petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 15 (9567) от 25 апреля 2017г.

Статьи в категории: Номер 51 (103) 24 декабря 2008 года

Самый трудный день в году

Самый трудный день в году
  
Не так давно служба участковых уполномоченных милиции ГУВД по г. Москве отметила свое 85-летие. Славный юбилей, солидная дата… Но ведь ей предшествовала серьезная работа людей, которые несут эту службу. Об одном из них наш рассказ. Старший участковый уполномоченный ОВД по району Головинский майор милиции Сергей ЧЕРНОШЕЙКИН работает участковым вот уже 22 года, а всего в органах внутренних дел он служит 30 лет.
 
В 1977 году, после армии, Сергей Александрович принял решение пойти на службу в милицию. 7 марта 1978 года он приступил к работе в полку вневедомственной охраны. Близилось одно из самых значимых для страны событий — Олимпиада-80. Вся система безопасности СССР была ориентирована на то, чтобы величайшие спортивные Игры прошли максимально спокойно. Новобранца Черношейкина определили в полк УВО по охране Олимпийской деревни. Группу милиционеров, которым предстояло обеспечивать пропускной режим на центральном КПП Олимпийской деревни, отправили на стажировку в аэропорт Внуково, где, бок о бок, с таможенниками и сотрудниками КГБ они постигали досмотровые тонкости. Примерно за полгода до начала Олимпийских игр прекрасно подготовленные стражи порядка заступили на службу. Специальный жилой район на Мичуринском проспекте был взят в тройное кольцо охраны — на переднем рубеже находились солдаты, далее работали сотрудники КГБ, а на последнем — милиционеры.  
На главном пропускном пункте с помощью рентгеновских установок просвечивался багаж участников делегаций, а также проводился их личный досмотр. За весь период проведения Игр не зафиксировано ни одного серьезного инцидента, хотя предпосылки были серьезные. Сергей Александрович вспоминает, что неоднократно в его смену у посетителей и членов делегаций изымалось холодное и огнестрельное оружие, различные жидкости, которые не всегда оказывались такими безвредными, как утверждали их владельцы.
Когда XXII Олимпийские игры завершились, сотрудники полка УВО, в котором служил Сергей Черношейкин, были перераспределены по различным районам столицы. Сергей Александрович стал нести службу в составе группы немедленного реагирования на территории нынешнего Северного округа. В 1986 году он окончил Среднюю школу милиции. Получив звание лейтенанта, перешел на должность участкового инспектора милиции в 86-е отделение милиции (ныне ОВД по району Головинский). Через пять лет был назначен на должность старшего участкового уполномоченного милиции, эти обязанности исполняет и по сей день.
Наверное, у каждого сотрудника, а тем более у такого опытного, есть какие-то свои особые приметы. Кто-то старается не планировать важных дел и ждет неприятностей в пятницу, 13-го числа, а у Сергея Александровича такой день не привязан к конкретной дате или числу. Он знает одно: самый трудный для него день — первый после отпуска, и дело вовсе не в том, что сложно втянуться в работу. Просто в этот день всегда происходят различные эксцессы. Началась «черная традиция» примерно в 1988 году.
Мороз на улице стоял сильный. Валил снег. По окончании рабочего дня Сергей Александрович вышел из опорного пункта милиции. Хотелось побыстрее оказаться в теплом доме, согреться горячим чаем, подкрепиться заботливо приготовленным супругой ужином. Но мечтания участкового прервала ватага местных 7—8-летних мальчуганов. «Дядя, подождите! Вы милиционер? Тогда пойдемте с нами! Там дядя ударил папу ножом в живот, а мама зашивает нитками рану».
Поначалу участковому показалось, что ребята фантазируют, но он все-таки пошел за ними. Поднялся в квартиру, толкнул незапертую дверь. Прямо перед собой увидел мужчину, лежащего в неестественной позе. Сергей Александрович сразу понял, что человек мертв. Однако многочисленным участникам торжества, во время которого и разразилась драма, он сообщил, что мужчина жив, только находится без сознания, и нужно вызвать «скорую помощь». Любопытных мальчишек он отправил к подъезду дожидаться приезда медиков, а сам по рации связался с дежурным по отделению и попросил прислать патрульно-милицейскую группу. Прибывшие коллеги доставили всех очевидцев убийства в отделение милиции, где их начали допрашивать сотрудники уголовного розыска. Спустя полтора часа на место прибыла группа следователей. Они сообщили, что данный случай находится не в их компетенции, нужно вызвать следователей прокуратуры. Развернулись и уехали. Сергей Черношейкин остался ждать. Ближе к часу ночи появился следователь прокуратуры. Он походил вокруг убитого и заявил, что это дело тоже не в его компетенции. Участковый позвонил дежурному и доложил ситуацию. Тот вздохнул и сказал: раз некому, описывай труп сам. Сергей Александрович нашел понятых, оформил происшествие по всем правилам. Теперь нужна «перевозка». А время уже близится к 5 часам утра. На звонок в медучреждение ему ответили, что санитары отдыхают. В конце концов дежурный прислал сотрудника, который и стал дожидаться приезда санитаров. Сергей Александрович вышел на улицу. Пурга, мороз, темень непроглядная, а оружие в отделение он так и не сдал. Время раннее, автобусы еще не ходят. Пришлось идти пешком…
Закончилась эта история задержанием убийцы. Он во всем признался.
Сергей Александрович вспоминает еще один случай. Как-то он после работы шел домой. Во дворе ребятишки азартно играли в футбол. «Молодцы пацаны, спортом занимаются», — улыбаясь подумал участковый. И увлеченный своими мыслями проследовал дальше. Но вдруг его будто пригвоздило к земле. Профессиональное зрение выловило в идиллической картине что-то странное. А именно — «спортивный снаряд», который пинали мальчишки. Ноги у милиционера подкосились. Сорванцы гоняли по двору… боевую гранату. А в это время на футбольном поле настал ответственный момент. «Пенальти!» — кричат одни. «Штрафной!» — возражают другие. «Стоять! Всем назад!» — переведя дыхание, скомандовал Сергей Черношейкин. Мальчишки повиновались, но, не понимая причины, по которой был прерван такой увлекательный матч, обиженно шмыгали носами и что-то бурчали себе под нос. Место быстро было огорожено, вызваны соответствующие службы УВД и ГУВД. Гранату обезвредили. Оказалось, мальчишки нашли снаряд под одним из деревьев во дворе. Дальнейшим выяснением обстоятельств занимались уже другие специалисты главка.
 — Как вы думаете, — улыбнулся Сергей Александрович, — в какой день случилось это ЧП? Да-да, вижу, что догадались — в первый день после отпуска.
Майор милиции Сергей Черношейкин рассказывает о службе, о жителях своей территории с юношеским азартом, с блеском в глазах. Практически всех знает по именам, помнит их истории — этот умудрился потерять аттестат зрелости накануне поступления в престижный вуз, и пришлось постараться оформить ему справку об утере в течение пары дней; у того несколько лет назад произошло несчастье, и нужно было серьезно похлопотать, чтобы помочь человеку…
— Да, куда проще пройти мимо чьей-то проблемы, — говорит Сергей Александрович, — перенаправить человека в другую инстанцию, просто отписаться, а потом отрапортовать о проделанной работе. Но я так не могу. Мне нравится эта служба, а она обязывает помогать людям. Если к человеку относишься с пониманием, вникаешь в его заботы и беды, то ответная реакция всегда будет. И наверное, я не смог прослужить так долго, если бы не симпатия и добро, с которыми ко мне относятся жители.
 

