petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 15 (9567) от 25 апреля 2017г.

Статьи в категории: Номер 10 (9316) 14 - 20 марта 2012 года

ЧЕЛОВЕК СОБАКЕ ДРУГ

Корреспондент газеты «Петровка, 38» посетил Центр кинологической службы УВД на Московском метрополитене и побеседовал с заместителем начальника по службе майором полиции Валерием Наумовым.

Оказавшись на территории кинологического центра, я обратила внимание на тренировочную площадку для собак. Здесь много различных лестниц и препятствий, но самые примечательные тренажёры — два синих вагона электропоезда метро, полностью сохранившие не только внешний, но и внутренний облик: пассажирские сиденья, поручни, лампы, а в кабине машиниста остались кнопки и руль, напоминающий капитанский штурвал.

Меня встретил Валерий Валерьевич и проводил в свой кабинет. Из окна можно было рассмотреть всю тренировочную площадку.

— Это специальный тренажёр для собак, — пояснил он, указывая на высокую лестницу, напоминающую эскалатор. — Спускаясь в метро, собаки часто боятся заходить и сходить с него, поэтому при помощи данного устройства мы учим сотрудников правильно заводить собак на настоящий эскалатор.

— В метро шумно, сильные потоки воздуха, большое скопление людей. Как к этому приучают собак?

— Перед тем как приступить к службе, собака проходит полугодовое обучение в спецшколе. В течение этого времени её постепенно приучают к различным громким звукам и обилию пассажиров. Когда я обучался в Ростове, нас часто отправляли в аэропорт и на вокзал, там многолюдно и шумно, постепенно собака начинает привыкать к такой обстановке.

— Сколько всего сотрудников в кинологическом центре?

— Сейчас у нас в наличии 140 человек вместе с вольнонаёмными, это повара, ветеринары, люди, которые ухаживают за собаками. Работающих кинологов 34, ещё 70 отправлены на обучение в Уфу и Ростов. Кстати, это первая крупная отправка по всей России, через полгода ребята вернутся и будут хорошими специалистами в своей области.

— С этого года у вас началось расширение территории, соответственно — набор новых кадров на должность кинологов и увеличение штата служебных собак. Сколько всего животных планируете приобрести?

— Уже было закуплено около 60 собак, но вообще на данной территории будут содержаться 250 животных. Также в районе Солнцево идёт строительство питомника, который сможет принять ещё 250 собак.

По мере поступления на службу новых сотрудников будут закупаться животные. Сейчас мы столкнулись с такой проблемой, как нехватка кадров. Поступает много звонков от желающих работать в данной области, но мы ведём тщательный отбор и предъявляем достаточно высокие требования к соискателям. Предпочтение отдаётся обычно тем, кто уже имел дело с собаками и знает, как с ними обращаться. У нас служат и мужчины, и женщины, но мужчин больше. Не каждая девушка готова уехать на полгода обучаться, а вот юноши  более мобильны, поэтому, как правило, выбираем их. Но если у девушек есть желание и они выполняют работу с удовольствием, то, конечно, руководство кинологического центра идёт им навстречу.

— Как вы подбираете человеку четвероного напарника?

— Сначала новоиспечённый сотрудник проходит стажировку (от трёх до шести месяцев). В течение этого времени он должен привыкнуть ко всем питомцам, а они к нему. Иногда приходится присматривать за собакой другого сотрудника, всякое бывает, в любом случае животные должны его знать и принимать. Он учится оказывать первую медицинскую помощь, кормит питомцев и ухаживает за ними. В центре есть фельдшер, но каждый кинолог должен уметь при необходимости обработать рану и перебинтовать её. По истечении трёх месяцев человеку уже можно назначить напарника. Обычно подбирают по типу характера. Если собака холеричная, то и хозяин нужен энергичный, такие прекрасно подходят для поиска наркотиков. Собака-флегматик и человек, обладающий таким же темпераментом, просчитывающий свои действия на несколько шагов вперёд, подходят для поиска взрывчатых веществ.

— С какого возраста собака может начинать работать и когда «выходит на пенсию»?

— Идеальный возраст для начала работы — это от восьми месяцев до двух лет. В этот период собака как пластилин, из неё можно лепить что угодно. «Выход на пенсию» — это всегда индивидуально. Мы смотрим на рабочие качества питомца. Некоторые собаки преклонного возраста могут дать фору любому молодому псу и показывают отличные результаты. Поэтому какого-то конкретного возрастного ограничения нет. Кстати, такая же ситуация с рабочим графиком: собаке нельзя объяснить, что по приказу она должна трудиться определённое количество часов, поэтому, основываясь на своих животных принципах, она сама решает, может работать дальше или нет.

— На территории центра есть «дом престарелых для четвероногих»?

— Да, есть. После списания собаку либо забирает домой сотрудник, с которым она несла службу в течение долгого времени, либо она живёт на территории центра.

— Расскажите, пожалуйста, о работе в метро. Как проходит рабочий день кинолога?

— Из-за нехватки четвероногих сотрудников у нас нет возможности постоянно присутствовать на станции, хотя сейчас мы идём к тому, что собака будет весь день находиться в вестибюле метро и охранять порядок. Сейчас работаем по графику, кинолог с собакой проводят осмотр определённых станций метро, затем возвращаются в центр, далее по расписанию — тренировки и занятия. Некоторые осматривают станции утром, другие вечером. Во время проведения каких-либо мероприятий проверяются соответствующие станции, составляются акты, и сотрудник либо весь день находится на месте, либо проверяет сразу несколько станций метро. Также сотрудники выезжают на место происшествия по вызову.

— Как собака реагирует при обнаружении взрывчатых веществ или наркотиков?

— Раньше при обнаружении наркотических средств собака либо начинала копать, либо же несла находку хозяину. Теперь так не делают. И взрывчатые вещества и наркотики она обозначает специальной посадкой или укладкой.

— Можно ли как-то замаскировать запах наркотических средств и сбить собаку с толку?

— Нет, это исключено. Собака в любом случае найдёт место хранения запрещённых препаратов, как бы злоумышленник ни старался скрыть их. У нас один забавный случай был: стояли человек шесть-семь в строю, среди них был подозреваемый. Пустили собаку на обыск, а она соседа его потянула из строя, оказалось, что у него тоже наркотики при себе были. Получилось двойное задержание. Собаку не обманешь!

— Какова вероятность того, что в толпе собака распознает террориста или любого другого злоумышленника?

— Очень небольшая, это трудная задача. Такую работу должен выполнять слаженный коллектив. Полицейские должны вычленять подозрительных лиц, ставить их в строй и только тогда пускать собаку обнюхивать их. Вот тогда будет стопроцентный результат.

— Каким породам отдаётся предпочтение?

— Овчаркам. Это вообще универсальная собака. Также часто закупают собак породы малинуа, лабрадоров, кокер-спаниелей, ротвейлеров, но последних редко используют для поиска. Конечно, среди них есть талантливые и способные, но их мало, а в нашем питомнике вообще ни одного ротвейлера. Больше всего овчарок. Это не только хорошо обучаемая порода, но также довольно крупная и серьёзная собака, способная оказать психологическое воздействие на потенциального преступника. При виде овчарки он может начать нервничать и этим выдать себя.

— Может ли служебная собака представлять какую-либо опасность для пассажиров?

— Стопроцентной гарантии дать нельзя, как нельзя с уверенностью говорить, что человек не рассердится и не даст никому в глаз. Всё может быть, тем более что некоторые пассажиры сами провоцируют, на лапы наступают. Но вообще все животные у нас обучены, все спокойные и просто так нападать не станут.

— Как ваши питомцы отды-хают?

— Сотрудники иногда забирают их домой, чтобы познакомить с близкими людьми. Но, к сожалению, редко привязываются настолько, чтобы взять их к себе, а кому-то жилищные условия не позволяют завести в квартире большую собаку, так что в основном все здесь живут.

 

После разговора мы вышли на улицу и направились в сторону тренировочной площадки. Как только мы там появились, три косматые овчарки в соседнем вольере начали громко лаять.

— Наши пенсионеры. Эти ребята своё дело знают, охраняют территорию, но вообще они добрые, — пояснил Валерий Валерьевич.

Я осмотрела вагоны, зашла внутрь, а потом мы отправились на новую территорию центра. Валерий Валерьевич показал мне недавно построенные будки, которые пока пустуют, и место, где будет выстроен автопарк.

Юлия ДАЛИДОВИЧ,

фото автора

ХРАНИТЕЛЬ ДЕТСКИХ СУДЕБ

Быть профессионалом в своём деле — значит не только своевременно, чётко и грамотно выполнять служебные обязанности, но и с душой подходить ко всему, что связано с работой. По такому принципу живёт и трудится начальник отдела по делам несовершеннолетних линейного управления МВД России на станции Москва—Рязанская майор полиции Татьяна Клыгина. Этой службе она посвятила более 20 лет, и за эти годы не раз меняла трагическую судьбу детей, давая им шанс твёрдо встать на ноги и быть достойными представителями гражданского общества.

Тест на выживание 

По долгу службы Татьяне Клыгиной нередко приходилось сталкиваться с неблагополучными семьями, в которых родители пренебрегают прямыми обязанностями и становятся врагами собственных детей. Особенно страшно, когда нелюбовь и бесчеловечность проявляют женщины, подарившие малюткам жизнь. С такой вопиющей материнской жестокостью инспектор ПДН столкнулась в г. Иваново, где она начинала свою профессиональную деятельность. 

Татьяна вышла из отпуска по уходу за ребёнком, и ей вверили новую территорию, ситуацию на которой она принялась изучать. Ей никогда не составляло особого труда найти общий язык с местными жителями: к приветливому, общительному и внимательному инспектору по делам несовершеннолетних граждане относились с доверием и большой симпатией, всегда обращались к ней за помощью. Так было и в этот раз.

Жительница одной из коммунальных квартир сообщила Татьяне, что соседка со второго этажа — молодая женщина, воспитанница детского дома — надолго оставляет без присмотра своего новорождённого ребёнка. Не имея постоянного источника средств к существованию, она зарабатывает на жизнь проституцией, а сына, которому едва исполнилось полгода, оставляет в комнате одного на несколько часов. Соседка, нередко слышавшая плач младенца, всерьёз забеспокоилась и обратилась за помощью к инспектору ПДН.      

— Признаюсь, в эту историю я поверила не сразу, — говорит Татьяна Петровна. — Думала, что мамаша просто иногда собирает компании и этим тревожит размеренную жизнь соседей по коммуналке. Но не проверить информацию я не могла, поэтому договорилась с заявительницей, что, как только молодая женщина уйдет из дома, она незамедлительно сообщит об этом мне.

