petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 43 (9595) от 14 ноября 2017г.

Статьи в категории: Номер 3 (15) 31 января 2007 года

Новая жизнь «Возрождения»

Начальник полигона учебного центра ГУВД по городу Москве по подготовке работников вневедомственной охраны, начальник клуба этого
Центра и два слушателя учебного заведения — знакомьтесь: ВИА «Возрождение». Этот ансамбль вывел Учебный центр в число самых музыкальных подразделений ГУВД. Коллектив выступает не только на различных праздниках внутри подразделения, но и совершает «туры» по соседним округам и другим службам. Есть в активе «Возрождения» и совместные выступления с лучшими музыкальными коллективами московской милиции.
 
История «Возрождения» началась в 2000 году, когда в Центр пришел Владимир Уткин. Человек, неотъемлемой частью всей жизни которого была музыка, увидел довольно унылую картину — все праздники в подразделении проходили исключительно под магнитофон. Адриано Челентано и звезды Сан-Ремо были постоянными спутниками любого значимого события.
Владимир Уткин отправился к начальнику клуба, который тогда возглавлял Евгений Иванович Староверов, с предложением создать свой музыкальный коллектив. Инициатива была поддержана. Работа закипела. К Владимиру Юрьевичу присоединился еще один энтузиаст — сотрудник отдела информационных технологий. Принеся из дома все имеющиеся инструменты, дуэт стал репетировать. Вскоре в состав влились еще несколько участников. Первой пробой сил стал новогодний праздник — группа играла на старых личных гитарах и пела в микрофон караоке, подключенный к колонкам от магнитофона. Тем не менее выступление очень понравилось. Сотрудники Учебного центра восприняли живую музыку в исполнении сослуживцев очень хорошо.
 — Самая первая песня, которую мы исполнили, была собственного сочинения, — рассказывает капитан милиции Владимир Уткин. — Мы не стали петь чужие песни, не стали играть «Цыганочку» и «Мурку», а исполнили что-то свое. На мой взгляд, это стало залогом нашего дальнейшего успеха. 
Признание таланта — это хорошо, но как быть со старыми, доживающими последние дни инструментами. Тут на помощь своим звездам пришел начальник Учебного центра полковник милиции Николай Васильевич Царев. Он помог группе купить необходимое оборудование. От нового коллектива ждали очень многого. Но в бурно развивающуюся карьеру вмешалась судьба — по разным причинам ушел практически весь состав группы. Владимир Уткин остался ее единственным участником. Ситуация патовая — только-только привезли инструменты, а играть на них не-
кому.
Спасение пришло в лице Алексея Чеканова. Молодой человек, учась в институте, играл в музыкальной группе на бас-гитаре. Узнав, что старый коллектив распался, слушатель Учебного центра Чеканов решил предложить свои услуги. С этого момента началось восстановление коллектива.  
В тот сложный период родилось название группы «Возрождение».
— На одной из репетиций мы обдумывали программу для будущих выступлений, — вспоминает начальник клуба УЦ ГУВД лейтенант милиции Алексей Чеканов. — И вдруг мне в голову пришла мысль, что коллектив возрождается, как легендарная птица Феникс. Поначалу решили называться именем этой птички, но потом, прикинув, сколько по стране групп с таким названием, стали «Возрождением». 
С обретением имени состав коллектива, через который прошли очень многие слушатели Учебного центра, несколько устоялся. Теперь в него входят: Владимир Уткин (гитара, вокал), Алексей Чеканов (бас-гитара, вокал), Александр Яровой (клавиши) и Андрей Ефимов (барабаны). 
Стоит отметить, что все участники ВИА «Возрождение» — непрофессиональные музыканты. Более опытный Владимир Уткин всячески помогает своим коллегам в освоении инструментов. Все члены коллектива считают, что для того, чтобы обрести лицо и исполнять собственные песни, необходимо колоссальное количество репетиций.
— Мы очень тщательно работаем над каждой песней, — говорят музыканты. — Можем часами, днями отрабатывать одну вещь. На наш взгляд, песня должна «дозреть». Когда она начинает в исполнителя вживаться, тогда и понравится зрителю.
Несмотря на активный процесс творческого поиска, участники «Возрождения» считают, что более подходящее для них направление — джаз-рок. Джаз — течение, в котором присутствует необъятный простор для импровизации, а старый добрый рок близок музыкантам по духу.
— Мы стараемся исполнять веселые рок-н-ролльные песни, — рассказывает Владимир Уткин. — В нашем репертуаре практически нет медленных и активно патриотических песен. Мы стремимся отойти от давно сложившегося стереотипа, что милиционеры должны исполнять только произведения, наполненные огромной любовью к Родине. Наш патриотизм проявляется в повседневной службе. У нас же цель — показать, что у сотрудника милиции тоже есть сердце и душа.
В 2006 году для ВИА «Возрождение» началась новая жизнь — конкурсная. Коллектив впервые принял участие в общероссийском фестивале «Милосердие Белых ночей», который проводился в Санкт-Петербурге. Идея отправить команду на конкурс принадлежала заместителю начальника Учебного центра по воспитательной работе майору милиции Алексею Музычуку. Этот опыт показал ребятам силу соперников и нужное творческое направление. Но им удалось с первого захода преодолеть все туры и войти в десятку лучших музыкальных коллективов. Теперь «Возрождению» предстоит еще одно конкурсное испытание — с 14 по 17 февраля в ДК ГУВД по городу Москве пройдет отборочный тур большого творческого смотра, тема которого — любовь во всех ее проявлениях.
— Эта тема нам очень близка, — говорит Алексей Чеканов. — Мы надеемся, что сможем тронуть судей своим исполнением. Будет трудно, в милиции работает очень много талантливых людей, которые в творческом плане могут дать фору современным эстрадникам. Мы надеемся занять достойное место среди достойных людей.
Елена ДЕМИДЕНКО

