petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 40 (9592) от 24 октября 2017г.

Статьи в категории: Номер 12 (69) 2 апреля 2008 года

Учить действовать надежно и красиво

При поступлении на работу в органы внутренних дел каждый сотрудник проходит первоначальную боевую и служебную подготовку. Новичкам досконально объясняют основы несения службы. По окончании полугодичных курсов слушатели полностью готовы к работе в органах внутренних дел. Но, увы, через некоторое время молодые милиционеры утрачивают должный тонус. Происходит это, как правило, из-за того, что либо во время обучения, либо уже на местах инспекторский состав не всегда в достаточной степени владеют методиками формирования и поддержания боевой и физической формы, позволяющей сотрудникам милиции уверенно и грамотно действовать не только в стандартной, но и в экстремальной обстановке.
 
Для того чтобы восполнить этот пробел и наглядно продемонстрировать специалистам-инструкторам тонкости эффективных методик развития потребностей сотрудндников правоохранительных органов к самосовершенствованию, на базе Центра боевой и служебной подготовки Управления внутренних дел по САО г. Москвы был проведен Всероссийский семинар-тренинг на тему «Надежность индивидуально-групповых действий сотрудников правоохранительных органов при выполнении оперативно-служебных задач». Приглашения для участия в нем получили представители различных подразделений силового блока органов внутренних дел. Наряду с сотрудниками ГУВД по г. Москве в занятиях принимали участие инструкторы спецподразделений Госнаркоконтроля, Государственной таможенной службы, Федеральной службы безопасности, Федеральной службы охраны, Министерства юстиции РФ. В основу семинара была положена система ситуативных профессионально-психологических тренингов по задержанию опасных правонарушителей, разработанная на кафедре боевой подготовки Нижегородской академии МВД России. Стоит отметить, что подобные тренинги являются традиционными и проходят под эгидой ВФСО «Динамо». Они представляют собой интенсивную пятидневную практическую отработку всего комплекса личностных и физических качеств, творческих способностей и навыков, необходимых для задержания опасных преступников, обеспечению безопасности граждан и самих работников правоохранительных органов, а также наглядную демонстрацию этого и других методов подготовки сотрудников к действию в самых жестких условиях. Главной особенностью тренинга, разительно отличающего его от традиционных форм физической, огневой подготовки и проверки эффективности боевых приемов борьбы, на которую указывали все участники семинара, является интегральный, междисциплинарный характер учебно-боевых задач, высочайший уровень реализма предложенных моделей учебной деятельности и разбора всех тонкостей методической психологической и практической подготовки руководителей занятий и сотрудников. Как рассказал руководитель Центра рукопашного боя ЦС ОГО ФВСО «Динамо» полковник милиции Вячеслав Перелыгин — один из инициаторов проведения подобных форм повышения квалификации специалистов по обучению личного состава органов правопорядка и безопасности, опыт проведения семинаров в формате, разработанном «нижегородцами» подтвердил, что он стимулирует творческий подход к делу обучения сотрудников, инициирует активный и полезный обмен опытом, обсуждение возможностей применения представленных подходов и богатейших наработок в учебно-тренировочном процессе и реальных ситуа-
циях.
— Наша задача — брать самое интересное, актуальное и показывать это специалистам, — говорит полковник Перелыгин. — Мы ведем речь не о физической подготовленности, а о профессионализме. На этих занятиях дается индивидуальная профессионально-психологическая подготовка. Здесь не бегают, не прыгают, не трудятся на износ — все это не является нашей целью. Работать над собой каждый сотрудник должен уметь сам. Мы лишь немного подтачиваем, направляем, координируем… Здесь дается некий импульс, формируются новые ориентиры и средства их достижения, чтобы впоследствии руководитель подразделения, инспектор или инструктор смог самостоятельно видеть белые пятна в своей работе и работе сотрудников, изменить к лучшему климат на занятиях, помогать сотрудникам придавать своим действиям профессиональныю надежность и красоту.