По первому же звонку инспектор по делам несовершеннолетних отправилась на адрес. Ещё на улице она обратила внимание на открытую настежь форточку в интересующей её комнате, а дело было зимой. Столь странное отношение к здоровью маленького ребёнка не могло не поразить Татьяну. Подойдя к двери в комнату и прислушавшись, она убедилась, что матери дома нет. Ребёнок молчал.

В течение четверти часа инспектору ПДН удалось решить вопрос с руководством жилищного ремонтно-эксплуатационного управления о вскрытии двери. В присутствии соседей, участкового и работников ЖРЭУ плотник сломал замок, и Татьяна Клыгина попала в помещение. Увиденное привело в ужас всех присутствующих. В выхоложенной комнате в лёгкой распашонке, без одеяла, на клеёнке, испачканной детскими испражнениями, лежал оставленный без присмотра малыш, который в любой момент мог вывалиться из кроватки, так как передняя стенка её была опущена.

— Мальчик смотрел на нас такими печальными глазами! — вспоминает Татьяна Петровна. — Он был голоден, а в доме не оказалось никакой еды для ребёнка, кто-то протянул малышу сухарик, и он тут же принялся его грызть своими недавно появившимися зубками.

Был составлен акт об изъятии ребёнка, находящегося в социально опасном положении. Мальчика на «скорой помощи» отправили в больницу. Пока инспектор ПДН оформляла документы, нерадивая мамаша так и не появилась.

В ходе медицинского освидетельствования ему поставили диагноз ОРЗ, кроме того, на теле грудничка были обнаружены ожоги, нанесённые непотушенной сигаретой, и следы на ножках, характерные при связывании. Доказать, что эти повреждения наносила мать, не смогли — не было свидетелей, но сына ей не отдали.

Если бы не бдительность соседки и ответственное отношение к службе и неравнодушие инспектора ПДН Татьяны Клыгиной, мальчик мог погибнуть.

 

Точка обмана

В 2005 году, будучи старшим инспектором по делам несовершеннолетних, Татьяна Клыгина переводится в столицу в линейное управление МВД России на станции Москва—Рязанская. Служит она в ПДН ЛОВД на станции Раменское. К новому месту ей пришлось привыкать. Задачи остались прежними, но территория сильно отличалась от прежней. На железной дороге нет жилого сектора и граждан, отлично владеющих информацией о соседях. Здесь «тревожные» сигналы поступают от неравнодушных пассажиров электропоездов, сообщающих в правоохранительные органы о бродяжничестве, вовлечении детей в попрошайничество, нарушении прав подростков и совершённых в отношении их преступлениях. Но многое может заметить и сам инспектор ПДН, если регулярно будет бывать на своей территории. Татьяна Клыгина относилась как раз к таким сотрудникам.

Однажды в подземном переходе на станции Отдых московско-рязанского направления железной дороги она увидела подростка 12—14 лет, сидящего в инвалидной коляске и держащего в руках табличку с просьбой помочь собрать деньги на операцию. На коленях у него стояла пластиковая баночка, в которую жалостливые граждане бросали мелочь.

Татьяна была в форме, она подошла к мальчику, спросила о родителях, предложила помощь. В этот момент к ней подбежала молодая женщина и запричитала: «Это мой брат. Документы у нас дома. Мы живём недалеко, в Жуковском. Мама работает уборщицей, денег мало, а брату нужна операция. У него детский церебральный паралич. Отпустите нас, пожалуйста, мы больше не будем попрошайничать».

— Я внимательно посмотрела на парня, — рассказывает Клыгина. — Хоть я и не медик, но примерно представляла, как выглядят дети с диагнозом ДЦП. Девушка явно обманывала. Подросток выглядел абсолютно здоровым, несмотря на то что делал глупенький вид и сидел в инвалидном кресле.

Согласно нормативным актам инспектор ПДН в такой ситуации должен доставить несовершеннолетнего в отдел, выяснить, кто является его законным представителем, оказать всевозможную помощь ребёнку и передать его в руки родителей или опекунов. Так Татьяна и поступила, как ни умоляла её молодая женщина отпустить их.

Пообщавшись со старушками, торгующими петрушкой и укропом возле перехода, она выяснила, что эти люди в течение месяца ежедневно появляются здесь. Парень сидит в переходе, а сестра по мелочи помогает пожилым женщинам в торговле, за что жалостливые бабушки подкидывают ей десятку-другую, а то и отдают нераспроданную за день зелень. 

Татьяна Клыгина прибыла с подростком в отдел (ПДН базировалось на 47-м километре), мальчик молчал. Через некоторое время в кабинете появилась его сестра, заявила, что родителей у них нет, и предложила старшему инспектору ПДН «замять эту историю» за солидное вознаграждение. Поняв, что Татьяна денег не возьмет и будет искать правду, молодая женщина достала из кармана документы свои и мальчика и начала рассказывать. Оказалось, что они из Молдавии, подросток — её сводный брат. Сами они из Молдавии. Сначала занимались попрошайничеством в Украине, потом перебрались в российскую столицу. По будням сидят в переходе, где проходит большой поток людей, а в выходные отправляются к церкви — там добросердечные прихожане щедро подают всем нуждающимся.

Муж данной гражданки какое-то время работал на стройке, а когда его уволили, сидел дома, воспитывал двухлетнего ребёнка, в то время как супруга со своим сводным братом занимались попрошайничеством. Доход их составлял порядка тысячи рублей в день. За месяц натекала довольно приличная сумма, и отказываться от такого «бизнеса», естественно, они не собирались. Женщина призналась, что мальчик абсолютно здоров. ДЦП — вымысел для привлечения жалостливых граждан, желающих помочь больному ребёнку.

Татьяна, выслушав молодую женщину, объяснила, что не имеет права отдавать ей брата, так как вовлечение несовершеннолетнего в занятие попрошайничеством является преступлением.

Старший инспектор ПДН вызвала «скорую помощь». Парень попытался ломать комедию перед медиками, изображая немощность, но врачи быстро раскрыли обман, вынудили его встать и на своих ногах проследовать в карету «скорой». После медицинского обследования подростка поместили в приют в Раменском, где он честно рассказал, что устал от такой жизни. Непросто здоровому парню по нескольку часов в день сидеть в инвалидном кресле без движения, да ещё изображать больного ДЦП. Выяснив, что у мальчика живы родители, его передали в Молдавский приют, откуда он благополучно вернулся в родные пенаты.

В отношении женщины было возбуждено уголовное дело по статье 151 УК РФ. Это было одно из немногих преступлений, раскрытых сотрудником подразделения по делам несовершеннолетних.

 

Новая Лолита

В 2007 году майор милиции Татьяна Клыгина была назначена на должность начальника отдела по делам несовершеннолетних линейного управления МВД России на станции Москва—Рязанская. Но даже будучи на руководящей должности, она принимает активное участие в судьбе своих подопечных — детей, попавших в беду.

Летом 2011 года в дежурную часть линейного управления обратилась девочка-подросток с просьбой помочь ей вернуться домой. Информация незамедлительно была передана Татьяне Клыгиной, которая после суточного дежурства собиралась домой.

— Все мои сотрудники работали на территории, — рассказывает Татьяна Петровна. — И я решила ещё немного задержаться и выслушать ребёнка. Первое, что меня поразило — внешний вид девочки. У неё были африканские косички, ресницы наращены, яркий для девочки такого возраста макияж и безу-пречный маникюр. На ней был велюровый спортивный костюм, отделанный паетками, на ногах — туфли на танкетке. На детей, которые занимаются бродяжничеством, она не была похожа. Я стала выяснять, что с ней произошло. История, которую поведала девочка, поразила меня до глубины души.

Ей было неполных 14 лет. Полгода назад она поругалась с мамой, которая, по её словам, злоупотребляет спиртным, и ушла из дома. Приехала на автовокзал,нашла знакомого «дядю Лёшу» и попросила помочь доехать до Москвы. Мужчина сделал пару звонков друзьям, которые должны были доставить отчаянную девочку в столицу и трудоустроить.

До Москвы девочка не доехала, в области, не посмотрев на юный возраст, её пристроили в притон для занятия проституцией. Через некоторое время она оттуда сбежала, воспользовавшись оплошностью одного из сутенёров, который зашёл в бордель за выручкой и оставил ключ в замке. В чём была юная Лолита выскользнула на улицу. На попутках добралась до столицы. Средств к существованию у неё не было, пришлось вновь заняться проституцией — самостоятельно нашла место работы, позвонив по объявлению в газете, где требовались «массажистки» в SPA-салон. 

«Конечно, процент от выручки у меня стал меньше, — рассказывала изумленному сотруднику ПДН не по-детски взрослая девочка, — но все же я фактически работала на себя, оплачивая только «крышу». Кроме того, время работы я выбирала сама».

Новая Лолита познакомилась с 30-летним мужчиной. Они стали жить вместе, о возрасте возлюбленной кавалер не догадывался, а когда узнал, что ей нет 14 лет, выгнал. «Мы были совершенно разными людьми», — пояснила девочка Татьяне Клыгиной, которая не переставала удивляться этой истории.

Девочка ещё долго и много рассказывала об иерархии древнейшей профессии, об особенностях поведения мужчин, оценивающе рассматривала сотрудников ППСМ,  а потом объяснила цель своего обращения за помощью: «Мне скоро 14 исполняется. Нужно паспорт получать, а в сентябре возвращаться в школу». Лишь раз она проявила слабину и показала человеческие эмоции. Татьяна спросила, не боится ли она за своё физическое развитие и здоровье. Девочка промолчала, но на глазах у неё навернулись слёзы.

Всё, о чём рассказала девочка, вошло в материалы уголовного дела. Без тени сомнения она выдала адреса притонов, в которых работала, дала полную информацию о людях, которые занимались этим противозаконным бизнесом. А на вопрос, не боится ли она за свою жизнь, спокойно ответила: опасается, но эти люди сделали ей столько зла, что должны быть наказаны.

Татьяна Клыгина предложила ей помочь вернуться домой, к маме, но девочка наотрез отказалась. Она просила дать ей денег на дорогу в родной город (жила она в северном регионе страны), а там она начнёт жить самостоятельно.

Прежде чем отправить девочку в больницу, а потом в приют, с ней долго беседовал психолог и убедил, что единственный выход из столь сложной ситуации — вернуться домой. Работники столичного социального приюта пообещали связаться с коллегами из города, где проживает девочка, чтобы они оказали ей содействие, помогли наладить отношения с мамой и проследили за развитием событий в этой семье.

