petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Статьи в категории: Номер 39 (9345) 3 - 9 октября 2012 года

ПАМЯТЬ ВОЗВРАЩАЕТ К ТЕМ ГОДАМ

Наша встреча с ветераном Управления ведомственной милиции майором милиции в отставке Василием Шкуматовым состоялась в канун недавно утверждённого праздника — Дня пожилого человека. Собеседнику лет немало — за 84 года многое пережито. 

 

—Особенную тревогу вызывает сегодня у меня то, что внуки наши не знают и не стремятся знать историю родины, где прошла жизнь их родителей и дедов. Пустеют души, вот что вызывает досаду, — сетует ветеран.

— Расскажите, — прошу его, — как проходило ваше детство? Что стоит из тех далёких времен если не перенять, то узнать внукам?

— Я считаю, что осознание родины приходит через знание тех трудностей и бед, которые выпали на её первостроителей — князей русских, воинство древнее, Суворова, Кутузова. Но и Красную Армию вычёркивать никак нельзя. Не будь её, не было бы и наших побед. Да и нас бы не было вовсе. Ведь Гитлер вознамерился выжечь калёным железом весь род славянский. И я с моей семьёй на собственном опыте познал это страшное время. Родился я в самое голодное время в СССР — 1928 году, как раз перед нарождением колхозного движения. Правда, повезло, что семья городская, не так жёстко то время испытали. Мама на заводе трудилась, отец едва смог устроиться чернорабочим в Сумской области. А тут война. Один из четырёх братьев на ней голову сложил, а мы попали в оккупацию. Фашисты всё население либо в Германию гнали на принудработы, либо из прифронтовой полосы в тыл, в центральные области Украины. С невероятным трудом пешком за шестьсот вёрст добрались до Кировоградщины, где и удалось пристроиться. Хорошо хоть, угол был медвежий, ни армейские части, ни эсэсовцы нас не тронули до самого прихода Красной Армии. Родители тогда очень боялись за меня — уже подрос, того гляди немцы угонят в Германию. К счастью, обошлось.

— Сегодня в 14—15 лет мальчишки стремятся податься в автомастерские или шофёры, где можно сорвать хорошие деньги. А как вам тогда жилось?

— Да вы уж договаривайте до конца: сегодня многие девчонки стремятся с подачи нашего ТВ кинуться на панель, где пахнет блудом и пачкой долларов. А тогда матери девочек прятали от фашистской солдатни, лица им мазали сажей, чтобы красоту укрыть. Что касается меня и других ребят, то пришлось сразу после освобождения податься на железную дорогу, освоил обязанности помощника машиниста паровоза, стал приносить в дом хорошие деньги. Потом из-за смерти отца перебралась наша семья на Северный Кавказ, где удалось немного лучше питаться. А вскоре и служба в армии подоспела. Направили меня в пограничные войска. Да только сегодняшним призывникам нас, тогдашних воинов, не понять.

— Это почему же?

— Вот читаю газеты нынешние и диву даюсь: служить ребятам всего лишь год, а они прячутся за мамкин подол. Вот уже и армия России сокращена до минимума, а уклонистов аж 200 тысяч бегает от призыва. Где же это видано! В моё время не служить в армии считалось зазорным. Сразу после войны из-за отсутствия необходимого мужского населения в стране потребовалось срок службы вообще увеличить «до особого распоряжения». И вместо утверждённых законом трёх лет службы я провёл в Забайкальском пограничном округе семь. Дослужился до старшины. Имею, кстати, знак радиоспециалиста 1-го класса. Вот сегодня ребята считают, что служба в армии — загубленное время. А я, пройдя все тяготы её, понял, что она дала очень многое. И прежде всего осознание обострённого чувства родины и личную ответственность за неё. Там, на границе, они познаются весьма чувствительно.

— В 1956 году вы демобилизовались. Куда направил стопы вчерашний пограничник из города Кяхты?

— Я приехал в Москву к своему товарищу по заставе, и тот стал меня убеждать: с моей подготовкой надо идти прямиком в органы милиции. Но почему именно в отдел охраны метрополитена, спросил я друга, когда он стал настаивать именно на этой службе. И в ответ услышал: там труднее всего. Может быть, после такого ответа другой и отказался, но я решил попробовать. Погранца трудностями не испугаешь! Так я оказался в 1-м отделении по охране метро, как сегодня говорят, на «красной ветке». Начальником тогда был подполковник милиции Павел Федосов, его заместителем майор Коржов. А дислокация — на «Комсомольской». Работать приходилось на разных станциях, но за 15 лет чаще всего доставалось службу нести на «Спортивной». И тогда это была самая горячая точка из-за стадиона в Лужниках, а уж теперь я сотрудникам полиции и вовсе не позавидую. В 1950—70-х годах бывали и пьяные, и дебоширы, но чтобы фанаты-болельщики, которым и спорт-то не нужен, лишь бы побоище устроить, чтобы силушку свою дурную на всю страну показать, — такого в ту пору не было. Люди в себе агрессивности не имели, её сегодня активно вливает в нас ТВ, да и не только оно.

— Офицерские погоны вы заработали на метрополитене?

— Начинал я старшим сержантом милиции, хотя воинское звание — старшина. Через год поступил в МССШМ на вечернее отделение и три года спустя, став лейтенантом милиции, на той же «Спортивной» стал участковым уполномоченным. Чтобы понятно было — сам себе и дежурный, и организатор работы наряда милиционеров, и проверка порядка вокруг станции, и распределение приданных сил милиции в тот час, когда невероятная толпа валит со стадиона в метро. Кто видел или испытал на себе это зрелище, знает, чего стоит создать организованные потоки пассажиров, чтобы никто под метропоезд не свалился, драку не учинил, себя на эскалаторе не покалечил. Беспокоиться приходилось, естественно, и за сослуживцев. Они в самом водовороте  событий находились — крохотная цепочка наряда сдерживала буквально «девятый вал».

— В Управлении ведомственной милиции стало легче?

— Здесь отмечу два фактора. Безусловно, напряжёнку, которую испытывали всегда «красная» и «зелёная» ветки в период спортивных соревнований, не доставалось прочувствовать коллективам других подразделений. Даже 4-му отделению, обслуживающему кольцевую линию, где находятся все узлы метростанций, выходы к большинству вокзалов, работается спокойнее — здесь раз и навсегда устоявшийся ритм работы. А вот 1-й трассе доставалось жёстко. И потому, несмотря на сильную загруженность, в Управлении ведомственной милиции я, скажем так, отдыхал.

— А как сложилась служба на новом месте, и вообще, что было в ней интересного, неожиданного?

— Работа как работа. Но я подошёл бы сегодня к ответу иначе, высветив некоторые аспекты поподробнее. И вот почему. Недавно в газете «Петровка, 38» прошла публикация о полке, несущем охрану телецентра. Как мне представляется, несущие там сегодня службу ребята не очень хорошо представляют историю своего коллектива. Вот о нём и хочу рассказать. Я пришёл в УВМ, которое располагалось тогда на Кожевнической улице, дом 1 и принял обязанности инспектора, а потом старшего инспектора в 3-м отделе. Всего их и было три — по службе, по курированию объектов, договорной. Подразделений множество: кроме отдела по охране метрополитена с его 7-ю отделениями сюда входили отдел гидросооружений с 8-ю отделениями, отделы охраны ВДНХ СССР, АН СССР, Гостелерадио СССР, Госплана, ВАЗ и ВАЗ-2 (охрана ведомственных адмзданий), а ещё три полка ведмилиции охраняли такое количество учреждений, что и запомнить невозможно. К этому добавим отделы милиции по охране четырёх крупнейших магазинов — ГУМ, ЦУМ, «Детский мир», универмаг «Москва», и ещё гостиницы «Россия».

Так вот на этом громадном охранном фоне отдел милиции по охране Гостелерадио (полковник милиции Олег Миненко) выглядел особой структурой именно из-за исключительной важности объекта. Говорят, всё внимание притягивают к себе в Москве две точки — Кремль и Останкино. 1-й дивизион (майор Валентин Гирич) нёс охрану здания по ул. Королёва, 12. 2-й (майор Николай Изотов) — на Пятницкой, 25. Причём, дежурная часть располагалась на Шаболовке. 3-й дивизион (майор Владимир Викулов) дислоцировался вместе с руководством отдела в помещении на Дубовой роще, 25 и отвечал за безопасность на телебашне. Среди офицеров отдела назову некоторых: Владимир Разенков, Николай Булыгин, Вячеслав Гришанов, Николай Щегольков. А в Управлении ведмилиции хочу вспомнить кроме начальника — полковника милиции Бориса Владимировича Бирюкова, также офицеров-руководителей Ивана Мигачёва, Леонида Кошелева, Александра Мишунова, начальника отдела гидросооружений Михаила Залётова, отдела по охране АН СССР — Александра Седова, Госплана СССР — Александра Луканичева, ВАЗ — Ивана Виноградова, ВАЗ-2 — Андрея Севостьянова, Якова Компанца, командиров полков Аре Абаренкова, Александра Петрикова, Григория Кошёлкина.

Мне радостно от того, что жизнь прошла не впустую, среди интересных людей. О себе скажу просто: я удостоен ряда наград за службу в милиции. Сын Сергей отслужил в погранвойсках, имеет специальность радиста. Я горжусь тем, что часть жизненного пути он прошёл, как и я. От него зависит, каким путём идти дальше. Что же касается Управления ведомственной милиции, то сейчас этой структуры нет — она влилась в УВО, хочется верить, что парни, заступающие на охрану объектов, остаются такими же внутренне собранными и ответственными, какими были и мы, сержанты и офицеры ХХ века.

От редакции: свою первую награду — медаль «За безупречную службу» 3-й степени Василий Шкуматов получил в звании старшего сержанта милиции в 1959 году. Все остальные — уже в офицерском звании.

 

Беседовал Сергей ВАСИЛЬЕВ,
фото из личного архива В. Шкуматова

СТАРШИЙ ИЗ ПЕРВОЙ БРИГАДЫ

В МУРе, который родился на заре Советской власти в 1918 году, было семь бригад — шесть работали по Москве, ещё одна ведала борьбой с уголовщиной по губернии. Кроме того, в каждом районе были свои инспекторы, субинспекторы розыска. Но когда происходило в городе нечто необычное, а таковыми были в то время убийства и грабежи с перестрелками и неизменными в таких случаях жертвами, на место событий немедленно прибывала первая бригада в составе своих главных героев — начальника её Николая Осипова и заместителя Георгия Тыльнера. Оба были ровестниками века, и потому их можно было назвать просто юнцами. Осипов хоть в окопах отличился, а его заместитель и вовсе с гимназической скамьи сразу попал в МУР.

 

«ГОСПОДИН ГИМНАЗЁР»

Тощий как спичка, бледный и голодный гимназист Тыльнер к своему началу работы в МУРе имел вид далёкий от какой-либо презентабельности. Разве что с ног не валился от голода. Пришёл он в уголовно-следственную часть 2-го Тверского комиссариата милиции наниматься на работу просто потому, что  проходил мимо, а стоящие у дверей милиционеры зазывали желающих вступать в их ряды. До этого, охваченный восторгом всеобщего ликования по поводу народного восстания, парнишка радовался, носился по всевозможным митингам. Но потом пришло отрезвление и успокоение. Хотелось есть и спокойно работать. Но в буче революции не было ни того, ни другого. И оказавшись в Тверском комиссариате, он вскоре как человек грамотный назначается заместителем начальника по уголовно-следственной части.

