. Несмотря на то что подобные случаи единичны, береженого бог бережет. Так что делайте выводы...

Пластиковые окна давно перестали быть " маячками" для преступников, но если к ним добавить спутниковую антенну и холодильник кондиционера — уже есть над чем задуматься. Отпугнуть воров-дилетантов сможет хорошая металлическая дверь (фанерные просто выбивают плечом). Решив ее установить, обратите внимание на следующие детали. Во-первых, петли не должны быть снаружи, поскольку срезать их можно элементарно. Во-вторых, дверь не должна " накрывать" дверную коробку, чтобы у преступников не было возможности подцепить и отогнуть ее край той же фомкой.

Замки — отдельная тема для разговора. Экономить на них не стоит. Начнем с того, что хорошие не могут стоить 300–500 рублей. Избегайте турецких и китайских производителей. К так широко распространенным английским замкам элементарно подобрать ключ: их всего 12 вариантов. Личинка замка не должна выпирать. Также ее можно дополнительно укрепить металлическими пластинами, чтобы невозможно было свернуть или разбить.

Если вы живете на последнем этаже — позаботьтесь о воздуховоде. Именно по вентиляционной шахте нередко попадают в квартиры, разбивая стены. Так что стоит их укрепить.

Частенько люди прячут деньги и драгоценности в места, где, по их мнению, они никогда не будут найдены, наивно полагая, что всех перехитрили. Это чистое и грязное белье, различные крупы, сахар, соль, холодильник, стиральная машина, цветочные горшки, колонки радиоаппаратуры. Был случай, когда вор проник в квартиру, где ничего ценного не нашел. Заглянул в холодильник — пустой, лишь в морозилке пачка пельменей. От расстройства парень ее забрал — не уходить же с пустыми руками. Позже он обнаружил, что она набита долларами. Все эти " тайники" прекрасно известны даже непрофессиональному вору, и проверит он их в первую очередь. Лишь после этого вскрывают полы и стены, если уверены, что в квартире что-то есть. Но это уже касается профессионалов, которые идут только в " нужную" квартиру, где хранятся большие суммы денег или ювелирные изделия. Что касается аппаратуры, то она вряд ли прельстит асов воровского дела.

Вообще, чтобы не привлечь к своей персоне излишнего внимания, держите рот на замке и не делитесь с первыми встречными и шапочными знакомыми своими планами о покупке или продаже квартиры, машины, дачи, мебели — всего того, что так или иначе связано с тратой крупных сумм денег. Вполне возможно, что эта информация рано или поздно станет достоянием " заинтересованных лиц".

Знакомьтесь с соседями. По статистике, в новостройках кражи происходят гораздо чаще, чем в домах, которые были заселены уже давно и где все друг друга знают не только в лицо, но и по имени-отчеству. Там появление нового человека обязательно привлечет внимание, особенно если во дворе на лавочках сидят бабушки-дедушки. Также вряд ли будут " брать" квартиру, если в подъезде находится консьерж.

Настоящее раздолье для воров — это дома, в которых только-только появляются первые жильцы. Поскольку все так или иначе начинают делать ремонт, то к постоянному шуму люди привыкают. А это на руку преступникам: можно не таясь хоть петли у двери срезать, хоть кувалдой ее разбивать — никто внимания не обратит.

И последнее. Если вы пришли домой и застали вора на месте преступления, ни в коем случае не провоцируйте его. Это только в кино воры не идут на " мокрое" дело, сейчас времена изменились, а вместе с ними и воровские понятия, поэтому произойти может все, что угодно. Дайте преступнику спокойно уйти. При этом желательно не оказаться у него на пути. Если удастся — выбегайте из квартиры и захлопывайте за собой дверь. Успеете — запирайте. Нет — убегайте, ломитесь к соседям, кричите, просите о помощи. И ни в коем случае не пытайтесь оказать преступнику сопротивление — жизнь в данном случае дороже.

Юлия МИЛОВИДОВА

Прожить жизнь еще раз

(Петру Алексеевичу Куликову
посвящается…)


Чем больше проходит времени с великого майского дня 1945 года, тем реже становятся ряды ветеранов Великой Отечественной войны и тем ценнее их рассказы о боевых сражениях, фронтовые письма, документы и мемуары. Герои уходят из жизни, но остаются в памяти их подвиги.
О жизни участника Великой Отечественной войны Петра Алексеевича Куликова расскажет его дневник.

* * *
Я старший ребенок в семье. Всего нас десять. Нелегко мне приходилось. С утра до вечера крутился белкой в колесе: то отцу помогал по хозяйству, то за младшими присматривал. Зато с наступлением сумерек — полная свобода. Друзья, гармонь, да девушки-красавицы. Как же я любил родное Подгорное. Особенно летом: зеленое море, полевые цветы, золотая пшеница…

* * *
Мне исполнилось 19 лет. Окончил только семь классов, помогал родителям. Выучился на комбайнера. Теперь не только по хозяйству помогаю, но и деньги могу зарабатывать. Здорово!

* * *
Не могу поверить. Война! У Сашки гармонь из рук выпала от такого сообщения. Что же будет теперь? А семья? Братья? Сестрички?

* * *
Попросил отсрочки. Надо денег оставить семье, хлеб собрать, дров заготовить. Как стариков оставить к зиме не подготовленных? Военком потребовал положить комсомольский билет на стол. Подчинился.

* * *
Призвали 1 ноября. Собрался в путь. Мне предстояло из Тамбовской области до Пензы идти пешком. Это 400 километров. Рассчитал, что буду проходить по 30 км в день…
От лютого ветра спасают шуба и валенки.

* * *
Прибыл на место. Распределили в 18-ю саперную бригаду. Вместе с товарищами проходил обучение. Один взвод строит мост, другой — подрывает. Потом наоборот.
Ели на снегу. Рацион бедный — чечевичная каша. Без хлеба, без чая. Несколько дней спустя стали водить в столовую. На
10 человек давали суп в оцинкованном тазике. Картошка из бульона доставалась не всем. Зато к обеду стали подавать ломоть хлеба.

* * *
Каждый день мы ожидали, когда нас отправят на фронт. Этот день наступил. Нашу саперную бригаду перебросили в Липецк. Я заболел. Врачи сказали, что это воспаление легких и на месяц я могу забыть о боевых действиях.
«Повезло»! — говорили товарищи. Но радости от вынужденной отсрочки я не испытывал.

* * *
Лечение подходило к концу. В госпиталь прибыл капитан из запасного полка. Он набирал кузнецов и ветеринаров. Кое-какие навыки по уходу за лошадьми у меня были. Попал в эту группу. Служил во фронтовом ветеринарном лазарете. Спали на голых нарах, накрывались шинелями. Каждую ночь поднимали по тревоге.
Мне почему-то вспомнилось, что до войны я боялся грозы…

* * *
Летом 1942 года попал в стрелковый полк. Необстрелянный — так меня называли. С конной тяги перешел на машинную. Стал пулеметчиком.
Поступила команда, мы направлялись на передовую. Шли полем. Рожь цвела…
Начали бомбить. В строй попал снаряд. 13 человек погибли, 14 получили ранение. Я уцелел, помогал санинструктору, молодой девушке Тане. Началась вторая атака. Схватил Татьяну — и в окоп. Только скрылись там, на нас градом посыпалась земля от ударившего снаряда. Второй раз смерть обошла меня стороной.

