petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 15 (9567) от 25 апреля 2017г.

Статьи в категории: Номер 10 (10) 13 декабря 2006 года

Счастливый маршрут

С тех пор, как общий знакомый представил их друг другу в электричке «Люберцы—Москва», Роман и Юля считают этот маршрут счастливым. Здесь каждый день они виделись по пути на работу, а через полгода вместе вышли на конечной остановке «ЗАГС», которая открыла для них начало нового пути — в семейную жизнь.
Уже на пятом курсе Московского автодорожного института Роман Лобурь понял, что работа по специальности его не привлекает. Парень все чаще начал задумываться о службе в милиции и вовсе не потому, что был очарован книжной романтикой этой профессии, наоборот — он хорошо знал о трудных буднях стражей правопорядка, среди которых у него были друзья. В 1997 году выпускник МАДИ лейтенант запаса ВС РФ Роман Игоревич Лобурь прошел стажировку — курс Учебного центра УВО и стал действующим лейтенантом милиции, инспектором службы в одном из отделов Управления охраны объектов высших органов государственной власти и правительственных учреждений РФ.
Через два года он женился. Работы, как всегда, было много, домой возвращался то поздно вечером, то рано утром (чтобы отоспаться после дежурства). Юле приходилось нелегко, особенно с появлением ребенка. Она, конечно, была не очень довольна таким режимом работы мужа, иногда жаловалась ему на усталость, но старалась не обострять отношений, поскольку понимала, что он устает еще больше. Изменения в папин рабочий маршрут и в график внесла дочь Кристина. Однажды, когда он подошел к детской кроватке, девочка, которая всегда с милой улыбкой тянула к нему ручонки, вопреки его ожиданиям, нахмурилась и стала пристально разглядывать склонившееся над ней лицо. Отец понял, что ребенок уже не узнает его, и на следующий день написал рапорт о переводе в отделение милиции поселка Некрасовка, по месту жительства. Он был согласен на любую должность, лишь бы больше времени проводить с семьей.
1 января 2001 года Роман Игоревич заступил на должность инспектора патрульно-постовой службы в поселковом отделении милиции. А полгода спустя старшему лейтенанту милиции Роману Лобурю, грамотному, ответственному и дисциплинированному сотруднику поручили исполнять обязанности начальника штаба. В 2003 году, когда отделение было преобразовано в ОВД Некрасовка, произошло расширение штата и Роман Игоревич был назначен начальником МОБ — заместителем начальника ОВД. В то время отдел возглавлял майор милиции Александр Саченко и, вероятно, опытным взглядом и чутьем руководителя он разглядел в этом парне настоящего стража порядка с хорошим профессиональным потенциалом. Роман с благодарностью говорит об Александре Александровиче, мудром и терпеливом учителе, требовательном руководителе, хорошем человеке (сейчас он начальник ОВД по Южнопортовому району, подполковник милиции).
Сегодня у Романа Игоревича в подчинении находятся 29 сотрудников подразделений МОБ, и для многих из начинающих он не по приказу, а по долгу службы и призванию тоже является наставником. Район Некрасовка — небольшой, проживают здесь около 10 тысяч человек, но забот у милиции хватает: бытовые скандалы, в том числе с угрозами убийством, кражи, воровство, хулиганство. В последние годы к этим «местным» видам правонарушений прибавились «импортные». Мало того, что само по себе нелегальное проживание в районе противозаконно (административные протоколы составляются почти каждый день), так еще представители зарубежных этнических диаспор, работающих в промзоне, начали проводить разборки между собой. В общем, этот спальный район Москвы сонным не назовешь…
Юля — в курсе всех событий, поэтому с пониманием относится к тому, что супруг много работает, не выдвигает ему претензий и обходится без лишних расспросов, когда муж «темен лицом». Она знает: он оттает и поделится своими проблемами, если сочтет нужным, спросит ее совета. У них нет секретов друг от друга, потому что они не просто супруги, но и большие друзья, и коллеги, болеющие за результаты работы отдела.
Трудовое участие Юлии Юрьевны в правоохранительной деятельности началось, когда она работала в прокуратуре Москвы инспектором отдела по реабилитации жертв политических репрессий. В 1998 году этот отдел, выполнив возложенные на него функции, закрылся, и она перешла работать секретарем в Черемушкинскую межрайонную прокуратуру. Отсюда коллеги проводили ее в декретный отпуск. А когда дочка Юлии и Романа подросла настолько, что ее приняли в детские ясли, молодая мама задумалась, как же ей работать — без ущерба для семьи и особенно для малышки. Главным камнем преткновения было время, необходимое на дорогу от Некрасовки до Черемушек и обратно (в одну сторону — более полутора часов). Тогда Александр Александрович Саченко посоветовал Роману перевести супругу в их ОВД. В нынешнем году у старшего сержанта милиции Юлии Лобурь первый служебный юбилей: пять лет она работает в отделе в одном из подразделений службы тыла. Выходит, Кристина свела разные трудовые дорожки папы и мамы в единый маршрут. Как оказалось, от этого решения выиграли не только супруги Лобурь, но и коллектив.
— Хорошая семья. На мой взгляд, их отношения основаны на взаимопомощи, уважении, понимании, — говорит начальник ОВД Некрасовка подполковник милиции Василий Платонович Худяков. — Мне повезло с заместителями, и то, что среди них Роман Игоревич — грамотный, перспективный руководитель, — это большая удача. Я всегда уверен, что он выполнит поставленные задачи четко, своевременно и в полном объеме. Юлия Юрьевна — хозяйка в подразделении. Она никогда не отказывается помочь другим, если берется за какое-то незнакомое направление работы, то обязательно изучает его специфику и выполняет все очень добросовестно. Юлия учится на втором курсе Московского университета МВД России. Я не сомневаюсь, что она будет хорошим специалистом и офицером милиции. Кроме отличных служебных качеств, у супругов Лобурь есть притягательные человеческие черты, поэтому Роман и Юлия, можно сказать, являются центром, вокруг которого сплачиваются сотрудники ОВД.
У нас в отделе служит еще одна семейная пара — Животковы. Александр Борисович — участковый уполномоченный, старший лейтенант милиции, Елена Геннадьевна — дежурный по разбору с доставленными и задержанными, младший сержант милиции (на днях ждем присвоения ей специального звания младший лейтенант милиции). Практика показывает, что совместная работа супругов способствует большему взаимопониманию между ними и в целом благотворно влияет на формирование дружного, работоспособного коллектива.
Валентина КОЛЕСНИКОВА