В качестве инструкторов-преподавателей на таких семинарах выступают не только специалисты по боевой и служебной подготовке различных силовых ведомств, но и представители гражданских федераций по многим видам единоборств. Так, на предыдущий семинар, посвященный новым методам работы с холодным оружием, были приглашены мастера филиппинских единоборств (как известно, эта школа славится филигранной техникой владения ножом). Это делается для того, чтобы сотрудники органов внутренних дел были осведомлены о том, в каком направлении развивается современное боевое искусство, и при необходимости могли противостоять хорошо обученному противнику. 
— Эти семинары не похожи один на другой, — отмечает Вачеслав Перелыгин. — Для каждого нового занятия мы подбираем актуальные темы. Под каждый семинар набирается преподавательский состав — специалисты, наиболее сведущие в конкретной теме.
О некоторх профессиональных деталях использования метода ситуативных тренингов на данном семинаре нам согласился рассказать автор-разработчик и руководитель технологии его применения в системе служебно-боевой подготовки сотрудников правоохранительных органов, доцент кафедры боевой подготовки Нижегородской академии МВД России полковник милиции Николай Устюжанин.
— Николай Николаевич, расскажите, пожалуйста, о сути программы нынешнего семинара?
— Крайне важна проблема мастерства взаимодействия специалистов при решении экстренных задач, ведь при выполнении различных задач сотрудникам правоохранительных органов часто приходится контактировать, работать рядом. Но здесь вырабатывается не только профессиональное, но и просто человеческое общение, сотрудники активно общаются друг с другом. При встрече в реальных условиях им будет проще найти совместное решение возникшей проблемы. Люди это понимают, отзываются, они выкладываются по полной программе. Хочу отметить, что это простая программа. Мы не даем никакой экзотики.
— Как зародилась система ситуативных тренингов, которую вы предлагаете?
— В начале 90-х годов нами был изучен большой объем соответствующих зарубежных методик. Но за основу все-таки был принят опыт боевой и специальной подготовки, накопленный в нашей стране. Его необходимо было адаптировать для применения в современных условиях, сделать более понятным современному поколению сотрудников правоохранительных органов. Мы взяли на себя задачу выявить методики обучения, апробировать их и определить наиболее действенные из них — те, что позволяли бы подготовить людей к реальной деятельности и для решения самого разного спектра задач. Необходимая программа была разработана, научно обоснована, экспериментально проверена. На протяжении многих лет ее прошли сотни людей. Мы стали получать больше положительных отзывов от тех людей, которые действовали в реальных боевых условиях и критических ситуациях.
— Но многому ли можно научить человека за те пять дней, в течение которых проходят ваши занятия?
— Материал запрессован особым образом. Мы даем такие упражнения, которые способствуют продуктивным внутренним изменениям человека. Специалисты-инструкторы внимательно наблюдают за этим процессом. Человек, не умеющий работать над самим собой, не сможет научить, показать. Поэтому каждый из участников нашего семинара пропускает через себя все нюансы нашего метода. Позже они применяют их при обучении профессиональному мастерству молодых сотрудников. Они не пишут «кабинетные» рекомендации, а вносят в уже существующую программу какие-то изменения, что-то полученное на личном опыте. Это не простая, общепринятая боевая подготовка — это форма развития личности. Сотрудники, участвующие в наших программах, не просто надежно смогут выполнять приказ, но и сделают это профессионально красиво. В этом и есть наше кредо.
Подготовила Елена ДЕМИДЕНКО

Восхождение на ПИКовую пирамиду

 
Мы продолжаем публикации статей под рубрикой «Осторожно! Афера!», в которых заместитель начальника 4-й ОРЧ ОБЭП УВД по СВАО подполковник милиции Сергей Войтов рассказывает, как не попасть «на удочку» различных мошенников и проходимцев. Этот материал будет полезен читателям, которые выбирают себе кредитный путь, ведущий в новую квартиру.
