petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 15 (9567) от 25 апреля 2017г.

Статьи в категории: Номер 7 (109) 18 февраля 2009 года

Светофоры уходят в отставку?

То, что в Москве скоро произойдет автомобильный коллапс, никто не сомневается. Это вопрос времени. Число машин на столичных магистралях растет не по дням, а по часам. Пробка — увы, это привычный пейзаж мегаполиса. Да и в других городах водители все чаще испытывают на себе аналогичные проблемы. Разрубить этот гордиев узел можно! Причем без особых материальных затрат — утверждает группа ученых Независимого координационно-экспертного совета (НКЭС).
— Мы привыкли видеть светофоры, причем не только на перекрестках, но и там, где они вообще не нужны, — говорит один из авторов проекта «Бессветофорное движение» Роберт Мусаелян.
— Да они (светофоры) вообще не нужны, — утверждает ученый с мировым именем, заслуженный деятель науки, доктор технических наук Александр Дмитриев. — Свое дело они выполнили еще в ХХ веке и должны уйти на заслуженный отдых (читай — в переплавку).
Так что же предлагают ученые мужи? Идея на поверку оказывается достаточно проста, как и все гениальное. Все, что необходимо сделать городским властям, — это правильно организовать схему движения транспорта по улицам и проспектам, причем в рамках действующих Правил дорожного движения. По мнению авторского коллектива, нет никакой необходимости строить дорогостоящие многоуровневые транспортные развязки и эстакады. Решить транспортный вопрос вполне можно в двухмерном пространстве. Что это — фантастика, бред? Нет! Это реальность, а революцию в организации дорожного движения можно и, наверное, нужно совершить уже сейчас. Принцип, на котором строится идея, можно сформулировать несколькими предложениями: в городской схеме дорожного движения должны отсутствовать участки с движением под углом друг к другу, а тем более встречное движение. Пересекаться траектории движения транспортных средств должны исключительно в одном направлении, то есть при перестроениях. Конечно же, лучше всего проектировать новые микрорайоны с учетом этого простого правила. Но, как показывают исследования, и в районах старой застройки можно достаточно просто и с малыми затратами оптимизировать существующую систему дорожного движения, не нарушая уже сложившейся инфраструктуры.
Представьте картину: менеджер Витя живет в пункте А, а работает в пункте Б. Чтобы попасть на работу, Виктору необходимо пересечь несколько перекрестков. На каждом из них работает светофор. Вот и стоит наш менеджер в заторе, нервничает. Настроение портится. А это на результатах труда сказывается. Революционная схема проекта «Бессветофорное движение» предлагает иной маршрут для того же Виктора: не пересекать проспект, а плавно повернуть направо и постепенно перестраиваться в крайний левый ряд. Да, ему, может быть, придется сделать небольшой крюк, метров 400—500 в одну сторону, а там — висит знак, разрешающий разворот. Автомобиль Виктора разворачивается и движется в обратном направлении к тому самому перекрестку, который он должен был пересечь. Теперь, чтобы попасть на необходимую улицу, ему предстоит постепенно перестроиться в правый ряд.
Так ведь водителю лишний километр придется проехать, время потратить целых две-три минуты и бензина граммов сто! — заметит скептик. Да. Придется. Но есть один нюанс: эти две-три минуты он будет ехать, а не стоять.
«Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать» — гласит народная мудрость. Поэтому ниже приведены наглядные схемы, предлагающие принципиально новую организацию дорожного движения. Присмотритесь к ним повнимательнее. Авторы не претендуют на то, что все они идеальны. Вполне возможно, что кто-то из читателей предложит какие-то усовершенствования этих схем. Так что приглашаем всех к диалогу. Ведь, в конце концов, есть такое понятие, как коллективный разум.
По материалам газеты «Щит и меч»
 
 
 

Целители душ

 
Психологическая служба ГУВД по г. Москве создана 16 лет назад.
Чуть позже ее отделы стали появляться в окружных управлениях внутренних дел. Одним из первых, где появился штат психологов, было УВД по Северному округу. На сегодняшний день этот коллектив психологов является одним из лучших в городе. О своей работе и о тех задачах, которые ежедневно стоят перед психологической службой, рассказывает старший психолог УВД по САО майор милиции Анастасия БОНДАРЕВА.
 
