petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 35 (9587) от 19 сентября 2017г.

Статьи в категории: Номер 4 (9310) 1-7 февраля 2012 года

ДОБРО НЕ ЗАБЫВАЕТСЯ

ДОБРО НЕ ЗАБЫВАЕТСЯ

С приходом осени, с её холодными ветрами и затяжными дождями, завершается дачный сезон. Садоводы­огородники запирают на семь замков двери своих домов, заколачивают на зиму окна, затыкают щели, оберегая жилище и дорогие сердцу припасы от мышей и воров. Поселки пустеют. Зябко, неуютно, сыро… С наступлением темноты лишь кое­где вспыхивают одинокие огоньки — это зимовщики, заядлые огородники, никак не могут расстаться с летом.

Вот к ним­то в поисках тепла и спасения устремляются забытые всеми коты и собаки, исправно служившие своим «заботливым» хозяевам и добросовестно развлекавшие их малолетних чад. Детей увезли в город, ну а братьям меньшим остаётся лишь ждать, пытаясь дотянуть до весны. Сумеют выжить — вновь ненадолго обретут друзей, нет — дачники заведут себе новых. И такую безрадостную картину я наблюдаю вот уже три десятка лет.

Я абсолютно не удивился, обнаружив возле своей двери неестественно раздутого и жалобно мяукающего серого кота. Был он каким­то невзрачным — маленькая голова, тонкий как у крысы хвост… Но, судя по окрасу, ушам и крутому лбу, предки его могли принадлежать либо к русской голубой, либо к английской породе.

Надо сказать, что в то время у меня жил кот Рыжик — истинный «сибиряк». Он так же приблизился к моему дому на шестой день сентября, и было ему тогда месяцев семь от роду, не больше.

Из отдельной миски я покормил незваного гостя и стал звать его — Серый. Насытившись, он боднул меня ушастой головой в знак особой признательности и удалился.

Через два­три дня Серый появился вновь, поел и уселся у двери. Вёл он себя по­свойски — ласкался, заходил со мной в подсобные помещения и всё намеревался проскочить в дом. Делал он это без хитрости — так, как будто давно здесь обосновался.

Когда мой «сибиряк» привык к неожиданному соседству, я начал пускать кота в дом. Рыжик пытался с ним играть: притаивался за валенками, нападал, перепрыгивал через него… Однако Серый играть не хотел, шипел и принимал устрашающие позы, пытаясь урезонить молодого кота. Но вот что удивительно: как­то я строгим голосом одёрнул Серого, и после этого он, быстро усвоив урок, на протяжении всей зимы терпеливо сносил домогательства моего кота. Конечно, повлияло на него не только моё предупреждение, а скорее то, что Рыжик в глазах умудрённого опытом кота был сущим ребёнком. Животные, в отличие от людей, никогда не кидаются на молодняк, не обижают его. Природные инстинкты у них развиты лучше любого разума.

Я заметил, что по субботам и воскресеньям Серый приходит поздно и почти ничего не ест: видно, по выходным на дачу приезжали его настоящие хозяева. Полагая, что у кота есть пристанище, на ночёвку я его не оставлял. Но однажды, когда на улице было почти минус сорок, я уловил едва различимое мяуканье за коном. Замечу: когда долго общаешься с животными, переживаешь за них, вырабатывается удивительное чутьё и слух! Тревожный сигнал терпящего бедствие питомца можно услышать даже сквозь ветер, музыку и невероятный шум.

Серый сидел на железном отливе окна, всем своим существом показывая, как ему плохо и холодно. Я взял его на руки и отнёс в баню, где всегда было тепло. Он настолько замёрз и устал, что даже не притронулся к пище. Свернулся клубочком и проспал целые сутки. Я решил, что он занемог, но, к счастью, всё обошлось.

Серый всё сильнее привязывался ко мне. И всё же его вид и поведение казались немного странными. С каждой неделей бока его увеличивались в размерах, словно раздуваясь изнутри. Играть он не любил, избегал встреч с молодыми котами, которые осваивали мою территорию. Вроде как болел чем­то.

Меня поражало то, что Серый точно знал моё расписание и безошибочно определял, когда я дома, а когда уезжаю. Видимо, анализировал мой график своим кошачьим умом. Вот и рассуждай после этого о рефлексах…

Зима миновала, сад снова требовал забот. Серый всегда находил меня на участке, где бы я ни трудился. Обычно он устраивался где­нибудь в сторонке и наблюдал за мной грустными глазами. О том, где его хозяева, я особенно не задумывался.

Как­то утром, в начале апреля, кот прибежал ко мне, потёрся о ногу и, отказавшись от угощения, исчез. К вечеру, когда уже стемнело, я выглянул на улицу и напротив нашей двери обнаружил застывшего в неестественной позе Серго. Он распластался на животе, вытянув передние и задние лапы и уткнувшись головой в холодный каменный пол. На голос не реагировал, тело его обмякло, к носу присох кусочек глины — видимо, где­то по дороге Серый ткнулся мордочкой в землю. Я осторожно переложил его на уже зеленеющую травку. Он попытался отползти, но не смог. Я понёс кота в подсобное помещение и вдруг обратил внимание на его глаза — они были полны ужаса… Такое выражение глаз я видел у умирающего человека, когда работал в уголовном розыске. Мне стало не по себе. Ночью я несколько раз подходил к Серому, укрывал его ветошью, смачивал «губы» и нос водой (так делают при отравлении до оказания ветеринарной помощи). Утром я всё же разыскал его владельцев. С визитом они не торопились, а когда наконец, пришли, то долго удивлялись, как у меня очутился их кот. Хозяева забрали Серого и отвезли в лечебницу. Там выяснилось, что спасти кота уже нельзя — внутри сплошная опухоль.