 
— Сегодня стали весьма распространены паевые инвестиционные кооперативы (ПИК), которые объединяют граждан, желающих улучшить свои жилищные условия, но не имеющих в наличии всей суммы для покупки нового жилья. По сути деятельность этих организаций очень схожа с ипотечным кредитованием. При традиционной ипотеке человек вносит за новое жилье часть суммы, а недостающую ему предоставляет банк под определенный процент. Здесь же он получает недостающую часть от граждан, которые стали членами кооператива позже него. То есть налицо стандартная денежная пирамида. Заплатил вступительный взнос — стал членом нижнего звена. Пришли новые члены со своими взносами — получаешь с этих денег какую-то часть в свою копилку и передвигаешься с основания пирамиды на одну ступень выше, уступая подножие вновь пришедшим. И так выше и выше до тех пор, пока не наберется требуемая сумма. Рассказываю о ПИКах я вовсе не для того, чтобы дать читателям понять — с этими конторами связываться нельзя. Отнюдь. Такой вариант приобретения жилья некоторым даже больше подойдет, нежели все остальные предложения. Да вот беда, нечистоплотных фирм на этом поприще развелось великое множество.
В одном случае недобросовестные кооперативы делают ставку на вполне естественное человеческое качество — верить во все лучшее. Первое, чем сбивают с толку, это громогласно заявляют, что являются участниками президентской программы «Доступное жилье». На самом деле эта программа вообще к ПИКам не относится. Клиенту красиво рассказывают обо всех плюсах членства и рисуют такие радужные перспективы, что тот подписывает документы, даже не поинтересовавшись о минусах. В результате такой поспешности для него является полной неожиданностью звонок сотрудника кооператива с напоминанием внести очередную часть денег в кассу. «Как?! — изумляется клиент. — Я же уже все заплатил!» Тогда ему предлагают внимательно прочитать такой-то пункт в договоре, который гласит, что это не так, денежные средства нужно еще вносить и вносить. Человек вдумчиво читает текст, понимает, что таких условий ему не осилить, и решает расторгнуть договор и забрать свои деньги. Догадались, что будет дальше? Все правильно: этот ход также учтен и прописан в другом пункте данного документа. Условия выхода из состава команды грабительские. После этого человек хватается за голову и бежит за помощью к нам. Увы, всем этим людям мы смогли помочь только советом — попытаться разрешить возникшую ситуацию в гражданском суде. Почему? В таких действиях со стороны кооператива нет состава преступления. Люди отдавали им деньги добровольно, а то, что они не читали внимательно документы, это не вина ПИКа. Кстати, чтобы суд принял сторону истца, тому нужно привести убедительные доводы, что в момент подписания договора он не был в здравом уме и твердой памяти. В противном случае процесс закончится не в его пользу.
Существует и другой вариант. Понятно, что деньги на жилье в нужном объеме член кооператива получит только тогда, когда до него дойдет очередь. Но когда именно это случится, если определенной даты не указано в договоре? Думаю, всем понятно, что в таком случае человеку могут обещать светлое будущее уже завтра, но это может длиться бесконечно.
Как же быть, чтобы не попасть в подобные неприятности? Ответ прост: то, что обещают на словах, не должно разниться с текстом договора. Сам договор — тема детального обсуждения от первого до последнего пункта. В нем должны быть четко прописаны все сроки, суммы выплат, указано, как поменяется сумма с учетом удорожания и инфляции, какие обременения наступят в том или ином случае. Я лично сомневаюсь, что человек без определенных знаний сможет обнаружить в нем все подводные камни, поэтому настоятельно советую пригласить с собой на заключение договора юриста.
Будьте внимательны и осмотрительны, тогда беды не случится.
Подготовил
 Вячеслав АНДРЕЕВ

Смерть все спишет…

Девять с половиной лет лишения свободы — к такому сроку наказания были приговорены Валентина Мишина и Наталья Семыкина. Их уже собирались отправить по этапу в места отбывания наказания, но тут вскрылись дополнительные факты их преступной деятельности и было возбуждено новое уголовное дело. Сегодня они находятся в следственном изоляторе и снова ждут вынесения приговора суда. Нетрудно предположить, что на сей раз срок лишения свободы будет увеличен. Перспектива для женщин удручающая. Обе уже в летах. Валентина Мишина — 1947 года рождения, а Наталья Семыкина — 1951-го.
