petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 15 (9567) от 25 апреля 2017г.

Статьи в категории: Номер 17 (9323) 3 - 10 мая 2012 года

ПОДПОЛКОВНИК ИЗ ОРО

Лидия Михайловна Зиборова никогда не думала, что однажды судьба её круто изменится и простая труженица из семьи заводчан вдруг придёт на службу в милицию, да не куда-нибудь в номерное отделение, а в самую знаменитую — МУР. Впрочем, её работа именовалась иначе, и многие знакомые даже среди сотрудников МВД с недоумением иногда спрашивали:
 

КТО ЛОВИЛ УБИЙЦУ ЖЕНЩИН В НОЧИ

 

В 1959 году она и сама не знала, как ответить на этот вопрос, когда впервые перешагнула порог отдела кадров Куйбышевского РОМ. Начинала ведь с секретарской должности, но очень скоро перешла непосредственно в уголовный розыск.

Здесь нам предстоит определить характер этой мужественной девушки. Многие похожие на неё приходят в различные службы милиции, но далеко не каждая выбирает именно МУР, где приходится вступать в схватку с преступником. Да, скажете вы, опасных преступников, особенно крутых мэнов, берут не менее крутые мужчины с удостоверениями МУРа и документами мастеров спорта. Но случается, что девушкам выпадает совершать поступки, граничащие с подвигами. Так, несколько лет назад Москва была шокирована нападениями в парках и тёмных местах некоего насильника и убийцы, который избирал своими жертвами женщин в красном пальто. И чтобы изловить негодяя, в наиболее опасные места были направлены женщины-приманки — офицеры уголовного розыска, рисковавшие неимоверно. За ними на расстоянии 200—300 метров шли оперативники-мужчины. Однако им не хватило бы нескольких секунд добежать, если бы преступник пустил в ход нож или пистолет. Лида Зиборова была среди тех отважных девушек, которые ходили в эти вечерние и ночные рейды, не зная, чем завершится этот поход в темноте.

Тогда у Лиды было звание старшего лейтенанта милиции. Слава её в ту пору пока ещё обходила стороной, известность стала приходить позднее и с совершенно
иными событиями.

Уголовный розыск, по мнению всех читающих романы Адамова, Вайнеров, Словина и Семенова, — это погоня за злодеями и жестокая схватка с ними. Но есть и тихий розыск. Зовётся он ОРО (оперативно-розыскной отдел).

 

ЗИБОРОВА: ШАГ В КИНО

 

— В 1960-70-х годах нас иногда поругивали родственники исчезнувших граждан, что мы не начинаем розыск по их сообщениям  моментально. Но посудите сами: проходят сутки-другие, и пропавший вдруг находится, Оказывается, загулял у друзей на даче. Такое бывает частенько. Но бывало и другое.

Министр внутренних дел Николай Анисимович Щёлоков с большим желанием общался с прессой и активно пропагандировал органы правопорядка  в кино, литературе. Естественно, что писатели  с желанием стали писать о МУРе — активной службе борьбы с преступностью, но вот ОРО, «тихому розыску» никто внимания уделить не хотел. И вдруг…

— Была у нас такая история, — вспоминает Лидия Михайловна. — Молодой солдат искал своего отца. Мы по его письму начали поиск и после многочисленных запросов и даже экспертиз (пришлось делать запросы в НТО, чтобы сличить фотографии солдата с мужчиной, которого определяли как отца воина) установили наконец, что пожилой человек действительно является родителем ефрейтора. Наше подразделение уже праздновало успех, но когда я встретилась с престарелым мужчиной, радость улетучилась мгновенно. Оказалось, что, уйдя на фронт, завёл он там боевую подругу и с ней создал новую семью. Появление сына его не обрадовало, наш розыск был против его желания.

Я не могу с ним встречаться, У меня двое детей растут. Зачем мне этот парень? Не надо мне никаких связей с ним, — сказал он нам.

И ОРО потерпело фиаско. Однако у жизни свои законы, у литературы — иные. Николай Анисимович Щёлоков познакомил кинодраматурга с историей солдата и концовка в фильме «Это случилось в милиции» стала иной. Как помнят зрители, по сценарию солдат и отец обнимаются и фотографируются вместе с офицером милиции (артист В. Невинный), а главный герой — майор милиции продолжает выполнять свои скромные обязанности офицера ОРО.

Вот такая интересная история из судьбы ветерана уголовного розыска

Но бывало в её работе и немало рисковых моментов. Например, такой…

 

ПО ЗАПРОСУ КОЛЛЕГ

 

Несколько лет ОРО вёл «кочевой» образ жизни — его то бросали в подчинение Паспортному управлению, то в службу участковых инспекторов, то в профилактику. Никто толком не знал, зачем он вообще нужен, пока его не определили в МУР, где осознали необходимость этого подразделения как своего звена, родственного и остро необходимого. И вскоре в ОРО потекли запросы со всех сторон. Досадно, однако, что, набегавшись по городу, капитан Зиборова через неделю-другую узнавала, что собранная ею информация на преступника, достигнув адресата, допустим, следователя из города Днепропетровска или Брянска, завершалась тем, что тамошний офицер отпускал задержанного на свободу.

Но трудности были и иного рода.

— Преступница Ковалевская примет не имела и кочевала по гостиницам Москвы, имея хорошие связи с администрацией. Естественно, избирала такие «отели», как  построенные к фестивалю 1957 года — «Заря», «Восток», «Алтай» и подобные им. То есть, третьестепенные, и гостиницы рынков. Искали мы её долго, использовали помощь наших товарищей из уголовного розыска районных отделений милиции, участковых и в итоге общими усилиями отыскали.

Но очень сложно было искать других, более опасных преступников.

Ветерану милиции есть что вспомнить.

Одного из опасных правонарушителей искала вся страна. Но поиск по приметам не давал результата, пока не поступили некоторые уточняющие данные-ориентировки. Зиборова, тогда ещё капитан милиции, пошла на проверку сообщения в гостиницу «Алтай», где находился этот человек. Естественно, пошла не одна, а вместе с напарником. Но оружия у них не было, да и местное отделение прикрытие им не дало. Ведь предполагалась только проверка.

— Мы вошли в номер и увидели мужчину в майке. Крепыш повернулся к нам, и я поняла, что брать его сможет только боксёр с крутыми бицепсами. Меня и моего напарника он просто размажет по стеночке, — вспоминает Лидия Михайловна. — Но ведь гору можно и не двигать, а точить водой. И я решила испытать единственный в той ситуации способ, тем более что противник сразу догадался, что мы явно не из администрации гостиницы. «Внизу нас ждут сотрудники оперативной службы, поэтому предлагаю вести себя спокойно и отвечать на наши вопросы», — сходу симпровизировала я. И спокойно уселась на диван. Ошарашенный моей самоуверенностью, мужик грохнулся на стул и так, не шелонувшись, просидел всю беседу. А мой коллега стоял за его спиной, изображая рукой в кармане пиджака некий ствол. Через полчаса районные коллеги наконец подогнали машину, и мы вывели нашего противника из гостиницы. Страху я натерпелась!

 

ЧТО ГЛАВНОЕ ТЕПЕРЬ?

 

— Теперь важно не потерять  старых друзей, а их остаётся очень мало, — сокрушается ветеран милиции. — Многие со временем становятся лежачими. Им требуется помощь. Когда товарищи пригласили меня поучаствовать в работе Совета ветеранов УВД Восточного округа, я сначала с некоторой неохотой взялась за это дело. Не осознавала его смысла и значимости. Но включившись в работу в качестве секретаря, вдруг открыла  неожиданное для себя.

Давно уже висит в шкафу форменный мундир с наградами, среди которых весьма достойные — медали «200 лет МВД России», «50 лет советской милиции», знаки «Ветеран МУРа» и «Почётный ветеран УВД по ВАО г. Москвы». Офицерская форма привычно ждёт свою хозяйку — подполковника милиции, а она, как всегда, в трудах, волнениях и заботах. Только сегодня они другие: ушли из её жизни риск и опасность, но вошло беспокойство об окружающих друзьях.

— Я чувствую себя так, будто во мне заработало второе сердце, — смеётся  Лидия Михайловна, по возрасту, может быть, уже и полковник, а вот по настроению — лейтенант.

Беседовал Сергей КИН,
фото из архива Л.М. Зиборовой

ГЕРОЙ БИТВЫ НА ДНЕПРЕ

Этот очерк написан уже покойным, к сожалению, ветераном нашей газеты, бывшим её редактором в 1960-х годах полковником милиции Владимиром Сергеевичем КИСЕЛЁВЫМ, известным военным корреспондентом и автором книг о чекистах, военных контрразведчиках. Им создан совместно с одним из старейших наших журналистов, тоже ушедшим из жизни в середине 1980-х годов, майором милиции в отставке Сергеем Сергеевичем ГОРИСТОВЫМ сборник очерков о столичной милиции «Тревога всегда внезапна».
 

Когда я приступил к очерку о Дмитрии Шурпенко, кроме справки из наградного отдела Министерства обороны, ничем не располагал. Было известно лишь, что родился он 11 февраля 1915 года в смоленском селе Пнево в бедной крестьянской семье. Родители, Василий Максимович и Ефросинья Анисимовна, растили десять детей: восемь сыновей и двух дочерей. Надеясь на лучшую жизнь, одними из первых вступили в колхоз. Новая жизнь, однако, оказалась не ахти какой богатой, но, как рассказывала сестра Дмитрия — Лида, которую удалось мне разыскать, без хлеба уже не сидели. Лида вспоминала, что Дима рос не баловнем, а очень серьёзным мальчиком, любил книги о приключениях. И вечно что-нибудь мастерил: скворечник, игрушечную мельничку.

Призвался в Красную Армию из Таганрога в 1937 году. Служил в  составе авиачасти. В письмах домой  писал, что комполка неоднократно хвалил его за успехи в службе. И даже был отмечен призом за меткую стрельбу. А незадолго до демобилизации одному из лучших бойцов части была предложена почётная путёвка на службу в московскую милицию. С бойцом, которому было присвоено звание сержанта, разговаривал сотрудник отдела кадров из московской милиции. После основательной беседы собеседник подвёл итог:

— Я изучил ваше личное дело, поговорил с командирами и пришёл к выводу: вы нам подходите. Согласны работать у нас?

Так Дмитрий оказался в 9-м отделении, располагавшемся тогда в здании возле площади Пушкина. «Опекуном» к молодому сотруднику прикрепили капитана Глазунова. Бывший участковый уполномоченный, с которым я повстречался, вспоминал, что смуглолицый, стройный и подтянутый, а главное, общительный парень ему сразу понравился. В самом деле, выправкой новый постовой отличался: форма всегда выглажена, сапоги надраены до блеска. Быстро прижился в коллективе, освоил  служебные обязанности. И уже глядь — поставили командиром строевого подразделения. А вскоре он и женился.

Варя под стать мужу: спокойная, рассудительная. Дали молодым комнатушку в доме на Спиридоновке. Живо взялись за благоустройство. Сменили обои, покрасили полы, купили стол, стулья, шкаф.

В 41-м Дмитрия, как и многих милиционеров, в действующую армию пока не призывали. Это потом из гарнизона уйдут на фронт свыше  десяти тысяч человек — большая часть личного состава. А пока…

На верху было решено, что милиция вместе с зенитчиками, лётчиками, бойцами местной противовоздушной обороны и пожарной охраны должна «укрыть» москвичей от налётов вражеской авиации и, конечно же, обеспечивать порядок в городе.

 В ночь на 22 июня с неба на столицу впервые полетели фашистские бомбы. После объявления воздушной тревоги стражи порядка вместе с пожарными  поднялись на крыши учреждений, многоэтажных жилых домов, чтобы обезвредить «зажигалки». Также помогали жителям укрыться в бомбоубежищах, спасали раненых.

