petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 15 (9567) от 25 апреля 2017г.

Статьи в категории: Номер 40 (9346) 10 - 16 октября 2012 года

С ЮБИЛЕЕМ!

Начальник УВД по ЮАО ГУ МВД России по г. Москве генерал-майор полиции Александр Подольный родился 9 октября 1962 года в Брянской области. Службу в органах внутренних дел начал в 1984 году с должности милиционера отдельного батальона патрульно-постовой службы УВД Кунцевского района. Однако большая часть карьеры Александра Владимировича связана с уголовным розыском. Начав с оперуполномоченного уголовного розыска УВД Кунцевского района, Подольный возглавлял отдел уголовного розыска УВД по Западному административному округу. Позже стал начальником криминальной милиции – первым заместителем начальника УВД по ЗАО. Работал на руководящих должностях в Департаменте уголовного розыска МВД России, затем заместителем начальника Управления ГИБДД ГУВД по г. Москве – начальником отдела розыска транспортных средств. За время службы А.В. Подольный удостоен государственных и ведомственных наград.

Коллектив УВД по ЮАО г. Москвы и редакция газеты «Петровка, 38» поздравляют Александра Владимировича с 50-летием и желают ему здоровья и успехов в служебной деятельности!

Кому война — кому мать родная

14 октября 1952 года началась ликвидация особо опасной преступной, чрезвычайно загадочной организации УВС-1 (управление военного строительства), возглавляемой липовым инженер-полковником Николаем Павленко.

В начале Великой Отечественной войны примитивный недоучившийся студент Николай Павленко сбежал из воинской части и, благополучно миновав загранотряды, затерялся где-то среди пятисот озёр Калининской области. Пробравшись в сам город Калинин (исторически город Тверь, с 1931 до 1990 — Калинин) и используя свои давние связи, нашёл глухой уголок и «лёг на дно».

Люди, пережившие всеобщую подозрительность и лихолетье войны, поймут, насколько беспредельно наглой и авантюристической была идея дезертира: создать подвластную только ему одному воинскую часть.

И Павленко её создал. Ему помог уклонившийся от призыва в армию профессиональный мошенник Рудниченко. Из резиновой подошвы он мастерски вырезал гербовую печать. Дальше появились штампы, бланки, продовольственные аттестаты, командировочные удостоверения и другие необходимые для деятельности воинской части «документы». Подразделение Павленко набирало людей. Одни из них были отпетые негодяи, другие купились на обещание райской жизни в условиях войны.

Одному Павленко никак не справиться бы с подлой задачей, кроме Рудниченко у него возник даже «начальник контрразведки» «майор» Константинер.

С 1942 года подразделение Павленко двигалось на запад. Настоящие воины защищали Москву, выиграли Сталинградскую и Курскую битвы, освобождали от немецко-фашистских захватчиков европейские страны, теряя в боях боевых товарищей. Банда Павленко шла следом, за спинами боевых частей, создавая видимость поддержки строительства и восстановления разрушенных войной важных объектов. В адрес военачальников разного ранга летели победные донесения, представления к наградам. И ведь всё получалось у Павленко: и награды, и довольствие. Жрали дармоеды халявную тушёнку, пили фронтовую водку, квартировали в населённых пунктах. Это потом, много позже, следствие установит, что по фиктивным документам и чекам на имя части было получено денег и довольствия на 25 миллионов рублей. Сумма по тем временам баснословная.

Организация УВС-1 закончила «боевой путь» под Берлином и ещё существовала до 1952 года, когда, наконец, органы безопасности докопались до истинного лица Павленко и иже с ним. Операция по обезоруживанию преступников прошла бескровно. Застигнутые врасплох «бойцы» Павленко не оказали вооружённого сопротивления. Было задержано свыше 300 человек, из них около 50 так называемых офицеров, сержантов и рядовых.

В день ареста Павленко при обыске его квартиры помимо прочего нашли и генеральские погоны — он не в шутку готовился в инженер-генералы. Было длительное следствие, восстанавливавшее десятилетнюю «деятельность» аферистов. 4 апреля 1955 года Военный трибунал Московского военного округа приговорил Николая Павленко к высшей мере наказания. Другие аферисты, 16 приближённых негодяя, получили длительные, вплоть до 25 лет, сроки заключения.

 

Эдуард ПОПОВ

У ВОЙНЫ СУРОВОЕ ЛИЦО

Среди материалов Музея органов внутренних дел Культурного центра ГУ МВД России по г. Москве большое место занимает раздел, посвящённый работе уголовного розыска — легендарной службе, рождённой в самый трудный период Гражданской войны. Проверенный временем коллектив МУРа спустя два десятилетия после той войны встретил вместе со всей страной новое испытание – нашествие фашистских орд. И уже осенью 1941 года с честью выдержал этот экзамен, пресекая деятельность уголовной среды и вражеской агентуры. Среди тех, кто находился тогда в осаждённой столице, был и оперуполномоченный Константин Гребнев, прошедший путь в МУРе от рядового сотрудника до руководителя  МУРа в 1952—53 годах. Ниже — несколько эпизодов из его биографии.

 

СВЕТ НА ЧЕРДАКЕ

Москва вскоре после первых налётов вражеской авиации резко изменила своё лицо. Появились военные патрули, на перекрёстках вместе с сотрудницами ОРУД теперь дежурили парные наряды красноармейцев, во дворах вечерами стояли на посту жители-добровольцы, приготовив заранее багры, вёдра с водой, специальные щипцы для охвата зажигательных бомб, а повсюду стали как грибы после дождя возникать песочницы. Вот только дети в них не играли – из горок добровольцы брали песок, чтобы засыпать бомбу.

Москвичи настолько осознали опасность происходящего, что, обнаружив распространителя панических слухов или подозрительного человека, немедленно окружали его и сами отконвоировали на ближайшие посты милиции, военных патрулей. И всё же, несмотря на столь  активную позицию жителей, их высокую бдительность, врагу удалось создать в городе сеть своей агентуры, которая ежесуточно ночами наводила вражескую авиацию на укрытые военные и другие важные объекты. Кто они, эти агенты, почему вдруг советские люди становились пособниками врага? Ответы  на эти вопросы очень скоро стали находить сотрудники МУРа в ходе ночных рейдов… по чердакам. В одну из оперативных групп был тогда включён и молодой оперативный работник Константин Гребнев. Он уже имел опыт розыска опасных уголовных элементов, однако то, с чем столкнулся  осенью 1941 года, было неожиданным.

Их оперативная группа, состоявшая из сотрудников МУРа и постовых милиционеров, совершала обход Ростовских переулков. Рядом Москва-река, набережная, поблизости несколько важных предприятий и военных учреждений. Небольшой отрядик двигался  тихо, внимательно всматриваясь в кромешную темень старых дворов. Наступила полночь, а с ней в небе возник натужный гул моторов — на Москву двигалась армада вражеских бомбардировщиков под прикрытием истребителей.

— Свет, свет гасите, — истошным голосом закричал на жильцов одного из домов дежурный доброволец, и мгновение спустя чернота ночи покрыла кварталы. Только в небе стали метаться белые лучи прожекторов, вылавливая тени вражеских стервятников. Муровцы отошли в сквер — оттуда лучше просматривался квартал. Вдруг один из милиционеров ухватил Гребнева за рукав: на чердаке пятиэтажного дома кто-то  светил фонариком в небо. С короткими перерывами сигналы пульсировали, и оперативник понял: это сигналы лётчикам. А луч вдруг сместил направление и резко указал на корпуса военного учреждения. Всё ясно — на крыше находился враг. Милиционеры кинулись в подъезд и, уже поднимаясь наверх, столкнулись с бежавшим на чердак стариком-добровольцев.

— Скорее туда. Он может перебежать на соседнюю крышу, — успел произнести старик и опустился на ступеньки: лицо посерело, глаза закрылись. Ухватился рукой за сердце и уже шепотом произнёс: — Схватите эту сволочь, товарищи.

На чердаке, казалось, никого нет. Но пройдя несколько шагов, милиционеры услышали в нескольких метрах от себя шум — их противник  метался, размахивая фонариком. Услышав позади себя шорохи, резко обернулся, разглядел людей в форме и метнулся по чердаку в дальний конец. Успел выбраться через слуховое окно на крышу, но тут его схватили. Ещё мгновение назад резкий и быстрый, незнакомец, оказавшись схваченным, обессилел, будто проколотая шина. Даже не мог говорить. Двое милиционеров крепко держали его, а оперативники обшарили чердак в поисках улик. Их нашли сразу. В небольшом чемодане оказались сигнальные ракеты, несколько тысяч советских рублей и инвалюта.

Первый блицдопрос ничего не дал, пришлось незнакомца везти в дежурную часть. Позднее выяснилось — фашисты использовали этого человека в своих целях, заверяя, что за рвение тот и деньгами будет снабжён, и свою родню на оккупированной территории спасёт. И этот тип согласился, подставив под бомбовые удары целые районы Москвы.

Были и другие ему подобные типы. Одни спасали шкуру, изменив Родине и сдавшись добровольно в плен, где и были завербованы абвером, другие, клиентура МУРа, никак не считая себя связанными с бедами своего народа, пришли в услужение гитлеровцам и с радостью кинулись на лёгкую  наживу — шальные деньги за подачу сигналов бомбовозам.

Этих оперативные группы отлавливали постоянно на кладбищах —Пятницком, Ваганьковском, некоторых других, а ещё в глухих уголках Сокольнического и Измайловского парков, откуда лучи света и ракеты направлялись в районы военных заводов в Перово, Текстильщиках, Семеновском. Многих сигнальщиков удалось отловить опергруппам, в которые входил и Константин Гребнев.

 

«ПОПРЫГУНЧИКИ»

Если спросите самых старых москвичей, а таких уже почти и не осталось, то они непременно припомнят, что на заре революции метались по ночам на кладбищах некие уголовники в белых балахонах, которые либо передвигались на ходулях, либо прыгали как лягушки на специальных пружинах, наводя ужас на запоздалых прохожих. А утром находили на улицах ограбленные трупы, раздетые донага. У всех погибших был разрыв сердца и вытаращенные от ужаса глаза.

