petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 27 (9579) от 25 июля 2017г.

Статьи в категории: Номер 12 (23) 4 апреля 2007 года

№1(1) от 9 августа 2006 года

Две истории из жизни сыщиков



Их рассказал нашему корреспонденту
начальник криминальной милиции
ОВД по Бабушкинскому району города Москвы
подполковник милиции Михаил Гагуа.
 



Любовники бывают
разные
Средь бела дня в квартире Ирины Алехиной раздался звонок в дверь. Хозяйка не стала смотреть на визитеров в глазок и даже не задала вопрос: «Кто там?». А зачем? Женщина занимала солидный пост в крупной коммерческой фирме, имела в подчинении более ста сотрудников, и за годы, проведенные в этой должности, она забыла, что такое страх, в основном боялись ее. Поэтому Ирина легкомысленно распахнула дверь.
На пороге стояли пятеро мужчин, лица которых скрывали маски, они были вооружены пистолетом и обрезом охотничьего ружья. Один из непрошеных гостей ударил удивленную женщину в лицо, двое других втащили обмякшее тело в комнату. Привязав хозяйку к креслу, они сноровисто стали паковать ее вещи. Налетчик с пистолетом участия в этом не принимал, все это время он стоял рядом с Алехиной и вслух оценивал ее формы и внешность. Это пробудило в нем желание заняться сексом с хозяйкой квартиры, но подельники воспрепятствовали: мол, от такой красотки никто бы не отказался, но сейчас времени мало. Тогда мужчина потребовал от Ирины назвать номер ее телефона и, уходя, сказал: «Я через пару дней позвоню и приду, жди. Если встретишь и обеспечишь хороший досуг — больше меня никогда не увидишь. Обратишься в милицию — пеняй на себя». Добыча грабителей оказалась внушительной — дорогая оргтехника и 20 000 долларов. Однако всего этого Алехиной было не жаль. «Деньги что — бумага, еще заработаю», — заявила она оперативникам. Ее пронизывал ужас даже от одной мысли встретиться вновь с тем человеком.
После того как эксперт побывал в квартире, сыщики получили неутешительную весть: отпечатков пальцев злодеи не оставили. В итоге — никаких зацепок, скудные приметы нападавших и полное отсутствие версий, о том, кто бы их мог навести. Оставался один вариант — устроить на квартире Алехиной засаду. Дежурили посменно по двое. На пятую ночь настала очередь моего собеседника.
— Как сейчас помню, — рассказывает Михаил Юрьевич, — сидим на кухне, чай пьем, вдруг телефонный звонок. Алехина взяла трубку, разговор был коротким. «Это он, сказал, чтоб жратву готовила, через пятнадцать минут зайдет», — сообщила женщина. Мы обрадовались, что этот отморозок слово сдержал. Позвонили в отдел и попросили дежурного направить к нам свободный патрульный автоэкипаж для доставления задержанного, но предупредили, чтобы наряд особо не торопился и не приехал раньше времени. Только напарник трубку на рычаг повесил, как в дверь позвонили. Я в глазок посмотрел и обомлел — в гости вся команда пожаловала. Что делать? По количеству стволов мы с ними на равных, но численный перевес явно не в нашу пользу. А медлить нельзя, догадаются, что в квартире засада и помощь на подходе, — убегут, ищи их потом. И в бой вступать в маленькой тесной прихожей — самоубийство. А те уже от нетерпения в дверь долбить начали. И тут мне в голову пришла идея, как без риска затащить их всех в большую комнату и задержать. «Скажи им, что ты не одета, пусть подождут минуту, — говорю Алехиной, — а сама переодевайся в халат». После этого быстро даю инструктаж: Алехиной — открыть дверь и сказать бандитам, что в комнате находится любовник, напарнику — спрятаться на кухне и ждать моего сигнала. Сам ложусь в кровать и натягиваю одеяло по самый подбородок. Слышу, замок щелкнул, дверь открылась. Из прихожей стали доноситься недовольные голоса, потом шаги, расходящиеся в разные стороны, а на пороге большой комнаты появился тот, кого мы так ждали. «Это что ли твой любовник?» — «Да». — «Ну так пусть собирается и уходит». Я лежу, делаю вид, что сказанное адресовано не мне. Бандит, видя, что с моей стороны никакой реакции, повторяет: «Ты чего, парень, не понимаешь? Вставай и проваливай!». Я — ноль внимания. Тем временем в комнате собрались остальные. Закончив осмотр квартиры и убедившись, что кроме меня посторонних нет, налетчики расслабились. Со стороны насмерть перепуганного любовника противостояния они не ожидали, поэтому оружие убрали. Настал момент действовать. Отбрасываю одеяло, вскакиваю на кровать, передергиваю затвор пистолета и во все горло грозно кричу, что если они не лягут на пол — буду стрелять. В дверях напарник возник, тоже с пистолетом и с той же просьбой. Такое мое перевоплощение да еще неизвестно откуда взявшийся «приятель» повергли налетчиков в шок. Все пятеро дружно упали на пол и смирно лежали до приезда отделенческой «канарейки». Что интересно, преступники только в ОВД поняли, что я из милиции. Думали, напоролись на своего коллегу-бандита.
 