Шурпенко с замполитом Николаевым выскочили на улицу  и побежали к школе. Над ней клубилось чёрное облако дыма, смешанного с пылью. Пламя клокотало из разбитых окон. Наступал рассвет, но, судя по грохоту зениток и надрывному вою самолётов, немецкие стервятники не убрались, а совершали новый заход на цель.

— Товарищ политрук, — крикнул Шурпенко, — сейчас опять станут бомбить!

Прежде чем они успели укрыться в подворотне, раздался оглушительный грохот. Взрывная волна снесла крышу, вырвала с корнем тополя. Шурпенко швырнуло к подъезду двухэтажного особнячка и ударило о стену. Он потерял сознание. Пришёл в себя не сразу. В голове шумело, изо рта шла кровь.

— Может, в больницу? — спросил Николаев.

— Не надо. Вроде очухался. Давайте поскорее в школу.

Пожарные туда ещё не прибыли. Вокруг суетились жильцы с вёдрами, лопатами и ломиками.

— Шурпенко, организуй тушение, — распорядился политрук. — Я попробую вызвать пожарных. Без них нам, кажется, не справиться.

Вход в укрытие был завален обломками. Мешал пробиться туда и огонь. На его тушение Шурпенко выбрал добровольцев, а сам поднялся на лестницу, направил в очаг тугую струю воды. Пламя медленно отступило. Выстроившись цепочкой, жильцы под руководством милиционера принялись разбирать завал. Снизу раздавались мольбы о помощи…

Почти сутки не отходил Дмитрий и другие спасатели от стен  школы. Только на другой день оказавшиеся в каменном мешке люди вышли на волю. Обессиленных выносили на руках и передавали врачам в санитарные машины. Но и спасатели едва держались.

На ватных ногах пришёл домой Дмитрий. Увидев его в ссадинах и рваной  гимнастерке, Варя всплеснула руками:

— Где так угораздило?

Ответа не услышала — муж спал. И даже утром не сказал жене главного: в ту суровую ночь Дмитрий ликвидировал 34 «зажигалки», участвуя в борьбе с пожарами. И только через несколько дней станет известно о двух важных награждениях: нарком внутренних дел отметил подвиг отважного милиционера именными часами, а Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 июля 1941 года Д.В. Шурпенко одним из первых в московской милиции был отмечен медалью «За отвагу». Как солдат на фронте. А в то время даже там не каждый воин удостаивался этой награды. Вручал её в Кремле М.И. Калинин.

1943 год. Как ни рвался Дмитрий в бой, а послали его сначала в пехотное училище:  среди командиров рот и взводов потери были велики. А для наступательных операций требовалось пополнение комсостава. По окончании курсов старшину Шурпенко направили в 8-ю стрелковую дивизию, которая вела бои на Украине. Его определили взводным в
151-й пехотный полк, где он встретился с земляком — младшим лейтенантом Николаем Огородниковым.

Вскоре пошли в наступление. 13-я армия, ломая сопротивление противника, продвигалась к Днепру. На правом, западном берегу фашисты создали сильный оборонительный рубеж. Широкая водная гладь Днепра позволяла врагу чувствовать себя уверенно. Она стала серьёзной преградой на пути Красной Армии.

Наступательная операция требовала от бойцов колоссального физического напряжения и невероятной  жертвенности. Начальник политотдела дивизии полковник Погодин собрал красноармейцев штурмовых частей и разъяснил суть наступления с ходу, не дожидаясь штатных плав-
средств. Главное — внезапность.

К реке вышли на рассвете. Передовые отряды ступили в реку. Противник заметил передовые группы, когда они уже достигли середины реки, открыл шквальный огонь. Многие погибли в тёмных водах, но даже раненые стремились достичь берега и рвались в жестокую схватку с немцами на захваченной песчаной кромке. А 22 сентября началось форсирование Днепра по всей полосе наступления без обычной в таких случаях артподготовки. Плыли на рыбачьих лодках, плотах, баржах под шквальным огнём врага. Гитлеровцы подняли самолёты. Сверху посыпались бомбы. Под прикрытием дымовой завесы плоты продолжали двигаться к вражескому берегу. Бомбардировка, артобстрел и пулемётный огонь встречали наступающих…

Несмотря на очевидную смерть, эту страшную переправу требовалось одолеть, и комбат в очередной раз собрал ротных и взводных. Приказ был краток: «Любой ценой!». А ценой была жизнь остатков взводов и рот.

И впереди в очередной раз должны были идти последние бойцы взвода старшины Шурпенко.
Они опять шли в авангарде. В который раз!

Из немногих оставшихся деревьев сделали плоты, потащили их к воде. Подошли миномётчики младшего лейтенанта Огородникова.

— Вот и свиделись, землячок.

Ночь дала им фору. Высадив «карманную артиллерию» на вражеском берегу, Шурпенко с бойцами  намеревался вернуться назад, чтобы, взяв очередной взвод бойцов, вернуться и закрепиться на западном берегу окончательно. Но фашисты их заметили и  накрыли плотным огнём. Несмотря на огненную опасность, совершили ещё одну ходку по реке, но часть бойцов с командиром остались на захваченном у врага кусочке земли. Дмитрий ещё был жив.

В одной из фронтовых газет проскочит потом краткая информация:за героизм и мужество, проявленные при форсировании Днепра, старшине Шурпенко присвоено звание Героя Советского Союза. Газета, присланная жене Варе, бережно хранится в семье. Пришла она долгим кружным путём.

…Это произошло в междуречье Днепра и Припяти, где стрелковый полк принял на себя контрудар вражеского танкового соединения. Он тогда прикрывал другие подразделения дивизии. На протяжении всего дня 5 октября 1943 года их безуспешно штурмовали бронетехника и пехота противника на плацдарме севернее Чернобыля.

Через три дня дивизия вырвется наконец из кольца и выйдет к своим, понеся великие потери. И среди многих павших в те страшные дни не досчитаются и старшины Шурпенко.

16 октября 1943 года Родина отметит его подвиг на Днепре высшей наградой воинской доблести — Золотой Звездой Героя Советского Союза.

А спустя годы в городке Припять благодарные жители, отдавая дань памяти подвигу старшины Шурпенко, назвали одну из улиц его именем. Но некому теперь по ней ходить — после чернобыльской катастрофы городок долгое время оставался безжизненным. И только недавно было объявлено, что ветераны войны один раз в году имеют возможность посетить места своего славного прошлого, где столкнулись в смертельной схватке немецкие стальные дивизии
и русские пехотные полки.

А что же наш герой?

Дмитрий Васильевич Шурпенко и поныне продолжает незримую бессменную вахту в столице России — он навечно зачислен в списки 108-го отделения милиции.

 

От редакции:

Неумолимое время привнесло много изменений в нашу беспокойную жизнь. 9-е отделение милиции  передано другому округу, его «земля» принадлежала несколько лет знаменитому 108-му отделению, где герою форсирования Днепра скульптор Дешалыт создал памятник. Но даже его теперь нет в помине. Вместе с 10, 14, 17-м отделениями оно образовало единый ОВД Тверской, который сменил наименование на ОМВД России по Тверскому району г. Москвы. В общем, было не до памятника, и он пришёл в негодность.

А вот небольшой музей и экспозицию, заверили нас в отделе морально-психологического обеспечения УВД по ЦАО, сберегли несмотря ни на что. И в первую очередь благодаря заботам прежнего руководителя ОВД Виктора Паукова, понимающего, что воспитательный процесс личного состава строится на основе истории и традиций службы. И ветераны бережно передают молодёжи вахту памяти. Председатель профкома, она же и заведующая канцелярией Зоя Титова, глубоко вздохнув, сообщила:

— Да, памятника нам не видать, к сожалению. Но мы создали красивый стенд памяти Героя Советского Союза Дмитрия Шурпенко. Он установлен в актовом зале отдела. Вероятно, читателям будет интересно, если мы подготовим для газеты материал о работе нашей общественной организации, которая помогает молодым ребятам-полицейским адаптироваться в службе и в быту благодаря содействию и поддержке наших ветеранов, которые также активно несут вахту совместно с действующими сотрудниками по борьбе с преступностью в столице. Сегодня это самая актуальная тема. Нам видится, что даже крохотная экспозиция музея отдела помогает молодым сотрудникам почувствовать значимость их очень трудной профессии. А подвиг Дмитрия Шурпенко — это очень важный рассказ о нашем предшественнике — защитнике Москвы и Родины.

* * *

Редакция благодарит всех участ-
ников этого экскурса в историю, который, как видим, стал эстафетой подвига из «сороковых грозовых» в день сегодняшний.

 


 

СПАСИБО «МАРИИ»

В Детском музыкальном театре Натальи Сац прошёл традиционный пасхальный праздник, который Благотворительное общество «Мария» проводит уже в девятнадцатый раз. На него приглашаются дети из семей сотрудников московской полиции, в том числе из семей льготных категорий. Инициатором проведения такого мероприятия была президент общества «Мария» Ольга Мурашева, и в первые годы оно проводилось во Дворце культуры главка. Последние десять лет праздник неизменно проходит в театре Натальи Сац, зал которого вмещает более одной тысячи человек.

Организаторы праздника сделали всё возможное, чтобы дети чувствовали себя комфортно. С балконов ребят приветствовали сказочные персонажи, и по улыбкам детей было видно, что им всё это нравится. Впереди их ждал спектакль «Дюймовочка».

Перед началом спектакля на сцену вышли заместитель начальника Управления морально-психологического обеспечения ГУ МВД России по г. Москве полковник внутренней службы Сергей Молчанов, настоятель храма Знамения иконы Божией Матери за Петровскими воротами отец Александр, директор Благотворительного общества «Мария» Людмила Кулначёва. Они поздравили всех со светлым праздником Пасхи, пожелали здоровья, счастья и успехов во всех начинаниях.

После спектакля своими впечатлениями поделилась Ксюша Никифо-
рова:

— Спектакль очень понравился. Много музыки, Дюймовочка поёт песни, сама очень добрая, она помогла ласточке, а ласточка ей.  Хорошо, что добро побеждает зло. Мне очень хочется быть похожей на Дюймовочку, тоже хочется самой петь на сцене. Я уже второй раз в этом театре. Спасибо обществу «Мария» за пасхальный праздник.

Никто из ребят не остался в этот день без подарков. От Благотворительного общества «Мария» каждый получил книгу «Москва. Иллюстрированная энциклопедия», а также по огромной шоколадке. Все покидали театр с хорошим настроением.

Александр ОБОЙДИХИН,

фото Татьяны АСТРЕЦОВОЙ

ВЕРНЫЙ СЫН ОТЕЧЕСТВА

(Продолжение. Начало в № 16.)
 

Мы с Владимиром  Ивановичем были уверены в выделении отдельной строки в бюджете, делов-то — пропиши, и всё. Ан, нет! Делов, видимо, оказалось много — и все связаны с контролем денежных потоков. В общем, отказали.

После контраргументов представителей правительства и итогов голосования по моей поправке, я уже кричал на весь зал без микрофона. Кричал, обращаясь к симпатичным женщинам из правительства: «Как вам не стыдно, вы же сами матери, да вы знаете, что 25 тысяч жён чиновников, мафиози и бизнесменов рожают за рубежом, что вы оставляете простым российским женщинам — "авгиевы конюшни"!?» Никто на это не обратил внимания, но крик в Думе — не новость.

Боясь перейти на более жёсткую лексику, близкую к ненормативной, я в сердцах покинул зал заседаний. Это была не демонстрация, просто было не по себе. Через какое-то время в кабинет зашла помощник премьера Касьянова и стала меня успокаивать:

— Александр Иванович, ну что вы так разволновались. Мне сказали, что на следующий год такая статья расходов будет выделена, просто сейчас нет времени переделывать документы.

Не моё состояние их волновало — боялись, как бы я чего не рассказал прессе.

