petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 17 (9569) от 16 мая 2017г.

Статьи в категории: Номер 40 (51) 8 ноября 2007 года

Работа — помочь найти

«Если где-то человек попал в беду...» К счастью, сегодня даже ребенок сможет безошибочно закончить эту фразу с установленных практически во всех людных местах города агитационных плакатов. Однако что делать, если еще не известно, попал ли человек в беду. Я говорю о тех случаях, когда сухой казенный текст объявления в рубрике «Внимание, розыск!» начинается со слов: «Ушел из дома и не вернулся…» Как узнать судьбу пропавшего и его местонахождение? Куда следует обращаться встревоженным долгим отсутствием близкого человека родственникам? На эти и другие вопросы в беседе с нашим корреспондентом отвечает начальник 5-й ОРЧ при ОУР КМ УВД по СВАО майор милиции Виктория ХЛЫСТИКОВА. Обратились мы к ней не случайно, ведь задачи этого подразделения — розыск без вести пропавших и утративших связь с родственниками людей. 

 

—Виктория Николаевна, расскажите, пожалуйста, что следует делать при исчезновении члена семьи?

— Для начала позвонить в Бюро регистрации несчастных случаев, куда поступает информация обо всех обнаруженных неопознанных трупах и доставленных в больницу людях, чья личность не была установлена. Телефон бюро 688-22-52 работает круглосуточно. Если там вам ответили, что информацией о данном человеке не располагают, тогда необходимо прийти в милицию и написать заявление. В каждом территориальном отделе из числа сотрудников криминальной милиции созданы оперативно-разыскные группы, состоящие, как правило, из двух человек. Эти люди и займутся вашим делом.

— Да, но перед тем, как обратиться в милицию, нужно ждать трое суток, пребывая в неизвестности, которая страшнее даже самой плохой вести.

— Кто вам об этом сказал? Если вдруг вам отказали в приеме заявления, попросив прийти на третий день, знайте — это грубейшее нарушение сотрудниками своих должностных обязанностей. Тревогу надо бить сразу же после исчезновения, а не ждать, теряя драгоценное время. Хотя я могу объяснить причины такого поведения моих коллег. По существующему положению лечебные заведения города и станции трупоперевозок должны направлять информацию обо всех поступивших к ним пострадавших или трупах в бюро каждые три часа, от областных абонентов эти данные должны приходить туда раз в сутки. На самом же деле медики не всегда делают это вовремя. Зная о подобных задержках, нерадивые оперативники не хотят брать на себя работу раньше времени. Но вы стойте на своем и требуйте приема заявления. Вернется человек или отыщется в больнице — прекрасно, заберете заявление назад. Кстати, читателям нелишне будет знать и телефоны «скорой помощи», по которым можно получить информацию о поступивших к ним гражданах, личность которых известна:

445-02-13, 445-01-02.

— А по каким законным основаниям человеку могут отказать в приеме заявления?

— По регламентирующим нашу деятельность приказам заявление о том, что человек пропал без вести, может подать только близкий родственник. Естественно,  соседям мы не отказываем в помощи и проводим оперативные мероприятия по розыску пропавшего, но разыскное дело заводим только в том случае, если заявление приносят близкие родственники.

— Есть ли шансы у родственников, что без вести пропавший отыщется, а самое главное — живым.

— В большинстве случаев нам удается найти человека. И далеко не всегда оправданы мысли, что раз человек не вернулся домой, значит, угодил под машину или стал жертвой бандитов. Нередки случаи, когда пожилой человек не в больницу попал, а просто забыл дорогу домой. Кстати, чтобы этого избежать, советую всем имеющим пожилых близких, пришивать им на одежду бирку с именем и домашним адресом. Тогда при доставлении старика в милицию дежурный не будет гадать, кто он и откуда. Еще одна категория «потеряшек» — это люди, поступившие в лечебные заведения Московской области как известные, то есть с документами. Из Подмосковья предоставление в Бюро информации по этим людям не предусмотрено. Получается, человек жив, может,  только не вполне здоров, но родственникам об этом ничего не известно. У меня был случай, когда пропала жительница нашего округа, страдающая психическим расстройством. Мы ее полгода искали, а оказалось, все это время она в психоневрологической больнице города Мытищи находилась. Женщина по каким-то делам отправилась в Подмосковье, там у нее случилось обострение, и ее поместили в стационар. Паспорт при себе у пациентки имелся, поэтому врачи свято хранили врачебную тайну, до тех пор пока наша ориентировка до них не дошла. Есть и другие ситуации. Человек попал в аварию, сам цел, но факт ДТП требует официального составления протокола. Многим водителям известно, что где-нибудь в глубинке ожидание инспектора ДПС может запросто затянуться на несколько часов. А потом можно просидеть еще столько же в группе разбора. А сколько уйдет времени на поиск эвакуатора для буксировки поврежденной собственности в гараж или ближайший автосервис? Все это время водитель пребывает в шоковом состоянии и просто не помнит о том, что его ждут и очень волнуются дома.

— Наверняка розыск без вести пропавших и утративших связь с родственниками людей — не единственное направление вашей работы?

— Да, это так. Еще мы занимаемся установлением личности неопознанных трупов, а также розыском неплательщиков алиментов и преступников, скрывшихся от органов следствия, дознания и суда.

— А каких разыскных дел в работе у сыщиков больше всего, наверное, заведенных на без вести пропавших?

— Отнюдь. Дела на лиц, скрывающихся от правосудия, составляют примерно такое же количество.

— Интересно было бы узнать, как ищут преступников.

— Большинство разыскных дел заведено на людей, скрывшихся от следственных органов, и называть их преступниками нельзя. До тех пор пока суд не признал их виновность, они только подозреваемые. Однако методы розыска подозреваемых и уже осужденных лиц ничем не отличаются. Обо всех рассказать не могу, служебная тайна, но некоторые этапы оперативно-разыскных мероприятий поведаю. Начинаем розыск с проверки на предмет получения данным гражданином нового паспорта. Запрашиваем загсы, не обращался ли он к ним по поводу перемены имени или фамилии. Далее посылаем запросы транспортникам с просьбой дать информацию о приобретении разыскиваемым лицом билетов на железнодорожный, водный или воздушный транспорт. С разрешения суда осуществляем детализацию его сотовых звонков со всех зарегистрированных на его имя SIM-карт.