Мне его было очень жаль. Казалось бы, что особенного — чужой кот, вон их сколько бегает. Увы, когда животное вручает тебе жизнь, лижет твои руки, привыкаешь и ты к нему. Каждый раз, приезжая с работы, я невольно ожидал его появления, чего­то не хватало.

Не выходило из головы, почему Серый, накормленный хозяевами, ушёл от них и упал не возле дома или на ступеньках, а дополз до площадки и свалился напротив двери, где первый раз мы с ним и встретились. Наверно, он хотел со мною проститься, ведь животные чувствуют приближение смерти, а добро, сделанное человеком, ими не забывается.

Генерал­лейтенант милиции

Александр ГУРОВ,

иллюстрация Виктории КИРЬЯНОВОЙ,

члена Московского союза

художников, педагога Школы

акварели Сергея АНДРИЯКИ

ВЕРИТЬ В СЕБЯ И ОКРУЖАЮЩИХ

ВЕРИТЬ В СЕБЯ И ОКРУЖАЮЩИХ

Гуров Александр Иванович
генерал-лейтенант милиции, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, член союза писателей России

Когда в конце прошлого года мы совершенно случайно встретились с Александром Ивановичем Гуровым, то я даже не думал, что у нас будет в скором времени активное творческое сотрудничество. Познакомились мы 20 лет назад благодаря нашей газете, в которой Александр Иванович, будучи ещё младшим  лейтенантом, работал внештатным корреспондентом, и конечно же, при встрече все разговоры были о газете. Я слушал его и видел в глазах  огоньки радости тех воспоминаний. Мне пришла мысль предложить ему продолжить работу в качестве спецкора. Он неожиданно согласился, договорились встретиться в спокойной обстановке и обсудить всё поподробнее.

И вот несколько дней назад в морозный солнечный день я подъехал к загородному дому, в котором Александр Иванович постоянно проживает около 15 лет. Меня встретила огромная овчарка, всем своим устрашающим видом говорящая о том, что всех незваных чужаков она порвёт на части. Остановившись около калитки, я не подал вида, что испугался собаки. И вдруг пёс неожиданно стал предлагать поиграть с ним, принёс мячик и показывал, что надо его бросить в снег, а он принесёт обратно. Когда на крыльцо вышел Александр Иванович, внимание собаки полностью переключилось на него. Со стороны было видно, как они любят друг друга. Рекс (так звали овчарку) положил лапы на плечи хозяина и пока не облизал его лицо в сторону не отошёл.

Александр Иванович предложил мне пройтись по садово-парковой зоне  и стал рассказывать, как он сам создавал ландшафтный дизайн, сажал различные растения и особенно гордится своими яблонями. У него около 40 сортов различных яблонь, которые он сам прививал. Проходя мимо горной сосны, маньчжурского ореха, ракиты, винограда, можжевельников и туй, он говорил о специфике ухода за этими растениями. Всего у него более 80 видов различных насаждений. Участок в целом небольшой, однако есть и маленький прудик, в котором когда-то плавали караси, но всех съела выдра,  и деревянная беседка, и красиво сооружённый колодец — все гармонично вписалось в ландшафтное оформление сада. Подойдя к кормушке для птиц, Александр Иванович увидел, что она пустая, и тут же пошёл за кормом. Насыпая семечки, пояснил, что специально на зиму покупает мешок семечек и подкармливает птиц. Кормушки висят в разных местах, и поэтому можно видеть множество различных пташек.

После экскурсии по саду мы огтправились в дом. В прихожей я услышал мяукание и увидел большого кота Кузю, который подошёл к Александру Ивановичу и стал тереться о его ноги. Взяв на руки кота, Александр Иванович рассказал, как любит животных и как всю жизнь наблюдает за их поведением, что кроме Бианки и Пришвина никто ничего приличного о животных не написал,  что в настоящее время он готовит к выпуску книгу о домашних животных и может вести рубрику в газете «Петровка,38» со своими рассказами. А чтобы я проникся этой идеей, он прочитал несколько из них, после чего было безоговорочно принято решение, что такой руб-
рике быть.

Естественно, у меня было множество вопросов к Александру Ивановичу, которые я ему задал.

— Александр Иванович, что для вас значит газета «На боевом посту», нынешняя «Петровка,38»?

— Я ещё не работал в милиции, когда услышал про газету. Хотел её купить и прочитать, однако мне сказали, что она не продаётся и на неё можно подписаться только сотрудникам органов внутренних дел. С тех пор как я пошёл на службу, с 1967 года, я стал регулярно выписывать газету. Мне она была интересна: в ней писали о тех сотрудниках, кто совершил героический поступок, велась рубрика о том, как правильно носить форму, можно ли носить рубашки с коротким рукавом, почему в жаркое время все обязаны ходить в сапогах. Всегда можно было прочитать ответы на интересующие нас вопросы. Наконец, для меня было очень важно писать в газету. Возникали вопросы, почему мои материалы сокращались, и главный редактор Борис Иванович Соколов давал мне подробные разъяснения. Я писал в газету и рассказы, и научные статьи, которые все у меня до сих пор сохранились. Мне нравилось писать в газету «На боевом посту», потому что мои материалы выходили в свет, к примеру, отдаёшь статью в «Вечерку», а там её не публикуют. Позднее стал писать в журнал «Советская милиция», но там редко публиковали мои материалы, объясняли тем, что я затрагивал темы, которые должны освещать генералы, а не младший лейтенант. Поэтому газета в прямом смысле этого слова учила меня жизни, я её читал от корки до корки, и она мне помогла стать писателем.