Родственный захват

Родственный захват
 
18 ноября 2008 года в 20.19 через службу «02» в дежурную часть ОВД по району Бескудниково поступил сигнал о том, что по адресу: Бескудниковский бульвар, дом 28, корпус 2, квартира 10, происходит что-то подозрительное — за дверью слышен шум борьбы и крики о помощи.
 
Оперативный дежурный незамедлительно выслал на место наряд патрульно-постовой службы и доложил о сигнале начальнику уголовного розыска майору милиции Игорю Ландфангу. Приехавший по указанному адресу патруль сообщил, что дверь квартиры никто не открывает, но внутри слышно какое-то движение. Начальник уголовного розыска, взяв с собой оперуполномоченного старшего лейтенанта милиции Олега Лукина, выехал на Бескудниковский бульвар. Почему было принято такое решение, ведь данное происшествие больше походило на бытовую ссору и ответственный от руководства не обязан выезжать на подобные инциденты, Игорь Юрьевич сказать затруднился. «Это интуиция», — сказал зашедший во время нашей беседы в кабинет коллега Ландфанга, подтвердив мелькнувшую у меня мысль. И профессиональное чутье оперативников не обмануло. Когда они подошли к двери неспокойной квартиры, послышались сдавленные крики пожилой женщины. Дверного звонка не было, и милиционеры постучали в дверь. «Кто там?» — раздался мужской голос. Вышедшие на шум соседи пояснили, что в квартире живет пожилая женщина, лет 70-ти, у нее квартирует молодой человек, о котором известно только то, что он является дальним родственником хозяйки. Игорь Ландфанг представился, попросил парня открыть дверь, но в ответ прозвучали угрозы убить старушку, если милиционеры не уйдут. Кто этот молодой человек, какой он комплекции — на это соседи ответить затруднились. А чего от него можно ожидать, — не знали и подавно. Майор милиции начал переговоры, пытаясь убедить собеседника отпустить женщину и открыть дверь. Было слышно, как мужчина постоянно срывался на крик. Поняв, что человек за дверью идти на контакт не намерен, Игорь Ландфанг вызвал сотрудников МЧС. Тем временем мужчина стал требовать
200 000 рублей в обмен на жизнь и свободу своей заложницы. Дело приняло серьезный оборот. Нужно было действовать быстро, не дожидаясь обычного в таких случаях силового подкрепления. Милиционеры стали разведывать обстановку, изучать альтернативные пути проникновения в злополучную квартиру. Смежных балконов не было. Имелся только один вариант — пробраться через фасад примыкающего здания. Выполнить рискованный трюк вызвался старший лейтенант милиции Олег Лукин. Через несколько минут он был на месте. Однако балконная дверь была закрыта, а разбить ее нельзя — преступник, испугавшись, мог повести себя неадекватно. Подъехали спасатели. Их задача — максимально тихо и аккуратно вскрыть дверь. Олег Лукин получает команду обнаружить свое присутствие на балконе, чтобы отвлечь внимание преступника от входа в квартиру. Милиционер начал шуметь. Маневр удался — захватчик переместился в комнату, чтобы определить источник шума. Это оперативникам очень помогло. Кроме того, через балконное стекло Олег смог максимально точно определить ситуацию. Она была весьма опасной: дюжий парень, приставил к горлу пожилой женщины кухонный нож. Старушка стала кричать, пыталась вырваться. Олег Лукин понимал, что действовать в данный момент решительно — значит подвергать жизнь заложницы опасности. Милиционер стал уговаривать молодого человека одуматься и отпустить женщину. Уговоры не подействовали. В это время сотрудники МЧС справились с металлической конструкцией, за которой их ожидал неприятный сюрприз — крепкая, деревянная, смонтированная на совесть дверь. Спасатели развели руками — с этим препятствием без шума не справиться. Нужно ломать. Игорь Ландфанг подает сигнал Олегу Лукину. Как только они с сотрудниками МЧС начнут выламывать дверь и внимание преступника будет отвлечено от балкона, Олег должен, разбив стекло, ворваться в квартиру и нейтрализовать захватчика.
Услышав шум, молодой человек переместился со своей жертвой в коридор и начал кричать, что если взлом не прекратится, он зарежет старушку. Увлеченный своими воплями и выдвижением все новых требований, парень не заметил, как Олег Лукин проник в квартиру. Он только успел повернуть голову в тот момент, когда оперативник силовым приемом обезвреживал его. Через считанные мгновения могучая дверь пала под натиском милиционеров и спасателей. На захватчика надели наручники. Ожидавшие развязки врачи «скорой помощи» констатировали, что пожилой женщине нанесена серьезная травма — парень повредил ей хрящи гортани. Заложница была немедленно доставлена в больницу.
Впоследствии оказалось, что преступник, гражданин Узбекистана Щербаков, находился в состоянии алкогольного опьянения. Он проживал в квартире на правах дальнего родственника. Нигде не работал, жил на скудную пенсию хозяйки квартиры. О причинах, заставивших его пойти на преступление, ответить затрудняется. По результатам проведенных медицинских обследований Щербаков признан полностью вменяемым. Ему предъявлено обвинение по части 2 статьи 206 УК РФ (захват заложника).
— Когда мы прибыли на место, события стали развиваться с невероятной быстротой, — говорит Игорь Ландфанг. — Мы не знали о человеке, взявшем в заложники старушку, практически ничего, но было понятно, что он находится в неадекватном состоянии. Пришлось действовать быстро, по ситуации. От раций решили отказаться, потому что шум от ее работы мог раньше времени привлечь внимание Щербакова к Олегу Лукину. Общение шло с помощью мобильного телефона. Когда стало понятно, что дверь просто так не поддастся, мы стали «мотать» захватчика, переключая его внимание с входной двери на балкон и обратно. Занятый переговорами, он ослабил хватку — это помогло Олегу обезвредить преступника, пока тот не нанес жертве еще более серьезной травмы.
— Если честно, то самое отрадное во всей этой тяжелой ситуации — готовность жителей помогать милиции, — отметил Игорь Ландфанг. — Граждане по первой же просьбе открывали дверь, вызывали спасателей и «скорую помощь», давали информацию, которая помогла быстро обезвредить Щербакова. Еще пару лет назад о таком желании помочь правоохранительным органам можно было только мечтать.
* * *
На фото: начальник уголовного розыска ОВД по району Бескудниково майор милиции Игорь Ландфанг. Согласно оперативным требованиям, фотография Олега Лукина не может быть обнародована.

