petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 18 (9570) от 23 мая 2017г.

Статьи в категории: Номер 37 (48) 18 октября 2007 года

Наследницы по прямой

Мог ли служивший еще в дореволюционной России ростовский полицейский Семен Литовко предполагать, что будет основателем династии, представители которой вот уже в четвертом поколении служат Отечеству. Его сын, Анатолий, всю жизнь проработавший в органах правопорядка, уволился в запас, будучи одним из руководителей Ростовской высшей школы милиции. Внук, Александр, более двадцати лет посвятил службе в Вооруженных силах страны. С женитьбой Александра Анатольевича главная составляющая «фамильной» профессии значительно окрепла. Его избранница, Марина Алексеевна Литовко, уже тридцать три года работает в органах внутренних дел. Сейчас она — полковник милиции, сотрудник ВНИИ МВД России.
В семье Литовко пятеро детей. Ребятишки росли дружными, смышлеными и любознательными. Девочки и мальчики рано научились читать, занимались в различных творческих кружках и студиях, их систематически водили в театры и музеи. К этому приложили немало усилий родители и бабушки. В большой замечательной семье были созданы все условия для духовного, физического и личностного развития детей. Сейчас старший сын Литовко, Анатолий, окончивший экономический вуз, работает по специальности. Второй сын, Алексей, учится на четвертом курсе юридического факультета одного из московских институтов. Самая младшая дочь, десятилетняя Настенька — ученица пятого класса спецшколы при ЮНЕСКО. Девочка проявляет способности в овладении иностранными языками.
Две средние сестренки-погодки стали наследницами по прямой в профессиональной династии. Причем юрисконсульты Управления правового обеспечения ГУВД по г. Москве лейтенанты милиции Мария и Светлана Литовко не просто освоили базовые знания, необходимые для работы в правоохранительных органах: они проявляют к ней научный и творческий подход.
* * *
Интересно, что курсантами Московского университета МВД России они стали в довольно юном возрасте. И если у 16-летней Светы среди первокурсников, пусть немного, но нашлись одногодки, то у Маши — нет: она поступила в университет в 14 лет! Как такое могло случиться? Очень просто. Разница в возрасте у сестренок составляет полтора года, и они решили преодолеть этот барьер для того, чтобы одновременно поступить и учиться в вузе. Каким образом? Если очень захотеть, можно реализовать любые планы. Девчонки перешли на экстернат: Маша по окончании 8-го класса, а Света — после
9-го. За год они освоили программу старших классов средней школы, успешно сдали государственные экзамены и получили аттестаты. Затем вместе поступили в Московский университет МВД России на международно-правовой факультет.
Учились сестры Литовко легко и с удовольствием. Привитый с детства интерес к знаниям со временем стал основой для расширения общего кругозора, постоянного самообразования, углубленного изучения дисциплин. Никого не удивило, что Маша стала председателем научного общества курсантов, слушателей и студентов
(НОКСИС), а Света — редактором университетского научного издания. В это же время Мария, неплохо владевшая английским языком, изучала второй иностранный язык (немецкий) на курсах Дипломатической академии МИД России. Кроме того, обучаясь на третьем курсе Московского университета МВД России, девушки поступили в гражданский вуз на факультет психологии. Зачем? Потому что это «интересно и полезно для саморазвития». Они говорят, что с удовольствием пошли бы еще и в экономический вуз, но пока для этих занятий в их жестком графике нет «окна».
 Сестры были заметными, яркими курсантами, и, наверное, поэтому их фамилии всегда значились в списках участников серьезных межвузовских (в том числе и международных) конференций, круглых столов, научных дискуссий. В составе лучших курсантов они неоднократно бывали в Германии, где будущие российские стражи правопорядка знакомились с опытом работы немецких полицейских.
Занятость и общественная активность не отвлекали их от освоения базовых образовательных и специальных дисциплин. Мария окончила университет с золотой медалью. У Светланы в дипломе только отличные и хорошие оценки. Думаю, о таких учениках может мечтать любой учитель. Несомненно, курсанты Литовко запомнились преподавателям университета именно своим стремлением к знаниям и огромным желанием учиться. В свою очередь Маша и Света тоже с искренней благодарностью вспоминают профессорско-преподавательский состав и руководителей своего родного вуза. Выпускницы с теплотой говорят о людях, которые в годы учебы и во время прохождения практики повлияли не только на качество их профессиональной подготовки, но и на укрепление чувства профессиональной гордости. Среди них заместители начальника Московского университета МВД России генерал-майор милиции Марина Николаевна Овсянникова и генерал-майор милиции Самвел Суренович Маилян, начальник международного отдела этого вуза генерал-майор милиции Василий Петрович Игнатов, руководитель преддипломной практики курсантов Литовко заместитель начальника Правового департамента МВД России генерал-майор милиции Татьяна Николаевна Москалькова.
* * *
По окончании университета Светлану направили работать в отделение правового обеспечения УВД по ЮАО, а Мария попросилась в 3-й отдел УПО ГУВД. В июне нынешнего года Свете предложили должность в 1-м отделе этого управления. Теперь сестры трудятся вместе.
Лейтенант милиции Мария Литовко начала работать юрисконсультом в этом серьезном ответственном подразделении, когда ей только-только исполнилось 20 лет. Поразмыслив об этом, я спросила, не было ли у нее проблем с посетителями, жаждущими получить компетентную консультацию более опытного правоведа: откуда серьезные люди в милицейских погонах могли знать, что у этой милой девушки два высших образования, в том числе и блестящее профильное.
— Случалось, на первых порах, — с улыбкой вспоминает Маша. — Бывало, звонит человек, спрашивает, когда можно прийти на консультацию. Приходит в назначенное время, поглядев на меня, уточняет: это я с вами говорил по телефону, а нельзя ли проконсультироваться у кого-нибудь другого. Поскольку «другие» были заняты каждый своим делом, посетитель общался со мной. Постепенно, по ходу работы, человек проникался доверием. Сомнения посетителей в моей профессиональной состоятельности (из-за возраста) на первых порах приходилось «побеждать» особо тщательной подготовкой по существу вопроса — с применением имеющихся знаний и кропотливым изучением новых законодательных и других правовых документов, консультаций со старшими коллегами, руководителями отдела и управления. Мы со Светой очень благодарны за помощь и поддержку начальнику Управления правового обеспечения ГУВД по городу Москве полковнику милиции Ларисе Владимировне Пантелеевой, заместителю начальника УПО — начальнику
3-го отдела полковнику милиции Татьяне Михайловне Моровой, начальнику 1-го отдела УПО капитану милиции Владимиру Анатольевичу Шульцеву.
В нашем управлении работает много молодежи, и для нас главное — прочный запас знаний и высокая работоспособность. А опыт прибавляется с каждым днем, с каждым новым документом.
 Сейчас правоведы Светлана Александровна и Мария Александровна Литовко — адъюнкты Московского университета МВД России, каждая из них занимается научными изысканиями в области теории государства и права.
— Да когда же вы все успеваете? — не удержалась я от заурядного вопроса. Ведь сестренки, кроме работы и учебы, стараются взять на себя основные домашние дела, чтобы маме было легче. Находят они время и для общения с друзьями, посещения концертов и спектаклей, чтения хороших книг. (Правда, у Маши этим летом настольной книгой был сборник Правил дорожного движения, она занималась на курсах вождения автомобиля и получила права.)
— Я убедилась, — говорит Мария, — можно многое успеть, если четко спланировать дела и рационально использовать время. Жаль только, что сутки такие короткие. Хочется еще столько всего узнать и сделать.
* * *
Сестры Литовко обожают свою семью, ценят коллектив, в котором работают, умеют по-настоящему дружить и радоваться жизни. Природный ум и хорошее воспитание, высокая степень обучаемости и работоспособности, неутолимая жажда знаний, огромное трудолюбие и упорство этих молодых специалистов — надежный багаж для дальнейшего пути. Пусть он будет долгим и добрым! Сегодня им немногим более двадцати. Самостоятельная жизнь только начинается.
Валентина КОЛЕСНИКОВА