— Ну, вспомнил легенды 1920 года? — усмехнулся начальник МУРа старший майор милиции Рудин, предлагая Гребневу ознакомиться со срочными материалами. — Смотри-ка, опять объявились. Откуда эту нечисть принесло из могилы да сюда? И ведь грабят опять, как и их предшественники тех лет в районе кладбищ и в глухих уголках парков. Надо срочно  их выявить. И вот ещё что: хоть я и не верю в эту чушь с ходулями и «лягушками», но грабители такие были и их отлавливали тогда чекисты и первые муровцы. Найди кого-нибудь из стариков, посоветуйся, может, подскажут, как действовать.

Опергруппу составили быстро — время заставило: неизвестные грабители совершали налёты на прохожих в Сокольниках, в Черкизове и Марьиной роще. По предложению начальника МУРа, группу обеспечили автоматами ППШ — фронтовым оружием, редким даже на передовой. Дали всего лишь на десять дней, пока проводилась операция. Метод был один — устанавливались засады, а приманкой становился кто-либо из оперативников, одиноко проходивший глухими тропками парка. Но удача пока розыскникам не светила.

Перенесли работу в жилой массив Марьиной рощи. В те годы она ещё не была столь широко заселена и представляла скорее большую деревню из множества бараков и деревянных строений. Вот между ними и двигался запоздалый прохожий с чемоданом, когда его окружили  странные белые привидения. Они стали свистеть, и мужчина кинулся прочь. Но не особенно спешил – ноги едва передвигались. Зато ночные разбойники настигли быстро — на ногах у них грохотали железные пружины. Даже сотрудник, игравший роль жертвы, был шокирован — на него налетели некие белые балахоны, а на лицах, невероятно белых, сверкали фосфором глаза. Тут и подоспела помощь: страшные фигуры были окружены, спелёнаты и погружены в подоспевший грузовик. Дальше — работа следователя.

К этому следует добавить: больше никогда «попрыгунчики» не появлялись на разбойном поле, однако слава о них, как и о «Чёрной кошке», передавалась из уст в уста десятилетиями.

 

«ЧИСТИТЕ ГОРОД ОТ НЕЧИСТИ!»

19 октября 1941 года в Москве было введено осадное положение. А накануне из столицы потянулись на старое Владимирское шоссе густые потоки жителей, не желавших оставаться под игом врага. Москва заметно опустела, и только военные и милицейские патрули несли свою вахту, а по ночам в их  ряды активно включался весь гарнизон пожарной охраны — приходилось тушить город в период бомбёжек. На октябрь выпало самое трудное испытание — начались на фоне паники грабежи магазинов, некоторые директора заводов увозили с собой зарплату рабочих,  в мутной воде слухов и растерянности активно действовали преступники, грабившие квартиры ушедших на фронт или убывших в эвакуацию москвичей.

Муровцы в эти дни боролись и с уголовщиной, и с пожарами. Боевые награды «За боевые заслуги» получили тогда двое — Сергей Бурцев и Константин Медведев. Исключительное мужество этих сотрудников при спасении людей из огня — только  крупица общего героизма. Но каждый считал, что, находясь в тылу, обязан передать фронту всё без остатка. И собирали деньги на танковую колонну «Дзержинец»,  пополнили за счёт милиционеров Истребительный мотострелковый полк УНКВД г. Москвы, десятки разведывательно-диверсионных отрядов и групп ушли в тыл врага. Их костяк составляли сотрудники МУРа и НКВД. А небольшая группа муровцев оставалась на своих местах: приказом наркома им категорически запрещено было даже подавать рапорты о направлении «в окопы».

— Ваш фронт здесь, — резко и жёстко сказал тогда всесильный нарком НКВД. — Увижу рапорт, отправлю куда Макар телят не гонял за пособничество врагу. Чистите город от нечисти.

 

Сергей КОРКИН,

Людмила КАМИНСКАЯ

КРАСОТА И СТРАШНАЯ СИЛА

В сентябре 2012 года в г. Братислава (Словакия) проходил чемпионат мира по кикбоксингу WAKO, который стал рекордным по количеству стран-участниц (50) и общему количеству спортсменов (1543). Рекордным стало и общее количество человек российской делегации — 304. По итогам соревнований Россия с большим преимуществом заняла безоговорочное первое командное место по общему количеству медалей.

Сборную России в разделе «фулл-контакт с лоу-киком» представляла Олеся Болоченкова, студентка Института законоведения и управления Всероссийской полицейской ассоциации МПА. Олеся продемонстрировала прекрасную подготовку, настрой на победу и стала вице-чемпионкой мира.

Поздравляем Олесю и всех наших спортсменов, а также их наставников с успешным выступлением на столь престижном турнире. Желаем дальнейших побед, терпения и упорства в этом нелёгком виде спорта.

Алевтина БЕЛОУСОВА

В ГОСТЯХ У ДЕЖУРНОЙ ЧАСТИ

Среди всего разнообразия служб, подчиняющихся Главному управлению МВД России по г. Москве, есть одна, которую без преувеличения можно назвать узловой для обеспечения безопасности в столице. Важны, конечно, все подразделения, но именно это связывает их в сложную и гибкую систему. Главное помещение её в случае угрозы правопорядку городского масштаба быстро заполнится людьми в звёздных погонах и станет штабом, из которого будут задействованы все необходимые контрмеры.

Речь идёт, конечно же, о Дежурной части. В этом году ей исполняется 45 лет. Сегодня руководит Дежурной частью полковник полиции Александр Тышкевич.

В 1978 году в Дежурную часть пришёл Иван Ханов. Сегодня он возглавляет здесь Совет ветеранов и прикладывает немало сил для того, чтобы сохранить традиции и историю своего подразделения. Лучшего человека на эту роль найти было бы сложно: Иван Алексеевич с лёгкостью вспомнит имена всех начальников, был свидетелем значимых перемен, без труда назовёт ключевых сотрудников в разные годы. На улочках, прилегающих к современному зданию подразделения, он точно рисует маршрут жизни Дежурной части.

— Видите то здание? На втором этаже раньше располагался оперативный зал, а внизу находились наши прочие службы. А вот в этом строении, — показывает правее, — находился Зональный информационный центр. Вон то здание — УООП, Управление охраны общественного порядка. А тут, выше посмотрите, на чердаке у нас был музей…

Рука его описывает своего рода «миграцию» Дежурной части из десятилетия в десятилетие. Наконец, мы смотрим на нынешний её дом. 

— Этого здания как такового вовсе не было, просто гараж стоял, — вспоминает ветеран. — А теперь возвели вот такое высокое здание, где мы сейчас и работаем, и переездов новых пока больше не планируем.

Иван Алексеевич любезно согласился провести для нас небольшую экскурсию по Дежурной части.

Мы останавливаемся у стендов – все они появились относительно недавно и созданы были при активном личном участии бывшего начальника «дежурки», Александра Панкина. На одном из стендов — участники Великой Отечественной войны, чья служба в органах внутренних дел была связана с Дежурной частью. Здесь вновь становится ясно, что лучшего кандидата на роль летописца части, чем Иван Александрович, не найти — он легко вспоминает каждого из них, не затрудняясь ни в датах рождения, ни в какой иной детали.

По пути в святая святых Дежурной части, — зал оперативного управления заглядываем в помещение службы «02», которая, наверное, в глазах рядовых граждан и ассоциируется с подразделением.

За дверью — огромный зал. У каждого оператора — внушительных размеров стол, заставленный мониторами. Всего здесь сорок таких рабочих мест.

— Прежде у этой службы была совсем маленькая комната, — замечает Иван Ханов, окидывая взглядом помещение размером со спортзал. — Сотрудников было тогда всего 10 человек. Нагрузка была не такой, как сегодня, когда в стуки принимают 15—20 тысяч сигналов.

Иван Александрович попросил, чтобы кто-то из сотрудников рассказал о своей работе, однако даже на просьбу ветерана те вынуждены ответить отказом — субординация превыше всего, все рассказы только после того, как на вопросы ответит начальник службы. Так что оставляем зал и двигаемся дальше.

В зале оперативного управления ответственный сегодня майор полиции Александр Бега, помощник начальника Дежурной части — оперативный дежурный Дежурной части ГУ МВД России по г. Москве. Работает здесь он уже девять лет, прошёл за это время, как тут говорят, «по всем пультам». Сейчас он временно исполняет обязанности начальника смены.

Рабочий день начинается в 8.20, когда сотрудники находятся у начальства на приёме-сдаче дежурств. Прибывшие выслушивают доклад по преступлениям за последние сутки, в 9.00 проходит развод заступающих оперативных дежурных. После чего все расходятся по рабочим местам и начинают принимать сигналы, обрабатывать поступающую информацию — словом, обеспечивать целостность сложной системы, позволяющей сохранять в столице правопорядок. Для этого здесь налажена связь и прямая, и циркулярная (многоадресная, когда одно сообщение поступает сразу в несколько пунктов), и при помощи радиостанции.

В случае поступления какой-либо резонансной оперативной информации, дежурные немедленно докладывают руководству главка и объявляют план «Перехват», в зависимости от масштабов поисков — на территории одного или нескольких округов, а то и на площади всего города. На случай, если преступники попытаются скрыться в Подмосковье, информация для обеспечения должного взаимодействия передаётся также в Московскую область.

— План «Перехват» для столицы дело обыденное, — говорит Александр. — Объявляем мы его практически каждый день.

Оперативно из этого зала сотрудники могут донести любую информацию до всех территориальных подразделений и окружных управлений, что зачастую является необходимым условием раскрытия преступлений по горячим следам.

На любое из управлений можно взглянуть, не вставая с места, — на двенадцати больших экранах демонстрируется «кино «Из жизни УВД». Кроме того, при необходимости можно включить и любое из территориальных подразделений.

— Вон, видите нижний экран, — указывает Бега. — Это отдел по Тимирязевскому району и ИВС этого отдела. Мы можем наблюдать в режиме реального времени, что творится в помещении дежурной части, есть там дежурный или нет, а также что происходит в камере с задержанными.