***

Эти истории — лишь маленькая толика громадной работы, которую вот уже много лет выполняет Татьяна Клыгина, достигшая высшего профессионального мастерства. Сколько бы жизней маленьких граждан было искалечено, если бы два десятка лет назад бывшая работница ткацкой фабрики в Иваново, имеющая высшее педагогическое образование, активистка и энтузиаст, не приняла важное решение в своей жизни — пойти служить в правоохранительные органы и стать хранителем детских судеб.

Ольга ТАРАСОВА,

фото автора

С ЗАБОТОЙ И ВНИМАНИЕМ

В канун Международного женского дня 8 Марта руководство ГУ МВД России по г. Москве и Благотворительного фонда «Петровка, 38» пригласило жён погибших при исполнении служебного долга сотрудников органов внутренних дел в Культурный центр главка на праздничный концерт. Женщины были рады встрече друг с другом и говорили, что в последнее время им уделяется больше внимания, за последние четыре месяца их в третий раз приглашают на праздник. В холле звучал оркестр русских народных инструментов под управлением народного артиста России подполковника милиции Игоря Баева. Женщины неспешно поднимались на второй этаж, слушая знакомые мелодии. Перед входом в зрительный зал, была развёрнута выставка детского рисунка и гости с интересом её осматривали.

Когда началась торжественная часть, на сцену поднялись заместитель начальника ГУ МВД России по г. Москве генерал-майор внутренней службы Аркадий Гостев, председатель правления Благотворительного фонда «Петровка,38» генерал-майор внутренней службы Юрий Томашев и главный редактор газеты «Петровка,38» полковник милиции Александр Обойдихин. Они поздравили женщин с праздником весны, пожелали всего самого наилучшего.

Концертная программа была подготовлена Международным Детектив-Клубом. В концерте приняли участие: народные артисты России Владимир Новиков и Евгений Хорошевцев, заслуженные артисты России Олег Марусев, Людмила Бодрова, Земфира Жемчужная, Иосиф Гайош, певец Владислав Голиков, группы «Корни» и «Царицынский парк». Все они своими песнями зажигали зал. С восторгом зрители восприняли  выступление «бриллиантовой скрипки Лос-Анжелеса» Якова Конвисера. Телекомментатор Российского телевидения, ведущая программ «Сельский час» и «Крестьянский вопрос», поэт Любовь Терехова прочитала стихи о любви, о жизни. Генеральный директор «Мосфильм-КИНОлогия», президент кинофестиваля «Золотой клык» Виктор Зуйков вышел на сцену со своими питомцами — собакой Метелью и говорящим попугаем Савелием и рассказал об их съёмках в кино. Все участники концерта получили дипломы и подарки от столичного полицейского главка. Особая благодарность была объявлена президенту Международного Детектив-Клуба Виктору Дудинову и его помощнице Ирине Дунаевой за подготовку и проведение праздничного концерта.

По окончании мероприятия все женщины получили материальную помощь и цветы от Благотворительного фонда «Петровка,38», а самое главное — получили хорошее настроение и заряд бодрости на ближайшие дни.

На этом празднике мы встретились и поговорили с некоторыми из женщин, которые несут на своих плечах печальный крест скорби по супругу, погибшему при защите Закона. Им, этим прекрасным и хрупким женщинам судьба нанесла жесточайший удар: отняла мужа и поставила семью перед экономическими трудностями последних лет. Как же удаётся им, взвалив на себя тяжелейший груз забот о детях, семье, одолевать бури нашего времени?

Мария Стельмакова:

— В 1998 году я вышла замуж. Спустя два года появился сынок — Кирилл. Семья у нас с Валерием сложилась хорошая. Но эта проклятая война на Северном Кавказе отняла у меня горячо любимого мужа, он погиб в Черкесске в 1999 году. В этот ужасный момент я испытала полную безысходность. Единственное, что сдерживало от стресса, — малыш. И ещё друзья мужа из подразделения. Часто выручали сотрудники благотворительных фондов «Петровка, 38» и «Щит и Лира». Сын побывал с их помощью в Турции, Болгарии, Италии. Сейчас Кирилл учится на 5-м курсе юрфака ЛГУ.

Похоже сложилась и судьба Татьяны Боковой. Вот что она сказала:

— В 1995 году я вышла замуж. Через три года в нашей семье появился сынишка Ваня. Сергей был счастлив, мечтал увидеть своим преемником. Но не довелось. В 2000 году Сергей погиб в Моздоке в ходе одной из операций против боевиков. Я не могу передать тех чувств, которые принесла в наш дом беда. Казалось, сломаюсь и покончу с собой. Но рядом были друзья мужа из ОМОНа, они помогли нам с сынишкой. Потом поддержал фонд «Петровка, 38», которому я также очень благодарна. Мальчик при их содействии побывал в Турции, Евпатории, Керчи. Постепенно мы с сыном стали выбираться из долгов и проблем. Но разве всё решить, если мальчик ещё учится в 7 классе?

Да, всего не решить. Но если рядом настоящие верные друзья, то проблемы становятся разрешимыми.

Александр Обойдихин, фото Е. Горюновой

Нина КОВАЛЁВА: «Я — БАБУШКА МОСКОВСКОГО СЛЕДСТВИЯ»

«И ТЫ ПРОЙДЁШЬ

ТРУДНЕЙШИЙ В ЖИЗНИ ПУТЬ…»

Невысокая хрупкая женщина встретила меня у порога и, мягко улыбнувшись, пригласила войти в квартиру. Усадив к столу, весьма тактично попросила: — Не надо обо мне много расписывать. Я согласилась лишь по просьбе товарищей из Cовета ветеранов, но, ей-богу, нет в моей биографии ничего особенного, работала как все, и дальше бы работала, если б нога не подвела.

Нина Титовна не назвала свой возраст, я тактично промолчал, но ведь «бабушка московского следствия», как она шутливо себя отрекомендовала в разговоре, начала свой путь на этой весьма сложной службе аж в 1951 году.

Писать очерк о знаменитости следствия хотели многие, а повезло мне, и всё благодаря содействию председателя Совета ветеранов, который буквально упросил Ковалёву дать интервью милицейской газете.

И она согласилась. Но с одной существенной оговоркой:

— Вы же опять будете как все репортёры смаковать детективные истории, перебирать сложные дела, искать ужасные типажи и прочее, а мне, поверьте, за шесть десятков лет следственной практики эти штучки-дрючки изрядно поднадоели. И потом учтите: преступники ведь тоже люди, а не типажи. Поэтому давайте поговорим о жизни, поверьте, это гораздо интереснее, чем мусолить разные истории на манер Агаты Кристи.

И я согласился. Но уговорил мою собеседницу, что очень скоро она примет меня вновь в своей крохотной уютной однокомнатной квартире и вот тогда расскажет для наших читателей много удивительных закрученных историй из реальных уголовных дел.

А сейчас у нас — разговор о жизни…

 

ПАПА, МАМОЧКА И ВОЙНА

 

Детских фотографий я не имею, а память сохранила очень многое. Как сейчас вижу речку, деревья, пригорки и старые домики на моей родине — Смоленщине. Папочка мой, Тит Петрович Куковенко, работал в городке Рудня начальником районной милиции. Сейчас это большой город, а тогда крохотный городишко, да и милиция выглядела невзрачно — домик невысокий, каменно-деревянное строение. Папа и его подчинённые ездили по району на телегах, запряжённых парой, но чаще одной лошадью. Звания у них тогда были странные: милиционер, старший милиционер.

Перед войной папу перевели в Смоленск в отделение гормилиции. У нас был деревянный старенький домик в районе на Блони, там селились в основном работники милиции и НКВД. Семья наша большая — пятеро детей. Одевались и кормились как вся страна: сейчас бы сказали, что нищенствовали, а тогда считалось нормальным. Вещи старших детей переходили младшим, мама только и успевала готовить на всю ораву и зашивала постоянно рвущуюся одежонку малышни. Мы ведь драчунами росли, и я за свою семейку ой как могла постоять, не смотрите, что сейчас такая хрупкая стала. Кулачки, кстати, пригодились, когда в школе выбрали пионервожатой. Пришлось крепко постоять за свои принципы против хулиганов и тех, кто нарушал дисциплину в классе. А вообще мы с удовольствием ходили в походы, сдавали зачёты на значки ГТО и Осоавиахим. Я очень хотела стать «ворошиловским стрелком». Но не успела — началась война. Да так всё стремительно завертелось!

Война до нас докатилась через две-три недели, но первые бомбы посыпались уже в первые часы войны. Я этот ужас помню и сейчас. Иногда даже ночью снится. Есть вещи, которые вонзаются в твою память навсегда. Мы тогда, дети ещё, наравне со взрослыми строили сооружения, копали окопы, траншеи, собирали вещи для ополченцев и солдат, но, как оказалось, многое не успели сделать – война так стремительно подкатила к Смоленску, что население густым потоком потянулось на восток. Папа все эти дни был неимоверно занят: вместе с милиционерами и пожарными метался по городу, занимаясь тушением пожаров, обеспечивал порядок, ловил немецких десантников,  домой заскакивал буквально на минуты, а когда стало совсем трудно, посадил нас на телегу, вывез к окраине с небольшим мешком скарба. Сунул маме в руки сумку с документами:

— Катя, здесь ваша судьба. Потеряешь бумаги, считай, потеряла всё.

И как сглазил. Поехала повозка из города и попала под авианалёт. Люди врассыпную, в кюветы. Я возле мамы упала в яму и только чувствую,  лупит по моей спине фашист проклятый из пулемёта очередь за очередью. Шлёп. Шлёп. Шлёп. Всё, смерть. Погибель. Улетел фашист, мамочка моя милая вытаскивает меня назад из ямы:

— Живая, доченька? — И плачет. Ощупываю себя и вдруг начинаю рыдать до истерики. Это же не пули мне в спину били, а комья грязи из лужи, куда впивались пулемётные очереди. Почти точно стрелял фашистский стервятник.

А мамочка продолжала плакать.

—Ты что, мама? — успокаиваю её. — Жива я.

Но она плакала неудержимо. Оказалось, тот самый пакет, что вручил нам папа перед отправкой, остался в суете и тревоге дома, а мама держала в руках …вилку!

Вернулись домой в надежде, что вещи и документы сохранились, но громадная воронка чёрной ямой сквозила в центре бывшего жилища, а деревянная постройка стала пепелищем.

Папу мы отыскали возле милиции. Он формировал отряд милиции и добровольцев для отражения врага на окраине Смоленска. Передав группу своему заместителю, побежал с нами к перекрёстку, остановил отступающий батальон танкистов:

— Братцы, миленькие, детишек моих возьмите с собой! — И не успел командир танка отказать милицейскому начальнику, как тот сунул ему в руки маленького, а на башню и борта усадил остальных. — Спасибо, лейтенант!

И побежал к своим. Воевать.