В 1919 году его пригласили на работу в МУР, который находился не просто по-соседству, а непосредственно на участке обслуживания Тверского комиссариата — в Большом Гнездниковском переулке. Правда, все помещения ещё носили на себе следы недавнего пожарища — здесь летом 1917 года выпущенные из тюрем уголовники учинили сожжение архивов царской полиции, и чёрная копоть оставила свои следы на стенах и потолке. Но люди работали, даже некоторые бывшие чиновники пришли на службу в советский сыск.

 

НАПАДЕНИЕ В СОКОЛЬНИКАХ

Громадный открытый автомобиль нёсся по затемнённым улицам Сокольников сквозь снежные заносы. Рядом с водителем С. Гилем сидел охранник, бережно держа бидончик с молоком — невероятную ценность в голодном городе,  а сзади разместились вождь революции и его сестра. Когда бандиты напали, сестра закричала: «Что вы делаете, это же товарищ Ленин!» Но бандитам было не до воплей испуганной женщины. Отняв машину, они скрылись в ночи, даже не тронув бидон с молоком. А вот браунинг Ильича уехал с бандитами. На их поиск были брошены все силы тогдашней охраны города — ВЧК, МЧК, МУР, милиция, латышские стрелки. В итоге именно муровцы вышли на след уголовников и ликвидировали банду Яшки Кошелькова.

Георгий Тыльнер был в бригаде муровцев, которая установила адрес Кошелькова, а летом 1919 года вышла и на его подельника Емельянова.

«ТАКСИ ПРОЕХАЛО»

Однажды оперативная группа в середине 1950-х расследовала убийство в квартире столичного инженера. Версий было много, но постепенно они таяли одна за другой, и к концу первых суток розыска стало очевидным, что огромнейший вал работы — отработка жилого сектора, опрос родственников погибшего, различные дополнительные выходы, запросы и прочее — привёл к нулевому результату. Титанический труд десятка сотрудников из 111-го отделения милиции, райотдела и МУРа пока не вывел на убийц. В розыске наступил момент оперативной паузы, когда предстояло положиться на время, привносящее, словно волны из моря, различные предметы, а в данном случае — сведения.

Заместитель начальника МУРа полковник милиции Георгий Федорович Тыльнер, изучив материалы, распорядился:

— Продолжайте работать, мне докладывайте каждые три часа.

И уехал на другое ЧП. Но в голове продолжал держать этот случай. Во-первых, потому, что убийств тогда  случалось намного меньше, чем в наши дни, и уже одно это ставило происшествие в особый ряд. Кроме того, инженер имел отношение к важному НИИ, и ещё до выезда на место Тыльнер узнал, что дело взяли на особый контроль в Моссовете.

Он вернулся назад и стал изучать материалы по другим делам. Постепенно складывалась определённая картина, из которой была видна в целом оперативная обстановка в городе. Анализируя её, полковник обратил внимание на то, что на севере Москвы, в районе посёлка Сокол, произошло покушение на убийство в квартире, но преступников спугнули соседи, и злодеи рванули прочь. А спустя два часа уже в подмосковном посёлке Пески вновь происходит нападение на квартиру, и здесь грабители берут немало дорогих по той поре вещей: радиолу, аккордеон германского производства, женские вещи.

Итак, география преступлений — Петровское-Разумовское, Сокол и Пески (микрорайон в современном Кунцеве, близ Филей). Все преступления, если судить по почерку преступников, разные. И число убийц, кажется, тоже разнится. У полковника в тот день набирается довольно много и других сведений по разным районам, но он выбрал именно эти. Почему?

— Левашов, у тебя никакая машина при опросах жителей не высветилась? — спрашивает Тыльнер по связи старшего опергруппы на месте ЧП в Петровском-Разумовском.

Тот сообщил: опрос жителей, среди которых оказались и школьники, выявил появление во дворе за час до убийства автомашины «Победа» кофейного цвета. Из номера были известны только две цифры.

Тыльнер немедленно связался с группой розыска на Соколе, а потом в Песках: ищите машину, но в первую очередь ориентируйтесь на «Победу» кофейного цвета. Спустя пару часов ему сообщили и номер машины, и адрес, где скрывается один из убийц.

— Водителя задержать и ко мне на Петровку, буду с ним сам разговаривать.

Тыльнер словно чувствовал: шофёр если и член банды, то не активный, а пассивный исполнитель, «извозчик». Так и вышло. Полковник точно рассчитал: водитель, привыкший к частым посещениям районных ОРУД—ГАИ или паспортного стола, оказавшись на Петровке, 38 внутренне подтянулся, осознав, «куда» попал. А Георгий Фёдорович вёл даже не допрос, а скорее задушевную, но деловую беседу. Итог её — шофёр сел вместе с сотрудниками в машину и проехал по всем точкам, где банда организовала свои лежбища.

Когда Георгия Фёдоровича его самые близкие друзья и в том числе начальник МУРа комиссар милиции 3-го ранга Иван Васильевич Парфентьев спрашивали, что же заставило полковника взглянуть на разные события и соединить их в единое целое, старый  сыщик разводил руками:

— Сам не понимаю. Просто такси проехало, вот и почувствовал:  неспроста.

Действительно, неспроста. Ведь Жора Тыльнер ещё в 1919 году начинал разгадывать сложнейшие шарады, которые подкидывал ему уголовный мир. А за 34 года службы кроме опыта проявилось у него то, что психологи называют интуицией, а в просторечии именуется наитием.

Сергей ВАСИЛЬЕВ,
фото представлено
Музеем истории ОВД КЦ
ГУ МВД по г. Москве

ЧТО ЕСТЬ РОЗЫСК?

Нижеприведённое интервью извлекаю из 20-летней давности дня рождения МУРа. Извлекаю как светлую память о гигантах Московского уголовного розыска. Ничуть не устарела наша предпраздничная беседа с бывшими начальниками Управления уголовного розыска ГУВД г. Москвы генерал-майором милиции Олегом Александровичем Ёркиным, полковником милиции Владимиром Фёдоровичем Корнеевым и замначуправления Борисом Маркеловичем Болотиным. Ни слова не убавить, не прибавить.

К 1991 году все трое были на заслуженном отдыхе, но распад страны, разорвавшиеся связи в оперативной работе между республиками, образовавшиеся сложности в поиске свободно гуляющих в бывшем пространстве СССР матёрых преступников потребовали возврата опыта, знаний, личных связей трёх выдающихся сыщиков. И они по приказу министра внутренних дел СССР были назначены помощниками начальника ГУВД г. Москвы. По призыву МВД и своей доброй воле они встали в строй, выполняя обязанности оперативных работников.

Итак, интервью.

Корреспондент: Кому адресуем первый вопрос?

О. Ёркин: Самому старшему из нас. Владимир Фёдорович Корнеев не только в розыске, но и вообще в жизни человек-легенда. В Великую Отечественную войну воевал в диверсионной группе, военной разведке, партизанил, имеет многочисленные ранения. С 17 лет на фронте, дважды его родным приходили похоронки. С ним разговор можно было бы вести только по его военной биографии часами. Символично, что даже удостоверение инвалида войны ему выдано за № 00002.

Корр.: Итак, блиц-интервью. Владимир Фёдорович, кто вас учил науке искать преступника?

В. Корнеев: Сначала диверсионная школа в 1941-м. Позже — начальник МУРа Александр Урусов, его коллеги Семён Дегтярёв, Вениамин Хромов.

Корр.: Кто вас сменил на посту начальника МУРа?

В. Корнеев: Олег Александрович Ёркин.

Корр.: Олег Александрович, вы можете назвать наиболее порядочных и профессионально грамотных сыщиков 70-х годов?

О. Ёркин: В МУРе плохой народ не работал. А если попадались такие, то не задерживались долго, мы их увольняли либо сажали на скамью подсудимых.

Корр.: Тогда назовите тех, кто на вашей памяти начал работать в угрозыске и сделал себе имя, вырос в руководителя милицейского подразделения.

О. Ёркин: Лев Львов, Виктор Иванов, Николай Шаранков, Николай Бутылин, Евгений Кузьмин, Юрий Федосеев, Владимир Панкратов, Николай Карпов, Николай Мазин, Иван Родин... И ещё сотни славных муровцев, они не должны на меня обижаться, что в блиц-интервью места не хватило.

В. Корнеев: Одни из них, светлая им память, навсегда ушли от нас, другие сегодня, дай им Бог здоровья, на пенсии, третьи, пожелаем им стойкости, трудятся на своих постах, охраняя и защищая москвичей.

Корр.: Вопрос Борису Маркеловичу Болотину. Каким главным качеством должен обладать сыщик?

Б. Болотин: Стойкостью. Если её нет — не выдержит, сломается. Ещё порядочность и преданность делу. Перед вами три профессионала, из которых ни один не изменил делу, не ушёл в коммерцию. Я не хаю эту деятельность, но, как говорится, каждому — своё.

О. Ёркин: Сыщиком надо родиться. Перестаёт им быть перерожденец.

Корр.: Я понимаю, дело трудное. Но есть в нём что-то увлекательное?

Б. Болотин: Поиск. Опасность. Момент истины. И не найти двух дней во всей жизни, однообразно друг друга повторяющих. Непредсказуемость следующего утра и следующей минуты, вся жизнь в движении.

Корр.: Есть возможность сбить преступность в обозримые сроки?

В. Корнеев: В 1953 году после смерти Сталина объявили амнистию. Обвальную. С таким дополнением: на учёт бывших зэков не ставить, в милицию не вызывать, «нервы пострадавшим людям не трепать». Многие зэки совершали преступления, едва за ними закрывались лагерные ворота. Вспомните фильм «Холодное лето 53-го». Два месяца милиция вынужденно бездействовала. А потом поступила директива сверху: сбить преступность! Понадобилось несколько месяцев. Сбивали с помощью войск, комендантских дивизионов и т.д. Сбили. Но сегодняшняя обстановка развивается уже семь лет. Неслыханный рост бандитизма. Закон, плетущийся в хвосте событий. Бомжи. Всеобщая ожесточённость. Битые стёкла и резаные кресла электричек. Завшивленность вокзалов. Государство не ведает, чем занимаются целые слои общества.

Б. Болотин: Вот теперь самое время отменить прописку в Москве, и можно считать, что для дальнейшего развития криминогенной обстановки сделано всё возможное и невозможное!

Корр.: Преступность в конце-концов будет остановлена?

Б. Болотин: Кому-то она выгодна. Люди возмущаются: Москва перестаёт быть столицей России, здесь орудуют банды из других государств. Ни одно цивилизованное государство не стало бы униженно терпеть анархию. Столицу заполонили торговцы наркотиками, вымогатели и насильники. Пора объявлять чрезвычайные меры!

Эдуард ПОПОВ

МУР НА САМОМ ТРУДНОМ УЧАСТКЕ

Из всех служб полиции самым «горячим цехом» давно признан уголовный розыск. Но даже в нём есть исключительно трудная, наиболее сложная работа, которую выполняет отдел, с недавних пор (с подачи самих же розыскников) упорно именуемый в прессе убойным. Есть такое подразделение и в УВД по Восточному округу. Возглавляет его полковник полиции Вадим Кадыров.

Оказавшись в его кабинете, невольно удивляешься: раньше руководители увешивали свои «тронные места» портретами Брежнева и Дзержинского. Но те времена ушли далеко, хотя верность уголовному розыску советской поры явно чувствуется во всём, чем дышит этот кабинет. И всё же…

— А кто эти люди? — задаём вопрос полковнику.

Он улыбается: мол, сами не догадываетесь? Вот сын, тут он в военной форме с прибамбасами дембеля, но скоро догонит родителя уже в делах оперативных. Что же касается девушки в униформе спецназовца, то Лена отучилась в Университете МВД и теперь торит свою сыскную тропу в борьбе с грабителями и разбойниками. А вот эти двое пацанят в полицейских фуражках — отрада деда, им ещё нескоро выпадет надеть форму полиции, но Вадим Рамизович уверен — пойдут этим же путём. А как же иначе?