Мир крючков и закорючек

…Я старательно вывожу буквы. Так аккуратно я не писала уже давно, рука болит от напряжения. Зато почерк получается — одно загляденье, с сильным наклоном влево. От завитушек, которыми я украшаю буквы, испытываю восторг первоклассника, заполнившего прописи без единой помарки.
 
Решив написать материал о почерковедческой экспертизе, я обратилась к сотрудникам Экспертно-криминалистического центра ГУВД столицы с просьбой провести эксперимент. В мою задачу входило изменить свой почерк до неузнаваемости, в задачу экспертов — раскусить мой коварный замысел.
Написанным я осталась довольна и протянула листок экспертам — капитану милиции Оксане Чернышовой и майору милиции Марии Соловьевой. Также к ним в руки попал и мой рабочий блокнот, исписанный каракулями, в которых я сама иногда не могу разобраться. Естественно, я потерпела поражение.
— По большому счету, вы поменяли только наклон, — терпеливо объясняла мне Оксана. — Все остальное осталось прежним. Понимаете, то, как мы пишем, заложено на подсознательном уровне, поэтому контролировать процесс письма невозможно. В этом вы смогли убедиться на собственном опыте. Даже если поставить цель — изменить свой почерк, сделать это на сто процентов не удастся.
В подтверждение своих слов она показывала мне элементы букв, которые, действительно, совпадали. В общем, провести специалистов не получилось, что не удивительно. Хотя в практике Оксаны и Марии была весьма сложная экспертиза.
Олег внес деньги за квартиру на нулевом цикле строительства. Когда выяснилось, что по каким-то причинам дом так и не будет возведен, фирма начала возвращать деньги своим клиентам. Когда же на пороге офиса появился Олег, менеджер удивленно вздернул брови:
— Вы же получили все до копейки! — и в подтверждение своих слов показал расходный ордер, подтверждающий, что еще на прошлой неделе Олег получил 35 тысяч долларов. Мужчина не поверил своим глазам: подпись — его, почерк, которым был заполнен документ, — тоже. Олег обратился за помощью в милицию.
— Это была высококлассная подделка, — вспоминает Мария Соловьева. — Действительно, различия были минимальны, и на первый взгляд у непрофессионала могло возникнуть впечатление, что Олег на самом деле собственной рукой заполнил этот документ. Но это было не так.
Иногда по почерку эксперты могут предположить, кем человек работает. Впрочем, такие наблюдения может сделать каждый из нас. Те, кто работает в школе или детском саду, все буквы пишут очень разборчиво и правильно. То, что написал врач, зачастую может разобрать только его коллега да провизор в аптеке.
— Наверное, это связано с тем, что докторам много приходится писать, — улыбается Оксана. — Обратите также внимание, что самые простые подписи — у кассиров, бухгалтеров. Крючок — и все дела. Так что если не хотите, чтобы вашу подпись с легкостью подделали, максимально ее усложняйте. Или же расшифровывайте ее, указывая в скобках свою фамилию.
Сегодня очень много экспертиз, связанных с поддельными завещаниями, ведь все большую «популярность» у преступников приобретают аферы с квартирами. Находят одинокую старушку, подделывают завещание, по которому ее жилплощадь после смерти переходит в их полное владение. Дождавшись ее смерти, бегут к нотариусу. Нередко там они могут встретить своих «коллег», и тоже с завещанием. Так что приходится криминалистам докапываться до истины. Но бывает и наоборот.
— Был в нашей практике случай, когда старенький дедушка оформил свою квартиру то ли на дальних родственников, то ли на знакомых, — вспоминает Мария Соловьева. — А потом, видимо, передумал и сказал: «Я ничего не подписывал». Пришлось доказывать обратное.
Сегодня проводят экспертизы, связанные со всевозможными мошенничествами. Впрочем, пару десятилетий назад именно с помощью почерковедов было раскрыто убийство. В квартире на Зеленом проспекте был обнаружен труп хозяина с повреждениями передней поверхности шеи. Опросы членов его семьи, соседей, знакомых и друзей ясности не внесли. Не известно, как скоро были бы найдены убийцы, если бы через несколько дней родственники не принесли в следственный отдел книгу О.П. Смирнова «Скорый до Баку». Там на последней странице они обнаружили неразборчивую запись. Экспертам предстояло ее расшифровать, а также установить, кто ее сделал. В лабораторию вместе с последней страницей книги направили образцы почерка убитого. Специалисты пришли к выводу, что именно он писал следующий текст, который удалось частично расшифровать: «Леша (Леня) меня убили Женк и его мать. С бан…ой потом час….ного (ною) зве БП». Это помогло оперативникам выйти на след преступников и задержать их.
— Знаете, когда я провожу экспертизу, словно с человеком знакомлюсь, — услышала я перед самым своим уходом от Оксаны Чернышовой.
— Значит, и характер человека можете по почерку определить?
— Понимаете, какие-то закономерности, безусловно, есть. Но мы этим не занимаемся, — подключилась к разговору Мария Соловьева. — Просто как-то интересовались этим вопросом. Честно говоря, немного обидно, когда нам задают такие вопросы. Это то же самое, что попросить эксперта, который занимается дактилоскопией — идентифицирует отпечатки пальцев, ладоней, погадать по руке.
ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА
 