На сегодня в управлении числится по штату более пяти тысяч сотрудников, с ними работают всего 12 психологов. За теми подразделениями, сотрудники которых несут наиболее напряженную службу — полк ППС, вневедомственная охрана, ОБ ДПС ГИБДД, закреплены свои специалисты. Есть психологи и в отделах внутренних дел по районам Тимирязевский, Дмитровский, Головинский. Все другие службы и подразделения округа находятся в ведении остальных специалистов окружной психологической службы.
— Объем работы колоссальный, — рассказывает Анастасия Валериевна. — Состояние каждого сотрудника мы не можем отследить физически. Но у нас есть давняя отработанная схема, которая дает весьма существенные результаты. О том, что милиционер нуждается в помощи психолога, нам сообщает руководитель подразделения, где он служит. Мы просим, чтобы подобная информация поступала в максимально сжатые сроки, ведь нам необходимо с этим человеком встретиться, провести диагностику его состояния (либо визуально, либо при помощи различных методик). И затем, в случае необходимости, оказать помощь. Если у сотрудника возникают служебные неурядицы, случается несчастье, конфликты в семье, и эти обстоятельства влияют на его поведение и состояние, об этом должны тут же сообщить нам.
Во всех подразделениях милиции распространена такая практика — за новичком в течение первого года службы ведется наблюдение, в котором участвуют и психологи. Главная их задача — отследить, как молодой сотрудник адаптируется в коллективе, насколько адекватно воспринимает указания руководства и т.д.
В данный момент особое внимание психологической службы УВД по САО, впрочем, как и остальных окружных психологических служб московского милицейского гарнизона, приковано к полкам ППС. Произошло колоссальное увеличение штата полка, на службу приходят новые люди, и всем им необходимо внимание психологов. Ведь патрульным очень часто приходится сталкиваться с негативным отношением граждан, они должны быть всегда начеку, поскольку от их сосредоточенности зависит во многом личная безопасность. Это нелегко, причем не только для молодых, но и более опытных сотрудников милиции. Здесь на помощь приходит психологическая служба окружного управления внутренних дел.
 Организация психологической реабилитации и восстановления профессиональной работоспособности сотрудников — одно из главных направлений деятельности милицейских психологов. В округе функционирует 15 рабочих кабинетов психологов, в некоторых случаях они совмещены с кабинетами психологической регуляции. В самом здании УВД по САО, которое было сдано в эксплуатацию в 2004 году, психологам выделили целый блок кабинетов, его основная часть — комнаты психологической разгрузки и реабилитации. Руководство управления, понимая нужность и важность данной службы, постоянно оказывает Анастасии Бондаревой всяческую поддержку и помощь. А она еще за год до открытия здания стала работать над созданием кабинета психологической разгрузки. Цветовая гамма, драпировка, мебель, растения — все должно работать на достижение максимального реабилитационного эффекта. Кропотливо, по отдельным элементам, она создавала тот комплекс, которым сейчас может воспользоваться любой сотрудник управления.
Оборудование комнаты психологической разгрузки управления позволяет проводить сеансы светотерапии, музыкотерапии, цветотерапии, ароматерапии. Здесь каждый сотрудник сможет найти для себя что-то интересное и приятное: кого-то поразит зимний сад, кому-то придется по душе маленький японский сад камней. Основой для проведения сеансов групповой психологической реабилитации служит проекционное цветодинамическое устройство «Цветодин». Не секрет, что именно свет является естественным, наиболее эффективным фактором воздействия на человека, он может служить универсальным средством лечения и коррекции нарушенных функций организма, помогая ему мобилизовать и восстановить свои защитные силы. 
Ароматерапия и музыкотерапия гармонично дополняют полученный визуальный эффект. Комплексное воздействие на все органы чувств, а также целенаправленная, с учетом индивидуальных особенностей человека, настройка оборудования, способствуют расслаблению, снижению утомляемости, повышению работоспособности, развитию устойчивости к стрессовым ситуациям.
Лучшим дополнением оснащения комнаты психологической разгрузки является выделенное психологической службой ГУВД по г. Москве массажное кресло с индивидуальной комплексной мультимедийной установкой. За короткий срок чудо-кресло «Массажный рай» обрело своих преданных поклонников среди сотрудников управления.
Анастасия Валериевна отмечает, что проведение многоплановых реабилитационных мероприятий стало возможным благодаря руководству округа, которое уделяет большое внимание не только оснащению, но и в целом всему направлению деятельности психологов. Регулярно проводятся инициированные руководством исследования состояния социально-психологического климата в подразделениях, с последующим тщательным анализом полученных результатов, и другие психодиагностические мероприятия.
— В милицейской системе две главные составляющие, два главных критерия оценки работы — это показатели оперативно-служебной деятельности и соблюдние дисциплины и законности, — говорит начальник отдела воспитательной работы УВД по САО подполковник милиции Людвига Грейм (в непосредственном подчинении отдела находится психологическая служба округа). И то и другое замыкается на психологической службе, поскольку, чем лучше мобилизован личный состав на несение службы, тем выше показатели оперативно-служебной деятельности. Чем своевременней оказывается психологическая помощь, тем лучше состояние дисциплины и соблюдение законности. Это незаметная, но поистине незаменимая служба нашего управления.
 

