petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 15 (9567) от 25 апреля 2017г.

Статьи в категории: Номер 32 (9387) 28 августа 2013 года

Открыл окно в мир природы


Ушёл из жизни Василий Михайлович Песков. Ушёл крупнейший русский писатель, книги которого всегда ждали и с жадностью впитывали в себя несколько поколений XX и XXI веков. Чего стоит одна лишь документальная повесть о семье отшельников-старообрядцев «Таёжный тупик». Известны и любимы читателями многие другие его литературные шедевры. Для нас, журналистов, Песков был прежде всего репортёром, неутомимо раскрывавшим притягательную силу родной природы, красоту и нужды лесов и рек, зверей и птиц, каждого их обитателя. В своё время Василий Михайлович был первым репортёром, встретившим первого космонавта Юрия Гагарина, а затем провожавшим в полёт Германа Титова, Павла Поповича, Андрияна Николаева. Он подготовил и открыл для нас телепередачу-долгожительницу «В мире животных»; сам долго вёл её, сразу задав ей высокую публицистическую планку. Навсегда связав жизнь и труд с «Комсомольской правдой», не имея в достатке жертвенного времени в пользу телевидения, Песков строго отбирает преемника для передачи «В мире животных», находит молодого и талантливого Николая Дроздова, обучает его первичным навыкам тележурналистики и отправляет в самостоятельное плавание по волнам ТВ.

С Василием Михайловичем Песковым читатели «Комсомолки» многократного путешествовали по Африке и Америке, побывали в Антарктиде. Многие коллеги ему подражали, у него учились. И прежде всего, бережному отношению к слову, строгой ответственности за подготовленный к печати материал. Мало кому известно обязательное правило Василия Михайловича не покидать редакцию (даже если время за полночь), пока не начнётся ротация (тиражирование) номера, в котором идёт его публикация.

В траурные дни «Комсомольская правда» как alma mater много рассказывает о Пескове. Заметим, близкий для читателей «Комсомолки» и телезрителей, Василий Михайлович был своим человеком и для газеты «Петровка, 38», неоднократно размещавшей на своих полосах его неподражаемые снимки и тексты о природе.

Признаюсь, горжусь тем, что некогда вместе с Песковым (правда, он несколько раньше, я позже) мы начинали постигать журналистскую профессию в воронежской газете «Молодой коммунар», а потом всю жизнь общались и переписывались. Помнится, когда меня пригласили к участию в профессиональном конкурсе за звание лауреата среди журналистов, пишущих на милицейскую тематику, мой старший коллега и наставник обратился к жюри: «Эдуард Попов, мой земляк-воронежец и выходец из воронежской молодёжной газеты «Молодой коммунар», сорок лет проработал в разных изданиях, отдав четверть века из них «Петровке, 38», пропагандируя передовой милицейский опыт охраны правопорядка и защищая интересы москвичей. Сам по себе этот факт уже достоин всяческого уважения. Отрадно, что журналист не замкнулся в однотемье и нередко выступал по вопросам охраны природы России. Во всяком случае, мне запомнились его публикации «Морфология воронежской щуки» («В мире книг»), «Отец воронежских яблок» («Петровка, 38»).

Что касается качественной стороны работы Э.Г. Попова в милицейской прессе, то в дни недавнего 60-летия журналиста она получила самую яркую и лестную оценку». Далее следовала подпись: 24 сентября 1999 г. Член СЖ и СП России В. Песков. Премию я не получил, но оценка корифеем отечественной журналистики моей работы оказалась ничуть не ниже самой награды.

Уход Пескова опечалил всех российских журналистов, но особенно — воронежских земляков, словно связанных с ним родственными узами. В тяжёлые и полуголодные послевоенные годы паренёк из села Орлово, окончив десятилетку, работал пионервожатым, а затем подался в городскую школу киномехаников, которая располагалась в ту пору как раз напротив редакции газеты « Молодой коммунар» на Проспекте Революции. Вот Василий и зачастил сюда со своими снимками из воронежских лесов. А леса вокруг Бобрового заповедника, их населенцев и родную речку Усманку мальчуган неустанно снимал со школьных лет, как только родители купили ему фотоаппарат.

Будущий министр председатель Госкомиздата СССР Борис Стукалин, а тогда редактор «Молодого коммунара», заметил талант у юного корреспондента, и Пескова зачислили в редакционный штат. Он много снимает. Его фотографии отличают подлинность, свежесть и непосредственность восприятия увиденного. Снимки Пескова — не просто дополнения к тексту, а очень часто выступают как самостоятельные законченные произведения. Это достигается, когда фотообъектив начинает смотреть на мир глазами человека. Василий работает много, самозабвенно. Узнаёт как дышит трава, в какую зарю ждать вальдшнепов, почему рыбы в Дону поубавилось и отчего мелеет Усманка, что позже выльется в книгу «Речка моего детства». Он много дней ходит к полынье, которая неуклонно сужается при первых осенних заморозках. Здесь должна разыграться маленькая природная трагедия: в замерзающей полынье плавает серая уточка с перебитым крылом. Как в сказке, к полынье ежедневно приходит рыжая охотница. Она знает, что обед ей уготован. Прячась в зарослях Василий ждёт роковой минуты, и она настаёт. Вот снимок: лисица делает долгожданный прыжок, но уже в прыжке слышит щелчок затвора фотоаппарата. Вся изогнувшись, хищница в испуге стремится вернуться: ей не до уточки.

Главный редактор «Комсомольской правды» Алексей Аджубей, просматривая областные молодёжные газеты, не мог не обратить внимания на работы Пескова в «Молодом коммунаре» и пригласил его в «Комсомолку». Позже Аджубей перейдёт главным редактором в «Известия» и позовёт с собой Пескова, но тот лишь раз в жизни поменял одну редакцию на другую. Я удивляюсь и впадаю в обиду: как много в эти дни рассказано о Пескове, но о его колыбели, «Молодом коммунаре», ничего.

Конечно, дальше вся жизнь Василия Михайловича приобрела иной размах. Он путешественник, этнограф, очеркист. Но прежде всего — неистовый репортёр, который успевает везде. В космос уходит Гагарин, а Василий уже в его квартире фотографирует жену Валентину. И вот снимок, обошедший весь мир: Валентина мучительно проводит ладонью по лицу, кажется, просит: «Господи, помоги ему!» В «Комсомолке» снимок выходит с подписью Василия: «Минуту назад объявили: пошёл на посадку». А Песков уже пробивается в военный самолёт, который сейчас уйдёт к месту посадки Гагарина. Пробился. Приземлились на военном аэродроме, откуда выход без разрешения генерал-полковника авиации Николая Петровича Каманина не возможен. «Василий, — говорит Каманин, — любая информация строго секречена, доступна только ТАСС. Я зачитываюсь твоими материалами в «Комсомолке», но ничем помочь не могу. И всё же Песков уговаривает его позвонить в ЦК ВЛКСМ. Прямое обращение, только прямое обращение к Никите Сергеевичу Хрущёву возымело действие. В «Комсомолке» печатаются лучшие снимки о встрече с Гагариным. Вот он с кием у бильярдного стола, вот у иллюминатора самолёта, взявшего курс на Москву, вот роскошный букет голландских тюльпанов, прибывших в посылке из Голландии на имя Юрия Гагарина. Лучшие снимки года.

