petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 15 (9567) от 25 апреля 2017г.

Статьи в категории: Номер 28 (39) 25 июля 2007 года

№1(1) от 9 августа 2006 года

Не откладывая на завтра…

Летние каникулы в самом разгаре. Школьные дворы уже давно опустели, многие ребята покинули Москву, чтобы понежиться в лучах южного солнца или отдохнуть и набраться сил в детском оздоровительном лагере. Но существует, и достаточно большой процент, маленьких граждан, которые лето проводят в столице. Они либо не имеют возможности выехать на отдых, либо просто не испытывают желания покинуть город. Для этой категории детей Москва становится зоной особого риска, и именно с такими ребятами работают в период летних каникул сотрудники милиции. Инспекторы по делам несовершеннолетних вместе с участковыми уполномоченными и представителями других служб милиции общественной безопасности патрулируют улицы столицы, чтобы предупредить правонарушения, совершаемые подростками от скуки, и выявить неблагополучные семьи, в которых воспитание детей пущено на самотек.
О результатах рейда, организованного в рамках второго этапа городского профилактического мероприятия «Подросток — Лето» в ОВД по району Северное Тушино, рассказывает наш корреспондент Ольга ЛОСЕВА.
 
Стоят прекрасные летние деньки, которые своим теплым ветерком так и манят отправиться на прогулку. Покинув свои душные городские квартиры, ребята, наслаждающиеся беззаботным временем самых длительных школьных каникул, дружной гурьбой высыпают на улицу. Московские дворы оживают. Кто-то атакует спортивные площадки, кто-то, прихватив полотенце и пляжный коврик, отправляется на берег водоема, кто-то просто наслаждается обществом своих сверстников в тени парков, а кто-то первым делом бежит в магазин, за бутылкой пива и пачкой сигарет… 
И мы отправляемся со старшим инспектором по делам несовершеннолетних старшим лейтенантом милиции Юлией Мартыненко и старшим участковым уполномоченным ОВД по району Северное Тушино майором милиции Владимиром Негодяевым в запланированный рейд, чтобы предупредить нежелательные последствия летнего ничегонеделания. Наш маршрут проходит через торговые точки, в которых молодежь приобретает спиртные и табачные изделия. Цель сотрудников милиции — еще раз предупредить продавцов об административной ответственности за продажу алкоголя и сигарет несовершеннолетним.
— Есть у нас в районе небольшой круглосуточный магазинчик. До нас дошла информация, что там продают спиртные напитки детям. Пока слухи не нашли подтверждения, но проверку торговой точки мы проводим регулярно, — сообщает Юлия. — Заглянем туда.
Молодая женщина, стоящая за прилавком, слегка смущается при появлении милиционеров, но, узнав причину их появления, твердо заявляет: «Подросткам спиртное не продаю!» Посетители, заглядывающие в магазинчик, одобрительно улыбаются, увидев профилактическую работу стражей порядка. Напомнив об административной ответственности за продажу алкоголя детям, мы отправляемся дальше.
 По дороге к следующей торговой точке нам встречается девушка с открытой бутылкой пива в руке. Инспектор ПДН останавливает ее, интересуется, сколько лет. Девушка совершеннолетняя, но Юлия Мартыненко все же предупреждает ее о действующем запрете на распитие спиртных напитков в общественных местах. Во втором магазинчике в отделе вино-водочных изделий, на кассе — табличка, на которой черным по белому написано: «Спиртные напитки, пиво и табачные изделия несовершеннолетним не отпускаются». Продавец сказала, что администрация торговой точки строго следит за выполнением данного правила. Претензий у стражей порядка к работникам магазина нет.
Мы продолжаем патрулировать дворики района с целью выявления нарушителей общественного порядка. И вскоре, несмотря на довольно ранний час, нам это удается. Трое молодых ребят (как потом стало известно, совершеннолетних), увидев инспектора ПДН и участкового, прячут под лавку бутылки с пивом. Подходим к ним.
— Здравствуйте, — приветствует Владимир Негодяев друзей.
— Здравствуйте, — разом отвечают они, лукаво улыбаясь. Их слегка потускневший взгляд говорит о том, что без легкого алкоголя здесь не обошлось.
— Ребята, разве можно распивать алкогольные напитки рядом с детской площадкой, — обращается к ним Юлия Мартыненко, — не лучший пример вы подаете малышам!
— А мы не пьем! Сидим, разговариваем, — сообщает нам самый словоохотливый из приятелей.
В это время Владимир достает из-под лавки початые бутылки с пивом:
— Ваше? — интересуется он и, услышав отрицательный ответ, добавляет. — Значит можно вылить!  
Ребята с грустью наблюдают, как участковый безжалостно выливает недешевый напиток в стоящий рядом мусорный ящик. В это время инспектор ПДН убеждает друзей, что на площадках, где гуляют дети, распивать алкогольные и спиртные напитки нельзя. Малыши, наблюдая за старшими, будут копировать их действия, даже не осознавая, что это вредно для их здоровья.
— В задачи нашего подразделения входит, в основном, работа с подростками и неблагополучными семьями, — продолжает Юлия, — но и ребят, отметивших свой 18-й день рождения, оставить без внимания мы не можем. Встречая вчерашних мальчишек и девчонок, непременно интересуемся, чем они живут, как проводят свободное время. Вот толькоповлиять на них получается не всегда. Молодые люди считают, что, достигнув совершеннолетия, становятся свободными и независимыми.
Именно к такому свободному и независимому образу жизни стремятся все подростки. Вот только в силу своей молодости и неопытности они неправильно понимают истинное проявление взрослости. И в этом виноваты их родители.
…Дверь сотрудникам милиции Степанов (фамилия изменена) открывает не сразу, но впустить в квартиру не отказывается. Хозяин жилплощади находится в состоянии алкогольного опьянения, объясняя это тем, что отмечает собственный день рождения. В одиночку.
— Где ваш сын? — интересуется инспектор ПДН.
— Не знаю! Я с ним уже
два дня не общался. Приходит поздно, утром отсыпается и снова убегает, — сообщает отец.
Семнадцатилетний подросток, второй обитатель крошечной однокомнатной квартиры, прекрасно знаком инспекторам ПДН. Он ранее состоял у них на учете за непосещение школы. Потом младший Степанов встал на путь исправления. Длилось это недолго. В конце прошлого года мальчик совершил преступление и получил условный срок, материалы по его делу вновь попадали в подразделение по делам несовершеннолетних. Инспекторам пришлось с новыми силами взяться за его перевоспитание, но застать его дома практически невозможно.
Родители парня разошлись уже давно. Мать не смогла выносить бесконечную ругань между отцом и сыном и ушла из семьи, перестала интересоваться и собственным нерадивым ребенком. Что было дальше? Глава семьи тоже сложил с себя ответственность за воспитание подростка, разделил единственную комнату в квартире на две половины, поставив посередине шкаф, и лишний раз не заглядывает на жилплощадь сына.
Зато туда наведались инспектор ПДН и участковый. Картина впечатляла. Горы старого тряпья — это постельное белье, стул — вместо обеденного стола, повсюду остатки недоеденной пищи, от которой при появлении нежданных гостей во все стороны начали разбегаться тараканы. Понятно, почему подросток не спешит возвращаться домой, в котором об уюте и элементарном порядке не имеют никакого представления.
Объяснений от Степанова о причинах невыполнения им родительских обязанностей сотрудники милиции так и не добились. Он лишь разводил руками, повторяя:
— Не слушает он меня. Делает, что вздумается. А иногда и в драку лезет…
— Пьет? — интересуется Юлия.
— Пиво, — сообщает отец. — Как же ему запретить-то?
Владимир Негодяев предупредил нерадивого папашу о том, чем может закончиться подобный образ жизни. Юлия Мартыненко напомнила, что, только исправившись сам, Степанов сможет положительно влиять на ребенка, которому в этом году уже исполнится 18 лет. Но подействуют ли эти доводы на мужчину, покажет время. Сейчас сотрудники ПДН направили материал в органы опеки и попечительства для решения вопроса о лишении Степанова родительских прав. В известность поставлена Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав.
В одном из дворов мы заглянули на закрытую спортивную площадку. Нарушителей там не было, зато два подростка увлеченно играли в баскетбол. Владимир предложил пообщаться с ними. Ребята (они оказались родными братьями), немного смутившись, рассказали милиционерам, как проводят свободное время. Они оба увлекаются спортом, поэтому табачно-алкогольная продукция их не интересует. Да и времени на всякие подростковые глупости практически не остается. Инспектору ПДН и старшему участковому уполномоченному милиции осталось только похвалить мальчишек и пожелать успехов в спорте.
— Мы уделяем очень много внимания профилактической работе с подростками, — говорит Юлия Мартыненко. — Большое значение имеет именно предупреждение правонарушений. Почувствовать, какую помощь необходимо оказать ребенку, сделать это вовремя и эффективно — значит не допустить, чтобы в будущем была разрушена его только начавшаяся жизнь.
Совместный рейд инспектора по делам несовершеннолетних Юлии Мартыненко и старшего участкового Владимира Негодяева подошел к концу. Это не единственный случай, когда несколько служб объединяют усилия с целью профилактики детской преступности, безнадзорности и беспризорности. В летний период это особенно актуально. Дети, не уехавшие на отдых, ищут способы развлечься в пределах города и выбирают не самые подходящие для их возраста занятия: употребление спиртного, наркотиков, токсикоманию, посещение игровых и ночных клубов и прочее. Да и в нехорошие истории, как показывает практика, летом подростки попадают намного чаще, чем в любое другое время года.    
— Работу инспектора по делам несовершеннолетних невозможно ограничить рамками запланированных профилактических мероприятий, — говорит начальник ПДН ОВД по району Северное Тушино майор милиции Ирина Егорова. — Наша служба — это кропотливый, ответственный и самоотверженный труд. Мы не имеем право откладывать свои дела в «долгий ящик», для нас нет несрочной работы, потому что неоказанная сегодня помощь завтра не принесет никакой пользы.
Фото автора
 
