petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 15 (9567) от 25 апреля 2017г.

Статьи в категории: Номер 44 (9350) 7 - 13 ноября 2012 года

ОДНОЙ БЕДОЙ ДОЛЖНО БЫТЬ МЕНЬШЕ

Пожалуй, ни одно из подразделений нашей доблестной полиции не является столь популярным у нашего народа, как ГИБДД, или по-старому ГАИ.

Наибольшее количество анекдотов именно про сотрудников этой службы. Страж порядка, останавливающий вас на дороге в самый неподходящий момент, — весьма популярный персонаж сериалов и выступлений юмористов. Вы так торопитесь, у вас совещание, или, не дай бог, жена рожает, или, что ещё хуже — забыли дома включенный утюг! Ну и конечно, слегка нарушили правила, превысили скорость. А может, и чуть-чуть залезли на сплошную. Самую малость, левым колесиком, так как перед вами тащится какой-то «чайник» или трактор, везущий навоз в соседний район. И тут он, суровый страж порядка, не торопясь, размеренно отдаёт вам честь, представляется и просит показать документик. А потом вежливо: «Нарушаем?»

А что надо для того, чтобы не нарушать? Правильно! Знать ПДД как «Отче наш». Проверяют знания, навыки и умения будущего автомобилиста в специальном полицейском учреждении со сложным названием МОГТОРЭР (Межрайонный отдел государственного технического осмотра регистрации и экзаменационной работы).

Наш корреспондент побывал в одном из таких подразделений МОГТОРЭР № 1 на улице Лобненская, дом 20.

 

Итак, первый этап — проверка теоретических знаний. В класс приглашается группа из 12—15 человек. Строгий инспектор проводит краткий инструктаж. Правила сдачи экзамена просты. Необходимо из 20 вопросов дать правильные ответы не менее чем на 18. Экзаменуемые рассаживаются за столы, на которых установлены мониторы. На экране появляется случайный билет, включающий в себя вопросы и несколько (от двух до пяти) вариантов ответа на него. Время ограничено 20-ю минутами. То есть на каждый вопрос у испытуемого примерно по одной минуте. В моём случае из двенадцати человек с нормативом справились четверо. Остальным придётся прийти сюда через неделю. Хочу предупредить потенциальных шпаргальщиков — списать невозможно.

Четыре счастливчика с одухотворёнными лицами переходят на площадку. Здесь их ожидают несколько представителей отечественного автопрома — «десяток». Видимо, отдавать наши машины «на убой» для ГАИ несколько дешевле, чем иномарки. Будущие автолюбители должны продемонстрировать умение делать разворот, маневрировать между препятствиями, загнать машину в бокс (гараж), осуществить парковку задним ходом и забраться на эстакаду.

Со всеми задачами успешно справился только один, точнее одна, симпатичная шатенка по имени Алёна. Троим неудачникам придётся повторно посетить площадку через недельку. 

Следующий этап — езда по городу. Условия самые что ни на есть «боевые». Реальные дороги, настоящие светофоры, нервные водители, спешащие по своим делам, которых совершенно не волнует буква «У» на экзаменационной машине.

Меня приглашают на заднее сиденье в автомобиль. За рулём молодой человек  по имени Алексей. Он заметно нервничает. Обаятельный инспектор лейтенант полиции Роман Бардак занимает переднее пассажирское сиденье. Все, включая меня, пристегиваются ремнями безопасности. Салон просматривается видеокамерой. Вторая камера направлена на дорогу. Видеозаписи экзамена сохраняются в памяти и архивируются. Офицер доброжелательно спрашивает Алексея: «Вы готовы?» Получив утвердительный ответ, даёт команду на движение по маршруту. Для того чтобы успешно пройти испытания водитель должен проехать из точки А в точку Б, при этом не нарушив правил дорожного движения.

Машина с легкими рывками трогается с места. Через пять минут движения по оживлённой улице экзаменатор предлагает сделать разворот. Алексей, не обращая внимания на дорожные знаки и разметку, выполняет этот манёвр. Результат весьма плачевен. Визжат тормоза машин на встречной полосе. Гудят клаксоны. Моментально образовывается пробка.

— Вы нарушили, молодой человек, — произносит Роман, — приходите в следующий раз на пересдачу.

За этот день мне пришлось проехать по маршруту с двенадцатью соискателями на гордое звание — водитель. И только одна девушка по имени Катя из этой дюжины достойно справилась с заданием.

— Как показывает практика, те, кто готовился к сдаче экзаменов экстерном, как правило, намного слабее выпускников автошкол, говорит врио начальника МОГТОРЭР майор полиции Андрей Шушкин, — у них и теоретическая база прихрамывает, и практические навыки слабоваты.

По мнению офицера, каждому кандидату в водители как минимум необходимо 50—60 часов практического вождения. Причём в разных условиях: и днем и ночью, и в дождь и в туман.

Как заявил в беседе со мной Андрей Анатольевич, система аудио- и видеонаблюдения положительно отразилась на экзаменационном процессе. Ведь запись не пропадает и является доказательством того что испытания проходили честно, без каких-либо фальсификаций. Любой человек, не согласный с оценкой инспектора, имеет право подать апелляцию. Специальная комиссия может проанализировать видеозапись и дать исчерпывающий ответ: допустил ошибку инспектор или нет. Второй плюс этого нововведения — антикоррупционная составляющая. Камеру ведь не подкупишь.

Но больше всего меня удивило другое. Оказывается, все без исключения сотрудники данного подразделении раз в полтора-два месяца сами садятся за экзаменационные мониторы и проходят те же самые испытания на знание ПДД, что и рядовые выпускники автошкол.

— Это очень важно, — говорит Андрей Шушкин, — ведь сотрудник нашего подразделения обязан знать правила поведения на дороге как никто другой. В конечном итоге знания ПДД — это чья-то сохраненная жизнь.

Виктор ЗУЙКОВ,

фото автора

P.S. Возвращаясь домой на своей машине, я заметил, что веду машину очень аккуратно и тщательно соблюдаю все правила дорожного движения. Уроки инспектора не прошли даром!

ТРУДОВОЙ КОЛЛЕКТИВ — ВТОРАЯ СЕМЬЯ

31 октября в здании Российского государственного архива научно-технической документации состоялась встреча руководства и сотрудников 2-го полка Управления вневедомственной охраны ГУ МВД России по г. Москве с ветеранами этого подразделения.

Встреча была приурочена сразу к трём знаменательным событиям: 60-летию вневедомственной охраны, Дню сотрудника органов внутренних дел России и награждению ветерана Великой Отечественной войны, одного из первопроходцев учреждённой в 1952 году службы вневедомственной охраны милиции Владимира Кузьмича Гурина.

Владимир Кузьмич за многолетнюю верную службу Отечеству в разное время был удостоен множества наград. В этот же день на груди ветерана появились новые памятные знаки: «70 лет битвы за Москву» от мэра Москвы Сергея Собянина и «60 лет образования службы вневедомственной охраны МВД России». Владимир Кузьмич в свои 86 лет остаётся человеком деятельным, богатым жизненной энергией.

— Он живой пример неугаса-емой любви к жизни и службе для молодых полицейских, — считает председатель Совета ветеранов вневедомственной охраны столицы Геннадий Томин.

Того же мнения придерживается командир 2-го полка УВО полковник полиции Евгений Жигалов. Он справедливо полагает, что встреча с героем Великой Отечественной войны, человеком, прошедшим все этапы службы в милиции, способна внести неоценимый вклад в душу человека, являющегося сегодня блюстителем порядка. Полицейский должен по-хорошему болеть за своё дело.

К своей работе сотрудники 2-го полка УВО всегда относились очень серьёзно. Недаром их успешную службу отмечают не только руководители, но и те, кого они защищают. Вот и на этой встрече Евгений Жигалов получил заслуженную полком награду: Почётную грамоту от генерального директора ФГУП «Пресса» Управления делами Президента России.   

В целом же атмосферу, царившую на празднике, лучше всех охарактеризовал сам главный герой встречи Владимир Гурин: «Трудовой коллектив — это вторая семья!»   

Сергей ЛЮТЫХ,

фото автора

Корифеи делятся опытом

В УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве отделом морально-психологического обеспечения совместно с Советом ветеранов проведена встреча стажёров и молодых сотрудников управления с их наставниками и ветеранским активном.

Открыла мероприятие заместитель начальника ОМПО подполковник внутренней службы Светлана Козлова, которая обозначила тему встречи: «Организация наставничества в подразделениях УВД. Помощь ветеранского актива УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве в организации воспитательной работы с молодыми сотрудниками».