Если эти шаги результатов не дали, проверяем его связь с преступным миром. Хотя это задание в большей степени осуществляем не мы, а наши коллеги из Центра оперативно-разыскной информации.

— Уже осужденные люди, находящиеся в розыске, — это бежавшие из зоны преступники?

— Как ни странно, нет.  Подавляющее большинство людей этой категории — условно-осужденные, а попали они в розыск ввиду того, что не являются в районное отделение Управления исполнения наказания на регулярную отметку. Как правило, все они типичные представители граждан, ведущих антиобщественный образ жизни: пьяницы, наркоманы, бомжи, которые не поняли, что отделались на суде легким испугом, а получение условного приговора они посчитали за полное прощение. Но это не так, за нарушение обязательной явки к сотруднику УИН их снова будут судить, и на этот раз наказание им вынесут не условное, а в виде лишения свободы с указанием срока пребывания на тюремных нарах.

— С какими трудностями чаще всего сталкиваются ваши сотрудники при выполнении поставленных задач?

— Казалось бы, люди, обратившиеся к нам за помощью, заинтересованы, чтобы им помогли в розыске, но сами для этого содействия не оказывают. К примеру, нам необходимо знать помимо роста, цвета глаз и так далее особые приметы разыскиваемого: родинки, шрамы, татуировки. Спрашиваешь об этом родственников, те в ответ — не знаю, не помню. Даже на вопрос: в чем был одет последний раз, затрудняются ответить. Для подачи ориентировки в розыск необходима фотография разыскиваемого лица. Мелочь, но даже в этом от родственников мы нередко слышим отказ. Нет у меня фото, и все тут. Или вообще заявляют, что снимок не дадут, мол, это тоже наша работа доставать для разыскного дела фотокарточки. Вот и приходится сотрудникам, вместо того чтобы оперативной работой заниматься, ездить по паспортным столам и искать его фото. Существенно упростилась бы у нас работа, если бы была единая база с регионами по известным лицам, скончавшимся естественной смертью. Пока ее нет, приходится во все загсы страны запросы слать, не регистрировали ли они смерть такого-то гражданина. А на это опять-таки уходит время.

Отдельная тема для разговора — неплательщики алиментов. Даже не хочется говорить о том, как усложняется их поиск ввиду того, что он ведется по месту проживания истца. Вот сейчас у меня на столе лежит такое дело. Отец ребенка живет в Санкт-Петербурге, мать — в Москве. Женщина подала заявление по месту своего проживания. Начать искать данного гражданина мы должны сначала в столице. Но я о другом, о работе служебных приставов, которые подают в розыск людей, не платящих причитающиеся матери ребенка деньги. Очень обидно получается, когда сотрудник потратил силы на поиск, нашел-таки, а человек ему предъявляет оплаченные квитанции. Почему служба судебных приставов не отслеживает факт поступления денег, который автоматически является разрешением конфликта между бывшими супругами, мне не понятно.

— Все чаще в прессе и на телевидении проскальзывают сообщения о том, что скоро станет массово использоваться самый надежный способ идентификации личности — анализ ДНК. Получается, как только это произойдет, не станет неопознанных трупов?

— Мне кажется, говорить об этом еще слишком рано, так как анализ стоит немалых денег, которых у государства нет. Хотя уже сегодня население может оказать милиции существенную помощь в этом вопросе. Как это ни страшно говорить, но, увы, от несчастья не застрахован никто. Те граждане, которые это понимают и боятся, что с ними может случиться вне дома беда при полном отсутствии документов, приходят в территориальные отделы на добровольную дактилоскопию. В этом случае отпечатки пальцев будут содержаться в базе данных, по которым милиция всегда сможет установить личность человека и сообщить о случившемся родственникам. Я, пользуясь случаем, хочу через газету призвать граждан посетить ближайший ОВД и сдать отпечатки пальцев. Тех же, кто боится, что его дактокарты станут проверять на предмет участия в преступлениях, уверяю, что этого делать не станут, так как это незаконно. Они попадут только в компьютерную программу для опознания трупов.

— Распространенный критерий оценки работы сотрудника милиции — это количество раскрытых преступлений, то есть пресловутая палочная система. По какому принципу вы подводите итог работы своих подчиненных?

— Я целиком и полностью разделяю мнение начальника главка, что важен не показатель, а результат. Следовательно, если оценкой работы моих сотрудников станет количество найденных людей, то в результате неизбежно начнутся приписки, которые ни к чему хорошему не приведут. А вот отсутствие жалоб и получение благодарных слов от граждан в адрес личного состава для меня являются хорошим итогом работы.

— Спасибо вам за интересную беседу. Редакция газеты желает вам всего наилучшего, и чтобы людей, нуждающихся в вашей помощи, было как можно меньше.

Беседовал Вячеслав АНДРЕЕВ,

фото Андрея ТЕРЕХОВА

На каком основании?

 

В каких случаях сотрудники ППС могут потребовать у прохожего документы? Должны ли граждане пускать в свою квартиру милиционера, если они его не вызывали? Чем может закончиться отказ стражу правопорядка проследовать вместе с ним в дежурную часть? На эти и другие наиболее часто встречающиеся в нашей редакционной почте вопросы отвечает заместитель начальника УВД по СВАО — начальник МОБ полковник милиции Виктор ФИЛАТОВ.

Ежедневно вижу, как возле станции метро милиционеры осуществляют проверку паспортов. «Тормозят» всех подряд, без разбору: кавказцев, русских, мужчин, женщин. Им что, нечем заняться или свою власть народу демонстрируют? А ведь в это время в «тихих» переулках, быть может, кого-то грабят!