А дальше запомнила я грохот вонючего, пахнущего бензином, копотью, тавотом танка, который через десяток километров домчал нас до станции, и тут семью быстро засунули в эшелон, состоящий из вагонов-телятников. Насквозь прокисшая вонь, в которой ехали из Смоленска до Тамбова кружным путём через Ельню под бомбами, запомнилась навсегда. И снова были налёты авиации врага, опять в спину грохотали комья глины. Но я неожиданно спокойно стала ощущать себя в такой ситуации. Вставала из ям после налётов и, отряхнувшись, вытаскивала малышей, успокаивала их и даже улыбалась. Малыши начинали смеяться, видя улыбку старшей девочки.

Мы жили потом в Тамбове, в пригороде его, возле огородов и полей. И это дало возможность немного подкормиться. Работали на уборке овощей, помогали колхозу и сами кое-как держались. К нам прибегали  постоянно какие-то руководители и кричали:

— Забирайте скорее всё что можете и убегайте? немец идет!

Они скрывались, а мы оставались, продолжая собирать урожай.

Наконец стало действительно тревожно, мы снялись с места и двинулись в Саратовскую область, где обосновались в древнем городке Хвалынск, в детдоме. Я там стала пионервожатой, вела младшие группы. А дома помогала маме. Мимо постоянно проходили на фронт воинские части, и мама готовила для солдат скудные овощные супы — из того, что удавалось собрать с брошенных полей. Кормили красноармейцев, стирали им бельё, шили. К сожалению, там же, в древнем городе, умерла моя сестра.

Мой папа, которого мы уже посчитали погибшим (ведь он остался на оккупированной врагом территории с образованным для борьбы с врагом диверсионным отрядом), приехал в Хвалынск  после освобождения Смоленской области  и забрал нас домой.

Папа! Младший лейтенант милиции, один из руководителей партизанского движения на Смоленщине, он рвался на фронт, но первым приказом ему было: построить в Заднепровье новое отделение милиции вместо уничтоженного фашистами. Строили здание из красного кирпича несколько горожан, в том числе отец-милиционер и я, его юная дочь, комсомолка.

— Чем думаешь заняться, доченька? — спрашивал меня папочка в перерывах. — Ты ведь уже взрослая. Тебя очень хвалили в Хвалынске. Расскажи, как там работалось.

С юношеской гордостью похвалилась: хвалынцы привлекли меня в райком ВЛКСМ на работу инструктором, но то была вовсе не чиновничья работа — сутками сидела на комбайне, привязанная к машине верёвкой, чтобы не уснуть и не свалиться вниз. Штурвальной проработала полгода и даже была выдвинута в бригадиры, но тут приехал папа и забрал нас к себе.

— Вот ты какая у меня, — порадовался папочка и засмеялся. — Значит, зря я тебя сорвал с должности? Пора тебе и здесь, в Смоленске, на комсомольский учёт вставать.

— А я уже.

— Что «уже»?

— Ну, я уже в райком ходила и встала на учёт. Тоже инструктором назначена.

Папа засмеялся, подивившись, как быстро его дочь повзрослела. А вскоре меня закрутила активная молодёжная работа, и  нам пришлось заниматься восстановлением городского хозяйства, выполнять задачи по охране порядка, помогать детской комнате в выявлении брошенных детей и бродяг. Помню, каким ярким событием стал концерт для солдат 1-й Польской армии, отправлявшейся на фронт вместе с советскими войсками. Этот праздник  был омрачён: смоленские комсомольцы строили трёхэтажную баню из кирпича, и поляки пришли к нам на помощь. И в это самое время налетевшая фашистская эскадрилья нанесла удар именно по недостроенной бане.

Там, на Смоленщине, нашла я и свою первую и единственную любовь... К сожалению, нам война особого счастья не давала.

Алексея Архиповича Ковалёва война должна была увести в пекло и уничтожить как остальных. Понимали это и он, и мой папа. Жалел его (для меня, конечно) и хотел даже пристроить к себе, в милицию. Да ведь и сам, папа мой, на фронт ушёл. Какое уж тут «пристройство»! И ждала я своего суженого, тревожась каждый день всю долгую войну.

Письма-треуголки приходили редко, а они — как география войны. З-й Белорусский фронт, Восточная Пруссия, Венгрия, Чехословакия. Война уж отгремела, едет наша армия домой, а мой Алёша прогрохотал в эшелоне мимо Смоленска опять на фронт — в Забайкалье. Хорошо, что война с Японией так быстро завершилась. Вернулся мой милый, снял гимнастёрку с орденами и медалями, и увидела я настоящего героя — искалеченного войной моего мужчину. Но держался он хорошо. Все годы, что жили вместе, старался о болях своих страшных не вспоминать и мне их не показывать. И меня учил жить так, чтобы свою боль в себе держать. Знаете, не люблю тех женщин, что кухонные свары с мужем тащат на весь белый свет или на партком — смотрите, как мне с муженьком плохо живётся! Смотрю на такую и думаю: а может, не тебе, а ему с тобой плохо, потому что жизнь ему отравила в семье.

 

СУДЬЁЙ ТЫ МОЖЕШЬ И НЕ БЫТЬ,

НО ОСОБИСТОМ БЫТЬ ОБЯЗАН

 

Приехала я в Москву поступать в юридический институт в самое голодное для страны время. Но даже тогда москвички выглядели все же побогаче, чем мы, с периферии. Я, правда, тогда о нарядах не думала. Со своей стипендии стремилась отправить родным хлеба белого, колбасы, консервов. Ведь ничего этого у нас там не было и в помине! Сразу после войны и столица голодала, что уж говорить об остальных городах, а деревня и вовсе нищенствовала.

 Институт, о котором веду речь, это нынешний юрфак МГУ, находился на тогдашней улице Герцена, стена в стену с Консерваторией им. П.И. Чайковского. Попасть туда — заветная мечта каждой студентки, а я, девочка из глухомани, буквально трепетала от звуков великой музыки. Вот думаю: если бы преступников с первых пагубных шагов водили не в тюрьмы, в эти «серпентарии», где они ядом уголовным накачиваются, а в консерваторию,  люди были бы духовно чище изначально. Ведь преступник на пути к падению страшится своего пагубного шага, он ещё в чистоте пребывает, ему в мерзость упасть боязно. А у нас порой говорят: подтолкни падающего. Это в одном из сериалов прозвучало.

Я училась в институте, где преподавали высочайшие юристы России. А они учили нас благородству и тому, чтобы видеть в каждом человеке не урода, а личность. Даже в последнем подонке. За почти шестьдесят лет работы в следствии я очень трудным путём научилась этому непростому искусству.

Учёба давалась мне легко: мы все восторгались нашими преподавателями и стремились впитать в себя даже не предмет, а дух тех знаний, что несли они. Жалела только об одном — скоро экзамены и наступит расставание с горячо любимым вузом, ставшим для меня родным.

— Ничего, девочка, — говорили мне профессора, — приедешь к нам  из Смоленска, поможем в трудный момент, подскажем. Тут ведь недалеко. Да, судьей быть трудно, но ты держись.

Готовили меня к будущей работе действительно основательно. И я готовилась судьёй стать, и наконец-то вернувшись на родину, своей хорошей зарплатой поддержать мамочку, которая, отрывая от себя последнее, кормила нас, деточек своих, всю эту проклятую войну. Я рвалась в Смоленск.

Неожиданно меня вызвали к секретарю. Там, в отдельной комнате, сидел один из членов комиссии, начальник Управления кадров УМВД по Московской области Калыгин.

 — Вот  что, Ковалёва, решили мы тебя оставить при Москве. Будешь работать у нас, в Следственном управлении по столичной области. Согласна?

Я завопила: «Нет! Мне же маму кормить надо. Прошу отправить в Смоленск».

Калыгин сначала засмеялся: девочка не понимает, что ей предлагают. Потом стал злиться. В конце разговора грохнул кулаком по столу:

— Даю сутки на размышления. Думаешь, если отличница, так на тебя управы не найдём?! Будешь у нас работать. Куда пошлёт комсомол, там и будешь работать, поняла?

Я проплакала всю ночь. А потом, странная вещь, мне во сне явилась мамочка и успокоила — мол, значит, так надо, девочка. И я покорилась судьбе.

— Другие лезут в Москву, а эта плачет, — злился мой новый начальник. — Получай удостоверение. Теперь ты оперативный уполномоченный Следственного управления УМВД Московской области. Твой кабинет здесь, на улице Белинского, 3.  А работа…

Он хитро прищурился и распахнул зашторенную карту, провёл по ней рукой:

— Шесть районов — Рузский, Верейский, Уваровский, Кунцевский, Наро-Фоминский, Можайский. Ну как, нравится?

Следствия как такового в МГБ и МВД тогда не существовало. Вся работа дознания и следствия проводилась оперативными уполномоченными соответствующих служб. И носилась я, лейтенант милиции, на поездах из Москвы в свои дальние районы, чтобы раскрывать одно за другим преступления. Уезжала порой в понедельник утром, а приезжала назад в лучшем случае в воскресенье в квартирку, где гремели посудой соседки, кричали дети и орали пьяные мужики. Домой возвращалась отдохнуть. А с понедельника начинался очередной следственный вертеп.

 Если удавалось вырваться на часок-другой, ехала в центр, побродить по студенческим местам, по улице  Герцена, пройти к памятнику Чайковского, а если  удастся, вырвать заветный билетик — в консерваторию. И музыка поглощала. Я тонула в ней, и вся грязь, ругань подонков, нечистоты взяток, преступные связи — всё отходило назад, исчезало. Оставалась только Её Величество Музыка!!!

Вы спросите, как мне жилось всё это время в отрыве от семьи, мужа, от нормальной работы в конце концов? Ведь каждый следователь хочет к девяти прийти к себе в кабинет, а в девятнадцать уйти домой. А тут крутишься как белка в колесе по шести районам области и света белого не видишь. Крутилась. Да и мужа, работавшего уже в Москве, видела нечасто — Алексей служил в КГБ СССР, и о его работе я знала только одно: у нас в шкафу всегда стоял собранный чемодан с вещами для вызова по неожиданному сигналу.

Так было и в тот раз…

Позвонили почти в полночь:

— Собирайтесь, через полчаса придёт машина.

И Алексей уехал. Офицер госбезопасности, сопровождавший его, успокоил:

— Не волнуйтесь, через трое суток мы сообщим, где ваш муж находится.

Потом муж скажет:

— Это были самые ужасные дни в моей жизни, Нина. Представляешь, я, советский офицер, освобождавший Будапешт от фашистской нечисти, дравшийся с эсэсовцами насмерть ради венгерского народа, теперь шёл в колонне наших солдат в 1956 году, и те же венгры  с тротуаров оплёвывали нас так, что плевки ручьями стекали по мундирам! За что? За то, что принесли им мир?!