Начальник ОМПО подполковник внутренней службы Алексей Александров озвучил приказы  министерства по наставничеству за № 1139 от 24 декабря 2008 года «Об утверждении Положения об организации наставничества в органах внутренних дел Российской Федерации» и за № 632 от 28 июня 2012 года «Об утверждении Инструкции о наставничестве в ГУ МВД России по г. Москве». Подробно рассказал, какие мероприятия должны проводить наставники со своими подопечными (посещать их на дому, знать, чем они занимаются в свободное от работы время), отметил необходимость соблюдения норм профессиональной этики.

Один из старейших ветеранов — майор милиции в отставке Алексей Алексеевич Пель-Дмитриев рассказал о себе. Служил он в органах внутренних дел с 1955 года и всё время в подразделении уголовного розыска отдела МВД России по Пресненскому району. После выхода на пенсию в 1979 году работал консультантом. Когда он только начинал свою работу в качестве консультанта, в Пресненский отдел милиции пришёл служить нынешний министр внутренних дел В. Колокольцев, которому А.А. Пель-Дмитриев тоже оказывала методическую помощь. До сих пор ветеран каждый день приходит в родной отдел и проводит беседы с оперуполномоченными, обучает их мастерству сыщика.

Своим опытом поделился с молодёжью председатель Совета ветеранов отдела МВД России по Басманному району Фёдор Лебедев, который большую часть жизни отработал участковым уполномоченным. По его мнению, каждый участковый на своём участке своего рода мини-министр, знающий всё про всех и готовый в любую минуту прийти на помощь своим подопечным.

Более 10 лет он возглавляет первичную организацию Совета ветеранов. Да и вся его трудовая деятельность неразрывно связана с бывшим Бауманским районом. Родился он 8 октября 1935 года. С 1954 по 1957 год служил в армии. После демобилизации пришёл работать в Бауманский РУВД: постовым, командиром отделения, участковым инспектором, старшим участковым инспектором. Выйдя на пенсию, сразу же включился в общественную работу.

Фёдор Васильевич призвал сотрудников честно выполнять свой служебный долг, не брать взяток. Посетовал ветеран и на то, что рухнула система лечебно-трудовых профилакториев, товарищеских судов общественности.

Председатель Совета ветеранов ГИБДД УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве Вячеслав Чернов рассказал, как он служил на спецтрассе, на Красной площади, как в далёком 1975 году получали новую форму. Ветеран пожелал молодым сотрудникам стойко переносить все тяготы службы, поскольку вверенный участок накладывает двойные обязанности и ответственность на сотрудников ГИБДД. 

Председатель Совета ветеранов отдела МВД России по Пресненскому району Владимир Дмитриев, проработавший долгое время командиром роты патрульно-постовой службы в указанном подразделении, посоветовал наставникам особое внимание в своей работе  со стажёрами уделять практике, а не бумажным делам.

Председатель Совета ветеранов отдела МВД России по району Хамовники Иван Селин высказал мнение, что наставник должен знать семейное положение своего подопечного, регулярно посещать его по месту жительства, быть для него отцом и братом. Если у полицейского всё будет хорошо дома, тогда всё будет удачно складываться  и на службе. Ветеран призвал последовать его примеру и не забывать дорогу в спортивный зал.

Председатель Совета ветеранов УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве Нелли Нечаева подтвердила необходимость данной встречи, так как ветераны всегда готовы помочь молодым сотрудникам.

 Однажды, попав по приглашению на концерт, посвящённый Дню милиции (в г. Ангарске Иркутской области), она была очарована женщинами в погонах, отношением руководства к ним, поэтому решила связать свою дальнейшую жизнь с органами внутренних дел. По направлению райкома партии стала инспектором по делам несовершеннолетних. Участок попался сложный — посёлок Китой с населением около пяти тысяч населения, где проживали в основном ранее осуждённые люди. На обслуживаемом участке кроме нескольких пятиэтажных домов — частный сектор. А инспектор обязательно должен проверить, как обстоит дело в проблемных семьях, побеседовать с родителями, проконтролировать, чем занят подопечный. Поначалу много слёз пришлось пролить Нелли Ивановне, ей казались невозможными условия, в которых находились её подопечные. Но эти переживания только добавляли упорства в работе. Выйдя замуж, Н.И.Нечаева в 1985 году переехала в Москву, где продолжила работать старшим инспектором по делам несовершеннолетних в ОВД Гагаринский. Нечаева считает: что бы ни случилось в жизни, как бы тяжело не пришлось на работе, всегда необходимо верить в лучшее и много работать для достижения результата.

В 1998 году Н.И. Нечаеву приглашают работать начальником ОППН во 2-й РУВД (ныне отдел МВД России по Пресненскому району), вскоре она возглавляет отделение по предупреждению правонарушений УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве.

В 2006 году Нелли Ивановна вышла в отставку, но ещё два года работала на вольнонаёмной должности – помогает молодым сотрудникам службы по делам несовершеннолетних. Потом она три года была заместителем окружного Совета ветеранов, и вот уже два года возглавляет Совет ветеранов УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве.

Завершая встречу, Светлана Козлова напомнила молодым сотрудникам, а также их наставникам о необходимости поддерживать себя в хорошей физической форме, уделять особое внимание своему внешнему виду, приходить на службу опрятным, не допускать излишеств в декорировании себя ювелирными украшениями, быть олицетворением вкуса, достоинства и чести.

В свете последних драматических событий, связанных с участившимися ДТП, Светлана Александровна призвала всех присутствующих вести себя на дорогах более чем осторожно, не забывать, что от их поведения подчас зависит жизнь и здоровье других участников движения.

По окончании официальной части мероприятия молодым сотрудникам было предложено посетить  Московский государственный выставочный центр «Творчество» в Таганском районе, где проводится выставка ветерана отдела МВД России по Таганскому району, почётного члена Союза художников, лауреата конкурса ГУВД г. Москвы Павла Константиновича Павочкина.

Данная встреча прошла плодотворно. Молодые сотрудники с неподдельным вниманием слушали  выступление академика Российско-итальянской академии Феррони и Европейской академии  естественных наук, директора выставочного центра Григория Гинзбурга и самого Павла Павочкина. Затем молодые сотрудники с большим интересом рассматривали картины и художественные фотографии, представленные в двух залах. В книге отзывов они оставили восторженные записи об увиденном.

Руководство УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве выражает особую надежду, что данное мероприятие, прошедшее на высоком уровне, будет иметь продолжение и станет в округе традиционным. 

Андрей ОБЪЕДКОВ,

Елена СЕЛЮТИНА

Подрастающая смена

ГИБДД проводит в городе большую агитационную работу, направленную на улучшение ситуации с безопасностью на дорогах городах. И в первую очередь эти усилия сосредоточены на детях, чтобы с малых лет новое поколение российских граждан осознавало все опасности столичных магистралей.

Для учеников школы № 425 Северного округа силами сотрудников Госавтоинспекции была проведена небольшая познавательная экскурсия, продемонстрировавшая им работу поста-пикета ДПС, что находится на пересечении улицы Дыбенко и МКАД.

Для взрослого человек едва ли в небольшом рабочем помещении поста нашлось бы что-то особенно любопытное, но у детей чрезвычайный интерес вызывала любая деталь, будь то оборудование или форменное обмундирование. Ребята также внесли свои предложения по улучшение службы: по их мнению, посту не хватает диванчика и холодильника. Инспекторы были не против таких нововведений.

Впечатлил ребят тот объём знаний, которым обладают сотрудники ГИБДД. Они остались довольны пусть и небольшой, но очень увлекательной экскурсией. На вопрос о том, хочет ли кто-то в будущем служить в ГИБДД, добрая половина детей мгновенно подняла руки.

— Смотрите, сколько людей готово прийти вам на смену! — отметила одна из преподавательниц.

— С нетерпением будем ждать, — улыбнулся инспектор.

 

Денис КРЮЧКОВ,

фото автора

ЭКСПЕРТОМ БЫТЬ НЕПРОСТО

— Работа в ЭКЦ — это самая творческая работа во всей полиции, — так считает начальник ЭКЦ УВД по САО г. Москвы полковник полиции Юрий Пестов. — Она требует чрезвычайного объёма знаний и совершенных умений. Естественно, что здесь все работают с одним, с двумя, а то и с тремя высшими образованиями. И это не просто «корочки», за каждым дипломом скрыт реально огромный объём знаний. 

Характерный пример — сам Юрий. Когда он рассказывает о каком-то направлении работы ЭКЦ, между делом выясняется, что и здесь он является специалистом: закончил военное училище, имеет высшее автотехническое образование, знает минно-взрывное дело.

Эксперты округа занимаются составлением фоторобота, дактилоскопией, почерковедческой экспертизой баллистической экспертизой, — всего 13 направлений. Но здесь не устают искать новые направления работы: как раз сейчас налаживают компьютерную экспертизу. Если, например, преступник попробует в последний момент стереть с флэшки или жёсткого диска обличающую его информацию, то в ЭКЦ её могут восстановить. Отдельного сотрудника для этого пока нет. Данной работой занимается сам Пестов.

