petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 15 (9567) от 25 апреля 2017г.

Статьи в категории: Номер 29 (9335) 25 - 31 июля 2012 года

НА САМОМ ЗАПАДЕ СТОЛИЦЫ

(Продолжение. Начало в №28.)

 

Вы, наверное, уже заметили, что начатый наш разговор о подростках района параллельно идёт и о молодых сотрудниках полиции. И мне кажется, эта параллель весьма удачна, потому что они почти ровесники и у них много общего. И то, что их отталкивает сегодня, как два полюса, произошло по вине старших поколений. Почему? Объясню свою мысль. Сколько помню себя, бабушки и матери пугали детишек либо Бабой Ягой, либо… милиционером. А в школу приходят вот уже более полувека воспитывать у детей чувство патриотизма старые генералы и полковники из славной нашей армии. Но где же полковники милиции с их историей органов правопорядка? Даже фильм «Рождённая революцией» плесневеет на свалке кинофабрики, а в школы, куда я захожу иногда, никто из ребят не слышал, чтобы ветераны милиции им рассказывали об истории этой службы. Вот и подумайте после этого, почему существует отторжение между подростками и полицейскими.

А ведь в пример можно поставить немало сотрудников полиции. Инспектор службы Алексей Чеканов нравится всем окружающим тем, что ведёт себя уверенно, спокойно, сдержан даже в исключительной обстановке, когда другой может сорваться. Это особенно важно, если приходится разбираться в так называемой бытовухе — квартирном скандале. Он не только утихомирит буяна, но и внесёт штиль в обстановку, а потом даст дельный юридический совет, а не просто выдаст штампованную фразу вроде «Вызывайте утром участкового». Под стать ему и полицейский — водитель Ренат Юсупов. Кстати, об этом парне скажу с большим удивлением: окончил юридический институт МВД, давно пора старшему сержанту надевать офицерские погоны и заступать на должность инспектора службы или иную офицерскую должность, а он не желает. Как так, удивитесь вы? А вот так! Шофёр он до мозга костей, и машина для него дороже золота. А в экипаже он для Чеканова и сам золото: верный и испытанный не раз друг. И преступников вместе ловили, и жителей от ножа пьяных дебоширов спасали, и дураков пьяных сдерживали. Всякое бывало. А погоны офицерские, что ж, подождут Рената, когда он после очередного задания решит, что пора их надевать.

Ночью раздался сигнал тревоги: на одной из улиц двое молодых ребят шуровали возле японской иномарки. Чеканов и Юсупов подъехали к месту происшествия, но поняли, что спугнули злодеев, и  решили проехать в другой двор, а там затаиться среди машин. Крадучись, пробрались ближе к «японке». Подождали несколько минут и увидели грабителей. Когда те завели движок, захватили их на месте. Преступникам засветила ст. 158, ч.2 УК РФ.

— Наша работа строится в тесном контакте с дежурной частью, уголовном розыском, ОДН и участковыми уполномоченными, — отмечает Виталий Спиридонов, — именно этот контакт даёт конкретный эффект в работе, особенно по линии несовершеннолетних и молодых. В нашем районе сегодня требуется самое пристальное внимание как к молодёжи, так и к родителям, которые забывают о своем родительском долге и создают нестерпимые условия для существования детей. Мы, сотрудники постовой службы, подчас первыми обнаруживаем таких родителей или пьяных подростков, ставим в известность ОДН и совместными усилиями пресекаем нарушения.

Известно, что демократы в эпоху Горбачева в ярости снесли памятник Дзержинскому на Лубянке, но, считайте меня ретроградом, готов поклониться ему и еще десятку первочекистов за то, что создали Болшевскую и Харьковскую коммуны для бездомных детишек,  поставив во главе их Погребинского и Макаренко. 31 мая 1935 года постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) в рамках Рабоче-крестьянской милиции были образованы подразделения по делам несовершеннолетних. И ещё одну дату нелишне вспомнить: в самое трудное военное время, в 1943 году, родина ввела учётные столы для регистрации детей, лишившихся родителей или утративших связи с ними. В 1977 году бывшие «детские комнаты» милиции преобразовали в инспекции по делам несовершеннолетних (ИДН).Последний закон ФЗ № 120 переименовал эту службу в ПДН.

В прежних отделениях милиции сотрудниц ИДН 1980-х годов сыскать было непросто: 3 инспектора буквально носились по территории, забыв про отдых и сон. Профилактика в школе днём. Вечером обходы неблагополучных семей, ночью рейды по притонам, где прятались их «чада». Как сейчас помню эти призрачные ночи с фонариками под оглашённые крики оравы шкетов и отчаянные приказы ребят из комсомольских оперотрядов: «Стоять на месте!» А в ответ свист и улюлюкание под звон разбитых фонарей. И топот десятков убегающих в ночь.  Старший инспектор ОДН майор полиции Ольга Власова коротко рассказывает об обстановке на территории. К сожалению, пьяных подростков хватает, как и везде по городу. И если говорить о борьбе с пьянством подростков, то начинать надо все-таки не с ОДН и даже не со школы, а  с того главного ударного пропагандистского монстра, который и наносит вред всему нашему обществу, чудовищу по имени ТВ. К сожалению, воспитателем молодежи ТВ не является, а вот дурным пропагандистом — весьма часто. Губит оно молодую Россию, и как бы ни желали майор Ольга Власова и ее коллеги Надежда Глянцева (начальник ОДН), Анастасия Сорокина, Анна Данилова и Оксана Грива, им не преодолеть те помои, которые льют на мозги детей каждую минуту телевизионного времени эти псевдожурналисты.

— Скажите, Ольга Валерьевна, как вы считаете, что главное в инспекторе ОДН: быть психологом, педагогом или милиционером?

— Мы по духу своему все милиционеры, и нас народ именно так воспринимает. Профессионально мы действительно подготовлены достаточно хорошо. Но, конечно, в том числе мы и психологи. Каждый сотрудник ОДН должен  очень тонко воспринимать душу человека, с которым работает. Ведь «психея» — это душа. И пропускать тревоги другого человека сквозь себя. Но, прежде всего, пожалуй, педагоги: мы все должны быть учителями для детей и очень обостренно чувствовать именно душу ребенка.

— А что вас сегодня больше всего удивляет в жизни?

— Матери. Отцы более чувствительны к судьбам своих детей, чем матери. Это в чем-то искажение природы, этого не должно быть, но это есть. И это уродство. Конечно же, я говорю не обо всех семьях, а только о тех, которые находятся под нашим контролем и где дети, к сожалению, страдают от пьющих матерей. А это ведь страшное бедствие в доме.

На территории ОМВД сегодня располагаются 14 школ, 18 детских садов. Один детдом и один интернат обслуживают неблагополучных детей. Я мысленно эти сведения сравниваю с цифрами по ОМВД района Пресня, где данные примерно одинаковые, но там есть еще несколько институтов и культурные центры. Это же настоящая Москва, элита с театрами и киноцентрами. А тут… бурьяны и дискотеки. Что, опять полиция виновата? Нет, конечно. Когда-нибудь придет цивилизация и сюда. Хватит строить только коробки домов и гонять маршрутные автобусы до Москвы. Надо людям ставить город, а не большую деревню. А иначе здесь, среди бурьяна, будут расти такие, как, например, Настя.

Она воспитывает ребёнка без отца. Пьёт и бьёт дитя. Любимое занятие — походы в магазин. Знаете, был такой мультфильм «Ограбление по–итальянски». Там вся толпа мечтала, чтобы нищий муж многодетной жены ограбил банк. И как только Антонио совершил ограбление, все набросились и эти деньги у него отняли, а он остался без штанов, но с новым ребенком. Я вспомнил этот сюжет в связи с этой вечно пьяной девицей вот почему. Она постоянно кого-то рожает. И дети вечно голодные и брошенные, потому что мать их постоянно пьяна в стельку. Когда она, едва поднявшись с колен, идёт в торговую точку, каждый знает, что она непременно украдёт. Кассирши знают о том, но жалеют. Жалеют не её, а детей. Только это лишь их эмоции и надежды, а в действительности Настя съедает украденное вместе с собутыльниками, и дети остаются голодными.