Кроме этих двенадцати на стене расположен ещё один экран, раза в два превышающий остальные вместе взятые. В спокойные часы на нём включен новостной канал, но в случае крупных общественно-политических событий, ознаменованных массовыми мероприятиями, к нему приковано всё внимание. Сюда, кликнув соответствующий значок на электронной карте, можно вывести изображение с любой камеры, расположенной в городе (а при необходимости и обратиться к архиву видеозаписей). Таким образом, можно в режиме реального времени контролировать необходимость подключения дополнительных сил и средств.

Впрочем, основной инструмент оперативных дежурных — не эти огромные экраны, а компьютерные мониторы.

— Это наша пультовая связь, — показывает на один из мониторов Александр. — Здесь девять страниц, на каждой из которых сгруппированы все важные номера телефонов. Вот, например, на восьмой странице —контакты каждого окружного управления, отдельной строчкой — руководство главка. Также обеспечивается прямая связь со всеми оперативными службами города, что обеспечивает силам правопорядка возможность быстрого реагирования на любую ситуацию. Набор номера осуществляется одним нажатием, а при вызове мы не ждём очереди — может быть, это и небольшая экономия времени, но слишком часто в работе полиции каждая секунда на вес золота. Кроме того, за нами закреплены три городских телефона, по которым мы принимаем сигналы и от обычных граждан. Эти номера указаны в любом справочнике, и каждый гражданин может позвонить и узнать всю интересующую его информацию.

Чтобы прийти на службу в Дежурную часть главка, нужно не менее трёх лет отработать, набираясь необходимого опыта, в территориальных органах внутренних дел. После чего каждый соискатель должны пройти через собеседование с начальником дежурной части и психологом, где окончательно и определяется пригодность человека к работе в Дежурной части Главного управления.

Не менее серьёзный подход необходим и для кандидатов в службу «02» — не каждый может выдержать нагрузки этой работы, тяжёлой и физически, и морально. Наш следующий собеседник, начальник этой службы подполковник полиции Татьяна Стружук рассказывает:

— У нас в 2002 году произошло большое увеличение численности личного состава — со ста человек сразу до 250. И тогда у нас на первых порах были и прикомандированные из территориальных отделов сотрудники, которые оказывали нам помощь. А в территориальных отделах служат, в основном, мужчины. Так вот, надолго они у нас не задержались — не выдержали нашей нагрузки. Очень быстро появилась масса проблем: у них и нервы сдают, и нецензурные выражения прорываются, и нетерпение им мешает… Словом, оказалось, что для такой работы гораздо лучше подходят именно женщины. Хотя служба очень выматывающая: только представьте, сутки статичной, однообразной работы. Сутки зачастую очень страшных историй. Пять сотен таких сообщений приходится на каждого сотрудника — когда-то столько приходилось на всю службу. Для того чтобы выдержать этот режим, требуется большая усидчивость и эмоциональная устойчивость, которые в большей степени, как выяснилось, свойственны женщине.

В истории службы «02» были ещё один период, когда здесь активно трудились мужчины. Собственно, с этого-то периода она и начиналась, и только постепенно стали появляться женщины, была организована одна женская смена. Руководила ей будущий начальник службы «02», занимавшая этот пост на протяжении 20 лет, Нина Якушева, которая и является фактическим её создателем.

О том, как в итоге служба стала полностью женской, в Дежурной части ходит такая легенда:

— В начале 80-х нас посетил министр внутренних дел Николай Щёлоков, — пересказывает её Татьяна Олеговна. — Увидел он красавцев-молодцев под 2 метра ростом, посмотрел, как они трубку двумя пальцами поднимают, и воскликнул: «Что же вы их здесь за пультом держите? Таких богатырей надо на улицу, народу показывать! А здесь, с трубкой, и женщины справятся». С его лёгкой руки работа эта стала полностью женским.

Интересный факт: служба «02», неотъемлемая, казалось бы, деталь в механизме Дежурной части, в действительности не является её ровесницей. Появилась она не 45 лет назад, а чуть позже – решение об организации новой службы было принято в 1971 году.

Изначально здесь было всего 5 рабочих мест. Для советской Москвы этого хватало, и только в конце 80-х количество их было несколько расширено — до 14 рабочих мест, предназначавшихся для посменной работы 100 сотрудников.

Кто-то мог тогда решить, что такого расширения хватит ещё на пару десятков лет, однако Москва продолжала бурно расти, количество сигналов в беспокойные годы лавинообразно повышалось, а с появлением мобильной связи работники службы «02» и вовсе стали задыхаться. За сутки поступало 4—5 тысяч сигналов, так что вновь появилась настоятельная необходимость расширяться. В том числе и с этой целью было построено новое здание, в которое служба в 2002 году благополучно и переехала вместе со всей Дежурной частью.

Сегодня нагрузка на сотрудников снова чрезвычайно велика. Помогают справиться с бесконечным потоком сообщений новые технологии, какую-то часть работы, быть может, возьмёт на себя проект «112». Однако проблемы в целом это не снимет, и в главке это понимают — там уже намечают новое расширение службы.

Нагрузку повышает и большое количество ошибочных звонков. Люди звонят в службу за справками, в состоянии алкогольного опьянения, по вопросам, не касающимся полиции. Всего до сотрудников правоохранительных органов доводится лишь около половины от числа поступивших сигналов.

А совсем худо было около десяти лет назад.

— Тогда нас захлестнул телефонный терроризм, — вспоминает Татьяна Олеговна. — Мы имели тогда до четырёх тысяч заведомо ложных сообщений о террористических актах! О самом частом варианте, думаю, догадаются все: в школе такой-то заложена бомба. На сегодняшний же день подобных сообщений всего около 200. Статистика улучшилась благодаря подключению аппаратуры, которая определяет место, с которого звонил правонарушитель. Помогли и мероприятия, проводимые совместно с Департаментом образования Москвы. Мы вместе выработали такую стратегию: если по вине ученика, позвонившего о заложенной бомбе, была сорвана контрольная, работа не отменяется, а только переносится — обязательно на выходной или на каникулы. Это дало свои плоды, и сейчас с сообщениями о бомбах нам, если и звонят, то уже, в основном, не дети, а взрослые: выпившие или, нередкий случай, опаздывающие на поезд.

Перед тем, как мы покидаем кабинет, Иван Алексеевич отмечает, что Татьяна Стружук оказывает большую помощь ветеранам, а при её активном участии создаётся альбом Дежурной части, в котором будут запечатлены моменты истории подразделения и выдающиеся работники.

— Стараемся, конечно, поддерживать традиции нашего подразделения, — скромно улыбается Татьяна. — Переоценить это невозможно: это ведь воспитание  личного состава. Люди приходят и понимают, что они попали в дружный коллектив с богатой историей, которую здесь ценят и бережно хранят.

Денис КРЮЧКОВ

БЕЗОТВЕТСТВЕННЫХ СЮДА НЕ БЕРУТ

Cегодня — психопат, грозящий ножом, вчера — обезумевший от злости гость столицы с «травматом». Завтра… Что ж, увидим… Сотрудники полиции, как призывает долг, вновь защитят покой граждан. Не потому, что ждут премию. Не потому, что обещали повышение. А потому, что служба такая — служба в экипаже группы немедленного реагирования.

Лейтенант полиции Евгений Костин, сержант полиции Алексей Громов, сержант полиции Ольга Низовцева — Сотрудники ОМВД России по Хорошевскому району о службе рассказывают словно речь идёт о какой-то будничной работе с документами:

— ГНР в основном ездит на тяжёлые вызовы — попытки изнасилования, грабежи, разбои, драки. Словом, нас зовут туда, где происходит что-то серьёзное. Много задержаний бывает. Когда вызов на драку, нам дежурный отправляет в помощь второй экипаж — не всегда можно справиться силами одного экипажа и лучше перестраховаться заранее.

На вопрос о запоминающихся случаях Евгений Костин отвечает не задумываясь: «Борсеточники ушли от меня — очень обидно было». Случай давний, но глухое недовольство чувствуется в голосе и сегодня – редкое это дело, что негодяй сумел уйти от него. Хотя вины его нет: он возвращался с адреса, когда увидел человека, который вдруг, точно ошпаренный, отскочил от одной из машин. Понял, что дело нечистое, а крик полицейского водителя сразу же это и подтвердил: «Борсеточник!» К сожалению, преступника рядом ждала машина, а Евгению до своей ещё нужно было добежать. Тут будь хоть спринтером — преступникам, чтобы рвануть с места и улизнуть, нужно было всего-то несколько мгновений. Номера, конечно, запомнили, был объявлен план «Перехват». Да номера, как водится, ворованные, и найти преступников тогда не удалось.

Каждый день экипаж ждёт на улицах города новая история, поднявшаяся с грязного дна сверкающей столицы.

Как-то раз на Беговой улице Евгений увидел подозрительного человека. Стали наблюдать за ним. Вскоре подошли к нему двое, быстро чем-то обменялись и, озираясь, разошлись. Наркоторговец?

— Я к нему подошёл, — рассказывает Костин. — Спросил документы. Он мне показал, а я смотрю на него, и уже ни в чём не сомневаюсь — руки у парня дрожат, глаза беспокойные. Попросил выложить содержимое сумки. Казалось бы, преступник пойман — точка. Но всё не так просто. Вдруг он достаёт телефон и начинает меня записывать на камеру. А сам играет на публику: «Да что вы творите, я законопослушный гражданин! У меня юридическое образование!» Народ вокруг ходит и недобро всё больше на меня поглядывает – ну да, полицейский, конечно, тут самый плохой… Я уточняю, покажет ли он содержимое сумки. Нет, говорит. Предлагаю ему сесть в машину и поясняю, что в случае отказа от законного требования сотрудника полиции я вынужден буду применить физическую силу. В итоге в машину он сел, притих. В сумке у него оказалось 9 граммов героина и весы.

Способность мимолётным взглядом вычленить в людском потоке преступников — одна из тех вещей, которые приходят с опытом.

Евгению на службе в ГНР помогает опыт работы в розыске. Ушёл он оттуда из-за семьи.

— Розыск — это такая служба, которая тебя из дома забирает, — поясняет Евгений. — А у меня жена, ребёнок… Я считаю, что в розыске должны служить те, кто не семейный. Ведь там, бывает, сутки, а то и двое дома не появляешься: то засада, то ещё что-то неотложное. В ГНР, по крайней мере, график более или менее стабильный.