Еще в XVII веке обратили внимание на то, что почерк неповторим, и попытались связать особенности характера человека и его манерой писать. Одним из первых об этом рассказал в своей книге «Как узнать природу и качества человека, взглянув на букву, которую он написал» итальянец Камило Бальдо.
Через двести лет к этой интереснейшей теме вернулся аббат Фландрэн из Франции. Считается, что исследование почерков самых разных людей, которое он провел, легло в основу современного анализа. Правда, до сих пор не известно, кому именно мы должны сказать «спасибо» за термин «графология», которым сегодня называют исследование почерка с точки зрения свойств и психологических состояний пишущего. По одной из версий — аббату Фландрэну, который соединил два греческих слова «графо» — писать и «лого» — наука. По другой — его ученику, аббату Мишону, написавшему книгу «Система графологии».
Русские графологи, так же, как и их коллеги из других стран, пытались с помощью лупы и текста, написанного от руки, раскрыть характер человека. Конечно, первопроходцами они не стали и шли по проторенной дорожке. Зато большими успехами могли похвастать ученые-криминалисты, которые также изучали образцы почерков, но с иной целью. В первую очередь они определяли, кто именно выполнил ту или иную запись. История почерковедческой экспертизы, именно так она называется, начинается с момента создания Министерства внутренних дел в 1802 году. В то время исследованием почерка и подписей в различных документах занимались учителя чистописания, рисования и черчения, содержатели типографий и даже чины полицейских управлений. Лишь в конце XIX века им на смену пришли эксперты-криминалисты. Именно в то время наш соотечественник, ученый Евгений Федорович Буринский, изобрел метод цветоделительной фотографии или усиления контраста. С его помощью Евгению Федоровичу удалось восстановить тексты древних рукописей, относящихся к XVI веку. В 1845 году при проведении ремонтных работ в Кремле в медном сосуде, заполненном водой, обнаружили сорок полуистлевших кожаных свитков. Над расшифровкой надписей бились ведущие ученые того времени, но тщетно. Через год документы признали нечитаемыми и сдали в Московский государственный архив. Лишь в 1894 году о них вспомнили и вновь решили исследовать. За дело взялся Евгений Федорович Буринский. За полгода ему удалось прочитать все тексты и зафиксировать их на фотопластины.
Юлия МИЛОВИДОВА

«Обычное дело»