 

Профессия: следователь!

 
Начальник СУ УВД по СЗАО подполковник юстиции Константин Проскунин пришел на службу в органы внутренних дел в 1994 году. Мечтал, ясное дело, о работе в уголовном розыске: засады, пистолет, романтика…
 
—В то время начальником отдела кадров в округе был Алексей Басов, сейчас он возглавляет УВД по СЗАО. Спрашивает меня: «Где хотите работать?» Я как нормальный парень, начитавшийся детективов, отвечаю: «В уголовном розыске». Он посмотрел мое личное дело и отвечает: «Следователем пойдешь». Ну, думаю, это ж сплошные бумаги, с пистолетом не побегаешь. «Нет, — говорю, — товарищ майор, не хочу следователем. В розыск возьмите!» А он человек эмоциональный, дело мое закрывает и говорит: «Знаешь что? Ты или следователем из кабинета выйдешь или просто уйдешь отсюда». Деваться некуда, согласился. Решил, что если не понравится, всегда перевестись смогу. Но мне повезло. Я попал сразу в следственную часть, которую возглавлял Владимир Морозов, в настоящее время он — начальник УВД по Зеленограду. Он всегда нам говорил: «Следователь — это тот же сыщик, только у него работы больше». Когда попадаешь под такое руководство, понимаешь, что это очень интересная профессия. Главное, как к ней относиться. Если ты считаешь, что от тебя ничего не зависит и ты только сидишь и бумажки пишешь, следователь из тебя не получится. Так что я не жалел, что попал в следствие.
На протяжении пяти лет Константин Проскунин возглавлял следственную часть. С мая 2006 года — исполнял обязанности начальника СУ УВД по СЗАО. Три месяца назад был официально назначен на эту должность. На вопрос, не скучает ли по будням рядового следователя, ответил:
— Нет. Мне ведь и сейчас приходится коллегам что-то подсказывать, выезжать на места происшествий…
— Константин Валерьевич, скажите, какие уголовные дела чаще всего приходится расследовать вашим следователям? Можно ли говорить о какой-либо «специфике» округа?
— Единственная специфика заключается в том, что на нашей территории находится 46-я налоговая инспекция, в которой регистрируют предприятия Москвы и регионов. Здесь же происходит и перерегистрация организаций после рейдерских захватов.
— В последнее время о них много говорят…
— Да, вы правы. Но с силовыми захватами, когда нанимают сотрудников частного охранного предприятия и предлагают старым владельцам убраться восвояси, мы не сталкивались. В 46-ю инспекцию предоставляются поддельные документы о том, что произошло собрание акционеров, учредителей, на котором избрали нового гендиректора. О произошедшем настоящий владелец или директор предприятия узнает совершенно случайно.
— Как давно вы вплотную столкнулись с захватами предприятий?
— В прошлом году.
— Ваши сотрудники были к этому готовы?
— Это не настолько специфическое преступление, чтобы не знать, что делать. Рейдерство — всего лишь понятие. На самом деле это обычное мошенничество или подделка документов.
— Значит, все расследования заканчиваются успешно?
— Нет, уголовные дела весьма сложные. Мы направили в суд два довольно громких уголовных дела. Несколько дел мы, выполнив свою часть работы, передали для расследования в регионы, где, собственно, и находились потерпевшие, подозреваемые и свидетели, располагались перерегистрированные предприятия. Проблема в том, что их зачастую регистрируют на подставных лиц. Это прибыльный преступный бизнес, которым занимаются люди, обладающие специальными знаниями — юристы, экономисты.
— Сегодня во всех подразделениях милиции очень много молодых сотрудников и следствие — не исключение. Достаточно ли у них квалификации и знаний?
— Конечно, если речь идет о выпускниках вузов, то о работе следователя они знают лишь в теории. Но теория с практикой разнятся. Да, ребята знают, что есть протокол допроса, собирают на занятиях учебное дело. Но они понятия не имеют о том, что допрос может проходить не только в доброжелательной обстановке, когда, человек, если выражаться нашим языком, полностью «в раскладе» — все рассказывает, а ты только записываешь. Такое бывает довольно редко. Поэтому сотрудник должен уметь вести и наступательный допрос. Этому приходится учить.
— Получается, что хороший следователь должен быть и грамотным юристом, и очень хорошим психологом?
— Это идеальное сочетание. Я считаю, что не все могут стать хорошими следователями. Кому-то дано, кому-то — нет. Впрочем, так, наверное, в любой профессии. Вот приходит человек к нам на работу, обладая лишь теоретическими знаниями, но все схватывает на лету. И уже через год может расследовать большие дела. Он — талантлив. Большинство, конечно, это — ремесленники в хорошем смысле этого слова, которые становятся со временем настоящими профессионалами.
— Во многом успех расследования зависит от слаженной работы следователя и оперативников. Всегда ли удается этого добиться?
— Эти службы должны работать в связке. Безусловно, все зависит от руководителей. Например, в ОВД по району Северное Тушино начальники криминальной милиции и следствия вместе работают над каждым делом, поэтому у них нет проблем, и — одни из самых лучших показателей в округе. В нашем округе в ОВД на руководящих должностях много молодых людей, которым чуть за 30. Безусловно, им хватает собственного профессионального опыта, но не хватает управленческого. Поэтому бывает тяжело заставить работать коллектив, как отлаженную машину, и возникают проблемы.