Хорошо все то,
что хорошо кончается
Жила на территории отдела предпринимательница Татьяна. Занималась она посредничеством между покупателями и мебельной фабрикой. Бизнес строился следующим образом: Татьяна размещала в газетах рекламу о продаже мебели и давала свои координаты. Подъезжала в удобные для клиента время и место, подробно обговаривала с ним цвет, размер и тому подобное и на основании составленного договора брала стопроцентную предоплату (естественно, не забыв включить в общую сумму свои проценты). Как только фабрика изготавливала требуемую вещь, женщина ставила в известность покупателя и согласовывала с ним время доставки. В общем, все были довольны: фабрике не нужно искать заказчиков, заказчику — фабрику, да и бизнесменша в накладе не оставалась. И все бы хорошо, но случались у Татьяны затяжные запои, во время которых она умудрялась проматывать как свои кровные, так и деньги клиентов. Правда, до последнего случая предприимчивая и коммуникабельная женщина находила выходы и достойно справлялась с возникшими трудностями. Производителя Татьяна уговаривала сделать заказ побыстрее и в долг, клиенту за просрочку делала небольшую скидку, бесплатную доставку или преподносила сувенир. Причем расходилась с людьми так умело, что те не боялись прибегать к ее услугам вновь. Но однажды Татьяне не повезло. Запила именно тогда, когда взяла с очередного заказчика деньги на крупную партию мебели.
Покупатель был не простым, а, как сейчас принято говорить, из братвы, да к тому же из «руководящего состава». Мебель должны были привезти в его новый загородный дом накануне новоселья. А тут такой позор! Столько приглашено гостей: и товарищи по «работе», и руководители дружественных организаций, и чиновники местной администрации — а им ни сесть, ни лечь некуда. За такое сувенирами не отделаешься. Татьяне объявили штраф в двукратном размере от той суммы, что стояла в договоре. Срок погашения долга — сутки. Деньги вернуть женщина не отказывалась, даже была согласна с такой огромной неустойкой, просила лишь об одном, дать время. Но заказчик был краток: «До завтрашнего вечера не будет, послезавтра с утра жди в гости, приедем, силой выбьем». Пришлось обращаться за помощью в милицию. Когда руководство прикидывало, какое количество сотрудников необходимо отправить к Татьяне домой для встречи гостей, рассуждали так: сколько бандитов может приехать выбивать деньги с беззащитной женщины? Ну, двое, трое, пятеро наконец. Раз так, то двоих вооруженных сыщиков вполне достаточно, а в случае чего, здание отдела в пяти минутах ходьбы от места жительства предпринимательницы. Поэтому ранним утром в указанный день двое оперативников, предвкушая легкую победу, отправились к Татьяне. Безмятежность длилась не долго, ровно до того момента, пока во двор не заехали разом пять престижных иномарок. Из машин вышли двенадцать человек и направились в подъезд. Сомнений в том, что эти спортивного телосложения молодые люди могли идти в гости к кому-то другому, не было. А по самоуверенным и абсолютно тупым лицам опера поняли: эти приказ хозяина намереваются выполнить дословно.
Когда раздался звонок в дверь, а та была заперта на все засовы, оперативные сотрудники, не открывая, представились: «Ребята, мы из милиции, так что давайте мы одного вашего представителя впустим и будем решать с ним возникшие вопросы в рамках закона». «Нам все равно откуда вы, — поступил ответ. — А как вопросы решать, мы и сами знаем». После этого дверь стали ломать.
Как назло, телефон дежурного был занят, а надежда, что деревянная преграда сможет сдержать натиск, не велика. Стали строить баррикады. Притащили из комнаты шкаф, подперли его для надежности двумя тумбочками. Кресла придвинуть не успели, бандиты сломали дверь и навалились на шкаф. Пришлось операм самим его подпирать. Когда силы уже были на исходе, в кармане одного из них ожил мобильник. Это обеспокоенный долгим отсутствием вестей дежурный решил справиться, все ли у них в порядке. «Высылаю помощь, держитесь», — крикнул офицер в трубку, и в это время шкаф затрещал. Оставаться в квартире было опасно. Прорвавшись в комнату, бандиты могли взять Татьяну в заложники и увести с собой. Надо было уходить самим и спасать женщину. Хорошо, жилище находилось на втором этаже и на улице была зима, поэтому приземление в сугроб оперов и Татьяны прошло удачно. А бандиты, ворвавшись в квартиру, оказались в мышеловке — по лестнице бежали участковые и сыщики. Задержание братков напоминало кадры из фильма «Место встречи изменить нельзя». По одному, с поднятыми руками они выходили на лестничную площадку, затем под конвоем следовали в стоящий у подъезда «воронок».
Вячеслав АНДРЕЕВ