Начнем с того, что патрульный при обращении к гражданину обязан сообщить причину и цель обращения, а проверить документы он может только в том случае, если имеются основания подозревать гражданина в совершении преступления или административного правонарушения. Каждый день на территории Москвы совершаются десятки преступлений, когда злоумышленникам удается благополучно скрыться. Среди скрывшихся есть и кавказцы, и славяне, да и совершают противоправные деяния не только представители сильного пола. Вот вам ответ на первый вопрос. Кстати, в результате таких проверок регулярно задерживаются лица, находящиеся в розыске. И замечу, далеко не все из задержанных передвигались по городу на такси или личном автомобиле.

Что касается целесообразности пребывания у станции метрополитена наряда милиции. Вход в подземку, как и прилегающая к ней территория — зона массового скопления людей, поэтому является наиболее подходящим местом для совершения любого уличного преступления. Наличие экипажа возле станции метро — это хороший сдерживающий фактор для потенциального карманника, хулигана, мошенника. Зная о том, что в толпе возможно любое ЧП, помимо милиционеров в часы пик мы направляем сюда на дежурство и наших добровольных помощников — народных дружинников. Дополнительные глаза и уши в этих местах — мера далеко не лишняя.

Шел по улице, ничего не нарушал. Подъехала милицейская машина, из которой вышли два сотрудника и потребовали проехать вместе с ними в отделение. Спрашиваю их, на каком основании я должен это делать, если похож на разыскиваемого преступника, тогда покажите фоторобот, в противном случае у вас нет оснований для задержания, и я с вами никуда не поеду. Те ответили, что фоторобота у них нет, а за то, что я хочу отказаться следовать с ними добровольно пригрозили доставить в отделение в наручниках, а потом посадить «за отказ» на пятнадцать суток. Правомерны ли их действия?

Из вопроса не ясно, чем закончилось дело в дежурной части. Если вас действительно доставили в ОВД за внешнее сходство с разыскиваемым преступником, то на улице истинную причину доставления милиционер вам никогда бы не сказал из соображений личной и общественной безопасности. Тем более вам не стали бы показывать фотопортрет преступника или ориентировку на него. Вдруг наряд не ошибся и вы тот, кого ищут. Нередки случаи, когда преступники, поняв, что их свобода под угрозой, предпринимали попытки отстоять ее с оружием в руках. Единственное, что стражи порядка должны были сделать в такой ситуации, — это придумать более или менее правдоподобный предлог для доставления, чтобы человек думал: забирают в ОВД за мелочевку, за которую его оштрафуют и отпустят. Если все так и было, то есть вас привезли в дежурную часть и поняли, что вы не тот человек, тогда да, обязаны принести извинения с указанием причины доставления, и показать портрет того, с кем вас перепутали, чтобы вы сами увидели сходство и постарались простить милиционеров за допущенную ошибку. Если же в дежурной части выяснилось, что привезли вас сюда в виду совершения вами какого-либо правонарушения, то в этом случае милиционеры были явно неправы. Причины задержания правонарушителю они должны сообщать на месте.

При совершении гражданином правонарушения сотрудник милиции обязан доставить его в дежурную часть для составления административного протокола. Если правонарушитель отказывается добровольно следовать и всячески препятствует его доставлению в отдел, одно правонарушение автоматически влечет второе — невыполнение законного распоряжения сотрудника милиции. Это очень серьезный проступок, за который можно получить в народном суде 15 суток административного ареста.

За распитие пива на улице меня забрали в отделение, где пришлось провести три часа на одной скамейке с бомжами в ожидании пока дежурный составит протокол. Неужели нельзя выдавать заступающим на службу милиционерам штрафные квитанции, чтобы  они не таскали граждан по кутузкам, а штрафовали их сразу на месте? Насколько мне известно, у сотрудников ГАИ такие квитанции для нарушителей правил дорожного движения существуют.

Квитанции, о которых вы говорите, действительно некоторое время назад выдавались инспекторам ДПС, и они вручали их за мелкие нарушения правил дорожного движения водителям в обмен на денежный штраф. Однако сегодня законодатель это право Госавтоинспекции упразднил, и в настоящее время оплатить штраф на месте невозможно ни им, ни сотрудникам ППС. Поэтому единственное, что я могу посоветовать, это не нарушать, тогда не придется досадовать на нерационально потерянное время.

В подъезде алкоголики устроили дебош. Позвонила в отделение и сообщила о случившемся. Милиция ехала к нам без малого час! К этому времени драчунов уже и след простыл. Ответьте, пожалуйста, существует ли какой-то лимит времени прибытия сотрудников по вызову.

Это время, к сожалению, никаким нормативным актом не регламентировано. Однако дежурный обязан передать сигнал о помощи ближайшему свободному к проблемному адресу экипажу.

Указанное вами время прибытия наряда кроме как халатностью назвать нельзя. Чтобы такого в будущем не повторилось, советую впредь звонить в службу «02». Объясню, почему. На все сигналы, поступившие в службу «02»,  автоматически заводится так называемая «карточка происшествия». До тех пор пока местный дежурный не отчитается диспетчеру о проделанной работе, карточка не закроется и не уйдет в архив, а будет находиться в компьютере как невыполненное задание. В этом документе фиксируется время принятия оператором сообщения и время передачи сообщения в местную дежурку. Соответственно долго не закрытая карточка — сигнал дежурному по городу о несвоевременном реагировании на происшествие и повод для служебной проверки. Установить, на каком этапе произошла задержка: дежурный ли офицер по ОВД не передал вовремя патрульной группе информацию или же экипаж ехал на адрес не торопясь — будет весьма несложно.

Когда я подошел к милицейскому автомобилю, указал сотрудникам на пристающих к прохожим прямо через дорогу попрошаек и попросил принять меры, мне ответили: «Это не наша территория». Что же мне, по всему району бегать в поисках тех сотрудников, чья это территория?

Конечно, нет. В описанной вами ситуации милиционеры были явно не правы. Они обязаны обеспечивать охрану общественного порядка как на своих маршрутах патрулирования, так и на прилегающей территории и принимать незамедлительные меры по пресечению административного правонарушения и по задержанию лиц, нарушивших закон. В следующий раз, когда вы столкнетесь с подобным обстоятельством, сразу же сообщите об этом в службу «02», назвав улицу, где это произошло.