* * *
Бесконечные бои выматывали, но война — не время для жалоб.

* * *
Первый раз столкнулся с врагом. Обследовал берег реки, зашел в брошенный блиндаж. Там 20 немцев. Я был с автоматом в руке, но численное превосходство пугало. Но немцы приняли решение сдаться.
Под дулом автомата я привел военнопленных.
Вечером думал, почему немцы не открыли по мне огонь.

* * *
Выстрелы и звук разрывавшихся снарядов стали привычны. Гораздо сильней настораживала тишина.

* * *
Дошли до Белорусского фронта.
Ночью 4 июня 1944 года в лесах под Минском было обнаружено 25 тысяч немцев. Они отстали от своих. Пытались захватить Минск, но им был дан отпор. Враг сдался.
Мы шли по городу – повсюду следы бомбежек. Практически полностью был разбит мясокомбинат. Проходя мимо него, я услышал детский плач. Пошел на звук и нашел маленького ребенка, завернутого в пеленки. У меня сердце сжалось, я очень любил детей. А тут такая кроха лежит посреди развалин, совсем одна. Малютку отнес в комендатуру.
Очень хотелось узнать судьбу ребенка, но не удалось.

* * *
Освободили Польшу, зашли в Германию. Продолжались редкие перестрелки, но враг сопротивлялся слабо.

* * *
8 мая 1945 года наш стрелковый полк располагался в маленьком городке в трех километрах от Эльбы. Утро было спокойное, тихое. «Война кончилась!» — неожиданно раздался голос командира, срывающийся от волнения. Мы бросились обниматься, на глазах появились слезы радости.
Война закончилась!
Сердце стучало в ушах…
Война закончилась!
Я был жив!

* * *
6 декабря 1947 пришел на службу в уголовный розыск на Петровку. Занимался раскрытием карманных краж. С коллегами регулярно обходили Петровский пассаж. Кражи совершали, разрезая лезвием сумки увлеченных покупками граждан. Хитрыми на выдумки были карманники. Какие только орудия у них не изымались: кольца с лезвиями, заточенные монеты и т.д.

* * *
В 1951 году задержали мошенника-инвалида. Ранее судимый за кражу Александр Вайс. Он сбежал из тюрьмы. Остановился на постоялом дворе. У хозяйки муж — участник Великой Отечественной войны. Она с гордостью продемонстрировала новому квартиранту награды супруга. Воспользовавшись гостеприимством, мошенник выгадал удобный момент и похитил награды и документы.
По дороге до следующего населенного пункта отморозил ноги. Поврежденные конечности ампутировали. Выйдя из больницы и вернувшись в Москву, Александр купил военную форму и надел на нее украденные награды. На протяжении многих месяцев он ходил по различным инстанциям, представлялся героем Великой Отечественной войны. Везде к нему относились с почетом и оказывали любую помощь.
Как-то в пивнушке он разговорился со своим товарищем и рассказал ему о своих махинациях. А тот заложил приятеля. Александра задержали при получении очередной «помощи».
27 лет я прослужил в уголовном розыске…

* * *
9 мая. День Победы. Великий день!
65 лет прошло, как я ушел на фронт...
Как быстро пролетела жизнь! Мгновение. Старость меня не пугает. Пусть с ней приходят морщины. Эти складочки на лице – свидетели долгой, нелегкой, но интересной жизни. Годы и морщины никогда не победят юношеское озорство и молодость души, а в глазах так и будут гореть два огонька до последнего вздоха. Умирать не страшно, страшно покинуть этот мир, не оставив следа.
Перелистываю дневник и будто проживаю жизнь еще раз...

Материалы полосы
подготовила Ольга ЛОСЕВА

Мужская работа?



— Женщина в патрульно-постовой службе? — удивленно вскидывает брови моя знакомая. — Но это же мужская работа!
Я полностью с ней соглашаюсь, хотя прекрасно понимаю, что есть масса не менее тяжелых и опасных профессий, где слабый пол не только работает наравне с мужчинами, но и ни в чем им не уступает. Но мне стало интересно, как к женщинам-сотрудницам патрульно-постовой службы относятся их коллеги-мужчины и задержанные, бывает ли им страшно и можно ли сказать о хрупкой девушке, доставляющей в отделение нарушителя " мужик в юбке"? Чтобы получить ответы на эти и другие вопросы, я отправилась в полк патрульно-постовой службы УВД ЮАО.

Несколько часов мне предстояло провести вместе с экипажем, патрулирующим территорию района Восточное Бирюлево. Знакомлюсь: водитель — старший сержант милиции Алексей Панин и сержант милиции Наталья Ланец.
— Ну, с Богом, — говорит она, когда машина выезжает за ворота полка.
Сначала разговор никак не клеился. Я задавала какие-то общие вопросы, получая на них не менее обтекаемые ответы, никак не решаясь спросить то, что хотелось: боялась обидеть Наташу. Но все же не выдержала, поинтересовалась:
— Алексей, как вы отнеслись к тому, что в вашем экипаже работает девушка? Вы сразу нашли общий язык?
— Мы оба общительные, так что проблем не возникло, — обернулась ко мне Наташа.
Алексей согласно кивнул:
— Да, но все же это не женская работа, она делает человека черствым, понимаете?
— Если только чуть-чуть, — не соглашается Наташа.
— Но, с другой стороны, мы сработались, друг друга подстраховываем, — продолжает Алексей. — Мне, например, проще общаться с задержанными женщинами.
— Наверное, экипажи должны быть смешанные, — поддерживает Алексея Наташа, — поскольку мне удается успокоить пьяных агрессивных мужчин. Здесь большую роль играет психология.
— Это все, конечно, замечательно, — гну я свою линию, — но если какая-то серьезная ситуация? Вооруженный преступник?
— Мы же не одни работаем, — терпеливо объясняет мне Алексей. — Нам на помощь всегда подъезжают территориальный экипаж и наши коллеги. Не так давно вместе со Стасом Зиновьевым и Юрием Акатьевым задержали преступника, нанесшего несколько ножевых ранений мужчине. А были бы одни, вряд ли нам это удалось.
* * *
 