«Партизанский» рейд на востоке столицы

Утро. Площадь перед станцией метро «Партизанская». Неподалеку — знаменитый на всю страну рыночный комплекс и несколько гостиниц. Народу, несмотря на ранний час, тьма. Люди мечутся в разные стороны в поисках нужного маршрута автобуса. На остановках тоже толпа. Периодически подъезжающих автобусов явно недостаточно для того, чтобы обслужить всех пассажиров. Но спрос рождает предложение. На помощь спешат разнообразные маршрутные такси: желтые, синие, белые, красные, ржавые, битые, перекроенные изнутри до неузнаваемости… Да какая разница, на чем до работы доехать, когда катастрофически опаздываешь, — тут не до оценки внешнего вида поданного к посадке транспортного средства. Между тем статистика ДТП с участием именно этого вида транспорта заставляет задуматься.
Ну а пока поток «газелей», от пола до потолка набитых тюками и кое-как втиснувшимися между баулами пассажирами, движется безостановочно. Именно такую картину застал корреспондент «Петровки, 38», выехав вместе с сотрудниками ГИБДД УВД по Восточному административному округу в рейд, проводившийся в рамках всероссийской профилактической операции «Автобус».
Мы подъезжаем на милицейском «Соболе» к месту проведения рейда. Припарковаться негде — все пространство занято. Здесь маршрутки останавливаются не то чтобы в запрещенные два ряда, а в три—четыре, практически полностью перекрывая проезд для других видов транспорта. Пятачок перед станцией метро совершенно не рассчитан на такие «вольности» — движение моментально останавливается. Образуется огромная пробка. Непорядок.
Инспекторы, задействованные в акции «Автобус», на время становятся обычными регулировщиками. Жезл налево, жезл направо — движение постепенно начинает нормализовываться. Теперь можно приступать к главной цели нашего выезда — проверке маршрутных такси.
Почему именно маршрутки, когда операция «Автобус»? Дело в том, что действующий на территории Восточного административного округа 10-й автобусный парк и без того находится на круглогодичном тщательном контроле. Ни одна машина не выйдет на линию до тех пор, пока полностью не будет проверено ее техническое состояние. Что касается водителей, то они подвергаются как предрейсовому, так и послерейсовому медицинскому осмотру. Документы у одного из отделений ГУП «Мосгортранс» тоже практически всегда в порядке.
А вот с частными компаниями-перевозчиками дело обстоит иначе. Всего на территории Восточного округа действует 20 пассажирских автотранспортных предприятий. Несмотря на декларируемые осмотры водителей и тщательную проверку технического состояния автомобилей, не очень-то в это верится.
Итак, инспекторы 2-го отдела МОТОТРЭР ГИБДД УВД и 3-й роты полка ДПС ГИБДД УВД по ВАО приступают к работе. Подхожу к одному из инспекторов, чтобы уточнить последние детали. Мы становились в просвете между двумя припаркованными у обочины маршрутками. Только встали, как рядом с нами, вторым рядом, лихо визжа тормозами, останавливается маршрутное такси, из которого вслед за вывалившимися баулами начинают появляться пассажиры. Раз, два, три… пятнадцать, шестнадцать — я удивленно смотрю на собеседника. Он лишь разводит руками и отправляется разъяснять беспечному водителю маршрутки тонкости Правил дорожного движения, касающиеся перевозки пассажиров.
Недалеко стоит сотрудник МОТОТРЭР и озадаченно рассматривает уникальный экземпляр — белую «газель» с многочисленными следами прошлых аварий. Ржавый кузов и заляпанные фары — это полбеды. На бампере и на кузове видны многочисленные вмятины, а когда инспектор решил заглянуть в салон и дернул за ручку, та не поддалась. Вот только в руке у милиционера осталась неопознанная деталь запирающего механизма…
Оставим на минуту инспектора и нерадивого водителя и обратимся к целям, которые преследовала операция «Автобус».
Согласно программе, операция была организована:
для выявления и пресечения нарушений водителями правил дорожного движения и правил перевозок;
для усиления контроля за соблюдением водителями дисциплины на дорогах, особенно в местах скопления маршрутного транспорта;
для пресечения нарушений, связанных с перевозками пассажиров сверх лимита.
В ходе операции велась также работа по выявлению водителей, не имеющих категории «Д», проводилась проверка транспортных средств на прохождение техосмотра.
Кроме того, сотрудники ГИБДД выявляли все транспортные средства, которые не являются общественным пассажирским транспортом, но при этом перевозят людей.
Но вернемся к строптивой двери микроавтобуса. Ситуация разрешилась довольно просто — дверь скрипнула, сама открылась и больше закрываться не стала. А если бы подобное произошло не на стоянке, а в рейсе во время движения?
Метрах в двадцати слышатся звуки оживленной дискуссии. Улыбчивый водитель маршрутки с сильным южным акцентом пытается объяснить специалисту МОТОТРЭР, что внесенные им изменения в конфигурацию салона микроавтобуса есть не что иное, как забота о комфорте пассажиров. И поручень, приваренный в салоне на уровне груди любого пассажира среднего роста, только полезен и не несет никакой опасности. «Командир» зря по этому поводу беспокоится. Инспектор долго объяснять не стал — он просто встал и продемонстрировал виртуальный краш-тест. Резкое торможение, пассажира маршрутки выносит с занимаемого места, и «удобный поручень» превращается в смертельное оружие.
— Теперь понял?!
Лучезарная улыбка водителя несколько померкла. Больше он в полемику не вступал.
Справедливости ради стоит заметить, что приведенные случаи нарушения технических правил отнюдь не являются закономерностью, а скорее единичными исключениями.
На противоположной стороне площади в своеобразном отстойнике виден целый ряд готовых к выезду маршрутных такси. Инспекторы по одной обходят машины. «Документы, аптечка, откройте капот…» — ни один из пунктов стандартной проверки не вызвал у милиционеров нарекания. Все в порядке, можно выезжать.
— Операция «Автобус» имеет федеральное значение, — комментирует ход операции старший инспектор ГИБДД УВД по ВАО майор милиции Юрий Часовский. — Проверке подлежат все виды транспорта, на котором осуществляется перевозка пассажиров: от маршруток до школьных автобусов. Для того чтобы отследить ситуацию с междугородними перевозками, мы устанавливаем специализированные посты-пикеты. Если касаться итогов операции, то самыми злостными нарушителями являются водители и владельцы маршруток. Однако по сравнению с прошлыми годами их нарушения становятся все менее серьезными. Так, в этом году самым распространенным техническим нарушением является неисправность внешних световых приборов. Что же касается нарушений ПДД, то здесь ситуация куда серьезнее — остановка во втором ряду, на пешеходном переходе, нарушение правил проезда перекрестков, выезд на полосу встречного движения. Но стоит отметить, что из года в год ситуация улучшается.
Елена ДЕМИДЕНКО,
фото автора

Охрана будущего

«Дети — наше будущее!» — всем известный лозунг. Профессиональной охраной этого будущего московские власти решили озаботиться всерьез. С начала нового учебного года по решению столичного правительства и распоряжению начальника ГУВД по г. Москве часть образовательных учреждений берется под охрану сотрудниками вневедомственной охраны. О том, как это полезное нововведение воплощается в жизнь на востоке столицы, нашей газете рассказал начальник УВО при УВД по ВАО полковник милиции Александр Евгеньевич ПЕТРИКОВ.
  