— Александр Иванович, когда вы были мальчишкой, думали ли, что станете генералом и будете бороться с преступностью?

— Нет, на счёт генерала не думал. А вот когда работал в 115-м отделении милиции сыщиком, у нас был заместитель начальника по розыску Глотов, и я видел, как он скрывает преступления. Я не понимал, зачем он это делает и почему. Я себе дал слово, что если стану заместителем начальника отделения милиции по розыску, то никогда не буду этого делать.

— Ну и как, удалось это осуществить?

— В какой-то степени да. Однако когда перешёл на работу в райотдел, то и здесь увидел сокрытие преступлений. А когда попал в МВД СССР и на первом собрании генерал Карпец говорил о сокрытии, то подумал, что и здесь об этом знают.

— Александр Иванович, а как вы пришли работать в милицию?

— Я всю жизнь хотел работать в милиции. Ещё когда учился в интернате, у меня была кличка Чекист. Расследовал (жил в интернате) пропажу у кого сала, у кого денег. До сих пор при встречах друзья вспоминают: «А помнишь, ты кусок сала нашёл?» Я всегда выступал за справедливость. И вот тогда я, начитавшись Шейнина, Конан-Дойла, ушёл в армию и на третьем году службы послал письмо в посёлок Староюрьево Тамбовской области с просьбой взять меня работать сыщиком. Мне ответили, что надо получить юридическое образование, надо учиться. Я обиделся на них и решил пойти работать в КГБ, подумал, разницы большой нет — там бандитов ловят, а здесь шпионов. Пришёл на Лубянку. Направили меня в кадры. Выходит сотрудник и говорит, что может предложить мне работу — стоять на воротах, охранять вход. Я возмутился, у меня даже вырвалось: «Что, как собака, стоять и охранять? Я ведь пришёл ловить шпионов!». Ну не обидно ли? Я развернулся и ушёл. В итоге на воротах никогда не стоял, но «как собака» охранял заключённых, оформившись на службу в конвойный полк, где проработал 3 года командиром отделения в звании сержанта милиции. И мне это очень много дало. Поскольку я человек любознательный, то у заключённых выспрашивал всё о татуировках, жаргоне, за что сидят. Часто разговаривал с судьями, адвокатами, прокурорами. И в дальнейшем, когда работал в уголовном розыске, мне это очень пригодилось.

— Ну а как же уголовный розыск?

— Меня не покидала мысль о работе в розыске. Пришёл я в 115-е отделение милиции Гагаринского района Москвы, и меня больше часа начальник испытывал, рассказывал о различных сложностях, а потом сказал, чтобы я посоветовался с женой. Я ответил, что советоваться мне незачем, если не берёте, так не берёте. Развернулся и пошёл на выход. А он меня остановил и говорит, что теперь видит, что я пришёл не случайно, и готов взять на работу. Так я попал в розыск, мне присвоили звание младшего лейтенанта.

— Александр Иванович, для работы в розыске необходимы знания, образование?

— А я, ещё когда работал в конвойном полку, в 1968 году поступил на учёбу в МГУ на вечерний факультет и через 6 лет получил юридическое образование. Затем закончил заочную аспирантуру и защитил диссертацию на тему карманных краж, но через карманные кражи я должен был показать существование профессиональной преступности, которую в то время отрицали. Я изучил работу карманных воров, добавил к ним карточных шулеров и сказал — вот они как массовое явление, как профессиональные преступники. Докторскую диссертацию я защитил по теме «Криминальный профессионализм как род особой деятельности», и она была уже посвящена профессиональной организованной преступности.

— Как вы могли всё совмещать, работать с утра до ночи и писать научные труды?

— Да сам не знаю. Уезжал в командировки и там по ночам писал свои труды. Я очень хорошо знал практику и всегда глубоко вникал в рассматриваемое дело, много видел различных несоответствий. Мне это все помогало. А ещё я 10 лет проработал в НИИ МВД СССР старшим научным сотрудником, где было больше свободы, где я был сам себе представлен.

— Александр Иванович, когда и на какой должности вы получили звание генерала?

— Министр Бакатин в то время сказал: для того чтобы Гуров перестал писать всякие статьи, его надо направить в МВД и поставить во главе Управления по борьбе с организованной преступностью. Я проработал начальником управления почти два с половиной года и за это время сделал из управления — главк. Именно тогда мне было присвоено звание генерал-майора милиции.

— В 1991 году вы неожиданно для многих переходите из МВД на службу в КГБ. Почему?

— Сложный был период, сложная политическая ситуация. В тот момент мне позвонил Бакатин, в то время возглавлявший КГБ, и предложил работать в их ведомстве, в Главном управлении по борьбе с организованной преступностью первым заместителем начальника — начальником первого бюро по борьбе с коррупцией. Я согласился и перешёл туда. Через некоторое время меня перевели в Центр общественных связей, а затем более двух лет я руководил Институтом проблем безопасности КГБ, где провёл глубокие реформы.

— За время службы были ли угрозы вашей жизни?

— В 1993 году по делу алмазов, которое было возбуждено в Смоленске, меня хотели ликвидировать. Ко мне приехал начальник службы собственной безопасности и передал информацию, что имеется записанный телефонный разговор между предпринимателем и продажным подполковником действующего резерва, где говорится, что меня хотят убрать за то, что я не закрываю это уголовное дело, хотя я его не вёл. В то время я вёл другое дело — по красной ртути. Мне предложили защиту, пистолет, бронежилет, но я сказал, что либо разберусь с ними их же методами, либо чекисты должны поехать к ним, дать им прослушать телефонную запись, сказать, что Гуров здесь ни при чём и строго предупредить о недопустимости выполнения запланированного покушения. Кстати, чекисты именно так и сделали, поехали и провели профилактическую работу. А я несколько недель ходил с приклеенными усами, менял маршрут возвращения домой.