Здесь мне хотелось бы сделать небольшое отступление. Дело в том, что с инспектором службы полка ППСМ УВД ЮАО старшим лейтенантом Станиславом Зиновьевым и старшиной милиции водителем Юрием Акатьевым мне представилась возможность пообщаться. Не ошибусь, если скажу, что это — один из лучших экипажей полка, который не раз задерживал преступников. Были и курьезные случаи. Например, такой.
На Бирюлевской улице у сидящего на автобусной остановке парня два злоумышленника попытались украсть барсетку. Один отвлекал потенциальную жертву разговором, второй в этот момент зашел с тыла и рукой пытался нащупать добычу. Бедолагам не повезло: мало того, что парень заметил этот хитрый маневр, так еще и оказался метателем молота. Одного он скрутил самостоятельно, второй пустился наутек. Все эти события разворачивались на глазах Юрия и Станислава, которые оказались поблизости и бросились вдогонку. Парень выскочил на проезжую часть и налетел на маршрутное такси. Но он родился под счастливой звездой, поскольку получил лишь сильные ушибы. Водителя трясет: еще бы, человека сбил! Буквально через несколько минут подъехали и представители ГИБДД. Юрий и Станислав долго убеждали всех, что вины водителя в произошедшем нет. Оказалось, что у сбитого парня один глаз... стеклянный. И приближающееся авто он просто не видел.
Еще один случай Юрий и Станислав вспоминают до сих пор потому, что против них было возбуждено уголовное дело. А начиналось все вполне обычно: поступило сообщение о том, что мужчина получил ножевое ранение на лестничной клетке одного из жилых домов. Милиционеры выехали по указанному адресу, поднялись на нужный этаж. Дальнейший путь к месту происшествия преградила запертая дверь, которую установили жильцы, решив отделить от лестницы свои четыре квартиры. Юрий и Станислав позвонили в квартиры, жильцы вышли, но их не пустили: мол, ничего не знаем, милицию не вызывали. Ни демонстрация удостоверений, ни предложение позвонить в дежурную часть или выглянуть в окно и убедиться, что у подъезда стоит милицейский автомобиль, не действовали.
— Какая первая мысль в голову приходит? — рассказывает Станислав. — Что они кровь замывают. Что делать? Посильнее надавили на дверную ручку, вылетело треснутое стекло. А тут как раз девушка подходит. Оказалось, живет в одной из этих квартир. Она-то нас и пустила. Зашли, никаких следов нет. Тогда поехали в больницу, куда был доставлен пострадавший. Действительно, никакой ошибки нет. Лежит на носилках парень, с проникающим ножевым ранением в живот, ждет операции. Рассказывает, что напал на него сосед из соседнего подъезда, с которым у него телефоны спаренными оказались. А паренек постоянно в Интернете зависает. На этой почве у них неоднократно ссоры были, а в этот раз до драки дошло. Я спрашиваю: " Ты где живешь?" Он называет адрес, откуда мы только что приехали. " Извини, — говорю, — но мы только что оттуда и там о тебе даже не слышали!" Тогда я нарисовал схему и попросил показать дом, в котором он живет. Парень ткнул на соседний. Он три года снимал в нем квартиру и не знал, что это — корпус два, а не три!
Юрий и Станислав вернулись на место и даже вычислили квартиру, в которой проживал нападавший. Правда, дома его не оказалось, но все данные были переданы сотрудникам уголовного розыска, которые позже его задержали.
Между тем события приняли неожиданный оборот. Жильцы, которые упорно не хотели открывать дверь милиционерам, написали жалобу в прокуратуру. В ней было указано, что стражи порядка были с автоматами, и это напугало одну гражданку до полусмерти: она решила, что ее сейчас пристрелят. Что все написанное — ложь от первого до последнего слова (взять хотя бы один момент: автоматов у милиционеров при себе не было!), в конце концов разобрались. Возбужденное уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления, а действия Юрия и Станислава признаны правомерными.
А однажды им удалось задержать грабителей не имея даже приблизительного описания их внешности. Дело в том, что пострадавшим был очень пожилой человек, у которого отняли карманные часы и две бутылки пива. Он помнил только, что напали на него двое парней, вместе с которыми была девушка. Юрий и Станислав предположили, что преступление мог совершить их " старый знакомый" Анатолий, который несколько месяцев назад вернулся из мест не столь отдаленных. И не ошиблись. Он назвал адрес, где милиционеры задержали его соучастника. У него же милиционеры обнаружили похищенные часы.
 
* * *
— Хорошо, когда работаешь на одной и той же " земле", — говорит Алексей, — не только территорию узнаешь, но и людей.
В этом я смогла убедиться чуть позже. Наташа и Алексей, действительно, знают многих жителей района. Да что там люди! Даже новая машина, появившаяся во дворе, привлекает их внимание.
За разговорами мы доехали до ОВД района Бирюлево Восточное. Пока Наташа докладывала дежурному о том, что экипаж прибыл на территорию, спрашиваю у Алексея:
— Скажите, а вы с Наташей работаете на равных?
— Да, — не задумываясь ответил он, но добавил: хотя, знаете, если честно, приходится ее опекать. И я чувствую за нее ответственность. Поэтому с женщинами работают крепкие ребята.
Через несколько минут Наташа занимает свое место в машине, и мы выезжаем на маршрут патрулирования. Несмотря на обещание дежурных ОВД, узнавших, что с экипажем работает корреспондент, направлять нас на все вызовы, но за несколько часов не поступило ни одного.
— Этот район достаточно спокойный, — обращается ко мне Алексей, хотя сам несколько удивлен происходящим, — а если что-то и будет происходить, то ближе к вечеру.
— Наташа, неужели тебе не бывает страшно?
— Не знаю. Я об этом не думаю. Хотя как-то мы приехали на семейный скандал. Заходим. В квартире грязища страшная, я тебе это даже описать не могу. Дома — малыш, берет меня за руку и к холодильнику ведет, показывает, что он пустой. Вот это — страшно.
Вскоре пришло время прощаться с моими новыми знакомыми. Я по-прежнему считаю, что работа в ППС не для женщин. С этим, кстати, соглашается и Наташа. Есть только одно но... Часто человеку, попавшему в беду, необходимы простое участие, доброе слово. И я уверена, они найдутся у Наташи и у сотен девушек, выезжающих на места происшествий. А что касается задержаний преступников, то, поверьте, слабый пол с этим справляется ничуть не хуже мужчин.
Юлия МИЛОВИДОВА