В другом случае мать имеет ребёнка относительно взрослого, и складывается любопытная картинка — мальчик невесть где, на улице среди снегов в ночное время. Когда большинство детей в тёплых постелях готовятся ко сну, он  блуждает  между домами или вовсе в лесу, а его мамаша в пьяном отрубе валяется в прихожей среди бутылок и в луже испражнений.

Где  в таких случаях  полиция? А в том-то и дело, что полиция, то есть ОДН, имеет право заходить в жилище граждан только по их согласию и лишь в тех случаях, когда возникает крайне опасная ситуация. А где она, если, например, бабушка, вполне разумная женщина, зная, что творится с её внуками, подвергшимися из-за пьянства дочери крайнему истощению, не допускает в дом ни ОДН, ни комиссию по делам несовершеннолетних, ни органы опеки? Малышей только тогда удалось выручить из беды, когда вмешался брат алкоголички. Один из ребятишек не в голодное военное время, а в нашей современности был признан дистрофиком!

По понятным причинам мы не имеем права называть здесь фамилии детей, адреса.

 

Сергей ВАСИЛЬЕВ,

фото автора

НА КРАЮ МОСКВЫ

Район Тропарёво-Никулино отдалённый, но работы здесь хватает – и весьма непростой. Недавно трое сотрудников этой дежурной части были отмечены начальником ГУ МВД России по г. Москве Анатолием Якуниным. Двое оперуполномоченных, старший лейтенант полиции Антон Бандура и старший лейтенант полиции Дмитрий Суханов, были награждены нагрудным знаком «За отличие в борьбе с преступностью». Полицейскому отдельной роты ППСП рядовому полиции Евгению Бочкарёву вручили почётную грамоту ГУ МВД России по г. Москве.

Из первых уст мы узнали, как проходят рабочие будни на юго-западе столицы.

Почетная грамота – первый знак поощрения Евгения Бочкарева за 1,5 года работы. В полицию он решил пойти, чтобы содействовать общественному порядку. Желающих здесь работать не так уж много, но и кого попало, говорит Евгений, не нужно.

На грамоте написана благодарность от депутата, имя которого рядовой даже и не запомнил, хотя случившееся похоже, было делом государственной важности. Бочкарев с напарником возвращались с мероприятия на своей машине, как вдруг на дороге заметили подозрительный предмет – кейс. Огородили часть дороги, со всей осторожностью проверили содержимое находки, обнаружив внутри много документов. Нашли номер телефона: важно было узнать, не совершено ли против хозяина какое-либо преступление. Оказалось, что кейс был утерян случайно; депутат явился в участок и подтвердил свою личность. Как он оставил такую ценность посреди дороги, Евгений не знает, не спрашивал. Дело в общем-то нехитрое: разговорился с кем-нибудь, поставил на землю и не поднял.

Действия полицейских были бы точно такими же, окажись это вещь обычного гражданина. Евгений ведь и не знал, чьё это – просто действовал, как должно.

Происшествие забылось бы, не узнай депутат имена нашедших кейс и не попросивший их как-либо отметить. Так через пару месяцев рядовой Бочкарёв был награжден грамотой.

Тяжёлая каждодневная работа между тем продолжается. Долго разговаривать с журналистами Евгению некогда: у него ночная смена, перед которой хочется отдохнуть – порядок должны быть во всём.

Оперативники тоже хвалить себя не умеют да и не любят. Но все же нагрудные знаки «За отличие в борьбе с преступностью» теперь предмет их не скрываемой гордости.

Старший лейтенант полиции Антон Бандура и старший лейтенант полиции Дмитрий Суханов – друзья со студенческих лет. В университете МВД они изучали экономические преступления, но, так получилось, стали оперуполномоченными и уже три года работают вместе. В правоохранительные органы они пошли неслучайно: для Суханова примером послужил брат, а для Бандуры – отец.

Знак отличия им вручили за задержание грабителя, похитившего из салона автомобиля более 40 тысяч рублей. Об этом преступлении оперативники услышали по местной радиостанции; были недалеко и немедленно подъехали. Участковым при помощи потерпевшего уже был задержан подозреваемый, но денежных средств при нем не оказалось. Суханов и Бандура быстро нашли свидетеля, который все прекрасно видел, сняли показания, собрали доказательную базу. Дело было направлено в суд...

Работа у Суханова и Бандуры нескучная. Как-то раз их расследование даже показывали по телевизору. Тогда в подъезде был ограблен курьер с мобильными телефонами. По горячим следам преступников найти не удалось, но через несколько дней снова был сделан новый заказ на тот же самый адрес. Оперативниками была устроена засада, и двое преступников после погони были задержаны.

О своём районе оперативники говорят как о неспокойном – конечная станция метро, транспортная нагрузка, большие скопления людей.  На вопрос: «Много ли времени вы проводите на работе?», Суханов саркастически заметил: «Вы лучше спросите наоборот – сколько дома? Часов 5-6 наберётся!».

С прессой оперативники имели дело впервые и как полагается настоящим мужчинам говорили о себе коротко и скромно.

В ОМВД по району Тропарёво-Никулино самым общительным оказался начальник участковых уполномоченных полиции. На эту должность Эльвиг Кирилович Онкоров заступил 1 декабря прошлого года, работа ему чрезвычайно нравится.

– У  нас район нагруженный, ответственность огромная, запустишь и уже не догонишь. Люди на лето уезжают, квартиры сдают, а нам надо в курсе быть, с миграционной службой работать. Мы к людям ближе всего: кто-то на лай собачий пожалуется, кто-то на сигнализацию машины – мы выезжаем, со всем разбираемся. Ведь слово «участковый» от слова «участие»: он должен знать все проблемы и радости населения и поступать в соответствии с законом. Участковый, он вкупе и следователь, и  оперативник – он универсал, словом, обязательно должен иметь высшее юридическое образование.

Конечно, от такой напряжённой работы, где каждый день что-то новое, непредсказуемое, порой сильно устаешь. Но не зря говорят: надо быть не только профессионалом своего дела, но и фанатом. Я на работу с удовольствием хожу, некоторые знакомые сверстники завидуют даже.

Я в полиции уже 14 лет. Отец меня направил: была у него мечта, чтобы сын носил погоны. С 2006 года работаю в Москве, сейчас меня на другие должности зовут, но я ни за что не уйду из участковых. Ведь от работы можно получать удовольствие; я словно бы тяну инцидент за ниточки, распутываю клубок: пока до конца не дойдешь – злодеев не накажешь. Это порой бывает сложно, ведь нужно найти твёрдую доказательную базу и, как говорится, «припереть к стенке» нарушителя. Жаль не все люди к нам с пониманием относятся, поспорить любят, приходится им объяснять, что они конкретно нарушили и как это исправить.

Трудимся сейчас усечённым составом участковых: должно быть 28, а в наличии 22. Но мы справляемся, по итогам 6 месяцев выходим на положительный результат. В этой дежурной части раньше очень хорошие участковые были, превосходной смене эстафету передали – надежнее ребят не видел. Самый молодой 3 года проработал, а уже грамотный сотрудник. Могу даже совет дать тем, кто хочет пойти работать в полицию: при наличии юридического образования и прописки смело идите в участковые. Отличный опыт приобретёте, и отсюда потом можно на любые должности расти.

Алёна КУТЫРКИНА

ЩИТ И МЕЧ В ТВОИХ РУКАХ

— Наши недостатки и слабости берут начало в детстве, — считает ветеран милиции и известный спортсмен в недавние времена Пётр Пострижень. — И виной тому даже самые хорошие родители. Они нам делают поблажки в ущерб нам самим. Не хочет деточка идти в турпоход, на лыжи, на субботник со всем классом — и не надо. Не можешь подтянуться на канате или пробежать стометровку — мы тебе справочку от врача сделаем. Отсюда идёт порождение «рахитика». А вот дай ребёнку задание пробежать стометровку со всеми или встать на лыжню, хорошенько повозиться на ковре, пусть у него вместо многочасовой игры на компьютере будет десятиминутная игра с гирей — и вы не узнаете своего чахлого ребёнка уже через месяц. Да что там гиря: на даче поручите вскопать грядку, дайте лейку и посмотрите, как быстро возмужает дитя.