Смена здесь длится 12 часов — в 9 утра наряды выезжают на территорию, в 9 вечера возвращаются обратно. Не всё это время экипаж должен проводить на территории, в течение смены положены полтора часа обеденного перерыва.

— Но если вводится план «Перехват» или происходит что-то серьёзное, тут уж не до отдыха, — отмечает Громов. — Выезжаем тогда снова на территорию, ничего не поделаешь.

Нередко приходится применять оружие.

Казалось, что банальная авария — джип вылетел на перекрёстке и буквально вышиб из ряда другую машину. А потом, несмотря на полицейскую машину ГНР поблизости, отъехал от поверженной легковушки и стал удирать. Евгений решил, что это борсеточники — ребята упорные, не успокоятся, пока машина не склеится с каким-нибудь столбом. Погнались. Джип на требование остановиться реагировать не собирался, а на такой скорости легко мог и приумножить беды. Стали стрелять. Сначала вверх. Улица оживлённая, день, людей много. Наконец, джип свернул на пустынную улицу, и ему тут же прострелили два колеса. Машина вылетела на бордюр, замерла. Полицейские быстро заломали водителя. Что любопытно, на куртке задержанного был шеврон сотрудника ДПС. Но потом, когда проверили по базам, оказалось, что ряженый.

Проверялось это всё позже в отделении, у самого экипажа такие возможности несколько ограничены. 

— У нас сейчас новые машины «Рено», в каждой радиостанция, — говорит Евгений. — Но хотелось бы, чтобы ещё автомобили были обеспечены компьютером, чтобы можно было, никого не вызывая, самому оперативно пробить машину или человека. Сейчас это занимает время.

Случаются из-за этого конфликты с гражданами. Ведь чтобы выяснить, находится вызвавшая подозрение машина в розыске или нет, нужно расспросить водителя.

— Нередко бывает так, — делится Евгений, — ты подошёл к машине, представился, попросил документы, а тот сразу возмущается, мол, на каком основании, точно ты обвинил его в чём-то.

Самое обидное, что законопослушные граждане полицейскому помогать не торопятся, сетует Евгений. Когда происходит изъятие или осмотр и нужны понятые, людей приходится буквально упрашивать. Но никогда практически никакие увещевания о гражданском долге не действуют.

— Прошу-то всего уделить 15, ну 30 минут времени, — говорит Костин, — но и такую помощь мало кто готов оказать.

Тогда как сами сотрудники ГНР всегда готовы откликнуться на чужую беду. Не в исполнение службы, а просто по-человечески Евгений вспоминает:

— Однажды вмешались в семейную ссору. Женщина в квартиру возвращаться отказалась. Говорит, муж её изобьёт. Спрашиваю, есть вам куда идти. Идти ей было некуда. Ну я и предложил поехать с нами в отделение, переждать ночь. Ведь на улице мало ли что может произойти…

— Всегда стараешься решить проблемы мирно, словами, пытаясь что-то донести до людей. По-другому никак, ведь мы присутствуем при семейных ссорах, а их грубой силой разрешить нельзя, — поясняет Евгений. — Иногда приезжаешь на адрес и видишь: отец стоит разъярённый, мать вся на эмоциях, а рядом с ними две дочери – одна за мать спряталась, другая за отца. Пытаешься как-то раз решить конфликт. Предлагаю женщине проехать в отделение, написать заявление. А она говорит: «Я с дочерью поеду». Да куда ж ты её потащишь! Ночь на дворе, оставь кому-то взрослому. «Нет, дочка поедет со мной». А дочь в слезах уже вся. Стараешься достучаться до людей, но, бывает, что увещевания бесполезны — просто не слушают. Психологически эти постоянные скандалы выдерживать очень тяжело, но со временем эмоции, хоть никуда и не исчезают, но будто обрастают бронёй.

— Привыкаешь более или менее, — говорит Алексей Громов. — С какого-то момента некоторые вещи перестаёшь пропускать через себя. По-другому здесь никак. Слабохарактерные тут не работают.

Жаль, что мало кто из граждан осознаёт, сколь тяжёлый каждодневный труд сотрудника ГНР. Чуть больше хотелось бы внимания и от руководства:

Денис КРЮЧКОВ,

фото автора

СМИ И ПОЛИЦИЯ

В УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве состоялось очередное  заседание Общественного совета  при участии начальника УВД полковника полиции Игоря Зиновьева.

Основным вопросом в повестке дня являлось освещение деятельности сотрудников органов внутренних дел Северного округа в различных средствах массовой информации. Открыл совещание председатель Общественного совета при УВД Владимир Вершков. Члены Общественного совета познакомились с результатами работы группы взаимодействия со СМИ УВД, основной задачей, которой является информирование населения округа о деятельности полиции.

С докладом выступила старший инспектор группы взаимодействия со СМИ УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве майор внутренней службы Екатерина Малюгина. В своём выступлении она выделила основные направления деятельности группы и поблагодарила представителей окружных и ведомственных СМИ за плодотворное сотрудничество. Не остались без внимания и возникшие проблемы, были намечены пути их решения, в частности выработана концепция работы с районными газетами. Члены Общественного совета обсудили, где и как размещается необходимая информация, каким вопросам правовой тематики уделяется необходимое внимание на сайте префектуры.

Высокую оценку члены Общественного совета дали качеству и наполнению сайта УВД, оперативности в размещении информации по резонансным преступлениям, способствующей помощи в розыске и задержании особо опасных преступников. Журналисты высказали свои предложения по повышению качества и объективности представления информации о работе сотрудников полиции, а также относительно формирования позитивного имиджа сотрудника полиции. Был рассмотрен вопрос об информировании населения о работе ОМВД в районных средствах массовой информации. На заседании Общественного совета говорилось и об организации выступления начальников отделов внутренних дел и участковых уполномоченных полиции перед населением, возможность участия членов Общественного совета на этих встречах.

Екатерина МАЛЮГИНА

ШЕРИФ С БЕГОВОЙ АЛЛЕИ

Бытует такой мнение, что участковый – это такой русский шериф. Старший участковый инспектор отдела МВД России по району Беговой  подполковник полиции Игорь Ерёменко с такой концепцией вполне согласен: «Пожалуй, да. Ведь участковый – это представитель всех служб правопорядка в жилом массиве. Так или иначе, мы занимаемся практически всем: от раскрытия преступлений до лицензионно-разрешительной работы, по части проведения проверок условий хранения оружия». О том, как удаётся при стольких обязанностях всё же справиться со своей работой, Игорь Степанович рассказал в интервью нашей газете.

— Как вы оказались в милиции?

— В милицию я пришёл работать в 1984 году, сразу после службы в армии. Два года отработал в постовой службе, после чего поступил в среднюю школу милиции, отучился очно два года. И по окончании, в 1988 году, был назначен на должность участкового. Работать начал в 63-м отделении милиции, где и служу до сих пор, считай, всю жизнь.

— Расскажите, пожалуйста, о территории, на которой работаете.

— В разные годы это была совершенно разная территория. И по проблемам, и по границам, которые менялись за службу несколько раз. На сегодняшний день под моей ответственностью следующая «земля»: улицы Нижняя, Скаковая, Верхняя — это район Белорусского вокзала.

Территория сложная. В первую очередь из-за близости Белорусского вокзала. Электрички дают преступникам возможность быстро скрыться с места преступления, чем «гастролёры» и пользуются, кроме того, рядом метро. И вся эта развязка — метро, переходы, вокзал — создаёт огромный пассажиропоток. А ведь в этом районе множество офисов, промышленные предприятия, поэтому по вечерам людской поток становится совершенно невозможным. Сложно, но стараемся как-то держать всё под контролем.

— Удаётся?

— Если посмотреть статистику, то по Москве мы держимся в рамках. Нет такого, чтобы не продохнуть. Но по определённым преступлениям есть проблемы, впрочем, общие для всей столицы. Во-первых, я имею в виду захлестнувшую в последнее время город волну краж номерных знаков. Во-вторых, непросто всё с иммигрантами. Но стараемся, вычисляем места концентрации, ищем, где работодатели их скрывают, а потом совместно со службами миграционного контроля приезжаем в эти точки, проверяем документы, проводим задержанных через наши картотеки. Конца-краю этой работе нет — в Москве в последние годы нелегальных иммигрантов, сами знаете, очень много.

Ну и конечно, периодически случаются у нас грабежи, разбои — район не самый спокойный. Но в основном административные правонарушения: распитие спиртных напитков, появление в пьяном виде, мелкое хулиганство.

А последнее крупное дело на участке — мошенничество. Студенты, два парня и девушка, сняли квартиру и начали её пересдавать. Всего за несколько дней они пересдали эту квартиру двенадцать раз, а потом съехали. В течение двух суток нам удалось их найти и задержать.

Но основное — это всё же профилактика. Это главная задача участкового инспектора. Другое дело, что её часто теснит необходимость участия в раскрытии преступлений — бандиты ждать не будут, пока ты пройдёшь по всем сложным адресам. Так что постоянно мы оказываем помощь следствию, дознанию, уголовному розыску, содействуем в поимке преступников, задержаниях — без этого никуда.

— Нагрузка большая?

— Довольно-таки большая. Если раньше на нашем опорном пункте было шесть человек, то после реформы осталось всего трое. Посчитать несложно: нагрузка возросла в два раза. При этом изо дня в день возрастает и так не малый объём бумагооборота, что отнимает огромное количество времени. И если кто-то из нас заболел или в отпуск ушёл, то оставшимся приходится совсем туго. Но это, опять-таки проблема всей Москвы.

—  Постоянные дебоширы в районе имеются?

— Конечно. Есть такая категория людей, которые не понимают, сколько ни говори. К счастью, большинству всё же достаточно один раз объяснить ситуацию, и впредь они не беспокоят. 

— Полицейская форма обычно провоцирует или отрезвляет скандалистов?