Куда больше начальник ЭКЦ стремится рассказать не о себе, а о коллективе:

— У нас один из самых опытных коллективов. Здесь трудятся люди, которые 15—20 лет проработали экспертами. Наших сотрудников отмечают на всех совещаниях, но, правда, обычно в таком контексте, что нам неплохо бы делать ещё больше, — смеётся он.

В ЭКЦ работают специалисты химики и биологи. Их задача: проведдение химических и биологических экспертиз. Не все этапы исследования проводятся на приборах, большая часть — "вручную". Для этого нужно личное мастерство, слагаемое из опыта и глубоких знаний.

Как сохранить высокий уровень работы, когда службу покидают опытные сотрудники? Здесь решение этого вопроса на потом не откладывают: берут новых людей, которые должны успеть получить необходимые навыки, пока не ушли мастера.

— Словом, есть и те, кто научит, и те, кого можно учить, — подводит итог Юрий.

Отбор здесь чрезвычайно строгий. Из 25 человек соискателей двери ЭКЦ распахиваются только для одного. Причём начинается этот отбор ещё задолго до собеседования. К примеру, закрывает двери в ЭКЦ, как и в целом в полицию, любая связь с наркотиками.

— Покуривал, попробовал — всё, до свидания, — говорит Юрий.

Кроме того, сюда бесполезно приходить устраиваться людям с липовыми пятёрками. Здесь достаточно специалистов, чтобы проверить качество таких оценок.

— Бывает, предъявляют диплом с хорошими оценками, — рассказывает об этом этапе отбора начальник ЭКЦ. — А я по «пятёркам» сразу начинаю задавать вопросы. Был случай, пришёл один с высшим автотехническим образованием. И по каждой своей «пятёрке» плавает. Что-то знает, но это подойдёт для автосервиса. Образование для работы здесь – это совсем другое. Без строго отбора мы брать людей не имеем права. — Ведь качество знаний напрямую отражается на работе. Если человек учился тяп-ляп, то, вполне вероятно, что он и по жизни такой, не решает возникшие проблемы, а отодвигает. Так не пойдёт, так нельзя в раскрытии преступлений. Нельзя окинуть взглядом место происшествия и, ничего не заметив, махнуть рукой. Нужно терпеливо и внимательно работать с каждой мелочью.

В поисках подходящих кандидатов ЭКЦ сотрудничает с учебными заведениями, готовящими экспертов-криминалистов. Кроме вузов МВД, этому сегодня учат также и в гражданских институтах. С одним из них, МИИТ, в ЭКЦ Северного округа плотно сотрудничают, студенты этого вуза проходят здесь практику. Вместе с преподавателями МИИТ в центре разработали учебный план, когда в один день студентам читают лекции, а в следующий они полученные знания закрепляют уже на практике.

Но не только учащиеся специализированных учебных заведений могут попасть на практику в ЭКЦ. Работает здесь, например, девушка, получающая  художественное образование: она прекрасно составляет фотороботы преступников.

Зачастую ей приходится рисовать не со слов потерпевших, а с кадров видеозаписи. Это создаёт большие сложности. Что в основном можно разглядеть на записи с камеры видеонаблюдения? Преступник пробежал в одну сторону, в другую — вот два размытых участка лица, и из этого нужно составить нечто пригодное для узнавания. Без специальной подготовки сделать это невозможно.

Не так давно ей нужно было нарисовать лица со слов человека, на которого напала троица злоумышленников. И чтобы их могли поймать по горячим следам, фотороботы нужны были как можно скорее, поэтому работать пришлось сразу после происшествия, с избитым человеком, едва держащимся на ногах. И подобный случай далеко не единственный. В другой раз требовалось составить фоторобот  по сведениям женщины, которая не могла говорить. Не потому что немая, а потому, что так глубоко порезал ей горло нападавший. Фоторобот составлялся в больнице, на основе записок пострадавшей.

— Очень многое в том, насколько точным окажется описание, зависит от образования человека, — рассказывает об особенностях своей работы девушка. — Именно уровень образования, интеллект позволяют человеку более точно выражать свои мысли. Также многое зависит от возраста. Дети частенько путаются. Спрашиваешь, например, о каких-то чертах лица, он отвечает: «Как у мамы». Делаешь «как у мамы», а ребёнок говорит, что не похоже.  После наводящих вопросов лицо начинает вырисовываться и нередко обречённое «Я не помню» превращается во взбудораженное «Точно, он!» Ведь в действительно человек почти всегда что-то да запоминает: этническую принадлежность — славянин, кавказец, азиат; волосы – длинные или короткие, тёмные или светлые; форму лица. Другие детали зачастую остаются размытыми, но портретного сходства никто и не ищет — важно ухватить ключевые черты, создать ориентир.

Удивительно, как много здесь работает людей, которые по своему образованию и по своим навыкам могли бы никак не соприкасаться с полицией. Что же всё-таки притягивает их к работе в ЭКЦ?

— А просто это интересная работа, — отвечает Юрий Пестов. – Работа, заставляющая думать. Да, любой из сотрудников мог бы найти непыльную работу за те же или большие деньги. Но это скучно. На такой работе мозги зачерствеют. А здесь собрались люди умные и талантливые. Они — фанаты своего дела, других здесь нет и быть не может. И я тоже фанат своего дела, — улыбается Юрий.

Сотрудники ЭКЦ постоянно ищут технические новинки, которые могли бы помочь в их сложном деле.

Экспертно-криминалистическая служба должна идти в русле самых современных технологий, помогает в этом ЭКЦ Министерства внутренних дел, который постоянно выпускает методические рекомендации, где представлены последние разработки. Приборы, которые доступны по финансам и для которых найдётся в коллективе специалист, берутся на вооружение.

— Техническое обеспечение зависит от двух очевидных факторов: наличия специалиста и денег, — говорит Юрий Пестов. —. Оборудование стараемся по мере сил обновлять, и в целом оно у нас достаточно «свежее». Хотя что-то осилить мы не можем, например, часть аппаратуры для лаборатории ДНК на сегодняшний день неподъёмно дорога. Такие вещи в Москве есть, но только на Петровке. И как раз сейчас наши сотрудники уехали туда, чтобы провести срочную экспертизу.

Главный элемент технической составляющей ЭКЦ — это ПАПИЛОН, автоматизированная база данных отпечатков пальцев и ладоней рук. Работает она по всей России и вносит, пожалуй, наибольший вклад в раскрытие преступлений. Все дактилократы всех преступников и людей, прошедших добровольную дактилоскопическую регистрацию, находятся в базе данных ПАПИЛОНа. И все изъятые с места происшествия следы неидентифицированных людей проверяются по этой базе.

В кабинете, где установлена система ПАПИЛОН, находится две станции, подключённые к центральному серверу, где и хранятся дактилоскопические данные обо всех следах, изъятых с мест преступлений. Юрий Пестов демонстрирует пример текущей работы: на экране — смазанный кусок отпечатка, который едва ли не сливается с грубой поверхностью. Такой след может быть совсем крохотным, но и его тоже нужно отработать, так как он может привести к преступнику. На данный отпечаток система выдаёт 20 потенциальных соответствий, случается, предлагает для сверки 2000 вариантов. И каждый надо проверить. А перед этим нужно ещё правильно расставить на изъятом отпечатке специальные метки, означающие особые признаки следа, иначе ПАПИЛОН не сможет помочь делу.

Когда полиция ловит преступника, его отпечатки сравнивают с отпечатками в базе — смотрят, причастен ли задержанный к другим преступлениям. Ответ «да» система выдаёт весьма часто.

Следы можно найти в каждом преступлении. И не обязательно отпечатки пальцев, это может быть, к примеру, почерк. Своя картотека существует для трассологических следов. Также экспертиза может проверить и следы инструментов преступления: чётко установить, той ли монтировкой ломали косяк входной двери, тем ли ключом отпирали замок, той ли отмычкой. А для дела, связанного с автотранспортом, следом будем какой-нибудь неприметный номерок.

— Стоит у нас швейцарский аппарат Projectina, который работает в различных спектрах, — рассказывает Юрий Пестов. — И когда поймали одного угонщика, у которого на машине стоял блок управления от другой машины, этот блок принесли к нам. А угонщик был матёрый, он номер на нём хорошенько затёр. Но на этом аппарате не видные глазу цифры сияли как гирлянда.

Был в практике ЭКЦ и один совершенно уникальный случай, связанный с автомобилем. Года полтора назад в Москве произошло громкое убийство, застрелили чеченского поэта. Преступники оставили только сгоревший остов «Форда». Всё оплавлено, номеров нет и просвечивать бесполезно. Зацепок не было. Эксперт, имеющий за плечами 25-летний опыт работы, досконально исследовал это обугленное железо и всё же заметил несколько цифр на одной из третьестепенных деталей. Он знал, что это за деталь, и знал, что её можно «пробить» по базе данных официального представительства «Форд» и так выйти на другую деталь. Цепочка эта привела к конкретной машине. Сыщикам оставалось выйти на владельца и схватить преступников.

