petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 15 (9567) от 25 апреля 2017г.

Статьи в категории: Номер 15 (9321) 18 - 24 апреля 2012 года

БОЙ ВО ВРЕМЯ ИНКАССАЦИИ

Мирная жизнь в Москве порой омрачается жестокими преступлениями. Богатая столица — лакомый кусок для жаждущих наживы вооружённых бандитов. Успешно противостоять им могут только профессиональные и мужественные сотрудники полиции. Каждый день они несут свою нелёгкую службу, готовые в любой момент рискнуть своей жизнью, выполняя служебный долг.

Бандитская атака на инкассаторов коммерческого банка «Совинком» и милицейский экипаж группы немедленного реагирования батальона вневедомственной охраны УВД Восточного административного округа у пункта обмены валюты, расположенного в доме № 26 по Свободному проспекту, была неожиданной, мгновенной, ошеломляющей. В сторону инкассации полетели гранаты и был открыт ураганный огонь из автоматического оружия.

Бандиты готовились к атаке тщательно. Заранее отследили время инкассации, нашли себе укрытие довольно близкое к обменному пункту и незаметное — заброшенный полуподвальчик и мусорный ящик у гаражей. Их вдохновляла неожиданность нападения и мощная вооружённость. Уже после неудачного нападения и отступления банды, милиционеры нашли брошенные два автомата Калашникова, два пистолета «ТТ» и множество стреляных гильз.

Теперь давайте посмотрим, что же мог противопоставить милицейский экипаж любому возможному нападению (реформа в МВД ещё только планировалась, поэтому мы разбираем то, что имела и могла милиция).

Старший экипажа Сергей Родин имел добротный опыт в работе. Он, старший сержант милиции, сам соблюдал дисциплину и того же требовал от подчинённых. Понимал что в инкассации всегда есть опасность. Но то, что произойдёт на Свободном проспекте не мог знать, предвидеть, даже он.

Второй член экипажа милиционер-водитель старший сержант Алексей Ромодин не менее, а пожалуй даже больше был готов к любым чрезвычайным происшествиям, которых предостаточно в милицейских или полицейских буднях.

Во-первых, он в свои армейские годы в воинской части с 1994 по 1996 годы был стрелком и командиром отделения. После демобилизации один год работал в ОМОНе города Владимира. С 1998 года в московской милиции. 14-летний стаж говорит о многом. Алексей Ромодин хороший спортсмен. Играл раньше в клубной хоккейной команде. Хорошо играет в футбол, часто посещает спортзал. Летом в свободное время он на велосипеде, зимой — на лыжах. Словом, всегда в хорошей спортивной форме.

Третьим членом экипажа был стажёр Алексей Соловьёв. Но стажёр, как известно, не вооружён. Не знаю, стоило ли стажёра включать в экипаж, сопровождающий инкассацию, но, вероятно, мне возразят, где же ему набираться навыков и знаний? И всё же вооружённых и готовых к бою в экипаже было только двое.

Так вернёмся к тому страшному ноябрьскому вечеру, когда в 20 часов 55 минут инкассаторы, сопровождаемые милицейским экипажем подъехали к обменному пункту. Милицейская машина встала рядом с инкассаторской. Два инкассатора позвонили в бронированную дверь обменного пункта и скрылись за нею. Милиционеры вышли из своего «Жигулёнка». Алексей поёжился от холода и тихо обратился к старшому: «Серёж, погляди-ка фонари у входа горят, а на территории их явно поуменьшилось. Словно, чья-то заботливая рука отключила добрую половину».

Родин вгляделся в осеннюю темноту и заметил: «Мы, значит, с подсветкой, как на ладони». Алексей Ромодин расстегнул кобуру и, отойдя на несколько метров от Родина, встал между машинами. Медленно извлёк пистолет. Он чётко следовал инструкции: рядом с напарником стоять не положено, опасно. Потому что нападающий легко снимет обоих. Особенно, если  у него автоматическое оружие. Через минуту-другую из двери вышли инкассаторы и молоденькая кассирша Новикова. Наверно, хотела помочь донести ценную поклажу до инкассаторской машины. Это всего пять метров.

В эти секунды у автомашин грохнули два взрыва и из темноты густо и резко заработали автоматы.

Причём основной шквал огня принял на себя Алексей Ромодин. Он оказался в зоне разорвавшейся гранаты и осколком ему раздробило кисть левой руки. Как впоследствии определили специалисты. Это была боевая РГД. Почти одновременно разорвалось взрывное устройство. Пуля из автомата пришлась ему в голову. Ранение касательное, но жёстко пропахавшее голову выше лба. Раненый и контуженый он вырубился и рухнул на землю. В это время Сергей Родин вёл огонь по сверкающим в темноте автоматным очередям, то есть вёл огонь по нападавшим. Видя, что окровавленный Алёша почти бессознательно неуклюже пытается приподняться, он что есть мочи заорал: «Лёшка, лежи! Лежать! Лежать!»

Почему так акцентировался огонь на Алексея Ромодина? Потом, позже судили и рядили о причинах. Но сошлись на том, что он первым обнажил ствол. Весь этот неравный бой уложился буквально в полторы минуты. А заминка, которая хотя на несколько секунд возникла у нападавших из-за Алексея, позволила инкассаторам буквально влететь в свой броневик, и покинуть место боя. Как внезапно выстрелы взорвали ночную тишину, так неожиданно и стихли. У бандитов рухнул план. Деньги уехали. Проиграв бой, бросив оружие, банда бежала к машине, припаркованной в соседнем дворе.

Что было дальше? Алексея Ромодина госпитализировали в 36-ю городскую клиническую больницу. Было выздоровление. И Сергей Родин и Алексей Ромодин указом президента РФ оба были удостоены ордена Мужества. А дальше опять работа, задержание тех, кто с законом не в ладу. Аттестацию в ряды полиции они прошли, надо полагать, с гордо поднятой головой. Недавно Ромодин был удостоен знака «Отличник милиции».

 

На днях мне, автору этой публикации, довелось встретиться и побеседовать с Алексеем Ромодиным. Спросил его: «Как теперь называется твоя должность Алексей Александрович?»

— Полицейский-водитель группы немедленного реагирования МОВО при УВД по ВАО города Москвы. Я свой батальон полиции и руль автомобиля не меняю ни на что другое.

— Вы откуда родом и какая у вас семья?

— Эдуард Григорьевич, я ведь вдвое моложе вас, поэтому будет с сподручнее называть меня просто Алексеем. А родом я из Владимира. Женился в 1997 году. Жена Надежда родилась в Москве, но все её предки из того же Владимира. Сыну Сергею 14 лет. Учится в школе хорошо. Играет в хоккейной команде «Вымпел». Вообще мы с ним заядлые болельщики и в футболе и хоккее, но непременно за динамовские клубы Москвы. Надежда работает в автосалоне. Её отец был участковым, так что милицейская служба нашей семье не в новинку.

— Алексей, тогда у обменного пункта было страшно?

— В таких экстремальных случаях, да ещё сверх скоростных, не только я, но и другие мои коллеги не страшатся. Ну вот вы видели хоть раз как удирает милиционер или полицейский? Он скорее погибнет, чем побежит. Ну а в моём конкретном случае я просто был отключён.

— Считаешь ли ты себя счастливым человеком?

— Безусловно. У меня замечательная дружная семья. И достойная работа.

— У тебя есть девиз по жизни?

— Мною придуманного нет. Потому что меня навсегда, ещё со школьных лет, поразил девиз Островского: «Надо жизнь прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Какой девиз может быть сильнее?

— Ты верующий?