— Охрана имущества собственников по договорам — одна из основных задач вневедомственной охраны. Наряды УВО также несут дежурства по охране общественного порядка и общественной безопасности. К этим непростым обязанностям в сентябре нынешнего года прибавилась еще одна — охрана воспитательных и образовательных учреждений. На территории Восточного округа столицы их насчитывается более пятисот. Это детские сады, школы, гимназии, колледжи и высшие учебные заведения. Уже утвержден и подписан определенный план взятия под охрану данных объектов. Приоритет отдается детским учреждениям в новостройках и отдаленных районах. Целесообразность такого решения налицо: районы Кожухово, Косино-Ухтомское и Новокосино находятся за пределами МКАД, и к ним возможен более легкий подъезд нежелательного автотранспорта. Ни для кого не секрет, что охранять школы и детские сады стали после печальных событий в Беслане. Главная задача — не дать повториться той трагедии. Поэтому под милицейскую охрану, прежде всего, берутся те учреждения, где существует большая вероятность проникновения преступных элементов. Именно образовательные заведения за пределами кольцевой автодороги считаются более подверженными террористической угрозе. Охранять их на востоке столицы начали сотрудники вневедомственной охраны.
Кнопки тревожной сигнализации были установлены во всех школах Восточного административного округа еще в прошлом году. Работают они по радиоканалу — наиболее надежному и эффективному способу связи. Сигнал «Тревога» передается по нему на центральный пульт, принимается по антенне и идет в дежурную часть, где отдается команда на реагирование. Сотрудники УВО появились в образовательных учреждениях только с наступившего учебного года. 
Постовые милиционеры были выставлены с 31 августа текущего года. Охраняемых объектов по всему округу пока только десять. Однако даже такое скромное начало уже принесло свои положительные результаты. Сейчас сотрудники УВО при УВД по ВАО работают в образовательных учреждениях районов Богородское, Измайлово и Кожухово. Местная администрация, родители да и сами дети очень довольны появлению постового в форме. 
Работа по охране двух новых школ в Кожухове была по достоинству оценена префектом округа, который специально приехал проверить безопасность образовательных учреждений. Ему продемонстрировали систему видеонаблюдения, которая позволяет контролировать всю школьную территорию, и специально отведенное место дежурства сотрудника милиции, где установлена рация, мониторы и пожарная сигнализация. Постовой несет суточное дежурство и осуществляет контрольно-пропускной режим, не допуская в школу посторонних лиц. Причем наблюдение ведется не только за входом и окнами школы, но и за всей территорией по периметру школы, где расположены детские и спортивные площадки. Все это охраняет один человек. С недавних пор работать ему стало сложнее, так как по предписанию пожарных со всех окон были демонтированы защитные решетки. Вероятность возможного проникновения злоумышленников стала гораздо больше.
Хотя дежурит всего один сотрудник, его обязательно контролирует старший коллега. Ответственный по подразделению — командир роты или командир взвода — каждые два часа приезжает и делает отметку в книге проверки несения службы. Ситуация находится под постоянным контролем. В случае возникновения внештатной ситуации к месту происшествия сразу вызывается наряд вневедомственной охраны или местного отделения милиции. Все экипажи УВО специально распределены по территории таким образом, чтобы их маршрут пролегал в непосредственной близости от охраняемых объектов. Они также курсируют вокруг школ и детских садов. Радиостанция у постового сотрудника работает на одной волне с автоэкипажем и оперативным дежурным по подразделению. Милицейский охранник, находясь на посту, постоянно владеет оперативной обстановкой и, если что-то происходит на прилегающей территории, имеет возможность напрямую связаться со своими коллегами.
Например, при появлении у школы компаний подвыпившей молодежи, которые любят устраивать на детских площадках посиделки со спиртным. После них всегда остается мусор. Пьяные вандалы ломают детские качели, карусели, горки и лесенки. Иногда и костер умудряются разжечь прямо на спортивной площадке, поэтому охрана здесь совсем не лишняя.
 Сотрудник милиции на посту несет за все происходящее на территории школы полную ответственность. Если он видит, что ситуация может выйти из-под контроля и на его замечания компания дебоширов не реагирует, он просто вызывает на помощь дежурный экипаж. Так ему удается оперативно пресечь все беспорядки.
 Администрация школ и сами милиционеры против заборов из колючей проволоки, потому что дети должны иметь постоянную возможность пользоваться стадионами, спортивными площадками и тренажерами, расположенными вокруг учебного заведения. После основных занятий вся прилегающая территория не должна закрываться на замок. Ведь строилось все как раз для детей. Забор, конечно, нужен, чтобы на территорию школы не лезли хулиганы, а любители собак не выгуливали здесь своих питомцев, но для самих детей проход должен быть всегда открыт. Иначе подростки начнут заниматься в свободное время чем попало.
По сравнению с частными охранными предприятиями милицейская охрана может более четко и оперативно оценивать складывающуюся обстановку, а главное — своевременно на нее реагировать. Здесь очень важно работать на опережение. Злоумышленники обычно приходят в школу или детсад под видом родителей или родственников, чтобы якобы устроить ребенка. На самом деле они хотят узнать план школы, осмотреть кабинеты, лестницы и запасные входы. Даже на этой стадии сотрудник милиции, который имеет необходимую психологическую подготовку, может выявить их коварные замыслы. В отличие от чоповца, у которого совершенно другие задачи и функции. Частный охранник может хорошо выполнять роль обслуживающего персонала, совмещая свою работу с дворником, грузчиком, электриком и сантехником. Все это вместо бдительной заботы о детях. Поэтому есть отдельные случаи, когда заведующие детсадов и директора школ не очень благожелательно относятся к нахождению на дежурстве сотрудника милиции — ведь задействовать его по хозяйственной части они уже не в праве. Таким нерадивым руководителям стоит задуматься, что важнее — безопасность детей или разнорабочий под рукой. Да, частный охранник выполнял какие-то свои задачи и порой облегчал жизнь администрации данных объектов, но ни в коем случае не повышал безопасность нахождения там детей.
