petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 27 (9579) от 25 июля 2017г.

Статьи в категории: Номер 31 (42) 14 августа 2007 года

№1(1) от 9 августа 2006 года

Опыт и молодость — сочетание редкое, но возможное

Молодой, энергичный, трудолюбивый, настойчивый в достижении поставленной цели, имеющий профессиональную практику – именно такой человек должен стоять у руля подразделений правоохранительных органов, за такими людьми будущее московской милиции. Вы скажете, что этот портрет идеализирован и людей со всеми перечисленными качествами просто не бывает? Беру на себя смелость опровергнуть сомнения и предлагаю отправиться со мной в ОВД Митино УВД по СЗАО города Москвы, чтобы познакомиться с начальником службы дознания Сергеем Щупачко. В свои 24 года он возглавляет целое подразделение и пользуется заслуженным уважением руководства отдела и коллег. Но вот в правоохранительные органы его привела отнюдь не детская мечта и не стремление продолжить милицейскую династию, а любовь к истории…
 
На распутье
Получить гуманитарное образование в Черкизовской средней школе милиции Сергею предложил знакомый отца. Юридическое образование, дисциплина, физическая и строевая подготовка — отличный набор знаний и навыков для молодого человека. Предложение выпускнику одиннадцатого класса понравилось, но его категорически отвергла мама Сергея. Для нее профессия милиционера ассоциировалась с постоянными трудностями и опасностью. Она старалась убедить сына выбрать более «гражданскую» специальность, но на защиту парня встал отец. Мужская половина семьи Щупачко одержала полную победу.
 
30 дней до присяги
В 2000 году, успешно пройдя медицинскую комиссию и вступительные экзамены, Сергей поступил в школу милиции, где с первых же дней столкнулся со всеми тяжбами службы. Курс молодого бойца, непременное условие на пути к присяге, стал для вчерашних школьников настоящим испытанием. Будущих милиционеров отправили в Дмитровский район Московской области, где помимо строевых упражнений ребята должны были помогать сбору урожая. Но дождливый сентябрь нарушил привычный ход курсов, и молодые бойцы вернулись в столицу, мысленно радуясь подарку, который преподнесла осенняя непогода. Только в Москве они поняли, как жестоко ошиблись. Сергей Щупачко с товарищами с раннего утра до позднего вечера в расположении учебного заведения занимались строевой и физической подготовкой. Мальчишки выматывались так, что едва хватало сил добраться до дома. Вот тут и наступил момент задуматься Сергею, не поспешное ли решение он принял, выбрав эту профессию. Но преодолеть все трудности и достичь поставленной цели оказалось для юноши намного интересней, чем подчиниться минутной слабости и сделать шаг назад...
И вот наступила долгожданная присяга…
 
Уроки жизни
Сергей с начала учебного года попал в категорию курсантов с отличной успеваемостью. Его любовь и искренний интерес к гуманитарным наукам в общеобразовательной школе нашли свое продолжение здесь, в школе милиции. Однокурсники всегда с улыбкой слушали ответы Щупачко, который уверенно выливал на преподавателей поток речи, бравируя прекрасными знаниями по изучаемому предмету.
Немного хуже обстояли дела с секцией по самбо. На первых занятиях Сергей получил серьезную травму — порвал связки на ноге — и временно выпал из строя. Из-за гипса на ноге ему пришлось переодеться в гражданскую форму одежды и на период выздоровления отказаться от физических упражнений и занятий по строевой подготовке. Именно тогда и произошло событие, которое сильно повлияло на взгляды Сергея и его жизненную позицию. Урок курсанту преподал заслуженный юрист России полковник милиции Владимир Васильевич Шахрайчук, который преподавал в школе уголовное право.
По причине здоровья Сергей пропустил первые лекции, а, когда появился на занятиях, решил особо не утруждаться в подготовке домашнего задания, уверенный в своих блестящих ораторских способностях. Перед началом урока он поверхностно изучил заданную тему. Естественно, появление курсанта в гражданской форме одежды привлекло внимание преподавателя и Владимир Васильевич вызвал отвечать Щупачко. Сергей не изменил себе. С легкой улыбкой на лице он точно воспроизводил выхваченные отрывки из учебника, пока его речь не прервал преподаватель.
— А вы почему улыбаетесь? — обратился к курсанту Шахрайчук. — Вы же неправильно отвечаете, упускаете многие важные моменты. Возвращайтесь на свое место. Тройка!
Это была первая удовлетворительная оценка, но именно она повлияла на дальнейшее отношение Сергея к учебе. От легкомысленного подхода к подготовке заданий он отказался раз и навсегда. А вот темы по уголовному праву чуть ли не заучивал наизусть. Во-первых, хоть он и учился в группе, которая готовила оперуполномоченных милиции, всегда мечтал стать следователем, поэтому уголовное право и уголовный процесс изучал досконально. Во-вторых, не давало покоя задетое на том уроке самолюбие молодого человека. Но пятерку Сергей Щупачко получил лишь на государственном экзамене, его ответ по уголовному праву отметили на аттестационной комиссии. До этого Шахрайчук принципиально не ставил «отлично» никому. Преподаватель утверждал, что на пять не знает даже он.  
В 2002 году из Черкизовской школы милиции вышел лейтенант милиции Сергей Щупачко, крепко сжимая в руках красный диплом.
 