— Константин Валерьевич, за те годы, что вы находитесь на следственной работе, преступления изменились?
— Когда я пришел в милицию в 1994 году, был расцвет вымогательств. Шел раздел сфер влияния, рынка, и, как грибы после дождя, появлялись небольшие преступные группировки, объединявшие «ребят с нашего двора». Мы чуть ли не каждую неделю задерживали преступников, причем практически всегда изымали оружие, много было квартирных разбоев. Если в 2000 году за год произошло 60, то в 2003 — 10 квартирных разбоев. Сегодня — очень много краж и угонов автотранспорта, квартирных краж и мошенничеств. Это самые распространенные преступления.
В начале года мы столкнулись с очень хорошо продуманной аферой. Около 12 часов ночи раздался звонок от дежурного ОВД по району Покровское-Стрешнево, который сообщил, что к ним привезли два автобуса с гастрабайтерами — 150 человек, которые оказались жертвами мошенников. Все они из Ростовской области. Фирма обещала им трудоустройство в столице, для чего нужно было заплатить 8 тысяч рублей. В Москве их сначала привезли в офис, который находился на нашей территории. Оформили какие-то документы, после чего повезли устраивать людей в гостиницу в районе Измайлово. Там сопровождающие представители фирмы попросили людей подождать, пока они договорятся с администрацией о номерах. Зашли в здание, и скрылись. Люди сидели в автобусах до вечера, после чего, поняв, что стали жертвами мошенников, обратились за помощью в милицию. Ситуация была довольно сложной. В ту ночь пришлось по тревоге поднимать всех следователей, дежуривших в отделах. Всю ночь мы опрашивали людей. Как выяснилось, в Ростовской области долгое время проходит кампания по набору людей для работы в Москве водителями, строителями, в сфере коммунально-жилищного хозяйства. Реклама идет по телевидению, печатается в местных газетах... Людей на самом деле было очень жалко. Некоторые приехали целыми семьями, отдали последние деньги. Знаете, когда долго работаешь в милиции, немного черствеешь душой. А в этом случае абсолютно всех моих коллег это преступление очень задело. Такая злость нас взяла… Искали преступников мы долго — 4 месяца. Был проделан очень большой объем работы: проверяли этот офис, ездили в командировки в Ростовскую область, допросили очень много людей. В конце концов выяснили, что мошенни-
ки — семья: мама, дочь и сын. Молодой человек в настоящее время арестован и в ближайшее время окажется на скамье подсудимых. В его задачу входила организация подставной фирмы, которая набирала людей для работы в столице. Причем сотрудники этой организации были искренне уверены в том, что занимаются законной деятельностью. Также парень должен был нанимать автобусы, договариваться с водителями. Женщины пока находятся в розыске. А непосредственно схему мошенничества разработала родительница и втянула в махинацию своих детей.
— Константин Валерьевич, в вашей практике был преступник, который чем-то запомнился?
— Таких достаточно много. Например, Мухин. Жил в Строгино такой несовершеннолетний. Форточник. Он мог выйти на балкон покурить и заметить, что в доме напротив окно открыто. Тут же сигарету бросает, спускается во двор, камушек в окно кидает. Если никого нет, по водосточной трубе забирается, и уже через дверь выносит все ценное. Он был достаточно дерзким. Пару раз его даже заставали на месте преступления. Как-то ночью он в квартиру забрался, а там бабушка спит. Пока он по серванту шарил, проснулась: «Ты кто?». «Бабуль, спи, я твой внук!». Та легла и уснула. Нам удалось доказать 23 эпизода его преступной деятельности.
— А на улице встречали людей, которых вы отправляли за решетку?
— Одно время я расследовал уголовные дела, возбужденные по 111-й статье УК РФ — причинение тяжкого вреда здоровью. И когда я шел по району Северное Тушино, со мной здоровались чуть ли не в каждом дворе: очень много людей прошло через мой кабинет — и потерпевших, и свидетелей, и обвиняемых. Так что меня как участкового все знали. И по одному делу, возбужденному по 111-й статье у меня проходил потерпевшим некий Лазарев, которого ударили ножом. Через полгода он отправился в суд по этой же статье, но уже в качестве обвиняемого.
— Спасибо за интересную беседу и ваш нелегкий труд!
Беседовала
Юлия МИЛОВИДОВА

Новое оружие милиционеров

Одной из важнейших мер в деле повышения эффективности борьбы с преступностью является материально-техническое укрепление правоохранительных служб. МВД России взят курс на техническое перевооружение своих подразделений. В наибольшей степени это касается оснащения современным высокоэффективным оружием и специальной техникой отрядов милиции специального назначения (ОМСН) и особого назначения (ОМОН), подразделений внутренних войск и подразделений, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность. Только в прошлом году принято на вооружение 135 новых образцов оружия, специальных средств и специальной техники, большая часть которых уже закупается МВД России. В первую очередь это касается специальных средств, иначе называемых оружием нелетального действия. С наиболее интересными образцами корреспондент нашей газеты познакомился в ГУ НПО «Специальная Техника и Связь» МВД России.
 