Живу напротив вещевого рынка и практически каждое утро вижу в окно, как сотрудники ППС приезжают сюда на заработки. Паркуют «уазик», берут в руки жезлы и начинают останавливать машины с торгашами-гражданами СНГ.

Жаль, что вы не сообщили адрес рынка. Поэтому у меня к вам даже не совет, а просьба: в следующий раз, когда увидите этих сотрудников, сообщите об этом на телефон доверия УВД по СВАО: 616-06-03. Если в действиях сотрудников милиции усматривается состав преступления, необходимо звонить в Управление собственной безопасности ГУВД по телефону: 255-96-57, который также работает в круглосуточном режиме. 

Призываю всех читателей при обнаружении незаконных действий со стороны сотрудников милиции звонить по вышеуказанным телефонам. На основании ваших сообщений мы сможем быстрее навести порядок в наших рядах и уволить из органов сотрудников, порочащих честь мундира.

Вечером в дверь моей квартиры позвонили. Спрашиваю: «Кто там?» Мне отвечают: «Милиция, открывайте!»  А я милицию не вызывал, поэтому дверь им не открыл. Теперь думаю, правильно ли я поступил?

Нет, не правильно. Сотрудники милиции не пришли бы к вам просто так, даже если вы их не вызывали. Может, на вас пожаловались соседи, и это пришел участковый установить объективность жалобы. Может, в вашем подъезде совершено преступление, и оперативники ищут очевидцев. В то же время хочу предостеречь граждан открывать дверь по первому зову. Сначала необходимо удостовериться, что звонят настоящие милиционеры, а не бандиты. Сделать это очень просто. Попросите сотрудников через глазок предъявить свои документы и позвоните дежурному в отделение, уточнив, санкционирован их визит или нет. Телефон дежурной части ОВД желательно знать заранее, а не спрашивать его у пришедших.

 Вячеслав АНДРЕЕВ,

фото Андрея ТЕРЕХОВА

Прежде всего — взаимная вежливость!

 

НАША СПРАВКА:

 

ЩЕГЛОВ Владимир Александрович, 1955 года рождения. Инспектор 3-й роты ДПС УВД по СВАО. В органы внутренних дел пришел служить сразу после армии в 1976 году. Сначала устроился в милицейское подразделение по охране Телевизионного технического центра «Останкино», отработал там восемь лет. Затем служил в Госавтоинспекции. Закончил Московский автодорожный институт. Патрулировать дороги Северо-Восточного округа начинал в сержантских погонах, сейчас носит уже майорские. Двадцать с лишним лет прослужил в одном подразделении на должности автоинспектора. Женат, имеет двоих детей.

Говорят, что его грамотную работу на дороге заметил кто-то из руководства столичного ГИБДД, когда проезжал под Крестовским мостом. Инспектор ДПС так четко и оперативно разруливал возникшую из-за аварии автомобильную пробку, что не обратить на него внимание было просто невозможно. В ДПС УВД по СВАО позвонили из главка и попросили поблагодарить этого постового за хорошую работу. Когда стали выяснять, кто же попался на глаза руководству, оказалось, что это один из старейших автоинспекторов Северо-Восточного округа столицы майор милиции Владимир Александрович ЩЕГЛОВ. 

 

Добрая слава о современном «Дяде Степе», который постоянно несет вахту в районе проспекта Мира, уже давно идет по всему северо-востоку столицы. Звонки от благодарных автолюбителей его руководство уже не удивляют. Своим ростом майор Щеглов сказочного постового мало напоминает, но вот реальных добрых дел на дороге за ним числится никак не меньше, чем у персонажа стихотворения Михалкова. К своему небольшому росту, как и ко всему в жизни, Владимир Александрович относится с юмором, говорит, зато я юркий и везде успеваю. Наш корреспондент убедился в этом, отправившись с инспектором ДПС на очередное дежурство. Майор Щеглов умудрялся и на вопросы корреспондента отвечать, и за порядком на дороге следить.

— Владимир Александрович, неужели за столько лет не хотелось сменить место службы?

— Конечно, нет! Это самая интересная работа, всегда с людьми. Времени скучать нет, вокруг постоянно происходит что-то новое. Мне много раз предлагали перейти с дорожного дежурства на более вышестоящие должности, но я чувствую себя полезным именно здесь. Люблю работать на воздухе и общаться с большим количеством людей. Для себя я твердо решил, что до конца службы буду находиться именно здесь, а не засиживаться в кабинете. Мне с народом проще, спасибо ему за общение и понимание. Если кто-то где-то сказал обо мне добрые слова, значит, не напрасен наш труд. Ведь автоинспектору приходится постоянно быть на виду и обеспечивать порядок на дорогах. Если ты это делаешь правильно, люди обязательно будут благодарны.

— Что можно сказать о современных водителях?

— Лично мне почти всегда попадаются хорошие, воспитанные люди. Здесь еще многое зависит от самого автоинспектора. Водитель всегда чувствует, если перед ним грамотный профессиональный сотрудник, его даже издалека видно. Сотрудник ДПС должен четко подавать все сигналы, уметь вовремя грамотно перераспределить в нужном направлении потоки. Водитель все это видит, понимает и уже старается ничего не нарушать. В этом вопросе важна, прежде всего, взаимовежливость. Причем, и в отношениях между участниками движения, и в отношениях каждого из водителей с автоинспектором.

Всему этому нас учили еще в автошколе, но современная жизнь вносит свои коррективы. Попадаются и хамы на дорогах, таких, конечно, нужно наказывать по всей строгости закона. Ведь если человек превышает скорость, он рискует не только своей, но и жизнью окружающих. Мы это объясняем водителю, выписываем протокол. Злиться на это может только неумный человек. Но что сделаешь, ведь культура вождения у некоторых людей оставляет желать лучшего. Иногда «гонщики» умудряются поворачивать через три ряда движения, подрезая на дороге всех и вся. В этом случае долг автоинспектора — разъяснить человеку, что он и сам рискует, и помехи другим водителям создает. Приходится выписать протокол и наказать его по закону. Может, на это человек и обидится, но все остальные участники движения только поблагодарят за то, что приструнили наглеца. Основная наша задача — служить народу, быть верным представителем интересов всех законопослушных автомобилистов. Когда отдаешь себя целиком и полностью этой службе, народ это видит, понимает и ценит.