Во вневедомственной охране каждый сотрудник обязательно проходит собеседование с психологом. На объекты образования отбираются только лучшие. Причем постоянный состав работает на одном и том же месте, чтобы знать в лицо учителей, завуча и директора. Психолог готовит сотрудников УВО к работе в школах с детьми от 7 до 16 лет. Дети самые разные: кому-то требуется элементарная помощь и защита, кого-то, наоборот, приходится приструнить за мелкое хулиганство. Порой оболтус-двоечник вырастает выше учителя и становится неуправляемым. Здесь сотрудник вневедомственной охраны обязан вмешаться. Он может привлекать к сотрудничеству инспекцию по делам несовершеннолетних из территориального ОВД и давать информацию, кого из учеников нужно взять на контроль и за кем присмотреть. Все это делается ради профилактики детской преступности. Понятно, что частному охраннику до этого дела нет. 
Огромное внимание уделяется сотрудникам милиции, которые будут нести свою вахту в детских садах. Психолог обязательно обучает их правильному общению с детьми. Здесь уже выработана своя специфика — воспитанники не должны бояться милиционера в форме, а напротив, они должны доверять ему все свои секреты. Когда удается добиться такого взаимопонимания, сотруднику УВО становится легче нести службу, например когда дети выходят гулять на улицу. Милиционер должен охранять их площадки и веранды, прогуливаясь вокруг детсада, но в то же время он обязан не выпускать из поля зрения входную дверь. Кстати, она по рекомендации вневедомственной охраны должна остаться всего одна. Вход должен быть лишь через дежурного сотрудника, а неудобства можно потерпеть ради безопасности детей. Первоначально во многих учреждениях с этим возникали проблемы. Раньше многие считали такие необходимые меры перестраховкой, теперь поняли, что это не чья-то прихоть и не какая-то временная кампания. Работа по усилению мер безопасности будет продолжаться.
Пока штатная численность УВО при УВД по ВАО не позволяет взять под охрану все 510 образовательных учреждений округа. Один круглосуточный пост дежурства по всем нормативам требует семь штатных единиц. Такой расчет идет с учетом отпусков, болезней и обучения по графику — сутки через трое. Если будет принято решение взять под охрану все учебные заведения, вневедомственной охране Восточного округа потребуется еще 3500 сотрудников. Многие родители очень надеются, что средства на это нужное дело у столичного правительства обязательно найдутся.
Дело в том, что все дежурства сотрудников ЧОПов обеспечиваются за счет родителей, а работа вневедомственной охраны оплачивается из средств города. Если за охрану берется УВО, никакие деньги с родителей уже не взимаются. Порядочной администрации учебных заведений это тоже облегчает работу — не нужно каждый раз расплачиваться за должников.
* * *
Наша газета пообщалась с директором школы в Кожухове, где уже полтора месяца охрана осуществляется сотрудниками УВО при УВД по ВАО. Результатом он очень доволен. Говорит, что не ожидал таких быстрых положительных изменений. Даже ученики стали вести себя по-другому: нет расхлябанности и разболтанности, улучшилось поведение и прилежание. Сотрудника в милицейской форме все уважают, а при частных охранниках некоторые ученики умудрялись заходить в школу с сигаретой и бутылкой пива. Так что теперь милиционеры участвуют в процессе воспитания подрастающего поколения.
Еще один положительный эффект постоянного присутствия милиции в школе — значительное уменьшение числа краж личного имущества учеников и педагогов. Из раздевалок раньше пропадали вещи, а из незапертых классов — мобильные телефоны. Кроме того, в современных школах много ценной аппаратуры в компьютерных классах и актовых залах. Милицейскую охрану невозможно поставить у каждого кабинета, но свою положительную роль сотрудник в форме обязательно сыграет, хотя бы в психологическом плане.
На антитеррористической комиссии в Восточном округе было принято решение выставлять в школах рамки металлодетекторов. Это пробная инициатива, но от нее также ждут положительных результатов, так как современные дети, насмотревшись боевиков и триллеров, несут в школу всевозможные запрещенные предметы, в том числе и оружие. Самые печальные последствия в школьной драке может иметь даже безобидный перочинный нож.
Сотрудник милиции, находясь на посту, имеет право проверить не только документы у любого пришедшего, но и провести личный досмотр каждого посетителя. Частный охранник по закону этого делать не может. Так что, если в карманах подозрительного человека при проходе через рамку детектора что-то зазвенит, грамотно пообщаться с ним сможет только милиционер. Хорошо, если сигнал будет идти только от ключей или мобильного телефона, в противном случае визитера придется задерживать. Если он окажется вооружен, частному охраннику, который имеет право брать с собой на дежурство только дубинку, несдобровать. Поэтому в наше время все сотрудники вневедомственной охраны заступают на дежурство с табельным оружием. Законопослушного гражданина это не пугает. В течение октября рамки металлодетекторов появятся уже во многих школах, прежде всего там, где дежурят сотрудники УВО. Осваивать хитрую поисковую технику должен квалифицированный специалист, который сможет ее правильно настроить.
В современных школах обучается по тысяче человек. Учитывая такие масштабы, вводятся в пользование пропуска учеников. На входе отмечается кто, когда пришел и во сколько покинул образовательное учреждение. Ребенок пропасть из школы или прогулять какие-то занятия уже не может. Родители таким новшествам только рады. Говорят, наконец-то в школьные классы пришла настоящая охрана.
В преддверии 55-летнего юбилея создания вневедомственной охраны в УВО при УВД по ВАО очень надеются, что первый опыт по охране образовательных учреждений признают положительным и необходимым. В этом случае к профессиональным обязанностям УВО прибавится еще одна, может быть, самая главная — охрана подрастающего поколения. В этом нелегком деле редакция нашей газеты и руководство вневедомственной охраны Восточного округа желают всем сотрудникам успехов.
Константин ДОДОНОВ