Спасибо «олимпийскому набору»

Спасибо «олимпийскому набору»
 
Сергей ДАНИЛЮК родился в Казахстане. После освоения целинных земель его родители переехали в Хмельницкую область. Среднюю школу парень окончил в знаменитой корчагинской Шепетовке. Он любил возиться с различными механизмами, особый интерес проявлял к устройству и вождению автомобиля. В ожидании призыва в армию работал шофером. Во время службы был механиком-водителем войсковой части. После демобилизации вернулся домой и устроился шофером на автопредприятие. Казалось, трудовая биография Сергея была предопределена. Однако через полгода плавное течение его жизни круто изменилось…
 
На календаре был 1979 год. Столица готовилась к проведению Олимпиады-80. В этот период начался «олимпийский набор» сотрудников московской милиции. Со всей страны в ее ряды приглашали лучших молодых людей, отслуживших в армии. Среди кандидатов оказался и Сергей Данилюк. В феврале 1980 года он стал милиционером 3-го полка ведомственной охраны ГУВД Московского горисполкома, осуществлявшего охрану культурных объектов столицы. Пост молодого милиционера располагался у Третьяковской галереи, и каждый вечер перед закрытием этого храма искусств он обходил его залы вместе со смотрителями, слушая их увлекательные рассказы о художниках, картинах, реставрационной работе. Вспоминает Сергей и службу в музее-заповеднике «Коломенское».
Конечно, культурные объекты, которые охранял сержант милиции Данилюк, благотворно влияли на его развитие. Однако для милицейской службы необходимо было освоение специальных навыков и совершенствование профессиональных качеств. Постигать азы работы молодому стражу правопорядка помогал более опытный коллега и надежный друг — Александр Мелихов. Сейчас Александр Иванович работает старшим участковым уполномоченным ОВД по району Ярославский УВД по СВАО, подполковник милиции. По мнению Сергея Данилюка, у этого человека, обладающего природным даром наставника, было немало подопечных, которые благодаря ему стали настоящими профессионалами.
* * *
Прошло несколько месяцев службы, и Сергей убедился, что это его призвание. Спасибо «олимпийскому набору»! Молодой милиционер почувствовал интерес к работе, осознал личную ответственность за ее результаты, не мог оставаться равнодушным к какому бы то ни было нарушению правопорядка. Однажды, находясь на своем «заповедном» посту, он услышал громкую беседу двух мужчин, которая периодически сдабривалась нецензурной бранью. Рядом православный храм, повсюду гуляют восторженные люди, но грубый разговор мужчин явно нарушает царившую здесь гармонию. Постовой милиционер подошел к шумным собеседникам, сделал им замечание. В ответ младший из мужчин разразился гневным матом. Данилюк предупредил, что такое поведение в общественном месте может иметь для нарушителей порядка неприятные последствия. Здоровенный молодой буян полез в драку, второй поспешил ему на помощь (оказалось, это были отец и сын). Сергей скрутил старшего и выстрелил в воздух из табельного оружия. Младший бросился к Москве-реке, нырнул в воду. Подоспевшие сотрудники милиции встретили его на берегу с «распростертыми объятиями».
В полку Сергей прослужил полтора года. За это время окончательно определился со своим профессиональным выбором. Осенью 1981 года он поступил в Московскую специальную среднюю школу милиции. По ее окончании лейтенант милиции Сергей Данилюк получил направление на службу в 15-е отделение милиции в качестве участкового инспектора. Через четыре года стал старшим участковым инспектором в том же отделении. Более семи лет он проработал в этой службе и считает, что именно здесь освоил на практике широкий спектр направлений деятельности по охране порядка. Похоже, он был хорошим участковым. Об этом свидетельствует и государственная награда, врученная ему в этот период, — медаль «За отличную службу по охране общественного порядка».
На вверенной ему территории находилось 2225 квартир, большая часть из них — коммуналки. Почти всех жителей своего участка он знал в лицо. Многих и сегодня помнит по именам, фамилиям, а некоторых и по кличкам. Под его присмотром проживали около сотни ранее судимых граждан. Участковый Данилюк систематически наведывался в «нехорошие квартиры», где нередко собирались маргинальные элементы, случались пьянки, драки, угрозы убийством. У сотрудника милиции был «особый нюх» на такие сборища, и он всегда появлялся вовремя.
Профилактические меры к нарушителям спокойствия он применял сугубо индивидуально: одного достаточно было пристыдить, с другим говорил жестко, «с пристрастием», третьего, если тот представлял явную угрозу для окружающих, участковый без лишних разговоров задерживал и препровождал в отделение. Горьких пьяниц и семейных дебоширов воспитывал не только разъяснительными беседами, но и демонстрацией «особой папки». На каждого из представителей этой категории он заводил папку с соответствующими документами, подтверждающими асоциальное поведение данного гражданина. «Еще один факт, и ты попадешь в ЛТП», — предупреждал участковый таких подопечных. Многих данная угроза если не отрезвляла, то принуждала к сравнительно мирному сосуществованию в семье. Все знали: если Данилюк сказал, то так и будет. Побаивались своего участкового и тунеядцы (неработающие трудоспособные граждане).
Большинство жителей уважали его, мнение этого сотрудника милиции считали авторитетным. Ведь не зря же спустя десять лет после того, как он уже перешел в другую службу и даже в другой округ, ему позвонил одни из бывших подучетников и попросил: «Сергей Григорьевич, поговорите с моим сыном, он пьет. Ничего не можем сделать. Вся надежда на вас. Я же помню, вы мне помогли справиться с этим». Поговорить бывший участковый не отказался, только с горечью заметил, что в свое время, чтобы этот позвонивший товарищ бросил пить, участковый не выпускал его из виду, буквально изо дня в день общался с ним несколько месяцев подряд, но и потом все время держал под контролем. А только поговорить — это лишь первый шаг.
* * *
Сергей называет годы работы участковым инспектором этапом профессионального расцвета. Он любил свою службу до фанатизма. Чего стоит такое его признание:
— Доходило до того, что я обманывал жену, чтобы не было лишних объяснений. Рано утром, уходя на работу, она спрашивала, какая смена у меня сегодня, почти всегда я отвечал — вторая. Как только она выходила из квартиры, я быстро собирался и отправлялся на службу. И все это делалось только для того, чтобы, заступив в первую смену, я мог спокойно работать допоздна, иначе не успеть сделать все, что запланировано. В кабинете сидеть не любил. Основным рабочим местом для меня была территория участка.
Я попыталась представить сегодняшнего участкового уполномоченного милиции, который в тайне от супруги, с завидным постоянством, за одну зарплату добровольно работал бы в полторы-две смены. Поскольку образ получился весьма расплывчатым, призвала на помощь моего собеседника, спросив его, есть ли сегодня такие участковые. Сергей Григорьевич определенно ответил — есть.
— Только у них условия работы сложнее, чем в мою бытность участковым, — рассуждает он. — Теперь на участках проживает гораздо больше населения, много незарегистрированных жильцов. Закрыты ЛТП. Очень зря, по-моему. Сегодня у милиции гораздо меньше рычагов воздействия на пьяницу, дебошира, хулигана. Некоторые законы, на мой взгляд, стали слишком демократичными по отношению к нарушителям. Отменена статья о тунеядстве, и никто толком не знает, на какие средства живут неработающие трудоспособные граждане: отбирают ли силой пенсию у своих стариков, грабят ли, воруют или торгуют чем-нибудь запрещенным? Эти вопросы теперь им задают только по факту совершения правонарушения или преступления. Кроме того, раньше на участке активно работали народные дружинники, таких помощников у меня было человек пятьдесят. Каждый вечер я направлял несколько групп в те места, где присутствие добровольцев с красными повязками было обусловлено конкретной ситуацией. В последние годы возрождается работа народных дружин, и это очень правильно.
* * *
Профессиональный расцвет сотрудника московской милиции Сергея Данилюка плавно перешел в стадию профессиональной зрелости. В 1990 году, когда он был на последнем курсе Всесоюзного юридического заочного института, его назначили на должность заместителя начальника 64-го отделения милиции по работе с личным составом, затем — заместителем начальника отделения по профилактике (курировал работу службы участковых). В 1993 году Сергей поступил в Академию управления МВД России. По окончании обучения он был назначен на должность заместителя начальника штаба УВД по СВАО. Через два года по штату к этой должности добавилась специализированная — начальник оперативного отдела УВД. В августе 1996 года в его личном деле появился примечательный документ, подписанный начальником окружного управления:
«Заместитель начальника штаба УВД по СВАО майор милиции Данилюк Сергей Григорьевич непосредственно выезжает на места совершения тяжких преступлений и оказывает помощь в организации их раскрытия. Так, 23 августа 1996 года в 8 часов 25 минут в дежурную часть УВД СВАО поступила информация о том, что в одной из квартир в доме № 8 по ул. Королева вооруженный ножом ранее судимый гражданин захватил в качестве заложницы 11-летнюю девочку. По личной инициативе т. Данилюк прибыл на место происшествия. Оценив обстановку, проявив смекалку и находчивость, он спрятал свой пистолет за пояс, взял у другого сотрудника милиции пистолет Макарова, из которого незаметно извлек ударник, и предложил преступнику взять этот пистолет и себя в заложники — в обмен на освобождение девочки. Держа нож у горла ребенка, злоумышленник впустил майора милиции в комнату. Начались переговоры — один на один. Действуя профессионально, не применяя табельного оружия, Данилюк С.Г. сумел устранить прямую угрозу жизни маленькой заложницы, обезоружить преступника и освободить девочку. Затем он передал задержанного сотрудникам ОММО «Останкинский».
За образцовое выполнение служебных обязанностей, мужество и профессионализм, проявленные при задержании вооруженного преступника и освобождении заложницы, тов. Данилюк С.Г. заслуживает представления к присвоению очередного специального звания «подполковник милиции» досрочно». Вскоре это представление было реализовано.
В 1999 году знания и опыт работы Сергея Григорьевича с личным составом снова востребованы: его назначили заместителем начальника ОУВД по кадровой и воспитательной работе. В течение шести последних лет полковник милиции Сергей Данилюк служит в УВД по ЮЗАО: является заместителем начальника УВД — начальником штаба.
Мой собеседник увлеченно рассказывает о работе штаба, о том, какие толковые у него заместители и начальники отделов, о том, что в структуре этой службы трудятся в основном добросовестные, грамотные и ответственные сотрудники, обладающие высокой работоспособностью. Он подчеркивает, что в его коллективе сформировалась благоприятная деловая атмосфера, где нет места разгильдяйству и панибратству, но есть дружеская поддержка, уважение и взаимопомощь в работе. Начальник штаба, как и многие его коллеги по аппарату управления, считает, что на формирование такого климата в коллективе ОУВД непосредственное влияние оказывает начальник окружного управления генерал-майор милиции Андрей Павлович Пучков.
— Порядочный и неравнодушный человек, требовательный руководитель, обладающий богатым служебным опытом, высоким уровнем профессиональной компетенции, он не только видит недоработки подчиненных, но и способствует решению проблем, умеет ценить добросовестный труд и стимулировать стремление к успешной работе. Кто же, глядя на него, не захочет использовать такой пример в процессе управления своим небольшим коллективом? — говорит Сергей Григорьевич. — Кроме того, лучшие традиции коллективизма, взаимопомощи, верности служебному долгу передают молодым стражам правопорядка наши ветераны. Так общими усилиями создаются крепкие, работоспособные милицейские подразделения, которые все вместе представляют большой коллектив сотрудников УВД.
* * *
В ноябре нынешнего года Сергею Данилюку исполнилось 50 лет. Без малого 30 лет юбиляр носит милицейские погоны. Несмотря на то что он всецело поглощен своей работой, его жизнь не обделена и простыми человеческими радостями. В прошлом году Сергей Григорьевич и Марина Юрьевна Данилюк отпраздновали серебряную свадьбу. Супруги вырастили замечательную дочь. Вероника окончила юрфак МГУ, вышла замуж, немного успела поработать. А совсем недавно, в начале декабря, она ознаменовала завершение Года семьи рождением сына. Мальчика назвали Сергеем…
Валентина КОЛЕСНИКОВА