И таких дел, где экспертиза так или иначе помогает в раскрытии преступлений, по прикидкам Юрия Пестова, процентов 95.

Хотя основная часть сотрудников занята работой над следами с мест преступлений, есть здесь и направление, в основе которого непосредственное общение с людьми. Это работа специалиста-полиграфолога.

Комната, в которой происходит проверка преступника, не слишком уютная: маленькое помещение, жёсткое кресло, угрюмая аппаратура в углу. Зато работает здесь очаровательная женщина, благодаря которой кабинет этот становится не столь жутким. Если кому-то кажется, что работа полиграфолога чрезвычайно проста — гляди себе в программу, следи, когда показатели зашкаливают на враньё, вот и всё, — то она быстро развеет заблуждения этого человека. Её работа начинается задолго до непосредственной беседы. Ведь чтобы получить точные ответы, в реакции тестируемого на которые затем не будет сомнений, нужно поставить правильные вопросы. Да и на беседе дело не заканчивается — с показателями, записанными полиграфом, во всех этих графиках, напоминающих кардиограмму, нужно ещё разобраться.

Полиграф, между прочим, здесь стоит отечественный, и аппаратом этим в ЭКЦ вполне довольны. Хотя, в основном, в центре пользуются продукцией иностранных фирм. Впрочем, самое ценное здесь — это, конечно, люди. И когда спрашиваешь их об отечественной технике, сотрудники ЭКЦ шутят: «Самая хорошая отечественная техника у нас — это сами эксперты!»

 

Денис КРЮЧКОВ

НЕДЕЖУРНАЯ ВЕЖЛИВОСТЬ

Отдел внутренних дел по району Коптево участвует в конкурсе на звание лучшего отдела города. Задача эта возложена на данный отдел УВД по САО. Конечно, такую ответственность нельзя было бы возложить на отдел, чьей работой были бы недовольны жители. И немалая роль в благоприятном впечатлении, которое производит работа полиции на территории района, принадлежит тем, к кому в первую очередь обращаются граждане со своими бедами – сотрудникам дежурной части. Один из них, — старший оперативный дежурный Виктор Захаров, проработавший в органах внутренних дел 30 лет, рассказывает о себе и о службе.

 

Маршруты службы

В милиции мне предложили работать после армии. Я о таком варианте, признаюсь, и не думал, и поначалу предложение принимать не собирался; да и не до того было сразу после армии, чтобы какие-то далёкие планы строить, хотел тогда просто поскорее домой, в Липецкую область. Но координаты я свои всё-таки дал. Через какое-то время пришло мне письмо, что кандидатура моя рассмотрена, могу приезжать и оформляться.

Я тогда крепко поразмыслил, взвесил все «за» и «против». И решился. У меня в Москве и родственников было немало, город не чужой. Поступил на службу во 2-й отдел милиции по охране Московского метрополитена.

Начало моей службы выпало на время чрезвычайно бурное: то были памятные дни проведения Олимпийских игр 80-го года. А мы только-только вышли из школы первоначальной подготовки, что в Ивантеевке. Первое такое событие в социалистической стране, немыслимый интерес иностранцев. Ответственность была невероятная. Атмосфера того времени мне памятна до сих пор, и я горд, что пусть  малой толикой, но причастен к тому большому общему успеху московской милиции, которая сумела обеспечить беспримерный общественный порядок на улицах столицы в те дни.

Я отработал в Управлении внутренних дел на Московском метрополитене 5 лет, отработал по совести, честно, и был направлен на обучение в Московскую специальную школу милиции. Успешно закончив её, пошёл работать в 50-й отдел милиции, что находился в Железнодорожном районе. Нынче территория этого района входит в состав Коптево и находится под ответственностью нашего отдела. 

В Железнодорожном я работал участковым, десять лет пробыл, что называется, на «земле». За этот период службы получил много почётных грамот, был награждён знаком «Отличник милиции». Этот знак был у меня уже второй — первый я получил ещё в период службы на метрополитене. А после десяти лет добросовестного труда на участке перешёл в дежурную часть. Здесь я и работаю уже 15 лет.

 

О самом главном

Дежурная часть — это лицо отдела. Гражданин, приходя в полицию, говорит в первую очередь с нами, и это накладывает на сотрудников дежурной части серьёзную ответственность. И пусть обращений очень много, но мы должны быть всегда вежливы и готовы помочь.

Я замечаю у некоторых сотрудников дежурной части в разных отделах следы так называемой профессиональной деформации: кто-то становится чёрствым, кто-то перестаёт быть способным по-настоящему понять чужую беду. Конечно, причина этого прозаична: не каждый может с открытым сердцем постоянно выслушивать сообщения людей о произошедшем горе: у кого-то умер близкий, у кого-то украдены последние деньги, у кого-то рушится семья. Это каждодневный поток горя, льющийся сквозь нас. Это выдержать трудно. Но с другой стороны, и я всегда помню об этом, человек, быть может, в первый раз столкнулся с таким негативом, он переживает стресс, ему больно. И что будет, если ещё и мы, люди, призванные оберегать его покой, встретим его бездушно? Куда вообще деваться пострадавшему человеку? А потому, осознавая это, стараешься как-то людей успокоить. Хотя бы успокоить! Уверяешь, что в перспективе всё наладится, что полиция поможет. И люди, уходя с надеждой, искреннее говорят спасибо и пишут благодарственные письма.

Я считаю, что каждый сотрудник должен быть небезразличен к горю потерпевшего. В конце концов, для чего мы работаем? — Чтобы помочь людям. И думаю, эта суть полицейской службы должна включать в себя не только профессиональный смысл — непосредственное расследование дела, но и чисто человеческое участие, моральную поддержку.

 

Люди бывают разные

Не всегда, конечно, легко отнестись с душой к гражданам, бывающим в отделе. Ведь сюда не только приходит потерпевшие граждане, доставляют и нарушителей общественного порядка. Вчера эти люди могли обратиться к нам со своей бедой и найти здесь необходимый отклик, а сегодня уже сами оказываются в эпицентре дурного дела.

К примеру, посетители ночного кафе. Попили, потанцевали, погуляли — обычные люди, не преступники, наши сограждане. Вроде пора расходится по домам, но тут, как водится, кто-то «неправильно» на кого-то посмотрел, кто-то во хмелю положил кошелёк в непривычный карман и обвинил другого в краже… Для массовой драки нужен всего-то лишь спирт и небольшая искра. Мы посылаем наряд, и всю честную компанию привозят сюда, где мы пытаемся утихомирить буйствующих. А разве это легко? Тут одного доброго слова не хватает: они же разъярённые прибыли сюда.

И полицейская форма, к сожалению, сегодня людей не отрезвляет. Только по прошествии времени, изрядно проветрившись, человек начинает обращать внимание, что вокруг него не публика, а люди в форме. Здесь постоянно дежурит группа разбора: оперуполномоченный, следователь. И вот, наконец, их замечают. Ну а дальше рутинная работа: принимаем заявление, если есть состав преступления — виновного обыскиваем, составляем протокол, посылаем на место происшествия следственно-оперативную группу. Словом, если есть состав преступления, то преступление и отрабатываем.

Случается, в дежурную часть обращаются люди, которым полиция помочь не может. Подобные обращения только зря отвлекают личный состав, но зачастую делаются без злого умысла, людьми нездоровыми. У нас в районе есть даже пара постоянных таких адресов. Живёт, например, здесь слепой мужчина, который, когда ему родственники привозят выпить, набирает 02 и молчит в трубку. Был человек, уверенный, что некто сидит у него на балконе. Наряд приезжал, видел, что там пусто, объяснял это гражданину, но тот вскоре звонил снова, утверждая, что кто-то за ним наблюдает. А потом звонил ещё раз и ещё. И таких немало, и вызывают они не раздражение, а только сочувствие. Мы ведём себя с этими людьми аккуратно, предельно корректно.

И каждый раз, зная, что никакого преступления по данному адресу не совершается, мы обязаны послать наряд. Звонят эти люди обычно через «02», а карточка о поступившем сигнале, приходящая к нам из этой службы, к исполнению обязательна и по каждой пишется рапорт. Да и если звонят нам напрямую — действуем так, как предписано: все сигналы регистрируем, никого не игнорируем и ведём себя вежливо с любым человеком.

 

Трудности службы

Район у нас, несмотря на соседство сразу с двумя станциями метро, спокойный, спальный. Но при этом парадоксальным образом в последние годы мы больше всех по округу регистрируем заявлений и сообщений.