Меня вызвали в кадры, где находились и работники КГБ. Объяснили:

— Вам придётся прервать работу в следствии в связи с оперативной работой мужа. Мы направили его в длительную командировку в Венгрию, а без сопровождения супруги этого делать не полагается. Так что, товарищ следователь, сдавайте дела.

— Но я веду разработку весьма сложного и многоэпизодного дела!

— Ничего, — успокоил начальник отдела, — теперь его «потащат» несколько наших товарищей. А вы собирайтесь и поддерживайте мужа. Дело государственное!

 

НА ВЕНГЕРСКОЙ ЗЕМЛЕ

 

Чтобы понять ситуацию 1956 года в Будапеште, надо полностью видеть картину в Европе тех лет.

Прежняя  Австро-Венгрия, это лоскутное государство, распалось ещё в конце Первой мировой войны, но два самостоятельных государства продолжали существовать в разных измерениях. Австрия вошла в результате захвата её Германией в состав Третьего рейха, а Венгрия сохранила государственность, но являлась сателлитом Гитлера в войне. Наступил мир.  Советские войска находились в обоих государствах. Но в 1955 году наши войска были выведены из Австрии, и она становится свободным государством. Эти войска выводятся в Венгрию, где уже стоят советские части. Однако, перенасыщенность русскими войсками — ещё не главное. Напряжение растёт из-за насаждения русской культуры, языка, коммунистической идеи. Партия и госбезопасность Венгрии стали копией нашего НКВД времён 1937 года, что в итоге и вылилось в акции протеста осенью 1956 года. Хрущёв ввёл танковые части в Будапешт, стремясь подавить вооружённое восстание и укрепить коммунистический режим в стране, но города — не лучшее место для тактического применения танков. И советские танки горели свечами. Гибли  танкисты, мальчики совсем. Их выбрасывали из горящих машин, били уже погибавших, топтали, кололи заточками, ножами выкалывали глаза. Кровь коммунистов Венгрии и наших солдат буквально ручьями лилась по улицам города. Этот ужас невозможно передать.

На Западе неистово орали: Советы задушили венгерскую свободу. Но бешенство оголтелых постепенно перевесило наше поведение в Венгрии. Мы, советские граждане, стремились брать спокойствием, выдержкой, даже в тех случаях, когда нас откровенно провоцировали. Я работала в нашей диаспоре председателем женсовета, решала многие семейные и бытовые вопросы, поэтому чаще других бывала в контакте с венгерским населением, стала  своей  среди  жителей. И всё-таки даже очень тепло настроенные ко мне венгры говорили:

— Мы любим вас, Нина, вы и ваш муж прекрасные люди, но было бы очень хорошо, если бы ваша армия поскорее ушла от нас. Не мешайте нам сидеть на своей кухне в домашней обстановке.

Я хорошо понимала этих простых людей, поддерживающих нас, но, к сожалению, через все добрые отношения пролегла глупость политиков, которые  наломали столько дров.

Но были и радостные события. Апрель 1961 года, полёт Гагарина. Он промчался над планетой, а приземлившись,  прилетел и к нам, в Венгрию. Я от имени нашей диаспоры вручала ему букет цветов при встрече. И так разволновалась, увидев своего земляка со Смоленщины — невысокого юного майора авиации в рубашке с коротким рукавом, что бросилась с букетом ему на шею, а мой крохотный сынишка Сашенька остался в толпе, кинувшейся обниматься с первым космонавтом Земли. Я была в таком неописуемом восторге, что совершенно забыла о малыше. И вдруг меня хватает незнакомая женщина и трясёт за руку:

— Эй, мамаша, ребёнка не потеряй!

Рядом смеялся от души космонавт и исходил плачем мой сын. Картина была неповторимая.

Кстати, многие фотографии Юрия Гагарина вместе с нашей семьёй тех лет я передала в музей Юрия Алексеевича на Смоленщине и долгие годы поддерживала отношения с его братом и родными. Трагедия этой семьи острой болью отозвалась в моём сердце — ведь я не только познакомилась с первым космонавтом в тот его приезд, он ещё и мой земляк!

 

СНОВА В МОСКВЕ

 

Вернувшись с мужем на родину, мы сразу  попытались приступить к работе, но тут возникли проблемы с трудоустройством. Я решила вернуться назад в теперь уже УВД по столичной области, однако перехвативший меня известный тогда Иван Михеевич Поташов предложил:

— А давай к нам. Живёшь ведь теперь на 3-й Парковой, зачем мотаться на вокзалы и по области. Сама посуди — те часы, что тратишь на электрички, использовала бы на допросы. Сразу пять-шесть преступлений раскроешь.

Смеялся Иван Михеевич, но в логике ему не откажешь. И я сразу клюнула на его предложение. Работа увлекла. Что здесь сыграло главную роль — сложные преступления по хозяйственным делам, которые  потащила сразу и основательно, или хороший слаженный и профессионально подготовленный коллектив — сейчас не скажу. Но мне  думается, именно хорошо продуманная организация работы давала свои плоды.

Мужчины-следователи не любят работу по делам БХСС — очень много возни с накладными, проводками, бухгалтерскими экспертизами. Куда легче собирать материал на уголовников с «фомками». И я стала работать по хозяйственникам.

Вспомню как пример одну историю. На фабрике  хищения проводили группы расхитителей по нескольким уровням: цеха, руководство и отдел реализации. А в городе у них были связи с торговой сетью. ОБХСС работал также по трём направлениям, собирая параллельную информацию и комплектуя её в блоки доказательств. Интереснейшее дело, но в нём весьма трудные моменты. Догадываетесь? Вмешательство вышестоящих органов, ведь  директор фабрики — член райкома. И завертелась карусель. Против следователя, который всего лишь капитан милиции. Отстояли меня тоже вышестоящие инстанции — руководство ГУВД. А со мной и дело, которое я вела, очень сложное и многотрудное.

Хищение государственных средств в особо крупных размерах из года в год становилось явлением весьма частым, и следователей, работающих по линии БХСС, требовалось больше. Я стремилась передать  молодым коллегам свой опыт, работала с ними, прививая не только следственную тактику, но и навыки контактов с оперативниками, экспертами. У следователя должна быть и ещё одна особенность — сильный тыл. Но у меня возникла большая проблема — заболел муж. Все те «болячки», что он тщательно скрывал от меня, привезя с фронта, стали давать резкие боли на излёте жизни. И мы с ним делили теперь вместе  бессонные ночи напролёт.

Я стала просить начальство перевести меня в РУВД  Первомайского района. Иного выхода в той ситуации не видела. И вновь работа по ст. 93 (хищение госимущества). Скажу кратко: если бы не мои товарищи из ОБХСС района и эксперты, я, наверное, не смогла бы дотащить даже одного дела до конца.

С удовольствием работала наставником у молодых следователей, особенно с теми, кто хотел трудиться по раскрытию хозяйственных преступлений. Когда молодые парни и девушки приходят к нам на службу, очень быстро чувствуешь, с кем имеешь дело — будет ли новичок действительно работать, и надо только открыть в человеке золотое зерно, которое  он пока ещё и сам в себе не видит, или этот выпускник вуза — пустышка, а его диплом — бумажка, прикрывающая серость. Постепенно привлекала ребят к раскрытию хозяйственных преступлений. Пусть тянут, причём лучше — сами. А я буду просто подтягивать, подправлять. Приду иногда на допрос, сяду на соседний стул и молча наблюдаю. Важно, чтобы не сорвался, не психанул, когда подследственный специально  выводит молодого следователя  из себя или ловит его на ошибках.

Вот так незаметно и пролетели мои годы работы. И наступил печальный для меня 1986 год — прощание со службой. «Майора» я получила досрочно, а «подполковник» мне не светил.

Уходить-то ушла, но вскоре иду по коридору управления и чувствую хлопок по плечу. Нагнал начальник управления  Николай Васильевич Куликов:

— Вот что, Нина Титовна, поздравляю вас, конечно, с заслуженным отдыхом, но прошу вернуться на службу. Следствию без вас грустно. И трудно. Давайте, ещё годик поработаем.

И я поработала … ещё пятнадцать лет.

И не только в следствии. В нашем районе решили сформировать Совет ветеранов, а как это делать, никто толком не знал.

— Ну как-как, — говорит наш кадровик, — возьмите наши материалы, выберите старейшин из служб и начинайте работу.

Старейшиной от следствия оказалась я, от оперативников подобрали моих знакомых товарищей, затем я подсказала экспертов, сотрудниц ИДН, в общем, дело потянули понемногу. Правда, сначала сконцентрировались только на обеспечении помощи пенсионерам. А потом поняли, что этого мало — надо поддержать те службы, где требовались наставники. Ну тут уж я вцепилась с удовольствием в своё любимое — в следствие. И занялась не только наставничеством, но и взяла на контроль очень трудную форму работы — с наркоманами.

 Вы знаете, этих ребят надо не ругать, а постоянно с ними работать. Но я, видимо, не имея достаточного опыта общения с ними, иногда проигрывала. Таскала голодным мальцам полные сумки еды, воды, надеясь, что они меня поймут и пойдут на доверие, как это бывало с преступниками-хозяйственниками, которые входили со мной в контакт и довольно хорошо понимали меня и были в диалогах, что называется, на одной волне. А тут выходило порой смешно: я ему бутерброд, а он — дёру. «Стой!» — кричу, а он бежит через улицу. Прохожие ничего понять не могут. Убегает от пожилой женщины парень, а я его как мисс Марпл ловлю. Смешно.

Что же касается молодых следователей и дознавателей, то их беда обычно сводится к срокам следствия. Проваливают их всегда, а потом прибегают и плачут: эксперты задерживают материалы. Выручайте. Ну, понятно, звоню и прошу своих знакомых: помогите, девочка сроки пропустила. Выручают. У меня очень хорошие и надёжные друзья и среди экспертов, и в следствии. И я себе тешу надеждой, что ещё помогу некоторым моим молодым коллегам в их труде, а тем ребятам, что попали в трудное положение — выйти из него.

И знаете, очень противно, когда наших коллег в телесериалах изображают какими-то дебилами, машинами в погонах. Даже собак, прекрасных овчарок, того же Мухтара в  новом сериале сделали чем-то совершенно далёким от того пса, который жил в старом фильме «Ко мне, Мухтар!» с Юрием Никулиным. Мы теряем настоящее искусство по вине примитивизма режиссёров. Ушли Михаил Жаров, Евгений Жариков, Владислав Галкин. А что приходит им на смену? «Глухарь»? Этот вечно пьяный тип, теряющий уголовные дела и вещдоки, от которого несёт спиртным и табаком? Я даже через экран чувствую этот запах. А куда же делись благородный Знаменский или хотя бы сыщик Холмс в исполнении чудесного Ливанова? Мы теряем красоту и общество получает Глухарёвых, которым не «глухари» раскрывать, а похмеляться после бурной пьяной ночи. Мне стыдно за наше кино.