Был ещё один момент, когда хотели вырезать мою семью. Информацию об этом донёс агент, мы перепроверили её, она была связана с получением взятки. Никаких взяток мы не брали и вообще не арестовывали участников того дела. Сделан был вывод, что меня хотели больше напугать, чтобы я стал немного помягче. Но в целом ситуация неприятная: мы тогда не были защищены, не было оружия, не было съёмных квартир. После этого случая я вооружил весь личный состав управления, приобрели снайперские винтовки, лучшие бронежилеты, заказали на Тульском оружейном заводе изготовить нам скрытные, раскладывающиеся автоматы под видом радиостанций, и они нам их сделали.

— Кстати, насчёт взяток. За время службы были случаи, когда вам предлагали деньги за что-либо?

— Да, были. Первый раз мне грузины через серьёзные структуры предлагали 250 000 рублей (тогда это были большие деньги), чтобы я не противился назначению одного грузинского офицера на должность заместителя начальника Управления по борьбе с организованной преступностью по Грузии. Естественно, я отказался брать эти деньги и об этом доложил рапортом.

И второй раз также я доложил Бакатину. Одна чеченская группировка решила дать мне некий «салат», как бы оказать помощь новому начальнику управления. «Салат» — это большая пачка денег с разными купюрами. Пришёл агент и предложил взять деньги от этой группировки. Я ему сказал, чтобы он передал: если ещё раз предложат, то будем арестовывать и сажать.

— Александр Иванович, из вашей богатой депутатской деятельности, что больше всего запомнилось, чем гордитесь и за что стыдно?

— Мы спасли доброе имя московской милиции, его начальника и других милицейских руководителей.  После массовых беспорядков на Манежной площади мы вызвали в Думу начальника ГУВД Москвы Пронина, многих дополнительных свидетелей происшедшего, установили истину и разбушевавшимся депутатам, которые кричали и обвиняли милицию, объяснили, что если бы не милиция, а там погиб сотрудник, то было бы гораздо хуже. У меня до сих пор осталось ощущение, что это всё было специально организовано, и не молодёжью. Какие-то силы за этим стояли. Ведь всё было подготовлено: и биты, и зажигательная смесь. Просто так, стихийно, это не бывает. В то время нужно было принимать закон «Об экстремизме», в нем было много дыр, его долго не принимали. Но как только произошли эти массовые беспорядки на Манежной площади, закон был мгновенно принят.

Мы провели колоссальнейшее расследование убийства 23 загорских омоновцев. В расследовании участвовали такие профессионалы, как А. Баскаев,
А. Куликов. И мы показали, что сопровождение колонн в Чечне было отвратительно организовано, они не прикрывались с воздуха, не было разведки. После этого многое в МВД поменялось.

Очень запомнилось дело «Три кита», когда мы фактически спасли двух полковников таможни, которых прокуратура незаконно хотела привлечь к ответственности.

Стыдно за то, что мы порой нажимали на кнопки за принятие неправильных законов. Например, Закон «О земле». Я знал, что он не пойдёт, я выступал, говорил, что нужен определенный механизм. Скажем, Закон «О дачной амнистии», я два раза выступал и говорил, что хотя бы надо дать разъяснения по механизму его исполнения. Но нажал-то я кнопку как и все. А закон не пошёл. Мы, извините, на уши поставили всю страну. Кто деньги получил? За размежевание собственных 8 соток мы должны платить большие деньги, стоять в жутких очередях. Я целый год сам ходил оформлять документы и снимал депутатский значок, потому что в очередях все говорили, что какая «с-а» придумала этот закон. И я был с ними полностью согласен. И только потом, когда люди намучились, деньги свои отдали, власти решили внести какие-то изменения. И в итоге только 15% людей воспользовались этим законом. И у меня до сих пор сохранилось мерзкое ощущение, что этот закон нужен был одному-двум людям, чтобы приписать себе ту или иную землю. А для народа он обернулся страшными муками. За этот закон мне стыдно, так как я нажал кнопку за него.

Приняли Закон «О частной собственности на землю», и что? Вот прошло уже лет семь, десятки миллионов гектар не пашутся, появились земли невостребованные, которые нельзя засеять, нельзя продать, нельзя сдать в аренду, потому что хозяин был, а теперь — нет. Я неоднократно писал письма, что надо что-то делать с этим. Мне за этот закон стыдно. Стыдно за то, что кучка олигархов и чиновников  получила подмосковную землю, цена на которую подскочила с 400 долларов за сотку до 20 000. Да, они довольны. А довольны ли крестьяне, которые до сих пор эту землю не имеют. А довольны ли крестьяне Тамбовской, Рязанской, Ярославской областей, где 7 гектаров у них покупали за 10—15 тысяч рублей. Их обманывали. Хорошо, что не разрешили частную собственность на землю иностранцам. И возникает вопрос: зачем мы такой закон принимали?

Стыдно также за Закон «О лесном хозяйстве». Ведь многие понимали, что кончится это печально, что нельзя ликвидировать охрану. Но все бездумно нажали на кнопки и в итоге «сгорели». А ведь сгорели не просто леса, сгорели федеральные заповедники, которые не были обеспечены пожарной охраной, там были одни егери. Тушили только собственность областей, за которую несёт ответственность губернатор, МЧС, пожарные. А когда федералы просили тушить их территорию, то слышали в ответ, что за них никто не отвечает. И в итоге леса уничтожались, уникальные звери гибли. Вот к чему приводили бездумно принятые законы.