Что же они совершили? За что им предстоит понести наказание?
 
История эта началась в 1999 году. Валентина Мишина тогда была директором психоневрологического интерната (ПНИ), расположенного в Западном административном округе столицы. Она была властным руководителем. Подчиненные ее и уважали, и побаивались. 
В том же году в ПНИ на должность сотрудника кадровой службы устроилась Наталья Семыкина. До этого она работала риэлтером по недвижимости. Что заставило ее сменить место работы? Ответ на этот вопрос получили позже, когда вскрылись факты махинаций с квартирами на ее прежнем месте работы, и в отношении этой женщины было возбуждено уголовное дело.
Приступив к работе в ПНИ, уже опытная мошенница Семыкина быстро смекнула, как можно извлечь немалый доход на новом месте. Многие пациенты интерната — одинокие люди, являющиеся владельцами квартир. Зачем они им, если психически больные находятся на гособеспечении в интернате? Значит, их квартиры можно присвоить и продать. Своими мыслями она поделилась с Мишиной, которая, надо заметить, уже давно жила не только на свою зарплату.
Контингент ПНИ состоял из психически тяжело больных людей, не в состоянии проживать самостоятельно. Среди них были как одинокие, обездоленные, так и из состоятельных семей. За создание особых условий для последней категории больных Мишина получала щедрые вознаграждения. Так, от одного из родственников пациента в благодарность она получила ключи от новенькой иномарки. Но денег, как известно, много не бывает. Предложение Семыкиной сулило крупные барыши, и Мишину оно заинтересовало.
— Ими был разработан механизм действий: они присваивали путем обмана и злоупотребления доверием квартиры, принадлежащие одиноким гражданам, страдающим психическими заболеваниями и находящимся на государственном обеспечении в указанном социальном стационарном учреждении, — рассказывает старший следователь по особо важным делам 4-го отдела следственной части ГСУ при ГУВД по г. Москве майор юстиции Игорь Кружилин. — Если квартира находилась в собственности психбольного, то она продавалась, если в социальном найме — обменивалась на непригодное для проживания жилье, приобретенное за бросовую цену их соучастником. При совершении сделок Мишина и Семыкина намеренно скрывали от нотариусов и сотрудников государственных или муниципальных учреждений информацию о том, что граждане, отчуждающие свои квартиры, страдают психическими заболеваниями и находятся на государственном обеспечении в психоневрологическом интернате, так как при этом условии квартиры психически больных людей должны были поступать в распоряжение Департамента жилищной политики и жилищного фонда Москвы. После вступления в права собственности или пользования жильем пациентов ПНИ, соучастники реализовывали похищенные квартиры добросовестным приобретателям.
Вдвоем такую аферу осуществить трудно. Нужно было вывезти психбольного в нотариальную контору для оформления доверенности на право распоряжаться его жильем, собрать весь необходимый для совершения сделки пакет документов, оформить сделку, а потом найти покупателей и перепродать квартиру. Их соучастниками стали трое сотрудников ПНИ, которые также привлечены к уголовной ответственности и получили по три с половиной года лишения свободы, а также мужья Мишиной — бывший и настоящий.
Успешно провернув первую сделку, они приступили ко второй, к третьей… Благосостояние женщин росло. Мишина приблизила к себе Семыкину, назначив своим заместителем по социальным вопросам. Их деловые и дружеские отношения крепли. В своей неуязвимости перед законом они были уверены.
Что давало им такую уверенность? Интернат — закрытое учреждение. Пациенты, находящиеся в нем, не имели возможности жаловаться, да и кто поверит психбольным. А большая смертность в интернате все спишет. Больные люди умирали здесь и от старости, и от болезней. Непроизвольно возникает вопрос: только ли по этим причинам смертность была столь высока?
События, произошедшие позже, можно охарактеризовать хлесткой фразой «Жадность фраера сгубила».