Потерпев поражение с написанием резких докладных и трактатов, было решено создавать общественное мнение, напирая на мораль и нравственность, которые резко пошатнулись в годы «сколько угодного суверенитета» демократической анархии, когда мерилом всего стали власть и деньги. Владимир Иванович подключал свои академические связи, ходил по инстанциям, по-прежнему занимался эпистолярным жанром. Но самое главное — он начал информационную атаку, к которой затем подключились другие заслуженные и уважаемые академики, профессора, хирурги, главврачи и многие другие, понимавшие, перед какой катастрофой стоит наша страна.

Очень сильное впечатление не только на думцев, но и на другую часть активного общества произвело открытое письмо на имя Президента России авторитетных в сфере медицины специалистов — академиков РАМН В.А. Таболина, Э.А. Степанова, Ф.И. Комарова и других. Оно было опубликовано в «Парламентской газете» в июне 2002 года под названием «Чтоб здоровенькими были дети». Авторский коллектив откровенно указывал, что «интерес правительства РФ к подобного рода центрам столь ничтожен, что в пору говорить о государственной политике разрушения ведущих российских общефедеральных родовспомогательных учреждений, а не о их создании».

По сути это был вердикт присяжных от медицины. Однако приговора не последовало. Как в воду смотрели академики — ведь Владимиру Ивановичу в скором времени пришлось отстаивать уже свой Центр…

Чуть раньше целый ряд публикаций и интервью подготовил сам В.И. Кулаков. Запомнилось интервью той же «Парламентской газете» в марте 2002 года под названием «Стране нужны здоровенькие дети» с подзаголовком «Сэкономим на младенцах — потеряем генофонд». И снова гвоздят горькие слова «Сейчас, выходит, государству не нужны не только наши программы, но и наш академический центр».

Надо сказать, что к этому времени весьма активизировался Комитет Государственной думы по здравоохранению, которым руководила Екатерина Лахова. Мне приходилось бывать на его заседаниях и каждый раз я уходил под большим впечатлением. Во-первых, на заседания комитета приглашались специалисты высокого класса, и я узнавал много нового (кстати, неизменным его участником была Ольга Викторовна Шарапова). Во-вторых, позиция комитета становилась всё более наступательной. Это вселяло надежду.

В то же время без предварительного сговора у нас сформировалась группа депутатов и «гражданских» специалистов по ликвидации рабской торговли детьми. Забегая вперёд, скажу — эта вакханалия была к 2007 году прекращена. Поскольку данная тема для другого разговора, замечу лишь, что в стране оказалось на разных уровнях власти немало честных и патриотически настроенных людей, присоединившихся к нам для устранения этого позорного для страны явления. Не потребовалось ни указов президента, ни законов, оказалось достаточно чести и профессионально-политической воли тех, в чьей компетенции были те или иные вопросы, связанные с этой проблемой…

 

Встреча
с Президентом
и начало
подковёрной борьбы

Наша фракция, равно как и другие, встречалась с Президентом России для обсуждения законотворческих вопросов по злободневным для общества и государства проблемам. На одной из встреч мне, как председателю одного из ведущих комитетов, поручили выступить по вопросам внутренней безопасности. Давалось пять минут. Эти минуты пришлось готовить пять суток — на минуту сутки.

Две с половиной минуты я посвятил тем проблемам, о которых писал выше, — это чуть меньше одной страницы. Мы с Владимиром Ивановичем выверяли каждое слово: ничего лишнего, никаких эмоций. Кулаков сказал, что Президента не стоит грузить проблемами, он их знает, надо предложить пути решения. Так и сделали. Заучив текст, как монах «Отче наш…», я высказал всё это Президенту и предложил решить проблему демографии за счёт 10 миллионов бездетных. Пока. На первое
время.

Выслушивая каждого выступающего, В.В. Путин давал комментарий. Дополнял, критиковал, сыпал цифрами. Причём никуда не заглядывая и по любому вопросу — будь то налоги или борьба с преступностью, тарифы на энергоносители или квоты на рыбный промысел.

Прокомментировал он и наш с Владимиром Ивановичем текст, из чего я понял, что письмо ему наше не показали. Дословно вспомнить сейчас трудно, но смысл заключался в следующем. «Если бы, — сказал Президент, — эту проблему можно было решить, как вы предлагаете, за счёт бездетных, я бы первый отдал эти 65 миллионов. В глобальном плане это должно потребовать других мер — более радикальных и перспективных».

Прошло какое-то время, и Кулаков, придя к нам в Думу, рассказал, что финансирование пошло и дышать стало легче. Интересы Центра также поддержал ряд депутатов Государственной думы — Борис Грызлов, Владимир Никитин, Татьяна Яковлева, Дмитрий Рогозин, Руслан Гостев, Андрей Исаев, Павел Крашенинников, Георгий Босс, Владимир Пехтин и многие другие.

Всё вроде бы пошло хорошо, но вот — не судьба. Владимир Иванович заболел. Сказались стрессы, постоянные унижения, хождения по мукам. О том, что он в больнице, я узнал случайно, вернее по случаю снятия Владимира Ивановича с должности. Узнал от коллектива Центра, обратившегося ко мне за помощью.

В Центре и за его стенами начиналась подковёрная борьба. Сторона противная (имеется в виду противоположная) поступила вопреки всем этнопсихологическим канонам. Она стала бить лежачего, а это не только не в традиции русского народа, но и запрещено законом. Однако противники избрали византийскую методу — по форме вроде бы и правильно, а по содержанию — издевательство и подлость.

Для чего же потребовался уход Владимира Ивановича? Для того, чтобы усовершенствовать разработанную им и его коллективом систему? Увы! Она и так была хороша, нового ничего не придумать. Тогда для чего? Ответ прост. Как солдатский сапог — перевести научный центр в бизнес-центр и контролировать денежные потоки. И не только. Слава, установление связей. Власть. О! Это тоже деньги. Да, господа, других мотивов я не вижу. Ну, хорошо, может быть, ещё и зависть. Это не мой досужий вымысел, я ведь до депутатства был всё же оперативником и кое-какие связи остались у меня в спецслужбах и милиции. Так что, господа, — деньги и власть. Все остальные аргументы — не более чем тонкое покрывало, через которое уродство так и прёт в глаза.

Александр ГУРОВ

(Продолжение следует.)

МОСКОВСКИЙ HOLD’EM

С середины 2009 года игорный бизнес в России разрешён только на территории четырёх специально предназначенных для этого зон: «Янтарная», что находится в Калининградской области, «Приморская», заманивающая азиатских туристов в Приморский край, «Азов-сити», манящая отдыхающих в Краснодаре, и «Сибирская монета», пытающаяся затмить своей привлекательностью Алтайские горы. Москва, как видите, в этом списке не значится — в столице азартные игры вот уже три года как под запретом. Но всем, конечно, было понятно изначально: попытка избавить богатейший город России от такого способа расстаться с деньгами означала лишь открытие ещё одного бесконечного фронта войны с преступностью. О том, как в столице борются с незаконной игорной деятельностью и что этой борьбе мешает, наш материал.
 

«1 марта сотрудники полиции обнаружили в одной из квартир дома № 9 в Филипповском переулке подпольный игорный клуб. В ходе проверки было установлено, что организатором нелегального заведения является уроженец Грузии, имеющий ныне гражданство Израиля, Самсон К., 1968 года рождения», — вот одно из последних сообщений в длинном ряду сводок с этой войны, требующей мышиной скрытности от одной стороны и терпения хищника от другой. 

Заведение, находившееся в самом центре Москвы, хотя и успело принести владельцу по меньшей мере 6 миллионов рублей дохода, не смогло проработать и четырёх месяцев. Пресечение деятельности подпольного казино на столь малом сроке его существования — большая удача для правоохранительных органов, так как охота на дельцов такого рода длится зачастую до года.  

А всё потому, что организаторы — люди вовсе не случайные и отнюдь не глупые. Обыкновенно, создатель нового квартирного казино не является новичком в бизнесе такого типа. Ведь человек сторонний, какой бы он капитал не готов был вложить в своё начинание, не будет иметь главного для игорного заведения — игроков. Несмотря на то, что в существовании подпольных казино для Москвы нет, к сожалению, ничего сверхъестественного, всё же заманивать клиентов «лас-вегасскими» вывесками организаторы не решаются и вынуждены действовать скрытно.

У тех, кто причастен к этому делу, для привлечения игроков есть специальная клиентская база. Преступники начинают рассылку приглашений по электронной почте, SMS, а иногда — почему бы не проявить уважение к самым состоятельным игрокам? — звонят клиентам лично и приглашают в новое заведение. Действуя по канонам легального бизнеса, готовят презентации, обещают выпивку, заманивают ставками, будоражащими азартную душу. Открывающие подпольное казино не осуществляют свою идею вдруг, а чётко её продумывают, просчитывают и изначально знают, что труды их окупятся.

Кроме того, они прекрасно осознают риски, и жадность их не столь ослепляюща, чтобы забыть о предосторожности. Поймать организаторов чрезвычайно трудно, так как они предпочитают максимально дистанцироваться от своего заведения и действуют через вторые-третьи руки, оставляя  черновую работу подчинённым.

Держа в уме, что правосудие всё-таки может их в любой момент настигнуть, они пристально следят за изменениями в законодательстве, за судебной практикой и, отслеживая таким образом правовую сферу, точно знают, какие лазейки помогут им избежать возмездия.

Самый тяжёлый камень, из тех, что потянет их на дно, — это
деньги.

— Согласно статье 171.2 УК РФ, чтобы квалифицировать и доказать, что совершено преступление по этой статье, необходимо обязательно доказать извлечение дохода, — поясняет капитан полиции Денис Тимофеев, начальник 1-го отделения 1-й ОРЧ отдела экономической безопасности и противодействия коррупции УВД по ЦАО. С 2010 года он является одним из тех людей, под чьим руководством ведётся борьба с игорным бизнесом в Центральном округе. — Минимум этого дохода составляет 1,5 миллиона рублей. То есть мы должны не просто прийти и пресечь незаконную деятельность покерного клуба, казино или игрового зала, а обязательно доказать, что организатор этого зала получил прибыль, размер которой я указал. Только в этом случае можно возбуждать уголовное дело.

Будучи прекрасно осведомлёнными об этой счастливой для них детали в законодательстве, преступники в первую очередь стараются как можно более надёжно запрятать скромный капитал их маленького предприятия. Для этого устраиваются тайники в потолке, в уборных, а иногда и вовсе выводятся за пределы «нехорошей» квартиры — где-то неподалёку от дома стоит автомобиль-«касса», готовый в любую секунду сорваться прочь от обнаруженного полицией заведения и увезти главное доказательство преступной деятельности.

Хитрости существуют и с выдачей крупного выигрыша. Так как сумма его может составлять до пятидесяти тысяч долларов, между игроками и организаторами существует джентльменское соглашение: после игры они встречаются в любое время в любом месте, и игрок может забрать причитающуюся сумму.

Впрочем, все шансы спастись имеет и тот владелец подпольного казино, который денежным тайником заблаговременно не обеспокоился: своих клиентов в заведении знают, для входа устанавливают пароли, защищают квартиры надёжными дверями. А значит, сотрудникам полиции почти всегда необходимо с боем прорываться внутрь. До перестрелок пока ещё дело не доходило, а вот вызывать МЧС и сражаться с дверью приходится постоянно. Прочный заслон сопротивляется грубому проникновению 15—20 минут, что позволяет запершимся внутри окончить свою партию в покер, допить виски и ждать полицейских, слушая, как купюры тонут в сливе или шелестят, уносимые ветром куда-то во дворик. Случается, правоохранительные органы обходятся и без взлома — сотрудник проникает в помещение под видом игрока и отпирает дверь изнутри. Но, к сожалению, такой способ применить удаётся далеко не всегда.