Профессионализм и человечность прирожденного следователя

Любой следователь ОВД Люблино, упоминая в разговоре о своем начальнике, в первую очередь говорит об ее суперпрофессионализме. Подходя к двери ее кабинета, я рисовала в голове портрет сурового вида дамы с колючим, пронизывающим насквозь взглядом. Каково же было мое удивление, когда в уютном, наполненном цветами кабинете мне встретился только один «классический» следователь — со стены на меня смотрел Владимир Высоцкий в роли Глеба Жеглова. А за столом начальника следствия ОВД Люблино сидела обаятельная женщина — подполковник юстиции Виктория Генриховна КРЮКОВА.
 
Мечта
Советские кинофильмы о работе героических сотрудников органов внутренних дел во многом повлияли на судьбу Виктории Генриховны. Детские впечатления были настолько сильны, что проблема выбора будущей профессии перед ней не стояла — она хотела быть только следователем.
Однако детская мечта сбылась не сразу — родители-военнослужащие были категорически против поступления дочери в Ленинградскую школу милиции. Повинуясь их воле, Виктория Крюкова поступила в Институт авиаприборостроения и автоматики. По окончании учебы молодой специалист трудилась в лаборатории кибернетики Ленинградской военно-медицинской академии.
Спустя год «кибернетическая карьера» Виктории Генриховны закончилась — вслед за супругом она перебралась из родного Ленинграда в Москву.
Почти сразу же Виктория Крюкова устроилась на работу в один из столичных паспортных столов. 
В 1989 году, учась на третьем курсе Юридической академии, Виктория Генриховна попала в следственный отдел Люблинского РУВД, которым руководил знаменитый на всю Москву полковник юстиции Леонид Барусов. Под началом этого компетентного и уважаемого специалиста началась следственная деятельность Виктории Крюковой.
Не секрет, что самое первое дело навсегда остается в памяти каждого следователя. Виктории Генриховне ее первый следственный опыт стоил невероятных переживаний.
В районе Марьино с бабушкой жил несовершеннолетний парень. Денег на жизнь не хватало. Ко всем бедам этого семейства прибавилась еще одна — бабушку парализовало. Не найдя другого выхода, мальчишка решил совершить квартирную кражу. Один раз — успешно, второй — тоже, а на третий малолетний преступник попался.
— Я выходила с арестом и плакала, — говорит Виктория Генриховна. — Не могла спокойно читать материалы дела. Но опытный работник прокуратуры, работавший вместе со мной, отругал меня за чувствительность, преподнеся таким образом один из самых ценных профессиональных уроков, — каковы бы ни были обстоятельства, человек не должен преступать закон.
Суд приговорил мальчика к трем годам лишения свободы. После освобождения молодой человек пришел в кабинет следователя Крюковой с большим букетом цветов и благодарностью за то, что она преградила ему кривую криминальную дорожку.
1993 год принес глобальную реорганизацию. Районные управления внутренних дел были расформированы. Им на смену пришли более мелкие управления. Ветер перемен определил следователя Крюкову в новый следственный отдел ОВД Жулебино, где она была единственным следователем. Отличные показатели радовали и удивляли начальников. Тем временем родное для Виктории Генриховны ОВД Люблино пришло в упадок. Настал период смены поколений, когда старая гвардия ушла на заслуженный отдых, оставив дела молодежи.
 1999 год стал новой вехой в следственной карьере Виктории Крюковой — по предложению начальника ОВД по ЮВАО Владимира Пронина она возглавила Люблинский «детский сад».