Раньше, до реформы, нас по штату было трое: старший оперативный дежурный, оперативный дежурный и инспектор по разбору с доставленными задержанными. После сокращения смены на одну единицу нагрузка возросла чрезмерно. А ведь когда нас работало трое, здесь стоял-то всего один городской телефон, а сейчас, вдвоём, мы управляемся с двумя городскими телефонами и несколькими компьютерами и пытаемся сладить с огромным потоком информации.

Думаю, три человека дежурной части просто необходимы. На сегодняшний день, если кто-то выпадает — по болезни, отпуск, — работу удаётся выполнить только ценой каких-то нечеловеческих усилий. Конечно, остающемуся дежурному определяют кого-то в помощь. Но это же работа со своей спецификой, нужно досконально знать массу мелочей, и с ходу никто здесь должным образом не справится.

Тяжёлые дни постоянно. За примером далеко ходить не надо — как раз сегодня мы пришли на смену ребятам, которые домой отправились совершенно выжатыми. За сутки в районе случилось три угона. Это в целом для отдела беда: представьте, за считанные часы с территории ушли три машины! А каждая — это документы, оперативные мероприятия, наряды, осмотр места происшествия, словом, набор всех необходимых первоначальных следственных действий. И вся эта информационная лавина трижды пронеслась через дежурную часть. Случились ещё и две кражи. Но активность преступников вовсе не отменяет каждодневной массы звонков, сообщений, заявлений…

И в мою смену бывают непростые дни. Как-то раз у нас в районе за сутки произошло пять квартирных краж. И самое худшее, что по горячим следам не было ни одного задержания. А это минус и дежурной части — плохо организовали работу нарядов. И пусть квартирных воров ловить сегодня нелегко, они ведь не вытаскивают габаритные вещи, а похищают только золото да деньги, всё же отсутствие задержанных чести нам не делает, и оправдываться тут нечего.

 

Оберегающие покой

Полиция служит народу — это максима работы правоохранительных органов. Всё, что делается у нас, должно делаться ради блага населения. И должно проявляться это в любых мелочах. В конце концов, даже в том, что гражданину должно быть приятно зайти в отдел: чтобы помещения здесь были чистыми, свежими, а сотрудники подтянутыми, в отглаженной форме. Ведь к нам прибывают не только какие-то дебоширы и пьяницы. Здесь, к примеру, выдают загранпаспорта, и приходят солидные люди: учёные, преподаватели, инженеры, директора предприятий. И они должны увидеть сотрудников культурных, опрятных, ведущих себя профессионально. Ведь люди, глядя на сотрудников даже на улице, а форма притягивает внимание, делают какие-то выводы и внутренне решают для себя, доверять ли полицейскому, звонить ли потом в полицию.

Для меня пиком работы правоохранительных органов стала упомянутая уже мной московская Олимпиада. В дни проведения соревнований нам для усиления добавили личный состав со всех городов необъятной страны. И милиционеров расставляли так, чтобы сотрудники постоянно находились в поле зрения друг друга. И преступность сократилась сразу в два раза! Когда закончилась Олимпиада, поступила масса писем от москвичей: оставьте такую милицию, так здорово, так спокойно! Но исполнить эти просьбы было, конечно, невозможно.

Сейчас везде ставят камеры. Они, конечно, помогают, но главными в деле обеспечения правопорядка остаются, конечно, люди. Пусть на пределе сил, но в большинстве своём они работу свою делать стараются так, как должно, чтобы гражданин сегодня, как и в то время, шёл домой, ничего не опасаясь.

Денис КРЮЧКОВ,

фото автора

Виктор Леонидович СОКОЛОВ

Виктор Леонидович СОКОЛОВ — полковник полиции, начальник 13-го отдела Экспертно-криминалистического центра ГУ МВД России по г. Москве

— Виктор Леонидович, среди других сотрудников криминалистических служб столицы ваши коллеги назвали вас лучшим в этом году и выдвинули на соискание премии Благотворительного фонда «Петровка, 38».

— Сначала я хотел бы поблагодарить моих коллег за столь высокую оценку моих заслуг, но при этом отметить, что высокие результаты работы полковника Соколова надо рассматривать только как достижение всех сотрудников 13-го отдела ЭКЦ. Мы — единый творческий коллектив.

По окончании «Менделеевки» пришёл в 1986 году в ГУВД столицы и с тех пор тружусь в стенах знаменитой Петровки, 38. Рад тому, что коллектив наш стабильный, пользуется высоким авторитетом. За последнее время мы постарались значительно расширить круг решаемых нашим отделом задач, и, как показала практика, нам многое удалось.

Нами внедрён метод растровой электронной микроскопии, что позволяет с большей долей вероятности способствовать раскрытию преступлений, связанных с посягательством на жизнь и здоровье  граждан, а также незаконным оборотом драгоценных камней и металлов, оружия и боеприпасов, преступлений экономической направленности и многих других. За истекшие месяцы 2012 года мы провели 640 экспертных исследований по 552 уголовным делам и доказали причастность 133 лиц к совершению тяжких и особо тяжких преступлений. В частности, при моём непосредственном участии проведены три экспертизы по так называемым резонансным делам. В двух случаях установлена причастность троих лиц к совершению преступлений, а в одном случае исследование позволило закрепить обвинительную базу и установить условия, которые способствовали совершению преступления.

— Коллеги говорят о вас и вашем отделе, как о некоей лаборатории разработок ноу-хау. Чего ждать в ближайшем будущем?

— Считайте, что будущее уже наступило. Мы внедрили почвоведческие и ботанические экспертные исследования. Входят в практику экспертизы стекла, керамики и изделий из них, драгкамней, следов металлизации на них. Кстати, мы не только пополняем техникой свой отдел, но и проводим консультации для коллег из округов, помогаем следователям, дознавателям, оперативникам лучше познакомиться с новой техникой. Наша научная библиотечка постоянно пополняется весьма примечательными работами, которыми мы можем гордиться.

Николай Павлович МАХРОВ

Николай Павлович МАХРОВ — старший сержант полиции, полицейский батальона 1-го отдела полиции УВД на Московском метрополитене

— Коллектив подразделения назвал вас, Николай, своим лучшим представителем, зная как человека, горячо влюблённого в то дело, которому вы отдали почти десять лет службы на метрополитене.  Расскажите, как произошло это знакомство со столичной милицией и что привлекло вас в работе по охране порядка в метро?

— Однажды увидев столичный метрополитен, я испытал восторг. Эти подземные дворцы, особенно те, которые были построены в 1935 году на нашей первой трассе, на Горьковско-Замоскворецкой, а позднее на кольцевой и идущей в Измайлово, не могут не вызвать восхищение. Я испытал такое же чувство, какое возникает у посетителя музея имени Пушкина или Третьяковской галереи. Захотелось служить этому царству красоты, хотя я понимал, как трудно и ответственно здесь будет.

— У вас не было ощущения, что предстоят не только сложности, но и опасности?

— Конечно, было. Ведь служба в милиции предполагает риск. В 2004 году я окончил колледж по специальности «правоведение» и пришёл в подразделение, имея специальность. Правда, начинать пришлось стажёром.

— Вы могли бы назвать своих первых наставников?

— Их было очень много. Это и начальник отдела, и его заместители, и непосредственные наставники, и даже работающие рядом простые постовые. Я всем им благодарен за науку, и за то, что это позволило мне сегодня ощущать себя профессионалом.

— А что значит быть сотрудником полиции на метрополитене в вашем понимании?

— Это особое качество службы в специфических условиях. Даже наша первая трасса, знакомая каждому москвичу как первострой 1935 года, представляет много неожиданностей. Вот давайте проедем по ней от начала до конца, и вы сразу увидите её глазами стража порядка.

На «Юго-Западной» полицейскому приходится работать с большим напряжением и вниманием. Здесь крупный пересадочный узел. Люди спешат из метро на автобус в аэропорт, на транспорт, идущий в «новую Москву», в университет МГИМО и другие вузы. Студенты часто теряют мобильники, конспекты, а пассажиры — билеты на самолёт. Едем дальше — две станции подряд сугубо студенческие, а ближе к центру нас, полицейских, во время спортивных состязаний ожидает напряжение на «Спортивной» и соседних с ней станциях. Вот любопытное место — пересадочный узел ближе к центру «Парк культуры». У наших коллег с 4-й трассы всегда напряжёнка, а на нашей станции относительное спокойствие, которое сменяется, когда в  ЦПКиО проводятся праздники. А уж если праздник ВДВ, тогда держись! А в центре нам приходится трудновато на всём пути от «Библиотеки имени Ленина» до «Комсомольской». Дальше понемногу напряжение спадает.

— Скажите, что нравится и не нравится вам в пассажирах?