 В 2005 году в ПНИ неожиданно зачастили проверяющие комиссии из Минздрава, службы соцзащиты и других контролирующих организаций. Мишиной и в голову не могло прийти, что инициатором этих дотошных проверок была Семыкина, организовавшая их через своих знакомых. Для чего ей это было нужно? Она решила сместить Мишину и занять ее директорское кресло. Хватит делиться барышами, пришла пора все взять в свои руки.
Но ситуация, неожиданно для Натальи, вышла из-под контроля. В ходе проверок вскрылись факты квартирных афер, материал по ним был передан в прокуратуру Западного административного округа, а оттуда — в ГСУ при ГУВД по г. Москве. Было возбуждено уголовное дело. Семыкиной пришлось первой давать показания и выслушивать приговор суда. Мишина же успела скрыться. Задержали ее позже в Смоленской области, где оборотистая дамочка, находясь в розыске, умудрилась стать директором местного психоневрологического интерната, а своего второго мужа устроить на должность завхоза.
Задержание супругов стало роковым для первого мужа Мишиной. Узнав о том, что его бывшая жена начала давать против него показания, 70-летний мужчина умер от сердечного приступа.
По первому уголовному делу Мишиной и Семыкиной было вменено девять эпизодов преступной деятельности, по второму — еще два. Среди них присвоение квартиры Тамары Тереховой, которая страдала тяжелой формой шизофрении. Три дня она провела в квартире со своей умершей матерью, так и не поняв, что случилось. После этого была помещена в психиатрическую больницу.
По-видимому, в возглавляемом Мишиной интернате к тому моменту уже не осталось одиноких больных с квартирами, тогда подруги приступили к их поиску в других аналогичных медучреждениях.
Следствием не установлено, каким образом они узнали о судьбе Тереховой. Мишина, введя в заблуждение администрацию психиатрической больницы, добилась перевода Тамары Тереховой в ее ПНИ. После этого двухкомнатная квартира больной была обменена на непригодный для проживания дом во Владимирской области. Эту квартиру, требующую серьезного ремонта, Мишина предложила купить своей секретарше за 30 тысяч долларов. Женщина воспитывала больного ребенка и нуждалась в жилье.
Из показаний последней следует, что о махинациях администрации с жильем пациентов она ничего не знала. Директор ПНИ ввела ее в заблуждение, сказав, что после поступления психбольного человека для проживания в интернат его квартира переходит интернату и распределяется между сотрудниками. Она полностью доверилась Мишиной и Семыкиной и во всем им подчинялась. Оформление сделки проводила Семыкина. Секретарша передала ей свой паспорт, несколько раз подписывала принесенные ею документы, а потом ездила с ней в какую-то организацию на Зеленом проспекте, где также подписывала, не читая, документы. Она считала сделку законной, хотя предполагала, что деньги за квартиру, отданные лично Мишиной, останутся у нее и не будут перечислены государству.
— Сговор между обвиняемыми был налицо, — рассказывает Игорь Кружилин. — Но они старались переложить вину друг на друга. Мишина утверждала, что, доверяя Наталье Семыкиной, подписывала все приносимые ею документы не глядя. Та парировала, что она всего лишь заместитель. Мишина же директор. Валентина Мишина давала ей указания, и она их выполняла. Обе в свое оправдание заявляли, что пациенты ПНИ не лишены дееспособности, следовательно, отдают отчет в своих действиях и могут распоряжаться своей собственностью, значит, ничего преступного с ними не совершали. Но чтобы психически больные люди были признаны недееспособными, сотрудники ПНИ должны были оформить документы и направить их в суд. Это было не в их интересах и, естественно, в суд никто не обращался. Медэксперты дали заключение, что люди, чьими квартирами завладели обвиняемые, не могли отдавать отчет в своих действиях. Почерковедческая экспертиза установила, что в большей части документов за психбольных владельцев квартир подпись ставили Семыкина и Мишина. Не было недостатка и в свидетелях. Обвиняемые не стеснялись привлекать к оформлению квартирных сделок своих подчиненных. Последние оправдывают свои действия тем, что не знали, что это незаконно.