Без права на ошибку

Братьев Алексея и Игоря Гороховых знают в УВД по Западному округу столицы как надежных и ответственных сотрудников, замечательных спортсменов. Оба занимали призовые места в соревнованиях по рукопашному бою. Ребята похожи. Глядя в глаза улыбчивого 37-летнего старшего оперативного дежурного и скромного 33-летнего инспектора Информационного центра УВД, трудно представить, что майор милиции и старший лейтенант милиции были участниками боевых действий на Северном Кавказе. Практически никто из нынешних коллег ребят и не знают, что братья — кавалеры ордена Мужества. В преддверии Дня защитника Отечества мы решили рассказать о жизни двух героев нашего времени.
 
«Отец всегда говорил нам:
,,Выбрали ратный путь — так служите с честью’’»
Ребята из простой семьи. Мама — воспитательница детского сада, а отец мастер на все руки: и водитель, и слесарь, и столяр. Ему приходилось много вкалывать: семья большая — четверо детей. У Алексея и Игоря есть еще старший брат и младшая сестра.
Общаясь с корреспондентом, наши герои скромничали. В основном Игорь рассказывал об Алексее, а Алексей — об Игоре.
— Так получилось, что с братом мы попали на срочную службу в армию в одно время. Леша отличный спортсмен, поступил в пединститут на факультет физической культуры, — говорит Игорь. — Получается, подождал меня, пока я в школе доучился. Оказались в одной части внутренних войск. А тут Чеченская кампания в самом разгаре…
Алексей Горохов в составе спецподразделения в конце 1995 года охранял правопорядок в Гудермесе во время выборов. В результате неожиданного наступления чеченских боевиков сводный отряд бойцов СОБРа и ОМОНа, а также гражданские лица (всего около двухсот человек) оказались в окружении. Требования противников были просты — офицерам застрелиться, остальным — сдаться в плен. Опытные бойцы могли уйти ночью, но они не хотели бросать раненых и держали круговую оборону своего укрытия — хладокомбината. У них не осталось запасов пресной воды, пришлось растапливать снег. Чеченцы, поняв, что федеральные силы не собираются сдаваться, начали обстреливать здание из гранатометов. Стены выдержали атаку. Тогда противник прибегнул к грозному оружию для уничтожения постройки — дали залпы из системы «Град». Строение не выдержало и разрушалось на глазах, накрывая собой людей.
— Раненые находились в наименее опасной части здания. Но вскоре боевики начали обстрел и с той стороны. Раздался взрыв. Невероятно: стена выгнулась, но ни один кирпич не упал на людей. Еще удар. И на этот раз полуразрушенная конструкция выдержала, — рассказывает Алексей. — Оказалось, это не случайно. На противоположной стене кто-то в начале осады повесил икону Казанской Божией Матери. Сознание того, что Бог не оставил нас, воодушевило всех сражавшихся. Вскоре пришла подмога, нас поддержали огнем из танков. Один из бойцов СОБРа, чтобы свои по ошибке не попали по нашему укрытию, вывесил на крыше здания флаг команды «Спартак», который носил как талисман. Спустя 9 дней нас вывели из окружения. Никто из командования не верил, что, попав в самое пекло, мы выстоим. И на солдат, и на офицеров уже были готовы похоронные телеграммы. По счастливому стечению обстоятельств они не были доставлены родителям бойцов. Выжившие в этом аду получили ордена.
 