Однажды мой знакомый рассказал о том, как в Тверской области парень спас жизнь семье выходцев с Кавказа. Узнав, что этот герой работает в милиции, да еще и в подчиненном нам подразделении — в порту г. Кимры начальником ЛПМ, я решила с ним встретиться. А в ответ прозвучало: «Да он ни за что не согласится. Даже мне Костик ни о чем не рассказывал, пока я не услышал о случившемся от знакомых».
Пришлось пойти на небольшую хитрость. Зная, что на днях в управлении состоится заседание расширенной коллегии по подведению итогов работы за год, куда приглашены все руководители структурных подразделений, в том числе и наш герой, я организовала встречу-знакомство с начальниками линейных пунктов милиции для осуществления более эффективного делового взаимодействия по линии информационно-пропагандистской работы. И еще убедила каждого в необходимости сфотографироваться на память для нашего управленческого альбома. Мы беседовали о работе, о жизни, а когда перешли к происшествию, Константин Юрьевич был удивлен, что в Москве об этом знают.
— Да ничего особенного не произошло, — сказал он. — Обычное дело. Спешил на машине по служебным делам, увидел, что горит частный дом. Вызвал пожарных...
После небольшой паузы сухо добавил:
— Вошел в дом, вывел людей во двор, дождался пожарных и уехал.
А как же на самом деле все происходило?
«Обычное дело» начиналось так. Начальник ЛПМ в порту
г. Кимры Московского УВД на воздушном и водном транспорте Константин Ковалев ехал на автомашине по служебным делам в прокуратуру. Проезжая по улице Революционной, недалеко от Центрального рынка он заметил, что верхний этаж одного из частных домов горит. Не раздумывая, Константин свернул к дому и вызвал по телефону пожарных. Людей во дворе не было.
— Это меня сразу насторожило, — вспоминает Костя. — Ни суеты, ни криков о помощи, полная тишина.
Забежав внутрь дома, он увидел мужчину и женщину, которые испугались ворвавшегося незнакомца и не подозревали о нависшей над ними угрозе. «Не паникуйте, — предупредил незваный гость, — у вас есть несколько минут, чтобы забрать все самое ценное, документы, деньги и кое-что из вещей. Дом деревянный, а огонь уже охватил весь второй этаж».
Хозяева с ужасом в глазах, не до конца осознавая, что происходит, стали метаться по дому, собирать попавшие под руку вещи, но выходить во двор не спешили. Вскоре начал гореть чердак, раздался треск шифера, огонь перекинулся на крышу, которая могла обвалиться в любую секунду. «Бегом во двор, — скомандовал Константин, — а то не успеете выйти!». Однако опешившие супруги его будто и не слышали. Вытолкав хозяев на улицу и не получив внятного ответа на вопрос, есть ли в доме еще люди, Константин забежал обратно и в одной из комнат увидел женщину с тремя детьми. Объяснив мальчишкам, куда бежать, он взял на руки их сестренку, а маме велел идти за ним следом. Женщина не шелохнулась. «Шок, — подумал Костя. — Сама не пойдет». Держа в одной руке маленькую девочку, а другой ведя ее маму, Константин вышел во двор. Начали рушиться стены второго этажа. Вдруг хозяйка дома с ужасом вскрикнула: «Там остался мой дед». Костя только на миг взглянул на выгоревший второй этаж, чтобы хоть как-то оценить ситуацию, и вновь побежал в дом. Обнаружив в дальней комнате мирно спящего старика, он разбудил его и направился к выходу. В это время уже подошли соседи и стали помогать выносить кое-какие вещи с первого этажа, находившиеся ближе к двери, так как дальше идти было опасно. Подъехавшие пожарные приступили к работе. Обмолвившись двумя словами с ними, Константин взглянул на часы: «Опоздал! Ребята, я спешу на службу», — и уехал.
Вслед отъехавшей машине кто-то из соседей спросил: «А кто он вам?». Тогда люди поняли, что не знают ничего о своем спасителе. И только сидевший на уцелевших от огня вещах дед со слезами на глазах тихо произнес: «Это простой русский парень».
Среди прибывших пожарных оказался человек, который когда-то работал с Константином. Он и рассказал, что это милиционер, который сейчас работает в порту, и зовут его Костя Ковалев.
Конечно, хочется верить, что, оказавшись на месте майора милиции Константина Юрьевича Ковалева, каждый из нас сделал бы то же самое, но, к сожалению, жизнь порой свидетельствует об обратном. Нередки случаи нашего равнодушия ко всему происходящему вокруг, к чужим бедам. И несмотря на то, что некоторым читателям могут показаться слишком высокопарными мои слова, все же хочется их произнести: если в нашей милиции есть такие ребята, то она может называться народной. Спасибо тебе, простой русский парень Костя Ковалев!
Карине ТЕРТЕРЯН,
пресс-служба Московского УВД
на воздушном и водном транспорте
МВД России

Инспектор ДПС розыскного профиля

В последнее время интерес к милицейской службе в обществе растет. Потихонечку отстает приклеенный на профессию стражей правопорядка в конце 90-х годов ярлык «непрестижность», и старшеклассники, военнослужащие срочной службы, а также студенты престижных вузов всерьез задумываются: а не связать ли свою жизнь с правоохранительными органами? В редакцию приходит много писем, в которых будущие выпускники и дембеля просят побольше рассказать о том или ином подразделении.
Окружные взводы розыска ДПС появились в структуре столичной милиции сравнительно недавно, а новая служба, как известно, всегда самая интересная, поэтому вполне оправданно держит верхние позиции по количеству вопросов в редакционной почте.
Чтобы подробнее рассказать о буднях сотрудников взвода розыска ДПС УВД по СВАО Москвы наш корреспондент отправился вместе с ними на
дежурство.
 
