petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 31 (9583) от 22 августа 2017г.

Статьи в категории: Номер 21 (32) 5 июня 2007 года

№1(1) от 9 августа 2006 года

Опасные гастроли Светланы РАЗИНОЙ

Не так давно популярная певица Светлана Разина вернулась из опасного турне по Северному Кавказу, где выступала перед военнослужащими и сотрудниками милиции, которые поддерживают правопорядок в этом не спокойном регионе. Пела актриса в клубах и дворцах культуры, но в основном — на импровизированных сценах, таких, как кузов армейского грузовика, броня танка, госпитальная палата. Наш корреспондент встретился с исполнительницей и попросил ответить на ряд вопросов.
 
—Светлана, не страшно было ехать в Чечню?
— Я не раз бывала в горячих точках. Работа у нас такая. Ведь тем, кто находится на переднем крае, нужны не только продукты и теплое обмундирование, но и что-то духовное, в том числе и песня. Я же не сделала ничего особо героического. Десятки артистов побывали там и не по одному разу. Зато когда слышишь аплодисменты, которыми тебя награждают одетые в камуфляж мужчины, видишь их лица — понимаешь, что работаешь не напрасно. А это, поверьте, дорогого стоит.
— Группа «Мираж» зазвучала в полный голос в 1987 году. А что было в вашей жизни до нее?
— Еще школьницей я пела в Большом детском хоре Гостелерадио, училась в школе народной музыки и танцев при ЦДРИ. Потом поступила в Авиационно-технологический институт имени Циолковского, там пела в студенческом ансамбле. Когда после учебы стала работать инженером, во время обеденных перерывов играла на губной гармошке. А в это время московский продюсер и поэт Валерий Соколов устраивал «подпольные» квартирные концерты — например, той же группы «Браво». Тогда внутри музыкального сообщества царили разброд и шатание. Все искали что-то свое. До «Миража» композитор Андрей Литягин пережил увлечение рок-н-роллом, пытался делать какой-то советский андеграунд. Но его не покидала мысль создать собственную музыкальную команду.
— В которой вы заняли далеко не последнее место. Как и где пересеклись ваши судьбы?
— Я попала в «Мираж» случайно. Кроме того, что у меня было огромное желание, судьба постоянно посылала мне знаки. Например, однажды ноги сами привели меня на Неглинную улицу, просто возникло безотчетное желание прогуляться. Там я и познакомилась с человеком, который привел меня в джазовую студию, где я стала петь. Уже в джазовой студии я встретила Валеру Соколова, впоследствии он стал моим мужем.
— Когда ваш успех стал измеряться в денежных знаках?
— Когда мы начинали, никто и не думал о каких-то концертах. Все работали, я — инженером, остальные — кто где, свободного времени было мало. На тот момент какого-то общего для всех музыкантов механизма получения денег вообще не существовало, поэтому мы все отдали на откуп своим знакомым.
— «Мираж» стал своего рода первопроходцем шоу-бизнеса?
— Ну да. На первых порах было много забавного. Например, нам сказали, что надо приобрести концертные костюмы. А откуда их взять? Представьте себе 1987 год, в магазинах хоть шаром покати. К тому же мы тогда вообще не имели отношения ни к эстраде, ни к шоу-бизнесу. Помню, как я часа два стояла в очереди за какими-то кофточками с люрексом, и тут кто-то пустил слух, что они заканчиваются. Я подошла к продавщице и сказала: «Понимаете, я участница группы «Мираж», поэтому мне такая кофточка просто необходима». Она в ответ воскликнула: «Что же вы раньше не сказали!» Тогда я поняла, что пора пользоваться привилегиями, которые дает эстрада. Я не показывала никаких документов, просто говорила, что я солистка группы «Мираж», и мне сразу верили: «Да? Надо же!» Хотя одета я была отнюдь не сногсшибательно. Это сейчас — если солистка, то обязательно вся из себя сверкает, в косметике, в модном прикиде, в бриллиантах. А тогда мы выглядели очень скромно. 
— И тем не менее, там, где вы появлялись, мгновенно возникали толпы поклонников.
— Первый раз меня узнали на улице у станции метро «Динамо». Мы дали всего пару «подпольных» клубных концертов. И вот я выхожу из метро, подхожу к киоску купить мороженое и вдруг одна девчонка толкает другую и говорит: «Смотри, смотри, группа «Мираж». Мне было приятно. Но чтобы меня узнавали на каждом шагу, такого, конечно, не было никогда — несмотря на многочисленные интервью, в том числе на телевидении, клипы. Сегодня меня тоже редко узнают. И это хорошо, потому что мне так удобнее.
— Помню, как вы выступали на стадионе — вся в каких-то немыслимых золотых цепях.