— По-разному. На одних форма действует как красная тряпка на быка. А некоторых действительно успокаивает. Этот момент нужно научиться определять сразу, как только человека видишь, и уже исходя из этого начинать строить с ним диалог. Предугадать поведение человека в нашей работе неоценимо важно. Тем более, что часто сталкиваемся с агрессией, которая делает ситуацию малопредсказуемой. Нужно чётко понимать, когда следует с человеком поговорить пожёстче, а когда, напротив, дать время перевести дух, собраться с мыслями. И всегда важно выслушать человека, понять его интересы, эмоции и только потом уже вникать в его проблемы. А если идти нахрапом, то можно человека спровоцировать на агрессию. Так недалеко и самому от эмоций не удержаться. Не в смысле каких-то грубостей — достаточно чуть повысить тон, и человек уже имеет право написать жалобу. И нам приходится отписываться, оправдываться. 

К счастью, агрессия в отношении нас проявляется исключительно словесно — нападать не пытаются. Хотя некоторое неповиновение случается, люди оказывают сопротивление при попытке доставить их в отделение, особенно пьяные.

— Можете сравнить разные периоды вашей службы: советский, бурные 90-е, нынешний.

— Разница между всеми этими эпохами огромная. Например, в советские времена было куда больше возможностей призвать человека к порядку. К примеру, можно было написать письмо на работу, и к нему бы там отнеслись чрезвычайно серьёзно — тогда за проступки, привлёкшие внимание милиции, лишали премий, могли уволить, в худшем случае, можно было даже лишиться места жительства, если человек жил в общежитии. К милиции тогда относились по-другому: уважали, ценили. Если в форме идёшь по улице, то ни один пьяница не попадётся — заблаговременно разбегались.

В 90-е годы было очень тяжело. Все знают, что это было за время. И на сегодняшний день в плане порядка мы ушли от тех времён очень далеко. Взять даже непосредственно органы внутренних дел — очень серьёзно возросли требования. Требования справедливые, но растут они постоянно, и чтобы соблюдать их, нужно, конечно, работать предельно ответственно и на износ.

В последние годы работу участкового сопровождает огромный поток материалов, которые, вообще-то, не характерны для рассмотрения полицией. Если в проценты перевести, то примерно 20 % – это экономика, которой мы заниматься не должны. Но прежде чем передать другому ведомству, мы обязаны собрать материал, найти людей, опросить, получить копию документов. Также отнимает много времени работа, связанная с гражданско-правовыми отношениями. Народ не хочет обращаться в суды! Потому что, во-первых, это процесс длительный. А во-вторых, потому, что проще прийти к нам, написать заявление – пускай полиция разбирается. Когда же мы пытаемся объяснить, что человек просто тратит время, нас точно не слышат: «Ну, суд это долго».

— По какому графику вы работаете?

— График установлен следующий: с 9 до 18 — это утренняя смена, вечерняя — с 15 до 24. Эти смены мы между собой чередуем, так как они очень отличаются по характеру: позднее время — это преступления и правонарушения, утренняя смена – для работы с материалами, выездов в организации по различным служебным вопросам. Хотя на деле в связи с большой загруженностью приходится работать с утра до ночи. Потому что в отведённое время, за 9 часов, исполнить свои обязанности не халтуря практически невозможно. Вот и работаем и в выходные дни, и большую часть суток. Только так можно справиться с этим объёмом. 

Выходной обычно выпадает на середину недели. Из субботы, воскресенья отдыхаем только в какой-то один день. По два выходных вообще бывает очень редко. Это не очень удобно, конечно: никуда не выехать. Даже в свой выходной, если что-то случается на территории, дежурный сразу звонит, и приходится выходить на работу — отлынивать нельзя, ведь на наших плечах безопасность жилого сектора. Должен сказать, что дёргают в выходной всё-таки не особенно часто, понимают, что человеку тоже надо взять передышку. Но если случается что-то серьёзное, то вызывают обязательно. И мы это понимаем. А как иначе?

— Что можно исправить в службе участковых уполномоченных, чтобы несколько облегчить их непростую работу?

— Первое дело – это увеличить штатную численность участковых. А во-вторых, сократить объём несвойственной полиции работе, о которой я говорил. Слишком она много времени отнимает, а ведь наша основная задача — быть в жилом секторе, работать с гражданами. У нас же, к сожалению, получается, что большая часть времени уходит на рассмотрение бумажных вопросов. Народ нас редко видит и справедливо жалуется, что участкового в лицо не знает. А участковому невозможно выйти в жилой сектор, пока не исполнишь все эти бумаги. Сроки рассмотрения сжатые — трое суток, а нормально рассмотреть заявление за этот период практически невозможно. Их 10—15 приходит в сутки, и по некоторым, бывает, с человеком нужно поговорить часа два, чтобы разобраться. Вот и посчитайте, какой объём.

— Какие ещё можете назвать трудности?

— Психологически, конечно, тяжело. Хотя с опытом эмоции сглаживаются. Но всё равно трудно. Каждый материал — это какой-то скандал. И всегда есть две стороны, одна жалуется на вторую. А мы, рассмотрев дело, должны принять одно решение, и обязательно другая сторона недовольна. Люди обижаются, а хотелось бы, чтобы они объективно подходили к нашей работе. Мы-то рассматриваем все материалы объективно, мы не имеем права становиться на чью-то сторону. К тому же над нами постоянный контроль — руководство, прокуратура проверяют все материалы.

— Как предпочитаете проводить свободное время, есть ли у вас какое-то хобби?

— Люблю рыбалку. Просто погулять по лесу люблю, грибы пособирать. Всегда очень хочется найти время выехать за город, но редко удаётся. Словом, отдыхаю так же, как и большинство москвичей. Да и как иначе: ведь снимая форму, я становлюсь обычным жителем столицы, как и все. Хотелось бы, чтобы люди об этом не забывали.

 

Денис КРЮЧКОВ,

фото автора

СЛУЖБА КАДР ЗА КАДРОМ

Путь в московскую милицию для Михаила Вениаминовича начался в далёком Ташкенте, где тогда жила его семья. После демобилизации из Вооружённых сил, в октябре 1950 года он вернулся в родной город и пошёл на авиационный завод, учеником токаря. О милиции тогда и не помышлял. Не прошло и десяти дней, как вызвали его и ещё четверых человек, которые учились на том же заводе, в Сталинский райком партии Ташкента. Здесь им объяснили, что райком решил направить их на работу в милицию. Время было жёсткое, но никто их не заставлял – станешь ли хорошим милиционером из-под палки? Словом, отказаться было можно, но если кто-то согласен, то для них было готово направление, а в кабинете уже сидел представитель милиции.

На службу пошли трое. Оформив все необходимые документы, стали ждать результатов проверки. Спустя три месяца, в феврале 1951 года, Михаила Вениаминовича вызывали в Министерство внутренних дел Узбекистана, в отдел кадров. Здесь его ждал приказ о назначении оперуполномоченным в отдел по борьбе с хищением социалистической собственности (ОБХСС).

Проработал он там до 1957 года, после чего направили на обучение в Высшую школу МВД в Москву. Ожидалось, что на учёбу здесь будут претендовать 130 человек, по количеству доступных мест, но по приезде Михаил Турцев оказался аж среди четырёх сотен соискателей! Ему удалось поступить.

Годы в Высшей школе Михаил Вениаминович называет самыми интересными. Полюбилась ему и Москва. Более того, Турцев обзавёлся здесь семьёй. Благодаря жене он и остался в столице. Не могла она бросить маму, бабушку, оставить университет – работала научным сотрудником в МГУ.

В 1960 году, завершив учёбу, Михаил Вениаминович обратился к министру внутренних дел Узбекистана. Описав своё положение, он попросил согласия, чтобы ему разрешили остаться в Москве. Довольно быстро пришёл положительный ответ.

Получил должность заместителя начальника Свердловского района. Через два года был переведён на должность заместителя начальника уголовного розыска 50-го отделения милиции.

Отделение это тогда располагалось на Пушкинской улице. Ютилось в старом двухэтажном здании, в котором правоохранительным органам был отдан только первый этаж, а наверху жили люди. Обслуживало отделение весь центр, Красную площадь, улицы Горького и Пушкинскую, площадь Свердлова (ныне Театральная).

— Очень сложным было это отделение, — вспоминает Михаил Вениаминович. — А всё почему? Потому что все милиционеры, если задерживали кого-то, то приводили нарушителя именно в это отделение. А оно находилось ближе всего к Красной площади и площади Свердлова — места, которые как раз и давали львиную долю правонарушений в районе. В том числе доставляли очень много пьяных граждан. Оперативный полк, занимавшийся их поимкой, кажется, кроме 50-го отделения, никакого больше и не знал, всех свозил сюда. Знали, что здесь примут. 

Пробыл Михаил Турцев на должности заместителя по розыску полтора—два года. В 1960 году его назначили начальником 50-го отделения.

В бытность его на этой должности произошла история, которую Михаил Вениаминович в деталях помнит до сих пор.

В 1966 году в кабинет к Турцеву пришёл гражданин с жалобой. Он сообщил, что его сына уже неделю как убили, а никто на это не обращает никакого внимания. «Как убили? Почему никто не обращает внимания?» Следует ещё более поразительная подробность: убийство произошло прямо на площади Свердлова.

Михаил Вениаминович стал подробно расспрашивать посетителя и выяснил дату происшествия. Однако после проверки книги происшествий выяснилось, что никакого убийства в тот день на площади Свердлова не было.

Последовали новые расспросы, которые, наконец, позволили воссоздать картину случившегося. Компания молодых людей прогуливалась в тот поздний вечер по площади. Один из них вдруг отошёл от друзей в сторону. К нему подошёл неизвестный человек и ударил его по лицу. Парень рухнул и затих. Друзья подбежали к нему и, не сумев привести в чувство, вызвали «скорую», которая увезла его в институт Склифосовского, где он через неделю скончался.

Теперь стало ясно, почему в книге записей не было ни строчки об этом происшествии. Формально это дело не попадало под графу «убийство», а было случаем нанесения тяжких телесных повреждений, повлекших за собой смертельный исход. Впрочем, как ни формулируй, парень мёртв, и в смерти его виновен некий вполне определённый человек, которого нужно искать. Начали разбираться.