8.00. Смена начинается с развода. Начальник отделения розыска ОГИБДД УВД по СВАО Москвы подполковник милиции Юрий Коровчук зачитывает расстановку нарядов, проверяет у каждого сотрудника наличие нагрудного знака, служебного удостоверения и экипировку.
— Наши наряды имеют не вполне обычные для сотрудника дорожно-постовой службы задачи, ведь административная практика их мало интересует, — поясняет мне Юрий Иванович после инструктажа. — Розыскники не для того выходят на работу, чтобы наказывать нарушителей правил. Проведение поисковых и специальных мероприятий по обнаружению и задержанию угнанных и похищенных автотранспортных средств, в том числе оборудованных поисковыми системами, а также лиц, причастных к совершению данного вида преступлений, — вот наше приоритетное направление деятельности. Поэтому мы направляем людей для работы в районы с наибольшим количеством краж и угонов автотранспорта.
8.45. Знакомлюсь с экипажем. За рулем служебной «десятки» — лейтенант милиции Игорь Фомичев, старший наряда — старший лейтенант милиции Алексей Щуров.
Выезжаем за ворота и направляемся в сторону района Бибирево — сегодня это наша зона ответственности.
9.15. Одно из мероприятий по обнаружению и задержанию угнанных и похищенных автотранспортных средств — это проверка гаражно-строительных
кооперативов и муниципальных автостоянок. Ни для кого не секрет, что если машину не угоняют под заказ, то она какое-то время остается в логове преступников. Ведь перед выставлением ее на продажу предстоит произвести немалый объем работ, а именно: перебить идентификационные номера на кузове и двигателе, изготовить новые документы, перекрасить и частично изменить интерьер салона. Все это время автомобиль находится в так называемых отстойниках, которыми чаще всего служат либо автостоянки, либо частные гаражи, оборудованные под мини-автосервисы. Поэтому мы заезжаем с проверкой на автостоянку, которая находится на улице Корнейчука. Игорь включает ноутбук и с помощью загруженной в него базы данных проверяет на угон весь припаркованный здесь транспорт. Алексей тем временем поднимается в будку к сторожу выяснить, не появились ли на стоянке новые автомашины со свежими следами аварии. Таких нет.
Офицер предупреждает сторожа о возможном появлении на их территории похищенных транспортных средств и напоминает о недопустимости принимать под охрану автомашины у незнакомых людей. Это можно сделать только после внесения в специальный журнал паспортных данных клиента. Конечно же, подслеповатому деду, коими зачастую являются сторожа, подсунуть для регистрации фальшивый документ не сложно, и все же… Преступники тоже люди, и далеко не у всех из них железные нервы. Лишний раз рисковать и «светиться» никому не хочется, поэтому они избегают тех мест, где процедура постановки автомобиля-новичка начинается с записи в книгу учета.
10.30. Не спеша объезжаем дворы и выискиваем неаккуратно припаркованные автомобили. Инспекторы розыска прекрасно осведомлены о том, что угонщики не всегда сразу перегоняют добычу к месту «разбора» или в надежный и проверенный отстойник. Зная, что на поиск «горячего» автомобиля бросят все милицейские силы, злоумышленники предпочитают оставить его в каком-нибудь дворе и вернуться за ним лишь через какое-то время, когда страсти поутихнут. Кстати, именно это и произошло неделю назад все на той же улице Корнейчука. Во время проверки дворовых территорий офицеры обратили внимание на явно наспех брошенный «Фольксваген-пассат». Пробили по компьютеру транзитные номера, которые были приклеены на стеклах автомобиля, и выяснили, что за этими «транзитами» числится ВАЗ десятой модели. Осмотрев иномарку, инспекторы обнаружили провернутую личинку замка на водительской двери, а очистив от пыли стекло, увидели раскуроченный замок зажигания. Сомнений в том, что «Фольксваген» в угоне, уже не оставалось. Но как найти владельца, ведь приехавший на место обнаружения эксперт констатировал: номера VIN вырезаны, а номер двигателя забит. Тогда розыскники переписали адрес автосервиса, чей фирменный бланк-заказа на выполнение работ был обнаружен в багажнике машины, и отправились туда. Подняли архив клиентов этого заведения и установили личность человека, на которого этот документ был выписан. Им оказался хозяин «Фольксвагена», который, приехав, тут же опознал свою собственность.
11.10. Заезжаем с проверкой в автосервис. На его территории обнаруживаем сразу пять машин без номеров. Номера воруют, и они сильно мешают ремонту, следуют объяснения местных Винтиков и Шпунтиков. Правда, чем жестяная табличка, прикрепленная на переднем бампере, может помешать вытягиванию на стапеле битого зада, не понятно. Возможно, это один из секретов работы, влияющий на качество ремонта? Или по охраняемой территории ночью бродят сборщики цветных металлов? Выяснять не стали, на все эти автомобили сервисмены предоставили снятые номера и документы.
Выборочно проверяем документы на машины у клиентов сервиса, ожидающих своей очереди в боксы на открытой площадке.
12.00. Автомобиль замирает на островке безопасности, инспекторы надевают головные уборы, берут в руки жезлы и приступают к работе. Процедура проверки транспорта мало чем отличается от той, что проводят обычно простые территориальные гаишники: ознакомление с документами и, при необходимости, досмотр багажника. Непривычен компьютер, через который прогоняют весь автотранспорт, причем как по госномеру, так и по номеру VIN. Такие проверки регулярно приносят розыскникам результаты, ведь угонщики не всегда перебивают табличку с идентификационным номером, ограничиваясь лишь изготовлением «чистых» госномеров. А бывает — перебивают, но не всегда качественно. Задача инспектора розыска — выявить признаки подделки или изменения номеров агрегатов автотранспорта.
13.40. Проверку приходится прекратить — остановленный Игорем водитель пьян. Да, не угонщик, но разрешить такому ехать дальше нельзя. Инспекторы отрываются от живой работы и приступают к заполнению кучи бумаг. Затем офицерам предстоят дорога к врачам-наркологам и ожидание эвакуатора. По опыту участия во многих рейдах мне хорошо известно, что данная процедура затянется не на один час, поэтому желаю инспекторам удачи и пересаживаюсь на борт другого экипажа.