 Работа закипела. Три года Виктория Генриховна и ее новая команда днями и ночами пропадали на работе. Тогда собрался коллектив настоящих энтузиастов. Взятый в то время стахановский темп по раскрытию уголовных дел с годами не снижается. Уже много лет это помогает следственному отделу ОВД Люблино находиться в числе лучших коллективов столицы. 
 
Секреты успеха
 Так в чем же секрет успеха Виктории Генриховны? Самое интересное, что сама она рецепта не скрывает. Главное, говорит она, видеть в каждом подследственном Человека. Любой из них по-своему интересен, у каждого своя история. Для того чтобы найти с ним общий язык, нужно просто понять его.
Самой большой своей победой следователь Крюкова считает дело, раскрытие которого дало колоссальный результат и принесло большое удовольствие — был осужден вор-виртуоз, совершивший за три месяца 110 квартирных краж. Причем работал он очень быстро и чисто — на открывание самого сложного дверного замка у преступного «гения» уходило несколько секунд.
Когда дело этого человека попало в руки Виктории Генриховны, между подследственным и следователем началась тонкая психологическая игра, победителем из которой вышла женщина.
Однако не последнюю роль в работе следователя играют трезвый расчет и мужество. Они не раз помогали следователю Крюковой выходить из щекотливых, а порой и экстремальных ситуаций. Был в ее профессиональной жизни период, когда следователю приходилось передвигаться по городу исключительно в сопровождении сотрудников милиции, приставленных для охраны. Дело в том, что в тот момент Виктория Генриховна расследовала дело о незаконном хранении огромного количества оружия. Самый неприятный момент этой истории состоял в том, что преступник жил по соседству со следователем и пытался оказывать давление. Но все его усилия оказались напрасными — бандит понес заслуженное наказание.
Нередко на помощь следователю приходят внимательность, опыт и интуиция. Несколько месяцев назад подчиненные подполковника Крюковой расследовали дело о квартирной краже. Преступник утверждал, что действовал один. Однако его слова не убедили опытного следователя. Виктории Генриховне показалось, что человек укрывает своего соучастника для того, чтобы смягчить себе наказание. Как оказалось впоследствии, она была совершенно права — сообщницей была женщина, в квартире которой и были найдены краденые вещи.
 
Малые печали
и большие радости
Задавая Виктории Генриховне вопрос о «ложке дегтя», я получила короткий ответ:
— Меня очень расстраивает, когда у нас в работе бывают срывы и невыполнение поставленных задач.
Но о «бочке меда» начальник следственного отдела ОВД Люблино говорит с удовольствием:
— Меня очень радуют мои следователи. У нас очень сплоченная команда. Кроме того, мне приятно, что мы, стоя на страже закона, помогаем людям.
Есть в жизни подполковника Крюковой еще один повод для радости — ее знания и опыт пригодятся не только людям, работающим под ее началом, но и ее сыну Алексею. Мальчик хочет пойти по стопам мамы и стать юристом. Предпосылки для этого огромные — на проходившем в начале 2006 года Международном форуме «Одаренные дети» в номинации «Юриспруденция» Алексей занял третье место среди нескольких тысяч участников. 
— А как иначе, если мальчик с раннего детства наблюдает за моей работой, — улыбается Виктория Генриховна. — Его любимыми книгами были: уголовный, гражданский и трудовой кодексы. Уже в 14 лет он прекрасно знает законы и учится в специализированном учебном центре. Я уверена, что он будет прекрасным специалистом.
Елена ДЕМИДЕНКО,
фото автора