Родители нашего собеседника действовали именно так, как он нам рассказал: с детства заставили мальчишку заниматься спортом. И он вскоре стал вратарём и ведущим форвардом местной футбольной команды. Многие полагают, что футболист зациклен только на своей игре. Это не так. Для тренинга ног требуется бег, для рук — баскетбол, для хорошего лавирования на спортплощадке помогает спортивное ориентирование на местности, а прыжок на дальность развивает подскок в высоту.

 

НА ПОГРАНИЧНОЙ ПОЛОСЕ

— Когда я попал в пограничную часть, очень тревожился, — делится впечатления Пётр Владимирович. — Ответственность большая, а я совершенно ни к чему непригоден. Правда, осмотревшись понял, что другие ребята тоже чувствуют себя робко, а некоторые подготовлены слабее меня и спорта не нюхали совсем. Командиры нам сказали, что граница рождает не только героев, но и мастерство. Если не выложиться на службе по полной, остаться, каким явился с «гражданки», то может наступить момент, когда твоя слабость тебя и погубит: граница не терпит слабых. Нам привели примеры, когда пограничные наряды в два-три бойца, столкнувшись с нарушителями, отлично экипированными и спортивно лучше подготовленными, были вынуждены вести схватку насмерть. Случалось, враг оказывался сильнее, и прежде всего в спортподготовке.

Чтобы преодолеть многоопытность и силу противника, нас готовили лучше, чем воинов других войск. Кросс по пересечённой местности, борьба, стрельба. Даже километраж не в 3-5 км, а до 10-12 км ставили в ряде случаев. Лыжи стали обязательным видом состязаний, причём нашу часть выставили на первенство против знаменитого офицерского училища пограничных войск, Бабушкинского.

Состязаться с будущими офицерами-пограничниками — значило, сразиться с элитой нашей границы. Очень трудно, но, знаете, как же здорово! А ещё я очень полюбил гири. И стал с удовольствием тягать их. Вы не поверите, но сначала вытягивал одной рукой только гирьку в 24 кг 35 раз, а потом, раззадоренный командиром роты и товарищами, одолевал уже два веса—в каждой руке по гире в 24 кг! Сначала это дело плохо шло, а потом постепенно стали даваться 30 подъемов и после хороших тренировок — 35!

Бывали и взлёты, и неудачи. Одной из них считаю прыжки в высоту. Ну никак они не давались. У других получались, а у меня не шло. Вот на лыжах всё отлично, и в беге неплохо. Командир даже просил помочь тем солдатам, что выдыхались на кроссе:

— Ты их подтяни, а то совсем нам заваливают всю спортработу.

Тянул. А тут самого тащить приходится. В свободное время стал тренироваться и присматривался к тем воинам, у которых прыжки в высоту получались лучше. У меня ведь тоже неплохо, но хороших достижений нет. В чем загвоздка? И так подбегу к снаряду, и с другой стороны. Ну нет прыжка, и всё. А потом вдруг стало получаться. Выработался свой подход. И прыжок состоялся — 170 см! Командиру доложили, но он не похвалил, наоборот, кратко бросил: «Поработай ещё». А вот когда  эта цифра стала устоявшейся, признал результат. Кстати, он утверждён был в те годы как результат мастера спорта. Что это значило для меня, солдата? Внеочередное увольнение.

На втором году службы бег с препятствиями стал для меня едва ли не главным занятием, кроме службы, которое вошло в поры, в мозг солдата. А ведь ещё работал с молодыми воинами. Бег старослужащего на дальние дистанции должен стать образцом для остальных. Но когда такие, как я, бегут в состязаниях против курсантов военного училища, отношения строятся особо. На тебя смотрит вся твоя часть, и ты не имеешь права подкачать. Ты не просто солдат, а представитель своего  кусочка границы. И я бежал, опережая по 15-20 воинов — и своих, и курсантов, этих «лосей». Лучших представителей пограничных войск страны.

 

В МОСКВЕ —

ОСОБАЯ СЛУЖБА

Он стоял на Калининском проспекте, тревожно озираясь по сторонам. Вчерашний пограничник первые недели нёс службу в городе и  работал совместно с наставником. Но так случилось: того неожиданно отозвали по рации в другое место, и молодой постовой с погонами младшего сержанта милиции остался на несколько минут один. И как нарочно, именно в эти мгновения произошло ЧП. У девчонки, проходившей мимо высотки на проспекте Калинина, подскочивший невесть откуда парень рванул сумочку и кинулся в ближайшие дворы. Пётр увидел эту картину, находясь метрах в ста от них, но замер в растерянности: как быть, ведь без наставника не имел права даже двинуться. Но тут раздался крик девушки: «Помогите!», а рядом с ним возникла старушка: «Ну что же вы стоите, молодой человек!». И Пётр кинулся за убегавшим. Тот вилял дворами, оглядывался. Вчерашний пограничник бежал не напрямую, а как учили: скрытно, петляя, уверенно приближаясь. Когда налетел сходу и перехватил руку противника, тот пытался сбросить сумку, но не смог: крепкая рука держала не запястье, а всю руку извивающегося парня.

— Пусти, убью! — исходил воплями грабитель, но молодой милиционер продолжал вести его в отделение.

Наш герой очень хотел попасть на работу в Московский уголовный розыск. И если бы у него было высшее образование, по своим спортивным результатам и данным пограничника прошёл бы туда сходу. Но кадровики предложили пока службу во 2-м оперативном полку милиции по охране важных объектов в городе. В том числе и Мавзолея В.И. Ленина. А работа в городских условиях, как вскоре понял молодой сержант милиции, это постоянная чистка столицы от всевозможных негодяев, что в какой-то мере и есть содействие уголовному розыску.

— Нас в «погранке» учили очень важному искусству, — рассказывает Пётр Владимирович, — поиску по следам и опознанию нарушителя по приметам, то есть ведению поиска личным сыском. Эта подготовка пригодилась в милиции, причём именно в работе постовым  на улице, где не просто стоишь, извините, «столбиком», как иногда считают прохожие, а методически просеиваешь толпу, выявляя лиц, вызывающих подозрение и внешне схожих с объявленными в розыск. А далее идёт применение твоих профессиональных и опять же спортивных навыков…

 

ТЯЖЕЛО В УЧЕНИИ,

А ЛЕГКО ЛИ В БОЮ?

Ту пивную в просторечии звали «гадюкой». Стояла она на бульваре, мешая проезду транспорта, потому что народу пьяного вокруг неё невероятно много. Человек триста, а то и поболее! И вот в один из жарких дней постовой Пётр Подстрижень, заступивший на точку метрах в сорока от злачного места, услышал тревожные крики и звон разбитого стекла. За углом здания ему и невдомёк, что эта шумиха связана с пивной. Вышел к троллейбусной остановке и увидел: небольшая драка завершилась, и несётся к скверу мужик, размахивая бутылкой. Да не простой, а «розочкой»: таким осколком маханёт — или порежет, или смертельную рану нанесёт.

Сержант побежал наперерез, боясь только одного: как бы случайный прохожий пьяному дураку не подвернулся. Пистолет бил постового по боку, но милиционер об оружии не думал — кто же стреляет среди толпы! Брать только руками. Хорошо, что в погранчасти и в милицейском полку отлично отработал приёмы самбо, теперь благодарил инструкторов и ту маленькую книжицу самбиста Кравченко, что научила его правильно действовать в опасной ситуации.

Злодея перехватил в сквере. Тот развернулся и настроился на схватку. И по стойке его, по тому, как пьяница держит руки и обломок бутылки в руке, понял: перед ним не пьянь подзаборная, а достаточно опытный боец. Напасть первым или дать ему возможность нанести удар? Сержант решил схитрить: мирно заговорил и вроде бы разыграл из себя неумёху в спорте. И когда противник, уверовав в свою непобедимость, рванулся в атаку, но раскрылся при этом,  Пётр бросил своё тело вперед, выбил ударом осколок бутылки из рук пьяницы и подсечкой опрокинул того на асфальт. Крепкая рука гиревика так сильно сдавила дебошира, что тот быстро сдался.

В спортивной команде полка было много мастеров спорта, имена которых звучали не только на гарнизонном уровне, но и на состязаниях 5-го райсовета общества «Динамо», милицейские спортсмены проявлялись в лидерах практически во всех столицах республик СССР.

—Я с удовольствием работал в этом подразделении, —вспоминает Подстрижень,—какой-то удивительный дух спортивного товарищества буквально витал над полком. Служба, спорт и дружба стали как бы единством наших душ и помыслов.