Скупой платит трижды

Быль




Жил в Москве один ювелир по имени Адольф Семенович. Классный был специалист, от заказов отбоя не было и соответственно деньги у него в кармане не переводились. Дом был — полная чаша, семье на радость и лодырям на зависть.
Вот кто-то из них и решил поживиться за счет ювелира. Вернулся однажды Адольф Семенович из мастерской и обнаружил, что дверь в его жилище выломана, а из квартиры исчезло " все, что нажито непосильным трудом", как говаривал Шпак в комедии " Иван Васильевич меняет профессию". Приехавшие на вызов милиционеры пообещали найти воров, только сразу, в доверительном разговоре, предупредили, что квартирные кражи раскрываются реже, чем другие преступления, и настоятельно посоветовали во избежание подобного в будущем поставить квартиру на сигнализацию.
Призадумался Адольф Семенович и решил посоветоваться со своим лучшим другом. А тот ему: " Ты что, Семеныч! Эту сигнализацию домушники в момент отключат, только деньги зря потратишь. Лучше дверь себе попрочнее установи".
Послушался золотых дел мастер приятеля, раскошелился на железную дверь. Однако спустя полгода, когда только-только сумел ювелир на треть убытки в хозяйстве восстановить, опять в квартиру залезли, на этот раз через окно. Два компьютера, видео, домашний кинотеатр — как корова языком слизала.
Вновь милиция приехала, еще дотошней расспрашивала: может, кого из знакомых подозревает? " Что вы! — возмущенно отвечал им Адольф Семенович. — Мои знакомые все как один добропорядочные и честнейшие люди. Никого я не подозреваю и фамилий-адресов называть не буду!" " Ваше право, — отвечали милиционеры. — Будем искать воров без вашей помощи. Но все же квартиру вам не мешало бы на охрану поставить. На нашей памяти еще ни разу жилье, что под сигнализацией находится, воры не обкрадывали. Покушались, было дело, но их на месте наши коллеги из вневедомственной охраны всегда задерживали". " Ладно, подумаю", — ответил блюстителям порядка ювелир. И вновь к лучшему другу — советоваться. А тот ему: " Да ты что! Фигня это все! Как пить дать, нехорошие милиционеры хотят деньги с тебя поиметь. Лучше ты решетки на окнах поставь и собаку сторожевую заведи".
Адольф Семенович сделал все, как приятель советовал. Решетки поставил и вдобавок бультерьера завел. Только не прошло и трех месяцев, как опять домушники к нему в гости пожаловали. На этот раз замок в двери автогеном вырезали и вынесли даже стиральную машину с холодильником, а пса газом траванули, да так, что бедное животное неделю в себя приходило.
Вновь милиция до позднего вечера в уже знакомой квартире пробыла: в очередной раз отпечатки пальцев искали, соседей опрашивали, у хозяина допытывались: подумайте, может, все-таки кто-то из знакомых мог ворам пособить. Откуда они, например, знали, что деньги у вас под паркетом в тайнике хранятся? В ответ потерпевший лишь головой покачал и вновь стал мысленно убытки подсчитывать. Как подсчитал, так дурно сделалось, даже назавтра на работу не пошел.
А на следующий день к нему вновь милиция пожаловала. Только не оперативники со следователем, а незнакомый капитан из отдела вневедомственной охраны. Инспектор квартирной группы — так его должность в удостоверении значилась. Посочувствовал он Адольфу Семеновичу и предложил в кратчайшие сроки установить в жилище потерпевшего охранную сигнализацию. Засомневался было снова Адольф Семенович, а милиционер ему терпеливо объясняет: сигнализацию отключить еще ни у кого не получалось, если даже к проводам подберутся и перережут их, все равно сигнал на пульт поступит, и наряд немедленно на место примчится. Если злодеи сразу же убегут, систему попортив, то отдел пост у квартиры выставит до тех пор, пока хозяева не вернутся и техники сигнализацию не починят.
Хотел было ювелир по старой памяти с приятелем посоветоваться, да тот, как назло, в Тунис загорать улетел. В общем, подумал-подумал Адольф Семенович и согласился на предложение капитана.
Сигнализацию на удивление быстро установили. А еще через какое-то время звонят ювелиру на работу милиционеры и сообщают: опять в квартиру пытались злоумышленники залезть, но на этот раз их прямо на месте взяли. Только дверь чуть-чуть успели попортить.
Бросился Адольф Семенович домой, и точно: у квартиры два бравых милицейских сержанта дежурят, его дожидаются. Внутри квартиры и замок — все цело, лишь обшивку подпалили, когда, как и в прошлый раз, автогеном попытались путь к чужому добру прорубить. Убыток копеечный, да к тому же теперь есть с кого его взыскать — ворюги уже полдня в местном ОВД показания дают. И даже признались, что предыдущие кражи — их работа. Мало того, поведали злоумышленники, что кое-какие вещи ювелира, что в прошлый раз умыкнули, до сих пор у них дома лежат. Об этом на следующий день золотых дел мастеру оперативники в милиции сообщили.
Обрадовался Адольф Семенович и решил с закадычным своим дружком этой новостью поделиться. Звонит ему, а супруга приятеля вся в слезах: только что милиция приезжала, забрали, мол, благоверного. А еще через пару дней ювелира на очную ставку вызвали. Оказалось, домушников на его квартиру приятель и наводил. Да-да, тот самый, что каждый раз сигнализацию отговаривал ставить.
До сих пор кается Адольф Семенович, что не распознал в былом лучшем друге негодяя двуличного и сигнализацией обзавелся лишь тогда, когда трижды его квартиру обворовали.
Константин АЛЕКСЕЕВ
Фото Вячеслава Андреева

Легко ли быть кавалерист-девицей?

Не скажу, что мое свидание было окончательно испорчено. Вовсе нет. Просто пришлось пережить несколько неприятных минут, в течение которых я безуспешно боролась со своей ревностью и с тем же успехом пыталась вспомнить, чем закончился последний футбольный матч (мой друг Сашка — большой поклонник этого вида спорта). Но обо всем по порядку. В выходной мы решили прогуляться по центру Москвы. Зашли в Александровский сад. Там внимание моего молодого человека привлекла сотрудница конной милиции. Девушка, не спорю, была очень симпатичная и великолепно держалась в седле. Это прекрасное видение прогарцевало мимо нас, а Сашка мало того, что застыл как вкопанный, так еще и долго смотрел современной амазонке вслед. Надо сказать, что он был не одинок: мужчины сворачивали себе шеи, а некоторые даже просили разрешения с ней сфотографироваться. Вывести Сашу из состояния ступора мне удалось не сразу. Пришлось для начала подергать его за рукав, предложить съесть мороженое (не помогло). Вот тут-то мне на помощь и пришел футбол, на который Сашка переключился сразу. Но все равно я была несколько раздосадована и решила научиться ездить на лошади, чтобы однажды произвести на него не менее неизгладимое впечатление. Для этого я отправилась в 1-й оперативный полк милиции, где согласились из меня сделать кавалерист-девицу.