— Ваше отношение к Закону «О полиции»?

— Судить мы будем об этом через 15—20 лет. Закон «О милиции», который мы принимали 20 лет назад, был хорошим, но его никто не выполнял в полном объёме, ни министерство, ни сотрудники.

Я не думаю, что новый закон даст быструю возможность прыгнуть слишком далеко вперёд. Дело ведь не в законе, а в людях. Надо не забывать поговорку римских юристов: «Закон управляет людьми, а разум законом». Настоящий закон очень громоздкий. И если полиция сработает плохо, то нам этот закон припомнят. Со временем что-то отработается, что-то отшлифуется, но пока явных улучшений я не вижу (но это уже другая история).

— Я слышал, что вы увлекаетесь рыбалкой, охотой?

На рыбалку я вырывался, даже на зимнюю, но редко. Работа не позволяла. Но воспоминания от рыбалки яркие. Например, несколько раз был на открытии зимней рыбалки на Волге в Ивановской области, обычно на Масленицу, где силовики различных областей соревновались в рыбной ловле и меня однажды наградили за самую маленькую рыбу. На охоту хожу, но в крупных животных стрелять не могу. Причину этого, думаю, вы найдёте, прочитав один из моих рассказов о животных. Ну а на уток и зайцев охочусь.

— Когда с добычей возвращаетесь после рыбалки и охоты, кто готовит еду?

— Я жене не доверяю, сам готовить люблю. Хорошо делаю шашлык, плов, котлеты, щи, настоящий украинский борщ. А начал я готовить, потому что за пару часов у плиты, голова отдыхает от всех мыслей, связанных с розыском, с бандитами.

— Александр Иванович, сколько лет вы женаты?

— С женой мы живём уже 41 год, и она у меня молодец — ни разу не упрекнула меня, что денег мало зарабатываю, а работаю много. Воспитали сына, у нас двое внуков.

— Вы верующий человек?

— Я крещёный, верю в дух, верю в то, что какой-то разум существует, вера у меня в душе. Я считаю, что вера — это мощный нравственный, созданный историей духовный пласт и он может играть позитивную роль.

— Вы много пишете, много читаете. Ваш любимый писатель и поэт?

— Чехов, а вот поэзией я не особенно увлекался. Но все же если поэт, то Пушкин.

— Ваше жизненное кредо?

— Надо верить в себя и в окружающих. За добро надо платить добром.

— Спасибо за интересное интервью и за согласие сотрудничать с нашей газетой. Я умышленно не стал задавать вам вопрос про убийство льва Кинга, из-за чего вы стали знаменитым на весь Советский Союз, так как, думаю, вы опубликуете в газете свои воспоминания об этой детективной истории.

Мы договорились с Александром Ивановичем на право эксклюзивной публизации рассказов из его книги (на стр. 13 читайте первый из его рассказов).


Александр ОБОЙДИХИН,

фото автора и из архива А. ГУРОВА

В ЭПОХУ ПЕРЕМЕН

— Я выросла в папиной милицейской фуражке, — так начала свой рассказ о мотивации при выборе профессии лейтенант юстиции Наталья Мурга. — С детства у меня было трепетное отношение к форменной одежде отца. Я надевала на голову фуражку или шапку, обвешивалась ремнями и чувствовала себя необыкновенно сильной, ловкой, бесстрашной. Мечтала: когда вырасту, тоже стану милиционером.

Её отец, капитан милиции Сергей Павлович Мурга 25 лет прослужил в подразделении охраны дипломатических представительств. К своей работе всегда относился очень ответственно, милицейскую службу считал призванием. Он сумел воспитать у дочери уважительное отношение к своей профессии, привить интерес, тем самым, повлияв на её выбор. За два года до окончания школы Наталья поступила на подготовительные курсы при Московском университете МВД России. Когда подошло время, без проволочек собрала все документы, прошла ВВК, затем успешно сдала вступительные экзамены в этот университет.

— Сначала было трудно. Первый курс — это экзамен не только на усвоение знаний, но и на физическую выносливость. Наверное,  многие бывшие курсанты помнят «Милицейскую милю». Это своеобразная легкоатлетическая эстафета, активная подготовка к которой начинается буквально с первых дней учёбы, а проводится она в День посвящения в курсанты. Вообще в нашем вузе большое внимание уделяется физической и строевой подготовке. Вначале нагрузки кажутся «неподъёмными», но постепенно привыкаешь, втягиваешься, и ничего, глядишь, все удаётся. Со временем понимаешь, что такие занятия  необходимы: они дисциплинируют, закаляют физически, укрепляют силу воли. А всё вместе это способствует поддержанию соответствующего внешнего вида и соблюдению профессиональной этики. Кроме того, в университете я занималась хореографией (классические бальные танцы и современные), что в сочетании с силовыми физическими нагрузками способствовало более гармоничному развитию, — делится впечатлениями о некоторых особенностях курсантской жизни моя собеседница.

Но главным достоинством своего вуза она считает то, что там работает очень сильный профессорско­преподавательский состав, многие его представители имеют учёные степени и звания. Любимыми дисциплинами  Натальи были предварительное следствие и психология. Вообще училась она с удовольствием. К этому располагали не только тяга к знаниям, профессионализм преподавателей, но и наличие современных учебных аудиторий, актовых, лекционных, читальных залов, компьютерных классов, лабораторий, а также возможность сочетать профессиональное обучение с  исследовательской деятельностью. 