— Сейчас, когда позади столько промчавшихся как ветер лет, многие скажут, что нам, старикам, пора бы поуспокоиться и незачем перебирать в памяти давно ушедшие в прошлое эпизоды. Но разве дело в них? — размышляет ветеран и раскладывает газетный лист, где сообщается о сотруднике милиции, погибшем от ножа преступника. — Почему это произошло, как вообще могло случиться, что подготовленный против натиска злодея человек мог погибнуть? Значит, готовили его плохо. Я вспоминаю случай на Олимпиаде-80. Шли мы по закреплённому участку, видим, идёт подозрительный человек. Попросили показать документы и содержимое пакета. А он вдруг выхватывает нож! Да не будь я готов к подобному, лезвие сидело бы во мне. Сразу среагировал и вовремя перехватил руку нападавшего. К чему веду разговор? К тому, что в нашем деле нельзя идти на проверку без готовности к опасности и спортивной  служебной подготовки.

Его товарищ Пётр Ротань как-то заметил, что надо расти из спортсмена внутри подразделения в мастера международного класса. Пётр засмеялся и сказал:

— Я выбрал службу и останусь ей верен. Да, в уголовный розыск я не попал, зато на своём месте, кажется, получился неплохим специалистом. И дело не в том, что меня тысячи раз снимали иностранцы на посту возле Кремля. Я в столице наводил порядок и делал это с удовольствием.

Ротань прекрасно работал, выступал в соревнованиях за 5-й райсовет «Динамо», а теперь выступает в киевском «Динамо». У каждого свой путь.

А Подстрижень, мастер спорта в беге на дальние дистанции и хороший пловец, стрелок и  неплохой водитель, гиревик, который со своим другом Елизаветиным неоднократно выступал в известных популярных в гарнизоне соревнованиях «Папа, мама, я — спортивная семья» и ветеран столичной милиции, сегодня напутствует молодёжь полиции такими словами:

— Преступность продолжает расти. Причём преступный мир, который изображается в кино как некая уродливая пьяная дебильная среда, на поверку оказывается совершенно иной: вспомните, в 1990-х, когда разрушилась система спортивной подготовки, именно уголовный мир за свои деньги организовал спортсекции для молодежи, где жёстко ставился вопрос о трезвости юных спортсменов, а привлечённые к «работе» бывшие советские мастера спорта, даже чемпионы, подчинялись буквально армейской дисциплине в бандах. Отсюда вывод: современной полиции противостоит хорошо подготовленный противник, имеющий на вооружении и хорошее оружие, и… спорт. Например, пособия по каратэ, боевому разделу самбо и азиатским боевым искусствам продаются в магазинах. Я за то, чтобы наш российский полицейский, во-первых, владел в совершенстве искусством борьбы лучше преступника, во-вторых, воспитал в современных подростках, оступившихся и делающих ошибки, чувство ответственности за свои поступки и видящих в полицейском достойного и верного старшего друга. Словом, таких, кому со временем можно вручить наше оружие — спортивную борьбу. И наши символы: щит и меч.

Сергей КИН

КУЗНЕЦОВ: «ПРЕСТУПНИК НЕВОЛЬНО ВЫДАЁТ САМ СЕБЯ»


 

Капитан полиции Сергей Викторович Кузнецов работает инспектором лицензионно-разрешительной группы ОМВД по району Зябликово г. Москвы. Родился в 1977 году. Коренной москвич, женат. Воспитывает двух девочек. Образование высшее, профессия — юрист. По месту работы в полицейском коллективе пользуется заслуженным авторитетом, с поставленными задачами по охране правопорядка справляется безупречно. Яркое свидетельство тому — орден Мужества, которым Сергей был награждён указом Президента России в 2008 году за задержание особо опасного вооружённого преступника.

Милицейскую форму Сергей Кузнецов надел в 18 лет, избрав службу в правоохранительных органах как альтернативу армейской. Этот выбор был сделан навсегда. За его плечами 17 лет милицейской и полицейской работы; и все годы он неизменно трудится в одном и том же ОМВД.

Он стремился попасть в ОВД рядом с местом жительства, в Царицыно, но в отделе кадров ему сделали иное предложение: срочно требовался сотрудник в ОВД по району Зябликово. Спустя время он понял, что именно здесь обрёл свой второй дом.

Мне хотелось узнать о Сергее немного больше, чем он сам мог бы рассказать о себе, и с этой целью позвонил домой его маме Любови Борисовне. Вот что она рассказала о сыне:

— Вы меня спрашиваете о его характере. Я понимаю, вы хотите знать о зарождении в нём мужества, бесстрашия. Не знаю, что вам и сказать – я ведь и сама этого не заметила. Мой мальчик рос как-то спокойно. Учился в школе хорошо, умел с ребятами дружить. Это у него навсегда осталось. Ни тогда, ни сейчас не был выскочкой. В ребячьих драках не участвовал. Да и как ему было участвовать? Если он, хороший спортсмен, был на два порядка сильнее всех в классе, может, и во всей школе. Имел разряды по нескольким видам спорта, но особенно любил туризм.

Ещё подростком отличался самостоятельностью, профессию выбрал сам, без наших родительских подсказок. Да и как бы мы могли его подталкивать к правоохранительному делу, если мы с отцом были от этого весьма далеки? Его отец и мой муж – простой рабочий, всю жизнь провёл за баранкой автомобиля. Я чертёжник-конструктор, но после рождения второго ребёнка, дочери Александры, домохозяйствую, а теперь и вовсе на пенсии, шесть лет как стала вдовой. Вот я говорила, что Серёжа всегда дружил с хорошими ребятами. Когда с болезнью Виктора Сергеевича, главы нашей семьи, в дом пришла беда, друзья сына, как могли, поддерживали нас.

Да, вот ещё что отмечу в характере первенца: не любит он бахвалиться. О его схватке с бандитом я узнала случайно, уже из газеты. Я как раз коляску с Лизочкой к подъезду подвезла, когда мне люди сказали. Вторая дочка Серёжи, Настенька, уже позже родилась. Так вот, услышала я о том, что произошло – и ахнула, у меня ноги просто подкосились. Ведь Сергей был на волосок от смерти, когда в него, безоружного, бандит почти в упор пять выстрелов сделал. Семья, которая так его любит, могла осиротеть!

Потом я видела портрет Сергея в УВД. Перекрестила своего мальчика и долго стояла в фойе, разглядывая родные черты: «Живи, живи, мой сыночек!».

Спасибо матери: Любовь Борисовна внесла много существенного и важного в только начинающий прорисовываться портрет полицейского. Но до его становления ещё далеко. После прихода в ОВД Сергей был определён на патрульно-постовую службу; территорией его патрулирования стал район вокруг станции метро «Красногвардейская»; и в первое же дежурство он столкнулся с т. н. «низами человеческого общества». Ещё будучи стажёром, ему довелось выявлять и задерживать хулиганов, наркоманов, пьяниц, устраивающих потасовки на улице и дома. Тот самый контингент, преступные деяния которого пресекает и раскрывает патрульно-постовая служба. Прошло немного времени, и Сергей не только запомнил в лицо всех местных хулиганов, излюбленные места сборищ наркоманов и алкоголиков, но и научился манерам обращения с ними, понял, как словом и делом держать в узде эту  публику. Ещё он научился распознавать или даже, может быть, чувствовать в их словах и взгляде ложь, читать криминальные мысли.

Работы хватало и в пешем патруле, а позже и в экипаже полицейской машины. Редкое дежурство обходилось без задержания, а чаще всего и без двух, без трёх – скучать некогда. Нередко по приказу высокого начальства наступало время усиленного дежурства. Супруга Нинель, разумеется, постоянно тревожилась за мужа, но держалась. А когда Сергея назначили на должность командира взвода роты ППСМ, то работы и ответственности у него только прибавилось.

Отработав 6 лет в ППСМ, в 2001 году Сергей Кузнецов получил офицерское звание и был назначен на должность инспектора лицензионно-разрешительной группы (ГЛРР).

Здесь мы приблизились к кульминации этой публикации. Сотрудники ГЛРР каждую среду посещают с отчетами о своей работе межрайонной лицензионно-разрешительный отдел, расположенный неподалёку от станции метро «Тульская». Так было и в ту памятную среду 2007 года.