В лаборатории вооружения, специальных средств и экипировки, где готовят все спецснаряжение и оружие для защиты личного состава органов внутренних дел, специально к нашему приезду подготовили целый ящик интереснейших экспонатов. Пока фотограф выставлял их на столе и подбирал наилучшие иллюстрации к материалу, я успел разузнать практически обо всех новинках, которые уже есть или в ближайшее время появятся у российских защитников правопорядка.
Ни для кого не секрет, что в последнее время в нашей стране у сотрудников милиции возникла необходимость именно в травматическом оружии. Есть очень много мест, где применять огнестрельное оружие не представляется возможным. Например, метрополитен, стадион или просто оживленные улицы. Поэтому были разработаны, а вскоре и появились у сотрудников правопорядка образцы нелетального оружия. Это, прежде всего, газовые баллончики, электрошокеры и травматические пистолеты. Таким оружием можно гарантированно вывести нарушителя из строя.
 
Аэрозольные распылители
Огромная гамма таких спецсредств уже стоит на вооружении. Всем известные «Черемухи» и «Сирени» давно устарели. На смену им пришли баллончики с более эффективными веществами, предназначенные для воздействия на лиц, находящихся в наркотическом или алкогольном опьянении. На основе природного перца создана серия «Контроль-М». Это средство самообороны в аэрозольной упаковке является индивидуальным средством защиты сотрудников органов внутренних дел. Активное вещество — красный перец — оказывает на нарушителя очень эффективное действие. Концентрация действующего вещества взята по максимально допустимой норме, разрешенной медиками. У нападающего сразу возникает спазм век, и он просто не может открыть глаза от болевого шока. В это время сотрудник милиции спокойно принимает решение, что делать дальше — задерживать и доставлять нарушителя в отделение или вызывать на помощь наряд коллег. Действие газа продолжается 15—20 минут.
В случае массовых беспорядков применяется баллончик большего объема «Зверобой-10Б». В лаборатории вооружения не без гордости говорят, что его хватит на всех нарушителей. Дальность распыления из этого баллона, больше похожего на небольшой огнетушитель, около семи метров. Вещество, закачанное внутрь, смесевое — газ CS и красный перец. Направленная на нарушителей струя дает отменный результат. На полчаса им приходится отложить все коварные планы. А, оказавшись в отделении милиции, ответить за свои поступки. Последствия применения подобного «огнетушителя» весьма серьезны, поэтому все сотрудники милиции перед тем как получить «Зверобой» на руки проходят детальный инструктаж: милиционер должен находиться с подветренной стороны по отношению к нарушителю или быть в противогазе. А самое главное — как можно быстрее уйти от облака, которое создается в процессе распыления.
На данный момент на вооружении — пять видов баллончиков: «Зверобой», «Резеда», «Контроль», «Сирень» и «Черемуха». Как говорится, на все случаи жизни. Все они существуют в самых разных видах исполнения от больших баллонов, применяемых в случае массовых беспорядков, до маленьких, пригодных для карманного ношения.
Электрошоковые устройства
На вооружение МВД приняты электрошоковые устройства двух видов АИР-107У и ШУ-200. Основной параметр поражающего действия электрошокера — это мощность, которая передает разряд человеку. Медики разрешили сотрудникам лаборатории сделать ее максимум 10 Ватт. Под эту максимальную мощность и разработали два милицейских шокера. Напряжение — около 80 000 Вольт и соответствующий ток. Электрошок оказывает своеобразное воздействие на человека, зависит оно от частоты работы электрошокера. Воздействие может быть болевое, как при сильном ударе дубинкой, или парализующее, то есть у человека сразу расслабляются мышцы и он падает. При этом потери сознания обычно не происходит. Парализующим эффектом обладает АИР-107У. Он признан более эффективным в борьбе с правонарушителями. К тому же у этого устройства есть возможность оказывать дистанционное воздействие на человека. Разработан специальный картридж, который устанавливается на электрошокер. При нажатии кнопки замыкания контактов, за счет искрового разряда, срабатывает пороховой заряд картриджа и из него выстреливают два электрода. За ними разматывается проволока, которая передает электрический импульс. Электроды на расстоянии пяти-шести метров втыкаются в правонарушителя и дают разряд. У американцев есть аналогичное устройство, но оно хуже по всем параметрам. Наше гарантированно пробивает одежду толщиной 12 мм и имеет отличную прицельность.
 
Травматический пистолет
Пистолет бесствольный ПБ-4СП предназначен для индивидуальной защиты сотрудника правоохранительных органов на близких расстояниях. В комплекс входят пистолет, патроны травматического ударно-шокового действия (резинопули), светозвуковые, сигнальные и осветительные патроны. В отличие от прототипа — гражданского комплекса «Оса» — здесь применяются патроны нелетального действия повышенной мощности.
ПБ-4СП был принят на вооружение четыре года назад. Сейчас к нему разрабатывается и жидкостный патрон, который будет стрелять раздражающим веществом. Мощность любого патрона к этому пистолету выше, чем у гражданского аналога. Выполнена главная задача: характерные патроны ни к одному из свободно продаваемых «резинострелов» не подходят. У экспертов не будет вопросов после применения такого оружия, так как различаются даже гильзы. К тому же исчезает соблазн хищения патронов. В ПБ-4СП используется самый мощный травматический ударно-шоковый патрон, который принят на вооружение в этом калибре. В отличие от разных «Макарычей» и «Наганычей», пуля достаточно тяжелая, потому что имеет стальной сердечник. За счет этого она на больших расстояниях не теряет скорость. С тридцати метров этот пистолет пробивает фанеру толщиной 4 мм. Гражданские пистолеты это делают только с пяти метров. Плюс милицейского оружия — лазерный целеуказатель. В темное время суток правонарушитель поражается навскидку. Такие пистолеты уже закупили и поставили в отряд милиции специального назначения и в транспортную милицию.
 