В настоящее время под следствием находится второй муж Мишиной. Мужчина вошел во вкус квартирных афер. Выяснилось, что одновременно с махинациями с квартирами психбольных он самостоятельно, без участия жены, мошенническим путем завладел чужой квартирой в Западной округе столицы.
Мишина и Семыкина, бесспорно, леди с железной волей. Им удалось подчинить себе и держать в беспрекословном подчинении не только медперсонал и психбольных, но и криминальный контингент. Находясь с СИЗО, обе стали старшими по камерам. Однако после возбуждения второго уголовного дела они, реально оценивая свои дальнейшие перспективы, запаниковали. От угроз в адрес следователя тут же переходили к слезам и мольбам… То отказывались давать и подписывать показания, то соглашались… Статья у них серьезная, и на амнистию рассчитывать не приходится. А это значит, что в лучшем случае из заключения они выйдут в преклонных годах.
Даже в наше нелегкое время встречаются уголовные дела о преступлениях, поражающих воображение. Врач — одна из самых гуманных профессий на земле. В нашем представлении это люди, которые, не щадя своих сил, вырывают человека из лап смерти, охраняют наше здоровье, помогают в трудную минуту. Вот только бывает, что благородная оболочка скрывает оскал алчности, жестокости и невиданного цинизма. И от этих недугов лучшее лекарство — соответствующие статьи Уголовного кодекса.
Татьяна СМИРНОВА

Беззаветно служить правосудию

В канун 45-летия со дня образования следственного аппарата в системе МВД России о сегодняшнем дне Главного следственного управления при ГУВД по г. Москве корреспонденту газеты рассказал его начальник генерал-майор юстиции, кандидат психологических наук, заслуженный юрист Российской Федерации Иван ГЛУХОВ.
  
—Иван Алексеевич, как оцениваете прошедшие 5 лет с 40-летнего юбилея службы?
— В эти годы деятельность следователей органов внутренних дел столицы осуществлялась в условиях роста числа уголовных дел, который последовал после принятия нового Уголовно-процессуального кодекса и изменений в уголовном законе в 2002—2003 годах. Если в 2002 году в производстве следователей находилось около 130 тысяч уголовных дел, то в 2006 году уже почти 240 тысяч. И лишь со 2-го полугодия 2007 года после очередного изменения уголовно-процессуального закона, пересмотревшего процедуру дознания, количество уголовных дел в производстве следователей стало несколько снижаться.
Работая в условиях нестабильности уголовного и уголовно-процессуального законодательства, увеличения нагрузки, следователи обеспечили расследование преступлений, по которым предварительное следствие обязательно. Объем расследованных уголовных дел увеличился со 105 тысяч в 2002 году до 150 тысяч в 2007 году. Ежегодно следователями направлялось в суд свыше 20 тысяч уголовных дел, сокращались сроки и улучшалось качество следствия. Повысились эффективность профилактической деятельности, уровень возмещения материального ущерба, причиненного преступлениями.
Следователями исполнено около 5 тысяч объемных международных следственных поручений, свыше 4 тысяч отдельных поручений из регионов России, за добросовестное исполнение которых в столичное ГУВД и Следственный комитет при МВД России неоднократно поступали благодарственные письма от правоохранительных органов зарубежных стран.
— Расследованием каких уголовных дел вы сегодня можете гордиться?
— За эти пять лет существенно изменилась структура преступности. На смену одним видам преступлений пришли другие. Начиная с 2005 года, широкое распространение получило рейдерство (так называемые «недружественные поглощения»), целью которого является незаконное получение в собственность предприятий, зданий, земельных участков в столице. Для успешного ведения таких дел следователям пришлось овладевать основами аудита, финансовых технологий, бухгалтерского учета. Методика расследования ими была освоена, и по многим таким уголовным делам уже вынесены обвинительные приговоры.