Ваша майор милиции в отставке Нина Ковалева.

 

Справка редакции: Нина Титовна Ковалёва удостоена ордена Трудового Красного Знамени, ряда медалей, ведомственных знаков, медали МВД России «За отличную службу в органах предварительного следствия». В 2009 году Президент России Д.А. Медведев поздравил ветерана с Праздником Великой Победы. Портрет ветерана МВД Нины Титовны Ковалёвой многие годы украшал Доску почёта Восточного округа столицы.

Записал Сергей КИН,

фото из личного архива

Нины КОВАЛЁВОЙ

ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ ТОЛЕРАНТНЫМ СЕГОДНЯ

В 8-м номере мы публиковали статью о состоявшемся в ГУ МВД России по г. Москве семинаре-практикуме «Этика сотрудника полиции в современных условиях». Данный материал вызвал большой интерес у читателей. Предлагаем вашему вниманию выступление одного из участников — психолога ОМВД России по району Бирюлёво Восточное г. Москвы майора внутренней службы Виктора ЛЮТЫХ.

Основной и наиболее объёмный вопрос, конечно же, касается толерантности между людьми в самом широком смысле слова. Однако непростые взаимоотношения между полицией и гражданами ставят вопрос о толерантности полицейских к гражданам и граждан к полицейским. Кроме того, поскольку органы внутренних дел не существуют вне общества, а наоборот являются его частью, то проблемы, терзающие общество в целом, также актуальны и для служебных коллективов ОВД. Таким образом, возникает вопрос о толерантности полицейских по отношению друг к другу.

Неоднозначное отношение

Понятие «толерантность», как указано в Словаре иностранных слов, происходит от латинского слова tolerantia (терпение). Словарь даёт два определения этого понятия: снисходительность к кому- или чему-либо; полная или частичная потеря (или снижение) организмом животного или человека способности к выработке антител в ответ на антигенное раздражение.

Я не случайно привёл именно два определения: первое, как социальное и психологическое, второе – как понятие из биологических и медицинских наук. Если перевести язык «биологического» определения на «социально-психологический», тогда понятие толерантности будет звучать примерно так: это полная или частичная потеря человеком способности противостоять чему-то чужеродному. Таким образом, названные определения показывают нам существующие в современном мире «полюса» подходов к толерантности, между которыми лежит неисчислимое многообразие мнений и оценок.

В феврале 2009 года Московский патриархат отреагировал на практику введения в школах ряда регионов уроков толерантности: «Россия имеет свои духовные ценности и многовековой опыт сотрудничества разных вер и народов и не нуждается в заимствовании, в том числе в системе образования, таких понятий, как толерантность. Заимствованный у Запада термин «толерантность» имеет много значений, свои плюсы и минусы. Но не может не беспокоить, что зачастую под ним понимается нравственный нигилизм, индифферентность к различным порокам, религиозной истине, к тем ценностям, которые веками формировались в стране».

 

В чём проблема

Проблема толерантности в современном российском обществе привела к созданию Федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе» на 2001-2005 гг.». Первоначально программа разрабатывалась как межведомственная по инициативе Председателя Правительства РФ В.В.Путина и была согласована со всеми министерствами и ведомствами – участниками. С учётом важности программы, внимание, которое она привлекла в обществе, и международного резонанса, Президентом России 27 марта 2000 года было принято решение о преобразовании межведомственной программы в федеральную целевую.

«Проблема толерантности актуальна для современной России в силу её многонационального состава и многоконфессиональности, а также в связи с особенностями переживаемого периода истории — распадом СССР, локальными войнами, усилением сепаратистских настроений, ростом национального экстремизма. В настоящее время проблема толерантности в российском обществе стоит особенно остро. Её актуальность объясняется рядом причин: резкое расслоение социума по экономическим, социальным и другим признакам и связанный с этим рост нетерпимости, терроризма, развитие религиозного экстремизма, обострение межнациональных отношений, вызванных локальными войнами, проблемой беженцев» – отмечает старший преподаватель кафедры философии Сибирского юридического института МВД России Н.Н. Нагорный.

Помимо указанных выше причин, ключевое влияние (как отрицательное, так и положительное) на эти процессы имеют современные технологии. Именно сейчас, благодаря глобальной информатизации, мы являемся свидетелями проявлений экстремизма в различных частях света, в различных его формах и видах. Объединение людей, имеющих схожие воззрения, сегодня стало чрезвычайно доступным, а их совместные действия – очень оперативными. Но эти объединения могут носить как позитивный, созидающий характер, так и нести разрушение и хаос.

 

Толерантность на практике

Формирование толерантности требует комплексной работы на различных уровнях государства, общества, науки и практики. Что здесь может предложить практическая психология? Разработка проблемы толерантности, по мнению Г.В. Солдатовой, невозможна без постановки конкретных практических задач. Автор придерживается позиции, согласно которой толерантность можно формировать. В практических целях необходимо в первую очередь выделить компоненты, с которыми осуществляется такая работа, а именно: психологическая устойчивость, система позитивных установок, комплекс индивидуальных качеств, система личностных и групповых ценностей.

Психологическая устойчивость рассматривается как наиболее важный компонент толерантности и включает в себя широкую область — от нервно-психической до социально-психологической устойчивости. При том, что психологически устойчивый человек не обязательно является толерантным, это качество составляет основу зрелой личности. Важной особенностью является то, что психологическая устойчивость может целенаправленно формироваться. Данный подход взят за основу сотрудниками Центра толерантности и социального партнёрства, созданного на базе кафедры психологии личности МГУ и научно-практического центра психологической помощи «Гратис». В данном Центре разрабатываются психологические групповые технологии формирования толерантности, получившие название «Тренинги толерантности», которые содержат информационно-просветительские программы, тренинги по разрешению конфликтов, снижению агрессивности, профилактике и преодолению различных форм ксенофобии, тренинги по межкультурной коммуникации, социальной и межкультурной компетентности.

Разработчики данных технологий нацелены на воспитание толерантной личности, под которой они понимают «человека с позитивным взглядом на мир, нравственного и социально активного, осознающего собственную уникальность и взаимообусловленность окружающего мира, обеспокоенного его судьбой и понимающего, что то, каким будет этот мир, зависит от каждого». Формирование такой личности возможно через отработку жизненно необходимых социальных навыков, позволяющих подростку осваивать трудное искусство успешно жить в мире и согласии с собой и другими. Это навыки позитивного взаимодействия, решения конфликтных ситуаций, отработка способов успешной коммуникации, формирование социальной адекватности и компетентности, социально-психологической устойчивости, социальной чувствительности, способности к эмпатии, сочувствию, сопереживанию, корректировка самооценки, развитие чувства собственного достоинства и уважения достижений других, анализ и познание своего «Я» и своего «Я среди Других» (Г.В. Солдатова).

 

Что говорит закон

В Федеральном законе «О полиции» понятия «толерантность» и «терпимость» напрямую не используются. Однако в главе 2 «Принципы деятельности полиции» статья 7 («Беспристрастность») по своему содержанию имеет непосредственное отношение к рассматриваемым понятиям. В части 1 статьи указано, что «полиция защищает права, свободы и законные интересы человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств». Помимо этого, согласно части 3 данной статьи, «сотрудник полиции должен проявлять уважение к национальным обычаям и традициям граждан, учитывать культурные и иные особенности различных этнических и социальных групп, религиозных организаций, способствовать межнациональному и межконфессиональному согласию».

Положение о толерантности сотрудника органов внутренних дел сформулированы в Кодексе профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. В нём указаны обстоятельства, в которых сотрудник обязан быть «нетерпимым». Так, статья 7 «Нравственные обязательства сотрудника органов внутренних дел» предписывает сотруднику «относиться нетерпимо к любым действиям, оскорбляющим человеческое достоинство, причиняющим боль и страдания, представляющим собой пытки или другие жестокие, бесчеловечные либо унижающие достоинство виды обращения и наказания». Статья 8 предписывает в поведении с коллегами «быть нетерпимым к бахвальству и хвастовству, зависти и недоброжелательности». В статье 15 указано, что «в целях поддержания благоприятного морально-психологического климата в коллективе сотруднику следует поддерживать обстановку взаимной требовательности и нетерпимости к нарушениям служебной дисциплины и законности».

 

И В заключение

Полицейским в их практической деятельности регулярно приходится сталкиваться с проблемой толерантности. Но многообразие подходов и отношений к данной проблеме в научных кругах, среди практиков, гражданских институтов и в обществе в целом, к сожалению, только увеличивает неопределённость. Какие ориентиры существуют у сотрудника ОВД как человека, гражданина и представителя государства?

Совместное сосуществование людей невозможно без принятия на себя каждым человеком определённых ограничений и обязанностей. Они устанавливаются законами, а также подзаконными нормативными актами, договорами и т.д. Должны быть выработаны определённые «нормы толерантного поведения», при этом эти нормы должны быть зафиксированы в более или менее чётких формулировках, которые сводили бы к минимуму различия в их интерпретации. Не всё возможно и нужно фиксировать в законах и договорах, но та область, где пересекаются права одних людей и безопасность других, должна быть однозначно определена.

Необходимо целенаправленное формирование практических навыков взаимодействия, используя соответствующие технологии, разработанные практическими психологами и адаптированные для сотрудников органов внутренних дел.

Быть толерантным сложнее, чем нетолерантным. Для этого надо стараться понимать других людей, постоянно учиться новому, преодолевать свои страхи и страхи окружающих людей. Быть толерантным — значит быть в постоянном напряжении, которое вызывается, с одной стороны, необходимостью иметь собственную позицию и придерживаться её, а с другой – признавать позиции других людей.

Наверное, не существует такого человека или общности, которым действительно было бы легко быть толерантными. На свете нет двух людей с абсолютно одинаковыми личностными особенностями, характером, знаниями, мировоззрением и т.д. Мы все разные, и это придаёт интерес и смысл нашей жизни, без этого невозможно ни развитие, ни познание. Чтобы преодолеть эти барьеры, мы должны искать и находить то, что нас объединяет, не бояться нового и непривычного, стараться понимать другого человека, несмотря на всю его необычность для нас. Непростой труд быть  толерантным стократно оправдан его результатами. Как бы это громко ни звучало, но человечеству придётся постараться быть толерантным ради собственного выживания.