Мало того, возбуждение уголовного дела вовсе не гарантировано, даже если казино накрыто вместе с выручкой. Потому что 1,5 миллиона — это сумма вполне внушительная и для львиной доли подобных заведений. Играют-то в них, в основном, не какие-то денежные воротилы — эти себе могут позволить на игру слетать и в Монте-Карло, а люди несколько меньшего достатка. И даже если игра становится крупной — её могут намеренно ограничить, чтобы сумма не пересекла «красной линии».

Подпольный бизнес вертится вокруг этой сакральной цифры, раздражая обе стороны: преступников — как ограничение их прибыли, полицейских — как препятствие в поимке подпольных дельцов.

— Недавно я составил доклад, в котором указал на эту проблему, — рассказывает Денис Тимофеев, — и предложил при квалификации незаконной деятельности по организации азартных игр подходить без этого обязательного признака — извлечение прибыли. Предложение своё я могу подкрепить аналогией со статьей 241 УК РФ — это организация и содержание притона. Когда сотрудники правоохранительных органов приходят в квартиру и устанавливают, что эта квартира использовалась как бордель, то в этом случае, согласно действующему закону, не надо доказывать ни прибыль, ни выгоду. Почему же в нашем случае требуется эта дополнительная квалификация? Это нам чрезвычайно мешает, а организаторам даёт преимущество. Дозируя денежный объём игры, они  могут чувствовать себя полностью безнаказанными.

Это не единственные кандалы, надетые на полицейских нашим законодательством: здесь можно говорить и о конкретных статьях, и о невероятной подвижности наших кодексов, которые из года в год теряют свой облик под суетными поправками… 

— Пару лет назад из статьи 171, по которой мы квалифицировали незаконную организацию и проведение азартных игр, убрали слова о лицензии, — продолжает Денис Тимофеев. — Я не буду вдаваться в юридические тонкости такой вроде бы небольшой перемены, но получилось так, что область игорного дела статья охватывать перестала. Как это вышло? Случайно, по глупости? Мы, конечно, крайне удивились, так как руки у нас мгновенно оказались связаны накрепко. Слава богу, это всё-таки довольно быстро исправили.

В результате в этой сфере количество возбуждённых дел несравнимо с количеством дел, доведённых до суда, — их единицы. Притом, что темпы открытия подпольных казино — стремительные. Для глубокой многомесячной разработки по каждому объекту не хватает людей. А проведению оперативно-розыскной деятельности за меньший срок зачастую мешают всё те же нюансы законодательства. 

Не сильно помогают полиции и игроки, которые вообще-то чаще всего являются обычными гражданами вне сферы своего азартного увлечения. За покерным столом встречаются и совсем молодые девушки, и женщины, и старики — самая разная публика. Но у всех у них на любой вопрос имеется одна заученная фраза: «Пришёл к другу посмотреть кино, немного выпить. Что здесь творится — мне не интересно».

Хотя определить, что данная квартира является специализированным помещением для проведения азартных игр, можно почти всегда с первого взгляда. Подпольное казино не может располагаться в стандартной гостиной московского обывателя. Организация такого заведения требует дорогостоящего ремонта, включающего в том числе перепланировку — естественно, незаконную. Для игр годится квартира площадью не менее чем в сотню метров, а обычно используются и куда большие помещения, для чего требуется объединить две и три квартиры на одной лестничной клетке.

Это бизнес, организованный не хуже легального, и его воротилы чутко относятся к пожеланиям клиента. В домашнем казино есть профессиональная кухня, а чтобы запахи творений шеф-повара не отвлекали от игры, создаётся мощная система кондиционирования. Ближе к игрокам располагается бар, в залах работают официанты.

Внимательно следят и за игровыми вкусами изменчивой публики: например, в 2011 году было обнаружено довольно мало заведений, в которых азартный нерв успокаивали бы при помощи игровых аппаратов, и пресекалась в основном деятельность покерных клубов. Однако в этом году мода на электронных потомков «одноруких бандитов» неожиданно вернулась. Они, конечно, устраивают и владельцев: эти аппараты приносят стабильный небольшой доход, хотя по своему обороту с покерным столом, где ставки могут начинаться с нескольких тысяч долларов, они всё-таки не сравнятся.

Игорный бизнес в Москве — дело, отлаженное не хуже, чем три года назад, хотя сейчас и подсудное.

— Причин тому много, — признаёт Денис Тимофеев. — Есть случаи конкретных ошибок сотрудников на разных этапах развития дела, подводит нас и несовершенство законодательства, о чём я уже говорил. А ведь закон — это наш инструмент. И действовать с должной эффективностью просто невозможно, когда этот инструмент сделан из неподходящего, будто бы ломкого материала. Тем не менее мы стараемся и, я думаю, в текущих условиях над наведением порядка в игорной сфере работаем настолько успешно, насколько это вообще возможно. 

Но в любом случае, даже если бы наше законодательство достигло римских высот, о победе над подпольными азартными империями говорить пришлось бы не раньше, чем о победе над криминалом в целом. Сроки тут пусть каждый установит в меру своего оптимизма. Однако это не значит, что борьбу на этом фронте не нужно вести с максимальной плодотворностью. И хотелось бы, чтобы препятствий в этом деле для борцов с нелегальным игорным бизнесом не было, по крайней мере, со стороны тех, кто, по идее, находится с ними на одной стороне фронта.

Денис КРЮЧКОВ, 
фото автора

ПУТЬ ВЕТЕРАНА…

Очень надеюсь и уверен в том, что рассказ о жизненном пути замечательного человека, активного участника Великой Отечественной войны, старшины милиции в отставке Вячеславе Александровиче Частухине заинтересует ветеранов ОВД и действующих сотрудников полиции.
 

Родился Слава 13 февраля 1925 года в г. Шуя Ивановской области в семье служащих. Отец Александр Иванович и мать Анастасия Алексеевна работали в жилищно-коммунальном хозяйстве города. В семье ещё был старший сын Геннадий.

Вскоре отец ушёл в другую семью, и матери одной приходилось кормить, одевать и воспитывать малолетних сыновей. Трудное семейное положение явилось причиной того, что Слава поступил в 1-й класс только в 9 лет. Нелегко давалась ребятам учёба, да ещё помогали матери по хозяйству в доме, но учились они хорошо.

Однако не пришлось Вячеславу долго ходить в школу. Закончив 6 классов, в 15 лет он поступил на механический завод по выпуску различных деталей для текстильных фабрик учеником токаря.

Вскоре началась война, специалистов с завода призвали в армию, на производстве остались несовершеннолетние ребята и женщины.

Ушёл на фронт и отец Вячеслава. Старший брат Геннадий был направлен на боевые позиции прямо с парада на Красной площади 7 ноября 1941 года.

А Слава, не теряя зря времени, договорился с руководством местной воинской части г. Шуя и стал ходить заниматься в спортзал, в секцию гимнастики. Спортивная закалка очень помогла ему в будущем и на войне, и на службе в московской милиции.

В начале 1942 года В.А.Частухин участвовал в строительстве аэродрома  в г. Иваново. В этом же году был направлен в г. Калининград (сейчас Королёв) Московской области на курсы минёра, которые успешно закончил.

В октябре 1942 года Вячеслава призывают в Красную Армию, в 1-ю Гвардейскую бригаду спецминирования.

Боевое крещение Частухина состоялось в 1943 году на Курской дуге, в этом масштабном, кровавом и стратегическом сражении. Эта битва была решающей в обеспечении коренного перелома в ходе войны, и Красная Армия окончательно закрепила за собой наступательную стратегическую инициативу.

В конце 1943 года по приказу 1-го заместителя наркома обороны и заместителя Верховного Главнокомандующего Г.К. Жукова 4-й батальон 1-й Гвардейской бригады спецминирования, в котором находился Частухин, был направлен на 1-й Белорусский фронт.

Вячеслав Частухин участвовал в освобождении Бреста, за что получил благодарность от Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина, в сложных спецоперациях по освобождению Варшавы, за что награждён медалью «За освобождение Варшавы».

Тяжело пришлось 4-му батальону спецминирования при проведении Висло-Одерской операции. Многие гвардейцы, товарищи Вячеслава, в этой операции погибли. Но войны не бывает без жертв. За мужество и геройство в Висло-Одерской операции В.А. Частухин награждён орденом Красной Звезды.

А впереди была решающая Берлинская операция. Она была завершающей, но не лёгкой. Враг отчаянно и истерично сопротивлялся. Но солдаты Советской армии, как говорит Вячеслав Алексанрович, чувствовали будущую победу и героически наступали.

Частухин оставил свой автограф на стене Рейхстага. За Берлинскую операцию награждён медалями «За отвагу» и «За взятие Берлина».

Война закончилась, но служба продолжается. В.А. Частухина направляют в сержантскую школу. Их батальон в конце 1945 года направляют в Москву. Но до Москвы не доехали — батальон получает специальное задание разминировать в Смоленской области оставшиеся минные поля и отдельные мины. При обезвреживании одной из мин произошёл взрыв, Частухин был ранен, его направили в госпиталь г. Смоленска.

В 1947 году, после выздоровления, Частухин получает назначение в воинскую часть г. Осташков Калининской области, ему присваивают звание сержанта и назначают командиром взвода.

В 1948 году по приказу Главнокомандующего рядовой и младший начальствующий состав, прошедший войну, увольняется в запас. Ну а В.А. Частухина как командира взвода оставляют служить до 1950 года для обучения нового пополнения.

После увольнения в запас у Вячеслава Александровича начинается новый и очень важный этап жизненного пути. В 1950 году он поступает в оперативный полк московской милиции, работает патрульным милиционером. За добросовестное отношение к службе и особые способности его направляют в специальную группу МУРа по работе с карманными кражами.

В 1951 году Частухин встречает свою будущую жену — Александру Яковлевну, которая в то время работала на строительстве Университета на Ленинских горах. В 1952 году они поженились, у них родился сын  Владимир.

В 1968 году Частухин переходит на работу в отдел милиции по охране Госплана СССР, входящий в то время в Управление ведомственной милиции, затем — в отделение милиции этого отдела, возглавляемого подполковником милиции Михаилом Афанасьевичем Шустовым. Это подразделение всегда занимало передовые позиции, три года подряд награждалось переходящим Красным Знаменем.

В.А. Частухину доверяли самые ответственные и важные посты по охране государственных объектов. Он был хорошим наставником, постоянно участвовал в спортивных соревнованиях на первенство ГУВД по гимнастике и лыжам. Получил 1-й спортивный разряд по гимнастике, стал кандидатом в мастера спорта по лыжным гонкам. Честность, порядочность, самоотдача на работе снискали ему всеобщее уважение сослуживцев и благодарность командиров. За добросовестную службу награждён медалями «За боевые заслуги», «За безупречную службу», нагрудным знаком «Отличник милиции», а всего В.А. Частухин имеет 24 государственные награды.

В 1981 году он ушёл по возрасту и выслуге лет на заслуженный отдых, но не мог сидеть дома. В 1982 году поступает в Московский клуб фокусников, который заканчивает с отличием. Его направляют на работу в Центральный дом работников искусств (ЦДРИ), от которого с бригадой артистов выступает с концертами по всему Советскому Союзу, в госпиталях, клубах, школах, на БАМе, в подразделениях милиции. Выезжал с концертами в Венгрию. Участвовал в конкурсе художественной самодеятельности ГУВД, посвящённом 60-летию Победы в Великой Отечественной войне. Стал лауреатом этого конкурса, награждён начальником ГУВД дипломом, грамотой и ценным подарком.

И в настоящее время В.А. Частухин продолжает заниматься творческой деятельностью, участвует в работе ветеранской организации 6-го полка полиции УВО ГУ МВД России по г. Москве. Многие награды и грамоты за его творческую деятельность находятся в музее УВО.

За активное участие в ветеранском движении, в воспитании личного состава В.А. Частухин Департаментом защиты Госимущества МВД России награждён нагрудным знаком «За отличие».