Василий Песков был всеобщим любимцем. Легко, непринуждённо входил он в каждый дом со своими репортажами и очерками, как будто беседовал с каждым из нас. В своё время я прочитал его очерк «Талдомская осень», а когда много позже впервые побывал в Талдоме, то оказалось, что как бы второй раз в жизни посетил эти талдомские места. Это от Пескова. Он не то, чтобы рассказал, но, взявши за руку, провёл меня по притягательным особой таинственностью здешним местам. Побывали мы на уборке скудного весьма в здешнем краю урожая ржи, овса и картошки, налюбовались издревле известным мастерством башмачников…

Он стал кумиром космонавтов. Вероятно, с необозримых высот они особенно отчетливо разглядели грандиозность таланта Пескова и запросили ему Ленинскую премию. Эту идею горячо поддержали в ЦК ВЛКСМ, также член Комитета по Ленинским премиям Алексей Аджубей. Но какую конкретно работу неистового фоторепортера выдвигать? Спешно была издана книга его очерков и фотоочерков «Шаги по росе».

Журналисты старшего поколения знают и помнят, что творилось на улице Правды в здании «Комсомольской правды». Три дня и три часа гуляла редакционная братия. Ещё бы! Впервые так высоко оценён труд журналиста! Гуляли все, кто оказывался на улице Правды. Было много капустников, приколов типа: «Просим город Псков переименовать в Песков!»

А Василий Михайлович, человек по жизни не пьющий, не пил и не обольщался. Мне кажется, он ни разу в жизни не упомянул в своей подписи под каким-либо документом звание лауреата. Во всяком случае, когда я его об этом попросил, всегда мягкий и почтительно-вежливый, он вдруг возвысил голос: «Нет никакого лауреата!»

Декан факультета журналистики МГУ Ясен Николаевич Засурский несколько лет засылал к Пескову студентов с приглашением посетить факультет, прочитать лекцию, провести что-то вроде мастер-класса. Бесполезно. Не любил Песков помпезность. Ну не должно быть, чтобы единственный из газетчиков лауреат Ленинской премии не коснулся своим крылом альма-матер журналистики. Возможно, не видя другого выхода, Ясен Николаевич, с которым мы поддерживали некоторую связь, взялся за меня: «Ну, уговори!» Не раз и не два я пытался по телефону уломать Василия, пробудить в нём чувство цеховой солидарности, да всё не получалось, всё отмахивался. И я рассердился: «Василий Михайлович, это что, комплекс недостатка университетского образования? Горький имел начальное образование, а был выше любого академика. Выше и ты. Значит, если мы будем жить долго-долго, то к студентам — ни ногой?» Песков помолчал, потом отчеканил: «Ладно, не пыли! Звони Засурскому: завтра едем!»

Эдуард ПОПОВ

Путешествие из России в… Россию


Охота к перемене мест, как правило, возникает у россиян летом. Пора отпусков. Большинство стремится «на юга», но и Восточная Пруссия, или Русская Прибалтика (Калининградская область), также востребована курортниками. Да и жители анклава не желают сидеть взаперти. Вот только проезд туда через территорию Литвы, являющуюся членом Евросоюза, в определенной степени осложняет теперь дорогу для россиян.

Соответственно и работа сотрудников транспортной полиции на этом направлении претерпела некоторые изменения. Какие именно? Для того чтобы выяснить это, наши корреспонденты отправились в путешествие из России в… Россию вместе с нарядом сопровождения поезда. Кстати, именно этим летом исполняется 10 лет как введён транзитно-визовый режим проезда через Литовскую республику.

С особенностями мы столкнулись ещё на стадии покупки билетов. Попытка приобрести их через Интернет не увенчалась успехом: не положено. А в кассе наотрез отказываются выдавать проездной документ по ксерокопии паспорта. Требуется оригинал, причём заграничного, а не общегражданского. Ещё один немаловажный нюанс: билеты в Янтарный край надо покупать за 28 часов до отправления поезда. Это время специально выделяется для оформления виз в литовском консульстве.

 

ДИПМИССИЯ В КУПЕ

 

Знакомимся с группой сопровождения. Старший наряда — старший прапорщик полиции Андрей Стрельцов, его напарник — прапорщик полиции Валерий Гаврилов. Оба сотрудника не новички в своём деле. Они прекрасно знают все нюансы железной дороги, хорошо знакомы с поездной бригадой. Ещё бы! Оба вот уже несколько лет колесят по различным маршрутам на поездах, которые формируются в Калининграде.

Внутри вагона сразу чувствуется уют: полки аккуратно застелены, на столиках скатерти и вазочки с цветами. Раньше львиную долю пассажирского парка российских железных дорог составляли восточногерманские вагоны. Теперь же мне предстоит поездка в нашем, отечественном, собранном на Тверском вагоностроительном заводе. Купе здесь более просторные, хорошо освещённые; предусмотрены места, оборудованные всем необходимым для инвалидов. В некоторых вагонах есть даже душ. Вроде бы пустячок, а приятно. Да и биотуалетами можно пользоваться на остановках.

Три купе в штабном вагоне занимает консульская служба Литовской Республики. Сотрудники дипмиссии не очень словоохотливы. Согласились общаться с нами только на условиях анонимности. Поэтому заменяем их имена вымышленными. Все они прекрасно, практически без акцента, говорят по-русски. Тем, что поезда, транзитом проходящие через Литву, сопровождаются нарядами полиции, они очень довольны.

— Разные ситуации случаются в дороге, — говорит атташе консульской группы Мариюс Маркявичус. Бывает, что отдельные пассажиры, особенно употребившие алкоголь, пытаются оскорблять нас и даже в драку лезут. Впрочем, такие происшествия скорее исключение, чем правило, и возникают конфликты крайне редко. Да уже само наличие стража правопорядка в поезде отрезвляет буйные головы.

—   Кстати, консул имеет право отказать разбуянившемуся пассажиру в выдаче визы, — добавляет сотрудница консульства Камилла Гинайтите.

Виза не совсем обычная. В паспорт она не вклеивается и представляет собой лист бумаги с персональными данными транзитного пассажира. Этот документ защищен голограммой, печатью консульства и водными знаками. Выдаётся он бесплатно. Порой у некоторых пассажиров возникают визовые проблемы. По мере своих возможностей дипломаты стараются помочь. Как раз в момент нашей беседы в консульское купе наведалась женщина: у неё проблема. Кассирша на вокзале ошиблась: отчество пассажирки — Владленовна, а в билете написано Владимировна. Возникает вопрос: что делать? Дадут ли ей визу? Внимательно изучив документы, консул принимает решение: выдать визу. Явно Владленовна ни при чём, хотя есть и её вина. Получая билет на руки, могла бы и проверить, все ли правильно написано.

Охрана литовской передвижной дипмиссии — одна из обязанностей сотрудников наряда сопровождения. Только почему-то на эту дополнительную нагрузку литовская сторона денег не выделяет. Еще одна неприятность, которая может подстерегать россиян, желающих попасть в Янтарный край с Большой земли поездом, — отказ в выдаче транзитной визы. Впрочем, об этом бедняге скажут в кассе вокзала.

— В прошлом году консульство отказало в визах двум молодым москвичам, — говорит Камилла, — они путешествовали по Германии на автомобиле, совершили ДТП и с места происшествия скрылись. Нарушителей объявили персонами нон грата во всем Евросоюзе. Соответственно Литва им не выдала даже транзитных виз.