— В 1987 году вышел первый альбом нашей группы «Звезды нас ждут», в котором появились ставшие популярными «Солнечное лето», «Безумный мир», «Электричество», «Волшебный мир», «Я не хочу». Мы выступали вместе с Наташей Гулькиной. У нее были кольца, браслеты, колье, которые ей достались от бабушки. А у меня вообще ничего не было. Мои родители — инженеры, получали очень мало. А недорогую бижутерию купить было невозможно. Я вышла из положения так. Взяла на заводе, где я работала, металлическую стружку и из нее смастерила себе бусы. Издали они были очень похожи на настоящие, особенно — когда стадион, прожектора, я на сцене. Толстая золотая стружка производила ошеломляющий эффект.
— С чего начался закат проекта «Мираж»?
— В начале 1988 года на концерте во Владимире мы познакомились с Андреем Разиным. Он знал, на чем можно заработать. Говорит мне: «Я — Разин, ты — Разина. Давай сделаем вид, что мы брат и сестра, которые нашли друг друга через много лет. Создадим с тобой новый коллектив, и ты будешь работать как единственная солистка». Я возмутилась, потому что никогда не была интриганкой, подошла к своему продюсеру Валере Соколову и честно призналась, что нас пытаются развести. Валера мне объяснил, что такие вопросы должен решать только он, как наш продюсер. А Наташа Гулькина оказалась хитрее меня. Андрей Разин подошел к ней с таким же предложением, и спустя некоторое время она ушла с ним.
— Помнится, одно время вы пели в какой-то «Фее».
— Потом я, Рома Жуков и Валера Соколов создали группу «Фея». Валера обладал талантом писать именно женские песни. Как он сам их называл, «про то, о чем девушка мечтает, но никогда не скажет». Он тонко чувствовал женскую натуру, поэтому его песни проникнуты ненавязчивым эротизмом. Наверное, их откровенность и пришлась всем по вкусу. Моя мама просто обожала песню «Эта ночь может нам помочь».
Когда все в конце концов разбежались в разные стороны, я какое-то время работала с Наташей Ветлицкой. Андрей Литягин пытался нас вдвоем записывать на какой-то домашней студии. Выступали мы редко, в основном в Москве. А в 1989 году я ушла из коллектива, потому что Андрей никогда не хотел, чтобы на сцене стояла та же солистка, которая эти песни записывала. Он считал, что солистки должны только открывать рот под чужую фонограмму. Он очень боялся, что раскрученная им девушка его кинет, уйдет и будет сама зарабатывать. Так ведь часто случалось.
— Собственно, вы так и поступили.
— Я ушла из группы в 1990 году и стала писать свои песни. А всего я написала для «Миража» три песни и участвовала в создании еще очень многих. Тогда мы не считали, кто сколько строк сочинил, творили коллективно. Я не возражала, что Андрей регистрировал их на себя — ведь у нас были доверительные отношения.
— Расскажите какую-нибудь леденящую кровь историю из вашей гастрольной жизни.
— Однажды на гастролях к нам подошли люди, сказали, что они наши поклонники, и предложили после концерта показать нам городскую сауну. Я тогда еще не понимала, что стоит за таким предложением, потому что в свои 24 года оставалась наивной девчонкой. И вот мы приехали в сауну, нас окружила толпа мужиков в золотых печатках, кольцах и цепях. Они предложили для начала выпить водочки. Мы выпили. Гулькина сидит, вся трясется, понимает, к чему все идет. А меня водят по сауне, показывают, я искренне восхищаюсь: «Как красиво, какая роскошь! Даже бассейн есть!» Помню, открыли какую-то дверь — и я увидела разбегавшихся врассыпную тараканов. Нам начали предлагать какие-то кольца, но только если мы останемся. Я, хоть убей, ничего не понимаю. Они уже начали меня активно обнимать, и тут я поняла, что тут что-то не то. Я им говорю: «Ребята, у вас так здорово!» Ведь если тебя приняли за кого-то, то надо играть по их правилам. И я говорю тоном бывалой путаны: «Конечно, мы обязательно к вам придем. Но сейчас никак не можем, у нас планерка с продюсерами. Ребята, вы нас довезите до гостиницы, мы быстро все обсудим и вернемся. Потому что у вас очень здорово!» Мои восхищенные глаза искренне пылали, я тогда великолепно сыграла, и они действительно поверили, довезли нас до гостиницы, а там уже Валера Соколов нас встречает. Он, когда увидел меня в окружении мужчин, позеленел, въехал в ситуацию и громовым голосом заорал: «А ну быстро в номера! Почему опаздываете на совещание!» Мы успели добежать до номера и запереться. И с тех пор — никуда и ни с кем.
— Наверное, вы все-таки как-то нерационально использовали такой прекрасный проект, как «Мираж». В чем, по-вашему, была ошибка?
— Ошибкой было то, что мы решили не вкладывать в раскрутку «Миража» деньги. В результате по стране гастролировало целых 25 «Миражей». Но вскоре наступил дефолт 1998 года. Когда появилась группа «Фея», выяснилось, что в Красноярском крае одна девушка, называвшая себя Светланой Разиной, собрала сумасшедшие деньги с концертов, ее встречали огромные толпы, подавали лимузины к подъездам гостиниц. Раскрылась афера только после публикаций в газетах о наших концертах.