Имя было установлено быстро – его слышали в тот злополучный вечер друзья убитого. Звали преступника Маратом.

Когда это выяснили, в отделение были доставлены 39 различных правонарушителей. Всех их подробно опросили. Удача! Один из них сообщил, что знает Марата, однако о драке ему ничего неизвестно. Михаил Вениаминович попросил этого человека встретиться с Маратом и расспросить о случившемся. Однако дело осложнилось тем, что Марат жил в Армавире, но в Москву приезжал часто, и адрес, где всегда останавливается, был известен. Туда послали милиционеров. Они побеседовали с хозяином и его сыном, не обмолвившись, конечно, о причине интереса к их частому гостю. Сын подтвердил, что да, Марат очень часто приезжает к ним. Тогда их попросили передать ему, чтобы, когда появится вновь, пришёл в отделение. Интерес милиции не должен был напугать Марата, на тот момент выяснилось, что он является вполне законопослушным гражданином, и тот странный случай на площади Свердлова казался совершенно невозможным.

Спустя полтора месяца, как и рассчитывали, Марат действительно пришёл в отделение милиции. Уточнил, хотели ли с ним поговорить. Михаил Вениаминович осторожно начал расспросы: часто ли бывает в Москве, по каким делам, дошли и до памятного происшествия. Марат и не думал отпираться, он не знал, что удар его был смертельным. Спокойно рассказывал: «Да, был такой случай. За что ударил? Дело было так: он сделал замечание одному парню, который бросил окурок. Я это мельком заметил, а потом с удивлением увидел, что спустя минуту-другую он отошёл от своей компании и стал оправляться на стену. Я приблизился к нему: как же так – сам сделал замечание за окурок, а теперь что творишь? Он мне нагрубил, я его ударил. Он упал, я ушёл». «А знаешь, что он впоследствии скончался». «Не может быть!» — побледнел Марат. К сожалению, это случилось, и отсутствие злого умысла не является оправданием. Марат сел на семь лет, а Михаил Вениаминович и сегодня с грустью вспоминает горькое и практически случайное происшествие, унёсшее одну и покалечившее другую жизнь.

Вспоминается и такая история. Как-то раз, проверяя посты, Михаил Вениаминович услышал крик женщины: «Помогите! Помогите!» Немедленно он примчался к ней.

— Она трясётся, испуганная и гневная,  показывает вдаль, и я вижу убегающего прочь от нас человек. Я рванул за ним, быстро настиг и подсёк – он упал. Поднимаю его, спрашиваю, что происходит. А он говорит: «Да ничего не происходит! Никого я не трогал! Я подошёл к ней, хотел познакомиться. А она подумала, что я её ограбить хочу!» Такая история сразу, конечно, убедительной не покажется и проверить её надо, так что я его под руку и говорю, давайте-ка, товарищ, пройдёмте со мной. Когда пришли в отделение, он, возмущённый поведением девушки, эмоционально всё ей объяснил – она ахнула. Поговорили, разобрались. Спрашиваю, есть какие-то претензии у неё к нему. «Ой, я думала, он хотел меня ограбить», — ответила расстроенная девушка. «Пишите тогда заявление». Нет, говорит, заявление писать не буду. «Ну, раз заявления нет, значит, и никакого происшествия не было!» Записали в журнал, что доставлен для проверки личности, и отпустили. Но главное, почему мне запомнилась эта история, состоит вот в чём. Когда я, ведя его в отделение, проверил документы, то чуть от изумления тут же не отпустил его. Парень-то оказался мастером спорта по бегу. Как я мог догнать мастера спорта по бегу — не понимаю. 

Начальником 50-го отделения Михаил Турцев проработал до 1968 года, когда при реорганизации их перевели в Тимирязевский район. 50-е, «съев» часть территории 16-го отделения, площадь работы которого была совершенно непосильна для него одного, превратилось в Тимирязевское РОВД. Здесь Михаил Турцев получил новое назначение — он стал заместителем начальника по службе. В этой должности и проработал до ухода на пенсию.

В 1984 году выйдя в отставку, Михаил Вениаминович связи с милицией не терял. Когда в 80-х начали образовывать во всех отделениях советы ветеранов, он не остался в стороне и вместе с товарищами создал эту организацию у себя в отделении. На первых порах их было всего 8 человек, но вскоре ветеранов, желающих помочь коллегам в каждодневной службе, стало уже более трёх десятков. Помогали советом, постоянно встречались с личным составом, рассказывали, как несли службу, как нужно работать, чтобы не подвести товарищей, участвовали в церемонии вручения оружия. Обязательно представители Совета ветеранов присутствовали на всех окружных мероприятиях с участием личного состава. А сегодня, когда в силу возраста Михаил Вениаминович уже не может столь активно участвовать в жизни родного округа, созданный при его участии Совет ветеранов уже оказывает большую поддержку и ему самому.

— Вот что я хочу сказать: работа подразделения напрямую зависит от работы его начальника. Если начальник работает хорошо, он и работу организует хорошо, и личный состав у него всегда будет выполнять то, что должно. Но как только начальник где-то дал послабление, то это проникает в работу всего личного состава. Я всегда говорю только-только поступившим на службу ребятам: хотя вы и прошли должную подготовку, никогда не должны прекращать систематически работать над собой. Изучайте все законы, уставы, которые регламентируют деятельность полиции, и применяйте их в своей практике так, чтобы граждане с одобрением смотрели на полицию. Главное — это желание трудиться и развиваться. Если человек хочет работать, у него всё получится. И никогда у него ничего не выйдет, если он работает из-под палки.

Денис КРЮЧКОВ,

фото автора

 


График приемА граждан руководителями УВД

по Северному административному округу ГУ МВД России по г. Москве на 2012 год

 

Приём граждан проводится в Приёмной по адресу: г. Москва, ул. Выборгская, д.14, каб.№ 410, согласно графика. В выходные и праздничные дни приём осуществляют ответственные дежурные от руководящего состава. Предварительная запись и разъяснение информации о времени приёма осуществляется по телефонам: (495)601-03-47, 601-01-84, 601-03-49. 

ПЕРВАЯ ПОЛИЦЕЙСКАЯ

Врач поликлиники № 1 МСЧ Главного управления МВД России по г. Москве Елена Смирнова — человек известный в мире ведомственной медицины. За её плечами — богатая профессиональная история, осенённая уважением коллег и любовью пациентов. Более сорока лет назад она, дипломированный специалист, впитавшая знания от корифеев советской медицинской науки, переступила порог поликлиники № 1, ставшей ей вторым домом.

Сделать Елену Григорьевну центральной фигурой нашей беседы у меня так и не получилось.

— Но только очень прошу: давайте не обо мне, а обо всём коллективе.

Что ж, нельзя не откликнуться на просьбу заслуженного врача России и обладателя медали за заслуги перед Отечеством II степени.

— В нашей поликлинике сложился коллектив невероятно дружный, — начинает свой рассказ Елена Григорьевна. — Много добрых слов можно сказать о каждом. Здесь трудятся прекрасные врачи, ветераны труда, которые много лет жизни отдали служению на благо здоровья сотрудников правоохранительных органов. Раиса Сутягова, Зинаида Грачёва, множество блестящих специалистов, неизменно прилагающих все силы, чтобы помочь своим пациентам. Некоторых я могу назвать своими учителями: это заместитель начальника поликлиники по экспертизе Елена Беломытцева и заместитель начальника по медицинской части Ирина Ключарёва. Они младше меня и проработали меньше лет в поликлинике, однако я считаю их своими наставниками, которые немало помогли мне в работе.

Не могу, конечно, не отметить тех, кто сейчас уже на пенсии, но всегда очень помогал нам. В первую очередь, Светлану Тимошенко, которая сделала чрезвычайно много для того, чтобы наша поликлиника была лучшей. Она была хорошим, достойным руководителем, когда надо — очень строгим, и отлично знала работу ведомственной медицинской службы.

Подробно Елена Григорьевна рассказывает о медицинских сёстрах:

— Без них нашу работу нельзя было бы выполнять на должном уровне, потому что они являются первыми помощниками врача на приёме. От их участия зависит наша нагрузка, взаимопонимание с пациентами. Долгое время у нас главной медсестрой была Екатерина Фалина, которая была, что называется, сестра от бога. На смену ей пришла её воспитанница, человек не менее грамотный, тоже ветеран труда, много лет проработавший в поликлинике, Лидия Золотухина.

Елена Григорьевна отметила, что наряду с заслуженными работниками медицины в поликлинике трудится немало молодых врачей, им здесь уделяют самое пристальное внимание, и они, глядя на лучших сотрудников поликлиники, стараются не отставать.

Обновление при этом происходит очень плавно. Первой поликлинике вообще не свойственна кадровая текучка — с таким подбором специалистов она была бы попросту вредна.

— У нас почти все вакансии заняты, — замечает Елена Смирнова. — Потому что к нам стремятся, а уходят от нас редко. Очень была рада, когда к нам два года назад пришёл молодой невропатолог. Мы его выучили, и теперь у нас есть мануальный терапевт. А сейчас пришёл ещё один врач, сразу после ординатуры, но уже видно, что он специалист очень грамотный, работать с ним одно удовольствие. Постоянное, пусть и понемногу, но обновление очень важно, ведь молодёжь к нам приходит с новыми знаниями, более современным и свежим взглядом на какие­то вещи, что нам, опытным сотрудникам, зачастую очень помогает.

Важность следовать в русле современных тенденций в медицине в поликлинике № 1 осознают прекрасно, и руководство уделяет этому самое пристальное внимание.

— У нас, к примеру, еженедельно по четвергам проходят учебные конференции, — говорит Елена Григорьевна. — Кроме того, к нам часто приходят с докладами интересные лекторы. Словом, мы ни на минуту не прекращаем быть «студентами» и постоянно расширяем наш кругозор. Это просто жизненно необходимо в нашей работе, и здорово, что руководство постоянно даёт нам возможность повышать свою квалификацию.