Моим тренером стала инспектор службы 1-го кавалерийского батальона Наталья Наджарян.
— На нем ты и будешь ездить, — сказала она, выводя из денника коня, — его зовут Вариант.
Конечно, он был красивый. Но шерстка у него не блестела, как у лошадки, которую я видела в Александровском саду, о чем я и сообщила Наташе, добавив, что Вариант какой-то пыльный.
— Вот это ты сейчас исправишь, — успокоила она меня.
Показав, как надо чистить лошадь, Наташа передала мне целый арсенал разнообразных щеток и спокойно уселась в стороне. Прежде чем приступить к активным действиям, я решила задобрить Варианта и стать для него лучшим другом хотя бы на время. Подлизывалась я весьма банально: достала из сумки пачку с сахаром, предусмотрительно купленную по дороге, и угостила коня. Лишь после того, как он аккуратно взял у меня с ладони несколько кусков и благодарно лизнул руку, я вооружилась металлической скребницей.
Вариант, он же Ванька — так его ласково называет Наташа, стоял совершенно спокойно, пока его чистила хозяйка. Но стоило мне дотронуться до его бока, как он вздрогнул и заржал. Я отскочила от него на метр. Могла бы и дальше, но мешала стена.
— Что это с ним?
— Щекотки боится.
— Лошадь боится щекотки... Хм... Так и запишем.
Ванька вздрагивал еще несколько раз, довольно всхрапывал и оборачивался посмотреть, какова моя реакция. Но на его провокации я больше не поддавалась и демонстрировать чудеса прыгучести отказывалась наотрез. Тогда он решил развлечься по-другому и при первой же возможности ласково хватал меня за рукав.
— Наташ, а ты фильм Невзорова " Лошадиная энциклопедия" смотрела? — спросила я, продолжая чистить Варианта.
— Больше ничего мне про этот фильм не говори! — услышала я в ответ. — В нем же не показывают, какими методами добились такого послушания лошадей. А то, что лошадь слушается всадника, когда у нее на шее накинута веревочка... Во-первых, лошадь находится в манеже, где ее ничто не отвлекает. Как, по-твоему, с такой веревочкой может работать конная милиция на улице? А во-вторых, я точно также выдрессировала свою лошадь. Но для этого мне потребовалось надевать на нее оголовье — всю ту " амуницию", против которой выступает Невзоров. А что касается наказания... Понимаешь, лошадь должна чувствовать, кто сильнее. Только тогда она будет тебя слушаться.
За разговорами время пролетело незаметно, и через полчаса я приступила к завершающему этапу чистки Варианта: расчесыванию гривы. До хвоста гребнем кавалеристы ни в коем случае не дотрагиваются, разбирают его вручную. Вообще, существует поверье, что именно в хвосте у лошади живут добрые духи и их можно случайно вычесать. Не знаю, верят ли в это в конном полку, но...
— Наташ, а почему к лошади нельзя подходить сзади? — поинтересовалась я, наконец приноровившись к ответственному делу — чистке хвоста.
— Лягнуть может.
— Лучше я отойду.
— Не переживай. Он же тебя видел и знает, что ты стоишь сзади. А если подойти неожиданно, лошадь может испугаться.
Через час Вариант был почти готов выйти на манеж. Дело осталось за малым: вычистить копыта, в которые забивается грязь и начинает гнить. Вариант послушно поднимал ноги, давая возможность Наташе, а потом и мне провести эту процедуру, для чего используется специальное приспособление — так называемый крючок.
— Вот и все, — обратилась ко мне Наташа, — теперь будем его седлать.
Мне доверили надеть на Ваню оголовье. Делала я это очень медленно.
— Скорее, — поторапливала меня Наташа, — он же непривязанный сейчас стоит! А то он уйдет!
— Куда? — от неожиданности я даже оголовье опустила, хотя только что намеревалась его надеть. Коварный Ваня сделал шаг назад.
— Ну, вообще-то он никуда не уйдет, — призналась Наташа, — а другой может. Куда-нибудь.
В конце концов со сбруей я справилась. Неоценимую помощь в этом непростом деле мне оказал сам Ванька, послушно всунувший морду в хитрое переплетение всевозможных ремешков. К моему удивлению, попал именно туда, куда следовало.
На все про все у меня ушел приблизительно час. Хотя я не могу сказать, что получилось все безупречно. У кавалеристов, собирающихся на службу, есть от силы 30 минут, чтобы подготовить лошадь. Бывает, что этот временной промежуток сокращается до четверти часа. Как они успевают за это время все сделать — ума не приложу.
Через несколько минут мы в манеже, и Наташа с непередаваемой грацией и легкостью вспрыгивает в седло. Нет, даже не так. В седло она вспорхнула. Мне захотелось это повторить, тем более что к этому моменту я считала себя уже готовой амазонкой. Надо ли говорить, что у меня ничего не вышло, и в седло я (как бы это помягче сказать) вскарабкалась с большим трудом.
— Чтобы лошадь пошла, сжимай ногами бока, — наставляет меня Наташа.
Я, в отличие от Ваньки, слушаюсь. Он же признавать во мне наездницу не желает и идет туда, куда глядят его глаза. Правда, в " свободное плавание" меня Наташа не отпускает и водит Ваню по кругу на корде, которая напоминает длинный поводок. Я расслабилась, но тут Ваня неожиданно шарахнулся в сторону. Я вцепилась в поводья и в седле удержалась. Оказалось, Вариант весьма пуглив. На этот раз его нежную душу травмировали воробьи, неожиданно вспорхнувшие прямо из-под копыт.
Примерно через полчаса я поняла, что жутко устала, но признаваться в этом Наташе не хотелось. Поэтому я с облегчением вздохнула, когда подошло время обедать, и Ваню повели в конюшню.
— Если хочешь, оставайся, я еще второго своего коня Аргонавта в манеж поведу, — предложила Наташа.
От такого предложения я отказаться не смогла. На этот раз чистила Аргонавта Наташа сама. Гоша — конь своенравный, с характером. Например, в отличие от большинства своих собратьев терпеть не может, когда его гладят по морде. Оскорбляется. Вот по шее похлопать — пожалуйста.
Пока Наташа готовила своего любимца, я, подкармливая Аргонавта сахаром, узнала о ее лошадях массу интересного. Например, что Гоша ничего не боится. Как-то в манеже велись сварочные работы. Чтобы не пугать лошадей, рабочие занавесили трибуны, на которых работали, брезентом. Но лошади все равно не приближались: резкие звуки их пугали. А Аргонавт мало того, что подошел, так еще и морду за брезент сунул, выяснять, что там творится. Аргонавт и Вариант Наташу друг к другу ревнуют и, если она, проходя по конюшне, погладила одного, а другого нет — обижаются. Так что Наташа старается вниманием никого не обделить. Вариант очень любит играть, и когда на манеже никого нет, она его отпускает побегать. Когда он оказывается в дальнем углу, Наташа его зовет, и Ваня к ней несется. В самый последний момент Наташа раскидывает руки: " сейчас поймаю". Ваня делает вид, что очень пугается и с радостным ржанием от нее убегает. Вроде как она его догнать может... Еще он очень любит, когда Наташа его щекочет. Иногда даже требует этого, отказываясь выпускать ее из денника.
— Ну что, идем в манеж? — обратилась ко мне Наташа, когда Гоша был вычищен до блеска.
— А ты разве его седлать не будешь?
— Нет. Пусть так походит.
Наташе пришла в голову замечательная мысль:
— Хочешь без седла поездить?
— Да я ж на него не заберусь!
(Надо сказать, что Аргонавт просто огромный конь. Уж не знаю, сколько сантиметров у него в холке, но его спина намного выше моих 165 сантиметров роста.)
— Я тебя подсажу.
Свое обещание Наташа выполнила, и через несколько минут позора я взгромоздилась на лошадь.
— Сидишь?
— Да.
Земля казалась страшно далеко. Когда Аргонавт сделал первый шаг, мне захотелось снова ощутить ее под ногами. Кстати, именно так новобранцев учат держаться на лошади.
— Отпусти поводья, расслабься, — командовала Наташа. — Выпрями спину. Хорошо. А теперь слегка ударь его пятками, и Гоша пойдет. Сильнее!
— Ему будет больно! — пробовала сопротивляться я и с мольбой в голосе обратилась к Гоше: — Но!
Воспитанный Аргонавт не реагировал.
— Да не больно ему! Твои 60 килограммов для него — тьфу! Ты для него вообще никто! Тем более что ты ничего пока не умеешь. Он тебя не чувствует вовсе!
Пришлось Наташу послушаться, но стало обидно. Как это я для Аргонавта никто?
— Ну ты, дружок даешь, — ворчала я, — как сахар есть — ты в первых рядах, а как меня слушаться, так я для тебя никто. Аргонавт слушал меня внимательно, недовольно шевеля ушами. Минут через 15 у меня стали болеть все мышцы и даже те, о существовании которых я до сих пор даже не подозревала.
В конном полку существует закон манежа: тот, кто падает с лошади, обязательно " проставляется" — покупает торт. Мне повезло, мои финансы не пострадали. Наверное, удержаться в седле помогал страх. А мышцы потом болели еще очень долго.
...На этот же день у меня была намечена еще одна встреча. Молодой человек — бывший кавалерист, у которого мне нужно было взять интервью, обрадованно заметил: " О! Знакомый запах! Лошадью пахнешь!" Я в испуге шарахнулась от него:
— Что, так заметно? Я только что из конного полка...
— У меня обоняние очень чувствительное.
— А случалось после службы ходить на свидания? Как девушки реагировали на запах?
— Да они в восторге были, когда узнавали, что я кавалерист!
Теперь, конечно, я сяду при случае на лошадь и даже проедусь мимо обалдевшего Сашки. И все же быть кавалерист-девицей — ох как непросто!