Служба в дознании
По окончании учебного заведения, Сергею предложили остаться в школе преподавателем, временно определив выпускника в отдел кадров. Немного подумав, Щупачко отказался от этой идеи. Молодой человек, которому было 18 лет, придерживался того мнения, что теория без практики в очень скором времени потеряет свою ценность, поэтому он решил искать место службы «на земле».
Распределили Сергея в ОВД Митино УВД по СЗАО города Москвы в службу участковых уполномоченных милиции. Щупачко растерялся. Годом раньше, в 2001-м, парень проходил практику в уголовном розыске ОВД Митино и договорился с начальником отдела дознания Викторией Вельдиной, опытным и профессиональным сотрудником, о том, что его сразу после выпуска берут в штат.
Придя первый день на службу, в коридоре отдела Сергей Щупачко случайно встретился с Викторией Иосифовной.
— Ты к кому? — поинтересовалась начальник дознания, не понаслышке знавшая способности молодого милиционера.  
— Меня к вам в отдел распределили участковым, — ответил Сергей.
— Будешь работать у меня, — решительно сказала Виктория Вельдина и отправилась к начальнику МОБ ОВД Митино.
Вопрос был решен в один день. Щупачко начал свою служебную деятельность в дознании. Он сам выбрал себе в наставники молодого, но уже достаточно опытного сотрудника Андрея Милютина.
— От Андрея я не отходил ни на шаг. Все время был рядом, учился у него всему, вникал в суть любой мелочи. Оставался с ним на дежурство, — рассказывает Сергей.
Очень скоро рвение и щепетильность, которые Щупачко проявлял при прохождении стажировки, принесли хорошие плоды. Первое же дело дознаватель довел до суда, преодолев непростое препятствие.
В производство Сергея Щупачко попало дело о краже пуховика из крупного универмага. Гражданин Кушнарев попытался вынести украденную вещь и, даже после того, как был разоблачен охраной магазина, попытался скрыться вместе с курткой.
Начинающий дознаватель столкнулся с двумя трудностями: у подозреваемого был очень опытный адвокат, да и задержанный Кушнарев наотрез отказывался признавать вину. (Такое в практике отдела дознания, куда попадают очевидные преступления, случается крайне редко). Сергей Щупачко принялся за расследование этого дела. Допросил свидетелей, задержанного, собрал все материалы и лишь на очной ставке, которую дознаватель провел жестко, напористо, Кушнарев признался в содеянном.
— Вы далеко пойдете, — похвалил молодого милиционера адвокат.
Некоторые проблемы у Сергея возникли с оформлением уголовного дела.
— Представляете, прихожу вечером к Виктории Иосифовне с готовой папкой, — рассказывает Щупачко. — Она листает и ручкой помечает, где надо дополнить, где неправильно построен допрос и прочие недочеты. Пришлось просить коллегу о помощи и до позднего вечера сидеть исправлять все ошибки. Думаю, это был второй урок, который мне преподали. На всю жизнь понял, что, даже если уверен в успехе, необходимо все тщательно перепроверить, чтобы не страдало уязвленное самолюбие…
Кстати, Кушнареву суд определил наказание: год колонии с поселением. 
 