 

Завершая рассказ о достойном и замечательном пути Вячеслава Александровича не хотелось бы говорить о грустном и мрачном…

Но ради объективности, считаю необходимым. И причина всему — семья сына Вячеслава Александровича — Владимира, который женился на девушке из Воронежской области Татьяне. Вскоре у них родились два сына — Максим и Сергей. Однако родители воспитанием детей не занимались, злоупотребляли спиртными напитками, сыновья росли голодными и неухоженными. На неоднократные предупреждения милиции и органов опеки не реагировали. Жена В.А. Частухина Александра Яковлевна в мае 1992 года была вынуждена оформить опекунство над 8 и 10-летними внуками, взяв и прописав их в свою квартиру.

Родители детей В.В. Частухин и Т.В. Частухина продолжали вести аморальный образ жизни, нигде не работали, материально детям не помогали и вообще с ними не общались.

Чертановским межмуниципальным районным судом г. Москвы в 1995 году они были лишены родительских прав. Впоследствии мать детей Т.В. Частухина умерла. А отец образа жизни не изменил, пропил все иму-
щество.

Дедушка и бабушка на свои средства создали хорошие условия проживания для внуков, чтобы они хорошо учились, занимались в кружках народного творчества. Ребята выросли, достойно отслужили в Вооруженных силах России. После увольнения из армии они продолжают жить с дедушкой и бабушкой в 2-комнатной квартире общей площадью 44 кв. метра, жилой площадью 27 кв. метров.

Жена В.А. Частухина Александра Яковлевна также является ветераном Великой Отечественной войны, в совместном браке они проживают более 60 лет.

Я обращаюсь к читателям газеты с вопросом, как Вы думаете, как два заслуженных ветерана Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. и два взрослых внука, то есть 4 человека могут проживать на 27 кв. метрах? Это достойные жилищные условия или нет?

Неоднократные обращения Совета ветеранов УВО в департамент жилищной политики г. Москвы, обращения руководства УВД ЮАО и Совета ветеранов в Департамент жилищной политики Южного административного округа по данному вопросу положительного решения не получили.

Прошу данную статью считать официальным обращением в Департамент жилищной политики г. Москвы о более внимательном рассмотрении и положительном решении вопроса улучшения жилищных условий семьи ветеранов Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Частухиных Вячеслава Александровича и Александры Яковлевны.

 

Председатель Совета ветеранов

6-го полка полиции УВО ГУ МВД России
по г. Москве

полковник милиции в отставке

В.И. КУЛИКОВ

ОН СРАЖАЛСЯ ЗА РОДИНУ

Алексей Тимофеевич Филиппов родился 11 марта 1925 года в деревне Переузь Молоковского района Тверской области, русский, член КПСС. В 1941 году окончил Речкуновскую неполную среднюю школу Тальменского района Алтайского края. До призыва в армию работал автослесарем в Речкуновских механических мастерских.
 

О начале войны я узнал 22 июня 1941 года, в жаркий воскресный день, когда шёл с друзьями к реке Обь купаться. Проходя мимо одного из домов, мы увидели, что хозяин дома открыл створки окна, установил на подоконник радиорепродуктор и, подозвав нас, сказал: «Слушайте, ребята, началась война». В это время передавали речь народного комиссара иностранных дел В.М. Молотова.

Выслушав речь, мы забыли о купании и всей гурьбой направились в сельский совет, где стали просить председателя сельсовета отправить нас в Красную Армию. Председатель выслушал нас и сказал, что служить нам ещё рано, так как в то время нам было только по 15—16 лет. Только в декабре 1942 года некоторых из нас вызвали в сельсовет и оттуда увезли в Тальменский РВК Алтайского края, который находился в 25 километрах от нашего села. В Тальменке нас разместили в доме колхозника, где формировались команды для отправки в воинские части. В одну группу со мной были включены три моих односельчанина. Несколько сформированных групп, в том числе и нашу, посадили в товарный вагон и привезли в город Молотов (ныне Пермь). Я и мои товарищи учились в школе очень хорошо, поэтому нас направили в Молотовское пулемётно-миномётное военное училище. С 1 января 1943 года мы были зачислены курсантами этого училища в батальон станковых пулемётов. Там мы в ускоренном темпе проходили обучение военному делу.

К этому времени обстановка на фронтах оставалась напряжённой. Критически не хватало личного состава, чтобы остановить рвущиеся в глубь страны войска противника. Видимо поэтому было принято решение привлечь к ведению боевых действий курсантов военных училищ.

В июле 1943 года нас переодели в полевую форму, выдали вещмешки, котелки, кружки, ложки, сухой паёк на трое суток, посадили в товарные вагоны и в составе батальона курсантов направили на Брянский фронт. К концу вторых суток нам дали команду выйти из вагонов, построили поротно, и мы двинулись к линии фронта. Нам предстояло пройти в пешем порядке более 100 километров. Шли мы преимущественно в ночное время суток. Днём нас отводили в лес, где мы окапывались, отрывая окопы котелками, потому что сапёрные лопатки и каски нам не выдали.

На четвёртые сутки на одном из привалов в лесном массиве нам раздали оружие, привезённое на повозках с поля боя, по две гранаты и патроны в неограниченном количестве. Тогда мы поняли, что скоро вступим в бой.

Мне достался автомат ППШ. Я почистил, смазал его, зарядил два круглых диска и положил в вещмешок дополнительную пачку патронов. Нам объявили, что батальон курсантов нашего училища вошёл в состав Брянского фронта. Так я стал рядовым красноармейцем 2-й роты 1-го батальона 740-го стрелкового полка 217-й стрелковой дивизии
11-й Гвардейской армии.

После привала, по команде, наше подразделение развернулось в цепь, и мы пошли в атаку. Это был мой первый бой, который я  принял на Курской дуге у деревни Прилепы Карачевского района Брянской области. В этом бою я впервые увидел гибель человека, моего однополчанина Николая Болотова.

Мы шли в атаку в цепи отделения, как и полагалось по уставу, в 6-8 шагах друг от друга. Он шёл правее меня и был буквально разорван на части в результате прямого попадания артиллерийского снаряда. Ударной волной от разорвавшегося снаряда меня сбило с ног. Очнувшись, я увидел, что наша цепь ушла вперёд более чем на сто метров, и мне пришлось бегом, по полю, засеянному горохом, догонять товарищей.

С правого фланга по нашей цепи ударил фашистский крупнокалиберный пулемёт. Мы залегли и приступили к окапыванию, так как дальнейшее продвижение вперёд было связано с риском понести большие потери в живой силе.

Пулемёт находился прямо передо мной, в нескольких десятках метров. Командир взвода приказал мне уничтожить огневую точку противника. Оценив обстановку, я понял, что смогу подползти к огневой точке противника на бросок гранаты.

Двумя гранатами пулемёт был уничтожен, и мы вновь пошли в атаку.

В перерыве между боями я доложил командиру взвода о гибели товарища, и его внесли в список погибших. В противном случае, так как тело бойца разорвало на части, его бы не нашли и могли записать как без вести пропавшего, или ещё хуже — как дезертира.

За этот бой я был награжден медалью «За боевые заслуги». В приказе  командира 740-го стрелкового полка
217-й стрелковой дивизии 11-й Гвардейской армии Брянского фронта № 022/н от 23 августа 1943 года записано: «От имени Президиума Верховного Совета СССР наградить:

— пулемётчика 1-го стрелкового батальона, красноармейца Филиппова Алексея Тимофеевича за то, что он в бою за населённый пункт Прилепы Карачевского района подполз к огневой точке противника и броском гранаты уничтожил её и тем самым помог продвижению наших подразделений».

После освобождения деревни Прилепы и города Карачева наша часть продолжала наступление, город Почеп мы  освободили в ночь на 21 сентября 1943 года. В дальнейшем принимали участие в боях за города Брянск, Унеча (23 сентября), где захватили эшелоны с боеприпасами и продовольствием, Клинцы (25 сентября), Гомель (25 ноября). За освобождение Унечи нашей дивизии было присвоено наименование Унечская.

Не могу не вспомнить ещё об одном эпизоде из моей фронтовой жизни. В ноябре 1943 года, при ведении боевых действий в районе деревни Калиновка, недалеко от  Гомеля, наше наступление было остановлено огнём противника. В это время я командовал стрелковым отделением в звании сержанта. Командир роты старший лейтенант Фадеев получил по телефону приказ от командира батальона по сигналу красной ракеты поднимать роту в атаку. Связь ротного с командирами взводов осуществлялась посредством связных. Из трёх связных, посланных командиром роты во взводы, два были убиты, а один – тяжело ранен немецким снайпером. Я получил приказ от Фадеева направить ещё одного связного. Учитывая важность задачи и необходимость её выполнения как можно быстрее, решил сам исполнить приказ.

Ползком и короткими перебежками я приступил к выполнению поставленной задачи. Соблюдая меры предосторожности, передвигался от взвода к взводу и оповестил всех командиров о предстоящей атаке. Обрадовавшись, что мне удалось выполнить приказ командира роты, я забыл о фашистском снайпере, потерял бдительность и приподнялся на руках, но почувствовал удар в правое предплечье, потерял опору и упал на бок. Сгоряча попытался опереться на руку ещё раз, но она не слушалась и по ней потекло что-то тёплое. Вот тогда я понял, что ранен. Прямо в окопе командир  третьего взвода быстро перевязал мне рану, и я вернулся в боевые порядки своего отделения. В небо взметнулась красная ракета, и мы пошли в атаку. Одними из первых красноармейцы моего отделения ворвались в траншею противника. Огнём из автомата мной лично было уничтожено несколько фашистских солдат.

За бой под деревней Калиновка я был награждён медалью «За отвагу». В приказе командира 740-го стрелкового полка 217-й стрелковой дивизии 11-й Гвардейской армии Брянского фронта № 029/н от 22 ноября 1943 года записано: «От имени Президиума Верховного Совета СССР наградить:

— стрелка 2-й стрелковой роты красноармейца Филиппова Алексея Тимофеевича за то, что он в наступательных боях 16 ноября 1943 года в районе деревни Калиновка Гомельской области одним из первых ворвался в траншеи противника и из своего автомата уничтожил трёх бежавших немецких солдат».

Только после освобождения Калиновки я был направлен в санроту 740-го стрелкового полка, где около 20 дней находился на излечении. В санроте, когда был в команде выздоравливающих, я встретил старшину нашей роты, который прибыл в тыл для получения продуктов и необходимого имущества. Не долго думая, я забрал свои вещи и вместе со старшиной уехал в роту к своим товарищам. Меня начали искать и чуть было не записали в дезертиры. Хорошо, что я успел сказать  одному из раненых, который тоже находился на излечении, что уезжаю со старшиной на передовую. Он-то и сообщил командиру санроты, что я не дезертировал, а отправился воевать. 

Вместе со своим отделением я участвовал в освобождении Гомеля, за что имею благодарность от товарища И.В. Сталина, а от своего командира роты получил хороший нагоняй за самовольный уход из санроты.

В составе части я дошёл с боями до города Жлобин.

10 января 1944 года меня и ещё несколько моих товарищей, бывших курсантов, сняли с передовой и направили на учёбу в Рязанское пехотное училище имени К.Е. Ворошилова, а затем перевели в Телавское пехотное училище в город Скопин Рязанской области, которое я окончил в августе 1946 года, получив звание младшего лейтенанта.

По окончании училища я был направлен для прохождения службы в войска МВД. Служил в воинских частях в Москве, Горьком, Караганде (Казахстан), Долгопрудном Московской области.

За успешное выполнение специального задания правительства, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1949 года был награждён орденом Красной Звезды.  