Стремительное задержание

Около двух часов ночи инспекторы останавливают для проверки автомашину «Форд». Суженные зрачки и потерянный взгляд явно свидетельствовали о нетрезвом состоянии водителя. Подозрения, что этот человек находится в наркотическом опьянении, укрепились, едва стражи порядка заглянули в салон автомобиля. На пассажирском сиденье лежал использованный шприц, а на коврике рядом — еще два запечатанных. С этого момента мы без малого на четыре (!) часа отстраняемся от работы.
Читателей наверняка удивит, почему процесс оформления данного гражданина занял так много рабочего времени. Меня, признаться, это обстоятельство поразило не в меньшей мере. И все же. Начнем с того, что у офицеров появились все основания предполагать, что данный водитель употребил не все зелье разом и при себе у него что-то осталось. Однако досмотр должен быть произведен по всем правилам. Для этого из местного ОВД вызывают оперативника. Его ожидание занимает двадцать минут, и, по словам инспекторов, это еще считается быстро.
К сожалению, по процессуальным нормам одного опера недостаточно для проведения досмотра. При этих действиях в обязательном порядке должны присутствовать понятые. Их поиск отнимает еще полчаса. Ну не хочет у нас никто выполнять свой гражданский долг, тем более в столь поздний час.
Когда все же нашлись двое сознательных граждан, сотрудники милиции приступили к знакомству с содержанием карманов задержанного. Барахла, признаться, в них было немало. Каждый предмет, вынутый наружу, подлежал записи в протокол, а это опять-таки время.
Ожидания нас не обманули, после горсти мелочи, бумажных банкнот и связки ключей на капот милицейского автомобиля был извлечен небольшой сверток из фальгированной бумаги с находящимся внутри порошком белого цвета.
Казалось бы — победа, но нет. Оказывается, пока специалист не скажет, что собственно находится внутри свертка, а другой не поставит официальный диагноз: в каком именно состоянии находится подозреваемый — точку в этом деле ставить рано. Поэтому далее наши экипажи разделяются. «Пятнадцатому» выпадает жребий доставлять задержанного водителя к врачу-наркологу, нам предстоит отвезти изъятый порошок на исследование к эксперту.
До здания ГУВД по ночной Москве долетаем за десять минут.
— Ждите, — произносит эксперт, — минут через сорок дам ответ. И это опять по-божески, признается мне инспектор Алексей Сосин. — Задержаться на Петровке можно и часа на полтора, в зависимости от загруженности местного специалиста.
В назначенное время снова стучимся в дверь.
— Распишитесь в получении экспертизы, — говорит сотрудник ЭКЦ.
Анализ показал — белый порошок не что иное, как героин, весом 0,80 грамма. Этого количества хватает для возбуждения уголовного дела.
Ребята не скрывают радости, что время потеряно не впустую, ведь будь сверток полегче, начатое дело лопнуло бы как мыльный пузырь, и все труды потрачены бы зря. Ведь по закону уголовное преследование начинается при изъятии от 0,5 грамма, все, что меньше, тянет только на административное правонарушение.
Едем назад. У одного из моих спутников раздается в кармане звонок мобильного телефона.
— Понял тебя, сейчас подъедем, — отвечает абоненту Алексей и обращается к своему напарнику Дмитрию: — У наших проблемы, тест сдать не можем.
С этими словами Алексей вдавливает сильнее педаль газа, а Дмитрий объясняет:
— Звонили ребята, сообщили, что наш клиент процедуру освидетельствования у врача прошел, но анализ мочи до сих пор не сдал. Эта беда очень часто возникает у наркоманов, «сидящих» на героине. Человек после инъекции долгое время в туалет по малой нужде не хочет. А без этого анализа официальное заключение не дают. Мало того, времени у нас в обрез. Все формальности должны быть оформлены в течение трех часов с момента задержания, иначе в прокуратуре придется объясняться, почему в эти сроки не уложились.
Приезжаем в наркологический кабинет. Рядом на табурете задержанный со стаканом воды в руках. К этому моменту он уже выпил восемь стаканов, но пока результат нулевой. Я, признаться, по началу развеселился такой глупой ситуацией, в которой оказались разом четверо стражей порядка и двое докторов, однако, просидев с полчаса в ожидании развязки в этом унылом месте с кафельными стенами, начал сильно жалеть о том, что в нашей стране у наркоманов не берут на анализ кровь. Этим методом у нас тестируют только пьяных водителей, совершивших ДТП, в котором пострадали люди, или граждан, находящихся в бессознательном состоянии. Клиент «созрел» и заполнил емкость для тест-анализа. В обмен на нее нам отдают протокол. Доставляем задержанного в дежурную часть и передаем дежурному. Остается последний этап — допрос свидетелей, то есть милиционеров. Мои спутники отправляются давать показания дознавателю.
 