Следователь Щупачко
Девять месяцев Сергей проработал в дознании, приобретал опыт расследования различных дел. Он расследовал незаконное хранение оружия и наркотиков, кражи, грабежи, подделку документов. И настолько у него хорошо это получалось, что заместитель прокурора Елена Анатольевна Злотникова, которая подписывала ему дела, как-то посоветовала попробовать перевестись в следствие, будто угадывая мечту молодого милиционера.
— Там дела пообъемней, поинтересней, — сказала она Сергею. — Думаю, тебе стоит попытаться.
Проконсультировавшись с Викторией Вельдиной и преодолев необходимые формальности, сопровождающие процесс перевода, Щупачко ушел на должность следователя в следственный отдел ОВД по району Покровское-Стрешнево.
Сергей практически сразу получил в производство уголовное дело по незаконному хранению и распространению наркотиков. Расследование прошло успешно, материалы были переданы в суд, а Щупачко зарекомендовал себя как грамотный специалист. Вскоре судьба подкинула ему новое испытание.
Старший следователь ОВД по району Покровское-Стрешнево Эмилия Сергеевна Самсонова ушла с должности на повышение. Встал вопрос, кто займет ее место. Проблема с кадрами не позволяла быстро решить эту проблему: все сотрудники имели небольшой стаж служебной деятельности. Да и кому поручить шестиэпизодное дело по квартирным ворам, с тремя обвиняемыми, которое вела Самсонова. После некоторых раздумий его переписали на Сергея Щупачко. Начальник следствия Владимир Михайлович Помаз поддержал следователя, пообещав оказывать любую помощь.
— Это все происходило в конце декабря. Получив на руки материалы на 150 страницах, я с трудом представлял, как за неделю (этот срок оставался для подготовки и передачи дела в суд) можно его закончить, — рассказывает Сергей. — В общем, шесть дней я работал практически в режиме non stop. Приходил на работу в 6 утра, уходил — в 10 вечера. И в последний день установленного срока, ближе к вечеру, я отправился в прокуратуру. Дело было подписано. С какой я радостью вернулся на рабочее место! Это был мой первый грандиозный успех на следственном поприще. 
Потом Сергея перевели на должность старшего следователя, и было еще много интересных, запутанных уголовных дел, которые непременно доводились талантливым сотрудником до суда.
   
Возвращение
В 2004 году в ОВД по району Митино произошли кадровые перестановки. Виктория Вельдина ушла из правоохранительных органов. У Сергея в следствии ОВД Покровское-Стрешнево дела складывались удачно. Однажды ему позвонил бывший наставник Андрей Милютин и предложил:
— Не хочешь возглавить дознание?
Щупачко, немного подумав, согласился. Его кандидатура была одобрена и Сергея на три месяца назначили исполняющим обязанности начальника дознания ОВД Митино.
— Видимо, неплохо справлялся с новой работой, — улыбаясь, говорит Сергей. — Вот уже 2,5 года я возглавляю подразделение, с которого начиналась моя служебная деятельность.
Коллектив отдела дознания молодой, дружный. Показатели работы высоки, да и энтузиазма этой команде не занимать. С таким инициативным и энергичным начальником любое дело по плечу!
Родители Щупачко, наблюдая за сыном, уже не сомневаются, что семь лет назад он сделал правильный выбор. А вот сам Сергей, несмотря на столь стремительный карьерный рост, скучает по службе в следствии, по раскрытию уголовных дел, большом объеме работы, и желает одного: с головой окунуться в профессию, о которой мечтал, будучи еще курсантом Черкизовской средней школы милиции.     
Ольга ЛОСЕВА
 

Как рождаются автомобильные знаки

В № 31 газеты "Петровка, 38" и прошлом выпуске интернет-газеты мы опубликовали интервью с заместителем директора ООО «Знак» Михаилом Сафроновым, из которого вы, дорогие читатели, узнали немало интересного о ныне существующих номерных знаках для транспортных средств. На сей раз мы, как и обещали, приглашаем вас в цеха завода...