В июле 1956 года, в связи с проводившимся сокращением Вооружённых сил, в звании старшего лейтенанта я был уволен в запас и по направлению райкома КПСС продолжил службу в органах милиции в должности помощника инспектора отдела регулирования уличного движения в Москве. Семилетнего образования оказалось недостаточно, и я поступил в Долгопрудненскую вечернюю среднюю школу, которую окончил в 1957 году с серебряной медалью.  В 1958 году меня назначили на должность инспектора, в 1959 году – старшим инспектором, начальником смены, а в 1961 году – заместителем начальника отделения ОРУД-ГАИ по службе. Возникла необходимость продолжить обучение, поэтому в 1962 году я окончил вечернее отделение Московского автомобильно-дорожного техникума, а в 1966 году – вечернее отделение Высшей школы МВД СССР.

В 1968 году я был назначен на должность начальника ГАИ Волгоградского района Москвы, где проработал до 1985 года.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1985 года за храбрость, стойкость и мужество в Великой Отечественной войне, в связи с 40-летием со дня Победы меня наградили орденом Отечественной войны 1-й степени.

19 мая 1985 года в звании подполковника милиции я вышел в отставку.

25 сентября 2000 года приказом № 989 министра внутренних дел мне было присвоено звание полковника милиции (в отставке).

В настоящее время, находясь на заслуженном отдыхе, занимаюсь общественной работой, являюсь заместителем председателя Совета ветеранов Управления внутренних дел Юго-Восточного административного округа и секретарём Совета ветеранов 217-й стрелковой дивизии.

Из близких родственников в Великой Отечественной войне  участвовал мой отец Тимофей Филиппович Филиппов. В 1943 году он был тяжело ранен и умер от ран в июле 1943 года в военном госпитале, дислоцировавшемся в районе станицы Орловская Ростовской области. Отец захоронен в братской могиле вблизи станицы.

За 50 с лишним лет счастливой семейной жизни с
моей женой, Валентиной Ивановной, мы вырастили двух сыновей.

Старший сын, Валерий Алексеевич, продолжил славные традиции военной династии. Поступив в 1969 году в Московское высшее общевойсковое командное училище имени Верховного Совета РСФСР, он прошёл путь от курсанта-кремлёвца до полковника Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации. За годы службы награждён орденом «За военные заслуги», военным орденом Святителя Николая Чудотворца 3-й степени, 11-ю юбилейными и ведомственными медалями СССР и Российской Федерации.  Уволившись в запас с должности заместителя начальника Военно-мемориального центра Вооружённых сил Российской Федерации, он продолжает трудиться, активно участвует в ветеранском движении, осуществляя тесную связь призывников и молодого поколения российских офицеров с ветеранами Вооружённых сил и участниками Великой Отечественной войны.

Продолжает традиции мужской половины семьи Филипповых и мой внук, Олег Александрович. Ему не довелось проходить воинскую службу в рядах Вооружённых сил Россий-
ской Федерации. Однако, получив высшее образование после окончания Московского гуманитарного университета, он
решил, как и его дед, связать свою судьбу с органами внутренних дел. В настоящее время капитан полиции О.А. Филиппов работает инспектором-психологом ОБ ДПС ГИБДД УВД
по ЮВАО ГУ МВД России по г. Москве.

Воспоминания Алексея Филиппова записала
Дарья ВОДОПЬЯНОВА

ДУХОВНОСТЬ. МОРАЛЬ. ЗАКОН

В Центре профессиональной подготовки ГУ МВД России по г. Москве состоялся «круглый стол» на тему: «Духовность. Мораль. Закон». В мероприятии приняли участие слушатели Центра, руководство, командно-преподавательский состав и сотрудники кадрово-воспитательного аппарата. Для проведения «круглого стола» был приглашён протоиерей Александр Добродеев, заведующий сектором по взаимодействию с правоохранительными учреждениями Синодального отдела по взаимодействию с Вооружёнными силами и правоохранительными органами.
 

Открыл мероприятие начальник Центра полковник полиции Андрей Титанов. Своё выступление он начал с обзора произошедших за последнее время чрезвычайных и получивших большой общественный резонанс происшествий, связанных с участием сотрудников органов внутренних дел. В своём выступлении А.И. Титанов коснулся вопроса формирования высокого уровня морально-психологической подготовки, воспитания чувства профессиональной ответственности сотрудника полиции, обозначив данное направление как одно из основных в обучении слушателей Центра.

Далее слово было предоставлено отцу Александру. Обращаясь к слушателям, он отметил, что полицейский постоянно находится в крайне неблагоприятной среде, сталкивается с беззаконием, чудовищным насилием и жестокостью, поэтому ему регулярно нужна духовная поддержка религиозных институтов. Отвечая на вопросы слушателей, отец Александр уделил особое внимание такому понятию, как нравственность:

— В последнее время общественная нравственность находится в болезненном состоянии. Сегодня навязывается такая система, которая сама для себя определяет уровень нравственных ценностей, что зачастую противоречит моральным установкам общества.

Протоиерей сделал акцент на том, что каждый сотрудник принимает Присягу, а нарушение Присяги является нарушением клятвы. Раньше сотрудники не просто зачитывали текст Присяги перед лицом товарищей и командиров, но и перед религиозными символами, которые являлись для человека наивысшей духовной ценностью. Отец Александр повторил слова Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла: «Это происходило именно для того, чтобы обязать носителя власти не совершать действия, которые разрушали бы государственность».

В ходе развернувшейся дискуссии слушатели Центра, работающие в различных подразделениях московской полиции, отметили, что на сегодняшний день сложилась ситуация, когда многие средства массовой информации необъективно освещают деятельность органов внутренних дел: «Журналисты только и пишут о негативе в полиции. Их привлекают лишь «горячие» истории. Если почитать газеты или посмотреть телепередачи, мы через одного «оборотни в погонах». Ведь нельзя по поступкам отдельных сотрудников оценивать деятельность всей системы в целом. Почему так мало освещается положительных примеров службы, когда сотрудники многие годы добросовестно выполняли свои должностные обязанности, пользуясь уважением среди граждан и коллег? Почему пресса молчит о раскрытых преступлениях, в том числе по горячим следам, о ребятах, погибших при исполнении служебного долга? Пресса даже не знает их имён!.. А в новостном блоге всего лишь быстро проскользнёт бегущая строка: «Погиб сотрудник полиции…». Благодаря такой «горячей» прессе сейчас сотруднику появиться в общественном месте в форме — это испытание, так как общество в большинстве своём воспринимает его как потенциального преступника. В связи с этим работа с гражданами складывается морально тяжело, так как гражданин заранее настроен негативно по отношению к сотруднику полиции». Обсуждая взаимоотношения внутри системы в целом, слушатели придерживаются мнения, что личный пример непосредственного руководителя в более значительной степени воздействует на сотрудников полиции, чем все указания сверху.

По итогам «круглого стола» были выработаны основные тезисы совместного преодоления духовного кризиса и восстановления истинных ценностных ориентиров не только среди сотрудников полиции, но и всех слоёв общества.

Ирина БОНДАРЕНКО,

фото Руслана ИВАНОВА

КОМАНДОР «МОРСКОГО ОХОТНИКА»

Если бы спросили меня, знаю ли я полковника милиции Ивана Михеевича Поташова, я, конечно же, ответил бы утвердительно. Как я мог бы его не знать, если в органы внутренних дел он пришёл в 1963 году, а я в 1973-м. То есть на десять лет разница. Только-то и всего. А в целом вся наша жизнь, или большая её часть, прошла в милиции. В следующем году он отметит 50-летие службы, я — 40-летие. Моя газетная работа никак не позволила бы обойти работу следователя Поташова.

Но оказалось, что я ошибся, считая, что знаю Ивана Михеевича. Оказалось, что просто знаком. Не более. И выяснилось это вот только сейчас, в канун годовщины Великой Отечественной войны, когда по редакционному заданию я прибыл в Главное следственное управление ГУ МВД России по городу Москве, то есть на Новослободскую, дом 45.

И что же меня поразило в этом здании? Буквально всё. Бывший начальник управления ушёл в отставку 4-го июля 1984 года, скоро будет 30 лет как Иван Михеевич находится, как это принято говорить, на заслуженном отдыхе. Но нет, он не признаёт слово «отдых» и ежедневно, как много лет назад, выходит на работу, руководит дея-
тельностью Совета ветеранов.

Хозяйство у председателя Совета ветеранов большое, точнее — очень большое. Длинный коридор третьего этажа весь по-
свящён истории следствия. Стенды рассказывают, я не оговорился, именно рассказывают о самых замечательных работниках следственного аппарата, их судьбах, ветеранах управления, ветеранах Великой Отечественной войны, начальниках управления и начальниках отделов. Причём, само оформление стендов просто радует глаз. Мне кажется, Иван Михеевич очень гордится людьми, которые работают ныне, и теми, кто оставил яркий след всею жизнью.

Он помнит буквально всё о жизни коллег, не заглядывая в справочник-подсказку, он называет все заслуги человека: когда ушёл на фронт, где воевал, какие имеет награды и за что их получил, какое учебное заведение закончил и как продвигался по служебной лестнице. Мы долго беседовали, переходя от стенда к стенду. И вот что меня приятно тронуло: мимо нас сновали люди управления, куда-то спешили, видно было, что денёк был горячий, но ни разу ни один из них, пробегая мимо, не преминул притормозить на секундочку, чтобы с улыбкой подать руку патриарху, переброситься словом привет-
ствия. Да, было видно, что он здесь очень свой и желанный человек.

Потом мы посетили музей. Настоящий музей, с профессионально выстроенными стендами, с редкими экспонатами. Разных систем оружие от револьверов начала прошлого века до автоматов Калашникова. Всё это изготовлено бандитскими умельцами. Отмычки всевозможных систем и многое другое из арсенала преступного мира. В музее можно познакомиться с историей следствия от его возникновения до нынешних дней. Некоторые экспонаты просто поражают. К примеру, ну где бы я мог увидеть сразу миллион долларов, а здесь вот они — пачки под стеклом. Фальшивые, конечно, но такого уровня изготовления, что далеко не каждый кассир определит их настоящее достоинство.

Сюда, в музей приходят и новички, и старожилы следственного управления. Здесь не только история службы, но пример отличного исполнения долга сотрудника. Скоро Иван Михеевич откроет филиал музея, то есть в своё ведение получает ещё одну комнату. Вот уж действительно, покой
ему только снится.

Родом Поташов с рязанщины. Деревня Мамоново Клепиковского района навсегда осталась дорогой памятью для Ивана. После окончания 10-го класса он в августе 1942-го года был призван в армию в Военно-Морские Силы. Под покровом ночи новобранцы водным путём прибыли в Ленинград. Потом учился в школе оружия в Кронштадте. В апреля следующего года командор Поташов принял боевое крещение.

— Мы — катерники обеспечивали проход маломерных судов, — рассказывает Иван Михеевич, — глубина в этих местах совсем небольшая, не более двух метров. И только здесь летней водой можно было пройти маломерным судам с продуктами для голодающего Ленинграда, с вооружением и прочим оборудованием для обороняющегося города. Место очень опасное для военных моряков. Первая опасность — мины, которыми фашисты засеяли всю водную гладь, вторая — воздух. От вражеской авиации укрывала лишь только ночная темнота. Но с наступлением светлого времени каждая минута была полна тревоги. Вахта продолжалась 10 суток и никто не мог даже предположить, что доживёт до конца её. Это узкое мелководье насквозь простреливалось с двух сторон с катеров и кораблей противника. Особенно досаждали катера и очень часто наши моряки вступали в бой. Выживали только потому, что тяжёлые суда и подлодки не могли войти в прямой контакт из-за мелководья. А маломерные судёнышки крепко донимали противника. Не зря 4-й дивизион назывался «Морские охотники».

Семь лет и восемь месяцев продолжалась служба старшины I-й статьи Поташова. В марте 1950 года он демобилизовался и сразу поступил в Московский юридический институт. По окончании работал следователем прокуратуры Кировского района города Москвы, прокурором, старшим прокурором Бауманского района. В 1963 году был направлен на работу в органы внутренних дел. В период с 1963 по 1984 год работал заместителем начальника, начальником Следственного управления ГУВД Мосгорисполкома.