Орден Мужества — высокая государственная награда. Ею награждаются «за самоотверженность, мужество и отвагу, проявленные при спасении людей, охране общественного порядка, в борьбе с преступностью, а также за смелые и решительные действия, совершенные при исполнении воинского долга, сопряженные с риском для жизни», — так гласит Указ Президента России.
Боевая биография Горохова-младшего вызывает не меньшее уважение. Игорь в течение 6 лет участвовал в различных операциях в Чеченской Республике и за ее пределами. История его ордена Мужества не менее драматична.
Шел штурм Грозного. Подразделения рассредоточились по улицам города, шли ожесточенные бои с чеченскими бандформированиями. В одном из переулков первая группа наших разведчиков попала в засаду. Сразу боевики очередью положили нескольких человек. Оставшимся в живых пришлось буквально влипнуть в дорожную грязь, не поднимая головы. Огонь не утихал. Это заметили во второй группе, где находился Игорь, которая должна была прикрывать отход. Бойцы спецназа открыли огонь по точкам, откуда вели стрельбу чеченские бандиты. Рискуя жизнью, превратив себя в основную мишень, Игорь с товарищами добыли те короткие секунды затишья, которые были необходимы для спасения раненых — погрузки их на БМП. Сами же они остались на точке. Оборона продолжалась еще неделю.
Награда пришла с запозданием. А вот Алексей получил новость о подвиге брата из первых рук — от спасенных Игорем раненых бойцов.
Участвовал младший Горохов и в урегулировании осетино-ингушских конфликтов конца 90-х, где также проявил себя геройски. Мундир Игоря украсила медаль «За отвагу». Офицер в составе сводного отряда помогал эвакуировать детей и стариков из опасных районов Осетии.
— Помню, мы с группой из семи человек отправились охранять один из важных объектов, а провиант на неделю остался на базе, — вспоминает Игорь. — Вдруг видим у блок-поста знакомого горца, Ахмета. Мы помогли ему и его семье выйти из охваченной огнем деревни. Не забыл нас и он. В благодарность предоставил свою «Волгу», чтобы мы съездили за пресной водой.
Сам орденоносец не любит вспоминать о войне. Парню приходилось видеть многое: и разрушительную силу огня, и трусость «больших погон», и глупость чиновников, и смерть близких друзей. В память о павших в этой войне русских солдатах он с товарищами поставил в Грозном православный крест с надписью: «Лишь крест деревянный себе заслужил и вечную память меж нами…».
Имена самых близких друзей братья Гороховы хранят в своих сердцах — это омоновцы Николай Рыжов, Вадим Суфиянов, Алексей Николаев и сотрудник
СОБРа Дмитрий Логинов.
Братья Гороховы — настоящие герои, но это не всеми, к сожалению, ценится. Возникает вопрос к некоторым чиновникам: почему ветеранам боевых действий приходится годами судиться за положенные им по закону «боевые» и следить, как бы их не обманули при расчете пенсий. Например, Игорь лишь в прошлом году, спустя 7 лет(!) после последней боевой командировки кое-как через суд истребовал положенные ему выплаты.
Служба вне Кавказа у братьев выдалась не намного спокойнее. В составе специального отряда быстрого реагирования в одном из регионов они очищали общество от рэкетиров, вымогателей и убийц. Там, где ошибка при задержании была не допустима, всегда был СОБР. Приходилось братьям обезвреживать убийц, вооруженных до зубов преступников, освобождать заложников.
 