— А бывали в вашей работе случаи, когда кто-то из автолюбителей останавливался и благодарил за службу?

— Обязательно. Я же говорю, народ у нас в большинстве своем очень культурный. Благодарят, прежде всего, за какую-то конкретную помощь. Например, при поломке автомобиля. Был такой случай — девушка выехала на Крестовский мост и машина у нее сломалась прямо посреди напряженного движения. Стоит, бедная, и никак не может завести свой автомобиль. Подхожу я к ней, чтобы узнать в чем проблема. Вижу, у нее чуть ли не истерика — автомобиль сломался внезапно, а у нее назначена важная встреча на работе. Я ей говорю: «Сейчас все организуем…» Помог ей скатить автомобиль с горки, остановить его у обочины. Посоветовал попробовать завести еще раз. И тут — как волшебство какое-то! — машина с первого раза спокойно завелась. Счастливая автолюбительница глазам своим сначала не поверила, но пришла в себя — поблагодарила и поспешила на встречу. Вот что значит вовремя приободрить водителя и помочь хотя бы словом. Эта женщина, кстати, тем же вечером снова остановилась возле меня, уже на обратном пути. Рассказала, что везде успела, и снова сердечно поблагодарила. После такого общения работать на дорогах — одно удовольствие. Вот что значит вовремя заметить нештатную ситуацию и прийти на помощь. Таких случаев у каждого грамотного инспектора очень много, потому что это наша обязанность, наш долг. Нас на это постоянно ориентирует и наше руководство.

Или вот еще ситуация, когда водителю помогло мое служебное положение. Однажды на проспекте Мира, возле Северянинского моста, я заметил стоящий у обочины автомобиль. Оказалось, что сломалась совершенно новенькая иномарка и  перегородила целый ряд движения. Водитель стоит и не знает что делать. Машина дорогая, бросить ее он не может, к тому же пробка за ним уже образовалась внушительная. Я вижу, человеку помогать надо. По рации связываюсь с нашим дежурным и вызываю эвакуатор. Пока он к нам пробирался, приходилось обеспечивать безопасность сломанной машины в плотном потоке, объезжавших ее транспортных средств. Я встал и заранее перестраивал все автомобили. Все закончилось благополучно — иномарку погрузили на эвакуатор, сопроводили ее на площадку в стороне от основного движения. Помогли вызвать туда мастера и починить автомобиль. Таким образом, и движение восстановили, и человеку помогли. Он тоже был очень благодарен. Говорит, вот если бы так всегда было, то ситуация на дорогах изменилась бы к лучшему и про гаишников были другие отзывы.

— С благодарными водителями все понятно, но ведь попадаются и те, кого приходится наказывать?

— У меня бывали случаи, когда по доброте душевной я отпускал водителя-нарушителя. Могу сказать, что происходит это регулярно, может быть, чаще, чем у других инспекторов. Я руководствуюсь очень простым принципом: главное — добиться от водителя понимания и раскаяния. Наказание — не самоцель, нужно, чтобы он осознал свою ошибку. Тогда он больше не будет поступать подобным образом. Главная задача — чтобы все ездили по правилам, а добиваться этого можно и штрафами, и простым разговором по душам, человеческой беседой. Ведь иногда бывает, что нарушает, например, начинающий водитель или пожилой человек, которые теряются в большом городе. Тяжеловато им сейчас ездить в огромном потоке. Вокруг много мощных транспортных средств, и он даже перестроиться не может вовремя, вот и приходится ему нарушать. Это надо тоже принимать в расчет. Вроде и нужно наказать, но посмотришь на него — раскаяние написано на лице. Думаешь, что здесь лучше подсказать как и где правильно проехать. Простого предупреждения на первый раз бывает достаточно.

А вообще, хочу сказать, любой водитель должен быть внимательным в нашем огромном городе. Руководствоваться знаками — их не просто так устанавливают. Нужно беспрекословно соблюдать правила при выезде на дороги с односторонним движением, при проезде через нерегулируемые перекрестки, на участках, где установлены знаки, запрещающие остановку, следить за разметкой. Кроме того, в любой сложной ситуации все водители должны обращаться за помощью к нам. Мы — те же блюстители порядка, милиционеры на дорогах. У нас  есть связь с дежурным, информация об обстановке на дорогах. Получив поддержку, водитель остается довольным, а ты чувствуешь себя на нужном месте. Просто всегда необходимо легко идти на общение, и люди будут тебе благодарны.

Константин ДОДОНОВ

90 лет российской милиции

90 ЛЕТ РОССИЙСКОЙ МИЛИЦИИ


В этом году российская милиция отмечает 90-летний юбилей и в 45 раз свой профессиональный праздник. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 сентября 1962 года гласил: «Президиум Верховного Совета СССР постановляет: установить праздник «День советской милиции». «День советской милиции» праздновать ежегодно 10 ноября».


Рожденная революцией

Постановление правительства «О рабочей милиции» было издано 28 октября 1917 г. (10 ноября), на третий день после победы Великой Октябрьской революции, по поручению Совета Народных Комиссаров НКВД.

«1. Все Советы рабочих и солдатских депутатов учреждают рабочую милицию.

2. Рабочая милиция находится всецело и исключительно в ведении Совета рабочих и солдатских депутатов.

3. Военные и гражданские власти обязаны содействовать вооружению рабочей милиции и снабжению ее техническими силами вплоть до снабжения ее казенным оружием.

4. Настоящий закон вводится в действие по телеграфу.

Петроград, 28 октября 1917 г.»

Однако милиция в России появилась несколько раньше, в марте 1917 года. Тогда Временное правительство упразднило Департамент полиции и объявило о создании народной полиции, вскоре переименованной в милицию. 

В революционные дни события развивались следующим образом. Утром 25 октября 1917 года московским большевикам стало известно о вооруженном восстании в Петрограде. В этот же день был создан Московский Военно-революционный комитет, который развернул энергичную работу по подготовке вооруженного восстания в Москве. В дни вооруженного восстания  члены этого комитета  уделяли особое внимание работе городской милиции. Их главными задачами было  овладеть  милицейским аппаратом и не допустить его выступления на стороне контрреволюции, а также  активно использовать милицию для поддержания революционного порядка в городе.