— Часто вспоминаете о работе в «Мираже»?
— У меня сейчас достаточно непростой период. Между бывшими участниками группы обострились отношения, мы выясняем, кто из нас имеет право называться «Миражом». Тут все очень непросто. Назваться «Миражом», конечно, можно. Но вот ты, скажем, приехал на гастроли, зрители хотят услышать старые песни «Миража», его, так сказать, визитные карточки, а ты не имеешь права их исполнять. И в итоге — провал.
— И как вы на концертах выходите из положения?
— Когда я выступаю, на афише просто печатают, что я экс-солистка группы «Мираж», автор и певица Светлана Разина. Признаться, мне не очень нравится, когда конферансье пытаются связать меня с «Миражом». А если официально, по закону, то в свое время Андрей Литягин зарегистрировал «Мираж мьюзик», а у нас зарегистрировано ООО «Мираж». Вот и судите сами.
— Кем вы сами себя считаете в первую очередь?
— В первую очередь — мамой. У меня дочь, ей шесть лет. В таком возрасте начинаешь думать о ребенке, а не о себе. О ее здоровье, образовании и много еще о чем. А все остальное отходит на задний план.
— Дочку, как водится, учите музыке?
— Нет. Во-первых, у нее нет слуха. Можно, конечно, развить, но стоит ли? Мне бы хотелось, чтобы она получила юридическое образование. Я мечтаю передать ей все права на свои произведения, чтобы она ими грамотно распорядилась. А вообще она делает успехи в художественной гимнастике.
— Успели обзавестись домом на Рублевке?
— В золотые для «Миража» годы меня уговорили купить дом в Подмосковье. Конечно, не на Рублевке, но обошелся он мне не дешевле. Целых десять лет до него не доходили руки, он стоял, разрушался. Когда у меня родилась дочка, я решила привести его в порядок, хотя там уже крыша прогнила. А дочка безумно хочет, чтобы у нее был большой спортивный зал. У нас как-никак 400 квадратных метров, так что можно сделать. Только из-за дочки я и ввязалась в строительство. Это отдельная песня. Нанимаешь фирму за одни деньги, а счет выставляют совсем другой. Но самое страшное, когда рабочие за твои же деньги на твоей же даче выпивают, и в результате вместо построек растет гора пустых бутылок и мусора. А твоя крыша по-прежнему протекает.
— Много успели построить?
— Весь второй этаж займут спортивный зал для дочери и биллиардная. А на первом этаже — сцена. У меня есть мечта — собрать туда народ и организовать клуб «любителей и ценителей». Ведь ко мне на сайт приходит много теплых писем от молодых и талантливых авторов. Вот соберу их там всех вместе, и запустим несколько музыкальных проектов. Хочется людям помочь, чтобы записывали песни, делали свои сольные программы. Пора возрождать традицию дачных вечеров на свежем воздухе.
— Чем занимаетесь в свободное от строительства время?
— Шью себе концертные костюмы, могу купить юбку или пиджак навороченного покроя, а потом под них подгоняю другие вещи. Костюм, в котором я летала на «Дискотеке 80-х», я смастерила сама. Своей дочке я сама шью платья из концертных тканей, купальники для выступлений.
— Может, еще и садоводством увлекаетесь?
— Представьте себе, у меня дома растут даже несколько дубов и тополь. С ума сойти, сколько пришлось собрать пуха и семян, чтобы они проросли и окрепли. Весной пересажу их на дачный участок. Еще у меня живут животные. В основном приблудные, а некоторых я нашла на улице, обогрела, воспитала.
— Вспомните напоследок еще какое-нибудь самое яркое впечатление из того звездного «миражного» прошлого?
— Когда группа «Ласковый май» переживала свой триумф, в ней был не только Юра Шатунов, но и очень красивый Костя Пахомов. Девчонки от него умирали. Он меня отовсюду похищал, причем с помощью своей охраны. Помню, когда после концерта в «Олимпийском» мы с ним вместе выходили, поклонницы с такой завистью на меня смотрели! Вот когда проявляется настоящая звездная болезнь. Они бы отдали все, чтобы быть на моем месте! Пахомов после концерта все цветы от своих поклонниц отдавал мне. Он пытался меня несколько раз соблазнить, познакомил со своим отцом. Самое смешное, что его нисколько не смущало, что я замужем, что ему всего 16, а мне 25. Намерения у него были самые серьезные. Но все равно ситуация была нелепая. Он хоть и безумно красивый, но все-таки мальчик. И в конце концов мы расстались. Когда он понял, что у нас ничего не выйдет, то написал мне несколько песен. Одна из них была про Светлану: «Имя светлое твое, Светлана, этот день мне подарил». Недавно мои поклонники прислали ее на мой сайт. Приятно, когда люди тебя помнят, пишут, заботятся о тебе.
Беседовал Александр МАЛЮГИН