— Да, верующий. Так же как вся наша семья. Это было привито нашими родителями. Я уважаю традиционные православные обряды. К примеру, на Крещенье хожу окунаться в освящённую купель. После стычки с бандой на Свободном проспекте ходил в храм на моленье о благополучном исходе.

— Спасибо тебе за беседу. Счастья и здоровья твоей семье.

Эдуард ПОПОВ,

фото из архива МОВО УВД по ВАО

ГРОЗА ЛЕФОРТОВСКОЙ ОКРУГИ

 

Это был замечательный во всех отношениях пристав, он отдельной главой вошёл в историю московской полиции. Ретивый служака и гроза фабричного и прочего простонародья, Иван Осипович Шишковский внушал ужас всей лефортовской округе. Слава его ширилась и росла по всей Москве. Дело в том, что нашкодившие и попавшие в кутузку на ночлег лефортовцы или иные московские блудные сыны поутру выстраивались на заднем дворе лефортовского частного дома, рядом с конюшнями пожарной охраны, и поочерёдно подвергались сечению розгами. И никто никогда не мог избежать наказания. Ну а процессом порки командовал сам Шишковский. Только он лично определял кому сколько положено.

Вообще с древнейших времён в обязанности пристава входили вызов ответчиков и свидетелей в суд и взыскание с виновных по определению суда. То есть то, что и ныне свойственно приставам. Значение приставов постепенно падало, и к концу XVIII века должность оскудела и потеряла своё значение. Судебная реформа 1864 года возобновила институт судебных приставов, значительно расширив их функции, но в плеяде уходящих приставов до самой судебной реформы Иван Осипович был самым последним из московских, со всеми его замашками.

Так вот о процедуре наказания по-шишковски. Наказуемого подводили к двум дюжим мушкетёрам и, освободив его от излишней одежды, мешающей хорошенько прочувствовать вкус берёзовой каши, укладывали ниц. Шишковский вышагивал в такт ударам розог и не без иронии приговаривал: «Ну что, собака, будешь вперёд безобразничать?”

Иван Осипович, по свидетельству московского журналиста Дмитрия Покровского, опубликовавшего «Очерки Москвы» в 1893 году, очень увлекался поркой и на этой почве потерпел служебное крушение, именовавшееся отставкой без прошения. Даже тогдашнее, пятидесятых годов, губернское правление по жалобам простолюдинов требовало от пристава объяснений жестокости. А он, нисколько не смущаясь, признавался, что сечёт тех, кто заслуживает, подкрепляя свои действия непоколебимым убеждением, что в отношении русского мужика никакие иные меры, кроме розог, немыслимы. Губернское правление до поры сносило усердие пристава, но вскрывшихся очередных фактов полицейского произвола и деспотизма терпеть не стало.

Дело было так. Один обыватель, доведённый до отчаяния распутством и непочтительностью своего сына, обратился к Шишковскому в Лефортовскую часть (по нынешнему — в отдел полиции) и попросил проучить молодца, то есть выпороть. Шишковский согласился при условии, что отец даст ему письменное полномочие делать с сыном что ему угодно и, кроме того, подписку, что никаких за то претензий иметь не будет и жалоб подавать никуда не станет. После принятия условий блудного сына привели, раздели, разложили и в присутствии отца и самого Шишковского стали драть.

Сначала отец считал количество розог, потом начал сбиваться в цифрах, а потом и совсем счёт потерял, а молодца всё дерут, а он всё ревёт благим матом. Сжалился отец: «Не довольно ли, ваше высокоблагородие?» — «Э, что ты, братец, и розги ещё не успели размяться как следует».

Подождал ещё отец; розги продолжают свистать, сын вопить, но уже как будто слабее. Испугался старик, опять к приставу: не довольно ли? Тому кажется, что ещё чересчур мало, и во избежание споров он показывает отцу им же подписанную бумагу. «И если ты опять начнёшь заступаться, то я тебя велю вон вывести». Тут старик понял, как он опростоволосился с этой подпиской. Нечего и говорить, что с его сынка семь шкур спустили и что кончили экзекуцию только тогда, когда испугался наконец сам Шишковский и когда истязуемый лишился чувств и был вынесен замертво. Очнулся он ненадолго и тут же впал в жесточайшую горячку, в которой пролежал между жизнью и смертью несколько месяцев. Этот возмутительный факт получил широкую огласку и, дойдя до властей, послужил той каплей, которая переполнила глубокую чашу начальственного терпения.

В отставке Ивану Осиповичу недолго привелось пожить: лихой и бравый, неугомонный служака в течение свыше чем 15-летнего приставничества, в качестве простого обывателя он как-то сразу захирел, осунулся, потом заболел злейшей чахоткой, которая не задержала его окончательного расчёта с жизнью. Замечательно, что он, хотя и не слыл за слишком бескорыстного полицианта, в отставке оказался круглым бедняком, а когда умер, то похоронен был на средства, собранные от щедрот нескольких фабрикантов, пользовавшихся его благорасположением.

Эдуард Попов

С ПЕСНЕЙ ПО ЖИЗНИ

Заслуженный артист России, певец и композитор Валерий Струков много раз выезжал с благотворительными концертами в Северо-Кавказский регион. Его концерты проходили в структурных подразделениях МВД и ВВ России, в госпиталях и на блокпостах. Он регулярно выступает на концертах в подразделениях московской полиции. За эти выступления он неоднократно поощрялся руководством МВД России. Награждён медалью «200 лет МВД», знаками «Участник боевых действий», «За отличие в службе ВВ МВД России».

Недавно Валерий представил на суд публики отчёт за 20 лет своей творческой деятельности — компакт-диск под названием «Избранное 1990—2010». В сборник вошло 18 песен, автором большинства из них является сам Струков. Здесь можно проследить весь творческий путь артиста, обладающего редким и уникальным тембром голоса в три октавы. Весьма любопытно разнообразие творческой и вокальной палитры артиста. Будучи по образованию оперным певцом (окончил ГМУ им. Гнесиных), он является пропагандистом русской вокальной школы. Сборник получился очень
разноплановым — здесь и песня-гимн ушедшим великим талантам «Не забывайте вашего артиста», и рок-баллады «Утренние звёзды» и «Эти дни золотые», звучавшие в популярных телесериалах «Паутина» и «Путейцы», где Валерий не только исполнил эти песни, но и сыграл роль артиста-вокалиста. Новый CD содержит красочный буклет, на обложке которого изображены все альбомы артиста. В буклет вошло более 30 фотографий Валерия Струкова со знаменитыми на весь мир рок-звёздами: Ian Gillan и Glenn Hughes (Deep Purple), Ronnie James Dio, Steve Vai, Dan McCafferty (Nazareth), Joe Lynn Turner (Rainbow) и др. Более подробную информацию об артисте и о диске можно получить на официальном сайте
Струкова www.strukov.ru.

Сергей ПЛОТНИК

О СЕРЬЁЗНОМ ИГРАЮЧИ

В Московском городском дворце детского творчества состоялась церемония награждения победителей конкурса «Дорожная азбука» для детей дошкольного возраста.
 

Конкурс начался в сентябре прошлого года. Участие в нём приняли педагогические коллективы всех дошкольных учреждений столицы. На первом этапе по результатам смотра-конкурса были определены победители районного масштаба, далее они отправились на окружной этап, где также боролись за победу и возможность участия в  городском туре. В итоге до финала дошли 10 команд, среди которых были выявлены три лучших педагогических коллектива дошкольных учреждений. Во время церемонии награждения дети показали интересные номера: танцевали, пели, читали стихи. Но это были  яркие, костюмированные выступления с обучающими элементами, наглядно демонстрирующими правильное поведение на дорогах, собственно, то, чему ребята учились весь год.