Прошедший с  25 октября по 4 ноября 1917 года  Всероссийский съезд Советов образовал первое Советское правительство — Совет Народных Комиссаров во главе с В.И. Лениным. Первым наркомом внутренних дел стал А.И. Рыков, член ЦК РСДРП(б). В числе тринадцати наркоматов, вошедших в состав Совнаркома, был и Народный комиссариат по внутренним делам. На НКВД были возложены исключительно важные и обширные функции: практическое руководство строительством Советов на местах, организация охраны общественного порядка в стране и т.д.

В ноябре 1917 года народным комиссаром внутренних дел, по предложению В.И. Ленина, был назначен Г.И. Петровский. Приказом Военно-революционного комитета комиссаром по гражданской части был назначен М.И. Рогов.  Ему было поручено формирование органов охраны революционного порядка. С согласия исполкома Моссовета был избран Совет московской милиции во главе с гражданским комиссаром города. Данный совет издавал приказы и распоряжения, руководил деятельностью комиссаров милиции Москвы. Важным этапом в создании аппарата московской милиции было принятие 29 января 1918 года Президиумом Московского Совета «Положения о народной милиции г. Москвы». Положением предусматривалось, что возглавлять милицейское дело Москвы будут два лица: комиссар по гражданской части и комиссар по наружной охране Москвы.

В сложных условиях Гражданской войны и интервенции серьезное внимание было обращено на совершенствование деятельности уголовного розыска как части единого милицейского аппарата. Его задачей являлась охрана революционного порядка путем негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом. Для общего руководства службами уголовного розыска при Главном управлении советской рабоче-крестьянской милиции на правах отделения было создано Центральное управление уголовного розыска. Во главе Московского Управления уголовного розыска в апреле 1919 года был поставлен матрос-большевик А.М. Трепалов. Опытный чекист, один из ближайших соратников Ф.Э. Дзержинского, он взял курс на мобилизацию всего аппарата уголовного розыска на борьбу с бандитизмом.

В соответствии с решением СНК РСФСР после подготовительной работы НКВД 12 октября 1918 года утвердил инструкцию «Об организации Советской Рабоче-Крестьянской милиции», которая устанавливала в системе государственных органов РСФСР специальный штатный орган охраны общественного порядка — рабоче-крестьянскую милицию.

Рабоче-крестьянская милиция являлась исполнительным органом центральной власти на местах. Органы милиции находились в непосредственном ведении местных Советов и подчинялись руководству комиссариата внутренних дел. Такое построение аппарата советской милиции вело к установлению тесной, неразрывной связи органов милиции с местными Советами, что позволяло широким массам трудящихся участвовать в работе милиции и контролировать ее деятельность.

Во главе всей системы органов милиции находилось Главное управление советской рабоче-крестьянской милиции (Главмилиция) НКВД РСФСР. (Первоначально, с августа по октябрь 1918 года, оно существовало как Управление милиции в составе местного отдела НКВД, а 7 октября 1918 года было переименовано в Главное управление милиции (ГУМ) НКВД РСФСР.) Низовым звеном аппарата милиции являлся участок во главе с участковым начальником, в ведении которого находились старшие милиционеры и милиционеры.

 

Довоенное время

«Чтобы быть хорошим милиционером, надо непрестанно работать над обогащением своего ума знаниями, которые дадут тебе возможность честно стоять на страже революционной законности и сознательно проводить в жизнь все мероприятия Советской власти», — писал Ф.Э. Дзержинский.

В те трудные годы становления Советской власти московская милиция встала заслоном на пути грабителей, спекулянтов и других уголовных элементов, нередко вооруженных лучше, чем стражи порядка. Сухие, короткие строки приказов того времени отражают повседневный героизм и мужество первых московских милиционеров.

«Выражается благодарность милиционеру 1-го Сущевского комиссариата Андрееву за истинное  понимание долга служить и проявленное мужество при задержании 3-х вооруженных неизвестных».

«Совет милиции выражает благодарность  милиционеру 1-го Сущевского комиссариата Ареньеву за его беззаветную храбрость и находчивость при задержании грабителей. Несмотря на то, что грабителей было четверо и хорошо вооруженных, выпустивших в Ареньева до 30 штук пуль, он все время преследовал, стрелял в них, пока не был ранен и не задержал двоих из них».

В ожесточенной схватке с озверевшими уголовниками московская милиция теряла своих лучших сотрудников. В марте 1918 года при задержании крупной банды погиб первый организатор и руководитель Замоскворецкой милиции большевик Н.Н. Прямиков. А 4 апреля 1918 года сотрудники

1-го Пятницкого комиссариата Егор Швырков и Семен Пекалов погибли, вступив в неравную борьбу с бандитами. На их похороны пришли сотни жителей Замоскворечья.

Первые успехи в борьбе с преступностью в этот год делал и Московский уголовный розыск. Его сотрудниками была разоблачена и арестована шайка преступников, которая под угрозой смерти вымогала у состоятельных жителей крупные суммы денег. Было также раскрыто ограбление почтового вагона, совершенное на перегоне между станциями Кашира—Ожерелье.

Решительная борьба с бандитизмом  уже в 1920 году привела к искоренению в значительной степени этого явления, что позволило милиции переключить свое внимание на другие, менее тяжкие и опасные преступления. Так, в Московском уголовном розыске был создан летучий отряд по борьбе с карманными кражами. Более половины сотрудников МУРа переключились на борьбу с квартирными кражами. Активно пресекались московскими милиционерами и попытки расхищения социалистической собственности.