«Подземная» служба (Испытано на себе)

Метрополитен. Миллионы пассажиров ежедневно едут по извилистым веткам подземки из одной окраины мегаполиса в другую, из отдаленных районов в центральную часть города. Рассчитывая время в пути, пассажиры Московского метрополитена всегда учитывают такой важный момент, как количество пересадок с одной ветки на другую: одна пересадка — спокойнее, но две — значительно быстрее. Второй вариант, как правило, связан с «кольцом» — так уже давно среди пассажиров называется Кольцевая линия метро. Быстро, удобно, но всегда очень многолюдно…
   Корреспонденту «Петровки, 38» стало интересно, как в условиях большой скученности работается сотрудникам милиции — постовым УВД на Московском метрополитене, которые несут службу на главном транспортном кольце Москвы. Причем все особенности службы захотелось испытать на себе.
 
О том, что это не очень хорошая идея, я поняла еще рано утром… Стрелки показывают половину пятого утра — пора вставать. Успеть нужно до 7.00 — это время начала развода.
На станцию «Новослободская», где располагается 4-й отдел УВД на Московском метрополитене, я подбегаю за десять минут до развода. Меня встречает сержант милиции Александр Зубан — именно к нему в «стажеры» меня на сегодня и определили. Александр — один из самых опытных сотрудников отдела (в этом году он отмечает десятилетие служебной деятельности). Кроме того, станцию, на которой он несет службу, пустынной никак не назовешь — «Павелецкая». 
— У нас есть все для спокойного, размеренного несения службы, — шутит Александр, — переход на Замоскворецкую линию — одну из самых оживленных веток метро, Павелецкий вокзал, дежурная пробка на Садовом кольце, спасаясь от которой автомобилисты спускаются в подземку, а еще огромное количество разнообразных организаций на близлежащей территории…
Подходим к неприметной двери в вестибюле станции — за ней находится 4-й отдел УВД на Московском метрополитене. Здесь довольно шумно. Сотрудники милиции бодро и оживленно делятся последними новостями. К 7 часам утра все сидят в зале — руководители отдела зачитывают телефонограммы, раздают особые указания.
Пора выдвигаться на пост. К нам присоединяется молодой человек — оказывается, что, помимо меня, практиканта на день, у сержанта Зубана есть еще один стажер, Илья.
По прибытии нас ожидает непременный утренний ритуал — сдача смены. Сотрудник, работавший в ночное время, передает ключи, спецсредства и расписывается в журнале. С этого момента покой пассажиров на станции метро «Павелецкая» охраняет Александр Зубан и Илья. Я тоже постараюсь быть полезной и под ногами не мешаться.
Самое первое, что нужно сделать после принятия смены, — проверить работоспособность всей техники. Здесь у нас вышла накладка. Металлоискатель упорно не хотел пищать, приближаясь к чугунной батарее. Александр набирает номер телефона — теперь и для технической службы управления работа нашлась. В ожидании техников мы сделаем еще одно важное дело.
— Каждое утро мы обязаны предупредить людей, работающих на станции, о том, что категорически запрещается брать на хранение от пассажиров различные вещи, — поясняет Александр Зубан. — Номера «Я тут ненадолго свою сумку оставлю» проходить не должны ни в коем случае. Дело не только в террористической опасности. Несколько раз были такие ситуации, когда пассажиры предъявляли дежурным, посторожившим их вещи, претензии по поводу содержимого сумок. Чтобы подобного никогда не повторялось, я ежеутренне напоминаю работникам об этом. Затем все, с кем я провожу беседу, расписываются в особой ведомости.
Не успели мы выйти из комнаты милиции, как нам на глаза попался первый «клиент» — немытое существо неопределенного пола и возраста неуверенной походкой сходило с эскалатора. При виде Александра оно выдохнуло перегаром: «Все, шеф, ухожу», и направилось к выходу. Проследив, чтобы нарушитель на самом деле покинул территорию, мы спускаемся на платформу. Согласно инструкциям, постовой УВД на Московском метрополитене обязан обходить вверенную ему территорию каждый час.