Дороги, которые мы выбираем

Дороги, которые мы выбираем
 
Все мы так или иначе являемся участниками дорожного движения. Поэтому обстановка, которая складывается на дорогах, затрагивает и волнует всех без исключения. Мы выбрали из редакционной почты самые распространенные вопросы и попросили ответить на них начальника отдела ГИБДД УВД по СВАО полковника милиции Юрия КОРОВЧУКА.
  
—Юрий Иванович, сегодня даже у людей, не имеющих личного транспорта, слово «пробка» вовсе не ассоциируется с тем предметом, который находится в горлышке бутылки. Почему для нашего города уличные заторы стали проблемой номер один? И что делается для того, чтобы улучшить ситуацию на дорогах?
— Основная причина — постоянный рост автопарка. Только в нашем округе в этом году его стало больше почти на 10 000 единиц. А сколько по столице в целом?! Не забудем сюда приплюсовать стремительный рост автопарка Московской области. А областники в подавляющем большинстве трудятся в Москве и машины покупают именно для того, чтобы до своих рабочих мест добираться. В ближайшем Подмосковье поселки разрастаются до настоящих городов, ведь там строятся и сдаются в эксплуатацию все новые и новые жилые районы, четверть жителей которых — автомобилисты. А темпы строительства дорог многократно отстают от темпов строительства жилья. Отсюда и уличные пробки. Решать создавшуюся проблему необходимо такими же глобальными мерами — расширять проезжие части имеющихся дорог, строить дороги-дублеры. В ожидании этого светлого будущего мы не сидим сложа руки, стараемся сделать все возможное, чтобы сейчас передвижение стало максимально комфортным. Зная о том, что левые повороты — это всегда толчея и затруднения в левых рядах, мы стали их отменять. Алтуфьевское шоссе еще год назад насчитывало около двух десятков левых поворотов, сегодня их осталось всего четыре, а в скором времени мы планируем избавиться и от них. Развернуться же или совершить поворот на этой трассе можно будет с помощью так называемых оттянутых поворотов, то есть путем съезда на малую дорогу, проходящую вдоль Алтуфьевского шоссе, и следовать по ней до ближайшей улицы, пересекающей трассу. Внесены изменения в режим 8 светофорных объектов, в итоге транспорт в этих местах стал двигаться быстрее. Значительно улучшилась ситуация после расширения проезжей части и увеличения радиуса поворотов на улицах Ботаническая — Академика Комарова, Декабристов — Хачатуряна, Бибиревской у дома № 10. Появились новые светофорные объекты на улицах Серебрякова — Амундсена, Серебрякова — Нансена, Амундсена — Уржумская, Челобитьевском шоссе у дома № 12.
— Представим, что у вас
появилась возможность сделать одно распоряжение на правительственном уровне, касающееся усовершенствования дорожного движения. Какую бы
команду вы отдали?
— Запретить въезд в город грузовому транспорту. Причем «кирпич» для них должен висеть даже на МКАД. Пусть многотоннажные и длинномерные фуры осуществляют доставку товара лишь до города, разгружаясь на перегрузочных базах, расположенных где-нибудь в приграничной черте области и города. Мест для возведения подобных терминалов предостаточно, а стройка много времени не займет. Товар же в магазины должен попадать на небольших грузовичках, да и то только в ночное время. Уверен, такими действиями удалось бы разгрузить дороги столицы, и особенно МКАД, которая из городской магистрали, предназначенной для горожан, превратилась в дорогу для транзитного иногороднего транспорта. Кстати, в этом году я был в Киеве и заметил, что ездить по его улицам стало свободнее. А все потому, что там уже объявили грузовики в дневное время «персоной нон грата».
— Шоферская примета гласит: если на дороге затор — значит впереди на перекрестке обязательно увидишь гаишника. Почему так происходит?
— Думаю потому, что на правительственных трассах инспекторы останавливают движение на перекрестках для обеспечения безопасного проезда специального транспорта. Водители же, кроме остановившихся в первых рядах, не видят, что было причиной для включения красного света, зато, выбравшись из затора, они видят, кто это сделал. Так что для центральных трасс эта примета отчасти верна. На всех остальных дорогах действия сотрудника ДПС на перекрестке только увеличивают пропускную способность, ведь он вовремя останавливает поток, чтобы перекресток остался чистым после переключения светофора.
— Тема угонов — одна из самых злободневных. Многие граждане считают, что сотрудники вашей службы всецело поглощены регулированием дорожного движения и поиском нарушителей ПДД, поэтому на борьбу с угонами у них времени нет.
— Не согласен. В структуре столичной Госавтоинспекции существует такое подразделение, как отдельная рота УГИБДД. Инспекторы этой роты похожи на сотрудников ДПС только внешне, на самом деле их не интересуют нарушители правил, они выявляют и задерживают угнанный или похищенный транспорт, а также лиц, занимающихся этим криминальным ремеслом. На базе каждого окружного ГАИ существуют взводы розыска с точно такими же задачами, как и у сотрудников отдельной роты. Отличает их только то, что рота работает по всей Москве, а взвод — в пределах своего округа. К слову сказать, эти экипажи выходят на борьбу с преступностью не с пустыми руками. Их автомобили оснащены портативными компьютерами с различными базами данных. Обо всех технических возможностях этих программ я рассказать не могу — служебная тайна, но про одну из них — базу данных «Патруль» — поведаю. С помощью этой базы инспектор может прямо на ходу по номерному знаку проверить любой заинтересовавший его автомобиль — не находится ли он в розыске. Ответ появляется на экране практически мгновенно. Всех заинтересовавших инспектора людей, будь это водитель или пассажир, также можно проверить по этой же программе. Поэтому результаты работы подразделения очень неплохие: и угонщиков задерживают, и украденную собственность владельцу возвращают регулярно. Кроме этого, на вооружении у разыскников имеется передвижной автоматизированный поисковый комплекс «Поток». Установленные на крыше «газели» две видеокамеры фиксируют номерные знаки всех проезжающих мимо машин в автоматическом режиме и прогоняют их через базу данных. На их счету уже сотни выявленных транспортных средств, находящихся в розыске. Все стационарные посты ДПС оборудованы АПК «Поток». Его камеры установлены на некотором расстоянии от поста и фиксируют сразу все полосы движения в обоих направлениях. Поэтому незамеченным выскочить из города на разыскиваемом авто (угнанном, краденом, находящемся в розыске у таможенных органов и службы судебных приставов, скрывшемся с места ДТП и проходящем по милицейским ориентировкам) не получится — система обязательно подаст тревожный сигнал оператору.