О боевом и трудовом пути красноречиво говорят награды Ивана Михеевича Поташова: орден Красной Звезды, ордена Отечественной войны II и I степени, Трудового Красного Знамени, Дружбы. Стали мы с Иваном Михеевичем считать его ордена и медали, насчитали 33 знака.

А ещё он Заслуженный юрист РСФСР, отличник Пограничных войск I степени, заслуженный работник МВД. Эти и другие почётные звания могли бы оказать честь любому воину и труженику.

Что же пожелать вам, Иван Михеевич, и вашей супруге, Клавдии Ивановне, в канун великого праздника — Дня Победы. Крепкого здоровья, крепких сил на славные дела.

Эдуард ПОПОВ,
фото из личного архива Ивана Поташова

НАРОДНЫЙ МАРШАЛ ЖУКОВ

Этот великий День Победы отмечает Россия и народы стран, спасённых от гитлеровского порабощения. Отмечают также вклад в дело Победы великого полководца, маршала Советского Союза, четырежды Героя Советского Союза (1939, 1941, 1945, 1956) Георгия Константиновича Жукова.
 

Восхождение к вершинам военного искусства Жуков начал в 1939 году, командуя советскими войсками в боях на реке Халхин-Гол. В январе—июле 1941 года возглавлял Генштаб. В Великую Отечественную войну в 1941—1942 годах командовал войсками Резервного, Ленинградского и Западного фронтов. С августа 1942-го — 1-й зам.наркома обороны и зам. Верховного Главнокомандующего. По поручению Ставки Верховного Главнокомандования координировал действия фронтов в Сталинградской битве. В 1944—1945 годах командовал войсками 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов (в Висло-Одерской и Берлинской операциях). От имени Верховного Главнокомандующего 8 мая 1945 года принял капитуляцию фашистской Германии.

Из воспоминаний маршала:

«Дом в деревне Стрелковка в Калужской губернии, где я родился 19 ноября (по старому стилю) 1896 года, стоял посредине деревни. Был он очень старый и одним углом крепко осел в землю. От времени стены и крыша обросли мохом и травой. Была в доме всего одна комната в два окна.

Отец и мать не знали, кем и когда был построен наш дом. Из рассказов старожилов было известно, что в нём когда-то жила бездетная вдова Аннушка Жукова. Чтобы скрасить своё одиночество, она взяла из приюта двухлетнего мальчика — моего отца. Кто были его настоящие родители, никто сказать не мог, да и отец потом не старался узнать свою родословную. Известно только, что мальчика в возрасте трёх месяцев оставила на пороге сиротского дома какая-то женщина, приложив записку: «Сына мого зовите Константином». Что заставило бедную женщину бросить ребёнка на крыльцо приюта, сказать невозможно. Вряд ли она пошла на это из-за отсутствия материнских чувств. Скорее всего — по причине своего безвыходного положения.

Моя мать Устинья Артемьевна, родилась и выросла в соседней деревне Чёрная Грязь в крайне бедной семье».

Из воспоминаний писателя Константина Федина о встрече и беседе с маршалом Жуковым в Потсдаме в 1945 году:

«…В кавалерии новичок выделяется, и его зачисляют в унтер-офицерскую учебную команду.

— Я был первым номером в команде из двухсот сорока человек, — рассказывает маршал, — и скоро получил звание вице-унтер-офицера, ефрейтора в кавалерии не было. В шестнадцатом году в этом унтер-офицерском чине попал на Западный фронт. Драться привелось в районе Молодечно-Свенцяны. Там я и приобрёл своё первое знакомство с немцами…

Эти слова маршал говорит немного помедленнее, хотя речь его вообще нетороплива, очень сжата, непринуждённа, без подыскивания слов, из простых и отчётливых определений. Он произносит помедленнее и с улыбкой эти слова — о первом  знакомстве с немцами, и они звучат совсем особенно в его берлинском рабочем кабинете, где я слушаю рассказ о жизни былого драгуна, имевшей в будущем столь решающее влияние на участь всей немецкой армии.

Я вижу перед собой человека отличной военной выправки, идущей от доброй посадки кавалеристов, свободной и лёгкой. Коренастость фигуры не производит впечатления полноты или грузности. Но её крепость и слаженность словно увеличивают невысокий рост. Жест большой, с резкими границами в начале и в конце. Очень хорош этот жест, когда показываются, иллюстрируются военные операции — все эти прорывы, заходы, отсечения, и тогда видно, что жест идёт от приказа. Голова выразительная — с крупным подбородком прежде всего бросающимся в глаза, с выпуклым и подтянутым вверх лбом. Все черты лица сильные, вырезанные без ошибок и смело, без подробностей — с одного раза. Но улыбка мягкая, как у людей, которые знают, что она действует убедительнее силы

…С курсантской бригадой он попадает на врангелевский фронт и становится командиром эскадрона. Затем после освобождения Крыма — на борьбу с бандами Антонова в Тамбовскую губернию. Тут он впервые получает должность помощника командира, а потом и командира полка.

О своих трудах полкового командира маршал Жуков до сих пор отзывается
с любовью:

— Я очень много получил, командуя полком. Ведь полк — это уже часть, в его хозяйстве есть всё, начиная от штаба, и всё очень наглядно, близко для управления, рукой подать. Самая плодотворная школа моя была в полку. Я прокомандовал 7 лет 39-м полком седьмой кавалерийской дивизии. Это в конном корпусе Тимошенки. Полк мой был передовым, на смотрах всегда выдвигался как образцовый.

И будто желая смягчить высокую оценку, невольно данную своему первому любимому детищу, Георгий Константинович весело смеётся:

— Всегда ведь надо по кому-нибудь равняться.  Равнялись по моему полку…

Вслед за такой длительной и требовательной школой полкового начальника перед ним почти на целое десятилетие, начиная с 1930 года, звено за звеном развёртывается цепь строевых командных должностей. Это уже высшие, генеральские должности, подготовка к которым накоплялась не только военной практикой, но и теоретическими занятиями: за истёкшее время командир прошёл Высшую кавалерийскую школу и курсы командного состава при Военной академии Красной Армии. Он мог уже свободно брать на себя возрастающую с каждой ступенью ответственность — командира бригады, заместителя инспектора кавалерии по боевой подготовке. Командира дивизии в составе знаменитой  Первой Конной армии, потом — командира 6-го казачьего корпуса, наконец, заместителя командующего войсками Белорусского военного округа.

Наступает 1939-й — год испытания зрелости военачальника и его вспыхнувшей славы: Георгий Константинович Жуков получает назначение командовать первой армией с задачей разбить японскую военщину, дерзко выступившую против Советского Союза и дружественной Монголии на реке Халхин-Гол.

Операция на Халхин-Голе была настоящим рождением полководца. Имя Жукова делается известным всей Красной Армии, всей нашей стране. Ему присваивается звание Героя Советского Союза. Перед ним открыт простор, отвечающий таланту большого военного деятеля.

В мае 1940 года его впервые вызывает Сталин, и он назначается на новый командный пост. В январе 1941-го его опять приглашает Сталин, и Жуков получает вдруг новое назначение — начальник Генерального штаба Красной Армии. Хотя он — строевой командир и должность кажется ему неожиданной. Хотя ему представляется, что он мало знаком со сложнейшей штабной работой, с особенностями её техники, и он признаётся в этом с военным прямодушием, но он не может не занять поста… Однако новой работе не суждено было длиться долго.

Началась Великая Отечественная война с гитлеровской Германией.

Когда рассказ дошёл до этого места, маршал внезапно улыбнулся и проговорил с неподдельным облегчением:

— Ну, пожалуй, и всё. Остальное уже известно…».

На снимке, публикуемом в этом материале, слева по стойке «смирно» замер командующий 53-й армией генерал-лейтенант Манагаров. Тень от козырька фуражки упала на глаза  командующего Степным фронтом генерала армии Конева, но можно различить, что он глядит на Манагарова с тревогой и скрытой симпатией. А крайний справа, в кожаной куртке, с непреклонным и суровым лицом — заместитель Верховного Главнокомандующего маршал Советского Союза Жуков. Много лет спустя военкор Рюмкин сказал:

— Ругались они очень.

Рассказ журналиста Г. Аксельрода:

«Примерно в тот же час, когда Рюмкин делал свои снимки на НП 53-й арии, впервые за всю войну собирался в поездку на фронт И.В. Сталин.

Кабинетный полководец, постигавший военное искусство методом кровопролитных проб и потрясающих ошибок, он для своей единственной поездки на фронт в сорок третьем году с поразительной точностью выбрал наиболее критический момент.

После Курской битвы стратегическая инициатива на советско-германском фронте переходила к Красной Армии. С немалым трудом наши войска «выпрямляли» северный фас Курской дуги, а на южном фасе готовился другой мощный удар — Белгородско-Харьковская наступательная операция. Но успех операции, имевшей условное название «Полководец Румянцев», зависел в значительной степени от сковывающих действий других фронтов, в том числе Западного и Калининского на Смоленском направлении. Вот сюда и поехал Сталин.

Поездка Сталина проводилась в обстановке глубокой тайны. О ней не были осведомлены члены Политбюро ЦК и ГКО. Парадоксально, но последним, кто узнал о том, что Верховный Главнокомандующий отбывает на фронт, был начальник его охраны генерал Власик.

Продолжалась поездка трое суток, с 3 по 5 августа. Сначала спецпоездом Сталин приехал в Гжатск. Отсюда на бронированном «паккарде» отправился в район Юхнова, куда на встречу с ним прибыли командующий Западным фронтом В.Д. Соколовский и член Военного Совета Н.А. Булганин. По утверждению очевидца, разговором с ними Верховный остался доволен.

Иначе протекала встреча с командующим Калининским фронтом А.И. Ерёменко. Она состоялась на другой день в деревне Хорошево под Ржевом. В крестьянской избе, где во время оккупации квартировал немецкий полковник, для Сталина оборудовали аппарат связи ВЧ. Приехав со станции, он тут же вызвал по телефону Ерёменко. Один из личных телохранителей Сталина вспоминает: «Едва хозяин вызвал по телефону Ерёменко, я тут же вышел из избы во двор. Слышно было, как по телефону начался «шум». Длился он минут десять из-за того, что фронт топчется на месте. Закончился разговор такой руганью, такой матерщиной в адрес Ерёменко, какой раньше я от товарища Сталина никогда не слыхал».

Канун наступления на Белгородско-Харьковском направлении, 2 августа, запомнился Манагарову на всю жизнь: в тот день судьба впервые свела его на фронте с маршалом Жуковым. Этой встрече Иван Мефодьевич посвящает в своей книге ярчайшие страницы. Конечно, в них нет и намёка на «сочные», скажем так, выражения, прозвучавшие тогда на НП 53-й армии. Воистину, было бы странно, если бы они были приведены. Хотя если полистать мемуары иных военачальников, увидевшие свет после октября 1957 года, когда на Пленуме ЦК КПСС заочно, за глаза, освобождали Жукова с поста министра обороны СССР, то авторы этих книг, как выясняется, отнюдь не стеснялись. Опальному маршалу они припомнили всё, что было, а может, и не было.

Манагаров пишет о Жукове с некоторого временного отдаления. Пишет восторженно. Отлетело всё случайное, наносное, не главное, и Жуков предстаёт таким, каким он был в действительности — крупнейшим военным деятелем современности. Полководцем, который в совершенстве владел искусством вождения войск и обладал недюжинной волей, чтобы осуществлять свои идеи на практике. Профессиональный военный, Манагаров без тени смущения признаёт превосходство Жукова.

 

(Продолжение следует.)