14.00. Дальше мне предстоит дежурить со старшими лейтенантами милиции Михаилом Боровковым и Александром Бурлаковым. Задачи у них те же, что и у прошлого экипажа, но работать им несколько проще, ведь их автомобиль оснащен прибором «Поток-1Д». Про эту новую электронную систему, поступившую около года назад в столичную ГИБДД, наша газета уже писала. На специальном крепеже на уровне ветрового стекла закреплены две компактные видеокамеры, которые в автоматическом режиме считывают все номера автомобилей, попавших в объектив, и прогоняют их по базе данных.
Выезжаем на дорогу. На экране ноутбука отображаются сразу четыре полосы движения (одна камера способна одновременно просматривать две полосы дороги). Смотрю на экран, и будто бы не милицейская программа в нем воспроизводится, а какая-то компьютерная игра в режиме просмотра. Сначала у попавшей на монитор машины вместо номерного знака пустое место. Но небольшая зеленая рамка уже начала свое перемещение в сторону крепления номера. Секунда-другая — и рамка занимает нужное место, еще через мгновение в этом прямоугольнике появляются цифры и буквы. Еще секунда — и зеленая рамка устремляется к следующему автомобилю, попавшему в кадр, — предыдущий оказался ей не интересен.
Польза от такого электронного помощника очевидна: то, что инспекторы моего первого экипажа делали вручную, техника проверяет в автоматическом режиме. За смену от двух тысяч единиц транспорта проходит через всевидящее око «Потока», тогда как пальцем инспектор набивает лишь сотню-другую номеров. Соответственно и результат по обнаружению разыскиваемых транспортных средств у
электроники выше. Однако, как выяснилось, недостатки есть и у чудо-техники. Например, прибор не может работать в дождь, снег и ночью. Эту проблему специалисты обещали исправить в ближайшее время и установить на видеокамеры «Потока» специальные светофильтры. Другая беда — грязное авто, которых на столичных дорогах с избытком. Не хотят у нас даже законопослушные автовладельцы в зимнее время тратить деньги на мойку и прибегают к услугам автомойдодыров лишь тогда, когда грязь уже лежит на автомобиле в несколько слоев. К сожалению, сквозь нее «Поток» читать не научен, а при считывании сильно пыльного номера допускает ошибки. Например, букву «Н» принимает за «П», а цифру 8 может спутать с 0, отсюда и множество ложных срабатываний. Очевидно, пока в нашей стране не введут серьезные штрафные санкции за грязный автомобиль, искоренить подобное безобразие весьма проблематично. Сегодня водителю, у которого нечитаемые от грязи номерные знаки, грозит штраф 50 рублей, а стоимость услуг автомойки уже перевалила за 200 целковых.
15.10. Нашу беседу прерывает пронзительный писк. Это компьютер подал сигнал об обнаружении разыскиваемого транспортного средства. Узнать, какая это именно машина, не представляет никакого труда, фотография синего «Киа-Рио» застыла на мониторе и обведена красной рамкой. Александр включает проблесковые маяки, и мы пускаемся вдогонку. Преследование длится недолго, буквально через пару минут обе автомашины останавливаются у обочины. По данным компьютера, документы на данную автомашину находятся в розыске, хозяин объясняет это просто:
— Два месяца назад я имел неосторожность потерять свидетельство о регистрации на транспортное средство и свое водительское удостоверение. И то и другое я уже восстановил.
В подтверждение сказанного мужчина демонстрирует дубликат СТС и новые права. Приходится извиниться за задержку и отпустить водителя с миром.
— Несвоевременность внесения изменений в базу данных относим к издержкам нашей профессии, — сетует Михаил. — Таких ненужных остановок происходит у нас одна-две за смену. Еще отвлекают от работы машины, не прошедшие техосмотр. На них наш компьютер реагирует так же, как и на разыскиваемые. Почему эту функцию нам не отключат — не понятно, ведь административной практикой мы не занимаемся, а если будем отвлекаться на эту мелочь, однозначно упустим «крупную рыбу». Как говорится, за двумя зайцами погонишься…
15.50. Беседу прерывает уже знакомый звуковой сигнал. На экране застыло изображение ВАЗ-2105. «Жигули» попали в розыск как скрывшиеся с места ДТП. Наша задача — доставить автомобиль в ближайшее ОВД и написать соответствующий рапорт. «Пятерку» помещают на специально отведенную для этого на территории отдела площадку и опечатывают. Оперативный дежурный регистрирует рапорт об обнаружении и его копию отправляет факсом в ЗИЦ. Теперь диспетчер знает, что разыскиваемая автомашина — под милицейской охраной, и сообщит об ее местоположении инициатору розыска.
16.55. На улице стемнело. Приходится выключить «Поток» и приступить к выборочной проверке автотранспорта. 
19.40. Возвращаемся в подразделение. Пока инспекторы сдают оружие и служебную документацию, я захожу в кабинет к начальнику отделения розыска Юрию Коровчуку и интересуюсь, где он подбирает таких специалистов.
— О подборе кадров — хороший и нужный вопрос. Наши сотрудники считаются инспекторами ДПС, поэтому проходят первоначальную подготовку в Учебном центре ГИБДД, туда же они направляются и на ежегодные курсы повышения квалификации. Увы, большинство дисциплин, которые там преподают, им нужны лишь для общего развития. Розыскникам необходима другая, специализированная программа, в которой основной упор должен строиться не на действиях на месте ДТП, а на азах и алгоритме оперативной работы, основах психологии. Без этих знаний инспектор не сможет выявить в проезжающем потоке транспорта преступника или угонщика, а в случае его обнаружения быстро принять необходимые меры по его преследованию, блокированию и задержанию. А ведь преступник — это не просто правонарушитель, он будет до последнего бороться за свободу, возможно, даже с оружием в руках. От того, насколько четко и слаженно в этой ситуации сработают сотрудники, будут зависеть и их жизнь, и жизнь граждан. Поэтому руководство отдела регулярно проводит служебные занятия с личным составом, на которых мы обучаем сотрудников. Приглашаем на эти занятия и окружных экспертов, которые рассказывают и показывают ребятам, как обнаружить признаки подделки документов, на что обратить внимание при сверке идентификационных номеров, делятся многими другими нужными для розыскника знаниями. 
Вячеслав АНДРЕЕВ,
фото автора