У себя в округе мы еженедельно проводим широкомасштабные мероприятия по противодействию этому виду преступлений. Для этого привлекаем инспекторов ДПС из других подразделений города, а также сотрудников окружного ОВО и полка ППСМ. Эти меры принесли вполне логичный результат — в округе снизилось количество краж и угонов автомобилей. Кстати, за этот год нашими сотрудниками задержано 30 похитителей «на рабочем месте», то есть за баранкой чужого авто. Это один из лучших результатов в городе.
— Не могли бы вы дать советы читателям нашей газеты, как уберечь своего четырехколесного друга от угона?
— На сегодняшний день самое эффективное средство от угона — установка спутниковой сигнализации. Естественно, даже с ней машины угоняют, однако в этих случаях собственность практически всегда возвращается законному владельцу. Да, оборудование стоит денег, и нужно ежемесячно вносить абонентскую плату, но мне кажется, здоровый сон и крепкие нервы дороже. Владельцам машин, которым «Спутник» не по классу, стоит знать, что непрестижных марок для воров не существует, угоняют все подряд. Поэтому изыщите возможность оставлять автомобиль хотя бы на ночь под присмотром. За умеренную плату можно договориться об этой услуге со сторожами гаражных кооперативов. Только и в этом случае стоит помнить русскую поговорку — береженого Бог бережет. Как правило, человек думает: раз собственность под охраной, то можно пренебречь всеми мерами безопасности — бросить автомобиль с открытыми дверьми, не ставить на сигнализацию. Не забывайте, сторож тоже человек, который может уснуть или отвлечься. Если же на ночь автомобиль паркуется возле дома, постарайтесь поставить его в поле видимости камер видеонаблюдения, которыми оборудовано большинство подъездов. Когда это невозможно, максимально приблизьте его к мачте городского освещения или к людной пешеходной дорожке. В дополнение к сигнализации установите на авто механический блокиратор типа «Мультилока» или «Гаранта». При наличии этих устройств больше вероятности, что угонщик не захочет с ними возиться и поищет автомобиль, не оборудованный ими. Еще один важный момент: никогда не оставляйте в салоне машины документы, этим вы даете автоворам карт-бланш по всем дорогам. Им останется только написать на чистом листе доверенность от вашего имени — и вперед, все пути открыты.
— Не секрет, что сегодня на работников вашей службы жалуются чаще, чем на других милиционеров. Мне кажется, что дыма без огня не бывает. Вы так не считаете?
— Жалуются, действительно, очень много. Могу даже озвучить, сколько это в цифрах по нашему подразделению. За этот год письменных заявлений на неправомерные действия сотрудников ДПС было зарегистрировано 1378. Для сравнения: за аналогичный период прошлого года их было всего 801. Однако по результатам служебных проверок, которые в обязательном порядке проводятся в таких случаях, обоснованными признаны только 87 заявлений. Сколько из всех заявлений было заведомо ложных, к сожалению, сказать не могу, озвучу только, почему так возросло количество жалоб. Виной тому повышение штрафов по целому ряду правонарушений. Людям жалко денег, и некоторые стали хвататься за любые соломинки — авось повезет.
В связи с этим появилась директива министра внутренних дел Российской Федерации в самое ближайшее время оснастить все милицейские патрульные автомобили комплексом видеоконтроля за сотрудником. Что это такое, людям, смотрящим по телевидению программу «Вы — очевидец», известно по сюжетам, снятым на видео из окна полицейского автомобиля. Для тех, кто эту передачу не смотрит, поясню: данный комплекс — это две компактные видеокамеры. Одна закреплена на обшивке потолка автомобиля, она видит и слышит все, что происходит в салоне. Другая через лобовое стекло смотрит на улицу и фиксирует все происходящее рядом со служебным автомобилем. Внедрение данной системы позволит не только обеспечить сотрудника милиции доказательной базой виновности гражданина, появится возможность точно знать, кто говорит правду. Когда эти комплексы будут установлены, предлагаю вернуться к теме жалоб.
— Немало ДТП происходит с участием пешеходов. Можно ли как-то повлиять на ситуацию?
— Регулярно мы проводим профилактическую операцию «Пешеход». Выявляем нарушителей за рулем, беседуем с ними. Однако сегодня словам наши граждане особо не внемлют, поэтому привить культуру и уважение к «безлошадным», не наказывая хамов рублем, весьма проблематично. С другой стороны, не всегда шофер виноват, что под его колеса попал человек. Каждый день сотрудники группы пропаганды посещают детские образовательные учреждения и проводят уроки безопасности. Перед каждыми школьными каникулами эта обязанность налагается на всех наших сотрудников без исключения. И за инспектором ДПС, и за госинспектором, и за штабным работником закреплена одна из школ округа, в которой они в соответствии с графиком должны проводить уроки по правилам дорожного движения. Те места, где через короткое время происходит повторное ДТП с участием пешехода, признаем очагом аварийности и выходим с предложением в префектуру, чтобы установить там «лежачих полицейских».
— Вы сказали, что нарушителей необходимо наказывать рублем. А разве сейчас их не штрафуют?
— Сумму в 50 рублей вы считаете штрафом? Когда она возрастет, скажем, до 1000 рублей, желающие бежать напрямки, минуя подземный переход, быстро переведутся. И водители на приближение пешехода к «зебре» будут реагировать как и положено — остановкой транспортного средства. 
— Вы так уверенно говорите о пользе ужесточения наказания…
— Этому есть хорошее подтверждение. До 1 июля этого года штраф за непристегнутый ремень безопасности составлял те же 50 рублей. Хоть бы кто-нибудь из водителей пристегивался! Зато сразу же с указанной даты все стали помнить про этот элемент активной безопасности. Жалко людям стало отдавать государству из своего кармана 500 рублей. Вот вам и цена вопроса.
— Спасибо вам, Юрий Иванович, за интересную беседу.
Вячеслав АНДРЕЕВ,
фото автора