 

ТРЕВОЖНЫЙ СИГНАЛ

 

— Преступления в поезде совершаются крайне редко, — рассказывает Андрей Стрельцов, — в основном это кражи. Был любопытный случай. У мужчины украли куртку. Нас вызвали в вагон, где произошло ЧП. Свидетели и потерпевший сообщили, что злоумышленник направился в хвостовую часть поезда. Проверили все три вагона — нет его. Не мог же он на ходу выпрыгнуть. И вдруг, когда рельсы свернули в сторону, и поезд изогнулся тоже, кто-то из пассажиров увидел человека, стоящего между вагонами с наружной стороны. Оказалось, воришка пролез между резиновыми уплотнителями в тамбуре и таким оригинальным образом спрятался. Начальник поезда через машиниста сообщил о случившемся диспетчеру. Поезд совершил незапланированную остановку в одном из белорусских городов, где экстремала уже поджидал наряд милиции.

Андрей не успевает закончить рассказ, как из одного вагона поступает тревожный сигнал. Проводница по внутреннему телефону сообщила начальнику поезда о том, что несколько мужчин распивают спиртные напитки, громко кричат, мешают пассажирам. Мы немедленно следуем туда. Действительно, четверо парней ведут себя не слишком педагогично: вагон плацкартный, много детей. На столике у компании бутылка водки, закуска. Разговор у милиционеров с выпивохами довольно жесткий: либо немедленно прекращаете безобразничать, либо на ближайшей станции покинете поезд. Полномочия такие у бригадира имеются. Он вправе после составления протокола высадить хулиганов. Билет при этом аннулируется. Угроза действует. Один из мужчин заверяет стражей порядка, что подобное не повторится, и демонстративно выливает содержимое бутылки в туалет. Забегая вперёд, скажу, что больше жалоб на этих пассажиров не было: до самого Калининграда мужчины вели себя прилично. 

По словам сотрудников полиции, высаживать выпивох и иных нарушителей им приходится довольно часто. Было бы неплохо иметь во время работы миниатюрные видеорегистраторы. Они стоят недорого, но какое это подспорье! Ведь доказать то, что пьяный пассажир устроил дебош, с помощью видеозаписи намного проще.

 

РОДДОМ НА КОЛЕСАХ

 

Мы возвращаемся в штабной вагон. Интересуемся у полицейских курьёзными случаями, которые происходили в поездах дальнего следования.

— Однажды мне пришлось не только присутствовать, но и ассистировать при родах, — рассказывает Андрей Стрельцов. — В плацкартный вагон села молодая женщина, лет 25, с явными признаками беременности (смеётся). Поезд тронулся в сторону Прибалтики. Но буквально через несколько минут у пассажирки начались схватки. Ближайшая станция — Можайск. Начальник поезда Валентина Стрельбицкая обратилась по громкой связи к пассажирам с вопросом, нет ли медицинского работника. Увы, никто не откликнулся. Начальница не растерялась и заявила, что роды примет сама. Мы с напарником организовали импровизированную операционную прямо в купе. Постелили чистое бельё, заготовили ёмкости с кипятком, а потом по требованию Валентины Владимировны подавали необходимые ей инструменты. Всё прошло благополучно. На свет появился мальчик, а на станции Можайск роженицу встретила бригада скорой помощи.

Евгений КАТЫШЕВ, Олеся НИКОЛАЕВА,

фото авторов.

Калининград — Москва

 

(Продолжение следует.)

УЧАСТКОВЫМ БЫТЬ НЕПРОСТО


Полковник полиции Евгений Дукин служит в органах внутренних дел 33 года. Заботы службы участковых и подразделений по делам несовершеннолетних Юго-Запада столицы, которой он руководит, заставляют этого опытного и мудрого руководителя работать день и ночь. Евгений Александрович, однако, смог выкроить один час в своём плотном графике на беседу с корреспондентом «Петровки, 38» о работе своих подопечных в преддверии 90-летия службы участковых.

 

НАШЕ ДОСЬЕ

Евгений Александрович Дукин имеет высшее юридическое образование, окончил 1-й факультет Академии Управления МВД России, полковник полиции.

Родился в 1960 году. В ОВД с 1981 года. Начинал службу рядовым милиционером ППСМ, с 1987 года перевёлся в уголовный розыск. Евгений Александрович 13 лет проработал руководителем территориальных ОВД. В разное время возглавлял райотделы «Котловка», «Гагаринский», «Ясенево». Последние 7 лет руководит ООДУУПиПДН УВД по ЮЗАО.

 

 

Отдел организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних УВД по ЮЗАО г. Москвы можно поздравить с новосельем. На днях он «подселился» к окружному отделу дознания, расположившемуся в служебных помещениях принадлежавших прежде Академическому райотделу внутренних дел.

Здесь ещё не угас присущий крупному переезду переполох, но работу сотрудников этого отдела и в обычных условиях не назовёшь тихой и спокойной — уж больно беспокойную службу они курируют.

17 ноября этого года участковые отметят 90-летие со дня основания службы.

Об их нелёгкой работе уже написано немало статей, снято фильмов, сериалов. Отечественные «шерифы» обладают самым обширным списком должностных обязанностей среди всех полицейских, который, по сути, остаётся открытым, — новые приказы, спускающиеся на «землю» по мере изменения криминальной обстановки, добавляют в него новые пункты.

 

— Евгений Александрович, можно ли ещё в необъятном море полномочий и направлений деятельности участковых выделить главное?

— Конечно, можно и мы стараемся это «главное» подчёркивать, чтобы направлять наших сотрудников в нужное русло. Генеральной линией для работы участкового является отработка жилого сектора.

— В чём заключается эта «отработка»?

— Это служебный термин, который включает в себя многое. Участковый, по новому приказу один раз в год, обязан обойти все квартиры на обслуживаемом административном участке. Нужно познакомиться с людьми, кто в этих квартирах проживает. Пообщаться с ними, расспросить о нуждах и проблемах, которые могут разрешить органы внутренних дел, о том, что мешает людям чувствовать себя в безопасности. Хороший участковый становится другом каждой семьи, мудрым советником и помощником.

Вот, дверь открыл ребёнок в грязной потёртой рубашонке, за его спиной со стены свисают полуоборванные обои. Что это? Семья алкоголиков, притон? Не обязательно, может, здесь просто затеяли ремонт.

Участковый должен уметь различать тонкости, нюансы. Техника, — видеокамеры и сканеры, — на такое не способны.

Взять, к примеру, проблему борьбы с нелегальной миграцией, наркопритонами, «резиновыми» квартирами. Они все разрешаются, в основном, благодаря тщательной отработке жилого сектора.

Участкового всегда вызывают на место происшествия в случае совершения квартирной кражи. Со временем, он уже прекрасно знает, какими путями преступники проникают в чужие жилища, рассказывает об этом жителям своего участка, даёт им советы о том, как превратить свой дом в крепость.

— И как же это сделать?

— У каждой квартиры есть свои особенности, связанные с планировкой, этажностью, с тем, кто в ней проживает — есть ли маленькие дети, пожилые люди или инвалиды. Универсальный совет только один — поставить своё жильё под охрану полиции. Участковый не только рассказывает о том, как и куда нужно обратиться, чтобы поставить квартиру на сигнализацию, но и помогает пройти данную процедуру. На Юго-Западе столицы за семь месяцев 2013 года получено 860 заявлений от граждан на оборудование квартир и объектов средствами охраны с подключением на пульт централизованного наблюдения УВО, заключено 60 договоров.

— Как это отразилось на количестве квартирных краж?

— Эта работа вносит весомый вклад в борьбу с квартирными кражами, но она является лишь частью общей системы профилактики. А теперь посмотрим цифры: за семь месяцев 2013 года на территории округа совершено 346 таких преступлений, что на 115 меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.  