Мой гид — заместитель начальника цеха Николай Володин. Попасть в святая святых даже с разрешения руководства предприятия и, несмотря на солидную должность сопровождаемого лица, не так просто. Только после оформления необходимых документов мы проходим внутрь.
На входе — он же является выходом из цеха — упираемся в рамку металлоискателя.
— Пронести через него что-либо металлическое невозможно, прибор «чует» даже граммы, — поясняет мне Николай и предлагает выложить перед охранником на стол все металлические предметы. Покорно соглашаюсь, но профессия обязывает во всем убеждаться лично, поэтому поступаю по своему — «забываю» в кармане ключи от машины. Звуковая сигнализация тревоги не заставила себя ждать — в итоге процесс прохода в цех мне пришлось повторить.
На первом участке рулоны алюминиевой ленты раскручиваются с бобин и тянутся в станок, в чреве которого металл роднится с ламинирующей светоотражающей пленкой, прилипая друг к дружке навсегда. Далее резак делит образовавшееся однородное изделие на пластины и выбрасывает их в руки фасовщику. Если пластина окажется даже с малейшим, едва видимым дефектом, фасовщик немедля изымет ее и разрежет, чтобы предотвратить случайное продвижение брака дальше, на номерной пресс. Остальные пластины попадают на пресcинструмент.
— На этом устройстве проверяют, укладывается заготовка в калибр или нет, — поясняет мне Николай. — По существующему ГОСТу пластина может разниться со стандартом по длине не более чем на 1 миллиметр. Если она оказалась длиннее эталона более миллиметра, ее направляют на дополнительную обработку, если же коротка — она подлежит выбраковке и уничтожению.
— А если широка или узка?
— Это исключено, ведь алюминиевая лента в рулоне уже нужной ширины. Но если вдруг она окажется бракованной, ее просто не пропустит через себя «умный» станок, который реагирует даже на самые незначительные погрешности.
Далее, белые пластины с наклеенной светоотражающей пленкой, содержащей аббревиатуру RUS, российский флаг и голографическую защиту в виде едва видимых квадратиков RUS, поступают на участок прессования.
— Сюда заготовки передаются партиями по 1998 пластин — это ровно столько, сколько необходимо для выпрессовки одной серии знаков, — объясняет мне сопровождающий. — То есть, чтобы не было путаницы, одному сотруднику дают задание выдавить всю серию номеров, например с А 001 АА по
А 999 АА, соответственно другой сотрудник в это время будет прессовать серию с В 001 АА по В 999 АА, а всего на предприятии 10 рабочих мест по выпрессовке.
После прохождения всех номеров серии через клапраму, пластины увозят на участок покраски. Мы направляемся следом. Кстати, в целях безопасности такие хождения с участка на участок сотрудникам запрещены, да и сделать это без спецключа, который везде открывает дорогу, невозможно. Такая универсальная «отмычка» имеется только у руководства цеха. Зато у каждого сотрудника существует персональный ключ от запорного устройства, которым он блокирует свое рабочее место, всякий раз, когда отлучается.
Цифры и буквы на номерном знаке приобретают привычный черный цвет двумя способами. На них при температуре около 200 градусов приклеивают термотрансферную пленку, либо наносят специальный накатный лак черного цвета (или белого — для номеров с красным, синим и черным фоном). Каким способом красить выбирает заказчик, цена одинаковая. Остывшие знаки при упаковывании еще раз тщательно осматривают на наличие изъянов и пересчитывают, исключая тем самым недостачу или лишние пластины в отгрузочной партии. Теперь готовая продукция будет ожидать своего часа на складе.
Вячеслав АНДРЕЕВ,
фото автора