«Следователь не профессия, а образ жизни»

Андрей МИХАЛЕВ:
«Следователь не профессия, а образ жизни»
 
 
Отправляясь на беседу с заместителем начальника — начальником Следственного управления Управления внутренних дел по Северному административному округу г. Москвы подполковником милиции Андреем Михалевым, я ознакомилась с его служебной биографией. С самого первого дня своей милицейской службы Андрей Валерьевич работает следователем на территории нынешнего САО, он прошел все ступени окружной карьерной лестницы, но и сейчас, занимая высокий, ответственный пост, он увлеченно рассказывает о своем жизненном призвании – следствии. Какой он, настоящий следователь? С какими проблемами сталкиваются сотрудники СУ УВД по САО? Каковы основные результаты, которых достигли следователи севера столицы в уходящем году? На эти и многие другие вопросы корреспондента «Петровки, 38» Андрей Михалев ответил предельно подробно и откровенно.
 
 
—Андрей Валерьевич, следствие во все времена считалось элитным направлением в системе органов внутренних дел. Слово «следователь» всегда неразрывно связывалось и связывается с высочайшим профессиональным уровнем милицейской работы. Но современные реалии таковы, что суперпрофессионалы весьма востребованы в иных, далеких от государственной службы структурах. Тем не менее, вам удается сохранять некий костяк, который способен выполнять поставленные задачи. В чем секрет?
— Поверьте, это невероятно сложно. Но именно в работе следователя есть один момент, особое чувство, которое невозможно ощутить ни в одном другом направлении юридической деятельности. В литературе его условно называют «моментом истины». Представьте, идет работа над тем или иным криминальным эпизодом. Это всегда борьба, состязание с участниками процесса — подозреваемыми, обвиняемыми, адвокатами. Но не силовое, а куда более тонкое — умственное. Когда обвиняемый или подозреваемый молчит, отказывается от дачи показаний, никакого диалога нет, более того, идет активнейшее противодействие. И этот протест не всегда тихий, зачастую в ход идут явная грубость и провокации. В этих случаях следователь сталкивается с невероятной волной негатива. Но здесь главное выстоять, не поддаться, и продолжать работать, использовать максимум знаний, оперативных приемов и криминалистических средств. Нужно правильно себя поставить в общении, выстроить линию обвинения так, чтобы оппонент не смог предъявить контраргументы. И когда это удается, когда обвиняемый, признавая твою правоту, покорно спрашивает: «А что мне за это будет?» — вот тогда для следователя наступает тот самый момент истины. Это настоящая награда за бессонные ночи, за долгую, кропотливою работу. Но я прекрасно понимаю, что эмоциональное удовлетворение от работы — это еще не все. На голом энтузиазме далеко не уедешь. Необходимо и иное стимулирование. К сожалению, досрочные звания сейчас не проходят. Поэтому мы стараемся по мере возможности поощрять сотрудников материально — за результаты работы, за качественное расследование преступлений. Человек должен знать, что его труд, его усилия не останутся незамеченными. Кроме того, невероятно важен и моральный климат в коллективе. Я считаю, что нужно стремиться к тому, чтобы сотрудник шел на работу с удовольствием, ведь следователь — это не профессия, а образ жизни.
— Но ведь это идеальная ситуация…
— Невозможно работать и развиваться, не ставя перед собой абсолютной цели. У нас она есть, и мы стремимся приблизиться к ней. Пусть пока крохотными, миллиметровыми шажками, но мы к ней движемся. Что кривить душой, сейчас в милиции колоссальный дефицит качественного состава. И в этой ситуации при приеме на работу или каких-то новых назначениях приходится смотреть далеко вперед, чтобы увидеть, определить, на что человек способен в будущем. На отбор сотрудников отводится не так много времени. Однако я могу назвать только два случая не совсем удачных назначений. Все остальные попали точно в цель. Я постоянно наблюдаю за ними, и вижу, что они совершенствуются профессионально, множится их авторитет. У нас постепенно формируется боеспособный коллектив. Не скажу, что он абсолютно сформирован, имеется колоссальный фронт работы, много вопросов, требующих основательного решения. Хотелось бы, чтобы в каждом подразделении управления был сформирован костяк, в который входили хотя бы три безусловных профессионала, способных работать абсолютно автономно, расследовать преступления любой сложности без подсказок руководителей, и которые бы соответствовали должности «важняка». Пока этого нет, поэтому в данном направлении необходимо еще долго и кропотливо работать. Процесс формирования всегда трудный, но такова служба. У нас должны служить люди, которые этого хотят. Тем, кто не хочет работать, предоставляется возможность уйти по-хорошему. Увы, были случаи, когда с сотрудниками расставались и по-плохому.