— Это хорошая тенденция, а какая ещё профилактическая работа проводится вашими сотрудниками?

— Что касается профилактики, то здесь для участкового широкое поле для деятельности. Одно из последних законодательных нововведений в данной области — административный надзор.

— Что это такое?

— Определение административного надзора даётся в Федеральном законе «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы», вступившем в силу 6 апреля 2011 года. Это наблюдение за соблюдением лицом, освобожденным из мест лишения свободы, установленных судом временных ограничений прав и свобод, или выполнением им определённых обязанностей.

Есть такие, кто должен по решению суда после 22 часов находиться дома. Качественная профилактическая работа с рецидивистами — не означает, что участковый ходит и запугивает их привлечением к ответственности за любой неверный вздох. Задача участкового помочь человеку адаптироваться к нормальной жизни, вырваться с криминальной среды обитания.

— Получается, что участковый это «нянька» для взрослых, он работает с трудными семьями или это задача инспекторов по делам несовершеннолетних?

— Участковые и сотрудники ПДН на практике действуют бок о бок. Недаром их курирует в округе один отдел. Так легче поддерживать взаимодействие этих двух во многом родственных служб. А насчёт «няньки для взрослых» — это вопрос сложный. Он требует отдельного рассмотрения.

— Попробуем разобраться?

— Начнём с того, что самыми «близкими к народу» полицейскими службами являются ППС и участковые. Патрульные полицейские приём населения не ведут, спектр их деятельности весьма узок и он, в целом, включается одним из пунктов в работу участковых, которые также осуществляют патрулирование своего административного участка. Наши же «шерифы» принимают граждан на участковых пунктах полиции регулярно. Люди к ним обращаются самые разные и по всем, без исключения, вопросам. И всех они обязаны принять, дать совет, направить в соответствующую организацию. Участковый действительно должен быть «нянькой», в хорошем смысле. 

— Может нужно усадить на участковом пункте социального работника, или психолога, чтобы он, вместо участкового, принимал психически нездоровых людей, или тех, кто обратился в полицию с целью урегулирования семейных проблем?

— Можно, но поймите, что в районных управах столицы уже действуют социальные службы, есть бесплатные телефоны доверия, где работают профессиональные психологи. Люди приходят за помощью именно к участковому, обращаются к человеку в полицейской форме.

— Значит жители больше доверяют полицейским, чем социальным службам?

— Я не делаю выводов, а просто констатирую факт. В работе участкового есть специфика, которая выделяет его среди других полицейских. Возможно, что мы в будущем придём к тому, что будет создана отдельная структура, а должность участкового станет выборной. По крайней мере, такое развитие событий вполне допустимо. На своём административном участке он выступает неким универсальным представителем государственной власти, способным действовать оперативно, а не «в результате десятидневного рассмотрения вопроса»,  способным применить физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие, при необходимости.

— Как вы оцениваете практику проведения отчётов перед населением?

— Очень позитивно. Наши участковые отчитываются перед жителями своих административных участков два раза в год. Я стараюсь присутствовать на этих встречах. Возьмём, к примеру, ОМВД Ломоносовского района. Там отчёт участковых перед гражданами организует и проводит начальник отдела подполковник полиции Алексей Пумырзин. Мне было приятно видеть, что в Ломоносовском районе жители своих участковых знают и активно с ними взаимодействуют.

— А как вы это определили?

— Там почти не было каких-то общих, так сказать риторических вопросов. Поднимались конкретные проблемы и, главное, проводилось обсуждение конкретных мер по их решению. Это важное свидетельство о наличии конструктивного диалога между полицейскими и представителями общественности.

— В какой степени участковым требуется помощь общественности? Разве они не могут справляться со своими обязанностями самостоятельно.

— Такое мнение есть у людей с «потребительским» взглядом на жизнь. Главное отличие демократического государства от тоталитарного в том, что инициатива в борьбе с противоправными явлениями исходит от общества, а не от полиции. Иначе нам нужно было бы поставить стражей порядка на углу каждого дома.

В нашей же ситуации, в условиях сокращения кадров и роста населения, эффективно бороться с преступностью, административными правонарушениями, проводить профилактическую работу и противодействовать терроризму можно только «всем миром».

— А какова сейчас штатная численность участковых уполномоченных полиции на Юго-Западе столицы? Есть ли некомплект?

— Штатная численность — 289 человек. Некомплект совсем небольшой — 4 человека.

— Общее количество жителей округа по данным переписи населения 2010 года — 1 366 282 человека, что составляет 11,9% населения Москвы. Если поделить на штатную численность участковых получается около 4700 человек на каждого. Это большая нагрузка?

— Нагрузка значительная, но жаловаться мы не привыкли. Каждый из сотрудников нашей службы выполняет свою работу. Есть достижения, есть упущения. Первые мы укрепляем, вторые устраняем. Когда подразделение едва справляется с большим объёмом работы, хороший руководитель сам встаёт «за плуг». К примеру, Юрий Пучков, руководитель отделения участковых уполномоченных в Южном Бутове вполне результативно ведёт линию борьбы с организаторами незаконной миграции.  

— Может нужно увеличить численность участковых вдвое, чтобы им было легче и работа выполнялась эффективнее?

— Лучше ввести институт помощников участковых уполномоченных полиции. Это должны быть аттестованные сотрудники из числа сержантского состава. Они бы частично разгрузили участковых от несложной переписки, работали на территории, выходили на семейные скандалы. Потихоньку набираясь опыта, эти молодые ребята в будущем сами бы становились участковыми.

— Сегодня в столице действует система Общественных пунктов охраны порядка. Они выступают в роли помощников для участковых.

— Да, общественники вносят солидный вклад в работу по поддержанию порядка на территории. Председатели ОПОП сидят с участковыми, буквально, за соседними столами. Они помогают и в приёме населения и в работе с неблагополучными семьями. Но участковый должен внимательно следить, чтобы общественники не шли туда, где может быть опасно. У них всё же нет таких полномочий, как у аттестованных сотрудников полиции. Зачастую это пожилые люди, у которых, естественно, есть проблемы со здоровьем. К тому же они не находятся в оперативном подчинении участковых, что приводит на практике к возникновению некоего разделяющего их барьера.

— Нужен ли участковым автотранспорт? Расскажите о технических потребностях службы.

— Трудно себе представить, чтобы всех участковых снабдили служебным транспортом. Это, по всей видимости, невозможно. Более реальным, но всё же достаточно дорогостоящим решением было обеспечение одним автомобилем каждого участкового пункта полиции. Ведь в настоящее время патрульных экипажей в отделах едва хватает для того, чтобы перекрыть территорию обслуживания. При каждом случае, когда участковому нужно доставить гражданина в подразделение, он должен вызывать один из этих экипажей. А так, участковые могли бы действовать самостоятельно. Только нужно, чтобы эти автомобили были специально оборудованы для перевозки задержанных. Участковые, передвигаясь на служебном автомобиле, могли бы оперативно оказать помощь своим коллегам. Надо учитывать и территориальные особенности. Например, Южное Бутово, — достаточно большой район, по которому затруднительно передвигаться пешком.

Теперь, что касается «технических потребностей». Давно назрела необходимость, а теперь появилась и техническая возможность, оснастить всех участковых планшетными компьютерами с доступом к базам данных ЗИЦ, ГИБДД и т.д.