— На конкурс были представлены методические материалы по обучению детей навыкам безопасного поведения на дорогах, которые разработали воспитатели детских садов, — пояснил начальник отдела пропаганды безопасности дорожного движения и взаимодействия со СМИ Управления ГИБДД г. Москвы капитан полиции Артём Иванов. — Многое зависит от того, в какой форме подаётся информация. Для ребёнка важно не вызубрить правила, а понять их и уметь в дальнейшем применить на практике. Методические материалы включали в себя развивающие, обучающие игры, стихи. В некоторых детских садах при помощи аппликаций вокруг зданий детских садов создавались макеты дорог. Родители готовили специальные альманахи, в которых подробно, с картинками, рассказывалось, как дойти от дома до детского сада, соблюдая правила дорожного движения. Жюри обращало внимание на то, чтобы все эти обучающие материалы были включены в повседневные занятия, проходящие в дошкольных учреждениях, будь то урок музыки, физкультуры, прогулка по территории или праздник. Немаловажно, что в методических материалах были представлены элементы воспитания и самих родителей, то есть взрослым объясняли, как правильно и доступно научить ребёнка  безопасному поведению на дорогах. После того как были определены 10 финалистов, жюри конкурса ознакомилось с тем, как теория осуществляется на практике. В течение двух месяцев мы посещали детские сады и наблюдали, как проходят занятия. Дети делали то, что они делают каждый день: кто-то играл, кто-то гулял на улице, кто-то был на занятии по музыке, а мы смотрели, каким образом вопросы безопасности дорожного движения интегрированы во все эти направления. Кроме того, в конкурсе принимали участие детские учреждения компенсирующего вида, занимающиеся воспитанием и развитием детей с нарушениями речи, с проблемами опорно-двигательного аппарата, проблемами зрения и т.д. Соответственно и здесь методические материалы предполагали включение правил дорожного движения в развитие ребёнка. Если у малыша плохо развита моторика, то ему давали задания, связанные с её разработкой, для детей с проблемами речи предназначались какие-то тексты или стихи, также направленные не только на развитие речи, но и на изучение правил поведения на дорогах. Победителя выбирали с помощью многообразных профессиональных методик, оригинальных и самобытных, и, разумеется, с учётом привлечения к общему делу родителей. Это важно не только для детей, но и для взрослых, которым наглядно демонстрируют культуру безопасного поведения на дорогах.

Победу одержал коллектив дошкольного образовательного учреждения, центра развития ребёнка — детский сад № 1787 Южного административного округа, второе место досталось коллективу детского сада компенсирующего вида № 2412 Северо-Западного административного округа, третье место занял коллектив детского сада № 1958 Северо-Восточного административного округа.

Юля ДАЛИДОВИЧ,
фото автора

ЗОРКО, БДИТЕЛЬНО, И НЕ ИНАЧЕ

Суровые телохранители, окружающие первых лиц Москвы, — это лишь последний рубеж обороны. Их вступление означало бы провал на другом фронте, обычно остающемся вне поля нашего зрения. Защита этой широкой линии фронта — каждодневная работа Центра по охране объектов органов власти и правительственных учреждений УВО ГУ МВД России по г. Москве.

Охрана правительственных зданий в Москве стала прерогативой МВД в 1958 году. Именно тогда обеспечение безопасности Моссовета перешло от Комендатуры Комитета государственной безопасности ко 2-му отделу милиции по охране зданий МИД. В 1977 году приказом начальника ГУВД Мосгорисполкома генерал-лейтенанта милиции Вадима Григорьевича Самохвалова компетенция отдела была расширена, и к  Моссовету добавили Госкомитет Совмина по науке и технике, Госснаб и НИИ комплексных топливно-энергетических проблем. Каждому объекту соответствовало своё отделение в общем отделе по охране административных зданий. Впоследствии число объектов охраны постоянно расширялось, и к концу 90-х в этот перечень входило без малого полсотни наименований, находившихся под ответственностью уже семи отделов.

Последняя крупная реорганизация в деле обеспечения охраны правительственных зданий произошла совсем недавно, в мае 2009 года, когда в единое подразделение были объединены Управление по охране органов государственной власти и строительная милиция.

История Центра знала немало тревожных дней — его сотрудники находились в эпицентре катастрофических для страны событий начала 90-х, переживали вместе с властью, шатающейся на ходулях непривычного для России госустройства, остаток десятилетия. Наблюдали воочию борьбу разных группировок внутри элиты, наиболее памятным проявлением которой стали «баталии» против Гусинского, некоторые из них проводились в одном из подотчётных Центру объектов. 

В последнее десятилетие серьёзных эксцессов не происходило. Однако следует понимать, что «спокойно» в отношении обеспечения безопасности объектов такого уровня стоит писать в кавычках. И говорить о службе в Центре как о работе, на которой каждый сотрудник невольно бы отращивал живот до ширины рамок металлоискателя, отнюдь не приходится. Служба эта чрезвычайно напряжённая. Руководство Москвы, премьер-министр, президент, иностранные послы — статус гостей охраняемых Центром зданий требует безупречной службы. Сотрудник должен быть идеальным — отливай в бронзу и ставь в Палату мер и весов. Под контролем должно быть всё: от внешнего вида до исполнения прямых обязанностей.

Об эффективности работы сотрудников Центра говорит следующий факт. Находящиеся под постоянным давлением ответственности за первых лиц государства «фэсэошники» настолько доверяют профессионализму сотрудников Центра, что нередко оставляют ситуацию на их попечение, позволяя обеспечивать контроль над некоторыми участками на объекте практически безо всякого внимания со своей стороны. 

Впрочем, было бы удивительно, если бы к качеству работы сотрудников Центра имелись какие-то вопросы. Охрана таких объектов, как мэрия, Мосгордума, Мосгорсуд, — труд непростой и специфический. Желающие поступить на работу в это подразделение должны пройти серьёзный курс обучения. От 3 до 6 месяцев займёт стажировка под началом опытных сотрудников. Ещё полгода — занятия в Учебном центре, где будущие сотрудники изучают законы, учатся обращению с оружием, овладевают приёмами рукопашного боя, а также обретают навыки, характерные именно для этакой службы, например, быстро, «на глазок» определять среди каждодневного потока документов фальшивку.

В недавнем прошлом с комплектованием штата имелись некоторые просчёты. Однако проблемы эти были общей бедой правоохранительной системы. Говорит о ней начальник Центра полковник полиции Олег Фишер, отдавший подразделению 15 лет службы:

— В недалёком прошлом, года 2—3 назад, мы набирали очень много молодых ребят. Штат наш тогда насчитывал 2200 человек. Огромный был Центр. И, к сожалению, зачастую народ шёл не совсем хороший. Но тогда особого выбора не было, так как за некомплект с нас серьёзно спрашивали.

Последствия «мягкого» отбора новобранцев полиции — скандалы, то и дело поднимаемые в СМИ. В Центре со своими недочётами справились.

— Когда в правоохранительных органах началась переаттестация в связи с реформой, мы этим моментом воспользовались, — продолжает Олег Фишер. — Было составлено три списка: в первую группу вошли лучшие сотрудники, которых мы рекомендовали к дальнейшей службе. Во вторую — сотрудники, которые имели некоторые нарекания, но незначительные, и могли службу продолжать. А в третью — вошли те, кого мы не рекомендовали не только оставлять у нас, но даже переводить в другие подразделения. Мы их уволили. Причём отбор был произведён настолько тщательно, что мы обошлись без единого судебного процесса, без единой жалобы на незаконность увольнения. Было сокращено более тысячи человек, а это, на мой взгляд, достижение серьёзное.  

Теперь штат насчитывает 970 человек, а значит, к отбору новобранцев можно подходить с куда большей строго-
стью. 