По стопам отца

Старший инспектор штаба УВД по ЮВАО Москвы майор милиции Надежда Полякова пришла на службу в милицию 14 лет назад, решив пойти по стопам своего отца — Виктора Воробьева, который был командиром отдельного батальона патрульно-постовой службы и всю жизнь проработал в Юго-Восточном округе столицы. На пенсию он вышел в 1987 году в звании подполковника милиции. Причем выяснилась интересная деталь: 25 лет назад в нашей газете, которая называлась в те годы «На боевом посту», в номере № 149 от 23.12.1982 года, была опубликована статья об Игоре Воробьеве «Верность».
Сегодня мы рассказываем о его дочери.
После окончания Московского государственного университета землеустройства у Надежды были все шансы стать аспиранткой. Одновременно с этим ей поступило весьма заманчивое предложение устроиться на работу в Росземлепроект. Но…
— Я отказалась, — вспоминает Надежда, — несмотря на то, что учиться мне было легко и интересно, а моя специальность была очень востребована. Подсчету цифр и построению чертежей землеотводов я предпочла более живую работу в милиции, которая давала возможность постоянно общаться с людьми. Тем более что я воспитана в милицейской семье
Виктор Арсеньевич выбор дочери поддержал, и вскоре на ее плечах заблестели офицерские звезды. Первое место службы — отдел лицензионно-разрешительной работы УВД по ЮВАО, затем — служба участковых уполномоченных милиции, где Надежде приходилось помогать участковым разбираться в сложных ситуациях, общаться с заявителями. После — отдел собственной безопасности и, наконец, штаб. На вопрос, в какой службе Надежде было интереснее всего работать, она так и не смогла ответить.
— Понимаете, — услышала я, — везде есть свои преимущества и недостатки.
— Но ведь штаб — это та служба, которая, как никакая другая, предполагает в первую очередь бумажную работу, — попыталась возразить я, — которую вы в свое время променяли на милицию.
В тот момент я еще не знала, как я была не права.
— Да, — легко согласилась моя собеседница, — у нас очень большой документооборот. Поступают и жалобы, к сожалению, обоснованные, на действия сотрудников милиции. Но не стоит думать, что их больше, чем в любой другой сфере деятельности. Чаще всего нам приходится разбираться в заявлениях, которые поступают от жителей нашего округа. В большинстве случаях — это всевозможные конфликтные ситуации, которые разрешаются после нашего вмешательства.
Так было с письмом Елены Владимировны, которая жаловалась на свою невестку. Жизнь двух поколений под одной крывшей привела к открытой вражде. Жена горячо любимого сына — приезжая. Свекровь категорически не хотела прописывать ее на своей жилплощади. А сын — зарегистрировал. «На каком основании?» — гневно вопрошала в своем письме Елена Владимировна. Причем с этим же вопросом она ни раз обращалась к участковому. Тот пытался ей объяснить, что закон соблюден, но все было бесполезно. Пришлось Надежде выезжать на место, выслушивать Елену Владимировну и терпеливо объяснять все нюансы процедуры регистрации. Надо сказать, что Надежда обладает так редко встречающимся качеством слушать и сопереживать собеседнику. Наверное, именно это и помогает в работе. По крайней мере ей удалось успокоить Елену Владимировну, в семье воцарились мир и покой.
Чаще всего Надежда Полякова и ее коллеги оказываются в центре семейного скандала. Враждующие стороны привлекают на свою сторону тяжелую артиллерию в лице стражей порядка, а когда вмешательство того же участкового им кажется недостаточным, начинают строчить письма в УВД округа. Выступать в роли третейского судьи сложно.
— Каждый раз мне приходится пропустить сложившуюся ситуацию через себя, войти в положение человека, — говорит Надежда. — Только тогда я смогу принять какое-то объективное решение, что-то посоветовать. Но все равно вмешиваться в чужую семейную жизнь — неблагодарное занятие. По-человечески мне бывает очень жаль людей, попавших в трудные жизненные обстоятельства. Но помочь мы им можем только используя действующее законодательство.
Самая распространенная ситуация, с которой сталкивается Надежда, — это семейные скандалы, заканчивающиеся рукоприкладством.
— Да, мы можем посоветовать женщине написать заявление, — рассказывает Надежда, — и она это сделает. Но пройдет день-два, супруги помирятся, и пострадавшая заберет заявление со словами: «Ой, ведь мужа посадят, как же я без него буду? А дети?» Что тут скажешь? 
 Впрочем, иногда такие истории лишены счастливого финала. Несколько лет назад в Люблино разыгралась настоящая трагедия. Муж, которому, когда он трезвый, цены нет, попытался зарубить свою вторую половину топором. Женщина чудом смогла увернуться и выбежать из квартиры. Соседи вызвали милицию. Наряд приехал через считанные минуты. Мужчина набросился с топором на стражей порядка. Те вынуждены были применить оружие на поражение.
— Мы разбирались в данном происшествии, — вспоминает Надежда. — Прокуратура признала действия сотрудников милиции правомерными. 
Надежда нетерпеливо поглядывает на часы, и я понимаю, что пора закругляться. Ей снова нужно выезжать на встречу с заявителями. Напоследок интересуюсь:
— Надежда, наверняка, когда вы принимали решение пойти на работу в правоохранительные органы, служба в милиции была для вас овеяна неким ореолом романтики…
— Безусловно.
— Когда столкнулись с реалиями службы, не разочаровались в своем выборе?
— Никогда. Поверьте, за 14 лет работы я ни разу не пожалела, что стала сотрудником милиции.
Подготовила Юлия МИЛОВИДОВА

Ненавязчивый сервис?