— Люблю встречать гостей столицы, которые хотят увидеть Москву и, теряясь от громадности её, спешат к постовому с вопросом, с чего же начать экскурсию. Тем, у кого от поезда до поезда всего лишь час-другой, советую: промчитесь по нашей первой трассе до «Воробьевых гор», выйдите на смотровую площадку и взгляните на лепоту столицы, как говорил Иван Грозный из знаменитой кинокомедии. А вот кто вызывает у меня откровенное отвращение, так это современные отморозки, которые поганят наше метро надписями, оставленными пустыми пивными банками и бутылками. Я верю, что если мы избавим наше любимое метро от вандализма и будем поддерживать надлежащий порядок, мы всё-таки придём к нормальному обществу. И наше метро — зеркало столицы — будет воспитателем жителей и гостей города.

Лариса Александровна ГАЛДИНА

Лариса Александровна ГАЛДИНА — подполковник внутренней службы, старший инспектор по особым поручениям 2-го отделения  1-го отдела Управления кадров УРЛС ГУ МВД России по г. Москве

— Расскажите немного о себе, о вашем пути в милиции.

— Ещё в юности мечтала стать сотрудницей МВД, и когда появилась такая возможность, избрала для себя эту стезю. Поступила в Московскую специальную среднюю школу милиции (МССШМ), окончила её и с 1993 года стала работать в органах правопорядка. В занимаемой в настоящее время должности  старшего инспектора Управления кадров работаю уже  девять лет.

— Коллеги по службе отзываются о вас, как о компетентном сотруднике и весьма отзывчивом человеке. Расскажите поподробнее об особенностях работы на вашем участке, в чём его специфичность.

— Отмечу сразу главный аспект кадровой работы. Специалист должен кропотливо изучать все без исключения поступающие к нему документы, ведь любая справка, заключение имеют значение не только для организации, но прежде всего для человека, о котором идёт речь в документе. А уж потерять документ или упустить какую-либо подробность в нём нам просто непозволительно. Кроме того, надо постоянно совершенствоваться в знании нормативных документов.

Что же касается моего участка работы, то я веду четыре службы, закреплённые за мной. Это коллективы, непосредственно подчинённые главку, — Управление экономической безопасности и противодействия коррупции ( УЭБиПК), Управление делопроизводства и режима (УДиР), Центр оперативно-розыскной информации (ЦОРИ) и Отдел национального центрального бюро Интерпола.

— Работы, как говорится, невпроворот?

— Хватает, конечно. Мы ведь также рассматриваем и заявления граждан по вопросам прохождения службы в органах МВД, пенсионного обеспечения и социальных льгот. Участвуем и в трудоустройстве личного состава при  проведении оргштатных мероприятий подразделений главка. Кроме того, как и другие сотрудники нашего управления, я выезжаю в кадровые аппараты округов для оказания практической помощи коллегам на местах. В нашей работе есть и такое направление, как изучение резерва на выдвижение, обеспечение своевременного замещения должностей руководящего состава курируемых подразделений.

— Как вы считаете, должен ли кадровик, человек, занимающийся тыловыми вопросами, быть спортивно развитым, владеть оружием и вообще соответствовать всем требованиям строевого офицера полиции?

— Я офицер внутренней службы, но полагаю, что положение требует от меня полностью соответствовать нормативам строевого офицера полиции. Материальную часть оружия я знаю, владею им, учебные нормативы выполняю. Стараюсь и в спортивной подготовке быть на уровне офицера полиции. Что же касается моих коллег из начинающих, то пожелаю им всем с первых шагов искать в службе трудную тропу и пройти по ней прямой дорогой от лейтенанта до генерала без поиска лёгких путей. С праздником, коллеги!

Евгений Викторович ГОЛИКОВ

Евгений Викторович ГОЛИКОВ — сержант полиции, младший оперуполномоченный 2-го отделения 22-го отдела 6-й ОРЧ УУР ГУ МВД России ёпо г. Москве

Конечно, среди более опытных сотрудников МУРа, достигших высоких званий, имеющих за плечами многолетний опыт борьбы с бандами и организованными сообществами, выдвиженец на соискание премии Благотворительного фонда «Петровка,38» сержант полиции Евгений Голиков пока ещё выглядит слишком молодо. Он только  четыре с половиной года трудится в органах МВД. Но что это значит, если провести их на самой передовой линии борьбы с преступностью!

Из документа: «За время прохождения службы в Управлении уголовного розыска зарекомендовал себя как исключительно добросовестный сотрудник… Ответственно относится к выполнению возложенных на него задач, не считаясь с личным временем. Основным направлением служебной деятельности является сбор, обобщение и анализ оперативной информации по линии незаконного оборота наркотиков».

— С января 2012 года, — отметил начальник УУР главка полковник полиции А. Трушкин, — этот молодой сотрудник участвовал в ряде весьма сложных операций, в которых проявил хорошие оперативные качества и оказал содействие в раскрытии 19 тяжких и особо тяжких преступлений по линии незаконного оборота наркотиков. При этом  из криминального оборота было изъято 5302,5 грамма наркотических средств.

Один из опытных сотрудников МУРа так аттестовал своего молодого коллегу:

— В нашей работе профессионализм определяется не возрастом или занимаемой должностью, а тем опытом, который нарабатывается в рискованных операциях, где столкновение с преступным миром сразу выявляет твою пригодность для службы в МУРе.

Профпригодность Евгения сослуживцы признали и дружно объявили его лучшей кандидатурой на ежегодную премию  Благотворительного фонда «Петровка, 38».

Максим Викторович ВАЩЕНКО

Максим Викторович ВАЩЕНКО — майор полиции, оперуполномоченный 1-го отделения 9-го отдела 3-й ОРЧ УЭБиПК ГУ МВД России по г. Москве.

— Знакомясь с вашей служебной характеристикой, как получилось, что вашими профессиональными интересами стала борьба с экономическими преступлениями. Что подвигло именно на эту стезю?

— Как правило, борьба с общеуголовной преступностью приводит к столкновению с лицами примитивными, которые сориентированы на обычные кражи, воровство или убийство с целью ограбления. Что касается экономических преступлений, здесь органы правопорядка сталкиваются с преступником, имеющим определённый уровень знаний, и борьба с ним требует со стороны оперативников соответствующей подготовки.

Когда я в 2001 году окончил Московскую академию МВД России по специальности «юрист-правовед» и был направлен на службу в УБЭП ГУВД столицы, первое своё ознакомление с дельцами от преступного бизнеса проходил в отделе по борьбе с преступлениями в сфере незаконного оборота алкогольной и табачной продукции. Семь лет — срок немалый, чтобы  досконально познать хитросплетения «чёрного» рынка и всех подводных камней в этом мире.

— А как потом сложилась судьба уже сложившегося оперативника?

— Следующая пятилетка  проходила в отделе, который выявляет проходимцев, оперирующих в торговой сети товарами с незаконным использованием товарных знаков. Изделия явно халтурного производства нагло выбрасывались на рынок сбыта под вывесками известных фирм, и доверчивый покупатель расхватывал их, лишь потом обнаруживая подделку.

— Сейчас вам и вашим коллегам доверено решать не менее сложные задачи по пресечению преступлений в сфере высоких технологий и телекоммуникаций. Расскажите поподробнее, как проводятся эти оперативные мероприятия, какие методы при этом приходится применять.

— К сожалению, не всегда можно освещать в прессе нашу работу, поскольку это может нанести ущерб борьбе с преступностью — станет оружием в руках наших противников. Но в общих чертах о некоторых деталях тех или иных операций можно рассказать. Мне вспоминается, например, такая история. Многим жителям стали звонить неизвестные лица и, представляясь ответственными лицами некой компании, предлагали поучаствовать в акции — внести 37—40 тысяч за проведение рекламы на выигрыш «счастливого билетика» — иномарки. Деньги предлагалось направить в электронный кошелёк. Как догадывается читатель, это оказалось элементарным лохотроном. А разбираться в запутанном хитросплетении пришлось сотрудникам УЭБиПК. Было установлено, что у руля «акции» стояли ранее судимые прожжённые преступники.

Хочу отметить, что мы решаем свои задачи всегда коллективно и комплексно. Итог нашей работы — привлечение к уголовной ответственности большой группы преступников и возмещение ущерба значительному количеству потерпевших.

Игорь Владимирович ГРИБКОВ

Игорь Владимирович ГРИБКОВ — майор полиции, заместитель командира роты 4-го батальона Центра по охране объектов органов государственной власти и правительственных учреждений г. Москвы ФГКУ УВО ГУ МВД России по г. Москве.

— Игорь, вы из тех молодых офицеров-руководителей, которые за сравнительно небольшой стаж работы на руководящих постах показали себя не только способными и умелыми  руководителями, но и организаторами управления подразделениями по-современному, хотя и с жёстким соблюдением всех норм и требований приказов МВД России. Эти успехи видятся вам как достижения личного плана или же коллективные, всего подчинённого вам подразделения роты?