Каждый участковый обязан ежедневно проверять некоторое количество автомобилей, припаркованных на территории обслуживания. Нередко так обнаруживаются угнанные в соседних районах машины, которые угонщики «отстаивают» во дворах перед тем, как пересечь границы МКАД, или отправить их на «разборку». Для проверки полицейский должен дозваниваться оператору Автоматической информационной поисковой системы, или сообщать государственный номер по рации дежурному, передавая его по буквам. В этот момент его действия слышит и видит вся округа, а может и предполагаемые угонщики. Планшетник процедуру проверки упростит в разы и сделает её незаметной, что позволит, к примеру, организовать возле обнаруженной угнанной машины скрытую засаду.

Большим достижением является уже и то, что префектура обеспечила всех наших участковых бесплатной сотовой связью. Эта очень большая помощь.

— А что вы скажете об электронных браслетах?

— Это возвращает нас к теме: осуществление административного надзора за освобождёнными из мест лишения свободы людей. Криминальная статистика свидетельствует о том, что ряд преступлений, к примеру, квартирные или карманные кражи имеют очень высокий процент рецидива, то есть совершаются людьми, уже понёсшими за них наказание в прошлом. Электронные браслеты уже есть на вооружении УФСИН и они, безусловно, нужны органам полиции. Не может же участковый круглыми сутками стоять возле своего поднадзорного.

— Мы с вами говорили о профилактике, а каков вклад участковых в борьбу с преступностью, в раскрытие уже совершённых преступлений на территории округа.

— За семь месяцев текущего года в суд было направлено 905 уголовных дел, раскрытых участковыми Юго-Запада столицы. На 96 больше, чем в аналогичный период прошлого года. И это не только «кастрюльные» дела. Раскрыто множество грабежей, разбойных нападений, преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков и так далее.

Мы стараемся быть лучше из года в год, но не ради звания «лучших». Расти и развиваться — естественное стремление профессионала в любом виде деятельности.

Сергей ЛЮТЫХ

Бессонные будни спального района


Район Свиблово представляется весьма тихим уголком Северо-Востока Москвы. Вот только преступникам об этом, никто, кажется, не рассказал — местному отделу полиции расслабляться не приходится. О непростых буднях стражей правопорядка ОМВД по району Свиблово рассказал корреспонденту «Петровки, 38» заместитель начальника полиции по оперативной работе майор полиции Алексей Ёлкин.

 

—Расскажите, пожалуйста, немного о себе. Как вы оказались на службе в органах внутренних дел?

— В 1999 году я переступил порог колледжа милиции № 2 и спустя четыре года окончил его с красным дипломом. Благодаря этому получил возможность без экзаменов поступить на факультет подготовки специалистов криминальной милиции Московского университета МВД России. В 2006 году, после выпуска, попал в ОМВД по району Свиблово по распределению. Район этот для меня родной: здесь я вырос, здесь я живу и сегодня. Назначен был на должность оперуполномоченного по линии ГОРИ, группы оперативно-розыскной информации. Занимался постановкой людей на оперативный учёт, дактилоскопированием, фотографированием. Так познакомился со всеми местными криминальными и антисоциальными элементами. Знал всех в лицо, помнил приметы. И постепенно, с помощью этой «базы», стал раскрывать преступления. То есть ко мне приходили люди, описывали преступника, а я уже примерно понимал, о ком они говорят.

Когда произошла реорганизация, в ОМВД появилась должность заместителя начальника полиции по оперативной работе. К тому времени я уже был старшим оперуполномоченным, успев поработать не только в ГОРИ, но и по делам несовершеннолетних. Меня назначили на эту новую должность, на которой я и пребываю с сентября 2011 года.

— Почему изначально ваш выбор пал на милицейские учебные заведения?

— Мой дядя, Виталий Николаевич Волков, полковник, свою карьеру начинал органах внутренних дел. Впоследствии он сосредоточился на науке, занялся судебной медициной, судебной психиатрией, был заслуженным деятелем науки Российской Федерации, преподавал в Университете МВД. Под его авторством издано немало научных пособий. В 2008 году его не стало, к сожалению. Глядя на него и у меня созрело желание связать свою судьбу с милицией. Также в органах внутренних дел служит моя сестра. Она полковник, работает в Главном следственном управлении.

— Насколько трудный для работы полиции район Свиблово?

— Когда я в 2006 году пришёл сюда работать, это был типичный спальный район, тихий и спокойный. Здесь не было торговых центров, здесь не было крупных магазинов. Преступления совершались относительно редко. Однако за последние годы район очень сильно изменился. На месте складов построили огромный торговый центр «Золотой Вавилон», а рядом с ним — магазин Metro. Возле станции метро открыли торговый центр «Свиблово», а через дорогу, где раньше был пустырь, построили офисное здание, где также имеются торговые площади. Ещё один — на пересечении улиц Снежной и Седова. Открылась масса кафе и ресторанов, привлекающих самую разную аудиторию. Сейчас сносят пятиэтажки и строят многоквартирные высотные дома. Растёт число жителей, растёт число людей, посещающих Свиблово. Словом, район оживился. Но вместе с тем оживилась и преступность. Главным образом, их, конечно, привлекают торговые центры, в которых совершается немало краж, как карманных, так и из автомашин. Очень часто в машинах люди бросают ценные вещи, а преступник разбивает стекло или использует специальное устройство, считывающее сигнализацию, после чего открывает машину как свою.

— Как же найти потом такого преступника? Ведь вряд ли он надолго задерживается у автомобиля.

— Ситуации бывают разные. Приведу пример недавнего нашего задержания. В позапрошлую субботу, как раз на моём суточном дежурстве, к нам поступило сообщение от службы «02» о том, что на парковке возле одного из торговых центров у машины разбито стекло, а ценные вещи украдены. Спустя 15 минут — точно такое же сообщение. А потом ещё, и ещё одно — и так раз шесть. Всё на одной парковке, довольно недалеко друг от друга. Стали отрабатывать территорию, опрашивать людей. Нашёлся один свидетель, который видел автомашину, из которой вышел мужчина, разбил стекло другого автомобиля, схватил что-то и уехал. Свидетель примерно описал внешность мужчины и, к счастью, запомнил номер его машины. Как выяснилось, зарегистрированной в Нижегородской области. Мы номер пробили, установили владельца, которым оказалась вместо нашего преступника некая женщина. Связались с МВД Нижегородской области, с районом, где она проживала, и местные оперативники выехали на место жительство. Там никого не оказалось, но в ходе оперативно-розыскных мероприятий найти её всё-таки сумели. Женщина подтвердила, что машина её. Автомобилем пользуется дочь, проживающая в настоящий момент в Москве. Мужчина по-прежнему оставался в тени, а эстафету расследования вновь переняли мы. Стали устанавливать круг её знакомых. И среди них обнаружился (после проверки по базе данных) ранее судимый мужчина, как раз за подобные преступления. К его дому выслали группу, которая его задержала, когда тот ночью приехал на этой машине. В салоне были обнаружены некоторые из пропавших вещей.

— Раз уж мы заговорили о конкретных делах, не расскажете ли о каком-нибудь примечательном случае?