На минувшей неделе платные парковки столицы подверглись проверке сотрудниками Управления по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнения административного законодательства ГУВД по городу Москве. Корреспондент «Петровки, 38» также принял участие в этом мероприятии и присоединился к одной из групп, направленной в центральную часть города.
 
Информация о том, что действия работников этих предприятий не всегда законны, подтвердилась во многих местах. Любят наши сограждане длинный рубль, и там, где его нельзя получить законным путем, применяются различные ухищрения. Парковщики действуют без особых хитроумных комбинаций, попросту «на глазок», и в зависимости от престижности автомобиля завышают тарифы, хотя он един на всех платных парковках — 40 рублей в час. Второй источник дохода — невыдача чеков. Впрочем, изобретательностью труженики придорожного асфальта не обделены, эти люди придумали способ, как увеличить количество парковочных мест вдвое и повысить себе на столько же прибыль. Как такое возможно? Да очень просто: когда свободные места у тротуара заканчиваются, они размещают клиента во втором ряду, прямо на проезжей части, естественно, не бесплатно. 
Полный набор всех перечисленных нарушений нам удалось выявить не где-нибудь, а в двух шагах от Кремля, на улице Тверской у дома № 5. Когда наш автомобиль припарковался позади машины, стоящей у бордюра, к нам подошел молодой человек в зеленой жилетке с надписью «парковочная служба» и сообщил, что эта полоса проезжей части не что иное, как продолжение его подведомственной территории, а соответственно надо заплатить. Парковщик запросил с нас 100 рублей за час стоянки и попросил назвать номер нашего мобильного телефона. Когда ему были предъявлены служебные удостоверения, находчивости молодого человека можно было только позавидовать. На вопрос, почему он взял с нас так дорого, парень без промедлений ответил, что 40 рублей получены им по прейскуранту, а остальные 60 — это добровольный взнос за своевременное информирование. Мол, за эти деньги он согласен звонить владельцу, чья машина заперла другую у тротуара, и сообщать о необходимости ее переставить. Почему не сказал, что большая часть взятой им суммы является добровольной опцией? Оказывается, забыл.
Данный работник допустил много нарушений, и ответственность за свои деяния он понесет серьезную. Однако мне   не хотелось бы ограничиться только милицейской оценкой его действий. Я хочу обратиться к гражданам: почему подобные правонарушения интересуют только стражей порядка? Ведь если на униформе у каждого работника парковки имеется надпись «тариф 40 руб.час», а прейскурант цен еще и продублирован на больших информационных щитах, установленных в доступных взору местах, то всем должно быть ясно, что с нас берут лишнее. Так почему же никто не набирает короткий номер 02? Допустим, у всех водителей разом появилась куриная слепота, и надписей на униформе никто не замечает, но не у всех же права купленные. Те, кто все же перед сдачей экзамена в ГАИ правила учил, должны знать, что стоянка во втором ряду запрещена, а потому за парковку в этом месте по закону с вас может взять деньги только одна организация — Сбербанк, когда вы отправитесь туда оплачивать штраф, выписанный инспектором ДПС. Получается, общество само не против откровенных вымогательств парковщиков, и оплачивать добровольно-принудительные услуги этих людей нам не обременительно.

* * *
Пока осуществлялась проверка одной парковки на Пушкинской площади, я созерцал следующую картину, происходящую на другом паркинге, расположенном напротив. Водители, выйдя из автомобиля, сами шли навстречу парковщику, клали ему в руку или карман денежную купюру и спешно уходили по своим делам. Ни сдача, ни чеки не интересовали никого.
Вячеслав АНДРЕЕВ

На страже экономических интересов страны

  В структуру службы экономической безопасности УВД входят отдел по борьбе с экономическими преступлениями и отдел по налоговым преступлениям. ОБЭП состоит из четырех ОРЧ, сотрудники которых специализируются по основным направлениям деятельности этого подразделения: защита от преступных посягательств кредитно-финансовой системы, сферы внешнеэкономической деятельности и потребительского рынка, производственного сектора, инвестиций и социальной сферы; борьба с незаконным оборотом алкогольной и контрафактной продукции; выявление и раскрытие преступлений в органах государственной власти и управления. Основные задачи отдела по налоговым преступлениям (ОНП) — выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие налоговых и других преступлений в сфере экономики. Его сотрудники проводят профилактические и оперативно-разыскные мероприятия, направленные на защиту всех форм собственности от преступных посягательств, на выявление и пресечение каналов финансирования экстремистских и террористических организаций.
  
Подробнее о деятельности службы экономической безопасности УВД по ЮЗАО — в интервью ее руководителя полковника милиции Анатолия
АНДРЕЕВА.