«Женя — мой сосед…»

Одно из самых неприятных наследий советской эпохи — это коммунальные квартиры. Совместное проживание неизбежно приводит к вторжению в личные сферы жизни посторонних друг другу людей, что приятно далеко не каждому. Старожилы, привыкшие к трудностям и воспитанные на иных принципах, подходили к этому философски. Вместе делили радость и горе, встречали праздники, преодолевали трудности, становясь одной дружной семьей. Но едва ли в наши дни можно говорить о таких добрососедских отношениях в коммунальных квартирах. Постоянные разногласия, возникающие по поводу очередности посещения туалета, ван оттуда поступают регулярно.
Осенью прошлого года в дежурную часть ОВД Пресненского района поступило сообщение о том, что Сергей Тимофеев (данные изменены), проживающий в коммунальной квартире в Спиридоньевском переулке, был доставлен в клиническую больницу в тяжелом состоянии с открытой черепно-мозговой травмой. Ночью во дворе собственного дома молодого человека избили деревянным брусом. По данному факту было возбуждено уголовное дело. Допросить потерпевшего было невозможно — Сергей находился в коме. Свидетелей произошедшего найти не удалось.
Расследование было поручено следователю СО при ОВД Пресненского района старшему лейтенанту юстиции Александру ной и кухни, масса других обоюдных претензий очень часто приводят к ссорам и даже дракам между жильцами. Именно поэтому опытный оперативный дежурный ОВД наизусть знает адреса всех коммуналок, так как вызовы Михаленко.
— Я сразу обратил внимание на то, что у потерпевшего ничего не похищено, следы борьбы, характерные для пьяных драк, отсутствовали, — рассказывает он. — Это указывало на то, что мотивом преступления могли послужить устойчивые неприязненные отношения, ненависть злоумышленника к потерпевшему. В ходе многочисленных допросов близких Сергея удалось выяснить, что его сосед по коммуналке, Евгений, на почве бытовых ссор неоднократно угрожал пострадавшему. Поэтому версия о причастности соседа к данному преступлению стала для меня основной.
 Следователь навел справки о подозреваемом и выяснил, что молодой человек трижды был осужден — два раза за хранение наркотиков и за хищение, характеризовался как вспыльчивый и жестокий человек. А вскоре перенесший тяжелейшую операцию, чудом оставшийся в живых потерпевший пришел в себя. На первом же допросе он назвал имя преступника: «Женя — мой сосед…». В настоящий момент молодому человеку предъявлено обвинение по ст. 111 ч.1 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), и в середине весны он предстанет перед судом. Если вина Евгения будет доказана, то он на несколько лет освободит комнату в злополучной коммунальной квартире.

Двуликий Ануар

Сотрудниками уголовного розыска УВД по САО Москвы был задержан 23-летний уроженец Молдавии, подозреваемый в совершении мошеннических действий. Ануар Чапой в течение длительного времени с семьей, состоящей из его родителей и трех братьев, проживал в подмосковных Люберцах. В последние годы он жил, не имея паспорта и других документов, пользуясь документами своих братьев.