— И то и другое. Конечно же я горд тем, что из многих молодых офицеров-руководителей именно мне выпала честь сегодня, в славный для всех сотрудников МВД праздник органов правопорядка представлять молодёжь офицерского корпуса УВО на торжествах защитников закона. Но я отчётливо осознаю, что многие мои сослуживцы, руководители подразделений  по охране объектов или экипажей, дежурных частей и других служб вполне имеют право представлять УВО на этих торжествах. Что же касается именно моего подразделения, то хочется отметить тех сослуживцев, без которых мои личные достижения никак не могли бы стать определяющими. Ведь как известно, командир всегда силён своими подчинёнными. Лучшие из моих коллег — старший прапорщик Павел Егоренков, прапорщик Сергей Скопцов, старшина Михаил Фёдоров, старший сержант Сергей Нивин и другие неоднократно участвовали в пресечении попыток проникновения нарушителей на охраняемые объекты, что и позволило в итоге нашей роте выйти на лидирующее место в соревновании.

— Нам известно, что вы из семьи офицера вневедомственной охраны, и приход на службу в УВО — это своеобразная дань семейной традиции. Расскажите немного о семье и своей биографии.

— Мой  отец трудился много лет в  подразделениях УВО, и я пошёл по его стопам. Из обычной средней школы перешёл в милицейский колледж №1, а по окончании его поступил в юридический институт МВД России. С получением первых офицерских погон началась моя служба в дежурной части  в 1-м батальоне, так теперь именуется  подразделение, где я работаю. Оно охраняет мэрию столицы. Но в семье считается, что свою первую проверку на пригодность к службе я прошёл совершенно неожиданно ещё будучи слушателем института. Сейчас об этом можно рассказать, а тогда я умалчивал о происшествии, участником которого оказался на ВВЦ. Дело было так. Я оказался там совершенно случайно и никак не предполагал, что в одном из безлюдных мест выставки мимо меня стремглав пронесётся мужчина с вещами, а за ним с криками — второй. Увидев меня, курсанта в форме, он крикнул: «Что стоишь, хватай, это вор!» Так я задержал своего первого правонарушителя. Потом их счёт пойдёт на десятки. Но это уже будет коллективное достижение. И тут я хочу заметить: без помощи старших товарищей, без того же комбата, ротного и других старших офицеров я как офицер-руководитель, конечно же, не состоялся бы. Ведь сколько бы важных знаний не дал молодому офицеру институт, только школа жизни шлифует их и его характер. Это я ощутил непосредственно в подразделении.

— В вашем активе весьма серьёзные награды — знаки «За отличие в борьбе с преступностью» и «50 лет УВО», медаль «За безупречную службу», несколько почётных грамот как за успехи в служебной подготовке, так и за образцовое выполнение заданий. Что вы считаете главным для подразделения вневедомственной охраны — быстрое реагирование на ЧП или пусть и нужную но, кажущуюся скучной, изнуряющее обыденной, серой службу на постах?

— Сам факт ЧП уже говорит о том, что сотрудники в чём-то допустили недосмотр. Наша же задача так построить службу, чтобы внешне ничем не примечательная вахта, своевременно просеяв массу прохожих или посетителей, пресекла попытку правонарушения, не допустила ЧП. Один из элементов нашей работы состоит в том, что мы проводим в отношении стоящих на постах сотрудников негласные проверки. Для чего введён такой метод? Это тоже тренировка, подготовка к тому, что может случиться в любой момент. Наш постовой, оказавшись в неожиданной ситуации (он же не знает, что это всего лишь проверка), должен моментально и правильно среагировать, найти верный выход из опасной ситуации.

— В вашей характеристике утверждается, что сотрудники под руководством офицера Грибкова задержали в истекшие месяцы 2012 года 42 человека, совершивших административные правонарушения. Как видится перспектива защиты такого серьёзного объекта, каким является мэрия Москвы?

— Сюда постоянно приходят с жалобами и предложениями сотни и даже тысячи горожан. Их приём и организация посещений требуют и от управленческого аппарата, и от сотрудников охраны определённых усилий по организации встреч и регистрации почты. Наша служба разрабатывает свои предложения по вопросам технической укреплённости и защиты охранными средствами холлов. Кроме того, внутри служебных помещений мэрии приняты меры по технической защите от краж имущества собственников и загораний.

— И в завершение, вопрос о спорте и знании оружия. Что вы любите и чем владеете?

— Конечно же, спросить у воина, владеет ли он оружием, можно только с улыбкой. Как и все мои коллеги, стремлюсь стрелять из всех видов служебного оружия и знать его только на «хорошо» и «отлично». Наступает зима, и вижу себя одним из участников лыжной эстафеты на 5 километров. Люблю многие виды спорта и стараюсь вместе с сослуживцами поддержать коллектив на всех спортивных соревнованиях. Люблю борьбу не только за то, что придаёт уверенности и силу, но и обнаруживаю в ней очень важный для себя элемент внутренней самодисциплины, сдержанности, выносливости и спокойствия. И мне кажется, это позволяет справляться с трудноразрешимыми вопросами.

Олеся Владимировна ШЕСТАК

Олеся Владимировна ШЕСТАК — майор юстиции, старший следователь 1-го отдела следственной части по расследованию оргпреступной деятельности СУ УВД по Западному административному округу ГУ МВД России по г. Москве

— В этом году в конкурсе профессионального мастерства среди следователей Западного административного округа вы заняли первое место. Это достижение ваши коллеги восприняли  как вполне заслуженный результат, потому что ваши предшествующие победы на профессиональном уровне признавались многими авторитетами. И то, что в июне 2012 года вы в очередной раз стали победителем во Всероссийском конкурсе профмастерства среди следователей органов предварительного следствия, — лишнее тому доказательство. И всё же давайте обратимся к  годам вашего студенчества, когда молодой следователь лейтенант юстиции, едва окончив следственный факультет Московского института МВД, ступил на зыбкую и трудную тропу следствия. Многие заканчивали юрфак, но немногие становились следователями, избирая себе гораздо лёгкие дороги. Почему вы выбрали этот суровый путь?

— Когда говорят, что человек выбирает профессию, я не всегда соглашаюсь, и вот почему. Мне очень хотелось быть следователем, но ещё в институте на практике нас судьба как бы подвергла испытанию — готов ли ты стать специалистом в этом деле. Тогда это испытание прошли все. Но вот началась в 2002 году настоящая работа в Следственном управлении УВД по Западному округу. И тут, именно в 1-м отделе, где в производстве находятся сложные многоэпизодные дела, я, конечно же, внутренне испытала тревогу — как расследовать такие дела? Но рядом оказались опытные коллеги-следователи. Подсказывали, поддерживали, советовали. С большим чувством уважения и благодарности вспоминаю, как меня опекала подполковник юстиции Лиана Квициния, начальник отдела Евгений Колесник, Александра Иванова, Евгений Машин и другие коллеги. Да и сейчас в сложный момент всегда спешу за советом к заместителю начальника УВД, начальнику СУ полковнику юстиции Николаю Белоножко, который готов помочь любому следователю.

— Вот что пишет в своём заключении руководитель Следственного управления: «В работе проявляет инициативу и трудолюбие. За истекший период текущего года в производстве находилось 10 уголовных дел, из них 6 окончены и направлены в суд. В июле направлено в суд многоэпизодное дело в отношении К., обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 159 УК РФ (мошенничество)». Об этом и некоторых других делах ваши товарищи говорят как о профессионально подготовленных, а в конце написано следующее: «…Направила в суд ряд сложных многоэпизодных уголовных дел о преступлениях против собственности, по которым не было ни одного оправдательного приговора». Это наглядно показывает уровень вашей работы как следователя. Расскажите, пожалуйста, как велась работа по данным делам.

— Гражданка К., не работая в страховых компаниях, подделала бланки и печати ряда фирм и стала предлагать автовладельцам заключение договоров на страхование автомобилей. В итоге оформила «договоры» со многими автолюбителями, собирая крупные суммы, которые, естественно, ни в какие страховые компании не поступали. Спустя лишь несколько месяцев потерпевшие осознали, что имеют дело с мошенницей. Скрупулёзная работа по данному делу позволила изобличить изворотливую и хитроумную аферистку.

В другом случае весьма представительная дама создала офис и развернула широкую деятельность по продаже мебели иностранного производства. Процесс её поставки оказался весьма трудоёмким. Вскоре выяснилось: если деньги по договорам с москвичами деловая леди тут же пускала в оборот, то дело с поставками из Италии прекрасных товаров по каталогам популярных фирм стопорилось. Когда клиенты настойчиво требовали ответа, она крепким словом поминала «проклятых капиталистов», на которых ни в чём положиться нельзя, и тут же скрывалась. Но далеко не ушла — сотрудники УЭБиПК выявили её адреса, задержали оборотистую мадам. Допросы раскрыли все детали мошенничества.