Последние разработки
Более крупный калибр ударно-шокового оружия, который уже не является оружием самообороны, а применяется для борьбы с массовыми беспорядками, это — гранатомет ГМ-94. Два года назад он был принят на вооружение и уже зарекомендовал себя с лучшей стороны. На вид это помповое ружье крупного калибра 43 мм. Небольшое, короткоствольное оружие удобно сидит в руках. Три патрона находятся в магазине, один — в стволе. Была проведена огромная работа, в ходе которой появился целый комплект выстрелов. Среди них также присутствуют экземпляры ударно-шокового действия — можно сказать, большие резиновые пули.
Стрельба осуществляется на расстоянии от 40 метров и далее, ближе нельзя, так как велика вероятность нанести серьезную травму. На меньшие расстояния используется описанный выше ПБ-4СП. Таким образом, перекрывается весь диапазон от одного до семидесяти метров, где можно уверенно поражать правонарушителя с помощью гранатомета, оказывая нокаутирующее ударное действие, но все же нелетальное. Под резиновой оболочкой находится деревянный стержень, который не оказывает ударного воздействия. Нарушителя бьет только плотная резина. Все изделия прошли специальные медицинские испытания в организации Минздрава и получили заключение об их полной безопасности.
 Такие гранатометы могут применяться при массовых беспорядках, которые чаще всего устраивают болельщики, скинхеды и т.д. При этом стрельба в голову строго запрещена. Милиционерам рекомендовано метиться в ноги. За счет отличной кучности стрельбы это сделать очень легко. Стреляя по ногам нарушителя, его гарантированно не калечат, но однозначно пресекают все действия.
 Ряд боеприпасов продолжают выстрелы слезоточивого характера. Обычно они применяются во время массовых беспорядков. Отстрелянная граната падает на местности и из нее начинает выделяется слезоточивый дым. Бойцам выдается несколько слезоточивых боеприпасов и несколько ударно-шоковых. В зависимости от ситуации принимается решение о применении тех или иных. Есть также и свето-звуковой боеприпас. Он хорошо зарекомендовал себя для оказания психологического воздействия на нарушителей: летит, ударяется о преграду, взрывается и превращается в летающий факел. На сто метров разлет получается всего тридцать сантиметров. Хорошие показатели точности и кучности стрельбы обеспечивают возможность смело метиться в сторону зачинщиков хулиганских действий. Идеальное средство для борьбы с массовыми беспорядками.
Выстрелы слезоточивого действия, описанные выше, могут применяться и для выкуривания вооруженных нарушителей из помещений. Подходящий вариант для проведения антитеррористических мероприятий. Тогда такие гранаты используются вместе с боевым огнестрельным оружием. 
Еще один разработанный в лаборатории выстрел — термоболический. Он имеет уже летальные последствия. Применяется для уничтожения вооруженных бандитов. Особенно эффективно действует в закрытых помещениях. Если стрелять в комнату из обычного гранатомета, преступник может опрокинуть стол и спрятаться за него. Разорвавшаяся граната обсыпает все осколками, но его в укрытии не касается. А от термоболического выстрела спрятаться невозможно, так как создается очень большое избыточное давление, и где бы человек ни спрятался, на него обязательно оказывается ударное воздействие. Преступник в любом случае получает поражение внутренних органов. Такие серьезные выстрелы состоят из взрывателя и спецвещества «Термал». Эффект схож с запущенным в помещение «Шмелем». Поэтому используется только в борьбе с террористами, захватчиками заложников и т.д.
 
Самые эффективные и востребованные разработки в области нелетального
вооружения ГУ НПО «Специальная
Техника и Связь» МВД России испытывал
Константин ДОДОНОВ

Вы стали участником ДТП. Что делать?

Любой, будь то начинающий или уже опытный водитель от аварии не застрахован. «Не ты въедешь, так в тебя», — соглашаются с этим постулатом даже профессиональные гонщики. Любое ДТП — этот стресс, а людей, способных с первой же минуты четко мыслить в стрессовых условиях, лишь единицы. В результате необдуманность и спонтанность поступков может нежелательно отразиться на дальнейшем разбирательстве произошедшего инцидента. И это только полбеды. Растерянностью человека зачастую пользуются злоумышленники.
О том, как не стать жертвой преступников и что делать в подобной ситуации, в беседе с нашим корреспондентом рассказывает начальник отделения исполнения административного законодательства ОГИБДД УВД по СВАО майор милиции Дмитрий ЩУКИН.
— Дмитрий Валентинович, что прежде всего должен сделать водитель, попавший в ДТП?
— Обязанности водителя четко и подробно изложены в Правилах дорожного движения. Первоочередное действие — немедленно остановиться и включить световую аварийную сигнализацию. Чтобы обезопасить себя и остальных участников дорожного движения, следует установить знак аварийной остановки. После этого — сообщить о случившемся в ГАИ. До приезда сотрудников ДПС водителю необходимо принять меры для сохранения следов аварии. Настоятельно рекомендую записать координаты свидетелей, а при их отсутствии — номера притормозивших в этот момент машин.
 