Анатолий Андреев родился в Москве. После службы в армии в 1971 году поступил на работу в ОВД столицы. Почти девять лет был участковым инспектором 83-го отделения милиции. Окончил Всесоюзный юридический заочный институт МВД СССР. С 1980 года работает в подразделениях по борьбе с экономическими преступлениями. Начинал с должности инспектора, позже был оперуполномоченным, заместителем начальника районного отдела БХСС, заместителем начальника отдела по экономическим преступлениям КМ УВД САО, начальником аналогичного отдела УВД ЗАО Москвы. В 1999 году его переводят в Управление по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД Москвы, где он сначала возглавляет 9-й отдел, затем — 15-й отдел 4-й оперативно-разыскной части при УБЭП ГУВД, а через три года становится заместителем начальника этой ОРЧ. В конце 2003 года полковник милиции Анатолий Владимирович Андреев назначен на должность заместителя начальника УВД ЮЗАО по экономической безопасности.


—Анатолий Владимирович, какие направления оперативно-служебной деятельности вы считаете приоритетными на сегодняшний день?
— Анализ социально-экономической и криминогенной обстановки показывает, что в условиях развития рыночных отношений расширяется спектр совершения тяжких преступлений. Пристального внимания заслуживают хищения, взяточничество, легализация «теневых» денежных средств, незаконный оборот алкогольной продукции и распространение контрафакта. Об активизации работы сотрудников ОБЭП по данным направлениям есть указания МВД России, ГУВД по городу Москве, рекомендации столичного правительства и мэра.
Для отдела по налоговым преступлениям актуальным направлением работы по-прежнему остаются выявление, пресечение и раскрытие преступлений, связанных с незаконным возмещением НДС, обналичиванием денежных средств, в том числе с использованием фирм-однодневок, декриминализация потребительского рынка.
Одним из новых приоритетных направлений оперативно-служебной деятельности ОБЭП и ОНП в настоящее время является работа по сопровождению национальных проектов «Здоровье», «Образование», «Доступное и комфортное жилье — гражданам России» в части обеспечения мер по защите бюджетных средств, выделяемых на эти проекты.
— Расскажите, пожалуйста, об основных результатах деятельности подразделений вашей службы в этом году.
— В соответствии с данными ГУВД по итогам работы за четыре месяца текущего года наш отдел по налоговым преступлениям занимает третье место, а отдел БЭП — четвертое место среди аналогичных окружных подразделений. Это неплохие результаты. Если обратиться к цифрам, можно отметить, что за этот период сотрудники ОНП выявили 168 преступлений (на 48 больше, чем в прошлом году), в их числе 123 преступления налоговой направленности (больше — на 41). Количество раскрытых преступлений и уголовных дел по ним, направленных в суд, возросло на 65 (в том числе на 46 — налоговой направленности).
По оценке МВД России за четыре месяца текущего года ОБЭП УВД по ЮЗАО имеет положительные результаты по 12 позициям (из 17). Сотрудники этого отдела выявили 455 преступлений экономической направленности, что на 58 больше, чем за аналогичный период прошлого года, а в суд направлено больше на 80 уголовных дел. Наиболее успешно велась работа по выявлению преступлений против собственности, по линии внешнеэкономической деятельности, топливно-энергетического комплекса, в сфере борьбы с незаконным оборотом алкогольной продукции, со взяточничеством. Значительно возросло выявление преступлений, совершенных организованной группой, в том числе по предварительному сговору.
Однако по некоторым направлениям наши подразделения ослабили позиции. Значит, будем активизировать работу в данной сфере.
— Каково соотношение преступных посягательств на экономические интересы государства и граждан? 
— Работа отдела БЭП направлена на пресечение преступлений, связанных с экономическими интересами государства, физических и юридических лиц. Соотношение потерпевших (каждой из этих категорий) от преступных посягательств распределяется примерно поровну, по 30 процентов. А что касается ОНП, то, поскольку его основной задачей является предотвращение нанесения ущерба государству (в частности, неуплаты налогов и сборов), работа этого подразделения направлена исключительно на защиту государственных экономических интересов.
— Насколько полно вашим подразделениям удается обеспечить возмещение материального ущерба от экономических преступлений? 
— За 4 месяца 2007 года по законченным уголовным делам отделом БЭП сумма возмещенного материального ущерба составила 55 млн 263 тыс. рублей. К сожалению, этот показатель значительно меньше прошлогоднего, но зато процент возмещения материального ущерба составил более 126, за такой же период предыдущего года было порядка 45%.
По линии ОНП сумма причиненного материального ущерба по возбужденным уголовным делам составила 687 млн 97 тыс. рублей, сумма возмещенного материального ущерба — 674 млн 808 тыс. рублей.
— Анатолий Владимирович, для наглядности расскажите, пожалуйста, о некоторых оперативно-профилактических мероприятиях, проведенных сотрудниками подразделений вашей службы.
— Одним из примеров может быть уголовное дело, возбужденное сотрудниками отдела по налоговым преступлениям в отношении руководителя ООО «Омега» гражданки Т. С целью хищения денежных средств государства (НДС), она как руководитель ООО от своего имени «заключила» договор с ООО «Люнет проект», которым руководит ее брат И. (один из участников организованной преступной группы). Предметом договора явилось то, что «Омега» якобы приобретает у «Люнета...» — якобы производителя — ламповые усилители мощности (в среднем по 8000 долларов за штуку). А комплектующие для производства усилителей закупаются у ООО «Чандор», которым руководит Б., — давний приятель И. Далее усилители, приобретенные у «Люнета…», поставляются «Омегой» на экспорт — в адрес американской компании «EXPON LLC». Как выяснилось, эта компания никакой фактической деятельности на территории США никогда не осуществляла, то есть, по сути, ее можно отнести к разряду так называемых «почтовых ящиков». С целью придания законности факту «экспорта» гражданка Т. и другие члены ОПГ экспортировали с территории России обычные пластмассовые короба, внешне похожие на музыкальные усилители. Для завершения своего преступного умысла руководитель «Омеги», не имея на то законных оснований, представила в одну из инспекций ФНС Москвы документы для возврата НДС из бюджета РФ, а также «обоснования» для возврата якобы ранее уплаченного НДС в общей сумме 17 774 255 рублей (по различным налоговым периодам) российскому поставщику — ООО «Люнет проект». Аналогичная схема проводилась участниками этой ОПГ и через другие организации, зарегистрированные в различных ИФНС столицы. Это уголовное дело расследовано и направлено в суд. Один из его фигурантов уже осужден и получил реальный срок лишения свободы.
 