Осматривать нужно каждый закоулочек. Для начала проверяем замок на взрывозащитной камере, затем ее герметичность. Все в порядке. Можно идти дальше. Внимательно осматриваем каждую лавочку — благо на «Павелецкой» они лишены всяких дизайнерских изысков, и особых усилий для этого не требуется. Обе платформы проверены. Осталось зайти только в комнату дежурной по станции, где располагаются мониторы, на которые выводится изображение с камер видеонаблюдения. Александр и Илья внимательно отсматривают картинки, которые фиксирует каждый «электронный глаз», установленный на станции. Я смотрю тоже, но вижу только сплошной поток народа, а милиционеры быстро вычислили нарушителя — попрошайку.
Быстрым шагом выходим из комнаты, находим убежище нарушителя. Александр требует, чтобы тот немедленно удалился с территории метрополитена.
Далее наш путь лежит в вестибюль станции. На выходе обращаем внимание на двух бомжей, спящих в укромном уголке. Непорядок. Сержант Зубан окликает парочку — оказалось, что эти люди ему давно знакомы. Несколько лет назад мать с маленьким сыном приехали из Тамбовской области. В Москве обосноваться не удалось, а ехать домой не хотелось. С тех пор мать и сын так и мыкаются по вокзалам. Периодически они забредают и на станции Московского метрополитена. На улице уже довольно зябко, но выгонять несчастных все-таки приходится.
Выходим на улицу. Нас тут же встречает стихийный цветочный базар. Какое разнообразие…
— Что это такое! — громко говорит Александр Зубан, выводя меня из состояния эйфории. — Быстро все покинули территорию! Разрешение на торговлю хоть у кого-нибудь из вас есть?
Естественно, ни у кого из торговцев на руках разрешительной документации не оказалось, все было «у хозяина». Подхватив «клумбы» подмышки, цветочницы пустились наутек.
Огибаем вестибюль станции метро «Павелецкая». В небольшом закутке удобно расположились два заядлых выпивохи. — «Три семерки» зажевываются изысканным китайским блюдом из соседнего фаст-фуда. Гурманы… Мы подходим к импровизированной закусочной-распивочной и просим товарищей удалиться.
Все, теперь можно передохнуть. Возвращаемся в комнату милиции. Здесь Александр и Илья тщательно, поминутно записывают свой маршрут в служебные книжки.
Находясь под впечатлением от всего увиденного, задаю Александру Зубану вопрос:
— Неужели вот такие ежечасные обходы — действенная мера?
Сержант Зубан на мою провокацию не поддался:
— Чаще всего — да. Однако бывают моменты, когда какие-то неприятные события происходят и в перерывах. Для этого и существуют камеры видеонаблюдения. Например, не так давно мне из ситуационного центра, куда стекается вся видеоинформация, сообщили, что на моей станции под одной из лавочек лежит… автомат. Я бегом спускаюсь на платформу — да, на самом деле лежит автомат. Деревянный…
Оказалось, что два молодых человека везли своему племяннику в деревню муляж автомата. Но, еще раз поразмыслив, решили этого не делать. Озарение пришло как раз на «Павелецкой». Не долго думая, они этот подарочек выбросили под лавку. Через некоторое время этих оригиналов с помощью все тех же камер вычислили на станции «Таганская».
Наш разговор прерывается проверяющим. В комнату входит командир 7-го взвода 4-й роты
4-го отдела УВД на Московском метрополитене старший лейтенант милиции Алексей Панин. Сегодня именно он проверяет порядок и качество несения службы сотрудниками отдела. Проверяются служебные книжки, журналы, форма… Чтобы не мешать, выхожу в вестибюль.
Огромное количество народа. Кто-то движется на вход, кто-то — на выход, но все спешат, торопятся, толкаются… Грохот поездов, постоянное пищание турникетов, пыль, духота, да и немалый путь, что мы проделали, обходя станцию, порядком утомили меня. Смотрю на часы — 10 часов 17 минут.
 До окончания смены еще ой как долго! Боюсь, что сил у меня не хватит… Дожидаюсь, пока Александр Зубан закончит отчет, на ходу придумываю убедительный предлог для того, чтобы мое «дежурство» закончилось пораньше…
* * *
Тяжело ли работать постовым на станции Московского метрополитена? Очень тяжело. Тем не менее сержанту милиции Александру Зубану эта работа по душе. Он уже десять лет служит на одной станции. О работе говорит всегда с улыбкой. Истории, которых у постового в запасе великое множество,  рассказывает только забавные. А все то грустное и даже трагическое, что случалось на «Павелецкой», он вспоминать не любит. Может быть, именно такой позитивный настрой и помогает Александру в его нелегкой службе.
Елена ДЕМИДЕНКО,
фото автора