Глоток свежего морозного воздуха и…
Наконец мы можем вновь отправиться на территорию.
Вячеслав АНДРЕЕВ,
фото автора

Стоит ли приобретать кота в мешке?

Тема угонов по-прежнему злободневна. Увы, действительность такова, что ни дорогостоящие охранные системы, ни массивные ворота гаража, ни полупьяный сторож охраняемой стоянки не спасают автомобиль от людей, охочих до чужой собственности. А процент похищенного автотранспорта как в нашем городе, так и по стране в целом растет. В целях выявления и пресечения деятельности лиц, занимающихся этим криминальным ремеслом, МВД России отдало распоряжение провести с 20 ноября по 3 декабря на территории города Москвы комплексную оперативно-профилактическую операцию под названием «Транскрим».
В мероприятии были задействованы сотрудники практически всех служб столичного гарнизона: личный состав милиции общественной безопасности, оперативники уголовного розыска и отделов по борьбе с оргпреступностью, подразделений, занимающихся экономическими и налоговыми преступлениями, а также сотрудники ЭКЦ и вневедомственной охраны ГУВД.
Не обошла стороной оперативно-профилактическая операция «Транскрим» и сотрудников, обслуживающих одну из самых важных транспортных магистралей нашего города — Московскую кольцевую автодорогу. О том, что было сделано, какие результаты достигнуты, и о том, как не стать жертвой преступников, рассказывает начальник отдела розыска спецполка ДПС УГИБДД майор милиции Павел ГОЛОВАЧЕВ.
 