Не отстаёт поликлиника и в техническом оснащении. В этом году произошло расширение отдела реабилитации, куда поставили новое оборудование. Оснащены также новым оборудованием лаборатория, и ЛОР­отделение. Вскоре будет открыта современная водолечебница. Постоянно растёт компьютерная сеть, что не только облегчает работу, но серьёзно расширяет аналитические и статистические возможности. А это, в свою очередь, даёт возможность лучше понимать эффективность своего труда и делать меньше ошибок, чего, впрочем, и так практически не бывает.

Современное оборудование позволяет вести в поликлинике большую научно­практическую работу. Ведётся она в том числе и в отделении Елены Смирновой.

Большая заслуга в том, что поликлиника №  1 отлично технически оснащена, принадлежит нынешнему её руководителю полковнику внутренней службы Салавату Хазиеву, опыт работы сочетается у него со стремлением к постоянным новшествам.

— Хочу сказать, что нам вообще всегда везло на руководителей, — отмечает Елена Григорьевна. — Мне довелось работать со многими, и каждый отдавал свои силы и знания не только нашим пациентам, но и нам, сотрудникам, прекрасно понимая коллектив и откликаясь на любые наши просьбы. Все они стали для меня прекрасными учителями. Многое мне дала работа с начальником поликлиники Прасковьей Гудковой. С большим теплом я вспоминаю годы, на протяжении которых моим начальником был заслуженный врач России Владимир Цомык, неустанно прививавший своим сотрудникам любовь к медицине и пациентам, учивший нас подходить к любой проблеме максимально сосредоточено и рационально. Благодаря их самоотверженному труду традиции нашей поликлиники, которые были заложены 65 лет назад, продолжают крепнуть из года в год.

Отмечает Елена Смирнова и заслуги руководителей Медицинского управления МВД полковника внутренней службы Вячеслава Волкова и его заместителя и куратора поликлиники № 1 Дианы Кудровой, а также всех других сотрудников, которые много уделяют внимания здешним проблемам, в частности материальному обеспечению, благодаря чему и удаётся проводить своевременную модернизацию медицинской аппаратуры.

— Конечно, работаем очень напряжённо, — признаёт Елена Григорьевна, — с большой отдачей, и никогда никому не откажем, ни одному больному, пусть даже он появится прямо к закрытию. Это непреложный закон нашей поликлиники: пациент, пришедший в поликлинику сегодня, сегодня же и будет принят врачом. Лично моё отделение в этом году превысило на 136% план по приёму. Если взять статистику, то у меня, например, вместо четырёх человек в час набирается на практике более шести. И вы не забудьте, что мы лечим не только сотрудников, но также пенсионеров, заслуженных работников МВД, которые отдали много лет нашей системе, и всегда у нас вне очереди участники войны. Особое внимание оказываем сотрудникам, вернувшимся из горячих точек. А если необходимо, мы направляем пациентов и на санаторно­курортное лечение.

На вопрос о самом тяжёлом дне, Елена Григорьевна лишь пожимает плечами:

— Они всегда нелёгкие. Я не могу сказать, что у меня когда­то был самый тяжёлый день. Хотя некоторые дни могу назвать очень тяжёлыми. Это дни, когда приходит много народу, и ты хочешь всем помочь, сразу же, но физически не можешь, и очень печально, когда у твоего кабинета толпится народ.

Пациенты ведомственной поликлиники особые, они отличаются от пациентов районных поликлиник, ведь их специфическая работа обуславливает и специфические проблемы. Елена Григорьевна, конечно, не имеет права рассказывать о каких­то конкретных заболеваниях, но отмечает, что с учётом напряжённой работы здоровье сотрудников требует и напряжённого внимания, более чуткого отношения. К сожалению, в своём отношении к здоровью стражи правопорядка нередко ничем не отличаются от рядовых граждан: всё тот же нередкий расчёт «на авось», нежелание показываться у врача, пока что­то не начнёт болеть всерьёз.

Елена Григорьевна полностью поддерживает в этой связи введение в некоторых подразделениях спортивных дней.

— Это очень правильно. Поддержание хорошей физической формы — это своего рода профилактика, а профилактика — первое и самое главное звено обороны для нашего организма.

Позволяет вовремя вычислить грозящие здоровью проблемы и ежегодная диспансеризация. При малейшем отклонении от нормы сразу же превентивно назначается лечение, которое даёт возможность сохранить должное здоровье. Другое дело, что не каждый пациент, уйдя от врача, будет следовать его предписаниям. Воля, конечно, их, но пусть люди, дожидающиеся пока болезнь не войдёт в полную силу, помнят, что обычно те, кто безалаберно относится к рекомендациям врача, уже через пять лет обрастают болячками: начинает возрастать давление, у курящих развивается хронический кашель, всё больше даёт сбоев из года в год желудок.

— Я всем сотрудникам хочу посоветовать, как остаться здоровым, — говорит Елена Григорьевна. — Во­первых, с большой любовью относитесь к своим семьям. Во­вторых, занимайтесь спортом, посещайте бассейн. И ни в коем случае не забывайте о профилактике, если хотите реже наведываться в поликлинику. А при малейшем дискомфорте поскорее обращайтесь к нам, чтобы мы смогли предотвратить заболевание в самом начале, не дожидайтесь, когда вас заставит прийти сюда болезнь.

Выдерживать напряжённый график помогает тёплый климат, свойственный коллективу поликлиники. Пожалуй, он здесь таков, потому что все сотрудники сходятся в своих взглядах на работу: каждый из них любит свою профессию, любит своих пациентов, уважает коллег и всегда стремится преумножить знания.

— Много лет проработав в ведомственной медицине, понимаешь, что по­другому уже нельзя, — говорит Елена Григорьевна. — Понимаешь, что к пациенту нужно относиться, как к близкому. Для меня яркий пример такого отношения демонстрирует один из наших ветеранов, Зинаида Степановна. К ней идут те диспансерные больные, которых на других участках невозможно было дозваться. Пациенты ей доверяют как родной, и если она кому­то звонит: «Жду вас на приём», то они обязательно приходят. Несмотря на почтенный возраст, она по­прежнему работает на участке, выполняя столь тяжёлую работу.

Таким людям, а их абсолютное большинство в медицинских структурах МВД, я хочу пожелать здоровья и благополучия. И пусть меньше будет больных, и больше людей, которые приходили бы только на профилактические осмотры. А если кто­то заболеет, то мы постараемся приложить все силы, чтобы они скорее вернулись в строй.

Денис КРЮЧКОВ,

фото из архива поликлиники

12 ОКТЯБРЯ — ДЕНЬ МЕДИЦИНСКОЙ СЛУЖБЫ МВД РОССИИ

Дорогие друзья,

уважаемые коллеги!

 

12 октября все медицинские сотрудники и работники Министерства внутренних дел Российской Федерации отмечают свой профессиональный праздник — День медицинской службы МВД России.

Пройдя сложные этапы становления, здравоохранение Министерства внутренних дел сформировалось как мощная сеть современных лечебно-профилактических учреждений, оказывающих широкий спектр медицинских услуг ветеранам органов внутренних дел, действующим сотрудникам правоохранительных органов и членам их семей.

Медико-санитарная часть МВД России по городу Москве является одним из наиболее крупных и значимых учреждений здравоохранения в системе МВД России, в состав которого входят лечебно-профилактические учреждения, обеспечивающие потребности в амбулаторной и стационарной медицинской помощи, санитарно-противоэпидемическом обеспечении, военно-врачебной экспертизе и психологической диагностике.

Медицинская служба столичного гарнизона является многопрофильным учреждением здравоохранения, использующим в своей повседневной деятельности самые современные диагностические и лечебные технологии и методики.

Наше главное богатство — это вы, любящие своё дело высокопрофессиональные работники, беззаветно преданные своему ведомству. Треть из личного состава отдали ведомственному здравоохранению более 20 лет своей жизни. Многие из вас награждены государственными наградами, боевыми орденами и медалями. Мы по праву можем гордиться своими кадрами, среди которых множество замечательных врачей, талантливых организаторов и известных учёных. Во многом благодаря их энтузиазму и настойчивости в нынешних экономических условиях удалось не только сохранить, но и значительно развить систему медицинской службы органов внутренних дел, освоить самые передовые методы профилактики и лечения заболеваний, расширить спектр оказываемых медицинских услуг, сделать большой шаг вперёд в научных исследованиях.

В этот праздничный день, от всей души, от всего сердца желаю процветания нашей службе, благополучия, счастья и здоровья вам, вашим родным и близким! Спасибо за ваш самоотверженный труд!

Вячеслав ВОЛКОВ,

 начальник Медико-санитарной части МВД России

по г. Москве, полковник внутренней службы,

заслуженный врач Российской Федерации

КУЛЬТУРА ПОВЕДЕНИЯ НА ДОРОГЕ

По инициативе ГУ МВД России по г. Москве по всей столице прошёл рейд «Вежливый водитель», в нём также приняли участие и сотрудники ОБ ДПС УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г. Москве.

Сотрудники полиции встретились с самыми маленькими учениками школы № 1, что на Ломоносовском проспекте, дом 21, и провели урок по правилам дорожного движения.

К сожалению, до сих пор многие родители не уделяют должного внимания проблеме детского травматизма на дорогах, а ведь именно взрослые зачастую виновны в детских травмах. Именно взрослые, пренебрегая сигналами светофоров, бегут на красный свет или перебегают дороги в неустановленных местах, показывая тем самым малышам пример нарушения самых простых правил поведения на дороге.

— В случающихся ДТП виноваты не только дети, но и взрослые, которые не уделяют внимания воспитанию у подростков культуры поведения на дороге, — отметил сотрудник ОБ ДПС УВД по ЮЗАО капитан полиции Алексей Кузьмин. — Именно в этом причина многих дорожно-транспортных происшествий с участием детей. Кроме того, встречаются случаи, когда взрослые не беспокоятся о детях, забывают их пристегнуть, не покупают специальные детские автокресла в машину. Наша же задача заключается в том, чтобы с самого малого возраста приучить малышей быть внимательнее к своей жизни.

В свою очередь малыши начальных классов школы № 1 подготовили для водителей маленький подарок. Они написали письма-обращения к водителям, чтобы те были более внимательными на дорогах, соблюдали скоростной режим и помнили, что от их поведения зависит чья-то жизнь. Эти письма дети вручили инспекторам ГИБДД, которые в этот же день на специальном посту-пикете № 106, что расположен на пересечении улицы Профсоюзная с МКАД,  вручили их водителям, проведя с ними небольшую беседу о соблюдении правил дорожного движения.