Сдав документы, Сергей встретил там своих коллег, только из других подразделений, — майоров милиции Игоря Питерова и Жанну Морунову. Из всех троих только Питеров был в форме, но оружия при себе не имел никто. На Тульской улице к ним обратился какой-то мужчина и сказал, что возле шашлычной завязалась драка  и один из участников её вооружён пистолетом. Сослуживцы спешно направились к шашлычной, а приблизившись, убедились, что прохожий не соврал: потасовка была в разгаре.

Кузнецов, одетый в цивильную одежду, первым решительно направился к дерущимся, не опасаясь напугать их. И всё же распря поутихла. Один из её участников был изрядно пьян, грязен, с лицом сплошь в кровоподтёках. Предъявив удостоверение, Сергей стал выяснять у него причину побоища. В это время подошёл Игорь Питеров, а рядом с ним вдруг возник некто — лет по виду тридцати пяти-сорока, сухопарый, во рту изобилие золотых зубов.

Золотозубый, как его мысленно назвал Сергей, сразу включился в общий разговор. У Кузнецова и Питерова сперва сложилось мнение, что это свидетель события у шашлычной. Но по мере того, как тот повторял и утверждал своё свидетельство, Сергей понял, что от него исходит какая-то фальшь, и он применил простецкий оглушающий приём:

— Так у кого из вас пистолет? — сказал он, глядя золотозубому в лицо. У того на мгновение что-то дрогнуло в глазах, и он напористо стал убеждать милиционера, что тот, кто был с пистолетом, убежал; он даже указал, в какую именно сторону убежал нарушитель, хотя и не слишком уверенно.

Сергей давно, еще во время работы в патруле, усвоил, что если глаза говорят одно, а язык другое, то надо верить глазам. Игорь Питеров понял, что Сергей твёрдо выбрал для проверки объект №1 и, придвинувшись к золотозубому, как бы невзначай, почти по-дружески, взял его за рукав куртки. Но тот, не потратив и доли секунды на размышление, вдруг с такой силой рванулся в сторону от Игоря, что оторвал рукав; в его руках холодно блеснул пистолет.

— Стоять! Не двигаться! Или открываю огонь! — орал он дурным голосом, переводя оружие то на Сергея, то на Игоря.

— Серёга, не надо! — крикнул кто-то из участников драки. Золотозубый обернулся и бросился наутёк. Сергей Кузнецов кинулся за ним, на ходу машинально зафиксировав: «А зовут-то его Серёга!»

Разве мог золотозубый уйти от спортсмена, профессионального инструктора по спортивному туризму, способного без передышки преодолеть десяток километров! В пылу Сергей не слышал выстрелов, видел лишь, как преступник на бегу вскидывает руку. Потом сотрудники насчитали пять стрелянных гильз. Стрелял золотозубый из пневматического пистолета, переделанного под стрельбу боевыми патронами, что определили позже.

Вся погоня продолжалась секунд двадцать. Догнав золотозубого, Сергей одной подсечкой завалил его и тут же скрутил, выбив из руки пистолет. Из кармана у него изъяли паспорт. Фотография была золотозубого, но имя не Серега, а совсем иное.

Позже, впрочем, было установлено, что обманывал всё-таки паспорт – фальшивый, а зовут задержанного именно Сергей, Сергей Вржец, гражданин Украины. Рецидивист-гастролер международного класса, который по поддельным документам получал крупные кредиты в банках и находился в розыске. Впрочем, его уже не раз ловили, так что он успел отсидеть сроки в Германии, Украине и России.

За задержание опасного вооружённого преступника Сергей Викторович Кузнецов, профессионал высочайшего класса, был награждён орденом Мужества.

Эдуард ПОПОВ

Редакция газеты «Петровка,38» благодарит специалиста ОК УВД ЮАО капитана внутренней службы Светлану Павловну Жеребцову за помощь в подготовке данной статьи.

ГОРЯЧИЙ СЛЕД СРАВНИМ ЦИФИРЬ

Традиционно в течение уже почти столетия нашими защитниками закона принято подводить итоги за определённый период в сравнении с аналогичным предыдущего года. Статистика позволяет, в частности, определить лидирующие коллективы. В данном случае речь о 3-й оперативно-разыскной части СКМ УВД по ЦАО. Возглавляет её майор полиции Рамиль Хайдарович
Гафуров.

На момент нашей встречи результаты оперативников подразделения были таковы: 28 раскрытых преступлений, в том числе 19 разбойных нападений (из них 7 групповых) и 9 грабежей. В 2011 году за тот же период времени 3-я ОРЧ раскрыла 24 преступления. Кстати, по итогам прошлого года за этим подразделением числится почти 90 раскрытых грабежей и разбоев.

 

ПУТЬ В СЫЩИКИ

Считается, что оперативником можно стать, пройдя традиционной тропой: армия, институт, адаптация в составе опергруппы. А вот у руководителя оперчасти Гафурова биография сложилась иначе: он стал сыщиком… в детстве! Именно так. Многие в его возрасте просто упивались детективными фильмами, а он смотрел их и читал книги, внутренне анализируя ходы и действия следователей. В школе учился как все, но, сам того не подозревая, стал формироваться как будущий криминалист.

— У нас в школе, — смеётся майор полиции, — произошла неприятная история: кто-то из сверстников украл большую партию продуктов и тем самым подставил вахтёра, пожилого уважаемого человека, в крайне неприятное положение. Кража налицо, а следов взлома нет. Этот человек страшно переживал, я как-то сильно проникся сочувствием к нему и стал искать пропажу. Приглядываясь к ребятам, к обстановке вокруг школы, через некоторое время сам определил, где может быть скрыто краденое. Пошёл туда и обнаружил пропажу. О находке сообщил вахтёру – и тот буквально преобразился на глазах. Сейчас, вспоминая его радостное лицо, облегчение после нескольких дней крайней напряжённости и обиды от высказанного ему руководством школы недоверия, особенно ясно понимаю, во имя какой цели мы, сотрудники МВД, работаем.

Своими наставниками майор считает подполковника полиции Валерия Валентиновича Соколова и  майора полиции Алексея Савенкова. Именно они подготовили молодого сотрудника уголовного розыска, пришедшего из МССШМ, как цепкого оперативника. А начинал наш собеседник в ОВД «Таганский» в 2004 году.

— Мои старшие товарищи, — вспоминает офицер полиции, — обучая особенностям работы именно на «земле», упорно напоминали: опера ноги кормят. Причём быстрые ноги. Если сразу прибежал и стал на след преступника значит, через несколько часов непременно возьмёшь его. Его тянешься вразвалочку, то он от тебя уйдёт по одной из сотен дорог, а ты будешь метаться по ним и найдёшь ли злодея — ещё вопрос.

Осознал эту простую истину молодой опер не сразу. В голове всё ещё крутились книги наших мастеров детектива Аркадия Адамова, братьев Вайнеров, Юлиана Семёнова о крутых многоэпизодных делах со сложным раскрытием. Так и виделся ему знаменитый инспектор Лосев с трубкой Холмса в зубах и мудрым лицом прорицателя. А тут…

— На территории ходят неизвестные гады, громят киоск за киоском. Ваша с Алексеем Романовым задача — вычислить этих мерзавцев и схватить.

— А пистолет? Мне же ещё оружия не дали, — напомнил молодой сыщик. — Как же я без пистолета ловить буду?

— А как ты с пистолетом ловить будешь? — спросил начальник. —Вытащишь «пушку» и устроишь пальбу на всю Таганку? Злодеи уйдут, а прохожих подстрелишь? То-то и оно. Так что иди и действуй, а задержать потребуется — вспомни, как тебя учили владению приёмами.

С этим напутствием молодые оперативники отправились на задание. Ноги избили в кровь, обувь стоптали, а толку никакого — ни следа грабителей. Только спустя четверо суток в районе станции  метро «Площадь Ильича» заметили двух парней, странно ведущих себя. Рассредоточились и принялись наблюдать. На платформе «Серп и молот» парни принялись потрошить невесть откуда взявшуюся сумку. Оперативники с двух сторон приблизились к ним, потребовали предъявить документы. Но у воров не только ловкие руки, но и быстрые ноги — дали такого стрекача, что их едва настигли. Тут же — в наручники и довели до ГНР. Экипаж принял задержанных на борт, а на своих сослуживцев взглянул с удивлением: надо же, молодняк, а как здорово сработали!