Другая жизнь.
Без стрельбы и потерь
Обстановка в стране со времен лихих 90-х изменилась в лучшую сторону. Изменилась и жизнь наших героев. С начала тысячелетия ветераны боевых действий Гороховы сменили рисковые милицейские специальности на более степенные. Причиной этому для Алексея послужило создание семьи. Старший оперативный дежурный — счастливый отец двух дочерей и примерный семьянин. Дочурки радуют. Обе занимаются танцами. Игорь же до 2001 года ежегодно отправлялся в горячие точки. Мать братьев переживала каждую командировку. И просила младшего: «Сынок, ты же на войне прослужил больше дней, чем дед твой в Отечественную. Не ходи!» Но потом в жизни Игоря тоже произошли кардинальные перемены — он встретил любимую женщину. Вскоре у них родилась дочь. Сейчас девчонки братьев Гороховых часто ходят в гости друг к другу. Игорь стал инспектором ИЦ. Все свободное время посвящает своей малышке — катается с ней на санках, гуляет, рисует и даже танцует.
— Дочери три года, а мы уже прошли начальные курсы спортивных танцев «Бэби-1», — рассказывает он. — Если не балериной, так уж спортсменкой точно станет. Подвижная она у нас.
Братья все делают вместе, даже в одну смену работать попросились. Вместе тренируются в спортзале. Отдыхают семьями, гуляют с малышами. От тех страшных дней осталась одна привычка у Гороховых — беречь и прикрывать друг друга.
Иван ПЕТРОВ
 
P.S. В феврале свой профессиональный праздник отмечают подразделения СОБРа. Братья Гороховы просили через газету поздравить всех ветеранов и действующих сотрудников.

Когда не стыдно смотреть в глаза людям…

 
На границе Украины и Брянской области, в маленькой деревушке проходило детство трех братишек и четырех сестренок Вернигоров. Большую дружную семью знали все. У старшего брата с младшим, Валентином, разница была в 20 лет. И когда Виталий поступил на службу в правоохранительные органы, в Госавтоинспекцию, Валя, не желая отставать от родного брата, которым он невероятно гордился, заявил, что непременно будет милиционером. Родители улыбались, ведь он только пошел в третий класс. Но своих слов паренек на ветер не бросал.
Всю юность Валентин провел в походах по местам боевых действий времен Великой Отечественной войны. Так мальчишки и девчонки приобщались к истории своей страны, узнавали о подвигах советского народа.
Увлекался младший Вернигор и спортом – вместе со сверстниками играл в футбол, волейбол, лапту, еще в школе получил первый разряд по лыжам, немного занимался боксом. В общем, времени на глупости у подростка не было. Да и цели перед собой ставил серьезные: до призыва в армию он хотел получить какую-нибудь профессию и водительское удостоверение.
По окончании средней школы, Валентин поступил в училище и вышел оттуда с дипломом мастера по холодильным установкам и правами на вождение автомобиля. В 1984 году молодого специалиста призвали в армию.
 