Юлия МИЛОВИДОВА,
фото автора

Мой город, мой район, мой двор

 

 

" Здравствуйте, Вадим!", " Привет, Вадим, как дела!" — за несколько сотен метров, что мы прошли с участковым уполномоченным милиции лейтенантом милиции Вадимом Громовым от ОВД района Восточное Дегунино до участкового пункта, несколько раз останавливались. Молодой милиционер то и дело встречал своих знакомых. Тут бабушки у подъезда расспросят об учебе и службе и расскажут о своих делах, здесь молодые люди дружески протянут руку. Все дело в том, что участковый Вадим Громов на своей территории знает практически всех — он здесь свой, местный.

— То, что я живу в том районе, порядок в котором охраняю, мне очень помогает. Меня здесь все знают. На мой взгляд, так и должно быть. Старушки, которые помнят меня с юного возраста, пытаются помочь всем, чем могут, — часто рассказывают о новых жильцах. Люди довольно часто меняются — со всеми не перезнакомишься, — говорит Вадим Громов. — Ну, а мои ровесники, те, с кем я рос, по-дружески помогают мне. Полученная информация очень помогает при раскрытии тех или иных происшествий.

 

Милиционер с " пеленок"

 

Когда Вадим с родителями приехал в столицу, он твердо решил стать милиционером. Ему было 10 лет. Об этом стремлении подростка знали все — учителя, друзья, родители. Отец — военнослужащий — одобрил выбор среднего сына. Тем более что перед глазами был пример старшего сына, который служил участковым уполномоченным. Кстати, и сейчас он по-прежнему работает в милиции, но теперь сам готовит милицейские кадры в Академии экономической безопасности при МВД России.

— Он меня опередил! — смеется Вадим.

Но и сам он старается не отставать от брата. Закончив экстерном 10-й и 11-й классы общеобразовательной школы, будущий участковый Громов поступил на вечернее отделение факультета профессионального образования Московского университета МВД России. Через два с лишним года Вадим получил звание лейтенанта и пришел работать в ОВД участковым.

" Плох тот солдат, что не мечтает стать генералом!" — любимое изречение Вадима. Он успешно продолжает обучение в университете и уже планирует стать кандидатом, а затем и доктором юридических наук.

В ведении участкового Громова находится шесть домов с населением около четырех с половиной тысяч человек и две школы. Смена начинается с обхода территории. Первый пункт — школа № 907. Несмотря на каникулы, этот объект находится под пристальным вниманием участкового. Проверив журналы и перекинувшись парой слов с охранником, который был рад визиту своего, как оказалось, доброго знакомого, Вадим отправляется дальше.

По дороге интересуюсь у молодого милиционера спецификой вверенной ему территории.

— Восточное Дегунино — типичный спальный район. — рассказывает Вадим. — На моей территории живут разные люди, в том числе и те, кто требует к себе повышенного внимания: наркоманы, алкоголики, ранее судимые. Львиная доля нарушений порядка люди совершают в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. В основном это угрозы убийства, оскорбления и нанесение телесных повреждений. До очень серьезных происшествий дело редко доходит.

Летняя беда

С приходом лета, когда уставшие от долгих холодов жители уезжают из душного города, начинается настоящая эпидемия квартирных краж.

Между тем еще весной Вадим проводил беседы с жильцами домов о том, как уберечь свое жилище от воров, о необходимости поставить квартиру на сигнализацию. Более того, в начале лета в каждом подъезде появились памятки, призывающие к бдительности.

С приходом сезона отпусков Вадим стал ежедневно проверять сохранность замков на чердачных помещениях домов.

— В последнее время участились случаи проникновения в квартиры через чердаки. Грабители пробивают ломом воздуховод и через пролом проникают в помещение. Есть еще " альпинисты", которые по веревке спускаются с крыши, залезают в незакрытое окно и выносят все ценное.

Как только участковому поступает сигнал о краже, он начинает активную отработку " неблагонадежных" лиц.

 

Первая удача

 

Мы возвращаемся с Вадимом в участковый пункт милиции. Пока наш герой объясняет потерявшему паспорт молодому человеку все тонкости восстановления главного документа, мы разговариваем с его коллегами. Выяснилось, что уже после первой недели работы участкового уполномоченного Вадима Громова похвалило руководство ГУВД.

Эта история произошла в 2004 году. Жильцы стали жаловаться, что кроны деревьев за их окнами теперь напоминают новогодние елки. Только украшения были весьма специфические — презервативы. Вадим решил проверить факт излишней любвеобильности жильцов верхних этажей. И не напрасно — некая предприимчивая дама, сняв квартиру, устроила в ней притон.

Она никак не хотела впускать милиционера в квартиру, убеждая, что живет в ней одна. Однако многие факты говорили о том, что женщина лжет.

Сотрудникам милиции удалось проникнуть в квартиру под видом клиентов. Они выяснили, что в притоне работали девушки из провинции и ближнего зарубежья, которые соблазнились рассказами о сладкой и безбедной жизни в столице. Далее схема была предельно проста и традиционна — у девушек отобрали деньги и документы, сделав рабынями.

— Самое интересное, — говорит Вадим, — что человек, который сдал свою квартиру, даже не подозревал, что в ней творится. У него чуть инфаркт не случился, когда мы ему все рассказали.

Вот такое резвый старт был у Вадима Громова в должности участкового уполномоченного.

 

Упертый мечтатель

 

Вопрос выбора профессии перед Вадимом не стоял.

— Почему вы решили стать именно участковым?

— Мой старший брат работал участковым в соседнем районе. От него я часто слышал много интересного. Когда я пришел в ОВД района Восточное Дегунино и узнал о том, что есть вакансия участкового уполномоченного — без промедления согласился.

Ведь где как не на " земле" набираться опыта? Да и с народом общаться интересно, — рассказывает Вадим.

— Вадим, за два года работы участковым в вашем мировоззрении что-то изменилось? Может, пропала милицейская романтика...

— Как говорят " за что боролся — на то и напоролся". Когда я пришел в милицию, знал, что эта работа связана со многими трудностями. Но я задался целью и к ней двигаюсь. Кроме того, мне очень нравится моя работа. Если возникают проблемы, стараюсь разрешать их сам, а если чувствую, что что-то мне еще не совсем " по зубам" — всегда поможет мой непосредственный начальник майор милиции Виктор Митрофанович Некрасов, а также начальник ОВД полковник милиции Александр Васильевич Лазарев, который нашей службе уделяет большое внимание.

— Были ли случаи, когда приходилось задерживать знакомых, ведь вы здесь выросли, многих знаете?