— Ну, героя из меня особо не делайте, — Кадырову это не нравится. — Была бы возможность, каждого из своих подчинённых по именам назвал. Вот они — настоящие герои, готовы днём и ночью работать, чистить Москву от негодяев и злодеев. Надо в засаду на сутки-трое, пойдут не задумываясь. В командировку поехать — хоть сейчас. Риска в нашей работе хватает, да и крайне мало времени выпадает на семью. Вот и приходится радоваться детям, глядя на их фото.

Да, работа, выпавшая на долю сотрудников 1-й ОРЧ ОУР УВД по Восточному округу, как и их коллег из аналогичных подразделений других округов и МУРа, труднейшая и сложнейшая. И как же непросто приходится жёнам этих офицеров ждать, нервничать, отчётливо понимая, что труд их опасен и рискован.

— Я с Ириной Васильевной, — говорит полковник о своей супруге, — познакомился в 1989 году, можно сказать, на службе. Она работала в отделе вневедомственной охраны, я находился на опорном пункте, подъезды рядом. Знакомство переросло в дружбу. Потом пришла любовь. А теперь сами видите, какое она мне богатство принесла.

Радость и гордость светится в глазах Кадырова, когда он говорит о внуках, и как-то в сторону уходит разговор о главном. Постоянно в кабинет входят, косясь на нас, сотрудники с документами на подпись, звонит телефон — это отрывает начальника от беседы. Но мы стоим на своём.

— Как пришёл в уголовный розыск? Сначала были просто детские мечты. Смотрел фильмы, читал книги. А вот основательно желание стало формироваться именно в армии. Там взрослеешь быстро и собраннее становишься. Когда закончилась служба в Центральной группе войск в Чехословакии, вернулся в 1980 году в Москву и сразу подал документы в кадры ГУВД. Там предупредили: устраивайся работать, может быть, после проверки не возьмём. Три месяца отработал на стройке. Потом пришёл в 44-е отделение на должность постового милиционера. Сначала разочарование — а как же розыск? Меня быстро остудили: сначала  научись работать, а потом думай о высотах. Со временем понял, что без постовых милиционеров с преступностью не совладать. Поступил в Черкизовку. МССШМ стала моей милицейской альма-матер. Вообще, она дала ГУВД и МУРу за годы своего существования тысячи офицеров. А я, получив лейтенантские погоны, начал простым опером в 94-м отделении, где и стал расти постепенно. Старший инспектор УР, начальник УР. В 1993 году в структуре нашего округа произошло изменение — был сформирован ОВД по району Жулебино. Туда и был назначен начальником криминальной милиции, где дорос в звании до капитана милиции. Не успел освоиться, как оказался в новом качестве — старший оперуполномоченный по особо важным делам в ОУР Юго-Восточного округа. Стал заниматься только одним направлением — раскрытием убийств. После очередной реорганизации с 2001 года возглавляю ОРЧ (теперь 1-я ОРЧ) ОУР  УВД по ВАО. Здесь получил звание полковника полиции.

Что же стоит за немногословными биографическими формулировками начальника этой службы? Он вспомнил то время, когда опытный сыщик майор милиции Александр Егоров из 94-го отделения учил азам непростого искусства работы на «земле». Тут приходилось отложить детективные романы в сторону и заниматься вовсе не хитроумным распутыванием сюжетов, а собирать информацию по району, знать его досконально, чтобы в случае очередного ЧП не нестись невесть куда, а чётко определить кратчайший путь. И ведь удавалось многого достичь уже через месяц-другой благодаря помощи старшего друга. Один эпизод запомнился как наиболее сложная разработка.

Началось всё с преступления, которое в первые часы никак не поддавалось раскрытию. В перспективе явно светил «глухарь». Разбойное нападение на квартиру проводников железнодорожных вагонов не на шутку встревожило и руководство УВД. И тут удача выпала одному из молодых оперативников. Он пришёл на детскую площадку, где играли  школьники.

— Ребята, не видели здесь людей, грузивших вещи из того дома?

— Не только видели, Мишка от нечего делать на песке даже номер «Москвича» написал.

Дети наперебой описали цвет машины, её особые приметы, облик мужчин. И сотрудники уголовного розыска вскоре были на нужном адресе. Устроили засаду внутри и снаружи и стали ждать злодеев. Младший оперуполномоченный Константин Лобанов, находясь в комнате, зря время не терял и осмотрел её как следует. Нашёл тайник, а в нём пакет, где кроме золотых вещиц, патронов ещё и толстая тетрадь хранилась, в неё преступники записывали все свои похождения. Пока сыщики читали записи, явился некий тип. Его тут же взяли и повезли на допрос. Задержанный сначала отказывался признаваться, но узнав, что тетрадь в руках муровцев, пошёл «в сознанку». Пришлось и в своих жутких делах признаться, и назвать адреса, где скрывалась остальная кодла.

— А в Жулебино работалось поспокойнее, чем в Москве? Всё же за МКАД, почти деревня, — спрашиваем  Кадырова. Он улыбается и машет руками:

— Да что вы, наоборот. В устоявшихся районах Москвы у нас сложилась работа, а тут новосёлы въезжают, вещи вносят-выносят, к ним воры пристроились и тоже тащат: стройматериалы, сантехнику, ценности. Мы измучились. Стали устраивать засады и вскоре поняли, что воры местные — нет у них возможности для столь быстрого отхода. Пока сориентировались, из ОВД г. Люберцы звонят наши коллеги, схватили у себя на территории типа, который продавал телевизор «Рубин» с поддельными документами. Стали с ним беседовать. Признался не сразу — шесть часов упорствовал. Поехали на его квартиру (она оказалась в старом доме поблизости), а там… В общем, нашей оперативной машины для вывоза вещей не хватило. Пришлось попутный грузовик ловить. Несколько импортных телевизоров, ковры, электроплиты. Но, как говорится, жадность фраера сгубила — решил ещё и повреждённый советский телевизор толкнуть на рынок. Наши офицеры Андрей Звонков, Евгений Мурин, Иван Шушпанов, Алексей Пахомов хорошо тогда сработали, чтобы ещё и подельника разыскать.

В современных условиях теперь уже начальнику 1-й ОРЧ и его подчинённым приходится решать более сложные задачи. И перед тем как  он расскажет несколько эпизодов, мы попросили полковника обратиться к статистике. В последние годы наметилось снижение по убийствам и покушениям на жизнь людей, а в 2012 году стало на 20 эпизодов меньше, чем за те же 8 месяцев предыдущего года. В суд ушло на восемь дел больше, чем прежде. Невольно задаёшься вопросом: как же можно такого достичь, если полиции становится меньше?

— Ещё Суворов сказал: «Воюй не числом, а умением». И оно у нас, в розыске, сегодня на весьма высоком уровне. Раньше мы просто неслись по следу преступника, а сегодня предвосхищаем многие его действия, выявляем криминогенные зоны.

Полковник привёл примеры. В Вешняках обнаружили автомашину с двумя трупами. Застреленные люди, вероятно, имели свидание со своим убийцей, после чего тот, повздорив, их расстрелял. В процессе работы по розыску удалось выйти на лицо, скрывшееся с места преступления. Но важно было даже не задержать его, а собрать ту доказательную базу, которая бы полностью изобличила преступника. Сотрудники ОРЧ собирали эти данные по крупицам, используя новые методы и технологии. В итоге выяснилось, что убийца вызвал на  встречу курьеров интернет-магазина, заманив их, сел на заднее сиденье, расстрелял и забрал часы, стоимостью в 400 тысяч рублей.

В другом случае сотрудники уголовного розыска столкнулись с исчезновением женщин, работавших в банках кассиршами, а позднее с обнаружением их трупов в соседних с Москвой областях. Потребовалось  проведение сложнейшего комплекса мероприятий, чтобы установить следующее: 12 жертв  бандгруппы оказались втянутыми в западню благодаря своей доверчивости и женской слабости. Одна из преступниц, К, обладая хорошей внешностью и способностями актрисы, входила в доверие к женщинам с не очень удачно сложившейся личной жизнью и устраивала им знакомство с привлекательными мужчинами — членами банды. Под различными предлогами жертв вывозили в лес, где убивали, а их документы и ключи от помещений бандиты брали себе. Крупные суммы денег банда реализовала на приобретение коттеджей, автомашин, дорогих вещей.

Раскрытие этого сложнейшего дела также проводилось с использованием новейших методов, что позволило обеспечить следствие крепкими доказательствами.

Столь же оперативно и быстро удалось выявить и педофила, который, ещё до обращения в милицию жертв, совершил ряд изнасилований школьниц. Широкий бредень поиска сразу в четырёх районах — Перово, Новогиреево, Северное Измайлово  и Лефортово — позволил опергруппе пресечь опасные злодеяния сексманьяка.

 

Татьяна ПЕТРОВА,

Сергей КОРКИН,
фото из сети Интернет

СРЕДИ ТЕХ, КТО КОВАЛ ЛЕГЕНДУ

Полковник милиции, председатель Совета ветеранов МУРа, бывший заместитель начальника этого подразделения Виктор Фёдоров отдал службе в уголовном розыске многие годы своей жизни. С его именем связано немало славных страниц в истории легендарной службы. В преддверии праздника Виктор Николаевич рассказал нашей газете о своей жизни, службе и о том, что же значит носить гордое звание «сотрудник уголовного розыска». 

 

С ЧЕГО ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ

На службу в милицию я попал достаточно неожиданно. В 1968 году, демобилизовавшись из армии, я, как коренной москвич, пришёл прописываться в 86-е отделение милиции. Заместитель начальника отделения по паспортной работе у меня поинтересовался, не желаю ли поработать в органах внутренних дел. А у меня на тот момент никаких конкретных планов на ближайшее будущее не было. Одна идея была, далёкая от милиции — поступить в институт физкультуры. Я достаточно редким видом спорта занимался — прыжками с шестом, и уже узнал, что конкурентов у меня на экзаменах среди шестовиков практически не будет. А тут юридический. Но почему бы и нет? Подготовился, поступил в ВЮЗИ. Приняли на службу. Говорю: но только я бандитов хочу ловить. Что ж, сыщики были нужны. И в 1968 году я был назначен на должность оперуполномоченного уголовного розыска 100-го отделения милиции, что рядом с «Войковской».

Под моим началом оказалось сразу трое участковых. Удивительно, конечно: вот я только-только пришёл, а у меня трое старейшин в подчинении. Но так строилась работа. Я отвечал на территории за преступность, а они помогали и сами, кроме того, следили за порядком в целом: санитария, паспортный режим, пожарная безопасность, вплоть до опасных сосулек… Мой же вопрос был конкретный — не допустить совершения преступлений, а если уж допустил, то раскрыть.

МУР

Мечта каждого сыщика, работающего на «земле», — это попасть в легендарный МУР. Но попасть туда было сложнее, чем вступить в ряды Коммунистической партии. Система была такая: претендент для начала должен проработать 5 лет на «земле», получить высшее образование и иметь в качестве поручителей двух опытных сотрудников МУРа. И те должны быть действительно уверены в новобранце, ведь если зачисленный в штат МУРа в чём-то провинился, то наряду с ним наказание понесут и оба поручителя. Сейчас этого нет, а зря, на мой взгляд.

Отработав положенные 5 лет и закончив институт, я был приглашён на работу в МУР. Сначала инспектором, потом старшим инспектором, затем, в 1977 году, был назначен начальником отделения по особо важным делам. Это было элитное подразделение, занимавшееся раскрытием штучных, особо тяжких преступлений по личному указанию начальника МУРа. Хотя штат был небольшим, зато я имел возможность прикомандировывать для работы по конкретному делу необходимое количество сотрудников, работавших в РОВД и отделениях милиции города. Это была настоящая школа, а знания и навыки, приобретенные здесь, помогали мне на протяжении всей милицейской карьеры.