— Много было таких интересных дел. Но вот, например, одно, которое случилось в январе этого года. В Свиблово произошла серия преступлений по одной и той же схеме: молодые девушки  возвращаются с работы домой, заходят в подъезд, а за ними вслед забегает крупный, высокий, плотного телосложения мужчина. Зажимает рот, приставляет нож к горлу и требует отдать ценные вещи. После того, как девушки выполняли требование, он заставлял их совершать развратные действия сексуального характера. По району в вечернее время стали выставлять группы из числа полицейских и общественников, но поймать преступника никак не удавалось. Вдруг раздаётся звонок от одной из потерпевшей: «Я еду в метро, и сейчас со мной в вагоне этот человек». Немедленно отреагировав на сообщение, мы его задержали. Подозреваемый оказался приезжим, на допросе молчал, и, кажется, вообще не до конца понимал происходящее. Но девушка его опознала. Вот только этот человек к преступлениям оказался непричастен. Наш сотрудник, Алексей Быков, анализируя его поведение, обстоятельства совершения преступления, пришёл к выводу, что задержан не тот человек, и продолжил «копать». Поднял архив и выяснил, что десять лет назад череда таких же по способу совершения преступлений произошла в нашем округе. Преступник был пойман и осуждён. А год назад вышел из тюрьмы. Мы изучили записи с камер видеонаблюдения и увидели, что этот человек и искомый преступник похожи и внешним видом и походкой. Мы его задержали и выяснилось, что именно он  совершал нападения.

— Ваш сотрудник нащупал след по деталям, которые неопытный оперативник мог упустить. Можете ли вы сравнить новое поколение сотрудников с теми, кто уже давно работает в органах?

— Конечно, когда молодёжь приходит, у них горят глаза. Они смотрели фильмы о нашей работе, жаждут раскрывать такие же сложные и захватывающие дела. По поначалу не хватает им грамотности, зрелости. Они пока не знают, как раскрывать сложные дела, потому что в теории, в ВУЗах этому по-настоящему научить нельзя — там дают только фундаментальные знания. Сотрудник же, проработавший годы, с ходу поймёт было ли совершено преступление матёрым бандитом или человеком, который по какой-то нужде пошёл на это впервые. Приезжий ли этот преступник или местный, знал ли он территорию, выбрав место, куда не смотрят камеры и где есть пути незаметного отхода. Молодёжь поначалу эти тонкости не различает, стараемся их держать рядом с собой и на все преступления выезжать вместе с ними.

Сейчас, к сожалению, опытных мало. Когда я начинал работать много было «старых» сотрудников, проработавших и по двадцать лет. Но впоследствии нагрузка на сотрудников полиции очень сильно выросла. С таким валом действительно проще справится молодым, у которых ещё нет семьи и которые готовы посвятить работе всё своё время. Те, кто старше хотят больше времени проводить с детьми, кому-то уже не хватает здоровья тянуть такой груз.

— К слову о нагрузке: район Свиблово сильно вырос в последние годы, тогда как численность полиции была, напротив, сокращена.

— Нам очень помогает окружное Управление. Мы делаем постоянный анализ совершённых преступлений, смотрим, где наших сил не хватает, и направляем заявки в округ с просьбой о дополнительных силах. И всегда на наши просьбы в УВД откликаются. Помогает нам и главк: по крупным торговым центрам мы вплотную работаем с 13-м отделом МУРа, который занимается карманниками. Периодически наш сотрудник выходит на дежурство с коллегой из 13-го отдела, и не было случая, чтобы они не задерживали ни одного карманника.

— А что насчёт нелегальной миграции?

— Для Свиблово такой проблемы нет — по крайней мере, в том масштабе, в котором столкнулся с ней город в целом. Ведь на нашей территории отсутствуют рынки и другие места возможного скопления «нелегалов». Да, обслуживание крупнейших торговых центров производится приезжими из Средней Азии, но все они работают в России официально, трудоустройством их занималась конкретная фирма, которая предоставляет им помещения, обеспечивает едой, достойными бытовыми условиями.
И мигранты нашего района, заканчивая рабочий день, уезжают отдыхать в предоставленные им помещения, не создавая местным жителям никаких проблем. Конечно, мы бдительности не теряем, и сообщения, к примеру, о «резиновых» квартирах держим на особом контроле и отрабатываем максимально. 

— Другой серьёзной проблемой для Москвы стала уличная преступность.

— Конечно, мы этим тоже занимаемся. Если преступника не удалось задержать сразу, наша цель — провести определённые оперативно-розыскные мероприятия. Например, когда оперативник в составе СОГ  выезжает на место преступления, он определяет пути отхода и подхода преступника. Это очень важно, потому что ведётся запись с разных подъездов, с домов, и мы должны понять, какая камера зафиксировала преступника. И затем, когда мы получаем и маршрут, и приметы, нарядам уже проще будет отыскать преступника.

— Какова вообще динамика преступности: растёт или снижается их общее количество?

— Да, сейчас у нас идёт снижение. Причём по большинст-ву видов преступлений. Единственно, рост наблюдается только по кражам, совершаемых на территории торговых центров. Справится с этим не просто, потому как один только «Золотой Вавилон» посещает в выходные до 100 000 человек. Но зато удаётся сдержать преступность в жилой зоне. В частности, за счёт того, что мы серьёзную работу провели против игорных заведений, притягивавших антисоциальные элементы. Люди проигрывали там все деньги, а чтобы взять новые, будучи взбудораженными игрой, нередко шли сразу совершать преступление.

— Замечают ли обычные граждане ваши успехи? Какого отношение жителей вашего района к своим защитникам?

— Сейчас, мне кажется, отношение граждан к полиции стало намного лучше. Во всяком случае, в нашем районе точно. Это не только мои ощущения: очень много поступает благодарностей. Наши возможности ведь довольно сильно возросли в последнее время. Благодаря установленным на подъездах камерам, пишущим в хорошем качестве, в цвете, благодаря Системе управления мобильными нарядами, мы быстрее реагируем на сообщения граждан, и люди это замечают. Я сейчас не сталкиваюсь с каким-то неуважением или безразличием — напротив, нам всегда готовы помочь. Не так как раньше: «это ваши проблемы, а я пойду по своим делам». К тому же сейчас молодые сотрудники хорошо знают, как нужно общаться с гражданами и умеют держать себя в рамках в любой ситуации. А я считаю, если к людям относиться нормально, не превышая своих полномочий, то и люди отнесутся к тебе хорошо.

 

Денис КРЮЧКОВ

Главную оценку поставит жизнь


Корреспондент «Петровки, 38» приехал в Центр профессиональной подготовки ГУ МВД России по г. Москве, где проходили выпускные испытания. В первый день экзаменов уровень знаний сотрудников, а также объективность работы приёмной комиссии приехал проверить заместитель начальника главка генерал-лейтенант внутренней службы Андрей Понорец. Также на мероприятии присутствовал член Общественного совета главка Аркадий Мурашев.

 

После торжественного построения Андрей Владимирович дал последние наставления членам экзаменационной комиссии и наказал со всей строгостью оценивать качества знаний выпускников.

— Уже на протяжении нескольких месяцев экзамены в профцентре принимает комиссия Главного управления. Основная цель — понять на какой стадии находится профессиональная подготовка, каков уровень знаний сотрудников, готовы ли они самостоятельно нести службу. Руководство главка, начальники окружных УВД заинтересованы в повышении уровня профподготовки личного состава. Исходя из анализа результатов экзаменов, мы вносим необходимые коррективы в программу обучения, — сказал Понорец. — Первое впечатление нынешние выпускники произвели положительное, не в пример предыдущему курсу, видно, что замечания, полученные в прошлый раз, были учтены и сделаны соответствующие выводы.

— Мы непременно вносим по-правки в методы обучения с учётом изменений в законодательстве и замечаний со стороны руководства главка, — сказал начальник Центра профессиональной подготовки полковник полиции Андрей Титанов. — Более того, как Андрей Владимирович уже отметил, необходимо менять подход не только к обучению полицейских, но и в целом к подбору кадров. Условия приёма на службу должны быть жёстче и принципиальнее, соответственно и первоначальная подготовка перейдёт на более высокую ступень. Сегодня мы готовим к выпуску 259 человек, слушатели имеют подобающий внешний вид и обладают достаточным багажом знаний.