Завершая разговор о комплектовании, следует отметить, что служба в армии — не обязательное условие приёма в Центр, хотя, конечно, крайне желательное.

— В ту пору, когда в процессе комплектования штата новичков просеивали не так хорошо, как хотелось бы, у нас был довольно большой процент тех, кто в армии не служил, — отмечает начальник Центра. — Число их достигало 10—15% от личного состава. И мы, конечно, видели, что многие из этих людей попросту не готовы к такой службе: они не привычны к дисциплине и порядку, которые нам необходимы. «Вольный стиль», как мы говорим о таких людях. Приходилось приструнивать их и ставить в те рамки, которые требуются в нашем деле.

Сотрудникам Центра необходимо постоянно быть настороже. В том числе это касается и специфических навыков при недопуске посторонних лиц на подотчётный объект.

— Когда я только пришёл на службу, меня однажды проверили следующим образом, — вспоминает старшина 1-го отдела старший прапорщик полиции Пётр Завалко, имеющий приличный стаж работы в Центре. — Через проходную шла девушка. Красавица! Улыбается! А у самой пропуск мужика. Естественно, я её задержал, ну а меня тут же по плечу потрепали, сказали: «Молодец!». Проверяют нас и посложнее, причём проверки идут постоянно, чтобы ни на миг бдительности не теряли.

Кроме того, для сотрудников периодически организуют сборы, дважды в месяц — стрельбы с участием всего личного состава. Выделяют на это четыре дня, в течение которых полицейские после работы не уходят домой, а направляются в тир. К слову, тир этот находится непосредственно на базе Центра. Здесь же тренажёрный зал и спортивный, в котором проходят занятия по рукопашному бою — к каждому отделу приставлен свой инструктор.

Эти усилия приносят ощутимый результат: подразделение является одним из передовых в области спортивных достижений, к примеру, на состязаниях по рукопашному бою среди подразделений УВО Центр вот уже 7 лет стабильно берёт первое место.

Отменная физическая форма — это, разумеется, лишь одна составляющая в длинном перечне необходимого сотруднику. Здания, находящиеся под охраной Центра, часто оказываются на острие политической борьбы: то и дело мэрию осаждают обманутые дольщики, оппозиционеры и прочие возмущённые властью. Малейшая оплошность сотрудника вызывает взрыв в оппозиционных изданиях и шрапнелью разлетается по всей печати и Интернету. Подобное обстоятельство требует от Центра тонкого и гибкого поведения. 

Например, для Центра закупили видеокамеры, и теперь в случае протестных акций назначенный сотрудник всё происходящее фиксирует.  Этим тоже недовольны, но здесь придраться не к чему: сотрудник полиции снимает действия сотрудников полиции — имеет право.

— Раньше основными тренировочными сценариями были варианты нападения на пост, пожар, однако сегодня огромное внимание необходимо уделять взаимодействию с простыми гражданами, — говорит Олег Фишер. — И наш личный состав уже вышколен в этом отношении, ни одного грубого слова не допускается. Мы бьёмся за это, потому что понимаем: главный показатель работы полиции — это мнение общества, его оценка.

К подразделению приписан кинологический взвод, который проверяет на взрывчатку те здания, которые посещает мэр. Кроме того, в каждом отделе имеется резерв дежурной части, находящийся в полной экипировке и готовый в любой момент отреагировать на внештатные обстоятельства.

Говоря об этом, мы подходим к тем трудностям, в условиях которых существует Центр. Это финансовые трудности. В бюджете нет средств для оплаты работы тех сотрудников, которых пришлось бы вызывать из дома, если ситуация станет неконтролируемой. Они, конечно, выйдут и справятся, но это положение нельзя назвать нормальным. Кроме того, Центр не может оказывать помощь ветеранам в том объёме, который необходим. Что уж говорить о самых крупных тратах — своевременной закупке современного оборудования.

Тем не менее в Центре не унывают и высоких мерок не снижают.

— Мы в первую очередь говорим сотрудникам, что они должны быть образцом поведения, что в их характере должны превалировать честность и порядочность, — отмечает Олег Фишер. — Я всегда прошу работать не за страх, а за совесть. Ведь нас не в наручниках сюда привели, мы же сами пришли! Поэтому не надо подводить ни себя, ни товарищей. Хочется, чтобы человек нёс службу хорошо независимо от того, есть при нём наблюдатель или нет. Скажем так: чтобы никогда не расслаблялся его внутренний наблюдатель.

Не забывают в Центре и тех, кто был причастен к нему.

— Уделяем по мере сил внимание тем, кто вынужден был оставить службу по болезни, родственникам сотрудников, погибших при исполнении своих обязанностей, — рассказывает зам. начальника Центра Олег Дубчак, находящейся на этой службе уже 12 лет. — Не забываем детишек, например, в канун Нового года предоставляем билеты на елочные представления. В преддверии праздников встречаемся со вдовами, которых, слава богу, не так много. Очень развита работа по ветеранской части. Мы периодически просим их провести инструктаж, где они делятся своим опытом. Для молодых — это урок, где для всего коллектива — поддержка в напряжённой службе.

 

Денис КРЮЧКОВ,
фото автора и из архива полка

ОДНА НОЧЬ В МАРЬИНО

20 часов 30 минут. На четвёртом этаже ОМВД России по району Марьинский парк г. Москвы начался инструктаж сотрудников отдельной роты ППСП, заступающих в ночную смену. Ответственный от руководства заместитель начальника полиции по оперативной работе майор полиции Сергей Шабанов строго и внимательно вглядывается в лица полицейских. Все требования к сотрудникам вполне конкретны, лишены абстрактных формулировок. Шабанов обращает внимание полицейских на необходимость проверки припаркованных транспортных средств — угонщики нередко паркуют автомобили в жилом секторе, чтобы первоначальная волна поиска по горячим следам схлынула. Продолжает вести инструктаж командир ОР ППСП капитан полиции Алексей Макаров. Доведение до сотрудников оперативной обстановки на территории обслуживания и в целом по городу, разбор действий в определённых ситуациях, практическое занятие по изучению боевых приёмов борьбы — всё это, вместе с проверкой экипировки полицейских, необходимый ежедневный ритуал.

Алексей Макаров считает, что самое сложное в работе руководителя — это умение точно и своевременно уловить состояние каждого своего сотрудника: его психологическую и физическую готовность к работе. Нужно научиться обращать внимание на самые незначительные изменения в поведении, внешнем облике, взгляде подчинённого.

Капитан Макаров пришёл в милицию после армии, в 2002 году. Начинал службу милиционером во вневедомственной охране. В Марьинском парке он с 2006 года. Со здешней «землёй» знакомился, будучи участковым уполномоченным. Работа на этой должности научила Макарова быстро и качественно справляться с большим объёмом документооборота. Перевод в патрульно-постовую службу Алексей связывает с жаждой работы «на воздухе». Напряжённое многочасовое ожидание и внимательное наблюдение за окружающей обстановкой сопрягаются здесь с мгновенной и безошибочной реакцией на определённые события. У многих людей такая способность — не навык, а талант. Макаров любитель охоты и рыболовства. Отчасти эти занятия можно сравнить с работой в ППС. Однако есть и существенные отличия. Служба предполагает максимальное напряжение всех физических и умственных сил. Это не отдых, а тяжёлый труд.

Инструктаж завершается обязательным практическим разбором определённого боевого приёма борьбы. Сегодня это «освобождение от захвата двумя руками сзади». По тому, как ребята относятся к занятиям, чувствуется, что для них это не пустая формальность.

И вот мы выходим на улицу. Я стал третьим членом автоэкипажа. Салон патрульного автомобиля Fiat Doblo просторный и удобный. К сожалению, далеко не весь автопарк роты представлен иномарками.