Так, Пресненским судом Москвы вынесен приговор группе лиц, которые, сфальсифицировав решения Арбитражного суда, организовали покушение на хищение акций ОАО «Михайловский горно-обогатительный комбинат», рыночная стоимость которых составляет 1,8 миллиарда долларов США. Мещанским судом Москвы вынесен обвинительный приговор Часову и соучастникам, завладевшим имуществом и активами завода опытной спортивной техники на сумму свыше 130 миллионов рублей путем представления подложных документов в Арбитражный суд Москвы.
Нами выработан механизм возвращения собственникам захваченного недвижимого имущества путем получения соответствующих судебных решений и использования подразделений физзащиты. К примеру, НИИ шинной промышленности возвращены находящиеся у рейдеров в течение трех лет 35 зданий.
Большую напряженность в обществе вызвало появление так называемых жилищно-финансовых пирамид. Надо заметить, что расследование дел данной категории отличается большой трудоемкостью и длительностью, но с поставленными задачами наши следователи справляются. Показательно направленное в суд уголовное дело по обвинению гражданина Гладилова в совершении 32 преступлений, связанных с хищением 283 тысяч долларов США, принадлежащих гражданам, под предлогом частичной оплаты приобретаемых ими квартир. В настоящее время расследуется уголовное дело в отношении руководителей ПИК «Общее дело», которые под видом реализации приоритетной программы «Доступное и комфортное жилье — гражданам России» обманули свыше 300 человек, получив с них свыше 90 миллионов рублей.
В активе следствия — участие в раскрытии резонансных преступлений, изобличение организованных преступных групп, возмещение ущерба, исчисляемого миллиардами.
Среди дел, расследованных и направленных в суд в 2007 году, — почти тысяча связаны с контрабандой, серии уголовных дел о мошенничествах на рынке недвижимости, об использовании поддельных пластиковых карт, о хищении потребительских кредитов. Например, уголовные дела по обвинению группы Викулина. На ее счету 346 преступлений — контрабанда,
35 — отмывание денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем.
Расследована серия уголовных дел о мошенничестве так называемых финансовых пирамид. Уже направлено в суд сложное по доказыванию уголовное дело по обвинению Морозова, который под видом деятельности магазинов «Автозапчасти для всех иномарок мира» мошенническим путем завладел денежными средствами 663 граждан в сумме 13 миллионов рублей. Изобличен он и в 46 эпизодах незаконного пересечения государственной границы с использованием паспорта на чужое имя.
Повысилась эффективность противодействия наиболее опасным формам организации криминалитета. Раскрыто около 3 тысяч преступлений, совершенных в составе организованных преступных групп, по ним к уголовной ответственности привлечено свыше 700 их участников. Осуждены к длительным срокам лишения свободы члены банды, на счету которой 20 разбойных нападений на граждан, а также члены вооруженной организованной преступной группировки, совершавшие нападения на залы игровых автоматов.
И таких примеров можно привести немало.
— Как вы оцениваете сегодня кадровый состав службы?
— Он значительно помолодел. Лишь 12 процентов следователей имеют стаж работы в следствии 10 и более лет. До 3-х лет — 53 процента, из них 20 процентов — до года.
Образовательный уровень сотрудников достаточно высок: высшее юридическое образование имеют 82 процента следователей, еще 7 процентов продолжают учиться в вузах, остальные имеют высшее неюридическое или среднее специальное образование. 36 следователей следственной части ГСУ при ГУВД получили или получают второе высшее — экономическое образование, 14 следователей обучаются в адъюнктуре.
Большинство следователей — специалисты высшей квалификации, обладающие широким кругозором, высоким уровнем культуры, способные расследовать сложные уголовные дела, опираясь при этом на опыт и знания руководителей следственных подразделений, видя в них образец выполнения служебного долга.
Мы придаем большое значение подготовке следователей — курируем будущих выпускников вузов системы МВД России с 4—5 курсов обучения при прохождении учебной и преддипломной практики. Как правило, после выпуска они поступают на службу по месту прохождения практики, что способствует их скорейшей адаптации.