Найти во чтобы то ни стало

Ушел из дома и не вернулся… Что скрывается за этими сухими строчками милицейских сводок? Какова судьба людей, чьи фотографии однажды покажут в какой-нибудь телепередаче или напечатают в газете с просьбой сообщить об их местонахождении? Находит ли их милиция? Живыми ли?.. Со всеми этими вопросами я обратилась к подполковнику милиции Наталье ЕФРЕМОВОЙ, которая возглавляет 5-ю ОРЧ при ОУР КМ УВД по ЮВАО. Одно из направлений деятельности этого подразделения — розыск без вести пропавших. Символично, что Наталья Ефремова была награждена Орденом «За Веру и Верность». Ведь именно вера объединяет всех людей, которые однажды перешагивают порог ее кабинета. Вера в то, что близкий человек обязательно вернется домой и кошмар закончится…
—Наталья Ивановна, что случается с людьми, о которых принято говорить «без вести пропавшие»? Вы находите их…живыми?
— В большинстве случаев — да. В какой-то момент они просто решают уйти из дома. По разным причинам. Кто-то после конфликта, кто-то боится признаться близкому человеку, что разлюбил, и исчезает из его жизни, чтобы начать все заново с другим. Бывают, конечно и курьезные случаи. Помню, к нам женщина приходила, плакала: «Муж пропал!», а мы его во Владивостоке нашли: он на рыбалку поехал. Что касается детей, то они уходят тогда, когда родители перестают уделять им внимание, интересоваться их жизнью, друзьями, проблемами. Порой родители не могут сказать, во что был одет ребенок. Когда подростки чувствуют свою ненужность, они начинают искать людей, которые смогли бы их оценить, и нередко находят таких на улице. Вот и все. Еще одна причина ухода детей из дома — это постоянные конфликты. В моей практике была 8-летняя Полина, которую мы обнаружили… в монастыре. Все началось с того, что она без разрешения брала у родителей деньги. Те, вместо того, чтобы спокойно объяснить Полине, почему так делать нельзя и договориться с ней, что будут давать ей какую-то сумму на карманные расходы, нещадно били девочку. И однажды она убежала из дома. Искали мы ее довольно долго, а обнаружили у батюшки в монастыре, в Мытищах. После того как фотографию Полины показали по телевидению, буквально на следующий день нам позвонила женщина и рассказала, что похожую девочку она отвела в монастырь. Приезжаем: действительно, наша Полина! Долго с ней разговаривали, она уперлась: «Домой не поеду, мне здесь хорошо!». Переубедить ее не могли. Родителей вызвали, те тут же примчались. Батюшка предложил им оставить девочку еще на какое-то время пожить в монастыре, чтобы она могла получить там то, чего ей, возможно, не хватало дома: заботу, тепло, ласку. Но мать отказалась наотрез. А Полина до такой степени не хотела домой, что спряталась, и мы с трудом ее нашли. И что в результате? Прошло уже несколько лет, а девочка все также убегает из дома.
— И никакого криминала?
— Я скажу так: слава Богу, что в основном мы находим живых. Но иногда прокуратура, изучив представленные нами доказательства того, что в отношении разыскиваемого человека было совершено преступление, возбуждает уголовные дела по 105-й статье УК РФ «убийство». Мы передаем розыскные дела в «убойный отдел». Впрочем, на этом наша работа не заканчивается, мы продолжаем вести оперативные мероприятия с нашими коллегами.
— Одно время в Москве пропадало очень много одиноких пожилых людей, а их квартирами завладевали преступники. Сегодня ситуация изменилась к лучшему?
— Они по-прежнему остаются в группе риска. Я не знаю, откуда преступники получают о них информацию. Но если в квартире живет одинокий старик, 80 процентов из 100, что все плохо кончится и на него в результате выйдут злоумышленники. Хорошо если взамен жилплощади в Москве, ему купят какую-нибудь развалюху в Ивановской области. Именно поэтому я всегда говорю: составляйте завещания на каких-нибудь дальних родственников. Также в группе риска — люди, злоупотребляющие спиртным. Был случай, когда в Кузьминках пропал сильно пьющий мужчина. Заявление в милицию принесла его бывшая жена, с которой он был давно разведен, но та его навещала, убиралась, приносила продукты. Спустя какое-то время в паспортный стол пришла женщина-риэлтор, чтобы взять какие-то справки от имени пропавшего. Наши оперативники с ней побеседовали и выяснили, что разыскиваемый якобы дал согласие на продажу квартиры, а сам находится в Твери. В результате выяснилось, что мужчина уже был похоронен, когда от его имени мошенники пытались продать его квартиру. Но мы вмешались вовремя, было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества.
— Мужчину убили?