— А ещё очень важным «аргументом» в деле постижения нашими курсантами знаний и приобщения к культурно­спортивной жизни университета был педагогический талант Андрея Евгеньевича Платонова, требовательного и строгого, мудрого и доброго начальника курса, — добавляет Наталья.

К концу обучения Наталья Мурга была награждена знаком МВД «Отличник милиции». Кроме того, ей вручили диплом за активное участие в культурной жизни университета. За достижения в учёбе она была удостоена чести сфотографироваться у знамени Московского университета МВД России — такие фото размещаются на специальном стенде вуза.

Выпускникам­2011 факультета подготовки следователей, к числу которых относится и Наталья Мурга, за короткий период довелось дважды пройти переаттестацию. Ведь изначально им было присвоено специальное звание «лейтенант милиции», после переаттестации они стали лейтенантами полиции. Затем, как полагается, прошли аттестацию, в результате которой им было присвоено специальное звание «лейтенант юстиции».

Итак, после успешного окончания университета Наталья по распределению была принята на должность следователя следственного отделения ОМВД России по Академическому району. Она вспоминает, что руководитель подразделения капитан юстиции Александр Владимирович Оплетаев встретил её доброжелательно, познакомил с коллективом, рассказал о текущем положении дел, поставил задачи, которые предстоит решать.

— Мои новые коллеги тоже приняли меня очень приветливо. На первых порах не просто подбадривали, а старались оказать практическую помощь. Капитан юстиции Алексей Леонидович Яшкин и старший лейтенант юстиции Андрей Валентинович Волков, по сути, стали моими наставниками. Несмотря на то что в вузе я неплохо усвоила теоретические знания, наработка практических навыков проходила бы сложнее без поддержки опытных следователей. Мои старшие коллеги рассказывали о нюансах в работе с подозреваемыми, обвиняемыми, задержанными, в проведении следственных действий: очной ставки, опознания подозреваемых, проверки показаний на месте преступления. У наставников я училась практике ведения допроса, особенно порядку и логике этого действия. В общем, я благодарна небольшому дружному коллективу нашего отделения за поддержку и ощущение надёжной опоры, которое обрела здесь, — говорит лейтенант юстиции Мурга.

На вопрос, что было труднее всего постичь или преодолеть в период профессионального становления, Наталья ответила, что период этот ещё продолжается, но на перовом его этапе ей нелегко было преодолеть чувство сопереживания и  острой жалости к потерпевшим.

— В основном, у меня в производстве дела по кражам, разбоям, грабежам. Я чуть не до слёз жалела бабушек, у которых телефонные мошенники выманили последние деньги. Или ветерана, лишившегося своих наград после визита «социальных работников», — рассказывает Наталья. — Со временем, конечно, научилась сдерживать эмоции и, сосредоточившись на фактах и обстоятельствах дела, стараюсь чётко и грамотно выполнять свою работу. Коллеги говорят, что такой подход — это показатель профессионального роста.

По словам моей собеседницы, несмотря на активнейшую профилактическую работу сотрудников ОВД с населением по предупреждению  разного рода мошенничества, этот вид преступлений остаётся весьма распространённым. Сердобольные доверчивые старики по­прежнему отдают деньги посредникам, которые «помогут» решить проблемы внука или сына, якобы устроившего ДТП, покупают на десятки тысяч рублей БАДы, различные медицинские приборы и устройства, чудодейственное «нано­бельё», впускают в квартиры «социальных работников». Особенно активизируются мошенники в предпраздничные дни, когда пожилые люди легче верят в то, что к празднику для них предусмотрены подарки и скидки от различных общественных организаций, социальных, медицинских и фармацевтических учреждений. Основной вклад следователей в профилактику подобных (и иных) преступлений, по мнению Натальи, заключается в том, чтобы профессионально провести расследование, сформировать объективную доказательную базу и передать уголовное дело в суд. В итоге — изолировать преступника от общества, тем самым прервать цепь потенциально возможных злодеяний.

 — Правда, зачастую люди относятся к работе правоохранительных органов без должного понимания, в том числе и потерпевшие. Например, человек напишет заявление о причинении ущерба в результате преступных действий злоумышленника, но в назначенный срок этого заявителя не дозовёшься в отдел для проведения следственных действий. А случается, он вообще отказывается от своего заявления — в устной форме, в том числе и по телефону. Человек просто не хочет понять: если к нам поступило заявление, значит, заведено дело, и мы обязаны  довести его до конца. Так что иногда даже потерпевших приходится убеждать в необходимости взаимодействовать со следствием. А что уж тогда говорить о свидетелях или понятых? — делится переживаниями молодой следователь и добавляет: — Наверное, нужно активнее разъяснять основы правовых знаний людям, укреплять их доверие к правоохранительным органам, налаживать эффективное взаимодействие.

Интересно услышать мнение лейтенанта юстиции о том, как это сделать. На мой вопрос Наталья ответила просто и лаконично:

— Доверие завоёвывается поступками и делами. На их основе формируется общественное мнение. Это долгий и трудный процесс. Но — необходимый…

Общаясь с умной и рассудительной, энергичной и жизнерадостной Натальей Сергеевной, молодым следователем, приступившим к службе в эпоху перемен, захотелось узнать, что служит источником её оптимизма.