 В эти годы одним из важнейших аспектов работы милиции стала забота о беспризорных детях. В январе 1921 года Ф.Э. Дзержинский говорил: «Сейчас пришло время, когда, вздохнув легче на внешних фронтах, Советская власть может со всей энергией… обратить свое внимание в первую очередь на заботу о детях». Существенно возросла роль милиции в борьбе с беспризорностью, безнадзорностью и правонарушениями несовершеннолетних. Были приняты дополнительные меры, направленные  на активизацию работы милиции по искоренению беспризорности и безнадзорности. Стали создаваться комнаты привода для детей, в которых дежурили наиболее подготовленные работники милиции. В составе детских комнат отделений милиции были введены должности участковых инспекторов и помощников оперативных уполномоченных по детской работе. Сотрудники милиции приняли самое деятельное  участие в организации детских домов, приютов, трудовых коммун, шефствовали над ними, делились своими скудными средствами, чтобы обеспечить детей одеждой, питанием, книгами, учебными пособиями, помогали  оборудовать производственные мастерские.

За короткий срок благодаря принятым активным мерам удалось побороть детскую беспризорность, и миллионы детей были устроены и обихожены, получили возможность учиться, овладевать рабочими профессиями, раскрывать свои таланты.

 

Участие в Великой

Отечественной войне

В условиях обострения международной обстановки и реальной угрозы войны требовалось еще более укрепить кадрами органы охраны общественного порядка  и борьбы с преступностью.  В соответствии с этим было принято решение об организации в составе Главного управления милиции отдела кадров и создания кадровых подразделений на местах. Это позволило поднять  на более высокий уровень подбор, расстановку и профессиональную подготовку личного состава.

Во всех областных, краевых и республиканских управлениях, а также в школах милиции в 1939—1940 годах были созданы политические отделы, в железнодорожных отделах и на курсах милиции — политические части, на которые, кроме политического просвещения сотрудников, возлагалась обязанность повышать их культурный и общеобразовательный уровень.

В условиях угрозы войны принимались энергичные меры по улучшению системы боевой и служебной подготовки личного состава — строевой выучки, дисциплины, боеспособности милиции. Не было ни одного милицейского подразделения, в котором не проводилась бы оборонно-спортивная и массово-патриотическая работа.

И грянула война…

В первые дни Великой Отечественной войны сотни рапортов как по команде были поданы сотрудниками  московской милиции с единственной просьбой — отправить на фронт. Но далеко не все просьбы тогда  были удовлетворены, так как  с началом войны на столичную милицию легли другие, не менее  трудные и ответственные задачи. 25 процентов личного состава было призвано в армию в первые дни войны. 7 ноября 1941 года отправился, прямо с исторического парада войск Московского гарнизона на Красной площади, на передовые рубежи мотострелковый полк, сформированный из работников милиции и УНКВД Москвы и Московской области. 

Битва за Москву — один из решающих моментов в победе над фашистскими захватчиками. В самые напряженные дни боев на подступах к Москве вся городская милиция была сведена в строевые подразделения и составила дивизию милиции, предназначенную для боевых действий на ближних подступах к городу в пяти секторах обороны, которые возглавили генералы и офицеры военных академий, находящихся в Москве.

Из воспоминаний четырежды Героя Советского Союза, Маршала Советского Союза Г.К. Жукова: «Свой достойный вклад в дело защиты нашей столицы внесли сотрудники милиции и других подразделений внутренних дел. В самые напряженные моменты битвы усилиями личного состава милиции в Москве поддерживался революционный порядок. Работники милиции оказывали неоценимую помощь в разоблачении вражеских лазутчиков, быстром и решительном пресечении антиобщественных проявлений».

Всего же за годы войны из столичного московского милицейского гарнизона ушло добровольно на фонт более половины личного состава. Они сражались как на фронтах, так и во вражеском тылу.

Из воспоминаний дважды героя Советского Союза, Маршала Советского Союза К.К. Рокоссовского: «Среди добровольцев, прибывших на пополнение 16-й армии, был отряд лыжников, сформированный из работников московской милиции. Этот отряд был предназначен для действий в тылу… Многие бойцы отряда не вернулись, пали жертвой немецких оккупантов, но их подвиг будет вечно служить примером выполнения патриотического долга в грозный час истории нашей Родины».  

Среди сотен тысяч имен героев Великой Отечественной войны есть имена и работников московской милиции. Это бывший старшина 66-го отделения Москвы Иван Кирик, в рукопашном бою прикрывший своей грудью командира роты от штыкового удара фашиста, секретарь комитета комсомола МУРа Виктор Колесов — попав со своим отрядом в окружение, он  вызвал огонь на себя, таким образом обеспечив прорыв своих товарищей из вражеского кольца.

Несмотря на то что наиболее подготовленные сотрудники  ушли на фронт, в столице поддерживался должный общественный порядок. Ушедших на фронт работников милиции — мужчин сменили женщины. В декабре 1942 года в милицию пришли 1000 женщин, а всего в годы войны  в московской милиции работали свыше 4000 женщин. У сотрудников милиции появилась масса новых обязанностей: эвакуация населения, предприятий и хозяйственных грузов, борьба с расхитителями и без того скудного продовольствия, обезвреживание вражеских агентов и так далее. «Милицейский пост — это тоже фронт» — под таким девизом московская милиция работала в военные годы. Работники столичной милиции не только храбро боролись с фашистскими захватчиками на фронтах войны, но и бдительно стояли на страже общественного порядка, защите народного достояния, обеспечивали надежную охрану тыла страны, оказывали материальную помощь фронту.

За образцовое выполнение заданий Правительства, проявленные при этом мужество и доблесть Президиум Верховного Совета СССР Указом от 2 ноября 1944 года наградил московскую городскую милицию орденом Красного Знамени.

 

Преобразования аппарата

московской милиции

Закончилась война, и милиция Москвы перешла на режим мирного времени. Вместе с тем  условия деятельности правоохранительных органов  в значительной степени  осложнились. Серьезно ухудшилась ситуация в результате амнистии, проведенной по Указу ПВС СССР от 7 июля 1945 года. В Москве выросло количество случаев хулиганства, квартирных краж и других преступлений.

Жизнь с окончанием войны не стала легче, восстановление разрушенного хозяйства требовало длительного и напряженного труда. Значительная часть населения считала, что после войны жизнь сразу изменится к лучшему. Эти ожидания и надежды не оправдались. В Москве и по всей стране нарастала социально-психологическая напряженность. Население выражало недовольство  деятельностью местных  органов власти и особенно милиции.