Сотрудники разошлись по аудиториям и приготовились к сдаче дисциплин, представители каждого из 8 взводов сдавали в день по одному экзамену:  физическая, специальная подготовки, тактика охраны общественного порядка, право, огневая подготовка.

Одна из слушателей — сотрудница пресс-службы ГУ МВД России по Центральному Федеральному округу младший лейтенант внутренней службы Ирина Макарова рассказала, что обучение давалось легко, так как преподавательский состав уделял большое внимание каждому полицейскому и мог заинтересовать его своим предметом, поэтому трудностей со сдачей дисциплин у тех, кто действительно занимался возникнуть не должно. Ирина Макарова отметила, что уровень преподавания в Центре очень высокий и молодым сотрудникам было любопытно учиться у более опытных старших коллег. Ирина пожелала всем успешно пройти это испытание и в дальнейшем достойно нести службу в правоохранительных органах.

Юля ДАЛИДОВИЧ

О любви к детям


В 1928 году начал свою работу детский приёмник-распределитель, именуемый сегодня Центром временного содержания несовершеннолетних правонарушителей. Сквозь годы все поколения его сотрудников объединены преданностью к детям. В канун юбилея, отмечаемого 28 августа, газета «Петровка, 38» рассказывает о прославленных ветеранах Центра.

 

Достучаться до сердца

Когда Софья Сергеевна Лебедева попала на работу в приёмник, шёл 1934-й год. Спустя 80 лет, она, перешагнув 100-летний рубеж, свободно, не испытывая никаких затруднений с памятью, рассказывает о тех временах.

А времена те были очень непростые для страны: бедные и голодные. Многие рвались в Москву, ища здесь жизнь сытнее и хоть немного легче, целые толпы подходили к ней, но в город их не пускали. Изменилось всё как раз в те годы, когда Софья Сергеевна начинала работать в приёмнике. Москве был дан указ: двери города открыть. И всех детей, которые идут в столицу — пропускать. И дети шли: больные, опухшие. Большинство были из крестьян и шли босиком многие и многие вёрсты, страшно сбив себе ноги. Несчастные дети, которые давно не видели хлеба и собирали крошки с пола, как самое дорогое сокровище на свете; которые, впервые в жизни получив чистые новые штаны, обнимали их, прижимая к сердцу. В одну ночь таких детей могло прибыть и три сотни, и даже пятьсот. Группы воспитанников тогда приходилось формировать по сто человек!

— Было ли это трудно? Было очень интересно, — отвечает Софья Сергеевна. — Сердце рвалось к ним, ведь было очень их жалко, и любая усталость отступала перед чувством милосердия, жажды помочь. Невозможно было отступиться ни от кого из них, потому что они верили тебе, были искренни, делились своими сокровенными мыслями, рассказывали о горестях своей жизни. Помощь детям была тогда своего рода всеобщей установкой, которую мы все отчетливо ощущали как одну из важнейших задач государства. И то, что нам доверили эту работу, вызывало чувства счастья и гордости, от которых на душе становилось тепло.

Дети были благодарны воспитателям за эту заботу. Они ловили каждое их слово, однако справиться с группой в сто ребят, отдохнувших после лишений и накопивших немалую энергию, бывало непросто. Всех их нужно было занять; они с удовольствием слушали, когда им читали, да только читать было невозможно: стоило на мгновение опустить глаза в книгу, как где-то в гуще этой толпы возникала какая-нибудь потасовка — нужно было постоянно смотреть в эту массу. Поэтому воспитатели, отработав весь день, ночью перечитывали классику, чтобы днём пересказать ребятам на память любимые сюжеты. Дети очень это любили, и зачастую, когда их приходили забирать, они всеми силами упирались: «Не пойду, хочу до конца дослушать!»

Труд практически круглыми сутками в то время не был чем-то необычным; но, что показательно, он не был чем-то раздражающим, вызывающим ропот. Если возникало срочное и долгое дело, лишавшее сна — никто ни слова не говорил о компенсациях или чём-то подобном; да и вовсе не ворчал — все работали с удовольствием.

Эпоха та не только в этом кардинально отличалась от дней сегодняшних — неповторима была сама атмосфера единства, которая, как тогда казалось, не имела швов и никогда не могла бы разойтись. Например, даже среди детей невозможно было представить, чтобы кто-то кого-то поддел по национальному признаку.

Равенство было и в другом: никто не гнался за богатством, и каждый считал достаточным то, что получал, никому не завидуя и с охотой помогая другому. Вскоре после того, как Софья Сергеевна пришла на работу в приёмник, её вызвал начальник. Как выяснилось, до него дошёл слух, что у новенькой нет зимнего пальто. «У тебя действительно пальто нет? Так чего ж ты молчишь! Сейчас же тебе купим!»

Возглавлял приёмник тогда Алексей Червонцев, у которого был настоящий дар к работе с детьми. При нём порядок в Центре был уникальным. Можно было, выйдя зимой во двор, увидеть огромную кучу-малу, в центре которой находился Червонцев, весело перебрасывавшийся с ребятами снежками. Дети его очень любили, и он пользовался у них огромным авторитетом: они настолько доверяли ему, что рассказывали даже о своих проделках.

— Любовь — это ключ к детям, — говорит Софья Сергеевна. — Нужно любить их и стараться вызывать ответное чувство. Чтобы слово, которое вы говорите от души, доходило до их сердечка. Они ведь с таким же тёплым сердцем, как и все, родились, это потом обросли этой шелухой. Нужно помочь им её сбросить. Советская власть в самое тяжёлое время поставила эту задачу — помочь обездоленным детям. И сейчас, когда куда больше возможностей, мы просто обязаны стремиться довести её до конца.

 

Быть справедливой

 

Клавдия Даниловна Шувалова пришла работать в ЦВСНП в далёком 1942 году. Аккурат в свой день рождения — 22 марта. Тогда ей было всего 20 лет, и она трудилась в райкоме комсомола внештатным инструктором. В то время в приёмник стали поступать дети с дорог, бежавшие от войны, с оккупированных территорий.

Воспитателей на всех не хватало, и было решено: от каждого московского района (их тогда было 13) выделить по одному комсомольцу на помощь. В том числе в Центр по комсомольской путёвке от Первомайского района направили и Клавдию Даниловну. Командировка эта растянулась в итоге на 38 лет.

Тогда учреждение размещалось в древнем Свято-Даниловом монастыре. Как и для всей страны, для Центра время войны стало самым трудным: нехватка ощущалась во всём, и самое главное — в еде.

— Построишь 15 человек в столовую, — вспоминает Клавдия Даниловна. — Накормишь, построишь на выход — уже 17 стоит! Проскочили, кто уже поел. Не могли удержаться: они ведь, бывало, попав к нам, хлеб целовали.

Сперва Клавдия Даниловна вела мальчиков, хотя слово «мальчики» зачастую не вполне подходило к воспитанникам. Проглоченные ужасами войны, ребята рано взрослели, а старшие, напротив, высыхая от голода и лишений, казались младше своих лет. Бывало, что привозили парнишку, записанного как 15-летнего, а на второй день выяснялось, что ему за 20. По поводу некоторых имелись только подозрения, и их отвозили на экспертизу, после которой большинство сразу отправлялось в военкомат и на фронт.