— Андрей Валерьевич, ваш подход к кадровому вопросу абсолютно ясен. А каков ваш взгляд на систему организации работы, были ли какие-то решения и изменения в данной области?
— Система — очень важная составляющая в милицейской службе. Еще в конце прошлого — начале текущего года довольно слабым звеном в нашей работе была система выработки и контроля управленческих решений. Существовала некая односторонняя связь — решения уходили в территориальные подразделения, а об их исполнении я не знал. Не была отработана действенная система контроля. По этому вопросу проводились многочисленные совещания, на которых анализировалась сложившаяся ситуация. Их итогом стало принятие решения, которое привело к значительному улучшению, появились существенные результаты. Мы внедрили схему контроля, организации работы, прохождения информации, выработки управленческих решений, их прохождения и реализации территориальными подразделениями. Сформированы организационно-контрольный и контрольно-методический отделы. В них пришлось сменить порядка 50% состава. Кроме того, после тщательного отбора был назначен заместитель начальника СУ по территории. Очень не хотелось ошибиться с этим назначением. Но работа показала, что наш выбор был верным. 
— Расскажите, пожалуйста, о результатах работы СУ УВД по САО в 2008 году.
— Год был непростым. Были допущены ошибки, которые несколько отодвинули управление с передовых позиций в городском ранжире. Но были и успехи. Мы направили в суд целый ряд очень сложных уголовных дел, расследованием которых особо гордимся.
Начну, пожалуй, с первого. В этом году было 4 случая, когда суд оправдывал обвиняемых нами людей. Плохо это или хорошо? С одной стороны – ошибка следователя. Причин тому может быть масса: недостаток опыта, нехватка динамики расследования и взаимодействия с другими службами. С другой стороны, работы без брака не бывает никогда. Ни в советское время, ни сейчас. Ни у нас в стране, ни во всем мире. Да, данный факт весьма неприятен для нас, но это лишний повод для совершенствования своей работы. Что касается приятных моментов в этом году, то можно отметить окончание уголовного дела в отношении целой группы квартирных мошенников, деяния которых были квалифицированы как преступное сообщество (статья 210 УК РФ). Это серьезное достижение, работа по этому делу длилась практически год. Были направлены в суд дела о дерзких разбоях, в ходе которых преступники действовали с особой жестокостью, завершено очень интересное дело по группе квартирных воров. Но чаще всего приходится работать по неочевидным преступлениям — угоны автотранспорта, кражи из помещений, грабежи.
 — Андрей Валерьевич, некоторое время назад столицу захлестнула волна подростковой преступности. Насколько актуальна данная проблема на территории Северного округа? 
— Ребенок и преступность, подросток и преступность — это всегда дикое, аномальное сочетание, корни которого кроются в семьях. Но хочу заметить, что сейчас идет сокращение количества уголовных дел, по которым мы привлекаем к ответственности несовершеннолетних. Причину я вижу в результатах целого ряда мероприятий как столичного, так и общегосударственного масштаба. Во многие семьи пришла финансовая стабильность, появилось относительное благополучие. У молодежи сегодня есть желание получать образование, развиваться. Нельзя не отметить работу нашей милицейской службы ПДН, службы участковых уполномоченных милиции. Их разъяснительная и надзорная работа приносит, на мой взгляд, существенные результаты.
 — В нашей газете часто размещается информация о графике приема населения руководящим составом УВД по САО. Напротив вашей фамилии значится первый и третий четверг каждого месяца. Расскажите, пожалуйста, с какими проблемами приходят люди?
— Сразу замечу, что этот график весьма условен. В указанные дни прием обязателен, и никакие обстоятельства не могут послужить поводом для его отмены. Но не бывает практически ни одного дня, чтобы люди не приходили ко мне в кабинет, или не звонили на рабочий телефон. Это не только моя позиция, но и всего управления. Нам бы хотелось, чтобы проблемы, которые возникают у граждан, решались как можно быстрее. Лично я на это нацеливаю и своих сотрудников. Уверен, что следователь обязан в каждом участнике процесса, будь то потерпевший или обвиняемый, видеть человека, личность. И для сотрудника следствия недопустимы даже малейшие признаки пренебрежения, а уж тем более грубости. Ко мне, как к начальнику следствия округа, люди приходят с жалобами на моих сотрудников. Любое обращение тщательно изучается. Если оно имеет под собой реальное основание, то делаются соответствующие выводы. Когда у человека случается беда, он хочет помощи и понимания. И нужно сделать все возможное, чтобы человек их получил.