— Самое трудное в розыске — найти злодея. Иногда, увы, по сложности с этим схож поиск понятых. Случаются и курьёзы: едва можем отыскать потерпевшего. Так было и в том деле. Если с задержанными всё ясно: они точно идут под ст. 162 УК РФ, то об ограбленной ни слуху, ни духу. В конце-концов отыскали.

Начало криминальных историй нередко совершенно не соответствует концовке. В жизни возникают сюжеты совершенно неожи-данные.

Когда оперативная группа ОВД «Таганский» (так именовался тогда отдел) прибыла на место преступления возле гаражей, картина казалась предельно ясной: лежит в крови труп неизвестного мужчины, а судмедэксперт чётко определяет:

— Удар нанесён тупым предметом в голову, конкретно, в область… Причиной смерти является именно эта глубокая травма.

Даже Шерлок Холмс после такого заключения стал бы искать злодея, размахивающего дубиной с целью разбить голову первому встречному. Так настроились и молодые оперативники. Ищут убийцу, а найти не могут. За двое суток не обнаружили ни одного следа. За другими делами история эта отошла на второй план: наступила оперативная пауза, как говорят профи.

Неожиданно пришла информация: в больнице лежит человек со следами сильнейших побоев. Выехали расспросить мужчину по поводу случившегося.

— Я с тем гадом разговаривал, — избитый парень скромно опустил эпизод выпивки с шапочным знакомым, — а он вдруг схватил за грудь и стал душить. Я ему тоже ответил, но он был сильнее и дрался жестоко. Тогда я схватил подвернувшийся деревянный брус и ударил его несколько раз. Потом пришлось бежать, а то он из меня котлету сделал бы.

Оперативники переглянулись.

— А где тот брус, не помнишь?

Парень помнил. И стал брус фигурировать в уголовном деле в качестве улики против убитого.

 

СЕЙФУ ПРИДЕЛАЛИ НОГИ

Происшествие с разбойным нападением в салоне поразило двумя неожиданными обстоятельствами: пропавшая сумма переваливала за 11 млн рублей, а главное, преступники похитили и сейф, в котором деньги хранились. Притом четверо нападавших сохранили жизнь охраннику. Это требовало выяснения, а пока подозрение пало и на него как на вероятного соучастника.

Оперативная группа приступила к изучению личностей всех работников организации, среди которых особое внимание привлёк ранее судимый грузин. Его оперативно проверили и обнаружили контакт с некими двумя парнями, внешность которых совпадала с приметами нападавших. Обоих задержали в районе станции метро «Люблино». Далее пошло, как в шпионском романе: в протокол легли сообщения о паролях, явках, контактах и расписание встреч. Сотрудники уголовного розыска Роберт Адамян, Денис Сычков и Рамиль Гафуров приложили немало усилий, чтобы разобраться во всех хитросплетениях и связать группу с рядом других преступлений в Перово. На очередном допросе задержанные признались:

— У нас была своя «открывашка» — девица из фирмы. Она и провела в здание, и дубликат ключа с её помощью сделали.

При задержании соучастницы установили: бандиты шли на дело с пистолетом «Вальтер» с глушителем и ещё одним, газовым, переделанным под боевой. Эти «стволы» наводчица спрятала у себя дома на балконе.

 

3-я ВСТУПАЕТ В БОЙ

— Я никогда бы не стал хорошим руководителем оперчасти, если бы не прошёл школу в отделе на «земле», — отмечает Гафуров. — По моему глубокому убеждению, настоящий сыщик должен пройти все ступени разыскной иерархии, чтоб вырасти в специалиста высокого класса. После работы в ОВД «Таганский» состоялся перевод  на должность старшего опер-уполномоченного 2-й ОРЧ округа. Мы тогда напряжённо работали по поиску оружия и пресечению взрывов. И действовали неплохо: город избежал многих неприятностей. В 2007 состоялся переход на ту же должность в 3-ю ОРЧ. Сфера действий — пресечение грабежей и разбоев. Через два года стал в той же ОРЧ начальником отделения по борьбе с разбойными нападениями, а с 2010 года начальником 3-й ОРЧ. Дослужился за это время до майора полиции, есть много поощрений и несколько ведомственных наград.

Мои подчинённые выкладываются полностью. Иногда и ночи не спят, и рассвет встречают в дороге вдали от дома, потому что злодеи, совершив преступление в Москве, пытаются исчезнуть в других регионах. Столицу ведь наводнили мерзавцы отовсюду: спешат в столицу грабануть побольше да пошиковать потом на малой родине. Вот мы и едем туда «ломать воровской праздник».           Работа наша трудная, но могу твёрдо сказать: лучше уголовного розыска для меня и большинства парней в полиции занятия не сыскать.

 

МОЛОТОЧНИКИ

В декабре 2011 года по ЦАО прокатилась серия разбойных нападений, в основном на стариков. Неизвестные, чаще в сумерки, подходили к пожилым людям, били их молотком и отнимали деньги и вещи: сотню, другую или тысячу рублей, какие-то безделушки — что можно взять у пенсионера?

Один след был утерян из-за промедления самих же потерпевших, в других ситуациях жертвы оказались не в состоянии толком объяснить случившееся.

И только случай у станции метро «Улица 1905 года» стал отправным.  Потерпевшая подробно рассказала сотрудникам ОУР приметы негодяев. А при опросе очевидцев удалось найти человека, которому сильно выпивший парень отрекомендовался так:

— Я, братан, в шайке состою, людей граблю. Понял? Бойся меня. Чем их луплю? Во, смотри, хорош у меня молоток? Как вдарю — сразу с копыт валятся.

— Где вы этого типа встретили? — спросили оперативники. Услышав ответ, удивлённо переглянулись: на Театральной площади, в двух шагах от ГАБТ. Привезли этого свидетеля на место: «Да, всё точно». Надо ставить засаду.

Целую неделю сотрудники полиции, отработав по другим заданиям, ждали в этой засаде. Сверхурочная работа, однако, результата не давала: канул невесть куда выпивоха. Но наконец свидетель уверенно указал на одного парня: «Этот!». Перехватили его мгновенно. За первыми уликами и свидетельскими показаниями последовали признания: семь эпизодов грабежей, а в одном случае преступник нанёс своей жертве 25 ударов молотком, пока женщина не перестала сопротивляться и стихла.

 

(Продолжение следует.)

Эльвира Кашафетдинова,

Алексей Зюзин,

фото Эльвиры Кашафетдиновой

«И МУДРОСТЬ СТАРИНЫ НАУЧИТ МОЛОДОСТЬ УСПЕХАМ…»

Так писал когда-то поэт, вспоминая умнейших людей того столетия, которыми был окружён. Но разве нам с вами досталось лишь завидовать тем временам? Мастера и таланты российские были всегда и везде. И для нынешней молодёжи найдётся немало примеров не столь отдалённых.

Наш сегодняшний разговор о тех, кто занимается воспитанием молодёжи полиции — ребят, избравших для себя службу в органах правопорядка в очень непростой период времени.

 

НА РАСПУТЬЕ

— А я бы добавил — в крайне непростой, — уточняет мой собеседник, заместитель председателя совета ветеранов майор милиции в отставке Владимир Николаевич Кондратьев. — Те ребята, которые начинали службу в МВД в 1950-80-х годах, проходили её в стабильной обстановке, когда шла популяризация органов  МВД по ТВ и в прессе. В период Горбачева и позднее наметилась тенденция на критику, подчас неоправданную, и под ударом её оказались даже едва пришедшие на службу сотрудники. Происходила ломка характеров. И сейчас ребятам трудно: они попали в органы правопорядка на том этапе, когда многое неясно, неопределённо.

Я попросил подробнее рассказать о том, как складывалась ветеранская организация УВД  по СЗАО.

Поскольку майор милиции Кондратьев в определённой степени представляет собой типовой портрет офицера-ветерана, рассмотрим этот образ подробнее. Служил несколько лет в 54-м отделении милиции (ныне ОМВД  Хорошёво-Мневники) участковым инспектором, затем стал инспектором дознания и завершил службу начальником отделения дознания в ОВД «Щукино». Окончание службы выпало на печально известный 1993-й год, когда начался распад страны и трудный процесс реорганизации органов правопорядка, нанёсший серьёзный урон органам ГУВД.