— Да, бывало и такое. Но у каждого человека есть голова на плечах, и он должен отвечать за свои поступки. И если я когда-то общался с тем, кто потом преступил закон, это не значит, что для него будут какие-то поблажки. Но я уверен, что мои действия помогут им вернуться к нормальной жизни. И наказание будет для них хорошим уроком.

 

Елена ДЕМИДЕНКО,

фото Андрея ТЕРЕХОВА

По ту сторону стекла

Ба! Знакомые все лица!
Вхожу в здание. И вот она — дежурная часть. Щелчок замка, и массивная бронированная дверь, отделяющая дежурку от холла, гостеприимно пропускает меня «в святая святых». В таком возвышенном названии нет ни капли преувеличения. Дежурная часть не просто помещение, заставленное телефонами и различной техникой, — это и маленькая «тюрьма», в камерах которой содержатся подозреваемые в совершении преступлений, это и арсенал, где хранится оружие. Соразмерно важности помещения здесь предусмотрены и меры безопасности: металлические ставни на окнах, сигнализация с выводом на пульт вневедомственной охраны и строгий фейс-контроль на входе (пускают сюда далеко не каждого — только руководителей и проверяющих).

— Здравствуйте, — приветствует меня милиционер с майорскими погонами на плечах, возвращая мне назад служебное удостоверение. — Вы, наверное, меня не помните, но мы встречались год назад.

Мгновение на раздумье: где я мог раньше видеть эту обаятельную улыбку и добродушный взгляд? Вспомнил. Прошлым летом в нашей газете был опубликован материал с курьезами из жизни оперативных дежурных, а все приведенные в нем смешные случаи рассказал мне именно он — Игорь Плахтиенко. Вот уж действительно мир тесен!

— Здравствуйте, Игорь, я вас узнал, — жму знакомому руку, — но теперь меня интересуют не только забавные эпизоды, случающиеся в вашей работе, а все без исключения.

— Нет проблем. Но только смена моя еще не началась, сейчас вместе со сдающим дежурство офицером мы должны идти на развод, после которого он передаст мне полномочия. Вот тогда я полностью к вашим услугам.

Пока длился этот каждодневный ритуал, мне удалось пообщаться с руководителем Игоря — начальником штаба ОВД подполковником милиции Еленой Денисовой.

— Оперативность, коммуникабельность, умение быстро принимать управленческие решения и руководить людьми, пользоваться авторитетом среди коллег — вот обязательные черты характера, которыми должен быть наделен сотрудник дежурной части, — говорит она. — Ведь спрашивают с дежурного не только за своевременность направления на место преступления следственно-оперативной группы (СОГ). Порой от решений и распоряжений дежурного зависит очень многое. Вот недавний случай из жизни нашего отдела. Молодой парень сорвал с девушки мобильный телефон, который висел на шнурке, и бросился наутек. Нападение произошло недалеко от здания отдела, и спустя десять минут от потерпевшей об этом инциденте стало известно оперативному дежурному. Правильно предположив, что злоумышленник попытается поскорее покинуть эту территорию, офицер направил один экипаж на железнодорожную станцию Лосиноостровская, второй — к платформе Лось. Еще через пять минут злодей буквально вылетел на карауливших его на платформе милиционеров с трофеем в кармане.

По отношению к гражданам дежурный должен быть внимательным, отзывчивым и корректным. Кстати, это особо подчеркивалось в известном Обращении министра внутренних дел к сотрудникам органов внутренних дел. Ведь людям этой профессии приходится сталкиваться с человеческим горем, видеть слезы.

Бывает, что обращаются в дежурку не по адресу. Например, узнать, где находится та или иная организация, часы ее работы. Поэтому добавим еще выдержку и спокойствие, ведь дежурный в любом случае должен постараться помочь и проконсультировать человека.

Требования к сотрудникам велики, поэтому далеко не все соглашаются на эту должность. Вот и сегодня на смену заступают не три человека, как это предусмотрено штатным расписанием, а два — оперативный дежурный и его помощник, место старшего дежурного вакантно.



Тревожное сообщение
Инструктаж закончен. Сдающий смену дежурный довел информацию о том, что произошло за минувшие сутки, на что следует обратить внимание заступившей смене. Теперь ему остался последний рывок — передать ДЧ сменщику. После пересчета хранящегося оружия, радиостанций и спецсредств, принятия по описи имущества и документации, Игорь Плахтиенко получает ключи от оружейной комнаты и подписывает рапорт. С этого момента он считается официально заступившим на смену, поэтому вешает на китель пластиковую карточку со своим именем и занимает кресло за рабочим столом. Предстоящие сутки покидать это помещение ни ему, ни его помощнику старшине милиции Сергею Вовченко нельзя.

Появляются первые посетители. Молодой человек, живущий отдельно от отца, обеспокоен, что тот вот уже несколько дней не отвечает на телефонные звонки и не открывает входную дверь. В том, что он дома, сын уверен, ведь автомобиль родителя стоит у подъезда. Сообщение обязывает дежурного связаться с местным ЖЭКом и подразделением МЧС, в задачу которых входит вскрытие двери. Естественно, местный участковый уполномоченный также должен присутствовать во время этой процедуры.

Телефонный звонок. Игорь снимает трубку. По доносившимся обрывкам фраз я понимаю, что звонит женщина, которая что-то требует и жутко ругается. Майор просит ее успокоиться и обещает лично разобраться, после чего вешает трубку и берет в руки радиостанцию:

— Сто второй на связь! Тайнинская, дом № 1, квартира 15, код в подъезде 223. Возьмете у женщины заявление и вместе с ее мужем ко мне!

Затем он поворачивается ко мне и объясняет:

— Звонившая гражданка хорошо знакома мне еще с тех пор, когда я на этой территории участковым работал. Благополучная в общем-то семья: она — бухгалтер солидной фирмы, он — мастер по монтажу компьютерного оборудования, две дочери. Но вот беда, случаются у этого мастера запои. Эти «праздничные» мероприятия постоянно сопровождаются скандалами, после которых у женщины появляются легкие телесные повреждения. Однако всякий раз она лишь пишет заявление на своего суженого, но побои фиксировать у врача отказывается. Объясняет это просто: «Вдруг посадят? Как же мы без него? Но вы (милиция) меры обязательно примите!» А какие мы можем принять меры в таком случае? Только одну — профилактическую беседу.

Околоточный, обслуживающий данную территорию, сегодня в отгуле, вот и придется Игорю заняться этим вопросом. Как уверяет меня офицер, предыдущие беседы на какое-то время приносили положительный результат.

— Надо уметь себя сдерживать, — продолжает Игорь, — ведь часто нам звонят люди, которые не контролируют себя, находятся, как говорится, на взводе, поэтому обрушивают на милицию потоки обвинений и претензий. Наша задача в такой ситуации не обижаться и не хамить в ответ, а понять человека и принять все меры, чтобы помочь ему.

Ужасная весть приходит от участкового, направленного на вскрытие входной двери. В квартире обнаружен труп хозяина. Мужчина застрелился из охотничьего ружья. Немедленный доклад руководству. Через несколько минут туда выезжает СОГ.



В век новых технологий

Привычная заставка на мониторе компьютера сменилась — поступает информация со службы «02»: на крыше одной из многоэтажек находятся дети.