Профессия — дознаватель

БИОГРАФИЯ
 
Начальник Управления организации дознания ГУВД по г. Москве полковник милиции Владимир Николаевич ПЛОТНИКОВ.
В 1980 году с красным дипломом окончил Московскую специальную среднюю школу милиции МВД СССР. Службу в столичных органах внутренних дел начал в должности инспектора по дознанию 55-го отделения милиции и с этого времени избранной профессии не изменял на протяжении 27 лет. После получения диплома о высшем юридическом образовании был назначен заместителем начальника, а затем — начальником отдела дознания УВД Западного округа. С 2002 года занимает нынешнюю должность. Удостоен различных наград.
 
В чем заключается работа сотрудника Госавтоинспекции, патрульно-постовой службы, участкового или оперативника представляют себе не только взрослые. Это хорошо известно даже детям. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Во-первых, служба этих представителей армии правопорядка проходит у всех на виду; во-вторых, про них сняты сотни художественных фильмов и написано множество книг. Однако есть в милиции такие специалисты, которые не сидят по ночам в засадах и не участвуют в громких задержаниях, не ловят угонщиков и не мирят разругавшихся соседей, но выполняют очень нужную работу. Порой задержать преступника — полдела. Чтобы он понес заслуженное наказание, необходимо собрать в сжатые сроки доказательства его виновности. Именно этим и занимаются сотрудники Управления организации дознания, которому 16 октября исполнилось 15 лет. В канун юбилея корреспондент «Петровки, 38» встретился с начальником Управления организации дознания ГУВД по г. Москве полковником милиции Владимиром ПЛОТНИКОВЫМ и попросил его рассказать немного о себе, своей работе и сотрудниках.
 