Учебно-сержантский
батальон
Валентин Вернигор был распределен во внутренние войска МВД России. Случилось так, что он не попал в ряды специального контингента, который готовили к отправлению в Афганистан. Его направили в специальную часть внутренних войск по охране особо важных объектов, что располагалась в Томске. Ребята сначала прибыли в Иркутск, потом в Ангарске прошли курс молодого бойца и уехали в закрытый гарнизон Томск-7, в учебно-сержантский батальон.
Из прибывших солдат руководители выбрали несколько человек на командирские должности. Валентин, имевший отличную физическую подготовку, получил звание сержанта и остался в батальоне воспитывать молодых бойцов.
Так прошло два года. Все это время Вернигор даже не был в положенном отпуске. Жесткая дисциплина, ответственность, чувство долга – стали его жизнью. На другом профессиональном поприще Валентин себя уже не видел.   Еще во время службы в учебно-сержантском батальоне он вместе с тремя товарищами предпринял попытку поступить в училище внутренних войск им. Орджоникидзе, что во Владикавказе. Отборочную комиссию прошел только Вернигор, но в последний момент передумал ехать на учебу. 
О желании сержанта продолжить службу в правоохранительных органах знал командир части, который однажды, пригласив Валентина в свой кабинет, по-дружески сказал:
— Попался бы тебе грамотный руководитель, вот тогда у тебя все в этой профессии сложится удачно.
Валентин не раз вспоминал тот разговор с командиром…
Службу он закончил в звании старшины.
 
Вспомнив
детскую мечту
Демобилизовавшись, Валентин вернулся в родные места. Мама умерла еще до его призыва в армию, отец — инвалид. Пора было начинать самостоятельную жизнь. Смыслом жизни для младшего Вернигора была служба. Он вспомнил про училище внутренних войск, но туда принимали курсантов до 21 года, а этого возраста Валентин уже достиг. И тогда уехал в Брянскую область, в город Севск, и устроился работать в милицию. Начальник отдела внутренних дел, заглянув в его военный билет, предложил:
– Пойдешь ко мне водителем?
Валентин согласился. Работал в дежурной части водителем патрульной машины. А через полгода Валентин поступил в Орловскую школу ГАИ.
 
Орловская школа ГАИ
Будучи старшиной милиции и практическим работником (так называли курсантов, которые на момент поступления служили в правоохранительных органах), он сразу попал в поле зрения руководства. На собеседовании Валентин получил предложение стать старшиной роты. Обязанности не были новыми для него, все это он успешно уже прошел в учебно-сержантском батальоне, но он отказался. Ему хотелось просто учиться, расширять свои знания. Только когда командир старший лейтенант милиции заверил курсанта, что назначение будет временным, Валентин согласился. Старшиной роты по строю он пробыл с первого и до последнего дня учебы.
Товарищи по школе не сомневались, что командир сделал правильный выбор. Вернигор умел работать с коллективом, соблюдал строжайшую дисциплину, был требовательным и порядочным.
В 1988 году отмечалось тысячелетие Христианства на Руси, курсантов Орловской школы ГАИ направили в Москву обеспечивать общественный порядок на дорогах столицы.
А в 1989 году начались события в Нагорном Карабахе. 3 января батальон, в составе которого учился Вернигор, отправили в Азербайджан, в небольшой городишко на границе с Арменией. Там курсанты несли службу по охране общественного порядка, стараясь сдерживать недовольство населения разгоревшимся конфликтом. «Старшие братья» – так называли русских милиционеров местные жители.
После 5-месячной командировки весь батальон вернули в Орел, и в этом же году Валентин Вернигор окончил с отличием Орловскую школу ГАИ.
 
Работа в ГАИ
В отдел внутренних дел города Севск Валентин Вернигор вернулся на должность инспектора ГАИ административной практики. Его мечта сбылась.
Начальником ОВД был Алексей Михайлович Артюхов (он и сейчас возглавляет отдел). Внимательный и мудрый руководитель отметил в своем подчиненном качества, присущие настоящему офицеру: честь, достоинство и принципиальность. Наблюдая за работой инспектора ГАИ, он был уверен, что милиционеру предстоит пройти хоть и нелегкий, но довольно успешный служебный путь.
Валентина Вернигора знали все автомобилисты города. О его жесткости по отношению к нарушителям правил дорожного движения и справедливости владельцы говорили с уважением. Он никогда не разделял нарушителей на тех, кого можно оштрафовать, и тех, кому можно простить ошибку из-за высокой должности. Вернигор со своими коллегами оформили протоколы на ряд руководителей за вождение в нетрезвом виде. Каждое такое событие было настоящим ЧП! Много позже принципиальный инспектор узнал, что на бюро райкома партии решали вопрос, какие принять меры в отношении парторгов и как снять лейтенанта-выскочку.
— Однажды мне пришлось оформить административный материал за вождение автомобилем без документов и путевого листа на первого секретаря райкома партии, — рассказывает Валентин Григорьевич. — Я его направил к начальнику ГАИ. На следующий день высокопоставленный нарушитель явился в милицию и выразил моему руководителю восхищение и глубокое уважение к работе его сотрудников.
 После этого случая ни один водитель, нарушивший ПДД, какую бы должность он ни занимал, никогда не пытался «договориться» с инспектором ГАИ Вернигором. «Уж если он не побоялся оформить первого секретаря райкома партии, то что говорить о нас…» — так думали о милиционере автовладельцы.
 