— Что вы можете сказать о социальной защищенности ваших сотрудников?
— Материальное обеспечение сотрудников следственных подразделений несоизмеримо низко в сравнении с объемом и важностью выполняемой работы, с высокими морально-психологическими и физическими нагрузками, что и вызывает отток следователей.
В целях стабилизации положения с кадрами применяются меры морального и материального поощрения следователей.
В 2007 году 7 сотрудников награждены медалью «За доблесть в службе», 41 — почетными грамотами МВД России и ГУВД по городу Москве, 70 — ценными подарками, 29 — нагрудным знаком «Лучший следователь», 41 — знаком «За отличие в борьбе с преступностью», 42 — занесены на Доску почета УВД, ГУВД, ГСУ, СК при МВД России, 6371 раз сотрудники поощрялись денежными премиями.
С 1 января 2008 года сотрудникам следствия установлены выплаты социального характера: 5000 рублей — для следователей, 6000 рублей — для руководителей. Выплачивается ежеквартальная премия из премиального фонда, оказывается материальная помощь, предоставляются санаторно-курортные путевки. Дети сотрудников имеют возможность посещать дошкольные детские учреждения. Иногородние сотрудники следствия обеспечиваются общежитием.
А вот с решением жилищного вопроса есть трудности. В прошлом году лишь 3 следователя получили квартиры, 117 семей следователей живут в общежитии, 58 нуждаются в улучшении жилищных условий.
— Как обстоят дела с материально-технической оснащенностью службы?
— К сожалению, по ряду позиций оно значительно ниже, чем это предусмотрено ведомственными нормативами. Обеспеченность автотранспортом составляет 85 процентов. Не хватает компьютерной техники, видео- и аудиотехники. При этом значительная часть компьютеров устарела. В настоящее время в стадии решения находится вопрос о поставке для следственных подразделений города всех уровней компьютерной техники на сумму 202 миллиона рублей.
Недостаточно расходных материалов. Лимит денежных средств, выделяемых МВД России на эти цели, явно устарел и требует пересмотра.
— Какие следственные подразделения к юбилею пришли с лучшими результатами?
— В 2007 году многие коллективы следственных подразделений, их руководители в целом выдержали непростые испытания настоящего времени, сознавая, что качественная работа следственного аппарата является одним из обязательных условий повышения эффективности борьбы с преступностью.
Хочется отметить работу руководителей и следователей следственной части ГСУ, возглавляемой полковником юстиции Андреем Витальевичем Степанцевым. Успешно трудятся следователи контрольных отделов ГСУ.
В числе лучших — следственные управления при УВД по Южному административному округу (начальник — подполковник юстиции Александр Васильевич Кудряшов), Юго-Западному административному округу (начальник — полковник юстиции Виктор Васильевич Стоякин), Восточному административному округу (начальник — полковник юстиции Николай Васильевич Кукоба), следственные отделения при ОВД по районам Южное Бутово (начальник — старший лейтенант юстиции Владимир Павлович Назимко), Ломоносовский (начальник — подполковник юстиции Александр Армикович Акопян), Восточное Дегунино (началь-
ник — капитан юстиции Наталья Сергеевна Машкова).
— Ваши пожелания коллективу в профессиональный праздник.
— Прежде всего хочу поблагодарить всех работников следственного аппарата столичной милиции за добросовестный, самоотверженный труд. Следователи органов внутренних дел всегда видели свой долг в том, чтобы достойно отвечать на вызов времени, действуя исключительно в рамках Закона. Самоотверженный повседневный труд сотрудников, их беззаветное служение правосудию заслуживают самого глубокого уважения. Особая благодарность нашим ветеранам, которые, по-прежнему находясь в строю, словом и делом помогают своим младшим товарищам.
В канун профессионального праздника желаю всем крепкого здоровья, благополучия, крепости духа, успехов в многотрудном и таком важном для общества деле. Добра, счастья и удачи вам и вашим близким, дорогие коллеги!
Беседовала Татьяна СМИРНОВА