 

Фото Елены ГОРЮНОВОЙЛегко ли быть толерантным сегодня

 

В 8-м номере мы публиковали статью о состоявшемся в ГУ МВД России по г. Москве семинаре-практикуме «Этика сотрудника полиции в современных условиях». Данный материал вызвал большой интерес у читателей. Предлагаем вашему вниманию выступление одного из участников — психолога ОМВД России по району Бирюлёво Восточное г. Москвы майора внутренней службы Виктора ЛЮТЫХ.

Основной и наиболее объёмный вопрос, конечно же, касается толерантности между людьми в самом широком смысле слова. Однако непростые взаимоотношения между полицией и гражданами ставят вопрос о толерантности полицейских к гражданам и граждан к полицейским. Кроме того, поскольку органы внутренних дел не существуют вне общества, а наоборот являются его частью, то проблемы, терзающие общество в целом, также актуальны и для служебных коллективов ОВД. Таким образом, возникает вопрос о толерантности полицейских по отношению друг к другу.

 

 

Неоднозначное

отношение

Понятие «толерантность», как указано в Словаре иностранных слов, происходит от латинского слова tolerantia (терпение). Словарь даёт два определения этого понятия: снисходительность к кому- или чему-либо; полная или частичная потеря (или снижение) организмом животного или человека способности к выработке антител в ответ на антигенное раздражение.

Я не случайно привёл именно два определения: первое, как социальное и психологическое, второе – как понятие из биологических и медицинских наук. Если перевести язык «биологического» определения на «социально-психологический», тогда понятие толерантности будет звучать примерно так: это полная или частичная потеря человеком способности противостоять чему-то чужеродному. Таким образом, названные определения показывают нам существующие в современном мире «полюса» подходов к толерантности, между которыми лежит неисчислимое многообразие мнений и оценок.

В феврале 2009 года Московский патриархат отреагировал на практику введения в школах ряда регионов уроков толерантности: «Россия имеет свои духовные ценности и многовековой опыт сотрудничества разных вер и народов и не нуждается в заимствовании, в том числе в системе образования, таких понятий, как толерантность. Заимствованный у Запада термин «толерантность» имеет много значений, свои плюсы и минусы. Но не может не беспокоить, что зачастую под ним понимается нравственный нигилизм, индифферентность к различным порокам, религиозной истине, к тем ценностям, которые веками формировались в стране».

 

В чём проблема

Проблема толерантности в современном российском обществе привела к созданию Федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе» на 2001-2005 гг.». Первоначально программа разрабатывалась как межведомственная по инициативе Председателя Правительства РФ В.В.Путина и была согласована со всеми министерствами и ведомствами – участниками. С учётом важности программы, внимание, которое она привлекла в обществе, и международного резонанса, Президентом России 27 марта 2000 года было принято решение о преобразовании межведомственной программы в федеральную целевую.

«Проблема толерантности актуальна для современной России в силу её многонационального состава и многоконфессиональности, а также в связи с особенностями переживаемого периода истории — распадом СССР, локальными войнами, усилением сепаратистских настроений, ростом национального экстремизма. В настоящее время проблема толерантности в российском обществе стоит особенно остро. Её актуальность объясняется рядом причин: резкое расслоение социума по экономическим, социальным и другим признакам и связанный с этим рост нетерпимости, терроризма, развитие религиозного экстремизма, обострение межнациональных отношений, вызванных локальными войнами, проблемой беженцев» – отмечает старший преподаватель кафедры философии Сибирского юридического института МВД России Н.Н. Нагорный.

Помимо указанных выше причин, ключевое влияние (как отрицательное, так и положительное) на эти процессы имеют современные технологии. Именно сейчас, благодаря глобальной информатизации, мы являемся свидетелями проявлений экстремизма в различных частях света, в различных его формах и видах. Объединение людей, имеющих схожие воззрения, сегодня стало чрезвычайно доступным, а их совместные действия – очень оперативными. Но эти объединения могут носить как позитивный, созидающий характер, так и нести разрушение и хаос.

 

Толерантность на практике

Формирование толерантности требует комплексной работы на различных уровнях государства, общества, науки и практики. Что здесь может предложить практическая психология? Разработка проблемы толерантности, по мнению Г.В. Солдатовой, невозможна без постановки конкретных практических задач. Автор придерживается позиции, согласно которой толерантность можно формировать. В практических целях необходимо в первую очередь выделить компоненты, с которыми осуществляется такая работа, а именно: психологическая устойчивость, система позитивных установок, комплекс индивидуальных качеств, система личностных и групповых ценностей.

Психологическая устойчивость рассматривается как наиболее важный компонент толерантности и включает в себя широкую область — от нервно-психической до социально-психологической устойчивости. При том, что психологически устойчивый человек не обязательно является толерантным, это качество составляет основу зрелой личности. Важной особенностью является то, что психологическая устойчивость может целенаправленно формироваться. Данный подход взят за основу сотрудниками Центра толерантности и социального партнёрства, созданного на базе кафедры психологии личности МГУ и научно-практического центра психологической помощи «Гратис». В данном Центре разрабатываются психологические групповые технологии формирования толерантности, получившие название «Тренинги толерантности», которые содержат информационно-просветительские программы, тренинги по разрешению конфликтов, снижению агрессивности, профилактике и преодолению различных форм ксенофобии, тренинги по межкультурной коммуникации, социальной и межкультурной компетентности.

Разработчики данных технологий нацелены на воспитание толерантной личности, под которой они понимают «человека с позитивным взглядом на мир, нравственного и социально активного, осознающего собственную уникальность и взаимообусловленность окружающего мира, обеспокоенного его судьбой и понимающего, что то, каким будет этот мир, зависит от каждого». Формирование такой личности возможно через отработку жизненно необходимых социальных навыков, позволяющих подростку осваивать трудное искусство успешно жить в мире и согласии с собой и другими. Это навыки позитивного взаимодействия, решения конфликтных ситуаций, отработка способов успешной коммуникации, формирование социальной адекватности и компетентности, социально-психологической устойчивости, социальной чувствительности, способности к эмпатии, сочувствию, сопереживанию, корректировка самооценки, развитие чувства собственного достоинства и уважения достижений других, анализ и познание своего «Я» и своего «Я среди Других» (Г.В. Солдатова).

 

Что говорит закон

В Федеральном законе «О полиции» понятия «толерантность» и «терпимость» напрямую не используются. Однако в главе 2 «Принципы деятельности полиции» статья 7 («Беспристрастность») по своему содержанию имеет непосредственное отношение к рассматриваемым понятиям. В части 1 статьи указано, что «полиция защищает права, свободы и законные интересы человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств». Помимо этого, согласно части 3 данной статьи, «сотрудник полиции должен проявлять уважение к национальным обычаям и традициям граждан, учитывать культурные и иные особенности различных этнических и социальных групп, религиозных организаций, способствовать межнациональному и межконфессиональному согласию».

Положение о толерантности сотрудника органов внутренних дел сформулированы в Кодексе профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. В нём указаны обстоятельства, в которых сотрудник обязан быть «нетерпимым». Так, статья 7 «Нравственные обязательства сотрудника органов внутренних дел» предписывает сотруднику «относиться нетерпимо к любым действиям, оскорбляющим человеческое достоинство, причиняющим боль и страдания, представляющим собой пытки или другие жестокие, бесчеловечные либо унижающие достоинство виды обращения и наказания». Статья 8 предписывает в поведении с коллегами «быть нетерпимым к бахвальству и хвастовству, зависти и недоброжелательности». В статье 15 указано, что «в целях поддержания благоприятного морально-психологического климата в коллективе сотруднику следует поддерживать обстановку взаимной требовательности и нетерпимости к нарушениям служебной дисциплины и законности».

 

И В заключение

Полицейским в их практической деятельности регулярно приходится сталкиваться с проблемой толерантности. Но многообразие подходов и отношений к данной проблеме в научных кругах, среди практиков, гражданских институтов и в обществе в целом, к сожалению, только увеличивает неопределённость. Какие ориентиры существуют у сотрудника ОВД как человека, гражданина и представителя государства?

Совместное сосуществование людей невозможно без принятия на себя каждым человеком определённых ограничений и обязанностей. Они устанавливаются законами, а также подзаконными нормативными актами, договорами и т.д. Должны быть выработаны определённые «нормы толерантного поведения», при этом эти нормы должны быть зафиксированы в более или менее чётких формулировках, которые сводили бы к минимуму различия в их интерпретации. Не всё возможно и нужно фиксировать в законах и договорах, но та область, где пересекаются права одних людей и безопасность других, должна быть однозначно определена.

Необходимо целенаправленное формирование практических навыков взаимодействия, используя соответствующие технологии, разработанные практическими психологами и адаптированные для сотрудников органов внутренних дел.

Быть толерантным сложнее, чем нетолерантным. Для этого надо стараться понимать других людей, постоянно учиться новому, преодолевать свои страхи и страхи окружающих людей. Быть толерантным — значит быть в постоянном напряжении, которое вызывается, с одной стороны, необходимостью иметь собственную позицию и придерживаться её, а с другой – признавать позиции других людей.

Наверное, не существует такого человека или общности, которым действительно было бы легко быть толерантными. На свете нет двух людей с абсолютно одинаковыми личностными особенностями, характером, знаниями, мировоззрением и т.д. Мы все разные, и это придаёт интерес и смысл нашей жизни, без этого невозможно ни развитие, ни познание. Чтобы преодолеть эти барьеры, мы должны искать и находить то, что нас объединяет, не бояться нового и непривычного, стараться понимать другого человека, несмотря на всю его необычность для нас. Непростой труд быть  толерантным стократно оправдан его результатами. Как бы это громко ни звучало, но человечеству придётся постараться быть толерантным ради собственного выживания.

 

Фото Елены ГОРЮНОВОЙ

КОНЦЕРТ НА НОВОЙ ИПАТОВКЕ

В клиническом госпитале ФКУЗ «МСЧ МВД России по г. Москве» в конференц-зале собрались не только медицинские работники, но и сотрудники полиции, ветераны органов внутренних дел, те, кто находился на излечении в лечебном учреждении. Начальник госпиталя полковник внутренней службы Виктор Клыга поздравил всех женщин с Международным женским днем 8 Марта, пожелал счастья, красоты, любви и удачи во всех делах. От Благотворительного фонда «Петровка,38» женщинам вручили денежную премию. Далее всех ждал небольшой, но интересный концерт. Лауреат международных конкурсов Олег Куреша вместе со своей супругой Викторией, певец Сергей Чумаков и группа «Царицынский парк», художественным руководителем которой является майор полиции Игорь Огурцов, своим творчеством покорили зал. Песни были настолько зажигательными, что многие зрители не могли усидеть в креслах и пускались в пляс. Артистов долго не отпускали со сцены, прося ещё раз исполнить ту или иную песню. По окончании концерта у всех было приподнятое, веселое настроение. Сотрудники подходили к руководителям госпиталя с благодарностью за  организованный праздник.