Постепенно стали выкристаллизовываться новые формирования, которые в итоге были преобразованы в округа и подчинённые им районы, те структуры, которые мы имеем сегодня. Советы ветеранов прежних лет, которыми руководили Н. Карпов и М. Плоцкова, влились в новые советы. Председателем вскоре стал Игорь Леонидович Хованский, и под его руководством большую работу удалось проделать таким активистам, как Пётр Алексеевич Лосев, создавший стенды для музея милиции. Большое внимание работе актива придавали бывший начальник УВД Виктор Швидкин, Николай Сёмин, Валентина Знаенко, Александр Плющиков и другие.

Благодаря инициативе председателя совета ветеранов полковника милиции Александра Григорьевича Звирака удалось не просто собрать под крыло ветеранов округа, а нацелить их на конкретную работу, поставить задачи и подсказать им пути совершенствования ветеранского движения. Ведь что греха таить: в 1990-х считалось на всех уровнях, что ветеран у нас всего лишь нищий инвалид, который только просит деньги.

— Владимир Николаевич, правильно ли поступают руководство ГУ МВД России по г. Москве и совет ветеранов главка, призывая ветеранов прийти в коллективы полиции и помочь руководителям в воспитании молодых полицейских? Ведь есть и начальники, и наставники наконец? Зачем же этим ребятам еще и «дядька», как говорили в старинные времена?

— А вы сами последней фразой ответили на вопрос. И в русской армии, и в старой полиции считалось необходимым к новичку непременно приставлять старослужащего, причём с большим опытом, который бы не только обучал военному делу, но и полностью заботился о юнце. Только вот начинать воспитание молодого полицейского надо даже не в кадрах УВД, а много раньше.

— То есть?

Мой собеседник показал альбом, хранящийся в музее истории УВД Северо-Западного округа. Ветераны, бережно собирая коллекцию этого уникального собрания, принесли сюда из дома старинную милицейскую форму 1940—1950-х годов, которую носили наши предшественники в дни Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Тут же лежат ржавые каски времен Великой Отечественной и остатки гранат, найденные туристами УВД в походах по Подмосковью. На фотографиях — погибшие в схватках с преступниками милиционеры разных лет: участковый инспектор Василий Петушков, именем которого названа улица на северо-западе Москвы, мужественные образы солдат правопорядка, сражавшихся в «горячих точках».

— В 1980-х годах Москва привлекала на службу в милицию сотни молодых людей, которые милицию не уважали и к закону относились равнодушно. Говорю так не обо всех, конечно, но и процент отсева был велик. Причина в том, что пришедшие на службу по лимиту, работавшие здесь за столичную жилплощадь, мало думали об уровне правопорядка. И когда появилась позднее возможность направлять детей милиционеров на обучение в специализированные колледжи милиции №1 и № 2, мы, ветераны, увидели в этом значительный плюс в воспитательной работе и перспективу. Что бы сейчас ни говорилось отрицательного о них, я твёрдо отстаиваю своё мнение: колледж — это профессиональное учебное заведение, где дети, чей нравственный уклад жизни сформирован в милицейской семье, продолжают своё  духовное развитие в учебном заведении в той же избранной среде сверстников. Иначе говоря, страна получает уже качественно готовых кадетов правопорядка.

Разрушение этой системы, по мнению моего собеседника, сильно ударило не только по детям, их родителям, но и по стране в целом: МВД получит много меньше молодежи, желающей поступить в полицию. Пойдя по иному пути и оказавшись в молодёжной среде, где отношение к полиции далеко не всегда положительное, даже ребенок из семьи стража правопорядка вполне может избрать путь в иные структуры. Хорошо, если они окажутся некриминальными.

 

ОСОБЫЙ КЛАСС

Дети старших классов из гимназии № 1515, школы № 1286, школы с английским уклоном и ещё двух учебных заведений недавно побывали в музее с подробной ознакомительной экскурсией. Им не просто дали потрогать старинные милицейские шинели и подержать оружие, рассказали о схватках с бандитами и организовали встречу с теми, кто носит на груди награды за подвиги в мирное время, но также провели в криминалистический центр, показав, как «катают пальцы». А в дежурной части ребята услышали сигналы тревоги и переговоры  автоэкипажей. Затем специалист по оружию детально рассказал, чем отличается один ствол от другого, а сыщики позволили заглянуть в свои сокровенные «тайны розыска».

— Владимир Николаевич, несомненно, кто-то из ребят, придя домой, задумается о службе в полиции. И однажды придёт в ваше УВД. Это вы и называете тем первым, «нулевым шагом» в вашу профессию и воспитательный процесс?

— Именно так! То, что упустило государство, ликвидируя колледжи, мы должны вернуть своим путём, придя к ребятам в школы. Знаете ли вы, что был такой период, когда не только нам, ветеранам милиции, но даже фронтовикам был закрыт путь в школы? Кто-то наверху очень не хотел, чтобы эти «болтуны», то есть мы, забивали головы детям патриотическими «бреднями». И кого бы мы тогда вообще получили из подрастающего поколения? По моей просьбе члены совета ветеранов перечисляют милицейские и полицейские династии, сложившиеся в масштабах УВД по СЗАО. У Хованского сын Леонид сегодня проходит службу, закончив ВШМ. У бывшего заместителя начальника отдел по тылу Юрия Пою двое сыновей трудятся в уголовном розыске. Капитан милиции Нина Пименова имеет дочь, которая служит в Северном округе. У начальника ОД Ирины Щекочихиной сын стал участковым уполномоченным; а у старейшего постового-мотоциклиста Ватамана из 54-го отделения сын избрал работу в ГАИ. Майор из уголовного розыска Светлана Фомина надеется, что и сын пойдёт по её стопам, а пока он делает первые шаги в ППСП. Сказанное выше укладывается в формулу: должен и сын героем стать, если отец герой. Это не просто воспитание, а воспитание духа через семью, через родителей.

 

МЫ ЛИШЬ НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ

— Мы делаем лишь первые шаги, — отмечает Кондратьев. — Да, у нас получилось много лучше, чем, допустим, в соседних районах. Почему? Ответ на поверхности: мы не оставили эту работу. Причина упущений многих в том, что они недооценили благотворное воздействие «дядьки» в воспитании достойной смены. Слабость сегодня в чём? Резкое сокращение подразделений привело и к уходу плеяды сержантов и офицеров с большим опытом работы. Их заменили  в ряде случаев старшие лейтенанты, имеющие и сами небольшой опыт службы. То же и в ППСП. Чего боится, например, рядовой полицейский? Вообразите: вчерашний воин, он и в казарме опасался лишний шаг сделать, а тут целая Москва, закон, да ещё и в форме. Отойди от него наставник на шаг — и всё, окончательно растерялся!

Естественно, активисты  быстро распределились по тем службам, где их опыт и авторитет  наиболее крепки и значимы. Бывший начальник ОВО Иван Фабрици и сегодня шефствует над новичками в своем родном коллективе. В ГАИ управляются сразу двое: Валерий Волынщиков и Наталья Шавырина. А вот Тамара Крылова, знаменитая прежде сыщик, полковник из ОРО, взвалила на себя громадный вал забот: потянула сразу три ОМВД — в Покровском-Стрешневе и Тушине. Там временно нет ветеранов, и ей приходится тащить воз за троих. Равил Хайруллин в Хорошево-Мневниках тоже трудится активно, стремится помочь даже активу в самом УВД.

 

ВСЕ УПИРАЕТСЯ

В ДЕНЬГИ

Мне бы очень хотелось назвать многих активистов, но приходится говорить совершенно о другом. Как раз многие способные отказываются идти в актив именно потому, что одни ушли в ЧОПы, другие сидят на огородах, третьи чётко заявляют:
«Когда будут платить — приду». Да, непросто складываются вопросы шефства в полиции. Проще сказать, они просто не финансируются никак. И даже такая форма, как поощрение актива — в прошлом. Экономика ударяет больно по всем начинаниям. Но стоит заняться хотя бы главными направлениями, где требуется мудрый ветеран: в розыске, следствии, участковой службе, в дознании. Пусть лучше будет один мудрый старый спец, чем десять аксакалов с солидным возрастом, но без специальности. И этому спецу нужно выделить некоторую сумму за реальный вклад в воспитание молодых специалистов. Примеры таких кадров есть: Тамара Крылова из ОМВД по району Покровское-Стрешнево,  Валентина Знаенко, бывшая оперуполномоченная, и другие.