При этом один воспитатель занимался парой десятков ребят. Представьте: целая комната таких «детей», спящих вповалку на полу — кроватей не хватало, и среди них только одна 20-летняя воспитательница. Сегодня картина эта кажется угрожающей, но тогда воспитатели и не думали о том, что может что-то случиться — времена были иные.

— Да и некогда было забивать себе этим голову, — говорит Клавдия Даниловна. — Война идёт, тут работать надо.

После Победы страна восстанавливалась от разрухи. Тоже было тяжело, но потихоньку жизнь налаживалась. Мальчики стали поступать всё более закалённые жизнью не во всём благонравной, а девочки всё более распущенные. С последними справиться было куда сложнее, и в какой-то момент Клавдию Даниловну отправили в отделение девочек, совладать с которым никак не удавалось: на момент, когда она приняла их, 13 воспитанниц находились в штрафной комнате — суровое место для особо «отличившихся», которое, отражая его суть, образно называли ещё «карцер».

Первым же решением Клавдии Даниловны было выпустить всех шкодниц и вернуть их в общую группу. Все воспитатели возроптали против этого, но новый руководитель отделения на своём настоять умела.  

— В «карцер» можете больше не торопиться — не пойдёте, — объявила девочкам Клавдия Даниловна. — Если кто из вашей компании чего натворит, вы все и будете отвечать. И обещание было исполнено — никого туда больше не отправляли, а девочки, работая в группе, сдерживались и нащупывали верную дорожку в своём поведении. Энергию направляли в мирное русло, и вскоре это трудное отделение стало первым на всех соревнованиях.

Коллеги и сегодня удивляются, как удавалось Клавдии Даниловне так держать своих воспитанниц. Было поразительно наблюдать, как она проводила линейку: невелика ростом, среди высоких девочек-подростков, ещё считанные дни назад не признававших никакого авторитета — а сегодня они уже стояли смирно, не роняя ни звука. Её побаивались, но безгранично уважали: никогда она не наказывала зря и не держала ни на кого зла.

— Меня считали строгой, но справедливой, — объясняет Клавдия Даниловна. — Как-то раз я проходила мимо компании девчонок, а одна из них вслед проворчала: «Гляньте, выдра идёт». Я тогда не обернулась, приняла смену, разрешила садиться и сказала, не обращаясь ни к кому конкретно: «Что ж, милая, ты назвала меня выдрой. Но кто ты тогда? Я, выдра, росла сиротой, но с дороги не сбилась, выучилась, не бегала по приёмникам. А что есть за тобой, за хорошей? Родители есть, школа есть. Так ты что в приёмнике делаешь? Вызывать я тебя не буду, потому что хочу, чтобы ты сама всё поняла, для себя». И в тишине она встаёт и, опустив голову, говорит мне: «Простите, это я сказала».

 

Индивидуальный подход

 

Сдерживать поступающих в приёмник ребят бывает непросто, но в ЦВСНП всегда работал очень сильный коллектив воспитателей. Один из таких воспитателей — Алла Васильевна Худякова. До того, как прийти сюда, она проработала 8 лет в школе. Сестра, служившая в милиции, всё убеждала её: «Переходи, там несчастные дети, ты столько пользы им можешь принести!» Алла Васильевна сперва отказывалась, но, став матерью, почувствовала, что действительно должна попытаться помочь им.

— К каждому ребёнку нужен индивидуальный подход, — говорит она. — Побеседовать с ним, понять его душу, чтобы он не боялся тебя. Я говорю вновь прибывшим детям: «Понимаю, у тебя случилось какое-то несчастье, тебе непросто с этим, ты на всех зол, но давай я тебе помогу. Я хочу тебе помочь». Располагаешь к себе, и вскоре выясняется, что мальчик, сказавший, что он Иванов, на самом деле Петров, и по улицам он бродит не месяц, а только вчера ушёл из дома, обидевшись на родителей, которые теперь с ума сходят от чёрных мыслей. Был случай, когда мальчик украл у отца деньги, которые тот копил на машину. Растратил на ерунду и боялся потом вернуться. 

Вымышленные истории дети рассказывают очень часто. Однажды начальник сказал Алле Васильевне о вновь прибывшем: «Висяк», не разберёмся мы». История мальчика была такова: три года назад он ушёл из семьи, нигде никогда не учился, побирался по улицам. Такое бывает. Да только опытный воспитатель сразу подметил, что на мальчике слишком чистая для такой легенды рубашка и приличные джинсы. Откуда это всё на нём после трёх лет бродяжничества? Стали беседовать. О семье, о причинах ухода, а потом, как бы невзначай, вопрос: «Ваня, а тебе какой предмет в школе больше всего нравился?» — «Я книжки люблю, чтение», — ответил, не поняв ловушки, мальчик. Вот тебе и «не учился». Но таких фактов нужно собрать побольше, чтобы впоследствии ребёнок осознал, что точно попался, и не начинал новый виток всё более путанного вранья. Спустя время новый вопрос: «А на 8 марта учительнице подарок дарили?» — «Деньгами скидывались и вместе потом покупали». Мальчик поступил в апреле, так что, похоже, не три года назад он ушёл из дома, а в самое недавнее время. «Так, Ванечка, теперь послушай меня внимательно. Ты, говоришь, не учишься. Но сам любишь чтение, а недавно дарил учительнице подарок. Не надо обманывать. Расскажи правду. Я нахожусь здесь, чтобы тебе помочь. Не бойся. Может, тебя родители обидели? Взрослые тоже бывают неправы». Спустя минуту мальчик выкладывает настоящую историю: что обиделся на родителей и ушёл из дома только позавчера.

Не раз случалось, что дети просто на глазах становились другими. А в основе этого — простое человеческое отношение, доброе и понимающее.

— Бывает, подойдёшь к расстроенному ребёнку, — рассказывает Алла Васильевна, — хочешь обнять его — а он от тебя шарахается. Он не понимает, чего ты хочешь, не понимает этого движения, потому что никто никогда его прежде не обнимал, никто не относился к нему с любовью. Ты должен возвысить его, подняв над той темнотой, в которой он жил: смотрите, какой молодец Коля, как сделал то-то и то-то. Он будет счастлив, потому что слов похвалы прежде не слышал. И благодарность его не будет иметь границ.

В подтверждение этих слов Алла Васильевна рассказывает о таком случае. Как-то раз она готовила с детьми открытое занятие по теме «Памятники Великой Отечественной войны». Одному из ребят было поручено выучить к этому занятию стихотворение. К этому он отнёсся со всей ответственностью: раньше-то ему никто не поручал столь важного дела — рос, точно не нужная никому трава.

Но так случилось, что накануне занятия мальчика забрали. Дело обычное; что ж, стихотворение было перепоручено другому. На следующее утро Аллу Васильевну вызвали принимать новенького. И вдруг называют только-только покинувшего Центр мальчика. Начались, конечно, расспросы: как же так? почему? мы же помочь тебе пытались, ты так вёл себя хорошо! А мальчик, стоявший склонив голову, расстроенный, чуть не плача ответил: «У нас в отделении открытое занятие, а Алла Сергеевна поручила мне выучить стихотворение. Ну как же я её подведу!»

Денис КРЮЧКОВ

 

Ветераны ЦВИНП поздравляют причастных к работе в Центре с большим праздником, 85-летием этой тяжёлой, но благородной работы. Успехов вам в труде, будьте справедливыми и требовательными к себе. Без любви к детям ничего бы у нас не получилась. Всегда храните в себе это чувство как самое ценное, что есть в наших душах.