Надеемся, что проведение таких занятий и бесед среди детей и взрослых уменьшит число аварий на наших дорогах. 

Юлия АНОСОВА,

фото автора

В НАШЕЙ РОТЕ ОТЛИЧНЫЕ РЕБЯТА

Наша справка

Исполняющий обязанности командира взвода отдельной роты ППСП ОМВД России по району Фили-Давыдково старший лейтенант полиции Андрей Оболенский родился 24 февраля 1975 года в г. Орле.

Срочную службу проходил в должности матроса-стрелка в морской пехоте. Имеет среднетехническое образование, работал электромонтажником на одном из заводов в г. Орле. В настоящее время учится на заочном отделении в 1-м московском профессиональном институте юриспруденции на 3-м курсе.

В органы внутренних дел поступил в 1995 году в патрульно-постовую службу.

Неоднократно выезжал в горячие точки для выполнения боевых заданий.

В 2001 году Указом Президента РФ награждён медалью «За отвагу».
 

— Вот конкретно с медали «За отвагу» давайте, Андрей Георгиевич, и начнём нашу беседу. Догадываюсь, что вы заслужили её в бою.

— Точно, в бою, и не в одном. Но рассказывать особо нечего. В составе блокпоста, я и мои товарищи — посланцы Москвы, либо отбивались от яростных атак террористических групп боевиков, либо участвовали в ликвидации таковых. Вот и весь рассказ. Воевать-то они тоже умеют и подготовку проходили самую серьёзную.

— Я знаю, что вы характеризуетесь командованием с самых положительных сторон. А кто вам помогал осваивать милицейскую работу, кто был вашим наставником?

— Почему же — был? Он был и есть — командир роты нашего полицейского подразделения майор полиции Геннадий Владимирович Шевченко. Он имеет огромный опыт, умеет грамотно и чётко поставить задачи несения службы, видит успехи каждого подчинённого и закрепляет их, а если недочёт или ошибка допущена полицейским нашей роты, вовремя заметит. Объяснит причину и сделает всё, чтобы не было повтора. При этом без унижений подчинённого. Он нам и начальник, и наставник, и товарищ.

— А ещё у вас в роте есть такие, с кого пример брать и поучиться не худо?

— Конечно, есть. С такими, как командир взвода майор полиции Павел Валентинович Харченков, сержант полиции Александр Ишаев, старший сержант полиции Андрей Фоменков, можно в разведку, огонь и воду. Не могу, ограничиваясь нашей небольшой беседой, назвать многих других. В группе немедленного реагирования, название которой само по себе о многом говорит, абы кто работать не сможет, да ему и не позволят.

Я скажу несколько слов о том, что такое ГНР. По крайней мере для меня самого, экипаж ГНР находится в напряжении, в ожидании сообщения оперативного дежурного о той или иной нештатной ситуации, он не может знать, что ему уготовлено: уличная или квартирная драка, дебош  или поножовщина. И ждёт он тревожного сообщения, не сидя в дремоте, а патрулируя территорию. Если ночью, то вглядываясь в тёмные закоулки дворов, днём — в многолюдье улиц, подземных переходов, не зная и примерно, какая стычка его ждёт, какого уровня правонарушитель: просто хулиган или матёрый вооружённый бандит.

Нам больше всего досаждают квартирные свары. Здесь требуется не только умение остановить хулиганство и дебош, но и терпение. Бывает, и очень не редко, пьяный полицейского и матом, и любыми оскорблениями поносит. А я и голос не повышу. Он протрезвеет — жалоба на мои действия, которых не было и в помине, готова. И прежде чем начальство разберётся, мне объяснения не раз давать придётся. При этом, заметьте, жена дебошира, которая вызывала полицию, звонила в службу «02», уже на стороне супруга. Так что в группе ГНР надо быть и блюстителем правопорядка, и грамотным полицейским, и психологом.

— Грабежи и задержания грабителей в вашей практике случаются?

— Не очень часто, но случаются и разбои. Вот сравнительно недавно на Славянском бульваре ночью навстречу нашей автомашине с криками о помощи выбежал пожилой мужчина. Рваная одежда, весь в крови. Сказал, что его только что избили и ограбили два молодых парня. Отняли сумку, а в ней мобильный телефон, деньги. Мы его с собой в машину — и рванули в сторону, куда побежали бандиты. Мужчина сообщил приметы злоумышленников, а также и то, что он работает водителем в автобусном парке, поэтому после смены так поздно возвращался домой.

Беглецов настигли быстро, положили лицом вниз. Всё награбленное оказалось при них, даже борсетку не успели скинуть. Ну и кровь пострадавшего на их одежде — ещё одно неопровержимое доказательство преступления.

— Андрей Георгиевич, изменилась нагрузка на экипажи после реформы в правоохранительных органах?

— Произведённые сокращения численности полиции в Москве не могли не сказаться на расширении обслуживаемой территории. Одних только станций метро обслуживаем четыре: «Филёвский парк», «Кунцевская», «Пионерская», «Славянский бульвар». Я имею в виду территорию, прилегающую  к ним. А какие большие, очень населённые улицы. Одно только Рублёвское шоссе чего стоит!

— О семье скажите что-нибудь.

— Жена, Алёна, главный бухгалтер на одном из предприятий. Сыну Святославу шесть лет. Но беда случилась. Я только что приехал из Орла с похорон отца, Георгия Николаевича. Очень тяжко болел — перенёс два инсульта, а теперь вот обширный инфаркт.

— Примите сердечное сочувствие. А что же мать?

— Тамара Николаевна из родного Орла — ни шагу. Повидаемся с мамой на сороковины.

— Передайте ей низкий поклон за достойного сына. И спасибо за беседу.

Эдуард ПОПОВ,

фото из личного архива

Андрея ОбОленского

КОНКУРСЫ ДЛЯ СТОЛИЧНОЙ ПОЛИЦИИ


 

В целях повышения эффективности оперативно–служебной деятельности по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, стимулирования результативности и качества работы сотрудников московской полиции начальник столичного главка МВД Анатолий Якунин подписал ряд приказов об учреждении конкурсов:

1. «Лучшее УВД по административному округу» и «Лучший отдел МВД России по району (городскому округу) г. Москвы» — проводятся среди территориальных органов московской полиции.

2. «Лучшее подразделение» — проводится среди подразделений, входящих в состав территориальных органов, подчинённых ГУ МВД России по г. Москве.

3. «Лучший по профессии» — среди сотрудников территориальных подразделений ГУ МВД России по г. Москве.

4. «Лучший наставник» — проводится среди наиболее опытных сотрудников различных подразделений ГУ МВД России по г. Москве.

5. «Самая благоустроенная территория» — проводится в целях повышения уровня благоустроенности и озеленения, улучшения санитарного и эстетического состояния прилегающих территорий.

Победителям конкурсов будет присвоено звание в соответствии с темой заявленного состязания, вручён переходящий вымпел, диплом, ценный подарок или денежная премия за счёт средств ГУ МВД России по г. Москве. Имена победителей будут занесены на Доску почёта ГУ МВД России по г. Москве.

Участники конкурса «Лучшее УВД по административному округу» и «Лучший отдел МВД России по району (городскому округу) г. Москвы» в лице руководителей и сотрудников, добившихся высоких показателей в оперативно-служебной деятельности подчинённого ГУ МВД России по г. Москве территориального органа, признанного лучшим два и более раз подряд, по решению аттестационной комиссии ГУ МВД России по г. Москве будут представлены к награждению государственными либо ведомственными наградами.

 

Пресс-служба ГУ МВД России

по г. Москве

ПРАЗДНИК ОПЕРОВ

5 октября исполнилось 94 года со дня образования в системе органов внутренних дел службы уголовного розыска. В преддверии профессионального праздника в УВД по ВАО ГУ МВД России по г. Москве состоялось торжественное мероприятие, посвящённое празднованию Дня работника уголовного розыска, на котором присутствовали руководители управления, ветераны и действующие сотрудники уголовного розыска.

Заместитель начальника УВД — начальник полиции полковник полиции Сергей Занин, отметил, что уголовный розыск был и остаётся одним из основных подразделений органов внутренних дел. Сотрудники этой службы первыми встают на пути у преступников, охраняя жизнь и покой граждан. Мужество, верность долгу и присяге, самоотверженное отношение к службе, профессионализм и выдержка, умение в самых трудных ситуациях наладить слаженную и результативную работу — вот те основные качества, которыми обладают оперативные работники. В сложных ситуациях сотрудники уголовного розыска выполняют важные и ответственные задачи по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений и изобличению виновных в противоправной деятельности, укреплению правопорядка, охраны личных и имущественных прав граждан.

— От всей души поздравляю вас с Днём работника уголовного розыска. Уголовный розыск был, есть и будет авангардом в системе органов внутренних дел. Здоровья  и благополучия вам и вашим семьям. Хочу поблагодарить ветеранов уголовного розыска за помощь, которую они оказывают молодым сотрудникам, делятся своими навыками и большим опытом. Мы всегда чувствуем  вашу поддержку, — сказал Сергей Занин.

Председатель Совета ветеранов УВД полковник милиции в отставке Виктор Степанович Лаврухин от лица ветеранов поблагодарил присутствующих за поздравления и высокую оценку их работы:

— Хочу поблагодарить руководителей управления за то, что они постоянно оказывают нам внимание, бескорыстную и посильную помощь, проявляют заботу о ветеранах. И, конечно же, действующих сотрудников за их трудный, но столь необходимый труд. Желаю стать вам настоящими профессионалами. А мы всегда готовы прийти вам на помощь.

Приказом начальника УВД по ВАО ГУ МВД России по г. Москве генерал-майора полиции С.В. Плахих за значительный вклад в укрепление правопорядка и борьбу с преступностью лучшие сотрудники уголовного розыска награждены почётными грамотами и благодарностями. Мероприятие завершилось вручением грамот и памятных подарков сотрудникам и ветеранам.

Татьяна ПЕТРОВА,

фото автора