14 ЛЕТ ЯПОНЧИКУ

В конце 1980 года в структуре МУРа был создан новый отдел по борьбе с разбоями и грабежами. 4 января 1981 года я был назначен начальником этого подразделения. Надо сказать, что в Москве в тот период было не так много подобного рода преступлений. Однако периодически совершались насильственные имущественные преступления: разбои в квартирах, вымогательства. Они вызывали большой общественный резонанс. Кроме того, столицу стал буквально терроризировать один из авторитетов преступного мира «вор в законе» Вячеслав Иваньков по кличке Япончик. Раскрытие громких уголовных дел, а также ликвидация опасных преступных сообществ требовали серьёзной концентрации сил правопорядка. Именно для этих целей на базе нашего отдела регулярно создавались оперативно-следственной группы. Работали мы масштабно и на износ. Это позволило раскрыть целый ряд громких дел, о которых до сих пор рассказывается в различных документальных фильмах («Легенды советского сыска» и «Следствие вели…»).

Нам удалось также разгромить банду Япончика, а самого главаря изолировать от общества на 14 лет. Преступному миру был нанесён мощный удар. Япончик был символом безнаказанности и вседозволенности. Занимаясь всю сознательную жизнь преступной деятельностью, он к сорока годам ни за одно из своих злодеяний не понёс какого-либо наказания.

О ТРУДЕ И ТАЛАНТЕ

Опасность всегда ходит рядом с сыщиком. И привыкнуть к ней полностью, я думаю, нельзя. Но если уж избрал для себя сыск, избрал по зову сердца, то он забирает тебя сразу и на всю жизнь. А раз уж посвятил себя этой работе, то надо стремиться стать асом, а этого можно достичь только усердным трудом. Себя сыщик должен ковать, только так он выдержит вес свойственных нашей службе тягот. Фактически это работа и днём и ночью, без выходных. Помню, даже в отпуске всё равно мысленно раскрываешь какие-то дела, кого-то ловишь. И я всегда молодым сотрудникам говорю: «Если избрали себе такую нелёгкую, настоящую мужскую работу, то тут не жалейте и не щадите себя, а отдавайтесь ей полностью».

Хороший сыщик — это, как правило, яркая индивидуальность. Он обо всём имеет собственное мнение. Я знаю многих выдающихся сыскарей, с некоторыми из них мне посчастливилось непосредственно поработать. Сыщиком от бога был Анатолий Егоров, бывший начальник МУРа. Вот пример: выезжаем мы на тяжкое преступление в ночь. Осмотрели место происшествия, обсудили, наметили план неотложных мероприятий, дали необходимые указания, оставили рабочую группу и под утро разъехались по домам. Через несколько часов встречаемся вновь на работе. И Егоров вдруг заявляет: «Давай, всё, что мы наметили по делу, отложим до лучших времен. В первую очередь надо работать в другом направлении и на нём сосредоточить все имеющиеся у нас службы». Я с удивлением спрашиваю: «Почему?». Отвечает: «Не знаю. Но чувствую, надо делать так — и всё». И в итоге оказывался прав. Эта интуиция его не подводила никогда.

Впрочем, главное в работе сыщика всё же упорный, кропотливый труд. Мне вспоминается в этом смысле одно дело. В бытность мою начальником отдела по борьбе с умышленными убийствами в Бабушкинском районе произошло убийство замминистра из Молдавии. Он приехал на всесоюзный семинар, а в гостинице не появился. Труп его нашли на помойке. Мне было велено на время оставить свой отдел и заняться только этим убийством. Был создан штаб. Потихонечку мы пришли к выводу, что преступники должны проживать в том же районе, где был обнаружен труп. Разработали перечень вопросов, по которым нужно отрабатывать жилой сектор. Ввели «оселок», как мы это называем, по которому можно было бы проверять показания жителей. Но имелась проблема: у нас для быстрой отработки жилого сектора не хватало сотрудников. И если двигаться должными темпами, без халтуры, это заняло бы неопределённое количество времени.  На первом же заслушивании у руководства МУРа я попросил помощи, сказав, что только квалифицированная поквартирная проверка всего микрорайона позволит раскрыть преступление, стоящее на особом контроле в инстанциях. В итоге,  в моё распоряжение направили сыщиков со всех отделов МУРа и уже на вторые сутки преступники были установлены и задержаны.

НЕ У ДЕЛ

В 1989 году в системе МВД СССР была создана профилактическая служба. Тогдашний начальник ГУВД Москвы, заместитель министра внутренних дел Пётр Богданов предложил мне возглавить мне эту службу в Москве. Он искренне желал, чтобы между службами уголовного розыска и участковых инспекторов прекратились бы всякие недопонимания и разобщённость в работе. Богданов хотел, чтобы главным критерием оценки работы участковых инспекторов стали реальные показатели борьбы с преступностью. Он неоднократно говорил, что моя давнишняя дружба с начальником МУРа Анатолием Егоровым стала бы примером для установления новых взаимоотношений между участковыми и инспекторами уголовного розыска. Чтобы они, глядя на нас, ходили по своей территории «в обнимку» и были нацелены на борьбу с главным злом — преступностью.

На этой службе я должен был оставаться год-два, после чего Богданов обещал вернуть меня на оперативную работу. Но жизнь распорядилась по-иному: в стране произошли серьёзные изменения, сменилось руководство МВД и нашего главка. Новые руководители естественно ничего не знали о данном мне обещании. Я же вроде всех устраивал как начальник Управления профилактики. И посему проработал здесь три с половиной года, после чего попросил уволить меня из органов. Потому что не по мне было оставаться здесь, раз борьба с преступностью, которой я посвятил жизнь, была от меня в стороне. Так я в 1993 году ушёл на вольные хлеба.

НЕ ПРЕРЫВАЯ СВЯЗИ

Началась для меня совершенно новая жизнь. Как она там сложится? Предложений, конечно, было много. В основном, от коммерческих структур. Но я всю жизнь служил только Родине. Служить какому-то конкретному хозяину было не по мне. Нас таких было несколько человек, оставивших службу, и мы создали самостоятельную юридическую контору, и стали зарабатывать на хлеб-соль своим трудом, никому не подчиняясь. И до сих пор эта фирма существует, и мы также продолжаем трудиться, ни от кого не завися.

В 1995 году руководство ГУВД попросило меня создать Фонд содействия оперативным службам. Я такой фонд создал. И в настоящее время без его участия не проходит ни одно мероприятие в масштабах главка и, разумеется, ни одно событие, связанное с МУРом. К памятным датам мы готовим помощь вдовам погибших сотрудников и остро нуждающимся ветеранам, находим средства на лечение, на различные празднования.

Сам я, кстати, в ветеранскую организацию, уйдя из МУРа, поначалу не вступал. Мне несколько раз предлагали, но я думал: а зачем это? Возглавил организацию Олег Александрович Ёркин, который создал и первый Совет. Когда Олег Александрович тяжело заболел, я навещал его. Незадолго до смерти он попросил, чтобы я всё же вступил в Совет ветеранов. Я обещал ему. И новый председатель Совета, Борис Маркелович Болотин, впоследствии напомнил мне: «Обещал вступить — вступай». Так я оказался в Совете ветеранов. А в 1998 году, после смерти Бориса Маркеловича, состоялись выборы нового председателя, на которых наибольшую поддержку неожиданно получил я. И вот уже 15-й год я возглавляю эту организацию, четырежды был переизбран. В прошлом году вновь, на очередные четыре года.

СЛУЖБА ПОСЛЕ СЛУЖБЫ

Членами Совета ветеранов являются люди, накопившие колоссальный жизненный и профессиональный опыт. Было бы непростительной расточительностью не использовать этот потенциал. И, к счастью, руководство МУРа это прекрасно понимает. Нередко корифеев сыска просят помочь с тем или иным делом. Постоянно ветераны участвуют в деле обучения и воспитания молодых сотрудников, которых сегодня в МУРе очень много. Прекрасно зарекомендовала себя такая форма обучения, как школа по повышению оперативного мастерства. Ветераны непосредственно участвуют как в разработке тематик, так и в проведении занятий. Хочу отметить, что молодые сотрудники, когда узнают, что наши ветераны будут проводить занятия, всегда с удовольствием их посещают. Нам ещё есть что рассказать и что передать.

Очень важно обеспечить преемственность наших славных традиций именно сегодня, когда приходит поколение, росшее в обстановке тотального попустительства государства на ниве воспитания неокрепших умов. Когда отовсюду насаждается культ насилия, хамства, духовной скудости, а по телевидению нередко превозносят какую-то мифическую воровскую честь и демонстрируют вместо заслуживающих внимания героев служб правопорядка исключительно коррумпированных подлецов и снимают сериалы о каких-то полукомедийных горе-следователях.

Мы же в противовес стараемся неназойливо, но последовательно и аргументировано убеждать, что работа сыщика по-прежнему овеяна ореолом романтики, мужества и благородства и что сыщики по праву гордятся своей профессией.

С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, МУР!

Я хочу поздравить с праздником всех причастных к службе в уголовном розыске. Поблагодарить руководителей ГУ МВД за то, что они постоянно оказывают нам внимание и проявляют заботу о ветеранах. Поблагодарить самих ветеранов, которые своим трудом ковали славу и авторитет Московского уголовного розыска. Всех, кто оказывает нам бескорыстную и посильную помощь. И конечно же, действующих сотрудников за их столь необходимый труд. Желаю вам освоить профессию в полной мере и стать настоящими мастерами, которых бы знала вся страна. Помните: избрав этот путь, мы не должны жалеть себя, ведь с того момента мы живём уже не столько для себя, сколько для москвичей, для их безопасности.

Подготовил Денис КРЮЧКОВ,
фото Сергея ЛЮТЫХ

СЛАБАКАМ ТУТ НЕ МЕСТО

В преддверии профессионального праздника сотрудников уголовного розыска мы встретились с полковником полиции Александром Трушкиным. 31 августа текущего года он был назначен заместителем начальника полиции — начальником Управления уголовного розыска ГУ МВД России по г. Москве. С милицейской (полицейской) работой Александр Иванович знаком уже почти три десятилетия, из них двадцать лет Трушкин отдал уголовному розыску, празднующему 5 октября своё 94-летие. 

 

— Александр Иванович, расскажите, как вы пришли на работу в милицию?

— Я с детства мечтал быть военным или милиционером. На срочную службу пошёл с радостью. Там мне предложили пойти в милицию. Меня привлекала живая работа с людьми. Моим идеалом был такой милиционер, как Анискин. Начал же свою милицейскую карьеру в 1986 году с патрульно-постовой службы. Маршрут, рация, оружие, бандиты, задержания – мне нравится вспоминать о той работе. В ППС я получил бесценные знания, опыт, приобрёл милицейскую смекалку.

— В уголовный розыск сами попросились?

— Об уголовном розыске я даже не мечтал. Он казался почти недосягаемой вершиной. Однажды, когда уже перешёл из 1-го полка ППСМ в 68-е отделение милиции, вызвали к начальнику. Тот спросил: «Не хочешь в уголовном розыске поработать?» Я, конечно же, согласился и не мог поверить своему счастью. Это предложение во многом определило мою дальнейшую судьбу.

— Тяжело осваивали новую для вас службу?

— В один из первых дней работы в уголовном розыске опер из нашего отдела открыл сейф и показал мне огромные стопки материалов. «Что, думал, будешь за бандитами бегать? Нет, вот она оперативная работа!» Стал разбираться с бумагами в том сейфе. Составлял материалы, ездил по необходимым инстанциям, спрашивал совета у старших товарищей, у руководителей. И вот приходит тот опер ко мне через месяц. «Ну как твои дела, сыщик? Изменил своё мнение?» А я ему открываю сейф, где лежит несколько аккуратных папочек с документами. «Нормально, — говорю ему, — работаем по-тихоньку».