—Владимир Николаевич, к сожалению, некоторые граждане и слыхом не слыхали о профессии дознаватель. Поэтому первый вопрос прозвучит несколько банально: в чем конкретно заключается ваша работа?
— Служба дознания считается самой молодой в системе МВД. Хотя назвать ее новой было бы не совсем верно. На самом деле расследование преступлений в форме дознания осуществляется очень давно. Если быть точным, то впервые термин «дознание» был употреблен в Судебных уставах уголовного судопроизводства 1864 года и определялся как «первоначальные изыскания, проводимые полицией для обнаружения справедливости или несправедливости дошедших до них слухов и сведений о преступлении…». В советское время «дознанием» стали обозначать разновидность расследования преступлений, и законодательно это было закреплено в первом Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР в 1922 году.
Сегодня работа наших сотрудников включает в себя проведение различных процессуальных действий. Это — квалифицированное рассмотрение материалов доследственных проверок, выезды в составе следственно-оперативных групп на места происшествий, производство неотложных следственных действий, изобличение лица, совершившего преступление. Вот далеко не полный перечень всего того, чем ежедневно занимаются наши сотрудники.
— Но ведь следователи занимаются тем же самым. Получается, вы стали для них конкурентами?
— Наши интересы не пересекаются, так как закон четко делит преступные деяния на подследственные органам дознания и на те, которыми занимается следствие. Нам достались дела небольшой и средней тяжести, следствию — все остальное. Так что мы им не конкуренты, напротив, даем больше возможностей активно работать над раскрытием и расследованием тяжких и особо тяжких преступлений.
— С чем связано создание специального подразделения и кто выполнял функции дознавателя до момента его образования?
— Создание специализированных подразделений дознания было вызвано реалиями самой жизни, которая требовала сформировать эти подразделения прежде всего в милиции общественной безопасности. Практика показала, что любые перекосы в этом плане чреваты конкретными негативными последствиями: резким снижением качества дознания, ухудшением оперативной обстановки.
Объем работы по расследованию преступлений, осуществляемый органами милиции, из года в год возрастал, в связи с чем возрастали и требования к качеству этой работы. Стала очевидной необходимость создания подразделений, специализирующихся на расследовании преступлений, по которым производство предварительного следствия не обязательно, что и было осуществлено приказом МВД в 1992 году.
— По каким статьям УК было много работы у дознавателя в советские годы, а по каким — сейчас?
— Бомжи появились не вчера, в эпоху социализма бездомных тоже хватало, поэтому мы частенько возбуждали дела за бродяжничество. Появлялись люди без определенного места жительства в силу того, что осужденный человек автоматически лишался прописки и после отсидки становился бродягой. Милиция таких вылавливала, в первые два раза наказывала в административном порядке, а на третий — мы были вынуждены вновь упекать его за решетку. Если человек долгое время нигде не работал, считалось, что он ведет праздный, антиобщественный образ жизни, который в Советском Союзе наказывался.
То, что теперь называется бизнесом, в Стране Советов называлось спекуляцией, то есть скупка и перепродажа с целью наживы. Заводить дело на «бизнесменов» для дознавателя было не редкостью.
В нынешние времена этих статей в Уголовном кодексе нет. Сегодня лидируют угро-
зы убийством, хулиганства и кражи.
— Изменения претерпел не только Уголовный кодекс, в 2001 году в нашем государстве принят и новый Уголовно-процессуальный кодекс. 5 июня 2007 года в него внесен ряд поправок. Коснулись ли они деятельности дознания?
— Внесенные изменения большей частью касаются всех этапов процессуальной деятельности органов дознания — с момента реагирования на поступление сообщения о преступлении до принятия окончательного решения по уголовному делу. Установлена более оптимальная процедура дознания, приемлемая для процессуальной деятельности органов милиции по сбору доказательств, самого производства расследования, сроков дознания. Существенно упрощена процедура возбуждения уголовного дела. Дознаватели получили возможность производства полного расследования преступлений своей подследственности, без передачи их в следственные подразделения. Установлен и законодательно закреплен процессуальный статус начальника подразделения дознания.
— Расскажите о личном составе.
— Сегодня в подразделении работают свыше полутора тысяч сотрудников. Причем служба значительно помолодела. Еще 7 лет назад дознавателей в возрасте до 25 лет было всего 30%, сейчас таких сотрудников более половины. Штат у нас полностью состоит из офицерского состава, у которого в подавляющем большинстве за плечами юридическое образование, остальные учатся.
— Каковы общие результаты оперативно-служебной деятельности управления? 
— Результаты, характеризующие состояние законности, качества дознания, профилактической деятельности, возмещения материального ущерба, стабильно повышаются. Также постоянно увеличивается и удельный вес уголовных дел, завершенных с обвинительным актом. На четверть сократилось количество дел, возвращенных для дополнительного дознания.
— Кого-то конкретно за хорошие результаты отметить не хотите?
— Хотелось бы отметить стабильную и качественную работу ряда подразделений дознания УВД по Северному, Северо-Восточному и Южному округам, а также УВД по городу Зеленограду. Результативно работают сотрудники ОВД по районам Левобережный, Головинский, Чертаново Северное, Даниловский, Нагатино-Садовники, Орехово-Борисово Южное, Бирюлево Восточное, Царицыно, Зябликово, Бибирево, Южное Тушино, Измайлово, Гольяново, Марьинский парк, Люблино, Басманный, Замоскворечье. В этих подразделениях дознание проводилось в кратчайшие сроки с хорошим качеством.
— Мы живем в постоянно меняющемся правовом пространстве, а дознаватель, как никто другой, обязан шагать в ногу со временем. Как у вас обстоят дела с переподготовкой сотрудников?
— С личным составом ежемесячно проводятся служебные занятия по тактике и методике выявления, раскрытия и расследования преступлений, на которые приглашаем представителей прокуратуры, судов, сотрудников других служб органов внутренних дел. Проводится большая аналитическая и методическая работа, направленная на оказание помощи дознавателям. Только в этом году руководством управления было подготовлено более 40 различных аналитических материалов и обзоров, макеты уголовных дел, которые направлены в территориальные подразделения для изучения и использования в практической деятельности.
— О проблемах в праздник говорить не принято, и все же…
— А они общеизвестны. Это — социальная незащищенность, недостаточная материальная обеспеченность, высокая нагрузка и сложные условия работы. Из-за указанных причин мы ежегодно теряем порядка 80 человек. Люди уходят на гражданку, там спокойнее и денег больше платят.
— Что бы вы хотели пожелать своим сотрудникам?
— Сейчас дознание является одной из ведущих служб в милиции общественной безопасности, а ее личный состав отличает высокий уровень юридической грамотности. Поэтому хотелось бы, чтобы сотрудники испытывали чувство гордости за свою службу, чтобы все тяготы переносились легко, а количество вложенного труда достойно вознаграждалось. Желаю удачи и оптимизма не только подчиненным, но и их семьям — без их поддержки не обойтись.
Беседовал Вячеслав АНДРЕЕВ,
фото Андрея ТЕРЕХОВА