— Нет, скончался после очередной бутылки. Такие случаи не редкость. Алкоголиков просто спаивают, и все. А что касается убийства…. Пару лет назад к нам обратились за помощью родители 20-летнего Антона. Молодой человек только-только вернулся из армии и пропал. Вскоре мы выяснили, что пропал и его знакомый, 45-летний Александр, с которым Антон пытался наладить автомобильный бизнес. Сестра Антона предположила, что они поехали в Белоруссию продавать автомобиль. Одновременно с этим мы получили информацию о том, что Александр снимал дачу. Приезжаем туда. Дома нет — сгорел. Но на пепелище мы обнаружили простреленное ведро, а на уцелевшей стене дома — следы от пуль. Все говорило о том, что мужчин застрелили, а дачу — подожгли, чтобы скрыть следы преступлений. Через несколько месяцев, весной, на 56-м километре Рижского шоссе были обнаружены два трупа. Экспертиза установила, что это были Александр и Антон. Расследованием убийства занялись местные сыщики. Не знаю, чем закончилось дело, но, по всей вероятности, Александр не совсем честно вел свои дела, имел много долгов, которые не хотел выплачивать. Печальный исход, но родителям Антона я говорила, что лучше узнать самую страшную правду, чем жить в неизвестности.
— Но ведь неизвестность хоть шанс оставляет на то, что человек на самом деле жив-здоров.
— Да, однако жить с этим очень тяжело. Знаете, ко мне приходила мать без вести пропавшего Игоря и говорила: «Он наркоманом был, я понимаю, что его уже нет в живых. Но вы хоть могилу найдите, чтобы я приходить к нему могла!». В моей практике был без вести пропавший мужчина, который семь лет назад ушел и не вернулся. Возбудили уголовное дело по статье «убийство», но розыск результатов не дает. А жена ждет его до сих пор. Каждый вечер накрывает на стол, ставит тарелку для него. Когда я с ней общаюсь по телефону, прошу этого не делать, потому что его в живых нет, его убрали и сделали так, чтобы никто никогда его не обнаружил. А она ждет, ложится спать и просыпается с мыслью, что вот сейчас он войдет в квартиру. Как можно с этим жить? Поэтому я думаю, что нужно узнать правду. Какая бы страшная она ни была.
— Наталья Ивановна, как известно, в Москве достаточно много приезжих. Отсутствие у них регистрации осложняет вам работу, если с человеком случается беда?
— Я бы так не сказала. Другое дело, что родственники обращаются в милицию очень поздно. Например, родители пишут заявления, в которых указывают, что сын или дочь три года назад уехали в Москву на заработки и с тех пор не дают о себе знать. Вы представляете, что такое три года? Уже и фирмы этой нет, и дом, на строительстве которого, предположим, человек работал, давно заселен. Да, одно время он деньги высылал родным, а потом перестал. Нет, чтобы сразу забить тревогу. Вместо этого люди ждут, а время-то уходит. Есть и еще один момент. По регламентирующим нашу деятельность приказам заявление о том, что человек пропал без вести, может подать только близкий родственник. А, например, сосед — уже нет.
— С чем это связано?
— Знаете, одно время в Москве очень часто соседи по коммуналке приходили в милицию и писали заявления о том, что их сосед пропал и даже опознавали его в морге. После чего присоединяли комнату себе, а спустя какое-то время сосед возвращался домой и начинал биться за правду. Вернуть все на круги своя крайне сложно. Нужно пройти массу инстанций, собрать кучу документов. Поэтому мы не можем сбрасывать со счетов тот факт, что у постороннего человека может быть какая-то своя корысть. Естественно, мы не отказываем в помощи и проводим оперативные мероприятия по розыску пропавшего, но розыскное дело заводим только в том случае, если заявление приносят близкие родственники.
— Наталья Ивановна, скажите, что нужно делать, если не дай Бог, конечно, пропал близкий человек? 
— Можно позвонить в бюро регистрации несчастных случаев, куда поступает информация обо всех обнаруженных неопознанных трупах, доставленных в больницы людях, чья личность не была установлена. И, естественно, обращайтесь в милицию. Причем совершенно неважно, что прописаны вы, например, на юго-востоке, а живете на севере. Идите в ближайшее ОВД. И помните, что никто не имеет права вам сказать «Приходите завтра!».
— Но иногда людям отказывают и говорят, что примут заявление только спустя три дня после того как человек пропал. Мол, погуляет и вернется.
— У вас обязаны принять заявление. И никаких «завтра-послезавтра»! Никого не слушайте! Вернулся домой — прекрасно, заберете свое заявление. Но упускать драгоценное время нельзя. Поэтому требуйте, чтобы у вас приняли заявление и выдали так называемый отрывной талон, подтверждающий регистрацию обращения. Если вам отказывают, сообщайте об этом по телефону «02». С собой необходимо принести фотографию разыскиваемого человека и подробно его описать: рост, цвет глаз, волос, обязательно указать какие-то особые приметы — шрамы, татуировки — и рассказать, в чем человек вышел из дома. Я бы еще посоветовала класть пожилым людям в карманы одежды записочки с указанием фамилии, имени, отчества и адреса. В нашей практике мы часто сталкиваемся с тем, что люди старшего поколения, выйдя из дома, просто забывали обратную дорогу. Естественно, когда их приводят в милицию, первым делом осматривают их одежду в поисках таких вот «подсказок». Мне бы хотелось обратить особое внимание на то, что при общении с сотрудниками милиции нужно быть готовым рассказать о пропавшем человеке абсолютно все, что вы о нем знаете: с кем работал, дружил, чем увлекался… Ни о каких фактах, какими бы на взгляд родственников они постыдными не были, умалчивать нельзя.