Подготовил Эдуард ПОПОВ

ГОЛОС МОЕЙ РОССИИ

В Культурном центре ГУ МВД России по г. Москве прошёл заключительный гала-концерт IV Московского фестиваля детской патриотической песни. Как и все предыдущие годы, мероприятие проводила Общероссийская общественная организация «Офицеры России» совместно с Главным управлением МВД России по г. Москве при поддержке Правительства Москвы и столичного Департамента образования.
 

Концерт состоялся в преддверии 67-й годовщины победы в Великой Отечественной войне. В Культурном центре собрались ветераны ВОВ, представители руководства ГУ МВД России по г. Москве, УФСКН России по г. Москве, УФСИН России по г. Москве, ГУ МВД России по ЦФО, представители МВД, Минобороны, а также других силовых и контрольных министерств и ведомств, Госдумы, Мосгордумы, Правительства Москвы, Русской Православной Церкви, ветеранских и общественных организаций, деятели культуры, искусства и др.

— Совместно с Департаментом образования мы уведомляем все школы, интернаты, кадетские корпуса о предстоящем фестивале. В этот раз мы получили несколько тысяч заявок на участие и во время отборочных туров в округах столицы отсмотрели более 500 творческих коллективов. Финалистов выбирали не только исходя из творческого мастерства участников, хотя это, безусловно, важно, но в первую очередь мы смотрели, насколько искренен человек, сколько души вкладывает в своё выступление. Данное мероприятие имеет большое значение, во-первых, это патриотическое воспитание детей, поддержание связи между поколениями, во-вторых, это повышение уровня доверия населения к правоохранительным органам и возможность ознакомиться с их работой, — рассказал Антон Цветков, председатель президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России» и член Общественного совета при ГУ МВД России по г. Москве.

В фойе Культурного центра столичной полиции дети с любопытством разглядывали оружие спецназовцев, костюм сапёра, разгадывали загадки и кроссворды о правилах безопасного поведения на дорогах, но, пожалуй, наибольший интерес у школьников вызвали сотрудники экспертно-криминалистической лаборатории, которые рассказывали и показывали ребятам, как «снимать» отпечатки пальцев.

В рамках фестиваля также проходил конкурс детского рисунка, посвящённый 200-летию Бородинской битвы. Яркие красочные работы юных художников можно было посмотреть перед началом мероприятия в фойе концертного зала, где собралось большое количество гостей.

— Сколько добрых и счастливых лиц мы видим на этом фестивале. Дети действительно настроены очень патриотично и серьёзно относятся к этой теме. В первую очередь за это хочется сказать слова благодарности руководителям детских коллективов, учителям, родителям и всем тем, кто им помогает. Без патриотизма, без идеологии добра, без идеологии взаимовыручки в дальнейшем будет очень трудно. Мы надеемся, что кто-то из сегодняшних школьников в будущем свяжет свою жизнь с московской полицией, будет помогать ей, выберет работу сотрудника правоохранительных органов, будет служить отечеству, — сказал начальник отдела по взаимодействию с институтами гражданского общества ГУ МВД России по г. Москве полковник внутренней службы Виктор Бирюков.

Участник Великой Отечественной войны Иван Герасимович Хвостик рассказал, что всегда очень радуется подобным мероприятиям. Это повод, чтобы ещё раз встретиться с теми, с кем служил, воевал.

— С большим интересом и уважением отношусь к фестивалю детской патриотической песни. Критики в адрес подрастающего поколения всегда хватает, а вот людей, способных оказывать помощь, проводить созидательную работу с подростками и детьми, очень мало, немногие решаются взять на себя ответственность, — заявила член Общественной палаты, руководитель Общественного совета при ГУ МВД России по г. Москве Ольга Костина.

Под торжественную музыку в концертный зал ДК внесли флаг России. На сцену поднялся генерал-майор внутренней службы Виктор Бурыкин, заместитель руководителя столичного Департамента региональной безопасности, и зачитал поздравления и пожелания от мэра Москвы Сергея Собянина.

Концерт открыли самые маленькие и самые смелые участники — творческий коллектив «Чародеи» с песней «Солдатушки». Их задорное выступление и танцы подняли настроение всем присутствующим. А вот следующая участница поразила душевностью исполнения. Во время пения Полины Филатовой гости с трудом сдерживали слёзы, настолько трогательно и пронзительно прозвучала в её исполнении песня «Серёжа из десантного полка». Одна из ведущих фестиваля Сабина Цветкова, руководитель проекта «Московский фестиваль детской патриотической песни», исполнительный директор Общероссийской общественной организации «Офицеры России», высоко оценила эстрадный ансамбль «Москва», который исполнил песню Николая Расторгуева «Берёза» в совершенно уникальном стиле. Настоящим открытием фестиваля стала одна из самых юных участниц, обладательница уникального голоса, 10-летняя Алиса Молодова, с песней «Летите, голуби». А самым большим и приятным сюрпризом, пожалуй, стал семейный фольклорный ансамбль «Старая станица».

— Сейчас вы будете удивляться, — заверила зрителей Сабина. — Когда я их увидела на отборочном туре, просто не поверила своим глазам. Коллектив состоит из 11 человек: мама, папа и девять детишек! В качестве музыкальных руководителей выступают родители. И сейчас они исполнят вам строевую казачью песню «Слава Богу на земле».

После того как все конкурсанты выступили, состоялось награждение. В начале с победой поздравили юных художников. Для награждения на сцену поднялся воспитанник Центра временного содержания несовершеннолетних правонарушителей ГУ МВД России по г. Москве, который сказал, что благодаря этому конкурсу осознал все свои ошибки и обещает исправиться. Затем награждали исполнителей.

Никто из участников не ушёл без призов, каждый получил ценный подарок и диплом в своей номинации.

Награждая победителей, помощник министра внутренних дел России, член коллегии МВД, председатель Совета ветеранов ОВД и ВВ России генерал-полковник внутренней службы Иван Шилов отметил, что в зале присутствуют четыре поколения, и все они с большим интересом воспринимают происходящее. Иван Фёдорович сказал, что в соответствии с Программой патриотического воспитания надо делать всё возможное для воспитания патриотов России, молодым людям надо брать пример с участников ВОВ. Он поздравил всех с наступающим праздником Победы и поблагодарил за участие в концерте.

Первое место заняли девочки из кадетской школы-интерната № 9 «Московский пансион государственных воспитанниц», которые необыкновенно трогательно исполнили  песни «Слава народу» и «Хорошие девчата».

— Уважаемые друзья! Позвольте мне от имени руководства ГУ МВД России по городу Москве пожелать нашим дорогим ветеранам здоровья, благополучия, долгих лет жизни и выразить благодарность за победу, — обратился со сцены к собравшимся в зале заместитель начальника ГУ МВД России по г. Москве генерал-майор внутренней службы Аркадий Гостев. — Фестиваль именуется московским, но на самом деле уже далеко вышел за пределы столицы, и мы надеемся в будущем расширяться и дальше. На сегодняшнем финальном концерте прозвучало множество прекрасных патриотических песен. Все они посвящены тем победам, которые добыли наши деды и прадеды. Обращаясь к номинантам, хочу сказать, что сегодня вы все победители, вне зависимости от того, какое заняли место. Вы дошли до финала, и это главное. Растите здоровыми, любите Родину, берегите Россию.

Юля ДАЛИДОВИЧ,
фото А. БАСТАКОВА

ГЕОГРАФИЯ ПОБЕДЫ

24 апреля у подножия Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе состоялся старт автопробега «География Победы». Пробег организован совместно Межрегиональным общественным объединением ветеранов оперативных служб «Честь» и Международной полицейской ассоциацией при поддержке и участии МВД России, Украины, Белоруссии и Казахстана.
 

—Автопробег проходит в канун великой победы над фашистами. Мы будем проводить встречи с ветеранами правоохранительных органов — участниками Великой Отечественной войны, а также с семьями погибших при исполнении служебных обязанностей стражей порядка. Мы везём с собой подарки, православную литературу, развивающие игры для детей, — говорит руководитель и первый пилот автопробега председатель общественного объединения «Честь» Алексей Дарков. — Есть ещё одна категория людей, которым наша команда хочет уделить особенное внимание, — это люди, потерявшие единственного сына, един-
ственную дочь. У них никого больше нет. Это самые, я считаю, тяжело раненные семьи. К словам утешения мы хотим прибавить посильную
материальную помощь.

«Географию Победы» будут изучать более десяти экипажей (их количество во время прохождения маршрута будет меняться). Они посетят исторические памятники, детские дома, захоронения военных лет. Маршрут у автопробега впечатляющий. В него входят такие города, как Тула, Орёл, Курск, Белгород, Липецк, Воронеж, Волгоград, Киев, Чернигов, Харьков, Одесса, Севастополь, Минск, Брянск, Смоленск.

— В Белоруссии мы также хотим осмотреть имение Аркадия Францевича Кошко, чтобы в следующий раз привезти туда памятную доску, — поделился своими планами Алексей Дарков. — Этот человек — один из основателей российской криминалистики. Он был начальником сыскной полиции Москвы, а позднее заведовал всем уголовным сыском Российской империи в эпоху Николая II. Мы учредили в его честь
орден.

Есть в команде автопробега и особый женский экипаж. С ним в путешествие отправился самый юный член команды — сын одной из участниц.

Ветераны ГУ МВД по ЦФО на митинге, посвящённом старту автопробега, попросили участников передать ветеранам Украины и Белоруссии приветствие и предложение об объединении организаций ветеранов братских стран.

— Мы участвуем в этом мероприятии не первый год. Это благородное дело построено на энтузиазме сотрудников и ветеранов полиции, — отметил президент Всероссийской полицейской ассоциации МПА Алексей Ганькин.

 

Сергей ЛЮТЫХ,

фото Кристины АРТЕМЬЕВОЙ

НАГРАДЫ К ЮБИЛЕЮ

В зале коллегии ГУ МВД России по г. Москве состоялась церемония награждения государственными и ведомственными наградами руководителей, сотрудников и ветеранов полка полиции по охране дипломатических представительств и консульств иностранных государств в связи с 75-летием со дня образования службы.
 

Во вступительной речи начальник ГУ МВД России по г. Москве генерал-лейтенант полиции Владимир Колокольцев сказал:

— Сегодня мы отмечаем 75-летний юбилей очень значимого подразделения — полка полиции по охране дипломатических представительств и консульств иностранных государств. Подразделения, которое помогает сохранять всё доброе между странами, что наработано годами, десятилетиями, а может быть, и веками, обеспечивать деятельность всего дипломатического корпуса на высоком уровне.

Добрые слова Владимир Александрович сказал в адрес первого командира, основателя подразделения, участника Великой Отечественной войны, полковника милиции, председателя Совета ветеранов Степана Бондарчука, который вложил свою душу в развитие и становление полка. 

Далее слово было предоставлено представителям МВД России, которые в своих выступлениях отмечали важность и ответственность работы данного подразделения, поздравляли с юбилеем и желали успехов в службе.

Церемонию награждения проводил Владимир Колокольцев.

За добросовестное выполнение служебных обязанностей, высокий профессионализм медалями были награждены: командир полка полковник полиции Александр Тишин, заместитель командира полка полковник полиции Вячеслав Ипполитов, заместитель командира полка подполковник полиции Андрей Дремучев, командир батальона подполковник полиции Иван Ципрун. Другие награды были вручены большой группе сотрудников полка.

В завершение Владимир Александрович пожелал всем крепкого здоровья, благополучия, успехов в службе и всего самого доброго.

Вечером того же дня в Культурном центре главка состоялась праздничная культурная программа, посвящённая юбилею. Перед сотрудниками полка выступили фольклорная группа «Горница», вокально-инструментальный ансамбль 2-го оперативного полка «Оптимисты» и другие. Ветераны и гости были награждены памятными юбилейными знаками полка. Праздник удался и надолго останется в памяти у всех его участников.

Александр ОБОЙДИХИН, фото автора