Неожиданное
предложение
В 1992 году произошла реорганизация правоохранительных органов. Была выделена криминальная милиция и милиция общественной безопасности. В ОВД города Севска решался вопрос, кого назначить начальником МОБ. Алексей Михайлович Артюхов вызвал в кабинет Вернигора и с ходу заявил:
— Готовьтесь к назначению на должность моего заместителя!
Такое предложение было лестно 25-летнему инспектору ГАИ, лейтенанту милиции. Он сомневался, пообещал подумать. Но начальник объяснил, что увидел в нем все необходимые качества человека, способного не только занять новую должность, но и построить рабочий процесс практически с нуля. Артюхов обещал во всем помогать заместителю, и Вернигор согласился. Ему было чему поучиться у руководителя.
— Молодость — не порок, — сказал Артюхов, пожал новому заместителю руку и добавил: – Приступайте к работе. Успехов вам на этом поприще!
В 1997 году разгорелся осетино-ингушский конфликт. От каждой области вызвали в МВД командира батальона патрульно-постовой службы и начальника милиции общественной безопасности. В июне вся группа прибыла в Москву. Заместитель министра внутренних дел генерал-лейтенант милиции Иван Иванович Голубев провел инструктаж, поставил боевые задачи и пожелал успехов в их исполнении. Из столицы подразделение перебросили в Чкаловск, а оттуда военно-транспортным самолетом со спецназом внутренних войск спецотряд доставили во Владикавказ.
Валентина Вернигора направили в отдел внутренних дел в Назрань. Командировка продлилась несколько месяцев, задания были блестяще выполнены. Начальника МОБ РОВД города Севска представили к государственной награде и досрочно присвоили звание майора милиции.
По возвращении Валентину Григорьевичу предложили должность начальника РОВД, от которой он отказался.
 
А на войне,
как на войне…
В 1999 году началась вторая Чеченская кампания. Отряд, созданный в 2002 году из сотрудников милиции Брянской области, направляют в Шатойский район, где формируют временный отдел внутренних дел. Возглавил его начальник ОВД Трувченского УВД Брянской области подполковник милиции Николай Иванович Трифонов (ныне генерал), его заместителем назначили Валентина Вернигора.
Подготовка к военной операции была серьезная. В отряд отбирали сотрудников, имевших опыт ведения боя в горах, что очень важно в условиях Шатойского высокогорья. Среди 270 человек отряда были участники событий в Афганистане и первой Чеченской кампании, поэтому поезд, который мчал милиционеров к месту дислокации, был хорошо подготовлен к тому, чтобы в случае необходимости дать отпор боевикам. Во время перегона отряда в Шатой не обошлось без трудностей. Боевики взорвали мост, и всю бронетехнику пришлось переправлять вброд, что при сильном течении горной реки было непростым делом.
Добравшись до места назначения, отряд занял разбитое здание больницы. Целыми остались только стены. Не дав бойцам отдохнуть и отдышаться, руководством была дана команда укрепить позицию. Несколько ночей милиционеры рыли окопы, таскали мешки с песком. Ребята валились с ног, спали практически на голом полу.
Но предпринятые меры не были напрасны. Как только позиция была укреплена, начался обстрел. Очень непросто было ребятам, впервые попавшим на войну. Усталость, естественный страх, постоянный стресс, информация о передвижении больших групп боевиков — все это выбивало из колеи. Руководству отряда необходимо было морально поддерживать личный состав. Николай Иванович Трифонов спал по два-три часа, стараясь все время быть рядом с бойцами.
— В эти дни раскрылся характер каждого милиционера: кто смалодушничал, прикрылся товарищем, а кто проявил себя героем... Война обнажила самые скрытые уголки души, — рассказывает Валентин Григорьевич.
Тем не менее этот страшный период удалось пережить без потерь. Первый отряд участвовал в задержании ряда серьезных боевиков, в зачистках, в операциях по освобождению заложников, поисках схронов и складов оружия. Многие были представлены к боевым наградам за боевые заслуги. Командир отряда был представлен к ордену Мужества.
— Что я вынес для себя из этой командировки? — говорит Валентин Вернигор. — Это то, что с людьми всегда надо поступать по-честному, чтобы не стыдно было смотреть им в глаза.
 