В таких сложных условиях на милицию возлагалась нелегкая задача — сократить число преступлений, добиться их высокой раскрываемости и тем самым уменьшить недовольство населения.

Решение поставленных перед нею задач затруднялось значительной нехваткой кадров вообще, и профессиональных в частности. Пришедшие по зову комсомола и партии в ряды милиции демобилизованные солдаты, офицеры и партизаны столкнулись со спецификой милицейской службы. Преодолевая трудности, эти люди постигали милицейскую науку прямо на постах. За период с 1946 по 1951 год по решению ЦК ВКП(б) в органы милиции было направлено свыше 15 тысяч коммунистов и комсомольцев. Это были годы развития московской милиции, формирования ее учебной базы, внедрения эффективных обучающих методик.

В этот исторический период был проведен ряд реформ, направленных на улучшение ее работы. 15 марта 1946 года Верховный Совет СССР принял закон о преобразовании Совета Народных Комиссаров в Совет Министров. В связи с этим НКВД был реорганизован в МВД СССР, куда, как и прежде, входило Главное управление милиции. В июле 1946 года отдел уголовного розыска ГУМ МВД СССР был преобразован в Управление уголовного розыска, деятельность которого стала строиться по территориальному принципу.

В 1949 году  милиция была передана в состав Министерства государственной безопасности (МГБ). Тогда московская милиция вошла в состав Управления МГБ по Московской области. Кардинальные изменения произошли в жизни московской милиции в 1953 году, после смерти И.В. Сталина  было образовано УМВД МО, объединяющее в себе руководство московской и подмосковной милиции. И лишь 9 мая 1956 года органы внутренних дел Москвы стали самостоятельными и было образовано Управление МВД по г. Москве. В ноябре того же года его подчинили Моссовету и преобразовали в Управление внутренних дел Мосгорисполкома. В 1973 году Управление внутренних дел Мосгорисполкома  стало Главным управлением внутренних дел Мосгорисполкома, а районные отделы — управлениями внутренних дел.

В советский период в милиции постоянно происходил поиск путей оптимального организационного построения милицейских служб и подразделений, внедрения таких форм и методов охраны общественного порядка и борьбы с преступностью, которые бы отвечали духу того времени. Созданные в 1959 году добровольные народные дружины оказывают действенную и активную помощь по охране правопорядка в столице и по сей день. Силы милиции были в первую очередь направлены на борьбу с уголовным элементом.

 

Служим России!

Время идет вперед. Грянула перестройка, ГКЧП,  годы общественно-политических и социально-экономических реформ изменили ситуацию в стране коренным образом. Начавшиеся в конце 1980-х — начале 1990-х годов прошлого века преобразования (курс на рыночные отношения в экономике, приватизация, последовавший за ней передел собственности) резко осложнили криминогенную обстановку, особенно в столице. Уровень преступности Москвы 90-х стал таким, как во времена Гражданской войны. Распространенный характер обрели не известные ранее тяжкие преступления: рэкет, заказные убийства, похищение людей ради выкупа, строительство финансовых пирамид… Преступность начала принимать масштабный организованный характер. Эхом вооруженного конфликта на Северном Кавказе по столице прокатилась серия террористических актов.

 Сегодня московская милиция работает на пределе возможного, изыскивая новые формы и методы противодействия, к сожалению, нарастающему криминальному валу.

В 1991 году ГУВД Мосгорисполкома было преобразовано в ГУВД г. Москвы. В 2001 году начальником ГУВД г. Москвы был назначен генерал-полковник милиции Владимир Пронин.

В данный период руководство московской милиции уделяет особое внимание вопросам совершенствования кадровой политики, качественному улучшению оперативно-служебной деятельности и укреплению доверия к органам правопорядка со стороны населения.

«В настоящее время столичная милиция переживает далеко не простой период — идет реорганизация российских органов внутренних дел, определяются наиболее приемлемые формы и методы работы. Все эти преобразования помогут повысить качество и эффективность милицейской службы, выйти на новый виток ее развития. Однако, для того чтобы вырабатывать и принимать грамотные управленческие решения, необходимо знать и учитывать опыт прошлых лет…

Начальник ГУВД по г. Москве

генерал-полковник милиции

В.В.Пронин».

Наш экскурс в историю московской милиции был бы не полным, если не сказать несколько слов о ветеранах органов внутренних дел города Москвы. В нынешнем виде ветеранская организация была создана в 1991 году. На протяжении 15 лет Совет ветеранов, объединяющий 54 первичные организации,  возглавляет генерал-майор внутренней службы В.В. Антонов.

Одним из стержневых направлений деятельности Совета ветеранов  является использование  профессионального потенциала ветеранов  в решении основных задач, стоящих перед ГУВД.  В связи с этим ветеранский актив принимает участие в передаче своего богатого опыта молодым сотрудникам.

Московская милиция бережно хранит традиции старшего поколения и множит их. Многие сотрудники московской милиции награждены государственными наградами за безупречную службу, за мужество и отвагу, проявленные при исполнении служебного долга, некоторые из них, к сожалению, посмертно.

Московская Краснознаменная милиция вправе гордиться своей славной историей. Эту историю продолжают писать те, кто сегодня заступает на посты или дежурства, выезжает на маршруты патрулирования или ведет кропотливую оперативно-разыскную работу. Их трудная и опасная служба неразрывно связана с  жизнью столицы и призвана сделать Москву самым безопасным и защищенным городом России.

«В России профессия сотрудника милиции всегда была нелегкой, сопряженной с риском для жизни. Особенности Москвы — многомиллионного, многонационального города — требуют от сотрудников милиции высокого профессионализма.

Уверен, московская Краснознаменная милиция также ответственно будет выполнять стоящие перед ней задачи по обеспечению спокойствия москвичей и гостей города, защите их жизни, здоровья и имущества от преступных посягательств.

Мэр города Москвы

Ю.М. Лужков»

 

Материал подготовили:

Татьяна СМИРНОВА,

член Совета ветеранов ОВД по г. Москве

Иван Герасимович ХВОСТИК.

При подготовке материала использовались книги «Советская милиция 1917—1987»,
«История московской милиции».