Парни из нашего города

В прошлом выпуске «По сигналу тревоги» мы обещали познакомить наших читателей с сержантом милиции Рамилем Абзалетдиновым, милиционером, который в ноябре минувшего года обнаружил взрывное устройство в здании МГУ им. Ломоносова.
    Когда я позвонила командиру 3-го батальона милиции УВО при УВД по ЗАО Москвы подполковнику милиции Андрею Зеленскому, чтобы договориться о встрече, он сказал: 
    — Приезжайте! Только Рамиль — не единственный герой у нас. Как раз сегодня состоялось награждение еще одного героя. Начальник УВД по Западному административному округу генерал-майор милиции Алексей Лаушкин вручил медаль «За отличие в охране общественного порядка» старшему сержанту милиции Вадиму Чернышеву. А его напарник старший сержант милиции Михаил Подольский представлен к ордену Мужества.
    В голосе Андрея Владимировича звучала гордость за своих подчиненных.
И вот мы встретились со всеми тремя отличившимися сотрудниками. Они немного скромничали, рассказывая о произошедших с ними событиях: мол, это обычная работа, каждый милиционер на нашем месте поступил бы так же.
 
Вадим ЧЕРНЫШЕВ работает в батальоне с 2001 года, Михаил ПОДОЛЬСКИЙ — с 2003 года. А в одном экипаже до произошедшего прошлой весной истории они проработали около полугода.
Обычное ночное дежурство. Экипаж патрулировал территорию. Около часа ночи недалеко от Кутузовского проспекта на улице 1812 года ребята обратили внимание на троих мужчин кавказской внешности. Заметив милицейскую машину, один из кавказцев попытался скрыться за углом ближайшего дома, а двое его спутников побежали в противоположную сторону. Милиционеры поняли, что тут что-то неладно. Михаил бросился догонять первого беглеца, а Вадим — остальных.
И тут раздались выстрелы. Злодей, спрятавшийся за домом, открыл огонь из пистолета «ТТ». Михаил получил четыре ранения в ногу. Конечно же, о преследовании «стрелка» уже не могло быть и речи. Раненый милиционер выстрелил в ответ, но промахнулся.
Тем временем Вадим Чернышев применил боевые приемы и сумел надеть одни наручники на двоих злоумышленников. Приковав их к металлическому забору, он бросился на помощь к своему товарищу. По рации Вадим оповестил о произошедшем дежурного, и все экипажи, находившиеся в этом районе, занялись поисками преступника. К сожалению, безрезультатно.
Михаила Подольского госпитализировали, его жизнь была в опасности. А задержанных для дальнейшего разбирательства передали сотрудникам МУРа.
По записи с видеокамер на подъездах потом установили, что подозрительная троица около часа крутилась возле дома — видимо, ждали кого-то. По версии следствия, это были киллеры, которые должны были той ночью исполнить «заказ». В пользу этого говорил и тот факт, что подозреваемые вечером прибыли из Санкт-Петербурга, а на утро у них уже были обратные билеты.
Михаил Подольский полгода провел на больничном. Ему было сделано несколько сложнейших операций. Михаил очень благодарен врачам Московского городского научно-исследовательского института скорой помощи имени Н.В. Склифосовского, которые вернули его в строй. Был даже такой случай. Один из врачей пытался на складе получить необходимые медикаменты, но ему отказывали. Тогда он показал газету, где описывалось то, что произошло с Михаилом: «Смотрите, это же герой!». И необходимые лекарственные препараты тут же были выданы.
Лечение Михаила было очень дорогостоящим. Оплатить его помогли благотворительные фонды при ГУВД по городу Москве, был открыт расчетный счет, куда перечисляли деньги как сотрудники милиции, так и обычные граждане, различные организации.
Сейчас Вадим Чернышев и Михаил Подольский снова работают вместе. Их экипаж по-прежнему стоит на страже порядка и безопасности москвичей.
 