Не нужно ничего откладывать в долгий ящик, не надо лениться. В былое время в МУРе было принято так: днём опер работает в городе, а ночью занимается бумажками.

— Как вы попали на Петровку, 38?

— В МУР я пришёл из убойного отдела 7-го РУВД УВД ЦАО в ходе разработки курганской организованной преступной группы. На Петровке удивились, что мы у себя в РУВД занимаемся такими серьёзными вещами. На Петровке, 38 я продолжил разрабатывать эту банду, работая во 2-м (убойном) отделе. Курганских боялись даже другие преступные группы. Они отличались особой жестокостью.

— Бандиты противодействовали вашей работе?

— Сопротивление они, безусловно, оказывали. Как и другие организованные преступные группы, имели свои связи в государственных структурах. Мы же готовили все мероприятия настолько тщательно, что просто не оставляли им никаких шансов.

Помню, как задерживали бандитов Нестерова и Малашевского. Неделю просидели «под адресом» вместе с Олегом Плохих, он, кстати, и сейчас славно трудится здесь в МУРе. Знали, что киллер Нестеров сдаваться не станет. Он хорошо вооружён, употребляет наркотики. И вот на улицу, наконец, вышел его товарищ. Мы за ним проследили, задержали. Забрали ключи и вошли в квартиру. Нестеров в тот момент спал, заряженный пистолет лежал у него под подушкой. Мы его разбудили. Когда он проснулся и увидел нас, то заплакал. Нестеров не ожидал такой бесславной развязки.

— Задерживали вдвоём, без помощи СОБРа?

— За время разработки курганской, ореховской, медведковской группировок мы всего несколько раз использовали спецназ. То, что опера работали самостоятельно, было очень важно с психологической точки зрения. Когда бандиты, привыкшие внушать страх окружающим, видели, что их задерживает не специальный вооружённый отряд в десять человек, а двое оперов из МУРа, в миг теряли своё бесстрашие. У них появлялось уважение, которое нам потом помогало в дальнейшей работе с задержанными.

Я сейчас всячески пытаюсь внушить молодым сотрудникам, что необходимо постоянно работать над собой. Ведь мы же в своё время не вылезали из спортзалов. Гири, турник, бокс — всё это было в порядке вещей. Каждый муровец должен быть сродни спецназовцу.

— Как, на ваш взгляд, отразилось реформирование на работе МУРа?

— Положительные моменты есть, один из главных — отход от палочной системы. Правда, нам, руководителям, трудно столкнуть личный состав со стереотипного подхода к работе. Среди минусов: нехватка сил, так сказать, рабочих рук. Много неопытной молодёжи. Работу также затрудняет неуклонно растущий объём документооборота, но этой проблемой, насколько я знаю, уже занимаются в министерстве.

— В прессе пишут, что в процессе переаттестации из полиции ушли опытные сотрудники.

— У нас в МУРе такого не было. Я работал в УСБ, владел ситуацией. Если имела место коррупционная составляющая, то разговор с сотрудником был коротким. Каждого аттестуемого рассматривали индивидуально, со всех сторон. Были такие, которые молча уходили, а потом писали жалобы. Но почему они не отстаивали свои права ещё находясь на службе? Ведь к нам в подразделение собственной безопасности от них жалоб не поступало. Как же человек, тем более офицер, который свои права и интересы не отстаивает, может защищать права и интересы граждан? В полиции, а тем более в уголовном розыске бесхарактерные, бесхребетные люди не нужны. Бывают такие случаи, когда нужно и начальнику своему возразить, и «по столу кулаком стукнуть».

— Что со временем в МУРе стало лучше или хуже?

— Каждое время имеет свои особенности. Помню, один ветеран рассказывал мне о борьбе с бандитизмом в суровые военные годы. «Тогда, — говорит, — мы могли и гранату бросить. А сейчас я даже не представляю, как вы работаете». Он, конечно, говорил шутя. Но здесь есть своя правда. Действительно, ещё в 90-е годы, с принятием новой Конституции и законов, оперативно-розыскная и в целом правоохранительная деятельность приобрела много законодательных барьеров, необходимых в демократическом обществе. Это несколько усложнило работу сыщиков. Есть одно неприятное изменение, которое произошло в работе МУРа. Когда я иду по коридору, мне кажется, что я в каком-то в замедленном кино. Мне хочется видеть больше активности со стороны муровцев. Раньше коридоры Петровки,38 напоминали стадион. Мы буквально бегали по ним. Каждое утро возле входа стояла машина со спецназом, готовая к выезду на задержание. Из ворот то и дело выезжали и мчались в город оперативные машины.

— Можно ли сегодня сыщикам доверять оружие, нужно ли им оно вообще?

— Я считаю, что действующему сотруднику полиции в идеале можно доверять всё. Руководство, кадровый аппарат, психологи должны принимать на работу проверенных людей. Без доверия к своим сотрудникам мы далеко не уйдём.

Оперуполномоченным оружие в работе необходимо. Отмечу, что я при этом не люблю всех этих детективных историй со стрельбой и взрывами. Считаю, что у лучших сыщиков до оружия дело никогда не доходит. Вспомните Пуаро или того же Анискина. Это конечно вымышленные персонажи, но в истории МУРа были такие профи, есть они и сегодня.

— Что для вас День уголовного розыска?

— Я никогда не отмечал этот день, как обычно встречают праздники. Он у меня проходит набегу. Я и мои коллеги проводим День розыска, как и другие дни, на работе. Лучше скажу, что для меня значит МУР. Мы всегда гордились тем, что работаем в таком легендарном подразделении. И мои сослуживцы, уходя на пенсию, нисколько не сожалеют, что не дослужились до генеральских звёзд. Звание «муровца» дороже любых других.

— Как вы относитесь к спорту?

— Спорт я любил всегда — и в детстве, и в армии. После прихода в милицию, 9-й подъезд стадиона «Динамо» стал вторым домом. Здесь я «дослужился» до инструктора по рукопашному бою, серьёзно занимался карате. Сейчас, по сравнению с прошлым, мои походы в тренажёрный зал можно назвать очень редкими.

— Как, вы считаете, стать хорошим полицейским, сыщиком?

— Приведу в пример свой опыт. В 68-м отделении, в убойном отделе в РУВД, а затем в МУРе мне посчастливилось работать с «безумными» профессионалами, настоящими фанатами своего дела. Мы с коллегами работали днём и ночью, по полной программе, раскрывали до 99% преступлений.

Недавно ко мне пришёл старый опер Михаил Карпунин и стал рассказывать, о том, как пропала девочка-восьмиклассница. Говорил об этом так, будто пропала его собственная дочь. А ведь ему уже многое в жизни пришлось повидать, но он не очерствел. Потому что настоящий сыщик, да и любой хороший полицейский, всегда пропускает человеческую беду через себя. И эту девочку в итоге нашли, благодаря невероятной преданности муровцев своему делу. 

— Вот мальчишка закончил среднюю школу, что дальше?

— Сначала человек проходит срочную службу в армии. Там он учится самостоятельности и в то же время приобретает навыки общежития, работы в коллективе, приобретает навык исполнения приказов, выполнения строгих требований. Уточню: я не считаю, что все должны, прежде чем идти в полицию, отслужить в армии. Иногда можно обойтись и без этого, но опыт военной службы имеет большое значение для мужчины. Чаще всего даже по внешнему облику заметно — служил человек или нет. В полиции же молодой сотрудник должен сначала поработать на «земле», лучше всего в ППС.  Здесь он постепенно приобретает необходимый жизненный и служебный опыт, учится общаться с гражданами как страж порядка. Затем отправляется на учёбу, допустим, на пару лет. Вновь возвращается на работу и потом — опять на учёбу. И так чередовать теорию с практикой.

Сейчас бывает так, что человек, отучившись пять лет в ведомственном вузе, приходит на службу совершенно «никакой». И два года он учиться всему необходимому уже в подразделении и по-настоящему не работает. Жизни никто не научит. А как будет человек без жизненного опыта заниматься агентурной работой? Что выйдет за сыщик без агентуры?

Многое зависит от самого новобранца. Один стажируется «по часам», а другого от работы не оторвать. Немаловажно здесь грамотное руководство, нужны толковые наставники.

— А что вы скажете о наставниках в МУРе?

— Хороших наставников нам не хватает. Выручали и выручают ветераны. Помню, был один случай. Я работал младшим оперуполномоченным в 68-м отделении. Как-то повадился к нам ходить один дедушка. Придёт и спросит: «Чем помочь?» Дадут ему дела шить, он сядет тихонько в сторонку и работает. А я тогда мотался по городу по одному делу. Прибегаю днём в контору и вижу, как он сидит в коридоре. Кабинеты заперты — опера работают на территории. Пустил старика к себе в кабинет. Приходил ко мне несколько дней. И вот случилось разбойное нападение. Мне план работы составлять, голова кругом. Дедушка это заметил: «Давай помогу!» И стал объяснять: надо сделать это, это — и всё не то, чему меня до того учили. Странно как-то, но прислушался, стал работать по его совету и раскрыл тот разбой. Вот так старик! Спросил его: кто вы? А он мне скромно так ответил: «Да вот полковник в отставке, работал по бандитизму…» Я потом узнал, что именно он раскрыл в 70-е годы знаменитое разбойное нападение на сберкассу в моём родном городе Скопин, что в Рязанской области. Стал меня ветеран натаскивать. Кажется звали его Владимир Николаевич. Да и общались мы, к сожалению, совсем недолго. Было ему тогда под 90 лет. Помню, вернулся из командировки и узнал, что он умер. Ветеран научил меня, тогда молодого и горячего опера, спокойно и сосредоточенно работать с каждой мелочью. Вот это была школа!

— О чём, на ваш взгляд, в рамках воспитания молодых сотрудников, должна писать газета московской полиции?

— Писать нужно не о взрывах и стрельбе, а о вещах повседневных, простых человеческих вещах. Помню, как задержали ребят из одинцовской ОПГ. Обратили внимание на то, что все они — выходцы из простых рабочих семей, но какими-то непонятными путями пошли по бандитской стезе. Адвокаты настроили родителей против милиции, и те наотрез отказывались от любого сотрудничества. И тогда я попросил журналиста написать статью об этих ребятах, о том, как они росли, как пошли по пути криминала. Взял я вышедшую газету и забросил в почтовые ящики их родственникам. Так потом были целые очереди к следователям и операм — родители захотели, чтобы мы рассказали им об их детях.

— Что бы вы пожелали ветеранам и действующим сотрудникам уголовного розыска?

— Ветеранам желаю здоровья и благополучия. Ещё желаю сил для того, чтобы по возможности приходить к нам, помогать. Молодёжи желаю вести себя достойно, понимать то, зачем они здесь, работать с душой. Раз уж вы сюда пришли, то растите, учитесь и непрестанно развивайтесь!

Александр ОБОЙДИХИН

 и Сергей ЛЮТЫХ,
фото пресс-службы УУР

КУБОК ПОЛИЦИИ МОСКОВСКОГО МЕТРОПОЛИТЕНА

На территории Учебного центра ГИБДД ГУ МВД России по г. Москве состоялись спортивные соревнования на Кубок начальника УВД на Московском метрополитене. 