Сергей КИН

ГДЕ ТЫ, МИША?

Положив в рюкзак всё самое необходимое — компас, фонарик, запасные батарейки и парочку глазированных сырков, Миша покинул отчий дом и пошёл куда глаза глядят. А глядели они в сторону Кузьминского лесопарка.  Забравшись в самую глушь, мальчик надеялся отыскать места, где ещё не ступала нога человека. И, наверно, ему бы это удалось, однако, его поиски были неожиданно прерваны:

— Миша! Миша, это ты? Как ты себя чувствуешь?

Ребята из московского отряда Содружества волонтёров «Поиск пропавших детей» немедленно отвели мальчика в сторону и постарались укрыть от многочисленных видеокамер. Перепугавшись и поняв, что дома ему не миновать серьёзного разговора с родителями, малыш на ходу выдумал невероятную историю о каком-то дядьке, который забрался в квартиру и уволок Мишу с собой в лес. Избив мальчика и отобрав рюкзак с сырками, дядька скрылся в неизвестном направлении. Позже в кабинете оперуполномоченного ребёнок признался, что у него возникли проблемы в секции по спортивному ориентированию, поэтому он решил тренироваться самостоятельно.

История, приключившаяся с мальчиком, сродни сюжету американского фильма со счастливым концом. Кстати говоря, Миша — беглец со стажем. В феврале этого года родители заявили в полицию о пропаже ребёнка. Его нашли через несколько часов в «Макдоналдсе» на станции метро «Новогиреево». Какой-то сердобольный кассир пустил мальчика погреться в зал, так как на улице было очень холодно. Свой побег он объяснил тем, что просто не хотел делать уроки.

В этот раз родители почему-то решили обойтись без помощи сотрудников правоохранительных органов и потеряли много времени, так как волонтёры не имеют права начинать поиск, если заявители не сообщили о пропаже человека в полицию. Понимая, что речь идёт о здоровье малыша, волонтёры в полночь на свой страх и риск выехали на место происшествия, в течение пятнадцати минут провели инструктаж и приступили к поискам. Мальчик оказался неподалёку от штаба волонтёров, поэтому его нашли почти сразу. Хотя в парке он провёл довольно длительное время, мать ребёнка ещё только подавала заявление о пропаже.

Эта проблема была поднята на конференции 16 июля, где обсуждались вопросы взаимодействия сотрудников полиции с волонтёрской организацией. Заместитель начальника УВД по ЮВАО ГУ МВД России по г. Москве начальник окружного СУ полковник юстиции Сергей Никонов предложил наладить более качественный и оперативный обмен информацией. Он посоветовал интересоваться у граждан, обратились ли они в полицию, и в случае необходимости самостоятельно сообщать о происшествиях. Дмитрий Второв, член Содружества волонтёров «Поиск пропавших детей», выразил согласие по поводу более тесного сотрудничества с полицейскими. Волонтёры не обладают такими навыками и опытом, как сотрудники правоохранительных органов, они  призваны помогать полицейским и взаимодействовать с ними. Дмитрий Викторович также немного рассказал о специфике работы, которую выполняют волонтёры. На поиски ребёнка в городе отправляют до 50 человек, по области от 100 до 150. Перед «операцией» проводится обязательный инструктаж и регистрация прибывших, где волонтёров проверяют на вменяемость и способность к работе, ведь иногда им приходится искать людей ночью, а значит, необходимо иметь силы. Во избежание непредвиденных ситуаций по одному члены отряда не ходят, минимум, по двое. Коллега Дмитрия Викторовича Николай Ковалёв добавил, что московский отряд довольно молодой, но уже имеет определённый опыт. С января принял участие примерно в двадцати поисковых операциях, пять из них были проведены исключительно силами волонтёров. Члены содружества помогают людям совершенно бесплатно. Благодарные родители иногда предлагают деньги за работу, но координаторы отказываются и вместо этого просят лучше купить пару фонариков или батареек для последующей работы.

Начальник УВД по ЮВАО ГУ МВД России по г. Москве генерал-майор полиции Борис Пищулин отметил важность и значимость деятельности волонтёрской организации. Выразив надежду на дальнейшее сотрудничество, он вручил Дмитрию Викторовичу благодарственное письмо за проделанную работу.

В США и Европе вот уже 30 лет 25-го мая отмечается Международный день пропавших детей. В этом году его впервые отметили и в России. Синяя ленточка — символ дня пропавших детей, поэтому все неравнодушные к этой проблеме граждане вне зависимости от того, имели ли они возможность присутствовать на массовых мероприятиях или нет, повязывали её на одежду, сумки и машины. А вечером зажигали свечи и ставили их на окна, освещая, таким образом, дорогу детям, ещё не вернувшимся домой. Члены Содружества волонтёров «Поиск пропавших детей» 25-го мая раздавали не только ленты, но и памятки для родителей, где написано, что всегда необходимо прислушиваться к мнению ребёнка. Ведь любая проблема, которая взрослому человеку кажется ерундой, может быть очень важна для малыша.

 

Юля Далидович

РАСШИРЕННОЕ СОВЕЩАНИЕ

 

На прошлой неделе в ГУ МВД России по г. Москве состоялось расширенное совещание руководящего состава столичной полиции, в котором приняли участие мэр города Сергей Собянин, представители органов государственной власти, руководители правоохранительных структур и общественных организаций.

Начальник Главного управления МВД России по г. Москве генерал-майор полиции Анатолий Якунин озвучил итоги оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел в первом полугодии и поставил перед личным составом задачи по дальнейшему укреплению правопорядка в столице.

В частности, он подчеркнул, что московская полиция справилась с обеспечением безопасности на массовых и праздничных мероприятиях, прошедших в городе в первом полугодии текущего года.

 

«Было проведено свыше 15 тысяч массовых, в том числе праздничных, мероприятий, в которых приняли участие около 14 млн. человек, а к их охране привлекались в общей сложности более 312 тысяч сотрудников органов внутренних дел, 104 тысячи военнослужащих внутренних войск и почти 23 тысячи дружинников», — сказал А. Якунин.

Он поблагодарил за сотрудничество и помощь в этой работе власти Москвы, МВД России и коллег из других правоохранительных структур, а также личный состав московской полиции.

«Несмотря на отвлечение существенных сил для обеспечения безопасности при проведении массовых мероприятий, московская полиция в целом не допустила дополнительной напряжённости криминальной ситуации в городе», — отметил Якунин.

Он уточнил, что за отчётный период в столице зарегистрировано 85 тысяч 857 преступлений. С начала года в Москве на 12,3% сократилось количество регистрируемых убийств, число фактов причинения тяжкого вреда здоровью со смертельным исходом снизилось на 15,7%, изнасилований — на 18,2%.

«Вместе с тем, нас не может не беспокоить рост регистрируемых тяжких и особо тяжких преступных деяний общеуголовной направленности,— отметил начальник главка.

Также он предостерег подчиненных от сокрытия преступлений и потребовал исключить практику необоснованного вынесения постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.

«Еще раз повторю — искусственное приукрашивание статистики недопустимо. Принципиальная позиция руководства главка по вопросу соблюдения учётно-регистрационной дисциплины не изменилась: к виновным в её нарушении как применялись, так и будут применяться самые строгие меры», — подчеркнул А.Якунин.

Мэр Москвы Сергей Собянин в своём выступлении отметил, что столичная полиция в достаточно непростое время достойно справилась с поставленными перед ней задачами по охране общественного порядка и безопасности граждан.

В дальнейшем он призвал сотрудников усилить контроль за миграционной ситуацией, активнее выявлять факты нелегальной сдачи жилья в аренду, а также выстраивать надлежащим образом работу органов внутренних дел на присоединённых к столице территориях.

В свою очередь, мэр пообещал, что Правительство Москвы будет и впредь уделять пристальное внимание материально-техническому оснащению подразделений полиции, особенно районного уровня, а также социальной поддержке сотрудников.