«Билет» в Москву
По возвращении из Шатоя Вернигору досрочно присвоили звание подполковника. Ему было 35 лет. А вскоре Валентина Григорьевича назначили на должность начальника отдела внутренних дел города Унеча, что на юго-западе Брянской области. Он отработал пять лет, потом пришло новое назначение — начальник УОДУУМ и ПДН области. Работа предстояла непростая. Полтора года Вернигор исправлял ошибки прежних руководителей и ставил трудовой процесс на рельсы — пригодился десятилетний опыт работы начальником МОБ, зато потом он вывел подразделение на одну из передовых позиций.
Отработав больше двух лет в аппарате УВД, Валентин Григорьевич получил предложение возглавить отдел внутренних дел в Москве. Он согласился, и в 2008 году был назначен начальником ОВД по району Северное Тушино.
— Здесь немного другая специфика службы, отличная от региональной. Но личный состав там намного дисциплинированней. Мне кажется потому, что в столичных правоохранительных органах очень мало москвичей. Невысокая заработная плата тому причина, — делится своими впечатлениями Валентин Вернигор. — Но несмотря на это, коллектив ОВД смело можно назвать рабочим. В каждом подразделении есть костяк, который ответственно относится к своей службе. Еще я отметил, насколько сложно в Москве приходится участковым. Высокая плотность населения, огромное количество приезжих, которыми недовольны местные жители, большие территории обслуживания. Поэтому я абсолютно согласен с решением руководства МВД, которое призывает всячески поддерживать сотрудников данного подразделения МОБ. 
Пустяк? Но мелочей в службе не бывает — считает начальник ОВД по району Северное Тушино полковник милиции Валентин Вернигор.
 
Надежный тыл
Милиционер — это образ жизни, а начальник подразделения — невероятная ответственность. Мало рано вставать и поздно ложиться, нужно быть в курсе всех событий, что происходят в районе, знать слабые и сильные стороны трудового процесса, уметь общаться с людьми, руководить личным составом.
Валентину Григорьевичу, переживающему непростой период — перевод в мегаполис, новая должность и новые люди, иные условия работы, — приходится трудно. Пока не решен жилищный вопрос, его надежный тыл — жена и дочь, остаются в Брянской области. Кстати, Антонина Вернигор — майор милиции, работает в РОВД инспектором административной практики. А дочь, окончив школу с золотой медалью, поступила в Брянский филиал Московского университета МВД России. Яна успешно учится, уже на пятом курсе и планирует, получив высшее юридическое образование, устроиться на службу в уголовный розыск.
Валентин Вернигор с нетерпением ждет перевода своих любимых женщин в столицу, но не потому что он не справляется с хозяйством. Служба во внутренних войсках научила его всему. Просто всегда приятно возвращаться в теплый и уютный дом, когда тебя ждут и вкусно пахнет только что приготовленный ужин…
Ольга ЛОСЕВА