 

—В управлении немало внимания уделяют молодёжи, но вот таких массовых мероприятий мы, к сожалению, практически не проводили долгое время, — рассказывает председатель Совета ветеранов УВД на ММ подполковник милиции в отставке Сергей Первойкин, 37 лет назад и сам проходивший учёбу в этом Центре, а тогда дни, отданные физкультуре и спорту, были делом нередким. — В советское время спортивные соревнования происходили регулярно. Выделялись призы, участвовали целыми семьями. Помните, был девиз «Папа, мама, я – спортивная семья». Самый зрелищный вид был, конечно, перетягивание каната. А специально для победителей готовился огромный торт, чтобы силёнки им потраченные вернуть. Было и увлекательно, и полезно.

В последнее время это дело, к сожалению, немного заглохло. Прежнее руководство без особого энтузиазма относилось к таким мероприятиям; нельзя сказать, что безосновательно, ведь подобные мероприятия связаны с определёнными финансовыми затратами, с отвлечением личного состава от непосредственного несения службы.

Впрочем, застой прежних лет вовсе не означает, что спорту в управлении не уделяли внимания. И свидетельство тому — серебряная медаль сотрудника 2-го отдела полиции УВД на Московском метрополитене старшины полиции Евгения Коротышкина на Олимпиаде в Лондоне. После этого была организована встреча Евгения с личным составом, где, будем надеяться, спортсмену удалось зарядить нужным потенциалом сотрудников.

— Сейчас народ несколько отвык от участия в больших спортивных событиях, приходится начинать практически заново, — отметил Сергей Первойкин. — Идею организовать спортивные соревнования среди нашей молодёжи новое руководство управления поддержало с энтузиазмом. Поддержали её и мы в Совете ветеранов. Спорт ведь чрезвычайно важен в нашей службе: и в плане воспитания личного состава, и в плане физической подготовки.

Учебный центр находится недалеко от Москвы — в Ивантеевке. Здесь ребята готовятся к службе, так что соревнования пройдут на хорошо знакомых площадках.

После краткой церемонии открытия, на которой к участникам с напутственным словом обратился Сергей Первойкин, ребята получили разрешение сменить форму полицейскую на спортивную.

План соревнований таков: девушки проверят себя в комплексном силовом упражнении, а парни будут состязаться в подтягивании на перекладине и поднятии гири. Затем – комбинированная эстафета, завершит спортивную программу перетягивание каната. На этом праздник не закончится: кроме чествования победителей всех ждёт также культурная программа, подготовленная силами художественной самодеятельности, и праздничный ужин.

Дисциплины выбраны для соревнований неслучайно: ребята не так давно приняты на службу и у них ещё не совсем высокий профессиональный уровень. Так что сложные виды спорта, требующие особой подготовки, организаторы отмели (боевые искусства, например). Впрочем, некоторые скидки на неопытность спортсменов сделают и в отобранных дисциплинах:

— Праздник есть праздник, и сегодня мы судим не совсем жёстко, — говорит начальник отдела морально-психологического обеспечения Управления по работе с личным составом УВД на Московском метрополитене Владимир Иванов. — Возьмём те же гири, там довольно жёсткие требования по технике выполнения, но здесь разрешили и жимом выполнять, и толчком — кто как сможет. Да и гири полегче, чем на профессиональных соревнованиях – 24 килограмма вместо 32-х. Конечно, у нас есть ребята физически отлично подготовленные, которые готовы к состязаниям по самым строгим правилам. Но сегодня праздник, и участвуют не только настоящие спортсмены, но и все желающие, кто хочет попробовать свои силы. И их немало: у нас ведь сейчас как никогда большой набор сотрудников, около 90 человек.

Пока Владимир рассказывает о правилах сегодняшних соревнований, начинается подтягивание. Участвующих точно приподнимают над планкой звучащие со всех сторон крики: «Давай! Давай!». Наблюдая этот энтузиазм, Владимир Иванов сетует:

— Жаль, что в какой-то момент традиция проведения таких праздников прервалась. Хочется это восстановить, тем более что собрать всех вместе нетрудно: наши сотрудники здесь постоянно находятся – либо учатся, либо проживают в общежитии. Было бы желание. Сегодня, к счастью, оно есть, и идею возобновить проведение таких соревнований поддержали полностью на всех уровнях.

Между тем состязания по подтягиванию и гири заканчиваются. Вперёд вырывается сводный 9-й и 10-й взвод. В его рядах в каждом виде нашлись свои герои: на поднятии гири едва ли не двукратно опередил товарищей по взводу Дмитрий Вагубный, а на перекладине со столь же впечатляющим отрывом оставил всех позади Сергей Кормилин. Однако достижение Сергея команде его не помогло: на подтягивании выиграли ребята из 18-го взвода. Впереди — комбинированная эстафета. Вместо эстафетных палочек — дубинки, и начиная бег с одним этим полицейским атрибутом, команды приходят к финишу в полной амуниции — бронежилете, каске и со щитом. Казалось бы, бег в таком снаряжении будет для ребят серьёзным испытанием, однако по ним это незаметно. Основной разрыв между участниками проявляется на этапе передачи эстафеты, когда нужно надеть на себя непривычные пока детали снаряжения, в беге же ребята точно и не замечают килограммы экипировки — кажется, что и в спортивной форме они бежали бы столь стремительно.

Борьба разворачивается, как и ожидалось, между сводным и 18-м взводами — они и занимают первое и второе места соответственно. Впрочем, «борьба» — это излишне громкое слово для результатов эстафеты: победители оставили проигравших аж в полуминуте позади себя, что для дистанции, не превышающей и километра, более чем существенно.

В бой вступают лучшие в перетягивании каната. Битва разгорается нешуточная. В первом раунде канат остаётся недвижим более 20 секунд! Кажется, он скорее порвётся, чем будет выявлен победитель. Вдруг одна из девушек начинает скандировать: «Третий взвод! Третий взвод!» И через пять секунд победу рывком они и одерживают.

Второго места в перетягивании 18-му взводу достаточно для того, чтобы сохранить за собой и вторую строчку в общем зачёте. Бронзовые призёры, 3-й взвод, довольствуются триумфом в самом зрелищном соревновании дня. «Золото» же праздника и переходящий кубок получает сводный 9-й и 10-й взвод. 

Теперь можно отдохнуть: перед спортсменами выступят лауреаты творческих конкурсов ГУ МВД России по г. Москве, после чего их ждёт церемония награждения.

— По поручению начальника управления Игоря Божкова мне хочется поблагодарить руководящий и преподавательский состав за оказание помощи в проведении этого спортивного праздника, который, уверен, станет у нас постоянным, — отметил в своей речи заместитель начальника УВД на Московском метрополитене полковник полиции Сергей Попов. – Такие мероприятия очень важны в деле воспитания наших сотрудников, несущих службу на одном из важнейших объектов страны и обеспечивающих безопасность целого подземного города.

Денис КРЮЧКОВ,

фото В. ПРОТАСОВА

БОРИС ВОРОНИН: «УВАЖАЙ ЛЮДЕЙ И ТЕБЯ БУДУТ УВАЖАТЬ»

На 45-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН был провозглашён новый праздник — Международный день пожилых людей. С 1991 года он ежегодно отмечается 1 октября. В этот день мы поздравляем своих дедушек и бабушек, родителей, ветеранов — тех людей, кто нас учил, кормил и поддерживал, тех, кто заложил основу нашего существования. К сожалению, даже в благополучных семьях часто пренебрегают общением со своими пожилыми родственниками. И зря, ведь жизненный опыт не почерпнуть из книг. Он передаётся от человека к человеку. Глядя на них, общаясь с ними, мы можем научиться самому главному — любить и уважать своих близких, свою работу и свою Родину.

На встречу с полковником милиции Борисом Петровичем Ворониным мы ехали как на встречу с живой легендой. Шутка ли, этот человек прошёл Великую Отечественную войну от первого дня до последнего, а затем 32 года своей жизни отдал службе в милиции. В свои 93 года Борис Петрович не уступает в активности и энергии внукам. Своей преданной любовью к жене, Александре Фёдоровне, с которой живёт душа в душу уже более 60 лет, показывает пример трепетного отношения к близкому человеку. Такое в наш век встречаешь редко.

Борис Воронин родился и рос в селе Великом в Гаврилоямском районе Ярославской области. Отец был сапожником и к плугу никогда не прикасался. Помогали матери возделывать землю и работать по хозяйству братья и сёстры Бориса. Благо их было много, вместе с ним самим — шесть человек. Старший брат выучился на тракториста, а в армии стал танкистом. Такая практика была повсеместной. Ребят, знакомых с техникой, старались направлять в танковые или авиационные подразделения. Надеялся почувствовать себя хозяином стальной машины и Борис. Ведь он, как и брат, выучился на тракториста и успел до призыва в армию поработать в колхозе. Но судьба распорядилась иначе. Отправился Воронин за тысячи километров от родного края в Бессарабию, охранять границу Советского Союза. Служить Борис Петрович начал за 9 месяцев до начала войны. 22 июня 1941 года Воронин встретил на погранзаставе в Карпатских горах, куда перебросили его подразделение незадолго до этого. До 12 часов, пока по радио не передали обращение Молотова, им не разрешалось вести огонь по фашистам. Да и не было у пограничников такой возможности — погранзаставу пытались сравнить с землёй тяжёлые миномёты противника. Артподготовку фашисты вели три дня. А Воронин со своими товарищами, сжав зубы, наблюдал, как с рёвом летят на восток десятки самолётов противника. Они стреляли по ним из ружей и пулемётов. Больше ничего в распоряжении у пограничников не было.

Тяжело Борису Петровичу вспоминать долгое отступление вглубь родины. Все мы сегодня знаем, сколь тяжёлым стал для нашей страны 1941-й, когда только неимоверное напряжение всех сил народа помогло отстоять столицу. Затем пришёл 1942-й — год великой битвы за Сталинград. Воронин прошёл через кромешный ад этого жестокого сражения. Обеспечение войск хромало, но Борис Петрович не стал жаловаться на нехватку боеприпасов или еды. Тогда он и его товарищи об этом не думали. Они умом, душою и сердцем были погружены в схватку и думали лишь о том, как, где и когда бить, бить и бить фашиста. Перед тем как началась знаменитая операция «Уран», в результате которой были окружены и уничтожены две лучшие немецкие, разгромлены две румынские и одна итальянская армии, на фронт прибыли хорошо оснащённые и подготовленные подразделения. Бывалые солдаты понимали: готовится что-то очень крупное.

Успешная операция, однако, не означает, что она бескровная. Немцы сражались отчаянно, даже понимая безвыходность своего положения. Однажды Борису Петровичу выпало вместе со своим отделением проверять балки (небольшие овраги), коих в той местности немало, не спрятались ли там фашисты. На улице тридцатиградусный мороз, но служба есть служба. Свою жизнь солдаты оценивали куда меньше полученного приказа. И вот в одной из балок Воронин услышал, как передёргивается ствол немецкого шмайсера. Мгновение, которое он запомнил на всю жизнь. Их разделяло около 40 метров. За плечом у него винтовка, но в руках был надёжный и лёгкий наган. Пограничник успевает первым сделать меткий выстрел.

Настал год 1943-й. Курское сражение. Борис Петрович никогда не видел такого скопления техники — самолётов и танков, как на Курской дуге. Гигантские стальные тиски немецких армий с огромной мощью сжали выступивший стальной кулак советских войск. Но сталь снарядов и брони — ничто по сравнению со сталью сердец советских солдат. Их утюжили и бомбили, но не сломили, не обернули в бегство. А затем настала пора для контрудара. И вот фашистские тиски разорваны на куски, а кулак Красной Армии ударил в самое брюхо Третьего рейха. От этого удара ему уже было не оправиться. Но это мы знаем сегодня, а в те дни для Воронина и его однополчан каждый день был решающим, каждая атака — на пределе сил, каждый миг боя — целая жизнь.