— Неужели люди этого не понимают?
— Все дело в том, что правда о человеке бывает разная. Кто-то наркотиками увлекается, кто-то проституцией занимается. И родственники зачастую о многом не договаривают. Спрашиваешь потом у родных: «Как же так, почему не сказали?». «Да как-то неудобно было» — отвечают. Мы в результате своей работы все равно выясняем все то, о чем нам не сказали, понимаете? Просто на это уходит время и розыск не сразу ведется в нужном направлении. Вот совсем недавно случай был. В мае в ОВД Южнопортовый родители принесли заявление о том, что ушла из дома и не вернулась их дочь. Воспитывалась девушка в замечательной дружной семье: мама, папа, брат. Что случилось? Мама сообщила, что дочь похитил некий рецидивист, ранее судимый парень и потребовала возбудить уголовное дело. Но сделать это сразу невозможно. Надо же материал наработать, подтверждающий ее версию. Но, поскольку появилась такая информация, розыскное дело из ОВД мы забрали сюда, в округ. Первое, что сделала мама — это написала кучу жалоб. Непонятно, правда, на что. А дальше появляется информация о том, что пропавшая девушка получила новый паспорт. В заявлении же родители указали данные ее старого паспорта. И именно по этим устаревшим данным ведется федеральный розыск. Это значит, что девушка может совершенно спокойно приобрести билет и куда-нибудь уехать. Вызываем сюда маму и спрашиваем: «Вы что, о новых документах ничего не знали?». И слышим в ответ: «Это ваша работа, ваши проблемы». Это что такое? Ведь она заинтересована в розыске своего ребенка, а значит, должна нам помочь и рассказать все, что знает. Через некоторое время к нам пришел отец и рассказал, что ему позвонили из банка и сообщили, что дочь взяла кредит. Значит, слава Богу, жива. По указанным в договоре телефонам мы выяснили, где она снимает квартиру и в тот же вечер ее навестили. Домой идти она отказывалась наотрез. Оказывается, перед тем, как она ушла, дома был скандал, о котором родители не упомянули ни словом. Раньше мать никуда не пускала свою дочь. Та до поры подчинялась. А потом по смс девушка познакомилась с парнем, который сидел в тюрьме. Вскоре он освободился, они начали встречаться. Мать, узнав об этом, наорала на дочь. После очередного скандала девушка решила покончить жизнь самоубийством, но подумала, я цитирую: «Нет, буду жить, так будет лучше для родителей» и с этим мальчиком ушла. В нескольких банках взяла кредиты по 50 тысяч рублей, да и перед уходом из дома взяла крупную сумму денег. Вот и все. Понимаете, если бы мы изначально знали всю правду, в том числе и об исчезнувших деньгах, нашли бы ее гораздо быстрее. Мы очень много времени и сил потратили на отработку версий, связанных с тем, что ее похитили, с ней что-то случилось.
— Наталья Ивановна, а можно писать заявление, если, к примеру, ребенок должен был вернуться из школы три часа назад, а его до сих пор нет дома?
— Конечно. Это нужно делать сразу. Не так давно в округе пропала 10-летняя девочка. Мама сразу же прибежала, сидела у нас в кабинете и никуда не хотела уходить, и я ее прекрасно понимала. Дочку ее мы нашли очень быстро. Оказывается, она с одноклассницами поехала к кому-то на дачу. А теперь представьте, что могло бы произойти, если бы мать подождала день-два-три? Вполне возможно, что девчушки встретили бы какую-нибудь компанию пьяных подростков и неизвестно чем закончилась бы эта поездка. Поэтому пусть лучше будет больше заявлений. Бумага, как говорится, все стерпит. Пишите, перестраховывайтесь. Лучше так, чем вам скажут «приходите завтра», а на следующий день мы уже труп обнаружим.
— Перед общением с вами мне казалось, что человека, который пропал без вести обязательно нет в живых. 
— Да что вы! Нельзя хоронить раньше времени. Мы людей находим живыми и через год, и через два, и через три. Надо постоянно приходить, спрашивать сотрудников о том, как продвигается розыск. В моей практике были такие заявители, которые приходили каждый день. И на самом деле это абсолютно нормально. Потому что нельзя опускать руки и даже мысленно прощаться с человеком.
— Наталья Ивановна, у меня сложилось впечатление, что вы близко к сердцу принимаете чужую боль.
— Понимаете, в нашей работе нельзя оставаться равнодушными. Ведь когда случается беда, человек обращается к нам за помощью. Мы должны его выслушать, успокоить, расспросить. От людей ни в коем случае нельзя отворачиваться. Мне очень повезло, потому что работаю в хорошей профессиональной команде единомышленников. И я очень благодарна моим коллегам за работу. На самом деле она очень тяжелая.
Но рядом со мной люди, которые в любое время дня и ночи готовы прийти на помощь. Также хочется от всех нас сказать большое спасибо начальнику криминальной милиции УВД по ЮВАО полковнику милиции Анатолию Алексеевичу Дронову, который приложил много усилий для того, чтобы создать комфортные
условия работы и благоприятную атмосферу в коллективе.
Подготовила
Юлия МИЛОВИДОВА