— А разве фиксация в протокол очевидцев происшествия — не задача инспектора ДПС?
— Как правило, очевидцы редко дожидаются приезда наших сотрудников. Поглазев на аварию какое-то время, они расходятся дальше по своим делам. Как потом в группе разбора узнают о существовании этих людей? Только получив информацию от вас. Поэтому надо не охать и вздыхать возле поврежденного крыла или бампера, а посмотреть по сторонам в поисках очевидцев. Подойдите к ним и запишите их данные. Если они разбредутся до приезда сотрудников, то вы в своих объяснениях впишете этих граждан, а в дальнейшем их вызовут и опросят. Если же свидетель в момент прибытия инспектора будет находиться на месте, то тогда — да, страж порядка обязан взять с него письменные объяснения по факту случившегося и приобщить эти показания к материалам дела.
— Если очевидец очень торопится по делам, можно ли водителю самому опросить его, а полученные объяснения передать прибывшему сотруднику?
— Нет. Брать объяснения может только должностное лицо, которое перед этим официально предупредит человека об ответственности за дачу ложных показаний. Только полученные таким образом сведения обретают юридическую силу.
— Могут ли родственники участника ДТП, находящиеся с ним в момент аварии, являться свидетелями?
— Статья 25.6 КоАП РФ гласит, что свидетелем может быть любое лицо, которому что-либо известно по данному поводу. Особо хочу отметить, что такого понятия, как заинтересованное лицо по отношению к свидетелям не существует. Поэтому если инспектор отказывается брать у ваших родственников или друзей объяснения, а прецеденты такие были, обязательно впишите данные этих людей в свои объяснения, и тогда в группе разбора вы сможете заявить ходатайство об их вызове и приобщении их показаний к материалам дела.
— Сейчас очень многие мобильные телефоны имеют встроенные камеры. Имеет ли смысл сфотографировать аварию?
— Я уже обмолвился, что до прибытия на место ДТП сотрудников ГАИ водитель должен принять меры для сохранения следов столкновения. С деталями, отлетевшими от автомобиля и валяющимися на земле (осколками стекол, фрагментами пластмассовых деталей и т.д.), думаю всем понятно — главное их не поднимать, не перемещать, словом, не трогать. А как, к примеру, сохранить тормозной след, если начинается дождь? Или — следы торможения хорошо видны на снегу, который под лучами солнца начинает таять? Поэтому, если есть возможность сфотографировать место ДТП, то делайте это обязательно, быть может, эти кадры станут единственным доказательством вашей невиновности. Кстати, если авария произошла в пределах досягаемости камер видеонаблюдения какого-нибудь коммерческого банка или камер, установленных на подъездах жилых домов, вы можете настаивать, чтобы сотрудники группы разбора ознакомились и с этими записями.
— Не секрет, что ДТП с участием даже двух автомобилей резко затрудняет движение и без того перегруженных улиц города. Что будет, если отогнать аварийный транспорт в сторону?
— Даже если «аварийные» автомобили мешают проезду, не перемещайте их к обочине. Во-первых, это запрещают Правила. Во-вторых, если вы не виноваты в случившемся, то эти действия приведут к потере вашей доказательной базы. Прибывший на место ДТП инспектор в этом случае сможет только зафиксировать факт совершения ДТП, но определить, по чьей вине оно произошло, уже будет практически невозможно.
— А можно ли уладить вопросы без участия инспектора ДПС?
— Если авария несерьезная и в ней нет потерпевших, Правила предусматривают такую возможность. Более того, это хорошо тем, что времени затрачивается гораздо меньше, а значит облегчается участь других участников дорожного движения. Если все водители, участвовавшие в аварии не имеют разногласий, то им предоставляется право самостоятельно составить схему ДТП и отвезти ее на ближайший пост ДПС для оформления происшествия. Однако хочу предостеречь. После таких действий у вас могут возникнуть серьезные неприятности. В моей практике были случаи, когда водители составляли схемы, ставили свои подписи, прибывали на пост ДПС, а потом виновник аварии начинал отрицать свою вину. Инспектор в такой ситуации поступит так же, как и в случае с перемещенными к обочине автомобилями — только оформит факт совершения ДТП. Не поможет вам и расписка, взятая с виновника аварии на месте ДТП, в которой он всю ответственность за случившееся полностью берет на себя. Инспектору он скажет, что находился в шоковом состоянии и не осознавал, что пишет под вашу диктовку, или, чего доброго, заявит, что сделал это, испугавшись ваших угроз. Поэтому настоятельно рекомендую дождаться приезда инспекторов на месте.
— Другая ситуация. Виновник аварии тут же расплатился, и у пострадавшего претензий к нему нет. Можно ли тогда людям разъехаться и вообще не обращаться в ГАИ?
— Нет, такие «полюбовные разъезды» незаконны и также грозят обернуться большими неприятностями. Начнем с того, что водителя на машине с механическими повреждениями может остановить любой постовой и потребовать у него справку об участии в ДТП. А откуда она у него возьмется, если он аварию не оформлял? Вот вам неприятность под номером один. Но дело может принять и более серьезный оборот. Вот типичная схема поведения виновника ДТП: он дает вам деньги и вы спокойно уезжаете. После этого он переставляет автомобиль так, чтобы его невиновность не вызывала у сотрудников ГАИ сомнений, звонит в милицию и сообщает, что только что в его машину врезалась другая и после этого она скрылась. Подсказать, чей номерной знак он продиктует оператору службы «02» или догадаетесь сами?
— Кстати, а что делать водителю, если виновник на самом деле скрылся с места аварии?
— Самое главное — за ним не гоняться. Эти действия, во-первых, сделают самого водителя нарушителем, а у ГАИ появятся все основания его наказать. Во-вторых, опять-таки потеряется вся доказательная база его невиновности. Поэтому все, что необходимо сделать в такой ситуации, это запомнить номер скрывшегося автомобиля и записать свидетелей случившегося.
— Существует ли какой-то нормативный документ, в котором указано, за какое время на место аварии должен прибыть инспектор, и в какие временные рамки он должен уложиться с оформлением всех бумаг?
— В приказе ГУВД по городу Москве № 9 от 2002 года сказано, что после принятия сотрудником сообщения о ДТП, время его прибытия на место не должно превышать 20 минут. Однако в связи с нехваткой личного состава порой случаются задержки. К тому же аварии, в которых имеются пострадавшие, являются приоритетными, инспектор обязан прибыть на них в первую очередь. Причиной опозданий является и плотность дорожного движения в городе, и культура наших водителей, которые не желают уступать дорогу служебной милицейской машине, спешащей кому-то на помощь, несмотря на включенные спецсигналы. Что касается времени оформления материалов, то оно нигде не регламентировано. Перечень работ, которые необходимо выполнить инспектору, немаленький. Прежде всего, ему нужно произвести замеры, затем занести все показатели на план-схему и убрать поврежденный транспорт с дороги. Выписать протокол на виновного в столкновении водителя. После этого выписать справку об участии в дорожно-транспортном происшествии каждому из водителей. Кстати, почему ее до сих пор не делают как протоколы или постановления с копиркой, чтобы инспектор не переписывал одно и то же для каждого участника аварии, мне не понятно. Вспомним также про обязанность сотрудника ДПС взять с каждого очевидца объяснения. Вот и получается — в среднем у выездного инспектора уходит 40—60 минут на оформление одной аварии.
— Один из наших читателей прислал в редакцию письмо с жалобой на действия инспектора, который, по его мнению, составил схему ДТП, не соответствующую действительности, и отказался составлять ее повторно.
— Повторно составлять схему инспектор не обязан. В такой ситуации он должен только повторно произвести замеры, но уже с привлечением понятых, и взять с этих людей подписи, что указанные параметры и расположение машин на рисунке совпадают с действительностью. Если, по мнению участника ДТП, даже после повторного замера, схема неверна, он имеет право подробнейшим образом описать причину своего несогласия в бланке объяснений и приложить к нему свою схему.
— Каковы действия водителя, если в результате ДТП имеются пострадавшие?
— Опять же настоятельно рекомендую заглянуть в Правила. В этой книжице в пункте 2.5 четко указан алгоритм действий водителя и на этот случай. Цитирую: «Принять возможные меры для оказания доврачебной медицинской помощи пострадавшим, вызвать «Скорую медицинскую помощь», в экстренных случаях отправить пострадавших на попутном транспорте, а если это невозможно, доставить на своем транспортном средстве в ближайшее лечебное учреждение». Однако последнее скорее всего касается не города, а какого-либо отдаленного места. Поэтому я не рекомендую покидать место происшествия даже с пострадавшим. В конечном итоге, такое поведение может быть истолковано против вас с формулировкой «скрылся с места происшествия».
— Если один из участников ДТП хочет разобраться на месте и требует с другого деньги на ремонт, каковы должны быть действия другого участника в этом случае?
— Не идти на поводу вымогателей. Зачастую в роли таких «пострадавших» оказываются «чиркаши» — члены организованных преступных сообществ, специализирующихся на так называемых «дорожных подставах». С введением в силу закона об ОСАГО они, к сожалению, не перевелись, только перешли от грубой силы и откровенных вымогательств в виде накачанных молодцов с бейсбольными битами к сидящим в этих машинах хорошо одетым и «вежливым юристам». Так вот, не поддавайтесь на их угрозы или «заманчивые» предложения и смело набирайте короткий номер «02». Практика показывает, что после звонка в милицию, эти люди спешно уезжают ни с чем, боясь «засветиться» в милицейских сводках. Ведь мы тоже ведем учет таких «деятелей». Правда бывают и исключения: на днях один такой «товарищ» дождался-таки сотрудников ДПС, ввиду того, что неправильно рассчитал силу удара, и его автомобиль опрокинулся на крышу.
Беседовал
Вячеслав АНДРЕЕВ