И вот пришёл день, когда Борис Петрович шёл с двумя своими товарищами по разбитому разрушенному рейхстагу. Все стены исписаны. Воронину тоже хотелось оставить след в истории, но только на самом верху ещё оставалось чистое место. Заметив уцелевший шкаф, солдаты приставили его к заветной стене. Воронин забрался по нему наверх и написал: «Здесь были командиры Гвашели, Решетников и Воронин». Тогда он был старшиной подразделения, поэтому ему наверное и доверили сделать надпись.

Затем служба пограничника Воронина продолжилась в Польше. Однажды ему и некоторым его сослуживцам приказали собраться. Отряд в 50 человек покинул военный городок и отправился на поезде в Москву. Они ещё не знали, с какой целью их туда направили. В столице им предложили работу в милиции, и почти все согласились.

Началась у фронтовика Воронина новая служба в 3-м мотооперативном отряде (позднее он был преобразован в 3-й мотополк), в котором он дослужился до заместителя начальника по службе. С прежней Борис Петрович принёс бесценный боевой опыт и звание старшины. Закончил десятилетку, а потом и Высшую школу милиции. За время службы Борис Петрович многих, очень многих молодых милиционеров обучил профессиональной езде на мотоцикле. В распоряжении отряда были хорошие мотоциклы, среди которых известные на весь мир американские «Харлеи».

Мотоотряд, а затем мотополк вносил неоцинимый вклад в охрану правопорядка и безопасности в городе, особенно в ночное время и в дни проведения массовых мероприятий. Борис Петрович помнит, как они выстраивали из своих мотоциклов коридор, по которому со стадиона «Динамо» шли болельщики. Милиционеры-мотоциклисты были настоящим украшением города. 

Отдав 10 лет своей жизни мотополку, Воронин перешёл в Управление наружной службы, командовал которой комиссар Василий Пушкин. Это была сложная штабная работа, справиться с которой мог только опытный милиционер и талантливый управленец. В управлении решались многие вопросы, к примеру, связанные с распределением милицейских сил и средств, в зависимости от оперативной обстановки. Здесь Воронин проработал 5 лет.

Руководитель вневедомственной охраны Москвы Сетран Сарьян пришёл к Пушкину с просьбой дать ему офицеров на руководящие должности в районные подразделения охраны. Так Борис Петрович попал в Киевский район. Затем его пригласили работать в министерство на Огарёва, 6. Там он стал курировать вневедомственную охрану Москвы и Московской области.    

Столица росла вширь и ввысь. Город украсили новые здания, улицы, проспекты. Из них наиболее ярким стал, конечно же, красавец Калининский проспект. Охраны там сначала никакой не было. Из-за этого директор магазина «Арбат» написал жалобу заместителю министра внутренних дел Борису Шумилину. Тот приехал на место и пригласил начальника вневедомственной охраны столицы Петра Москалькова и Воронина. Решили, что огромный туннель и высотные здания Калининского проспекта необходимо взять под охрану милиции. Для этого было создано специальное подразделение.

— Тогда Москальков обратился к Шумилину: «А не отдадите нам Воронина?». Тот сказал, что не против, если я не возражаю. Так меня и назначили на должность руководителя новоиспечённого подразделения охраны, — вспоминает Борис Петрович.

Воронин в краткие сроки создал одно из лучших подразделений вневедомственной охраны в столице. Вокруг фронтовика сплотился крепкий трудовой коллектив.

Крепкой стала и семья ветерана. Со своей будущей женой Александрой Фёдоровной он познакомился на празднике, посвящённом 800-летию Москвы. Они оба были молодыми и активными комсомольцами. В следующем, 1948 году расписались. В загс поехали на мотоцикле. Воронины вырастили двух прекрасных дочерей, которые одарили их богатым потомством. У Бориса Петровича и Александры Фёдоровны трое внуков и трое правнуков.

Было у Воронина своеобразное хобби — 20 лет он занимался пчеловодством. Со спортом ветеран дружил всегда, особенно любит игру в городки.

Выйдя на милицейскую пенсию, Борис Петрович продолжил трудовую деятельность, до сих пор занимается активной общественной работой. Воронин гостеприимный хозяин и прекрасный собеседник. Ни о чём, что было в его жизни, не сожалеет.

У Бориса Петровича множество фронтовых и служебных наград. Самая ценная для него — медаль «За оборону Сталинграда». Та битва стала для Воронина труднейшим жизненным испытанием.

В заключение мы попросили Бориса Петровича сказать несколько напутственных слов молодому поколению, в особенности молодым полицейским.

— Нужно быть в первую очередь честным, порядочным и справедливым человеком. Нужно уважать других людей, тогда и тебя будут уважать, — считает ветеран.

 

Александр ОБОЙДИХИН, Сергей ЛЮТЫХ,

фото С. ЛЮТЫХ и из архива Бориса ВОРОНИНА

ЯНТАРНЫЕ ИГРЫ

На стадионе «Янтарь» состоялась Спартакиада  колледжа полиции, посвящённая началу учебного года. Совместно с  ГУ МВД России по г. Москве  спортивный праздник проводится в 14-й раз. Основные цели соревнования — это пропаганда здорового образа жизни, популяризация физкультуры и спорта, сплочение курсантов.

Директор Колледжа полиции Ю. Дашевский открыл спортивный праздник, обратившись со вступительным словом к присутствующим,  и предоставил слово гостям спортивного праздника: начальнику УРЛС ГУ МВД России по г. Москве полковнику внутренней службы В. Краснову и заместителю начальника УРЛС ГУ МВД России по г. Москве, начальнику Управления морально-психологического обеспечения полковнику внутренней службы А. Безъязычному. В своих выступлениях руководители пожелали курсантам высоких спортивных достижений, подчеркнули необходимость физической подготовки в становлении будущих сотрудников полиции. В спортивном празднике участвовали 370 курсантов 1 и 2-го курсов. Курсанты состязались в беге на 100 метров, прыжках в длину, в эстафете (4х200 метров), комплексно-силовых упражнениях, по перетягиванию каната, в соревнованиях по футболу и волейболу. По окончании спортивной программы состоялось награждение победителей и призёров соревнований.

Олег ГРЕЧИШНИКОВ

ШКОЛЬНИКИ У КИНОЛОГОВ

В Центре кинологической службы УВД по ЮВАО ГУ МВД России по г. Москве прошла экскурсия для учеников 8-х классов юго-восточного лицея.

Екатерина Симонова, майор полиции, начальник центра, отметила, что руководители окружных учебных заведений довольно часто обращаются с просьбой о проведении подобных мероприятий. Детям интересно услышать и увидеть, как несут службу четвероногие полицейские. Екатерина Константиновна отметила, что «идти по следу» собаке трудно из-за большого количества посторонних запахов, исходящих от людей и предметов. Тем не менее собаки прекрасно справляются со своей работой. Однажды служебный пёс, преследуя преступников, привёл сотрудников полиции к коллекторной трубе, откуда исходило множество неприятных запахов. Но собаке удалось уловить среди прочих нужный запах и задержать воров.

Перед походом в питомник школьников отвели в музей боевой славы подразделения. Здесь член ветеранской организации Михаил Комаров, полковник милиции в отставке, рассказал о годах военной службы и о том, как пришёл в правоохранительные органы. Всех присутствующих поразила его бодрость и энергичность.

В ЦКС ребята познакомились с Ильёй Макушевым, старшим прапорщиком полиции, младшим инспектором-кинологом группы розыскного собаководства. Подробно рассказав об истории создания кинологической службы, он проводил гостей на площадку, где прошли показательные выступления. Кинологи продемонстрировали, как собаки выполняют команды, находят и обозначают посадкой место «хранения» оружия или наркотического средства, задержание преступника. Прослушав инструкции по технике безопасности, школьники направились к собачьим вольерам. А после экскурсии ребятам даже предоставилась возможность пообщаться к некоторыми питомцами ЦКС. Сотрудники центра надеются на дальнейшее сотрудничество и снова ждут ребят в гости. Возможно, через несколько лет некоторые из них и сами будут выступать перед школьниками, но уже в качестве сотрудников правоохранительных органов.

Юля ДАЛИДОВИЧ

СТАТЬ ГОРДОСТЬЮ ПОЛИЦИИ

В Зале воинской славы на Поклонной горе состоялась церемония принятия Торжественного обещания первокурсниками московского Колледжа полиции.

На мероприятии, открытие которого было ознаменовано возложением цветов к скульптуре «Солдат победы», присутствовали представители Главного управления МВД России по г. Москве, столичного Департамента образования, бывшие начальники колледжа. С поздравительными речами выступили помощник начальника главка полковник полиции Олег Горшков, начальник УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве генерал-майор полиции Алексей Лаушкин, директор Колледжа полиции полковник милиции в отставке Юрий Дашевский, заместитель начальника Московского университета МВД России полковник полиции Евгений Проценко, ветераны служб правопорядка: участник Великой Отечественной войны генерал-лейтенант милиции в отставке Виктор Свистунов и полковник милиции в отставке Раиса Сушкова.

Олег Горшков в своём выступлении зачитал обращение начальника Главного управления генерал-майора полиции Анатолия Якунина: «Поздравляю руководство и преподавательский состав Колледжа полиции с принятием Торжественного обещания курсантами первого курса, — говорилось в адресе начальника главка. — За двадцатилетнюю историю своего существования Колледж полиции подготовил более двух тысяч специалистов для работы в подразделениях МВД России, органов государственного управления и адвокатуры. Сегодня Колледж полиции является уникальным образовательным учреждением, на самом современном уровне осуществляющим обучение азам профессии сотрудников органов внутренних дел, готовит достойную смену нынешним солдатам правопорядка. В этот знаменательный день желаю коллективу Колледжа новых успехов в воспитательном процессе, подготовке высококвалифицированных кадров для службы в рядах московской полиции».

Алексей Лаушкин отметил, что сегодня, когда органы правопорядка и государственной власти переживают время серьёзных реформ, большие надежды возложены на новое поколение. Алексей Сергеевич выразил уверенность, что сегодняшние первокурсники после учёбы в колледже придут в органы внутренних дел умными, грамотными, профессиональными и честными сотрудниками.

— Сегодня вы вступаете во взрослую жизнь, — сказала своим младшим товарищам курсант четвёртого курса Ольга Дейкина. — Вчерашние школьники, вы теперь становитесь учащимися Колледжа полиции. Несите это звание с высоко поднятой головой. Отныне колледж — ваш второй дом, любите и берегите его, как мы любили и берегли его на протяжении всех этих лет.

В ответном слове от лица первокурсников к гостям обратился Олег Максимкин:

— Сегодня для нас очень волнительный день. Мы станем курсантами. Заверяем всех вас, что готовы сделать всё необходимое, чтобы обрести навыки, которые помогут нам стать гордостью московской полиции!

Денис КРЮЧКОВ

ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ ПЕРЕЕХАЛИ В МОСКВУ

Педагогический коллектив, ученики и родители школы № 1287 с углублённым изучением английского языка совместно с 1-м оперативным полком полиции провели свои собственные Олимпийские игры. Мероприятие проводилось в рамках празднования 200-летия Бородинского сражения. Президентом оргкомитета Олимпийских игр был назначен Владимир Лысак, начальник 1-го оперативного полка, председателем — директор школы Инесса Бохонская. 

Праздник начался с торжественной линейки, во время которой капитаны четырёх команд «Спарта», «Гладиаторы», «Энергия», «Задорные» сдали рапорта о готовности к началу соревнований. Примечательно, что в Играх приняли участие не только ученики, но и их родители, а также учителя.

Виктор Хряпа, известный баскетболист, бронзовый призёр Олимпийских игр-2012 в Лондоне, а самое главное, отец одного из учеников 1 «А» класса, передал поздравительное письмо с напутственными словами и пожеланиями будущим олимпийским чемпионам.