Выезжаем за территорию отдела. Старшина полиции Денис Малахов и старший сержант полиции Павел Поваров — давние друзья и напарники. Едем по маршруту. На улице стемнело, ярко светятся витрины магазинов. Двигаемся медленно. Скорость патрулирования не должна превышать 40 километров в час, мы едем где-то 25.

По рации приходит сообщение от дежурного. Едем на семейный скандал. Женщина просит забрать в отдел своего пьяного сына, нанёсшего ей побои. В квартире также беременная жена парня и маленький ребёнок. Полицейские среди криков и матерной брани сохраняют спокойствие и рассудительность. К ним здесь относятся как к третейским судьям, жалуются как будто дети своим родителям на сверстников.

Семейные скандалы и нарушение тишины — вот две самые распространённые причины вызова полиции в ночное время в жилом секторе. Распространённые, но не единственные.

Глаза напряжённо всматриваются в темноту двора. Дежурный сориентировал автоэкипажи на поимку злодеев, только что избивших людей на улице. Их двое: у одного бежевая куртка, у другого красная. Есть ещё ряд примет. Нужно также сохранить визуальный контроль за происходящим на территории. Для неподготовленного человека это очень сложно. Но в наше поле зрения искомая парочка так и не попала.

Пэпээсник должен обладать не только физической силой и выносливостью, но и ловкостью. Бежать в бронежилете и с оружием что есть силы и разговаривать при этом по радиостанции сможет далеко не каждый. Ведь стоит чуть-чуть замедлить ход, и злодей скроется за очередным поворотом. Да и передать сообщение коллегам нужно именно в этот момент так, чтобы на другом конце поняли, о чём речь. Часто погоня за преступником похожа на игру в казаки-разбойники или на охоту. К примеру, одни полицейские выступают в роли загонщиков, другие ожидают «добычу» в засаде. «Распорядителем охоты» в большинстве случаев выступает дежурный. Большие физические нагрузки — одна из причин, почему многие не задерживаются надолго в ППС. Однако основу роты в этом конкретном райотделе составляют люди, чей стаж 10 и более лет. Среди таких старослужащих и полицейские «моего» экипажа.

Во дворе одного из домов останавливаемся, чтобы проверить припаркованные автомобили, пробить номера по АИПС. Какие из них проверить в первую очередь, решаем исходя из примет угнанных накануне машин.

Получаем задание от дежурного. Вновь семейный скандал. На вид семья с двумя детьми находится в полном материальном достатке, но счастья здесь всё равно нет. Полицейские стараются разобраться в ситуации. Кто прав, кто виноват сразу не поймёшь. Женщина спрашивает у одного из стражей порядка, что нужно делать с пьяным разъярённым мужем, с которым они находятся на грани развода. Кажется, сейчас она согласиться с любым предложением. Полицейские аккуратно уклоняются от дачи прямых советов. Взрослый и здоровый человек должен принимать решения сам, тем более, касающиеся членов его семьи. Полицейские доступно говорят о законных способах защиты своих прав. Муж пьян и на взводе, но общение со спокойными и рассудительными стражами порядка постепенно успокаивает его. Конфликт угасает, но только внешне, чувствуется, что вмешательство полицейских вбило ещё один клин в отношения между супругами.

Примерно через полчаса мы вновь двигались по маршруту патрулирования. В разговоре с командиром роты я записал себе список документов, необходимых полицейским, работающим в экипаже ППСП. С маршрутной карточкой, служебной книжкой и бортовым журналом всё более или менее ясно. Смотрим дальше: список угнанного автотранспорта, список лиц находящихся в розыске, лиц находящихся под административным надзором, ориентировки, фотороботы, скриншоты… И как, спрашивается, с этим «оперативно» работать? Можно, конечно, все эти списки выучить наизусть. Наверное, это единственный вариант, чтобы не возить все эти документы тяжёлым грузом. Выход из положения есть, и он очевиден: необходима качественная компьютеризация. Полицейские на «земле» буквально грезят о планшетах, снабжённых необходимыми информационными базами с обратной связью. За время, проведённое в экипаже, мои спутники в основном говорили о том, как сделать работу ППС более эффективной. Я не слышал от них жалоб ни на сокращение, проведённое в ходе текущего реформирования, что увеличило нагрузку, ни на то, что повышение зарплаты почему-то коснулось сотрудников ППС в меньшей степени, чем полицейских в других службах.

Смена выдаётся спокойной. Я покидаю экипаж ППСП в середине ночи и отправляюсь домой. Чувствую, что спать сегодня явно буду спокойнее и крепче, не только из-за усталости, но и от надежды на то, что и в моём районе дежурят такие же профессионалы своего дела, как те, с которыми я познакомился сегодня.

Сергей Лютых,
фото автора

ЗНАЕМ РОССИЮ ПО «РОССИЯНАМ»

Оркестру русских народных инструментов «Россияне» исполнилось 30 лет! Свой юбилей, как и полагается, артисты отметят на сцене. 20 апреля их друзья и коллеги соберутся в зале Культурного центра ГУ МВД России по г. Москве, чтобы поздравить музыкантов и насладиться их творчеством.

—А знаете ли вы что-нибудь о России?

— О, да! Мы кое-что слышали о России. Например, мы знаем вашего футболиста Андрея Канчельскиса, а ещё мы знаем джаз-банд из московской полиции «Россияне».

Так в 1993 году отвечали английские полицейские из города Престон, указывая на яркие афиши, украшавшие стены домов. В том году коллектив стал лауреатом Всемирного фестиваля полицейских оркестров, который проходил в Англии. К тому времени «Россияне» уже успели объездить с гастролями всю Россию, побывали в Германии, Франции, Испании, Египте. Но их славе предшествовал долгий и тяжёлый путь становления.

Оркестр был создан Игорем Георгиевичем Баевым (ныне подполковник милиции в отставке, с этого года участники оркестра являются вольнонаёмными) в 1982 году из сотрудников милиции ГУВД Мосгорисполкома, имеющих специальное музыкальное образование, музыкантов других оркестров с большим опытом исполнительской работы и студентов московских вузов. Сейчас это 20 профессиональных музыкантов: исполнители на народных инструментах и духовая группа.

— Я окончил институт имени Гнесиных и пришёл работать в духовой оркестр ДК ГУВД, — рассказывает Игорь Георгиевич. – Здесь был достаточно большой хор, человек 80 и танцевальный коллектив, а настоящего профессионального оркестра народных инструментов не было. Руководство ГУВД задалось целью его создать, а возглавить поручили мне. Много усилий ушло на то, чтобы собрать музыкантов. Артисты подбирались тщательно и строго, нужны были настоящие профессионалы и энтузиасты. Всё-таки, если обучить человека петь в хоре реально, то научить кого-то за короткий срок играть на инструментах, да ещё и на народных, невозможно. Этим нужно заниматься с детства, сначала 7 лет музыкальной школы, 4 года училища, 5 лет консерватории и только после этого, возможно, ты будешь более менее справляться с инструментом. Поэтому мне приходилось искать для сотрудничества тех, кто уже получил профессиональное музыкальное образование.

В 1989 году коллектив приобретает официальный статус, регистрирует свою группу и начинает выступать на профессиональных подмостках. Музыканты играют в зале имени Чайковского и в концертном зале «Россия», с ними охотно выступают солисты Большого театра и ансамбля имени Александрова. Начинаются гастроли по стране, потом поступают предложения выступить за границей. Самой памятной оказалась поездка в Англию. Ребята были приняты на «ура», завоевали первое место на фестивале полицейских оркестров в Ланкашире и Игорю Георгиевичу даже предложили попробовать сходу дирижировать местным престонским оркестром. конечно же, он превосходно справился с этой задачей.