— Их несколько, — с готовностью ответила она. — Я люблю свою работу. У меня замечательные друзья, отличные родители. Папа гордится мной, как продолжательницей профессиональной династии. Он следит за ходом реформирования системы МВД. Иногда, «экзаменует» меня на знание современной законодательной базы. Бывает, консультируется по вопросам, интересующим его самого или его знакомых. Стараюсь быть полезной, это приносит радость. Моя мама всегда и во всём поддерживает меня. Она умеет утешить, зарядить энергией, заставить собрать волю в кулак. Всё это мне очень помогло на первом курсе, когда я, казалось, обессилела от физподготовки. Когда­то она научила меня вышивать на пяльцах, вязать спицами и крючком. Сейчас, если устаю после работы, я использую это увлечение в качестве релаксации.

В общем, для оптимистичного восприятия жизни очень важна поддержка друзей, семьи.

А главный источник моего профессионального оптимизма — это уверенность в том, что наша правоохранительная система обязательно станет более совершенной и эффективной, а общество поддержит и оценит эти позитивные изменения.

Валентина КОЛЕСНИКОВА, фото Галины МИХАЙЛОВОЙ

САМЫЙ ДОРОГОЙ ПОДАРОК

Сотрудники Центра специального назначения московской полиции приняли участие в благотворительной акции и сдали кровь для пострадавших во время взрыва газа 9 января в итальянском ресторане «Il Pittore».

Необычная очередь выстроилась рано утром 25 января перед регистратурой клинической лаборатории Научно-исследовательского института скорой помощи имени Н.В. Склифосовского. Сорок сотрудников отряда мобильного особого назначения ЦСН ГУ МВД России по г. Москве прибыли сдавать кровь для тех, кому она сейчас жизненно необходима. Обычные доноры, прибывшие на пункт переливания крови, сначала даже удивлялись такому скоплению людей в форме спецназа московской полиции. Однако, узнав о целях визита сотрудников Центра специального назначения, искренне их одобряли.

Анзор Хубутия – директор НИИ СП им. Н.В. Склифосовского, профессор, член-корреспондент РАМН – лично поприветствовал прибывших сотрудников ЦСН и поблагодарил их за проявленное участие к человеческому горю. Анзор Шалвович рассказал, что столичные полицейские, в частности сотрудники Центра специального назначения, не остаются в стороне, если происходит какая-то трагедия.

— Последние два года наша дружба с органами внутренних дел крепнет. Мы даже никуда не обращаемся – руководство того или иного подразделения само принимает решения. Когда что-то происходит и начинаются массовые поступления больных, приезжают вот такие крепкие парни-полицейские и сдают кровь. Тем самым они спасают людей, спасают жизни не одному десятку наших сограждан. Часто средства массовой информации показывают полицейских в отрицательном свете, но поверьте мне, эти люди в форме каждый день спасают граждан на своей службе. А потом, в своё свободное время, приходят на станцию переливания крови и спасают людей ещё и здесь. Честь и хвала не только руководству, но и тем ребятам, которые приехали сюда сегодня. Прийти и сдать кровь – это гражданский долг каждого человека. Если в стране случается беда, то мы должны все сплотиться и постараться преодолеть её вместе. В данный момент реальная помощь — это, конечно, сдача крови. То, что может сделать каждый человек.

Участие в подобных акциях дёйствительно всегда добровольное. Сегодня каждый боец и офицер пришёл сдавать кровь по зову сердца, выполняя свой гражданский долг, отметил помощник начальника ЦСН ГУ МВД России по г. Москве по работе с личным составом подполковник полиции Александр Иванов, который присутствовал в НИИ от руководства Центра.

— Бойцы подразделения уже не первый раз выступают в качестве доноров. За последние три  года тысяча двести сотрудников ОМОН ЦСН ГУ МВД России по г. Москве сдали кровь, принимая участие в благотворительных акциях, — добавил Александр Иванов.

Иногда случается так, что не хватает каких-то миллилитров крови для спасения ещё одной человеческой жизни…

Восемнадцать литров крови, которые сегодня сдали сотрудники Центра специального назначения, в зависимости от  её групповой принадлежности будут использованы для реабилитации пострадавших во время взрыва в ресторане. Однако часть останется и в банке крови, и она поможет спасти ещё не одну жизнь.

Жанна ОЖИМИНА

ПОДВЕДЕНЫ ИТОГИ, ПОСТАВЛЕНЫ ЗАДАЧИ

2011 год:• количество преступлений снизилось на 6,6%;• раскрыто на 40% больше преступлений прошлых лет;• число преступлений, связанных с хищением имуще-ства граждан из автомашин, снизилось на 16%.

В столице состоялось расширенное заседание коллегии ГУ МВД России по г. Москве под председательством начальника столичного полицейского главка генерал-лейтенанта полиции Владимира Колокольцева. Данное ежегодное мероприятие привлекло к себе дополнительный интерес в связи с тем, что на нём подводились итоги ставшего особым для столичной полиции 2011 года.

Среди участников этого мероприятия были первый заместитель министра внутренних дел Российской Федерации генерал-лейтенант полиции Александр Горовой; мэр Москвы Сергей Собянин; заместитель Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Центральном Федеральном округе Николай Овсиенко; председатель Московского городского суда Ольга Егорова; прокурор города Москвы государственный советник юстиции 2 класса Сергей Куденеев; руководитель Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве генерал-майор юстиции Вадим Яковенко; заместитель начальника Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по городу Москве и Московской области генерал-майор Евгений Тяжкун; заместитель начальника Главного управления Министерства по чрезвычайным ситуациям России по г. Москве генерал-майор внутренней службы Сергей Аникеев; помощник председателя Счётной палаты Российской Федерации, действующий государственный советник 3 класса Вячеслав Воронцов.