На одном из сайтов Ануар познакомился с Еленой, проживающей на юге столицы. Он был так очарован прекрасной Еленой, что мог выполнить любую ее просьбу. Елена попросила Ануара разыграть ее подругу Анну, которая также искала новых знакомых через Интернет. Ануар вступил с девушкой в переписку, и через две недели Анна пригласила его к себе в гости. В ходе беседы он заявил, что если Анна разместила свое объявление на сайте знакомств, то она, возможно, является девушкой легкого поведения, а он, Ануар, — представитель силового ведомства, и в его компетенции привлечь Анну к уголовной ответственности. Девушка ответила, что не занимается проституцией, но мошеннику удалось убедить ее в том, что он действительно сотрудник правоохранительных органов, и у него есть веские основания предъявить ей обвинения. Затем Ануар заставил Анну написать объяснение и намекнул, что за небольшое денежное вознаграждение он готов не возбуждать дело. Перепуганная Анна вручила мошеннику 6 тысяч рублей и 2 сотовых телефона, который Ануар забрал для того, чтобы проверить все звонки Анны и окончательно убедиться в ее невиновности. Напоследок мошенник заставил отдать ему паспорт и другие документы и, назвав известный адрес на Лубянской площади, попросил явиться к нему для дальнейшей беседы. Впоследствии было установлено, что Ануар Чапой не предъявил девушке никакого документа, удостоверяющего его принадлежность к силовому ведомству, но речь и поведение Ануара были настолько убедительны, что Анна испугалась и подчинилась его требованиям. Когда она поняла, что стала жертвой обмана, то обратилась за помощью к сотрудникам уголовного розыска.
Для того чтобы выйти на след мошенника пришлось приложить немало усилий, и в результате блестящей операции, проведенной на высокопрофессиональном уровне, мошенник был задержан.
Сыщики нашли сайт, где Анна познакомилась со своим обидчиком, и после нескольких дней работы в Интернете им удалось вступить в общение с мошенником и пригласить его в гости. Когда Ануар прибыл по указанному адресу, его задержали сотрудники милиции. В настоящее время устанавливается личность Елены. У оперативников есть основания предполагать, что она вполне может оказаться плодом воображения Ануара.

Все решили секунды

24-летняя Надежда Большова всю свою жизнь прожила на Скаковой улице в доме, рядом с которым располагается ОВД Беговой. Женщина даже представить не могла, что однажды подобное обстоятельство поможет задержать грабителя, жертвой нападения которого станет она сама.
Поздно вечером Надежда возвращалась домой из гостей. Когда до родного подъезда осталось пройти совсем чуть-чуть, ее настиг грабитель и, ударив несколько раз по лицу, вырвал из рук сумку. Через несколько минут Надежда уже была в милиции.

О дальнейших событиях рассказывает начальник СКМ ОВД Беговой Вячеслав Страусов.
— В тот день я был ответственным от руководства и находился в дежурной части. К нам в отдел прибежала плачущая девушка. Она рассказала, что стала жертвой нападения и успела запомнить приметы злодея. Понимая, что в данном случае речь идет о секундах, мы с оперативником сели в машину и поехали в том направлении, куда побежал преступник. Грабителя мы задержали недалеко от места совершения преступления и доставили его в отдел. Девушка опознала в нем своего обидчика. Похищенный телефон и кошелек, принадлежащие Надежде, были изъяты у задержанного.
Грабителем оказался уроженец Молдовы 20-летний Мурад Аманов. Он трудился в Подмосковье на стройке и в Москву прибыл для того, чтобы перевести деньги на родину. Случайно он столкнулся со своим знакомым, встречу отметили. Время было позднее, и Мурад вспомнил, что где-то в районе Ленинградского проспекта находится круглосуточный банк. Сумму, потраченную на выпивку и закуску, Мурад решил компенсировать за счет припозднившихся прохожих.
В настоящее время проверяется причастность задержанного к совершению аналогичных преступлений на территории Северного округа столицы.

Ничего не вижу… и не желаю?!

Место действия — стационарный пост, расположенный на пересечении МКАД и Ярославского шоссе. Прибор, который возьмет на себя функции неподкупного беспристрастного судьи и покажет, соответствует ли ГОСТу в процентном соотношении пропускная способность стекол или нет, называется ИСС-1. В отличие от распространенного «Блика», этот аппарат при замерах имеет большую точность, так как его индикатор замера не стрелочный, а электронный, и, безусловно, более удобен в работе — инспектору не надо искать рабочий «прикуриватель», в прибор достаточно вставить аккумуляторы. Впрочем, один существенный минус от своего прототипа унаследовала и эта модель — использовать ИСС-1 можно только при плюсовых температурах.