— Мы слышали, что недавно вы направлили в суд одно громкое дело. Почти год у метро «Юго-Западная» аферисты завлекали пенсионеров в свой лохотрон, уверяя, что за определённую сумму устроят им прекрасную игру-лотерею. Лохотронщик вручал старикам блокнот с магическим кодом и отправлял восвояси, присвоив себе деньги, а доверчивый «лопушок» радовался, поскольку ему хор из нескольких дружков-лохотронщиков напевал: «Мы уже свой выигрыш получили». Сколько тогда вам удалось взять преступников?

— Во-первых, следователь никогда не работает в одиночку. Во всех наших победах есть большая толика успеха уголовного розыска и ОЭБиПК, экспертов-криминалистов, дежурных, участковых. В День сотрудника ОВД я хочу поздравить наших коллег и поблагодарить за содействие в нашем беспокойном деле.

— И завершая нашу экспресс-беседу, скажите, Олеся Владимировна, к кому из знаменитых детективов вы больше тяготеете — Жеглову или Шерлоку Холмсу?

— В смысле игры на скрипке или спортивной и боевой подготовки? Как мне помнится, Жеглов, кроме стрельбы, ни разу даже гирьки не поднял, спорт явно обходил стороной. А вот знаменитый Шерлок и мышцы качал, и со злым гением Мориарти сцепился над пропастью в смертельной схватке весьма профессионально. Спорт я люблю, занималась плаванием, восточными единоборствами и  стрельбой. В прошлом году команда из четырёх следователей заняла 2-е место по милицейскому двоеборью. Я принимала в этом соревновании участие.

Алексей Васильевич ЯН

Алексей Васильевич ЯН — старший сержант полиции, полицейский 1-й роты 3-го батальона 1-го оперативного полка полиции ГУ МВД России по г. Москве

Из служебной характеристики: «Службу несёт бдительно, добросовестно, соблюдает закон. За отчётный период 2012 года лично им задержаны за административные правонарушения 56 человек, в том числе за использование пиротехнических средств  в общественных местах — 1 человек,  за употребление наркотических средств — 7… За образцовое выполнение служебных обязанностей и значительный вклад в дело борьбы с преступностью заслуживает поощрения».

— Скажи, Алексей, когда пришлось сменить мундир воина из комендантского полка — роты почётного караула на простую форму милицейского постового, какие треволнения пришлось испытать?

— Догадаться несложно. Вся планета восторгается изяществом и виртуозностью, точностью поворотов солдат почётного караула. И совершенно иначе воспринимается работа полицейских нарядов, например фанатами на стадионах, когда нам приходится пресекать их безумство. К сожалению, в последние месяцы вся страна наблюдает и изменившееся поведение собирающихся на митинги представителей политических оппозиционеров. Если прежде они стремились сохранять определённое достоинство и под воздействием своих лидеров держались умеренно, то сейчас в ряды стражей правопорядка летят палки, бутылки, иные предметы, причём причин к тому нет никаких.

— Когда в 2008 году вы пришли на службу в милицию, основным было стремление стать криминалистом?

— Я бы уточнил: сотрудником уголовного розыска. Я отчётливо понимал, что сразу подарки с неба не падают. Чтобы чего-то достичь, надо идти от ступеньки к ступеньке. МУР ориентирует рядовых ППСП на выявление  по приметам скрывающихся уголовников, по ориентировкам пресекать пронос ворами краденых вещей и т.п., и я с большим удовольствием и интересом занимаюсь этим делом. Поступив в Университет МВД на факультет правоохранительных органов, профессионально борюсь с преступностью и вижу свою ясную цель и перспективу.

— Много было трудностей в начале службы?

— Конечно. Но меня сразу окружили вниманием наставники и старшие товарищи, особенно благодарен командиру роты капитану Денису Колпакову, прапорщику Артёму Агикяну (он сейчас уже на заслуженном отдыхе) и тем товарищам, которые сегодня заступают на службу вместе со мной: Антону Лапшину, Надежде Панкиной, Михаилу Иванову и другим. А вот что касается трудностей, судите сами.  Шла игра на стадионе между командами «Зенит» и «ЦСКА». Нормальное зрелищное состязание, но  фанаты решили устроить побоище и затянули в тамбур наших сотрудников, стоявших поблизости. Били всех подряд, моему сослуживцу досталось основательно. Я прорвался в центр схватки, выдернул из неё товарища, и хотя самому досталось немало тумаков, отбивался как мог. К сожалению, таких эпизодов на спортивных соревнованиях бывает немало — фанаты беснуются, используя различные приёмы.

— Твои коллеги по службе отмечают, что при задержании правонарушителей, проявляющих даже крайние формы агрессии или сопротивления, вы, Алексей, ведёте себя исключительно сдержанно. Как вам это удаётся?

— Во-первых, прошёл хороший тренинг на службе в армии и в милицейском полку. А во-вторых, убедился, что спокойствием всегда можно добиться большего, чем несдержанностью. Самые ретивые хулиганы становятся спокойнее, если видят, что против них действует пусть только старший сержант полиции, но ведёт он себя спокойно и достойно. Наступает штиль и поиск диалога. Мы ищем взаимоконтакт, а это главное.

Жанна Гавсидиновна АРТЫКОВА

Жанна Гавсидиновна АРТЫКОВА — майор полиции, старший инспектор 1-го и 3-го отделов УОДУУП и ПДН ГУ МВД России по г. Москве.

— Скажите, Жанна, что скрывается за формулировкой  из вашей служебной характеристики «разрабатывает проект плана работы управления и осуществляет анализ выполнения запланированных мероприятий, по результатам которого подготавливает обобщённые справки для доклада руководству…» Это кажется таким сложным. Что же это такое? Секрет?

— На самом деле всё гораздо проще, но и труднее. Я и мои коллеги собираем сведения по районам и округам и на основе данных формируем точные справки для руководства, из которых складывается вполне ясная картина, как обстоят дела на территории города. Да, это кропотливый труд, невероятно напряжённый, приходится многие часы, порой сутки проводить за сведением вместе многочисленных данных; иногда важными являются не крупные цифры, а даже мизерные сотые доли, чтобы проанализировать  и сравнить уровень работы, например, СВАО и ВАО, ЗАО и Зеленограда.

— В трёх отделах вашего управления работа построена следующим образом: 1-й, где вам предстояло трудиться много времени, как раз и готовит массив информации  для штаба, проведения совещаний у руководства. 2-у отделу  поручена проверка жалоб и заявлений граждан, которые не удовлетворены работой службы участковых уполномоченных. А вот 3-й отдел, где вы работаете постоянно, занимается, на мой взгляд, весьма интересным делом. Но прежде чем вы дадите свой ответ, я хочу процитировать несколько строк из документа, где приводится аттестация на вас. «Участвует  в выездах в окружные управления и территориальные органы внутренних дел города, в рамках своей компетенции оказывает практическую и методическую помощь личному составу… Осуществлено 17 выездов в нижестоящие подразделения…» Хочу задать, может быть, неприятный для вас вопрос. Согласитесь, приезжающий «сверху» очередной контролёр вызывает у сотрудников, и без того работающих с большой нагрузкой, определённое раздражение. Ваш приезд должен вызвать, в лучшем случае, вынужденное терпение, но никак не удовольствие, Вы согласны?

— Мы все знаем, что сегодня на участковых инспекторов легла большая нагрузка — они обслуживают свой административный участок и трудятся  на соседнем, кроме того, из-за роста населения тянут много больший объём работы, чем полагается по нормативам.  И конечно, приезд проверяющего радости не приносит. Но в том-то и дело, что от самого проверяющего зависит, какую роль решил он исполнять — набрать в блокнот негатива и уехать в управление или выявить недостатки и просчёты данного ОМВД, указать коллективу на них и помочь исправить. Почему эти недостатки возникают, общеизвестно — из-за большого вала бумаг, которыми завалили жалобщики участковых. Многие из них адресованы в УПП и ОМВД необоснованно. Нам важно и другое — проверить документацию  по паспортно-административным участкам, паспортам на жилые дома, карточки на лиц, состоящих на профучёте, списки на угнанные автомашины, похищенные вещи, правильность учётов заявлений между поступившими жалобами в УПП и последующей их регистрацией в КУСП дежурных частей ОМВД. Я не буду перечислять все направления работы, но главное состоит в том, чтобы не просто собрать негатив в блокнот для того, чтобы показать своему прямому начальству — вот какая я хорошая и старательная, а прежде всего вместе с начальником службы участковых местного ОМВД изучить огрехи и как можно быстрее исправить положение.

Сегодня у службы участковых и ПДН много проблем. Постепенно они решаются, но пока ещё очень медленно. Верится, что нынешнее руководство МВД и главка профессионально разрешит многие наши насущные проблемы.