Вы спрашивали? Отвечает специалист

 
Недавно я стал участником ДТП (в мою стоящую на перекрестке «Волгу» врезался «Мерседес»). Прибывший на место ДТП сотрудник ГАИ выдал мне справку об участии в дорожно-транспортном происшествии и сказал, что этого документа достаточно для обращения в страховую компанию. Приехал в страховую, там заявляют, что справка не того образца и без печати. Поехал менять. В группе разбора выдали другую. Приезжаю снова, мне говорят: «Теперь везите к нам ваш автомобиль для осмотра». «Волга» же после аварии не «на ходу», а перевести ее на эвакуаторе из одного конца города в другой мне не по карману. Как быть в такой ситуации и почему работники ГАИ сразу не дают нужных бумаг, вводя людей в заблуждение?
Владимир Иванович ГРОМОВ, пенсионер из Москвы. 

На вопрос читателя отвечает старший инспектор отдела организации исполнения административного законодательства Управления ГИБДД по городу Москве майор милиции Роман НИКОЛЬСКИЙ.

— Чтобы ответить на вопросы, которые задает Владимир Иванович, а также разъяснить другим читателям, какие документы после дорожно-транспортного происшествия необходимы для предоставления в страховую компанию, кем и когда они выдаются в органах ГИБДД, рассмотрим случившуюся ситуацию по порядку.
Владимир Иванович, управляя автомашиной «Волга», следовал по дороге и остановился. После остановки на его автомашину совершила наезд автомашина «Мерседес». Водитель «Мерседеса» в этой ситуации, в соответствии с требованиями п. 10.1 Правил, при возникновении опасности для движения, которую он в состоянии обнаружить, должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до полной остановки транспортного средства, что им выполнено не было. Нарушение требований Правил налицо, однако, за данное нарушение Кодексом РФ об административных правонарушениях ответственность не предусмотрена, поэтому оно не является административным правонарушением. В подобных случаях инспектор ДПС после оформления ДТП, выносит определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении, а каждому участнику выписывает «Справку об участии в дорожно-транспортном происшествии» по форме № 12. Эта справка выдается сразу после оформления ДТП. В этом документе в обязательном порядке должны присутствовать реквизиты подразделения ГИБДД (его наименование, адрес и телефон дежурной части), в котором работает оформивший ДТП инспектор. Также в справке должна быть информация о месте, времени и обстоятельствах ДТП, указываются данные человека, которому она выдается и данные транспортного средства, которым он управлял, а также полученные в результате ДТП механические повреждения. Кроме того, в справке указываются данные на иных участников аварии, номера их страховых полисов и название страховых компаний, что дает возможность обратиться в компанию с заявлением и произвести оценку причиненного ущерба. Заверение данной справки печатью в ГИБДД не предусмотрена. Таким образом, в случае с Владимиром Ивановичем инспектор ДПС правильно объяснил ему, что справки по форме № 12 достаточно для обращения в страховую компанию водителя «Мерседеса». Для решения же вопроса о выплате страховой премии Владимиру Ивановичу необходимо было получить еще два документа — заверенную в подразделении ГИБДД копию определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении и «Справку о дорожно-транспортном происшествии», утвержденную Приказом МВД РФ от 25.09. 2006 г. № 748. В этом документе помимо информации об участниках аварии, данных транспортных средств, полученных ими механических повреждениях, их владельцах, а также номеров страховых полисов по ОСАГО и названий страховых компаний, указывается, кем из участников какие требования Правил нарушены и на основании каких статей КоАП РФ на них наложены административные взыскания. В нашем случае в данной справке должно быть указано, что водитель автомашины «Мерседес» нарушил требование п. 10. 1 Правил, что не является административным правонарушением. «Справка о дорожно-транспортном происшествии» должна быть заверена печатью. Если документы предоставлены в таком виде, страховая компания не имеет права их не принять.
Хочу обратить внимание читателей на то, что выдача сотрудниками ГИБДД указанных документов предусмотрена действующим законодательством и внутриведомственными нормативными актами МВД и осуществляется без предоставления в органы ГИБДД каких либо запросов из страховых компаний. Если вам отказывают в их получении, то необходимо обратиться к вышестоящему должностному лицу или в вышестоящий орган для решения этих вопросов.
Владимир Иванович ставит вопрос о правомерности требования страховой компании предоставить им разбитую «Волгу» для оценки причиненного ущерба. Хотя этот вопрос не относится к моей компетенции, отвечу, что в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» № 40 от 22.04. 2002 г. страховая компания после получения заявления от гражданина имеет право в течение пяти суток назначить и провести оценку причиненного ущерба за счет компании. При этом в случае невозможности предоставить транспортное средство страховая компания решает этот вопрос самостоятельно. Если же в течение этого срока компанией оценка проведена не была, то заявитель вправе самостоятельно провести независимую оценку, результаты которой предъявить к оплате. Таким образом, Владимиру Ивановичу было достаточно после подачи заявления подождать пять дней и самостоятельно найти оценщиков.
Рассмотренное произошедшее с Владимиром Ивановичем дорожно-транспортное происшествие — это одна из трех возможных ситуаций. В жизни существуют еще два варианта.
Первый. Если в результате аварии вина одного из водителей очевидна, то тогда инспектором ДПС выписываются Справки по форме № 12 каждому участнику ДТП. В отношении виновного составляется протокол об административном правонарушении и выносится постановление по делу. Копии протокола и постановления человек, в отношении которого они составлены, получает на месте. Заверенные копии протокола и постановления потерпевший сможет получить в подразделении ГИБДД вместе со «Справкой о дорожно-транспортном происшествии» в день и час, указанный инспектором на месте аварии.
Второй. Бывает прибывший на место ДТП инспектор не в состоянии определить виновного, поскольку для объективного рассмотрения дела необходимо опросить свидетелей, провести автотехническую или иную экспертизу, совершить другие процессуальные действия, требующие значительных временных затрат. Тогда Законом предусмотрено возбуждение дела об административном правонарушении и принятие решения о проведении административного расследования. В этом случае участники аварии получат от инспектора Справки № 12 и информацию о месте и времени рассмотрения дела в подразделении ГИБДД. Остальные документы они смогут получить там и только после того, как дело будет рассмотрено.
Может случиться так, что выплаченная страховой компанией сумма меньше суммы оцененного ущерба, или сумма ущерба превышает суммы выплаты по ОСАГО. Тогда читателям следует иметь в виду, что у них есть право подать иск в суд, привлекая в качестве ответчика не страховую компанию, а лицо, виновное в причинении ущерба.