* * *
Обычно в материалах о проведенных совместных рейдах мы указываем количество нарушителей. Сегодня приводить точное число нет смысла. Цель другая — услышать объяснения водителей, зачем им нужны черные стекла. Все ответы я фиксировал и разделил на несколько групп. Картина получилась следующая.
Первая группа ответов, которых, по моим подсчетам, было около 30%, следующего содержания: «Я затонировал машину в целях безопасности имущества, оставленного в салоне». То есть эти люди уверены в том, что за черными стеклами вор не сможет рассмотреть лежащий на заднем сиденье портфель и вставленную в магнитолу лицевую панель аудиосистемы, поэтому не тронет машину. Что ж, это так, но верно лишь отчасти. Представим следующую ситуацию. Потенциальный вор обходит все машины, припаркованные во дворе, и высматривает, чем бы поживиться. Сквозь прозрачные стекла он видит полное отсутствие материальных ценностей в одном авто, во втором, наконец подходит к наглухо тонированному. Какие мысли у него в голове в этот момент? Да примерно такие: затонировал — значит, есть что скрывать.
Большинство из водителей честно признавались, что пленка на окнах сильно мешает обзору, особенно в темное время суток. После ее нанесения многие начали испытывать нервозность и глазное напряжение во время перестроений, при проезде нерегулируемых перекрестков, а езда задним ходом стала просто пыткой. Сетовали и на то, как им самим досаждают идущие впереди машины с тонированными стеклами, через которые не видно дороги.
Так не проще ли, чтобы не усложнять жизнь себе и другим, каждый раз, выходя из машины, убирать панель магнитолы в карман, а ценные вещи перекладывать в багажник?
Вторая категория граждан, которая составила еще 30%, приводила следующие доводы в пользу тонировки: «Пленка позволила мне улучшить микроклимат в салоне — перестал испытывать духоту, а тонированное лобовое стекло избавило от ослепляющего солнечного света».
Давайте разберемся. То, что тонирующая пленка в какой-то степени способствует уменьшению температуры в салоне, — факт. Но не на много, всего на несколько градусов. Если на улице очень жарко и в машине нет кондиционера, то стекло все равно придется опустить. И тогда что толку, тонировано оно или нет? Что касается второго довода, то с ним я полностью согласен. А если на улице пасмурно или настали сумерки? Тонирующая пленка — это же не очки от солнца, которые при необходимости можно снять. Получается, что в плохую погоду и в ночное время владелец, затонировавший ветровое стекло, вынужден «летать по приборам», а распознавать помеху сбоку — на ощупь.
Остальные 40% ответов людей, сидящих за рулем авто с черными стеклами, поделим поровну. Первую половину составляют те, кто считает, что обладать машиной с непрозрачными окнами престижно, это автоматически ставит их в один ранг с власть имущими. Другую составляют те, которым просто необходимо быть, образно говоря, не хуже, чем сосед.
В реальных преимуществах «черной» машины перед «аквариумом» лично меня не убедил никто. Поэтому, я считаю, хорошо, что государственные мужи планируют изменить наказание за подобные опасные нарушения со смехотворной суммы 50 рублей на более жесткое, вплоть до эвакуации автомобиля на штрафстоянку. Но раз уж немалая часть наших граждан берет пример с высокопоставленных чиновников, то не мешало бы и им показать на личном примере, что прошло время не только спецномеров с триколором и мигалок. Кстати, мне не раз доводилось видеть на улицах города областную или региональную патрульную автомашину ДПС с тонировкой на окнах. Получается, как реклама сигарет: сам курю, но от опасного табака спасу остальных.
В заключение хотелось бы добавить еще одно. За время рейда несколько раз случались инциденты. В первом случае граждане были уверены, что пленка на их автомобиле уложится в лимит дозволенного, так как перед нанесением автосервис представил на нее сертификат соответствия российским стандартам. Скорее всего, мастер просто не разъяснил этим людям, что по нашему ГОСТу 5727-88 «Стекло безопасное для наземного транспорта. Общие технические условия» любая пленка, нанесенная на задние стекла, уложится в рамки закона, хотя бы просто потому, что ее процент вообще не нормируется. Что касается остальных, то «светопропускание стекол, обеспечивающих видимость для водителя, должно быть не менее 75% — для лобовых стекол; 70% — для стекол, входящих в нормативное поле, определяющее переднюю обзорность». Так что пусть эти уверения в соответствии стандартам будут на совести мастеров-частников, которые для получения прибыли несколько лукавят. Но что делать, если так же не честно поступает с автовладельцами само государство, которое дает разрешение целым заводам выпускать незаконные и опасные стекла. Приведем пример. Госинспектор останавливает «Волгу» с заводскими тонированными окнами. Прибор крепится на стекло, электроника выдает вердикт: в рамки дозволенного не укладывается! Другой водитель после аварии установил на автомобиль новый комплект стекол с затемненным напылением, на руках у него имеется сертификат соответствия. Но у стража порядка свой сертификат, в котором сказано, что прибор вовремя прошел проверку на работоспособность и поэтому врать не может. Не понятно мне также и то, зачем давать разрешения на производство и продажу разнообразных черных «очков» на фары. Ведь в этом случае закон бизнеса — спрос рождает предложение — неприемлем. Такую продажу вполне можно назвать по-другому — провокация.
Вячеслав АНДРЕЕВ