Открытое письмо

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
сотрудников 3 отдельного батальона милицииУВО при УВД по ЗАО г. Москвы
В настоящее время в Дорогомиловском районном суде г. Москвы слушается дело в отношении старшего участкового уполномоченного ОВД района Филевский парк майора милиции В. В. Лавренюка и милиционера-водителя роты милиции 3 ОБМ УВО при УВД по ЗАО г. Москвы, старшего сержанта милиции И.А. Гаврилина. Им предъявлено обвинение по статье 286 УК РФ «превышение должностных полномочий».
Во время следствия, а теперь судебного разбирательства в средствах массовой информации (далее СМИ) появляются материалы, инициируемые Зуевым Н.Н., в которых Гаврилин И.А. и Лавренюк В.В. заранее объявляются преступниками. Красочно описывается нападение милиционеров на семью Зуевых, при том, что отсутствуют сколь-либо достоверные свидетельства подтверждающие этот факт. В своих публичных заявлениях Зуев Н.Н. оскорбляет сотрудников и других участников процесса, допускает ложные и клеветнические высказывания. В результате переполненных вымышленными фактами и необоснованными эмоциями выступлений в СМИ Зуева Н.Н., сложилось крайне негативное общественное мнение об участниках данного судебного процесса. Задолго до решения суда наших товарищей признали преступниками! Мы считаем, что своими действиями Зуев Н.Н. пытается оказывать давление на суд при помощи СМИ и общественного мнения.    
Процесс идет с грубыми нарушениями. До сих пор (состоялось уже 4 заседания) сторона обвинения не пригласила ни одного специалиста, который озвучил бы «должностные полномочия» обвиняемых, которые они якобы превысили и которые, кстати, у них неодинаковые. Когда же подсудимый Игорь Гаврилин пытался пролить свет на это, спросив оперативного дежурного, по заданию которого он направился в квартиру Зуевых: «Поясните, пожалуйста, суду, как я должен был действовать?» - судья «сняла» этот вопрос, как не относящийся к делу.
До сих пор не удовлетворено ходатайство адвоката подсудимых о необходимости осмотра места происшествия. Не приобщены к материалам дела фактические данные, например, запись переговоров между оперативными дежурными ОВД по району Филевский парк и 3 ОБМ УВО при УВД по ЗАО г. Москвы, после которых становится понятно: во сколько? и почему? экипаж, в составе которого находился Игорь Гаврилин, был направлен в квартиру Зуевых (в этот момент в квартире находился стажер по должности участкового, в адрес которого звучали угрозы от членов семьи).
Прокурор «диктует» членам семьи Зуевых ответы на заданные им вопросы. Не их, а ее слова заносятся в протокол. Так, когда потерпевшая Зуева В.А. показала, что ее муж упал от толчка, прокурор пять раз переспросила Зуеву В.А., пытаясь склонить ее к тому, что это был не толчок, а удар. Когда в судебном заседании Зуев А.Н. показал, что ЧМТ получил в марте 2005 года, а обследование на предмет годности к военной службе прошел только осенью 2006 года, прокурор продиктовала секретарю судебного заседания, что Зуев А.Н. не подлежал призыву в этот промежуток времени, так как все это время лечился. Когда допрос Зуева А.Н. начала сторона защиты, государственный обвинитель покинула зал судебного заседания и убыла на другой процесс. Когда Зуев А.Н. категорично заявил, что не видел применение насилия к матери и брату Константину, прокурор заявила «как Вы этого могли не видеть!», вступила в полемику с Зуевым А.Н., после чего он «вспомнил», как Гаврилин применял насилие к матери и брату. Все это он видел из комнаты, где находился. После этого прокурор продиктовал секретарю с/з показания Зуева А.Н. о том, что он в суде данные обстоятельства забыл, сейчас вспомнил и говорит правду. Когда Зуева Н.Н. стала утверждать, что сотрудники милиции только лишь толкали ее отца, прокурор начал давить на свидетеля, пытаясь добиться от нее показаний о том, что Зуева не толкали, а били, заявила Зуевой Н.Н., что она не понимает, что такое «толкать». Прокурор пыталась подвести Зуеву Н.Н. под вывод о том, что показания Зуевой Н.Н. о том, что отца оттесняли, равнозначно утверждению, что его толкали и ударяли.
Доказательная база обвинения строится на агрессивных выпадах «потерпевших». Эпитеты «гестаповцы», «бандиты», «пьяные амбалы», «пьяные держиморды» и даже «подонки» в адрес сотрудников правопорядка так и сыплются из уст Н.Н. Зуева, — «интеллигентного» человека, московского литератора. Стоит ли говорить, что интеллигентный, законопослушный человек никогда не позволит себе подобного. МВД – не гестапо, и милиционеры — не гестаповцы. Даже на Нюрнбергском процессе подсудимые четко различались на гражданских лиц, военных и гестаповцев. А у нас в демократическом государстве к гестаповцам Н.Н. Зуев огульно причисляет сотрудников правоохранительных органов Российской Федерации. Просто так, для «красного словца». Он так самоуверен, как будто точно знает, что никто не призовет его к ответу за оскорбление, за клевету, совершенно забыв, что человек может быть признан виновным только по определению суда.  
«Пьяные амбалы»… Никто из свидетелей не чувствовал запаха алкоголя от милиционеров. После того, как несовершеннолетний сын Н. Н. Зуева нанес удар в глаз сотруднику милиции Игорю Гаврилину, милиционера в травмопункте № 58 осмотрел врач-травматолог высшей категории, кандидат медицинских наук. Он также на суде заявил о том, что не было никаких признаков, свидетельствующих о том, что Игорь Гаврилин употреблял бы спиртные напитки не только в день происшествия, но даже накануне. 
Да и «амбалами» милиционеров никак не назовешь: Виктор Лавренюк имеет рост всего метр шестьдесят три сантиметра, да и Игоря Гаврилина никак нельзя причислить к великанам. Зато сам Зуев обладает весьма солидной комплекцией. Лавренюк В.В. и Гаврилин И.А. действовали в соответствии с приказом, выполняли свой долг. Об этом на процессе свидетельствовали и военный комиссар Дмитриев, и заместитель начальника ОВД по району Филевский парк Фарвазетдинов.