 
 

Испытания для настоящих бойцов

С 21 по 24 мая 2007 года в Зональном кинологическом центре ГУВД по г. Москве прошли соревнования среди специалистов-кинологов. Старт подобным чемпионатам был дан 31 декабря 2005 года. Именно тогда увидел свет приказ министра внутренних дел № 1171. Согласно этому документу, во всех подразделениях кинологической службы МВД России ежегодно проводятся соревнования специалистов-кинологов с целью определения лучших по профессии, обмена опытом, изучения передового опыта дрессировки служебных собак и практического применения новейших наработок.
В 2006 году соревнования, организованные ЗЦКС и ГУВД по г. Москве среди кинологов, прошли в первый раз. Первый блин не вышел комом. В этом году в состязаниях принимали участие 14 команд — специалисты
девяти ныне существующих московских окружных кинологических центров (УВД г. Зеленограда пока не имеет своего кинологического отделения), кинологи УВД на Московском метрополитене, ОМОН, самого ЗЦКС ГУВД по г. Москве, а также гости — сотрудники кинологических служб МУВД на железнодорожном транспорте и ФСКН.
 
Кинологи со своими питомцами состязались в трех различных категориях: работа со служебной собакой обще-разыскного профиля (здесь принимали участие следовые собаки, которые работают в составах следственно-оперативных групп), работа с собакой, обученной поиску взрывчатых веществ (эти животные используются при обследовании объектов, на территории которых проводятся культурно-массовые и спортивно-зрелищные мероприятия, а также при выездах на места обнаружения подозрительных предметов), работа с собакой, обученной поиску наркотических средств.
Каждой категории участников были предложены свои специфические дисциплины, но одно было у всех участников соревнований общее — дисциплина ОКД (общий курс дрессировки, куда входят команды «Лежать!», «Сидеть!», «Ко мне!»,
и т.д.).
В качестве судей таких ответственных соревнований выступили сотрудники профильных подразделений ЗЦКС ГУВД по г. Москве, имеющие опыт судейства всероссийских соревнований специалистов-кинологов в ряде регионов России.
Согласно регламенту, идеальное выполнение каждого из пяти видов программы в различных категориях оценивалось в 100 баллов. За невыполнение определенных позиций вычитались штрафные очки. Полученная разность и была оценкой кинологического дуэта. 
— Все штрафные баллы оговорены в приложении о соревнованиях, одобренном МВД, — рассказал «Петровке, 38» судья соревнований по ВВ (собаки, специализирующиеся на поиске взрывчатых веществ) начальник 2-го отдела ЗЦКС ГУВД по
г. Москве майор милиции Михаил Бурцев. — Что касается «взрывников», то здесь есть одно очень важное правило: если собака на соревнованиях пытается «копать» учебную закладку или хватать ее зубами, то следует немедленная дисквалификация участника. В наших соревнованиях принимают участие настоящие боевые собаки, и если животное будет так себя вести в реальной ситуации — это серьезная угроза для жизни людей. Кроме того, оценка снижается за неуверенное обозначение опасного предмета. Например, когда собака понюхала, подумала, а потом вернулась к месту закладки — за такие маневры также назначается штраф. Время поиска ограничено — на то, чтобы обнаружить закладку, дается три минуты.
Жесткие правила московских соревнований полностью совпадают с правилами проведения всероссийских кинологических турниров. И победители московского состязания смогут достойно представить столичную милицейскую кинологическую службу на больших всероссийских соревнованиях, которые пройдут в этом году в Ростове-на-Дону.
Стоит отметить, что в Балашихе не было ни одной специальной выставочно-соревновательной собаки. Все четвероногие участники — настоящие бойцы, своими лапами, зубами и чутким нюхом оберегающие покой граждан. 
— Соревнования прошли на высоком уровне, — сказал главный судья турнира, начальник ЗЦКС ГУВД по г. Москве подполковник милиции Николай Зотов. — В первую очередь хочется за это поблагодарить руководство Главного управления внутренних дел вообще и начальника Тыла ГУВД генерал-майора милиции Александра Тюканько в частности. Кроме того, главк выделил специальные призы для команд-победительниц.
Победители как в личном, так и в командном зачете определились в последний день соревнований. Имен триумфаторов не знал никто — они стали известны на торжественном построении по случаю закрытия турнира.
Итак, в категории «Работа с собакой, обученной поиску и обнаружению взрывчатых веществ и взрывных устройств» победу одержала младший инспектор-кинолог ЦКС УВД по ВАО старший сержант милиции Елена Горелова.