—Мероприятия такого уровня, когда на борьбу с общей бедой привлекают сотрудников из всех служб и разных подразделений, всегда дают положительный результат. У нас на дорогу вышел практически весь личный состав спецполка. К инспекторам ДПС присоединились сотрудники аппарата, инспекторы розыска. «Мобилизация» кабинетных работников позволила создать дополнительные автопатрули, все автомобили которых оборудованы модернизированной системой «Поток». Это устройство умеет «читать» номерные знаки проезжающего в попутном направлении со служебной машиной транспорта, а при попадании в его поле видимости автомашины, находящейся в розыске, сообщить об этом инспектору характерным писком.
Получили мы помощь и от окружных УВД, которые дополнили наши стационарные посты сотрудниками криминальной милиции, экспертами и кинологами. А усиление на пикетах лишним никогда не бывает, ведь дежурная смена — всего три человека, и охватить все им просто не под силу.
Сейчас не хочется конкретизировать, кто именно и какой вклад внес в итоговый список, просто скажу, что за две недели общими усилиями выявлено 10 машин, находящихся в угоне или числящихся в списках ранее похищенных. Возможно, кого-то разочарует эта цифра, ведь по Москве за сутки разыскиваемых авто находят несколько десятков. Но заметьте — разыскиваемых, а не угнанных. В сводках, которые вещают для телезрителей криминальные новости, доводится статистика всего выявленного автотранспорта, находящегося в розыске. А ведь в это число входят задержанные автомашины, находящиеся в розыске у судебных органов и службы судебных приставов, скрывшиеся с места ДТП и проходящие по милицейским ориентировкам. Мы этот транспорт не учитываем, поэтому и показатели на этом фоне выглядят очень скромно.
В подавляющем большинстве случаев «криминальные» автомобили выявлялись при рядовой проверке документов. Сотруднику милиции предъявлялись поддельные документы и рукописные доверенности, дающие водителю право управлять данным транспортным средством. Задержанные же шоферы, все как один, заявляли, что являются добропорядочными покупателями и о криминальной биографии своего «железного коня» не в курсе. Может, это и так, устанавливать, причастен человек к краже авто или нет, не в моей компетенции. Но если предположить, что всех их действительно облапошили на рынке и всучили краденую машину, то становится жалко этих людей. Пользуясь случаем хочу дать читателям несколько советов. Придерживаясь данных рекомендаций, вы сможете свести риск попадания в подобные неприятности к минимуму.
 Первое. Стоит знать, что такого понятия, как покупка автомобиля по доверенности не существует. Многие из-за экономии времени ограничиваются походом в нотариальную контору, а процесс переоформления оставляют на потом. В этом случае, с юридической точки зрения, собственность своего хозяина не поменяла, поэтому он вправе распоряжаться ей, как и прежде. Например, захочет и напишет в ГАИ заявление с просьбой об утилизации машины или, чего доброго, заявит об угоне. Как вы потом докажете, что человек не просто дал вам право на определенное время распоряжаться его транспортным средством, а продал его, если нет справки-счета. И это, как говорится, только полбеды. Даже если доверенность оформляется у нотариуса, следует иметь в виду, что он не специалист по установлению подлинности представленных ему для оформления документов, естественно, и права осматривать машину на целостность заводских маркировок и идентификационных номеров у него тоже нет. Когда у человека найдется свободный денек и он решит посвятить постановке автомобиля на учет в ГАИ, то эту процедуру обязательно проведут со всей тщательностью настоящие профессионалы своего дела — сотрудники экспертно-криминалистического центра ГУВД. Если они вдруг установят изменение номеров VIN, покупатель не только лишится приобретенной «ласточки», ему еще и придется доказывать свою непричастность к «перебитию» на ней номеров в отделении милиции.
Второе. Практически все машины, которые представлены сегодня на столичных авторынках, продаются уже снятыми с учета. Не стоит обольщаться штампом эксперта об осмотре автомобиля при его снятии с учета. Эта печать, как и все остальное, запросто может быть фальшивой. Прибегать к помощи коммерческих экспертов, предлагающих сейчас свои услуги на каждом рынке, не стоит. Порядочность и профессионализм этих людей — под большим вопросом. Приведу тому хороший пример. В один из рейдов на Мытищинский авторынок у инспекторов розыска вызвал подозрение один «Мерседес». Решили сначала проверить данный автомобиль у местного эксперта. Тот полазил, посмотрел, для вида перепачкался и выдал вердикт: автомобиль чист, все номера на агрегатах в порядке. Однако даже такой уверенный ответ подозрения не развеял. Пришлось связываться с Мытищинским РУВД и вызывать оперативников, которые забрали «Мерседес» для проведения официального исследования. Позже наши подозрения подтвердились.
Третье. Многие при покупке авто считают, что самый верный способ убедиться в его «чистоте» — пробитие на угон через пост-пикет. Уверяю, это слабое утешение, по причине отсутствия на стационарном посту того же сотрудника ЭКЦ. Поэтому идеальный вариант — произвести расчет с продавцом только после совершения всех регистрационных действий в ГАИ, то есть — деньги в обмен на новые номерные знаки.
Будьте бдительны, и тогда проверка на посту ДПС будет для вас необременительна.
Вячеслав АНДРЕЕВ,
фото автора

Оперское счастье Сергея Колмыкова

Оперское счастье Сергея Колмыкова Уголовный розыск овеян ореолом романтики. О его сотрудниках пишут детективы и снимают кино. Сами же оперативники зачастую весьма снисходительно относятся к этому творчеству.
 