Служба «02» — организация серьезная. Звонки здесь не только фиксируются, но и остаются в памяти электронных машин. А еще, каждое сообщение находится под строгим контролем у диспетчера, который, получив информацию о происшествии, заводит специальную электронную карточку и передает ее в местный отдел. Там ее прочтет дежурный, запишет информацию под определенным номером в книгу происшествий, а присвоенный порядковый номер забьет в компьютер. Эти цифры увидит оператор и поймет, что информация принята и зарегистрирована. В течение трех часов должны появиться результаты проверки и принятые меры. Только после этого карточка автоматически уходит в архив.

Становится очевидным, что в блокнот, в который я скрупулезно записывал все те морально-деловые качества, обязательные для современного дежурного, следует добавить еще то, что сотрудник должен хорошо владеть компьютером.

Спустя четверть часа малолетние сорванцы доставлены группой немедленного реагирования в ОВД и переданы в руки сотрудникам инспекции по делам несовершеннолетних.

На пороге очередной посетитель. Женщина сообщает Игорю, что у ее сестры — психически неуравновешенного человека — начался приступ. Закрывшись в квартире, она бьет посуду, ломает мебель и выбрасывает в окна. Снова знакомый алгоритм действий: звонки в соответствующие инстанции с просьбой оказать содействие по вскрытию двери, направление туда участкового. Позже — изоляция женщины в специально отведенной в ОВД комнате до прибытия специальной медицинской бригады.

В дежурную часть позвонил гражданин и поведал, что неизвестные ему мужчины с помощью лома сорвали с двери подвала замок и проникли вовнутрь. После серии терактов, прокатившихся некоторое время назад по столице, такие сообщения еще долго не отнесут к разряду «поблагодарил и благополучно забыл». К этим сигналам сегодня относятся с повышенным вниманием и реагируют на них тщательной проверкой. По указанному адресу дежурный незамедлительно направляет автопатруль. Через пару минут мы слышим от подчиненных в радиоэфире доклад: «Все в порядке. Это жэковские водопроводчики. В замок кто-то напихал спичек, поэтому им пришлось его срывать. Новый установят сразу же после проведения ремонтных работ».

— Нет ничего страшного в том, что информация, поступающая от граждан, не всегда подтверждается и достоверна, — говорит Игорь, — за это никогда ругать не будут. Но многие как раз этого и боятся: мол, а вдруг я неправильно истолковал чьи-то действия и меня за это накажут. Уверяю, не накажут, а поблагодарят за бдительность. Пусть экипаж десять раз впустую съездит, зато на одиннадцатый, как показывает практика, действительно преступников задержит. За долгие годы работы в милиции я хорошо осведомлен, что как раз с помощью неравнодушных граждан, очевидцев или свидетелей, стражам правопорядка удавалось предупреждать не только трагедии, но даже распутывать самые глухие и безнадежные уголовные дела.

Когда в фойе замаячила синяя униформа, я предположил, что к нам вновь пожаловали медики, но ошибся — это сотрудники ДПС. Инспекторы остановили на соседней улице для проверки документов автомобиль «Ауди», оказалось, водителю показывать абсолютно нечего. Не было у него при себе ни водительского удостоверения, ни паспорта. Зато из замка зажигания иномарки вырваны все провода, а двигатель автомобиля заведен напрямую. Милиционеры доставили водителя вместе с автомашиной в ОВД. Теперь выяснением его личности и принадлежности авто будет заниматься дознаватель, а пока дежурный обязан обеспечить сохранность доставленного транспортного средства и находившегося в нем груза. Для этого «Ауди» помещают на специально отведенную площадку, оборудованную системой слежения, опечатывают двери, багажник и капот.



В дежурную часть — посидеть, подумать

Мобильный экипаж доставляет группу цыганок. Женщин задержали на продуктовом рынке, расположенном вблизи станции Лосиноостровская за торговлю мужскими носками с рук. Мало того, что на реализуемую продукцию нет документов, касающихся ее происхождения, сертификатов качества, отсутствует разрешение на торговлю, в придачу ко всему ни у одной из них при себе нет документов, удостоверяющих личность. Кто они? Откуда? Теперь это предстоит выяснить.

Наступил вечер. Время, когда основная масса граждан возвращается с работы домой, для милиционеров горячая пора. Одна из причин аврала на работе — это сборища во дворах и на детских площадках любителей пропустить стаканчик. О том, что это неэтично и безнравственно, эти люди не задумываются. Вот и приходится стражам порядка прививать культуру с помощью штрафных санкций. К тому же процедуры распития влекут за собой еще одно нарушение — ну не может наш человек, приняв на грудь, выражать мысли литературными словами. Еще мне кажется, что алкоголь ухудшает слух. Иначе как объяснить, почему все диалоги между пьяным Васей и Петей слышит вся округа.

Экипажи начинают подвозить «дворовые коллективы» в ОВД. В камере для административно задержанных становится тесно и шумно.

— Уверен, — говорит Игорь, кивая в сторону задержанных, — для них временное заточение только на пользу. Не пропьют семейные деньги — раз, не передерутся на посошок – два. Время их изоляции три часа — ровно столько отведено законом на составление протокола. Для большинства этого достаточно, чтобы почувствовать усталость после рабочего дня и осознать, что время, отведенное на пьянку, упущено, поэтому прямиком отсюда они отправятся домой.

От себя добавлю что, все, о чем говорил Игорь, безусловно, хорошо, но… Смолчал майор о том, что надо вытерпеть, выполняя эту работу. Ведь пока оформляются протоколы, а доставленные граждане бодры и веселы, приходится слушать не только продолжение начатых на улице диалогов между Васей и Петей, но еще и их негодования в адрес сотрудников милиции. В этой ситуации меня просто поразило спокойствие дежурного и его помощника.

— Мы к этому люди привыкшие, — заявил Сергей. — К тому же привлечь за то, что граждане здесь матерятся, мы не можем, так как не является дежурка общественным местом. Поэтому терпи, пройдет часик — упокоятся, станет тихо.

Опять же, разъяснения даны не до конца. Владимир не уточнил, что успокоится одна компания, а следом привезут другую…

Когда наша смена закончилась, я — сторонний наблюдатель — ощутил огромную усталость. Каково было сотрудникам, можно только предположить. Без преувеличения скажу, что телефонную трубку за сутки дежурный снял не менее ста раз, принял около двадцати посетителей, десятки факсовых сообщений, телефонограмм ГУВД, информационных карточек о происшествиях. Только сел в кресло — подъем, привезли доставленных. Взялся оформлять протоколы — прервали, нужно выдать оружие новой смене участковых. Такой же ритм и ни минуты покоя у помощника дежурного — то кому-то из задержанных в туалет приспичит, то к следователю на допрос арестованного выведи, то постовому севшую в радиостанции батарейку замени. Покидал дежурку со сложными чувствами, вспомнив высказывание своего армейского ротного, который говаривал так: «Первый, с кем встречается зашедший в расположение роты, — дневальный, следовательно, он — лицо подразделения». Учитывая, что первый милиционер, с которым встретится любой вошедший в ОВД, — дежурный, стало быть, он — лицо этой службы.

Вячеслав АНДРЕЕВ,

фото автора