Оставляет желать лучшего и уровень проведенной по материалам уголовного дела судебно-медицинской экспертизы. В излагающей части которой имеются сведения о том, что Гаврилину И.А. был поставлен диагноз «Закрытая черепно-мозговая травма, контузия левого глазного яблока». Данный диагноз в последующем дважды подтвержден другими врачами-специалистами. Несмотря на это, в выводах судебно-медицинского эксперта значится следующее: «У Гаврилина И.А. 12.12.06 г. при обращении в поликлинику № 131 каких-либо повреждений не зафиксировано, отмечено снижение остроты левого глаза до 0,6, расширение сосудов левого глазного яблока и вялость реакции зрачка на свет» «Диагноз: контузия глазного яблока объективными клиническими данными не подтвержден»; «С 1985 года у Гаврилина И.А. отмечается близорукость левого глаза слабой степени (снижение до 0,9)». То есть диагноз – «Ушиб мягких тканей лица, ушиб левого глазного яблока» от 11.12.2006 года поставленный врачом травматологом; диагноз — «острый иридоциклид постконтузионный» поставленный врачом-окулистом 131 поликлиники 12.12.2006 года; диагноз поставленный при стационарном лечении во 2 неврологическом отделение клинического госпиталя ГУВД г. Москвы «ЗЧМТ, сотрясения головного мозга от 11.12.06 г., ушиб левого глазного яблока, артериальная гипертония»; диагноз от 18.12.2006 года окулиста госпиталя — «гиперметропия слабой степени левого глаза, контузия левого глазного яблока, ангиопатия сетчатки»; заключительный клинический диагноз – «Ушиб левого глазного яблока от 11.11.2006 года (Военная травма)» — просто исчезли из полагающей части заключения.
В ходе судебных разбирательств Зуев Н.Н. постоянно и грубо нарушает установленный порядок. В присутствии судьи, прокурора, адвокатов, десятков свидетелей оскорбляет участников судебного разбирательства, комментирует высказывания свидетелей. Совсем в духе процессов 30-х годов Зуев Н.Н. предлагает «устроить чистку среди сотрудников органов внутренних дел». В момент показаний одного из свидетелей защиты Пустовалова О., Зуев Н.Н. демонстративно стал смеяться и выкрикивать с места, что Пустовалов «подлец и должен ответить за клевету». В момент дачи показаний врача-травматолога, кандидата медицинских наук Михайлова А., Зуев кричал, что он лжец. На вопросы адвоката защиты Зуев Н.Н. отвечал: «Вы судите нас или бандитов!». На пояснения адвоката, что обвиняемые в бандитизме не обвиняются, Зуев Н.Н. заявил: «А жаль». При этом высказывания Зуева Н.Н., а так же замечания которые ему делает председательствующий в протокол судебного заседания не заносятся! 
Терпеть это невозможно даже нам, находящимся в зале, но подсудимые милиционеры ни разу не ответили Н.Н. Зуеву грубостью на грубость. Они молчат, и ждут, когда им предоставят слово, уважая суд и всех присутствующих. 
Свою оценку поведению Н.Н. Зуева дали представители правозащитников, наблюдающие за ходом процесса. В частности председатель Комитета за гражданские права А.В. Бабушкин, в заключении по заседанию 4 июля 2007 года говорит о том, что «Поведение потерпевшего Зуева Н.Н. отличается повышенной агрессивностью», а так же приходит к выводу, что причиной конфликта 11 декабря 2006 года послужило «Агрессивное, провоцирующее и противоправное поведение Зуева Н.Н. и возможно его сына Зуева А.Н.». 
«Потерпевшие» полностью отрицают то, что в ходе конфликта младшим сыном К. Зуевым была нанесена травма глаза И. Гаврилину, а фактически совершено нападение на сотрудника милиции! При этом из показаний свидетелей и доказательств по делу (в частности аудиозапись сделанная Лавренюком В.В.) данный факт очевиден! Уголовное дело против К. Зуева не было возбуждено по причине его несовершеннолетия. Мы считаем, что инициировав процесс против сотрудников милиции, Зуев Н.Н. пытается избежать гражданской ответственности за собственные действия и действия членов его семьи. А его красочные выступления в СМИ нам кажутся попыткой сделать себе имя на данном процессе и продвинуть свою «литературоведческую» карьеру.
Создается ощущение, что исход дела предрешен. На то, чтобы обвинить невиновных, брошены огромные силы и средства центральных печатных и электронных СМИ. Первая волна «истерии» прокатилась в средствах массовой информации в декабре 2006 года. Вторая волна — перед самым началом слушаний дела в суде. За несколько дней до первого заседания (19 июня) газета «Московский комсомолец» опубликовала материал с красноречивым названием «Битва за призывника завершится для милиционеров за решеткой?», в котором изложена исключительно позиция Зуевых. Ни слова о том, что как раз наоборот, нападение в квартире было совершено на сотрудника милиции, выполнявшего свой служебный долг. Утренний эфир радио «Сити-FM» перед началом первого заседания был посвящен обсуждению темы «Произвол милиции» в котором качестве примера приводился случай с семьей Зуевых. Таким образом, задолго до определения суда сформировано общественное мнение о виновности сотрудников милиции. В дни заседаний Н.Н. Зуев, с удовольствием позируя перед телекамерами, продолжал клеветать, утверждал, в том числе, что милиционеры, выходя из зала суда, смеются. На самом деле – все это было бы смешно, когда бы не было так грустно.
Мы абсолютно уверены в невиновности своих товарищей! И мы хотим чтобы данный процесс проходил законно и было вынесено справедливое и обоснованное решение, основанное на реальных фактах а не выдумках и клевете!
Мы просим Вас дать оценку ситуации, сложившейся вокруг данного судебного процесса, действиям Зуева Н.Н. и его семьи. А также принять меры по защите прав всех участников судебного процесса и недопущению противозаконных действий с чьей-либо стороны!
(Стилистика и орфография письма сохранены.)