— Нас всегда очень хорошо и тепло принимали, как сдержанные англичане, так и педантичные немцы, — вспоминает Игорь Георгиевич. — Язык музыки не имеет национальности, он понятен и не нуждается в переводчике. Кроме того, иностранные коллеги понимают, что мы являемся уникальным и единственным в своём роде коллективом. В полицейских подразделениях других стран непременно есть типовые духовые оркестры, а народных нигде нет! В этом и заключается наша особенность, а наличие духовой группы позволяет нам исполнять любые произведения: классику, современную, народную музыку, песни из кинофильмов, рок-музыку, да что угодно, в зависимости от мероприятия. В нашем репертуаре около 400 музыкальных произведений разной направленности и, при этом, репертуар постоянно меняется. Перед концертом к нам может подойти любой солист и сказать, что именно он собирается исполнять, а мы будем ему аккомпанировать.

Несмотря на заслуженно пришедшую славу, оркестр продолжал быть верен московской милиции и выступать на всех мероприятиях посвящённых правоохранительным органам. «Россиянам» также довелось выезжать в «горячие точки»: Нагорный Карабах, Северную Осетию, Ингушетию. И сейчас они продолжают выступать в подразделениях, госпиталях и больницах, колледжах и школах полиции:

— Ещё одной отличительной чертой нашего оркестра является мобильность. У нас достаточно небольшой состав — 20 человек. И этого вполне хватает, каждый знает своё дело, тем более не в каждом подразделении оборудован зал, где может поместиться оркестр, состоящий из 50—60 человек. Если концерт посвящён серьёзному крупному мероприятию, то обычно все едут сюда к нам в ДК на Новослободскую улицу, а так мы собираемся и сами приезжаем, берём с собой все ноты и по ситуации ориентируемся, что лучше играть, публика-то везде разная, соответственно и репертуар меняется.

С оркестром охотно сотрудничают солисты Большого театра — народные артисты России Владимир Маторин, Татьяна Ерастова, Ирина Журина; известные исполнители народных песен  — народные артисты России Людмила Рюмина, Александра Стрельченко, Екатерина Шаврина и многие другие. Профессионализм Игоря Георгиевича и вклад в искусство был оценён на самом высоком уровне: 30 октября 2007 года указом Президента РФ ему было присвоено звание «Народный артист Российской Федерации». Кстати, это единственный народный артист среди полицейских Москвы. И как отметил Игорь Баев, это гордость всей полиции, наша общая награда и он очень рад столь высокой оценке.

И конечно, посильную помощь и финансовую поддержку оркестру «Россияне» оказывают благотворительные фонды «Петровка 38» и «Мария». Они занимаются заказом на пошивку костюмов, а также закупают дорогостоящее оборудование.

— Все инструменты изготавливаются вручную, поэтому естественно стоят они очень дорого и требует самого бережного обращения, — объясняет Игорь Георгиевич. — Кроме того каждая вещь имеет срок годности, инструменты не исключение, они портятся и ломаются, поэтому каждые 10—15 лет их нужно менять, можно чинить, но это трудоёмкий и дорогостоящий процесс. Большое спасибо нашим фондам за то, что они выделяют деньги на покупку всего необходимого. Помимо нашего юбилейного концерта в ближайшее время состоится ещё одно крупное выступление и силами благотворительного фонда «Мария» для нас были заказаны новые костюмы.

Большую помощь в решении различных вопросов оказывает начальник Культурного центра полковник внутренней службы Юрий Рыбальченко.

Вот уже тридцать лет оркестр народных инструментов «Россияне» дарит необыкновенную и оригинальную музыку (ещё бы, переложить классическое произведение на народные инструменты) своим благодарным слушателям. В подразделениях музыкантов встречают уставшие после работы люди, но послушав концерт, они просят играть ещё и ещё.

Главный показатель профессионализма — это умение быстро сориентироваться на месте и отыграть так, чтобы слушателю и в голову не пришло, что музыканты впервые видят ноты и так часто происходит.

— Бывают такие ситуации, что неожиданно на наши репетиции приходят солисты из других коллективов, — говорит Игорь Георгиевич. — И им необходима наша помощь, мы оставляем все дела и аккомпанируем им. Приходится перестраиваться, я буквально на пальцах объясняю ребятам, как нужно играть. Но дело в том, что такая работа требует много внимания и долгих часов репетиций, а у нас, бывает, и на свои репетиции времени не хватает. С поставленной задачей справляемся, благо со своими ребятами я уже давно, знаю и чувствую оркестр. Я своих музыкантов вообще не ругаю, а наоборот, стараюсь больше хвалить их за профессионализм и знание дела.

Юля Далидович,
фото из архива оркестра

НА ТАТАМИ ПРИГЛАШАЮТСЯ

В спортивном комплексе ГУ МВД России по г. Москве прошёл чемпионат главка по дзюдо. В соревнованиях приняли участие 96 сотрудников органов внутренних дел московского гарнизона, выступавшие за сборные команды УВД по административным округам г. Москвы, Управления охраны общественного порядка, Управления государственной инспекции безопасности дорожного движения, Управления внутренних дел на Московском метрополитене, Управления вневедомственной охраны, Центра специального назначения сил оперативного реагирования.

В 2011 году в правила проведения соревнований по дзюдо внесено много изменений. Чтобы чемпионат прошёл на высоком техническом уровне, организационным комитетом была проделана большая работа по подготовке судейского корпуса, системы видеонаблюдения и информирования. Нужно отметить, что и судьи, и электроника сработали на отлично.

Дзюдо, как рукопашный бой и самозащита без оружия, для сотрудников органов внутренних дел является не просто прикладным, а базовым видом спорта, поэтому соревнования по спортивным единоборствам всегда привлекают к себе внимание. Вот и в этот раз трибуны спортивного комплекса не пустовали. Поддержать своих спортсменов приехали сотрудники УООП, ЦСН, УВД по ЮЗАО, САО, УВД на ММ, УВО. А посмотреть было на что. Благодаря изменениям в правилах проведения соревнований схватки стали более яркими и динамичными. Чемпионат прошёл в упорной борьбе и порадовал обилием напряжённых поединков. В командном первенстве, с большим отрывом от соперников, набрав 525 очков, победили спортсмены из Управления охраны общественного порядка. Одинаковое количество баллов — по 440 — набрали команды УВД по Северо-Восточному и Юго-Западному административным округам, но соотношение призовых мест у команды УВД по СВАО оказалось лучше — у неё второе место. Команда юго-запада, соответственно, на третьем.

В церемонии награждения победителей и призёров чемпионата приняли участие: член Общественного совета ГУ МВД России по г. Москве Ренат Лайшев, заместитель начальника Управления по работе с личным составом ГУ МВД России по г. Москве полковник внутренней службы Владимир Жирняков, мастер спорта международного класса по дзюдо, чемпион Европы Михаил Ильинич, вице-президент Федерации дзюдо Москвы Дмитрий Кузнецов, директор Благотворительного фонда «Петровка, 38» Александр Обойдихин и другие.

Заместитель начальника Управления профессиональной подготовки ГУ МВД России по г. Москве полковник внутренней службы Константин Севрук, отвечая на вопросы корреспондента, сказал, что дзюдо, как и другие виды единоборств, вырабатывает у сотрудников профессионально необходимые качества для успешного противостояния в схватках с правонарушителями. Этот вид спорта всегда входил в программу Спартакиад МВД России и ГУ МВД России по г. Москве. По результатам прошедших соревнований будет сформирована сборная команда главка для участия в чемпионате МВД России, который пройдёт в октябре текущего года в городе Екатеринбурге. Дзюдо завершит программу Спартакиады МВД России 2012 года и во многом определит её исход, что накладывает особую ответственность на качество подготовки нашей команды.