Снижение преступности

На коллегии отмечалось, что преступность в Москве продолжает снижаться. Так, в прошлом году было зафиксировано 173 тыс. преступлений, это на 6,6% меньше, чем годом ранее. Число зарегистрированных тяжких и особо тяжких преступлений уменьшилось на 10,4%, сохраняется устойчивая тенденция сокращения убийств, случаев причинения тяжкого вреда здоровью со смертельным исходом, разбоев, грабежей и квартирных краж.

В связи с этим начальник ГУ МВД России по г. Москве генерал-лейтенант полиции Владимир Колокольцев поблагодарил личный состав за добросовестную службу.

Московская полиция отказалась от погони за валовыми показателями и сконцентрировала усилия на раскрытии преступлений, независимо от срока их давности. В результате за год раскрыто 2,4 тысячи преступлений прошлых лет (на 40% больше, чем в 2010 году), в том числе на одну треть — тяжких и особо тяжких составов. Особое внимание полицейские уделяли борьбе с преступлениями, вызвавшими большой общественный резонанс.

В результате проведённых оперативных мероприятий было раскрыто 21 из 40 нападений на перевозчиков денежных средств, задержано 49 человек. На 16% (с 552 до 452) сократилось число преступлений, связанных с хищением имущества граждан из автомашин, так называемая «барсеточная» преступность. За совершение таких преступлений задержано 29 устойчивых преступных групп, в которые входили 90 человек.

Кадровые вопросы

Несмотря на значительное сокращение штатов, существующее количество вакантных должностей как в целом по гарнизону, так и в ряде ведущих служб полиции потенциально оказывает негативное влияние на результативность решения задач по противодействию преступности и обеспечению безопасности граждан.

При этом в результате реформы появилась реальная возможность отбора кадров. Начальники окружных УВД, структурных подразделений полиции, руководители кадровых аппаратов уже в первом полугодии должны обеспечить отбор кандидатов, их подготовку и назначение. Руководители понесут личную ответственность за эту работу.

После проведения переаттестации руководство главка ещё более жёстко соблюдает принцип персональной ответственности вышестоящего начальника за проступки подчинённых. В результате ряд руководителей самого разного уровня уволены, перемещены на нижестоящие должности или понесли дисциплинарную ответственность. Это наглядное подтверждение реализации задачи по наведению порядка внутри системы, укреплению дисциплины и законности. Такая практика будет продолжена и в будущем.

Ужесточение спроса и повышение ответственности руководителей даёт определённые позитивные результаты. Так, на треть уменьшилось число нарушений законности сотрудниками московской полиции, на четверть снизилось количество привлечённых к дисциплинарной ответственности сотрудников и на 29% — руководителей.

Успешное решение задачи по наведению порядка внутри системы, укреплению дисциплины и законности является залогом эффективности проводимой реформы и повышения уровня доверия граждан к органам внутренних дел.

Преступность иногородних и иностранных граждан

Одним из факторов, негативно влияющих на оперативную обстановку в городе, по-прежнему остаётся преступность со стороны иногородних и иностранных граждан — 48,5% от общего числа раскрытых преступлений.

Между тем зафиксировано стойкое снижение этого вида преступлений. Так, в прошедшем году количество преступлений, совершённых иногородними, сократилось почти на 20% (всего 23 тысячи), иностранными гражданами и лицами без гражданства — на 25%. Число преступных посягательств в их отношении снизилось на 27%.

За этими цифрами стоит совместная с Управлением ФМС работа по стабилизации ситуации: в 2011 году в городе было проведено более 28,4 тысячи профилактических мероприятий. В результате было выявлено более 15,6 тысячи правонарушений в сфере миграции, к административной ответственности привлечено более 50 тысяч человек, около 3 тысяч — депортировано.

В 2012 году активная работа по наведению порядка в миграционной сфере совместно с органами ФМС будет продолжена.

Незаконный игорный бизнес, преступность в сфере ЖКХ, присвоение бюджетных средств

Полицейские за год пресекли работу 72 игровых залов и 87 лотерейных клубов. Изъято около 7,6 ты-
сячи единиц оборудования, в том числе свыше 440 специализированных игровых столов, более
7 тысяч единиц модифицированного электронного оборудования.

В прошедшем году больше внимания стало уделяться работе по пресечению преступлений в жилищно-коммунальном хозяйстве столицы. Выявлено 83 преступления, связанных с нарушениями законности при создании и функционировании ТСЖ и управляющих компаний.

Кроме того, продолжались мероприятия по сопровождению приоритетных национальных проектов «Доступное и комфортное жильё гражданам России», «Образование» и «Здоровье». В результате пресечено 10 преступлений, связанных с присвоением должностными лицами государственных учреждений и коммерческих предприятий стоимостью свыше 90 миллионов рублей, выделенных из бюджета на реализацию нацпроектов.

Использование новейших технических средств

Современные технические средства позволили повысить раскрываемость преступлений по горячим следам. Этот фактор стал серьёзным подспорьем в условиях оптимизации штатной численности. Так, например, с помощью системы обеспечения безопасности города (СОБГ) было раскрыто 11 убийств, более 1,6 тысячи краж, в том числе 111 квартирных, 281 — грабеж, 90 — разбойные нападения и 101— преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков.

Кроме того, продолжается внедрение Системы управления мобильными нарядами. Благодаря её возможностям по горячим следам раскрыто в 3 раза больше преступлений, чем в 2010 году (1,3 тысячи).

В настоящее время активно осуществляется дооснащение патрульного автотранспорта бортовым оборудованием ГЛОНАСС. Число таких машин по сравнению с прошлым годом возросло в 2,5 раза (более 4 тысяч).

Использование новейших технических средств должно оказать положительное влияние на уровень преступности в общественных местах и на улицах города.

Пресс-служба ГУ МВД России

по г. Москве