В милицию Рамиль АБЗАЛЕТДИНОВ пришел в 2003 году по примеру дяди — тот тоже служит в правоохранительных органах. Пока что он работает милиционером-водителем, но в ближайшем будущем станет офицером. Сейчас Рамиль учится на 5-м курсе экономического факультета Московской финансово-промышленной академии. Рамиль женат, недавно у него родился ребенок.
Вот что он вспоминает о событиях, случившихся 25 ноября 2006 года:
— Часов в пять утра дежурный направил наш экипаж на территорию МГУ, так как там якобы произошел взрыв. Когда мы туда прибыли, там находилось уже много сотрудников милиции. Выяснилось, что была получена информация о том, что в здании находится взрывное устройство. После инструктажа за каждым сотрудником закрепили определенный этаж, который предстояло проверить. В одном из встроенных шкафов на 9-м этаже корпуса «В» я обнаружил подозрительный предмет — цилиндр высотой сантиметров двадцать, от которого шли провода к таймеру. Позже в глубине шкафа были обнаружены канистры с огнеопасным веществом. Я попросил охранника здания, который был вместе со мной, выключить телефон и рацию, чтобы избежать случайного взрыва, и отправил его вниз сообщить руководителям операции, что бомба обнаружена.
Сам же Рамиль, выйдя на лестницу, позвал своих коллег, работавших на соседних этажах. Вместе они перекрыли доступ в опасную зону. Ведь взрыв мог произойти в любую секунду!
К месту обнаружения подозрительного предмета прибыл кинолог с собакой. Собака не среагировала на взрывчатку — видно, устала, ведь отработала уже несколько этажей. Вызвали саперов. Сотрудники ФСБ обезвредили опасную находку с помощью водяной пушки.
Как позже рассказали специалисты, в случае взрыва были бы очень серьезные разрушения, могло пострадать много людей, ведь мощность самодельной бомбы составляла от 500 г до 1 кг в тротиловом эквиваленте. Кстати, взрывное устройство по своему содержимому было идентично тому, которое сработало в августе 2006 года на Черкизовском рынке.
На вопрос, не страшно ли было оставаться рядом с бомбой, Рамиль ответил:
— У меня профессия связана с риском. Я сотрудник милиции. И моя обязанность — защищать людей. Поэтому собственные страхи в подобных ситуациях отходят на второй план.
Как уже писала наша газета, ректор МГУ им. Ломо-
носова Виктор Садовничий вручил Рамилю ценный подарок — DVD-плеер. Премировало отважного милиционера и руководство УВО при УВД по ЗАО. А в родном батальоне за ним закрепили новую машину. Рамиль Абзалетдинов представлен к медали «За отличие в охране общественного порядка».
В практике этого молодого милиционера есть немало свидетельств его профессионализма. К примеру, в октябре 2006 года экипаж, в котором он работает, задержал квартирных воров-«верхолазов».
Домушники залезли в квартиру, расположенную на 2-м этаже. Все происходило ночью, когда хозяева спали. Кто-то из бдительных граждан увидел приставленную к балкону лестницу и позвонил в милицию. Сотрудники 3-го батальона милиции УВО при УВД по ЗАО Москвы сумели оперативно отреагировать на эту информацию и задержали преступников с поличным.
По мнению заместителя командира батальона по кадровой и воспитательной работе майора милиции Николая Новикова, положительных результатов по службе Рамиль достиг благодаря своему добросовестному отношению к своим обязанностям, вниманию к его работе со стороны семьи, а также наставнику — нынешнему заместителю командира батальона по технической части старшему лейтенанту милиции Рамилю Вафину.