 

Сергей САНДЛИРСКИЙ

ТРУДНО БЫТЬ МИНИСТРОМ

У Анатолия Сергеевича много фотографий, киноплёнок, где он запечатлён в разных ситуациях. Его можно увидеть на убитом им слоне, носороге или рядом с поверженным метким выстрелом львом. Его можно увидеть и в кругу боевых друзей на танке, в палатке, в окопах среди солдат. Глядя на эти фотографии, внуки и потомки А.С. Куликова будут им гордиться: дед-то смелый, охотился даже в Африке на сафари, и в России ходил, не кланяясь пулям, по окопам в горячих точках. Настоящий генерал! Но они никогда не смогут узнать того, чего не запечатлели кинокамера и фотоаппарат. Поэтому мне хотелось бы сделать несколько таких зарисовок, в которых Анатолий Сергеевич предстаёт не просто боевым генералом или охотником, а человеком, гражданином, способным принять куда более ответственное и рискованное решение, нежели спустить курок по врагу или зверю. При этом зная, что выгоды личной не будет…

Меня с ним не так уж много и связывало, хотя работали мы в одной системе — МВД СССР. Он служил во внутренних войсках, а я был начальником 6-го Главного управления по борьбе с организованной преступностью. До 1995 года мы с ним близко не общались. Я уже был в отставке и, как многие мои сослуживцы-пенсионеры, с большой ревностью следил за тем, что делается в Министерстве внутренних дел, куда министром был назначен Анатолий Сергеевич Куликов.

Разговоры в министерстве после его назначения пошли разные: одни говорили, дескать, «сапоги» пришли (раз из армии), другие считали — будет лучше с дисциплиной и порядком, так как разброд и шатание, охватившие общество, заметно отразились и на милиции. Стал массовым отток кадров, в милицейскую жизнь входили коррупция и крышевание, не редкостью стало участие работников милиции в преступных группировках. Одним словом, теплилась надежда, что, может быть, военный сможет что-то поправить, хотя я, например, и тогда уже понимал, что никто не сможет вернуть милицию к её исходному состоянию, состоянию тех лет, когда мы жили только на зарплату и работали, не считаясь со временем. Но, как говорится, надежда умирает последней.

Разумеется, я не предполагал, что мне придётся говорить с министром внутренних дел на эту и другие темы. Однако пришлось. Как-то раз мне позвонила жена: «Тебя разыскивает министр внутренних дел! Оставил телефон». Ну, и какая первая мысль? «Наверное, что-то натворил, хотя, если и так, министр напрямую не обращается…» Я позвонил, помощник назначил мне время встречи.

Когда я зашёл в до боли знакомый кабинет, где ранее я получал благодарности и разносы, навстречу мне поднялся небольшого роста, плотно сбитый человек, мягко улыбаясь, пожал руку и предложил присесть. Тут же, не доходя до своего места, с военной прямотой Анатолий Сергеевич произнёс: «Я пригласил вас, чтобы послушать правдивый рассказ о том, какой была милиция, какой стала и что можно сделать для её улучшения. Я долгое время был в горячих точках, было не до бюрократии, а сейчас я вплотную знакомлюсь с делами и людьми. Почему пригласил вас? Вы человек не заинтересованный и долгое время проработали в этой системе».

Говорили мы с ним ровно час, из которого он — минут 15, а остальное время — я.

О чём же мы с ним беседовали? Не стану утомлять читателя и ограничусь лишь тем, что смысл моего рассказа сводился к теме о вреде и пользе систематических реорганизаций, когда высокие чиновники, используя могучий русский язык, упражнялись в словоблудии. Они меняли названия управлений, переиначивали функции, вместо структурных главков вводили бюро. Я также затронул тему одежды для сотрудников милиции, особенно ОМОНа. Они тогда ходили в разных камуфляжах, засаленных кожанках, ну прямо как братки-матросы после революции 1917 года. На улице Горького, например, встретив такого молодого человека с автоматом наизготовку и двумя перевязанными изоляционной лентой магазинами, можно было принять его или за милиционера, или за бандита.

Анатолий Сергеевич слушал, слушал, а потом ехидно заметил: «Да, я знаю, осталось только пулемётную вышку на Манеже поставить». Выслушав меня до конца, он убеждённо произнёс: «Порядок явно пора наводить, попробую заняться коррупцией, которая ещё не разъела совсем всю милицию. Надо бы отследить денежные потоки, идущие из бюджета в коммерческие банки». Всё это он осуществил (вспомним операцию «Чистые руки», например), и многие знают, чего ему это стоило.

В конце встречи Анатолий Сергеевич предложил мне вернуться в МВД на должность его помощника и с перспективой занятия должности замминистра. В ответ на это предложение я прямо спросил его: «Анатолий Сергеевич, вы верите, что долго здесь просидите?» Ошибся в сроках я на один год. И то только потому, что не знал характера Куликова, другой бы не продержался и года.

Следующая наша встреча была необычной, и пусть простит меня читатель за её скромное изложение — время ещё не пришло сказать всё. Но кое-что открыть стоит, тем более что Анатолий Сергеевич в своё время сам с телеэкрана разоблачал деятельность генерала А.И. Лебедя и его попытку захватить власть в стране.

Однажды мне позвонил знакомый генерал из военной контрразведки (кстати, я около четырёх лет проработал на
Лубянке) и сказал:

— У тебя есть выходы на министра внутренних дел? Нужно его предупредить, Лебедь ведёт себя странно, явно что-то замышляет. Я не хочу, чтобы мои уши торчали, так что — сделай милость.

Далее он поведал, что А.И. Лебедь разместил в Москве до сотни головорезов из своего спецназа и у А.С. Куликова могут быть серьёзные неприятности. Он контролируется. Генерал из контрразведки обещал передать имеющиеся материалы, в том числе копию уголовного дела, ранее возбуждённого на А.И. Лебедя.

Вскоре я получил пачку бумаг. Читать было некогда, да и не к чему. Я сразу позвонил Анатолию Сергеевичу. В ответ он коротко сказал: «Приезжай». На другой день у нас состоялся откровенный разговор, от которого, не скрою, у меня по спине поползли мурашки: одно дело ловить бандитов, другое — стоять у истоков замышляемого государственного переворота. Когда я сообщил о разговоре со своим знакомым контрразведчиком, Анатолий Сергеевич нахмурился, выдержал длинную паузу и
произнёс:

— Ко мне подходили люди Лебедя, да и сам он намёками пытался говорить. Теперь ясно, что он задумал, это слишком серьёзно.

— Анатолий Сергеевич, — говорю я, — мы же знаем, какими методами он наводил порядок в Приднестровье. Вы что, не докладывали на верх?

— Докладывал, но Черномырдин не воспринимает это всерьёз. Он мне сказал: «Брось ты ерундой заниматься, Куликов». Они не понимают, — с досадой ответил Анатолий Сергеевич.

— Анатолий Сергеевич, а если сказать по-другому? Если бы я писал политический детектив, то я бы взял следующий сценарий. Сидят себе Б.Н. Ельцин в Кремле, а В.С. Черномырдин — в Белом доме. Сидят и ни о чём плохом не думают. И вот некто «Х», который имеет доступ в Кремль, замышляет взять власть. Он запускает своих людей по пропускам, спокойно меняет охрану, приходит в кабинет к Президенту и запирает его попить чаю или водочки в комнате отдыха. С Черномырдиным ещё проще. Далее выходит в эфир и объявляет врагами тех, кто разрушил страну, довёл народ до нищеты, обманул на выборах и т.д., и т.п. Тем более что рейтинг у верховной власти был дутый, народ созрел, а «Х» уже многими воспринимался как глава. Вот и диктатура, вот и железная рука с кнутом, по которому все так соскучились…

Прошло немного времени, и мы увидели А.С. Куликова, по существу заявившего по телевидению о предотвращении переворота. Всё тогда подтвердилось. Вот так Анатолий Сергеевич в очередной раз спас демократию, а говоря проще, страну.