Александр Обойдихин, фото автора, Е. Горюновой и А. БАСТАКОВА

КАК НЕ СТАТЬ ЖЕРТВОЙ АВТОПОДСТАВЫ?

Число автолюбителей в столице непрестанно растёт. Увеличивается и количество злоумышленников, добывающих на дорогах свой преступный заработок. Мошенники постоянно выдумывают новые схемы отъёма денег при инсценировке дорожно-транспортных происшествий.

Оперативники уголовного розыска УВД по Зеленоградскому округу задержали 26-летнего жителя Подмосковья, причастного к серии мошенничеств на дорогах.

Несколько дней назад в дежурную часть УВД г. Зеленограда обратился 55-летний зеленоградец с заявлением, что он стал жертвой мошенников. Как выяснилось, мужчина в середине января на своём автомобиле возвращался домой по Пятницкому шоссе. Подъезжая к одному из пешеходных переходов в деревне Горетовка, он обратил внимание на припаркованную у обочины легковушку, которая загораживала обзор. Мужчина притормозил, проезжая по «зебре», но в этот момент на дорогу выбежал пешеход. Зеленоградец почувствовал удар, остановился, вышел из машины и увидел лежащего на земле мужчину, который ругался и стонал от боли. Свидетели — пассажиры той самой припаркованной у обочины легковушки — заявили, что зеленоградец на переходе сбил пешехода. А вскоре после случившегося подъехал некий мужчина, представившийся начальником пострадавшего. Он начал рассказывать перепуганному автолюбителю об ужасной ответственности, которая ему грозит. Ко всему прочему начальник заявил, что из-за ДТП у него срывается важная сделка, которую вёл пострадавший.

Затем в беседу вступил неизвестный мужчина, представившийся Олегом. Он пытался всех успокоить и решить вопрос полюбовно, ведь лучше сейчас расплатиться с едва живым бедолагой, чем вызывать на место происшествия полицейских и садиться в тюрьму. В качестве компенсации он предложил водителю выплатить пострадавшему зарплату за три месяца, уточнив, что пострадавший получает 140 тысяч рублей в месяц.

У водителя при себе такой суммы не оказалось, и Олег вызвался съездить вместе с ним домой, а затем передать деньги потерпевшему. В результате зеленоградец передал Олегу 7 тысяч евро (273 тысячи рублей). Но вскоре с него стали требовать дополнительно ещё денег — и тогда мужчина обратился в полицию.

В ходе  проведения оперативно-розыскных мероприятий сотрудникам уголовного розыска УВД удалось установить личность одного из подозреваемых в мошенничестве, получившего от заявителя деньги. Накануне 26-летний житель подмосковного посёлка Некрасовский при попытке получить деньги был задержан в Зеленограде и изобличён в совершении данного преступления. Как выяснилось, «наезд на пешехода» был полностью инсценирован.

А на следующий день после задержания мошенника в полицию с аналогичным заявлением обратился ещё один мужчина, 60-летний житель Зеленограда. Как выяснилось, он стал жертвой мошенников на том же самом переходе и заплатил им 1 миллион 250 тысяч рублей — под предлогом оплаты серьёзной операции «потерпевшему». 

По двум преступлениям возбуждены уголовные дела по статье «Мошенничество в крупном размере». Решением суда подозреваемый арестован. Оперативники предполагают, что аналогичные преступления этой же группой неоднократно совершались на территории г. Москвы и Московской области. Если вы стали жертвой подобных мошеннических действий или очевидцем преступления, просим сообщить в УВД по Зеленоградскому АО ГУ МВД России по г. Москве по телефону (499) 710-01-22.

 

Эмоционально беседа аферистов строится таким образом, что сначала под психологическим давлением у человека формируется чувство вины и безысходности. Даже уверенная в своей правоте «жертва» начинает постепенно сомневаться и чувствовать себя виноватой. Единственное противодействие — не поддаваться и поступать самостоятельно. На любые действия, которые выходят за рамки их плана, преступники не могут реагировать адекватно. Ваши звонки родственникам, друзьям, адвокатам, юристам могут помешать им.

Сначала сообщите о случившемся в полицию со своего телефона. Ни о чём не надо договариваться с так называемым пострадавшим. Постарайтесь на сотовый телефон сфотографировать вымогателей и их автомашины. Но не стоит делать это в открытую, чтобы не спровоцировать преступников на агрессивные действия, так как им вряд ли захочется попасть в объектив. Если это невозможно, постарайтесь запомнить как можно больше деталей и примет самих мошенников и их автомобиля. И самое главное, ни при каких условиях не покидайте место происшествия до приезда сотрудников ГИБДД.

Ирина РАСПОПОВА,

рисунок Юлии ДАЛИДОВИЧ

ДЛЯ МИЛЫХ женщин

Накануне Международного женского дня 8 Марта в конференц-зале поликлиники № 1 Федерального казённого учреждения здравоохранения «МСЧ МВД России по г. Москве» царила праздничная атмосфера. Руководство поликлиники по традиции пригласило медперсонал для поздравления. 

Начальник поликлиники Салават Хазиев и директор Благотворительного фонда «Петровка, 38» Александр Обойдихин поздравили женщин с праздником весны, пожелали здоровья, счастья, удачи, быть любимыми и самим любить. Они также вручили женщинам подарки от Благотворительного фонда «Петровка, 38».

Для женщин был подготовлен сюрприз от Культурного центра ГУ МВД России по г. Москве. Заместитель начальника Культурного центра, директор Дворца культуры, певица Каринэ Гаспарян и солист ансамбля русских народных инструментов «Россияне» Сергей Ермаков выступили с концертной программой. Репертуар был подобран так, что пели и все присутствующие в зале. Настроение было праздничное, все улыбались!

Александр Обойдихин, фото автора.

ГОЛОСУЮ ЗА МОЛОДЁЖЬ!


Несколько лет назад произошло в моей судьбе удивительное событие. Украина, я без работы, за пять минут до окончания приёма вхожу в кабинет начальника ОВД города Евпатории подполковника милиции Василия Ефимовича Левина, говорю быстро, без какой-либо надежды на положительный исход:

— Хочу у вас работать!

— А что вы умеете ? — спросил поражённый моим натиском начальник.

— Я танцую, пою и пишу стихи! — произнесла я на выдохе фразу, определившую мой дальнейший жизненный путь на долгие годы.

Начальник милиции минут пять не мог справиться с приступом хохота, после чего внимательно просмотрел мои документы и резюмировал:

— Именно такие люди нам нужны.

Далее — нелёгкая служба в инспекции по делам несовершеннолетних: подвалы, чердаки, притоны, детские слёзы, непонимающие прописных жизненных истин «неблагополучные» родители. Но, как бы то ни было,  воспоминания об этом временном промежутке — светлые. Искренне верю, что кого-то спасла от опрометчивого шага, помогла найти себя.

Затем — служба в уголовном розыске. Здесь обрела долгожданный опыт, появилась возможность прочувствовать всю романтику бытия опера. И с какими бы трудностями ни сталкивалась, ни разу не пожалела о случайно избранной профессии — «граждан защищать».

В 1998 году по семейным обстоятельствам оказалась в Москве: смена гражданства, болезнь и смерть самого близкого человека, долгое оформление в органы внутренних дел и множество других жизненных коллизий. Но зато потом жизнь вознаградила сполна: 2001 год, ОВД Хамовники, аналитика в стадии её зарождения, раскрытие преступлений с самым малым информационным ресурсом, жаркие споры, обсуждения. И ничто не останавливало — ни низкая заработная плата, ни многочасовые и многодневные переработки, ни многие другие профессиональные издержки.

Период с 2004 по 2008 год был самым значительным в плане востребованности и профессионального роста. Службу в отделе по борьбе с организованной преступностью вспоминаю с благодарностью, необычайной гордостью и уважением к коллегам. До сих пор 15 ноября мы собираемся в Парке имени Горького у камня Памяти, вспоминаем грустные и смешные события, радуемся успехам огорчаемся неудачам своих бывших коллег.

В августе 2011 года мне было предложено возглавить Центр оперативно-розыскной информации. То есть спустя 10 лет вернуться к аналитике, но уже на её новом, более прогрессивном витке, с возможностями, о которых в 2000 году приходилось только мечтать. Согласилась: интересно, перспективно, востребовано. И хотя, как оказалось, возможности аналитики в Центральном округе довольно скромные, совершенно уверена, что это временное явление, ибо колоссальная поддержка и вера в будущее аналитики со стороны руководства управления не дают мне морального права отступать.

И самое главное — это люди, которые меня окружают, мои коллеги, подчинённые. После реформирования коллектив обновился на 40 % — это в основном молодёжь, пришедшая по окончании юридических вузов переводом из других подразделений, с гражданки. Молодёжь ругают практически все: ленивые, жизненные ценности утрачены, дерзкие и тому подобное. А вот мне достался, наверное, самый цвет: инициативные, трудолюбивые, с творческим огоньком. И не страшно, что не имеют опыта, хватают всё, что называется, на лету.

Вот, например, Дмитрий Ерёмин, в декабре 2011 года перевёлся с должности оперативного дежурного, а уже аналитик с именем среди оперативников округа. Очень переживает, если не удаётся получить необходимую информацию, а уж коли получается «накопать», то не уйдёт с работы пока не закончит, порой приходится буквально гнать домой.

Или Ольга Хлынина, в должности с августа 2011 года по окончании юридического вуза. Это наш универсальный солдат, что бы ни поручили, исполнит всё по высшему разряду, думаю, у неё большое будущее.

Данила Кузнецов — улыбчивый, доброжелательный, трудоголик. Ответственно подходит к решению любой из поставленных задач.

Юлия Платова — стажёр по должности, но уже проводит анализ оперативной обстановки на территории обслуживания, причём довольно результативно. В ОМВД по Басманному району был раскрыт ряд преступлений посредством расстановки патрулей согласно представленному ею анализу.

Дарья Беларусова — романтик, мечтатель, с первого дня службы была одержима желанием раскрыть  хоть какое-нибудь преступление. И как же мы радовались, когда в феврале 2012 года в ОМВД России по Мещанскому району было раскрыто мошенничество посредством проведения ею ряда оперативно-аналитических мероприятий.

Вот такая она, наша молодёжь! И я голосую за неё. Если кто-то желает реализоваться в этой жизни, свернуть горы, гореть, дерзать, претворять в жизнь свои гениальные идеи, я рекомендую идти в аналитику, ибо за ней будущее, за ней прогресс.

Начальник ЦОРИ УВД по ЦАО

подполковник полиции

Динара Мельникова