К сожалению, сам Виктор приехать не смог, так как уехал на сборы за границу.

Перед тем как открыть Олимпийские игры, ко всем присутствующим обратился Владимир Лысак. От себя лично и от лица всех сотрудников 1-го оперативного полка он поздравил ребят со знаменательным событием, пожелал им спортивных успехов, побед во всех благих начинаниях и здоровья. Для поднятия боевого духа на площадку был приглашён сотрудник Центра специального назначения ГУ МВД России по г. Москве — младший инспектор-кинолог прапорщик полиции Владимир Табашев со своей четвероногой напарницей овчаркой Ингой. Владимир и Инга показали общий курс дрессировки — команды «сидеть», «лежать», «стоять» и «выдержка».

Во время выступления был задействован апортировочный предмет, используемый для дрессуры, — мячик. Один из учеников специально спрятал его под крылом машины, а собака должна была найти и, не трогая, обозначить место его нахождения посадкой. Ведь это поисковая собака, она обучена искать взрывчатые вещества, оружие и боеприпасы. Инга без проблем справилась с поставленной задачей. Владимир рассказал, что Инге всего два года, характер дерзкий и нагловатый, но это как раз те качества, которые пригодятся собаке для работы.

Поскольку школа находится буквально в пяти минутах ходьбы от подразделения, учеников пригласили посетить полк и посмотреть показательные выступления сотрудников на лошадях. Мастерство полицейских-наездников привело ребят в восторг. После выступления сотрудников самых смелых даже прокатили на «боевых» конях.

Ребята вернулись в школу, впереди их ждала борьба за победу. Они соревновались в волейболе, футболе, перетягивании каната, метании в цель и даже шахматах. Кстати, сотрудники полиции и сами были не прочь поучаствовать в соревнованиях. Они помогли команде родителей победить в конкурсе перетягивания каната. В перерыве между соревнованиями выступил российский певец, композитор, автор песен и руководитель музыкального подразделения школы № 1287 Евгений Осин вместе со своей группой. Несмотря на то что ребята были вымотаны состязаниями, они не смогли устоять и пустились в пляс.

В завершение всех участников ждало угощение военно-полевой кухни — гречневая каша с тушёнкой.

Ребята показали настоящую командную игру и уважение к противнику. Задачи и цели подобных мероприятий — не только укрепить здоровье обучающихся и приобщить их к физической культуре, но и наладить сотрудничество и повысить уровень доверия к сотрудникам правоохранительных органов.

 

Юля ДАЛИДОВИЧ, фото автора

НЕФОРМАЛЬНЫЙ ПОДХОД К РАБОТЕ

26 и 27 сентября в Москве прошло Всероссийское совещание-семинар с руководителями подразделений делопроизводства и режима органов внутренних дел Российской Федерации «О совершенствовании процессов делопроизводства, работы с обращениями граждан и организаций, а также защиты государственной тайны в деятельности органов внутренних дел Российской Федерации».

Первый день мероприятия проходил в Культурном центре ГУ МВД России по г. Москве. Открыл работу совещания-семинара заместитель министра внутренних дел России действительный государственный советник Российской Федерации 1-го класса Сергей Герасимов.

— У нас есть традиция проводить подобные встречи всероссийского масштаба в знаковых местах. В прошлом году совещание-семинар по вопросам делопроизводства и режима проходил в Санкт-Петербурге.

В этот раз мы собрались в столице нашей Родины, — отметил заместитель министра. — Мы уже меньше говорим о реформировании, но процесс совершенствования не прекратился. Важнейшее требование сегодняшнего дня — это личная ответственность сотрудника ОВД за свой участок работы и ответственность руководителя за коллектив. В кадровой работе мы больше ориентируемся не на то, чтобы заполнить некомплект штата, а на определение строгого соответствия каждого кандидата и действующего сотрудника всем существующим требованиям.

Прошу вас, как руководителей подразделений делопроизводства и режима, тщательно инвентаризировать работу сотрудников территориальных подразделений.  Также одной из самых важных задач, стоящих перед нами сегодня, является переход на электронный документооборот.

Пока в этом вопросе нам похвастать нечем. Необходимо разработать чёткую концепцию организации такого документооборота, подготовить правовую и техническую базу. Ещё одной важной задачей является обеспечение соблюдения режима секретности. Проверки по данному вопросу проводятся регулярно, но недостатки здесь всё ещё имеются. Все вы понимаете, что утечка или потеря внутренней, а особенно секретной документации приводит к многим негативным последствиям.

Качественная работа с обращениями граждан является нашей первостепенной задачей. Общение с людьми не должно быть формальным.

Для руководства МВД сейчас также важен вопрос защиты чести и достоинства добросовестных полицейских. Если вы убеждены, что сотрудник, на которого идут несправедливые гонения со стороны руководителя, — хороший сотрудник, то отстаивайте его.

Подразделения делопроизводства и режима, по мнению заместителя министра, выполняют пусть и обеспечивающую, но ни в коем случае не второстепенную работу. В своей речи Сергей Герасимов также отметил, что такие совещания-семинары являются отличной площадкой для рассмотрения и решения проблемных вопросов службы.

Заместитель мэра города Москвы Александр Горбенко поприветствовал участников семинара и рассказал о богатом и плодотворном опыте взаимодействия городской власти со столичной полицией.

— Скорость рассмотрения обращений граждан имеет большое значение, — заявил в своей речи заместитель мэра. — Это во многом определяет отношение людей к органам правопорядка.

Затем слово взял начальник ГУ МВД России по г. Москве генерал-майор полиции Анатолий Якунин. В своём выступлении он привёл краткую социально-экономическую характеристику современной Москвы, без знания которой трудно оценить объём и особенности правоохранительной деятельности в данном регионе.

— Служба делопроизводства и режима — одна из старейших в системе органов внутренних дел, — отметил Якунин. — Её задачи и роль давно вышли за рамки канцелярских.

Начальник столичного главка МВД поблагодарил собравшихся в зале руководителей, а через них и всех сотрудников подразделений делопроизводства и режима за профессионализм и ежедневный нелёгкий труд.

Начальник Департамента делопроизводства и работы с обращениями граждан и организаций МВД России генерал-лейтенант внутренней службы Валерий Майданов рассказал о ходе совершенствования процессов делопроизводства, работы с обращениями граждан и организаций, а также защиты государственной тайны в деятельности органов внутренних дел.

— За время, прошедшее с момента нашей прошлогодней встречи, многое изменилось. Сейчас идёт оценка проведения реформы. Многое сделано для дальнейшего развития службы. В ходе реформирования количество сотрудников в подразделениях делопроизводства и режима сокращено на 17%. Сегодня здесь трудятся 14 510 человек. Из них 4919 являются сотрудниками внутренней службы, а 9 591 — вольнонаёмные сотрудники.

Валерий Майданов также рассказал о ежегодном росте объёмов служебной документации. Огромный документооборот существенно осложняет организацию управления.

— За 2011 год через наши подразделения прошло 96 миллионов документов. Из них 6 миллионов приходится на московскую полицию. 12 миллионов из общей массы документов были секретными.

На необходимость сокращения объёмов делопроизводства не раз обращал внимание министр внутренних дел, но пока что успехов в данной области не достигнуто. Надежды возлагаются на активное внедрение в будущем электронного документооборота. 

— В лучшую сторону меняется качество соблюдения режима секретности в органах внутренних дел, но проблем здесь всё ещё хватает, — отметил Майданов. — 21 сентября в Государственной думе единогласно в первом чтении принят законопроект, в котором предлагается  дополнить УК РФ новой статьёй 283.1, предусматривающей установление уголовной ответственности за незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну, путём похищения, обмана, подкупа, шантажа, принуждения либо угрозы применения насилия. Необходимо отметить, что уголовная ответственность по проектной статье  283.1 может коснуться каждого, в отличие от действующей статьи 283 УК РФ «Разглашение государственной тайны», где предусмотрен специальный субъект преступления, то есть лицо, которому государственная тайна доверена в силу занимаемой должности, при осуществлении профессиональных обязанностей. Ответственность за незаконное получение составляющих гостайну сведений будет наступать даже в случаях, когда это не является шпионажем или госизменой. Наказанием по этой статье может стать штраф или лишение свободы до четырёх лет.

На совещании-семинаре выступил начальник Управления Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан и организаций действительный государственный советник Российской Федерации 1-го класса Михаил Михайловский. Сергей Герасимов, предваряя выступление, отметил, что данная организация располагает на сегодня самым передовым опытом работы в данной области и у неё есть чему поучиться.

— Право на обращение к государственным органам является одним из основополагающих гражданских прав. Оно обеспечивает защиту конституционных прав, свобод и законных интересов граждан. От качества общения с населением зависит эффективность принимаемых управленческих решений, — сказал Михайловский, определив работу с обращениями граждан, как приоритетную для всех государственных структур: — Более чем для 70% граждан такие показатели, как скорость и количество обработанных сообщений, являются основными показателями уровня и качества работы сотрудников органов внутренних дел.

Он также отметил, что «Административный регламент системы Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по осуществлению приёма граждан, обеспечению своевременного и в полном объёме рассмотрения устных и письменных обращений граждан, принятию по ним решений и направлению заявителям ответов в установленный законодательством Российской Федерации срок», утверждённый приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 12 декабря 2011 года N 1221, содержит в себе ошибочное определение государственной функции приёма и рассмотрения обращений граждан как государственной услуги. Это определение может внести противоречия в правоприменительной практике, так как вступает в конфликт с определениями других нормативных актов. Администрация Президента вышла с предложением о внесении соответствующих поправок в регламент. 

Обеспечение возможности обращения граждан к государственным структурам в любом месте и в любое время стало целью создания трёхуровневой электронной системы по работе с обращениями граждан, которая активно внедряется на территории России. Единая трёхуровневая система создаётся на общей технической, информационной и организационной основе. Поэтапно на федеральном, региональном и местном уровнях будет сформировано единое информационное пространство по работе с обращениями заявителей.

Михаил Михайловский также рассказал о том, по какому поводу в Администрацию Президента обращаются полицейские.
Чаще всего — это выплата «боевых» и выдача удостоверений «участника боевых действий».

В работе совещания-семинара кроме руководителей подразделений делопроизводства и режима МВД России, также приняли участие представители других государственных структур. О практике применения ограничения права на выезд из России граждан, имеющих доступ к сведениям особой важности и совершенно секретной информации, рассказал заместитель директора Департамента по гуманитарному сотрудничеству и правам человека МИД России Сергей Толкалин. О вопросах, касающихся режима секретности, говорил начальник Центра по лицензированию, сертификации и защите государственной тайны ФСБ России полковник Юрий Васюков.

В первый день проведения семинара состоялся «круглый стол», посвящённый обзору-презентации правовых актов МВД России по вопросам защиты государственной тайны, делопроизводства и работы с обращениями граждан. Состоялся обмен мнениями, прошли инициативные выступления.

На этом деловая часть дня была завершена, и после обеденного перерыва участники Всероссийского совещения-семинара отправились в центр города на обзорную экскурсию по Московскому Кремлю.

На второй день работа форума продолжилась в Центре восстановительной медицины и реабилитации ГУ МВД России по г. Москве «Берёзовая роща», где были размещены его участники.

Итогом двухдневного совещания-семинара стало принятие множества решений, затрагивающих организацию такого столь сложного и многоуровневого механизма, как делопроизводство в системе МВД России. Руководители региональных подразделений получили возможность обсудить имеющиеся проблемы, поделиться успешным опытом, внести свои предложения руководству министерства.

Организаторы постарались, чтобы мероприятие прошло не формальным образом и стало ещё одной ступенью к повышению качества и оперативности работы МВД. 

 

Сергей ЛЮТЫХ,
фото автора и Кристины АРТЕМЬЕВОЙ