—Понимаете, — объясняет мне мой собеседник, заместитель начальника ОУР начальник 3-й ОРЧ при ОУР УВД по ЮВАО подполковник милиции Сергей Колмыков, — наша задача — установить и задержать преступника. Без стрельбы и погонь, которые так часто в кино показывают. В реальной жизни операция просчитывается на несколько ходов вперед. Для этого оперативники должны обладать не только логическим мышлением, но и быть хорошими психологами.
Сергей Валентинович пришел на работу в милицию в конце 80-х годов после службы в армии. Как он сам говорит, осмысленно, по комсомольской путевке. После окончания Высших курсов МВД СССР в Свердловске молодого сотрудника направили на службу в Московскую область.
— Уже в те годы не хватало кадров, и мы, два опера, обслуживали три участка, — вспоминает Сергей Колмыков. — Через месяц мой напарник перевелся в Минск, я остался один. Начальник розыска вызывает меня к себе: «Делай что хочешь, но раскрытия должны быть. Ты оперативник — тебе и карты в руки». Сначала у меня ничего не получалось, а потом за один месяц я раскрыл четыре преступления. После этого начальник розыска, а он был опытный опер, с большим стажем работы, сказал: «Если еще и пятое раскроешь, я тебе все свои медали отдам!».
Но установить своеобразный рекорд молодому оперативнику не удалось.
Вспоминает Сергей Колмыков и то, как раскрыл с коллегами разбойное нападение. Преступники нанесли своей жертве тяжкие телесные повреждения, повлекшие увечья. Первым задержали некоего Андрея, который, хотя и признавал свою вину, но участие в избиении отрицал, а своих подельников не выдавал. Несмотря на это, через некоторое время все участники нападения предстали перед судом и каждый получил по заслугам. Оказавшись на свободе через семь лет, Андрей вместе с матерью пришел к сыщикам — поблагодарить их за честность, объективность и то, что им удалось привлечь к ответственности всех участников преступления, не перекладывая вину на чужие плечи. 
Конечно, этот случай, скорее, исключение из правил. У Сергея Колмыкова, как и у большинства его коллег, есть целая коллекция писем с угрозами в свой адрес, пришедших из мест лишения свободы. Но к этому сыщикам не привыкать — издержки профессии.
Казалось бы, за годы службы Сергею Валентиновичу столько раз приходилось задерживать преступников, что вспомнить «что-нибудь интересное» будет не так-то просто. Но я была не права.
Несколько лет назад в Юго-Восточном округе столицы была совершена серия квартирных краж. Каждый раз преступник проникал через окна в квартиры, расположенные не ниже пятого этажа, в домах совершенно определенного типа. Брал только золото и деньги. Неизвестно, как долго сотрудники милиции искали бы домушника, если бы в двух домах не нашлись свидетели, заметившие молодую симпатичную женщину, спускавшуюся по лестнице в спортивном костюме. К этой информации сыщики отнеслись скептически: «Квартирная воровка? Не может быть!». Но на заметку все-таки взяли. Спустя какое-то время ее задержали при продаже похищенных ювелирных изделий. 27-летняя Елена в прошлом серьезно занималась спортивной гимнастикой, была мастером спорта. Полученные навыки ей пригодились в новом «ремесле». Обвязавшись для страховки веревкой, она спускалась с крыши по бетонной решетке, украшавшей здание и начинавшейся сразу же над козырьком подъезда. На ее счету было около 25 квартирных краж.
Еще один вор, на этот раз мужчина, точно так же спускался по веревкам с крыши. Оперативники задержали его у него дома. Каково же было их удивление, когда они увидели, что 29-летний парень — инвалид.
— Он был ранее судим, — рассказывает Сергей Колмыков, — так что в базе данных сохранились его «пальчики», которые совпали с отпечатками пальцев, изъятыми на месте преступления. Но мы не знали, что, освободившись, он попал под электричку и ему отрезало одну ногу. Несмотря на это, он с удивительной ловкостью совершал кражи, похищая радиоаппаратуру, деньги и золото.
А однажды Сергей Колмыков с напарником при задержании вооруженного преступника остались живы лишь по счастливому стечению обстоятельств.
— Мы вдвоем в бронежилетах шли первыми. Как нам тогда казалось, рассчитали все. Но, вышибив входную дверь, мы одновременно сделали шаг вперед. Из-за бронежилетов мы на пару секунд застряли в дверном проеме. Эти две секунды могли стоить нам жизней. Нам повезло: преступник находился в этот момент не в коридоре, откуда мог нас практически в упор расстрелять, а в комнате.
Сергей Колмыков уверен, что удача и везение играют большую роль в работе сыщика.
— А если человеку хронически не везет, — интересуюсь я, — из него может получиться хороший опер?
— Даже медведей в цирке учат на мотоцикле ездить. Из любого человека можно сделать оперативника, если у него будет такое желание. Он станет хорошим специалистом, будет раскрывать преступления, используя все методы оперативно-разыскной работы. Другое дело, что часто оперативник говорит: «Я чувствую, что надо делать именно так, эта версия — основная», опираясь лишь на свою интуицию. Это дано не каждому, и научить этому нельзя. Но главное — у человека должна быть жажда раскрытия преступления. К сожалению, у молодых это качество сегодня встречается не так часто, как хотелось бы. 
Юлия МИЛОВИДОВА