Как-то я спросил его, что же он сказал В.С. Черномырдину тогда? «Все, — ответил он. — Правда, я добавил ещё некоторые военные детали. Черномырдин внимательно выслушал меня и произнёс одну фразу: «Как всё может быть просто».

На этом наши встречи, можно сказать, по спасению Отечества не закончились.

Кто-то с Лубянки отслеживал Куликова и явно пытался ему помочь. На этот раз в шесть часов утра мне позвонил сотрудник спецслужбы, извинился, что не может себя назвать, и убедительно просил предупредить А.С. Куликова о готовящейся провокации. Заключалась она в следующем. На какой-то встрече ему должны были передать якобы взятку в сумме 50 тысяч долларов. Это меня возмутило.

Я всё же сообщил об этом А.С. Куликову. Выслушав меня, улыбаясь, он произнёс: «Да, я знаю, о чём идёт речь, но это, скорее всего, непроверенная информация. Ми-
нистрам дают во много раз больше».

Я не знаю, предпринял ли он тогда какие-нибудь меры безопасности. Всё обошлось, но я уверен, что какая-то провокация всё-таки замышлялась, ведь у ребят с Лубянки была в то время великолепная агентура.

В завершение хочу коротко рассказать о том, что я делал уже сам, не предупреждая Анатолия Сергеевича.

Как-то он публично заявил о необходимости контролировать потоки из бюджета. Поднялся большой скандал. Куликова стали обвинять в том, что он лезет не в свои дела, пусть лучше борется с преступностью, от которой житья не стало. В бизнес-кулуарах я услышал приговор министру: Куликов сконцентрировал в своих руках огромную власть (помимо МВД ещё и вице-премьер), замахнулся на святая святых, и этого ему не простят.

Я тут же бросился писать статью по теме. Написал, но никто, кроме «Столичного криминала», публиковать её не взялся. В статье я обосновывал простую мысль: А.С. Куликов смотрит в корень проблемы, в причины преступности, без устранения которых её побороть вообще нельзя. И было бы странным, если бы министр об этом умолчал.

Статью опубликовали, но вскоре Анатолию Сергеевичу пришлось уйти из МВД. Но вот что интересно. Прошло уже много времени, а власть, как я вижу, «не забывает» генерала: места для него в ней не находят, хотя снимали в связи с переходом на другую работу.

К сожалению, мало что изменилось в России со времени посещения её французским графом де Кюстином в XVIII веке, который написал: «Врать в России — поддерживать престол, говорить правду — идти против престола».

Александр ГУРОВ,

генерал-лейтенант милиции.
Фото из архива автора

ЧЕМ ОПАСЕН ПОЛИЦЕЙСКИЙ КОРРУПЦИОНЕР

В последние годы в российском обществе сложился в целом негативный образ сотрудника органов внутренних дел, немало усилий к этому приложили средства массовой информации. При этом едва ли не самой коррумпированной структурой в органах внутренних дел принято считать Госавтоинспекцию.
 

На мой взгляд, это связано с тем, что сотрудники Госавтоинспекции, в основном дорожно-патрульной службы, гораздо чаще, чем другие сотрудники органов внутренних дел, напрямую общаются с населением, причём с его наиболее активной и экономически благополучной частью.

Сложившееся в обществе мнение о распространённости коррупции в органах внутренних дел в первую очередь отрицательно влияет на имидж службы, подрывает доверие к органам внутренних дел. Граждане, опасаясь столкнуться с коррумпированными сотрудниками полиции, уклоняются от обращения в органы внутренних дел с сообщениями о преступлениях и иных происшествиях, что непосредственно влияет на раскрываемость преступлений, повышает их латентность и рецидивность, даёт преступникам дополнительные возможности избежать наказания за содеянное. Кроме того, коррумпированный сотрудник полиции представляет прямую опасность для своих коллег. Он может разгласить информацию о готовящихся мероприятиях, поставив их под угрозу срыва, более того — создав угрозу здоровью и жизни своих сослуживцев. Таким образом, полицейский коррупционер фактически это человек, предавший своих коллег, интересы службы и всего общества.

Одним из эффективных способов предупреждения коррупционноопасного поведения сотрудников органов внутренних дел является профилактика. В последние годы принят ряд нормативных актов, направленных на профилактику коррупции в системе государственной службы вообще и в органах внутренних дел в частности.

Так, например, система декларирования доходов, имущества и обязательств имущественного характера сотрудников и их близких родственников позволяет отслеживать динамику материального положения сотрудников и выявлять в ряде случаев факты необоснованного обогащения. Вместе с тем существующая система, несомненно, нуждается в совершенствовании; по-видимому, здравой является идея установления контроля за крупными расходами сотрудников и членов их семей.

Далее, в соответствии с пунктом 4 статьи 22 главы 7 Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел нравственный долг предписывает сотруднику безотлагательно докладывать непосредственному начальнику обо всех случаях обращения к нему каких-либо лиц в целях склонения его к совершению коррупционных правонарушений.

Данное положение является развитием требований статьи 9 Федерального закона «О противодействии коррупции», а также Приказа МВД России от 19 апреля 2010 года № 293 «Об утверждении порядка уведомления в системе МВД России о фактах обращения в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений». Необходимо отметить, что в соответствии с пунктом 14 части 2 статьи 49 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации» сокрытие сотрудником фактов обращения к нему каких-либо лиц с целью склонения к совершению коррупционного правонарушения является грубым нарушением служебной дисциплины и, согласно пункту 6 части 2 статьи 82 того же федерального закона, основанием для увольнения из органов внутренних дел. Данное положение — хорошее средство профилактики грубых нарушений дисциплины и законности сотрудниками органов внутренних дел и позволяет в ряде случаев своевременно предотвращать должностные преступления.

На мой взгляд, в настоящее время в органах внутренних дел недостаточно развит институт выявления и урегулирования конфликтов интересов, что отрицательно влияет на профилактику коррупции.

В соответствии с частью 1 статьи 71 Федерального закона  «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации» конфликт интересов — ситуация, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) сотрудника органов внутренних дел влияет или может повлиять на объективное выполнение им служебных обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью сотрудника и законными интересами граждан, организаций, общества или государства, способное привести к причинению вреда правам и законным интересам граждан, организаций, общества или государства.

Сотрудник обязан в письменной форме уведомить непосредственного руководителя (начальника) о возникновении или возможности возникновения конфликта интересов. Прямой руководитель (начальник) или непосредственный руководитель (начальник), которым стало известно о возникновении или о возможности возникновения конфликта интересов, обязаны принять меры по его предотвращению или урегулированию.

Меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов могут включать в себя изменение служебного положения сотрудника органов внутренних дел, являющегося стороной конфликта интересов, вплоть до его отстранения от выполнения служебных обязанностей в установленном порядке и (или) принуждение его к отказу от выгоды, а в отношении сотрудника, осуществляющего в соответствии со своими служебными обязанностями процессуальные полномочия, также его отвод или самоотвод в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

На мой взгляд, для повышения эффективности института урегулирования конфликта интересов необходимо дополнить перечень грубых нарушений служебной дисциплины, установленный статьёй 49 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации» положением о том, что грубым нарушением дисциплины является уклонение сотрудника от уведомления руководства о возникновении конфликта интересов.

 

Сергей ЧЕРНЫХ,

заместитель начальника

4-го отдела ЦСМ ГИБДД ГУ МВД России по г. Москве,

подполковник полиции