«Серебро» завоевала старший инспектор-кинолог ЦКС УВД по САО капитан милиции Елена Двоскина, третье место досталось младшему инспектору-кинологу КС ИТО ОМОН ГУВД по г. Москве прапорщику милиции Виталию Дерябкину.
За победу в категории «Работа с собакой, обученной поиску наркотических веществ» развернулась настоящая битва. Именно здесь были показаны лучшие результаты турнира. Тем не менее, победу одержал младший инспектор-кинолог ЗЦКС ГУВД по г. Москве старшина милиции Денис Самойлов с результатом 488 баллов, второе место заняла инспектор-кинолог ЦКС УВД по ЮВАО лейтенант милиции Ольга Бессонова (482 балла), третье — еще один сотрудник ЗЦКС ГУВД по г. Москве младший инспектор-кинолог старший сержант милиции Павел Рубцов. 
Что касается категории «Работа с собакой обще-разыскного профиля», то здесь весь пьедестал почета заняли девушки-кинологи.
1 место — младший инспектор-кинолог ЦКС УВД по САО сержант милиции Виктория Плужникова, 2 место — милиционер-кинолог ЦКС УВД по ЮАО сержант милиции Галина Середина, 3 место — младший инспектор-кинолог ЦКС УВД по ЮАО старший сержант милиции Галина Костина.
В общем зачете (по сумме баллов всех участников, принимавших участие в чемпионате) победила команда Зонального центра кинологической службы ГУВД по г. Москве.
— Можно сказать, что к соревнованиям мы готовимся всю жизнь. Каждый выезд на кражу, грабеж, разбой или убийство для моей собаки своеобразная генеральная репетиция, — говорит Виктория Плужникова.
Ее напарник каждый раз работает на «отлично», на его счету довольно много успешных операций, но один случай, произошедший не так давно, вызывает у кинолога особую гордость.
Среди кинологов бытует мнение, что после продолжительного дождя служебно-разыскная собака работать не может — все следы просто смываются. Но оно было опровергнуто.
Сержанта Плужникову вызвали на место преступления, которое было совершено на территории района Ховрино в полночь. Шел сильный ливень. Кинолог попал туда только в 3 часа ночи. Старший следственно-оперативной группы попросил ее отработать с собакой след. Зная, что после многочасового ливня шансы найти преступников равны нулю, Викториия все же пустила собаку по следу. Пес прошел километра полтора, сел посреди дороги и не желал никуда двигаться. «Ну все, — подумала Виктория, — кинологическое правило сработало». Но тут к расстроенному кинологу подошли сотрудники патрульно-постовой службы и рассказали, что именно на этом месте они ранее задержали подозреваемых в совершении грабежа. Кинолог выехала в отдел, где собака легко сделала выборку преступников из группы людей.  
Соревнования 2007 года стали своеобразным бенефисом старшего инспектора-кинолога 1-го отделения ЗЦКС ГУВД по г. Москве капитана милиции Владимира Чернова. Он и его четвероногий напарник не принимали участия в основном конкурсе — задачей Владимира было судейство в категории «Работа со служебной собакой обще-разыскного профиля» (ОРП). Тем не менее рефери дал настоящий мастер-класс на показательных выступлениях.
В поле зрения сотрудника милиции появляется преступник, он настроен крайне агрессивно, машет руками, кричит, достает оружие и направляет его на милиционера. Резкая команда «Взять!» — и мохнатый сгусток энергии отважно бросается на нарушителя. Надеясь испугать пса, злоумышленник стреляет — обычно собаки, услышав громкий и резкий звук выстрела, приходят в замешательство. Но не тут-то было! Огромная служебная овчарка продолжает движение. В считанные прыжки собака настигает злодея и хватает за запястье руки, в которой зажато оружие. Преступник пытается вырваться, но чем больше он сопротивляется, тем сильнее сжимаются челюсти служебного пса. Поняв тщетность своих усилий, нарушитель порядка успокаивается. Владимир Чернов дает собаке команду отпустить преступника. Теперь она должна просто сопровождать злодея, контролировать его движения и быть готовой при первом же агрессивном  действии снова сработать на задержание. Злодей вновь решил испытать судьбу: несмотря на угрожающий рык четвероногого конвоира, он пытается напасть на кинолога. Реакция пса мгновенна — страшные челюсти впиваются в нарушителя. Преступник окончательно смирился со своей участью. Кинолог дает команду «Ко мне!». Пес разжимает зубы и подходит к хозяину.
Удивительное послушание, ведь чаще всего собаки держат злодея и рвут его до тех пор, пока хозяин сам не оттащит зверя от преступника.
Елена ДЕМИДЕНКО,
фото предоставлены журналом
«Солдаты России»