petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 18 (9570) от 23 мая 2017г.

Статьи в категории: Номер 8 (110) 25 февраля 2009 года

Уникальная карьера

 
В каждом подразделении милиции есть легендарные сотрудники, служебный путь которых приводят в качестве примера молодым, начинающим милиционерам. Когда я обратилась в отдел кадров Следственного управления УВД по ЦАО г. Москвы с просьбой порекомендовать сотрудника, о котором можно было бы написать интересный материал, то услышала незамедлительный ответ: «Это Любовь Ивановна Настенко».
 
С момента выхода Любови Ивановны на пенсию прошло 10 лет. Перед тем как снять милицейскую форму, старший следователь ОВД по району Тверской майор юстиции Настенко преподнесла своим сослуживцам настоящий мастер-класс. За работой группы московских следователей, которую возглавляла Любовь Ивановна, следило все мировое культурное сообщество. Это было дело о похищении из Музея имени М.И. Глинки бесценных инструментов работы Антонио Страдивари.
Как говорит Любовь Ивановна, это дело было совсем не в ее компетенции, его расследованием должны были заниматься люди, обладающие куда большими полномочиями, нежели она. Но когда стало известно, что музей музыкальной культуры и страна лишились уникальных инструментов, с просьбой заняться этим делом обратились именно к ней. Сразу же к работе были подключены таможенные органы, умело использовались возможности прессы и телевидения, по данному делу были назначены 23 различные экспертизы. Работа была проведена колоссальная! И завершилась она блестящим раскрытием — на Российско-грузинской государственной границе были задержаны два бывших офицера, пытавшиеся вывезти из страны похищенные музыкальные инструменты.
В 1997 году Любовь Ивановна Настенко была признана лучшим следователем Главного управления внутренних дел по г. Москве. А в 1998 году ушла на пенсию.
 
Началась славная карьера Любови Ивановны довольно неожиданно. В начале 1973 года она работала в комсомольской организации, но пришла разнарядка, и ее рекомендовали на работу в милицию. К тому времени у нее было высшее юридическое образование. Однако ее сильно смущало то, что она совершенно не знакома со спецификой работы следственного отдела, куда была определена после прохождения всех комиссий. Тем не менее 10 марта 1973 года Любовь Ивановна в первый раз вышла на работу в Сокольнический РОВД. Поначалу к ней отнеслись настороженно. Но понемногу начали подсказывать, помогать втягиваться в работу. В первое же дежурство Любови Настенко дали задание — изучить и определить наличие состава преступления. За работой внимательно наблюдала начальник отдела Марина Ивановна Бугрина. Любовь Ивановна проверила материал, в соответствии с кодексом квалифицировала преступление, наметила план действий и стала работать. Завершить расследование удалось довольно быстро. Успех был отмечен. Несмотря на легкость, с которой далось первое задание, у Любови Настенко все-таки еще оставались сомнения в собственном профессиональном соответствии.
Уверенность пришла со вторым делом. В июне 1973 года Любовь Настенко вызвали на место происшествия. Потерпевший — солдат строительного батальона. В те времена они имели возможность подрабатывать на стройках, и к моменту демобилизации накапливались приличные суммы. Этим пользовались мошенники, которые обирали стройбатовских дембелей. Солдат опаивали и во время карточной игры выманивали все заработанные деньги. В этот раз преступную группу удалось задержать. Однако мошенники утверждали, что потерпевший сам отдал деньги. Любовь Ивановна заподозрила, что солдат находится под воздействием не только алкогольных паров. Она попросила дежурного вызвать бригаду «cкорой помощи», которая сделала анализ. Доктора констатировали, что в пиво служивому было подмешано сильнейшее психотропное вещество. Всю группу мошенников арестовали. Дело имело большой резонанс, о нем даже вышла статья в газете «Московская правда». В отделе к Любови Ивановне приклеилось дружеское прозвище «Въедливая». Ее щепетильность в деталях, усидчивость и стремление добиться результата стали приводить в пример куда более опытным сотрудникам.
В 1976 году Любовь Настенко была избрана судьей районного суда города Химки, где на тот момент проживала. Пришлось сменить милицейскую форму на судейскую мантию. Отработав положенные пять лет, она вернулась в родной коллектив — районный отдел внутренних дел Сокольники. Мыслей о продолжении судейской карьеры даже и не возникало. «Я — человек коллектива», — говорит Любовь Ивановна. А в судейской работе всегда приходилось действовать в одиночку. Тем не менее она не жалеет — эта деятельность помогла очень хорошо изучить Уголовно-процессуальный кодекс, а он является для следователя таким же важным инструментом, как и скальпель для хирурга. Теперь Любовь Настенко прекрасно знала все прорехи в законодательстве, лазейки, которыми часто пользовались адвокаты, и строила свою работу так, чтобы ни у кого не было никакой возможности дать делу обратный ход. Она стала настоящим, высококлассным специалистом.
И все-таки Любовь Иванова считает, что следователь — невероятно сложная для женщины работа. Но служба нравилась, она с удовольствием бралась за любое дело. Даже коллеги из прокуратуры просили помощи в подследственным только им делам. Убийства, разбои, иные тяжкие преступления — нет, наверное, ни одной статьи Уголовного кодекса, которую бы она не расследовала. 
В 1992 году Любовь Настенко откомандировали в 3-й РОВД (ныне ОВД по району Тверской). Там она проработала вплоть до 1998 года, когда в звании майора юстиции ушла на пенсию. Но Любовь Ивановна не оставила милицейской работы. Сейчас она занимает вольнонаемную должность в Следственном управлении УВД по ЦАО г. Москвы. На нее возложен контроль исполнения международных следственных поручений по уголовным делам. Кроме того, Любовь Настенко проводит занятия с молодыми сотрудниками.
— Сегодняшние молодые следователи — прекрасное поколение, — говорит Любовь Ивановна. — Они доброжелательные, учтивые и прекрасно подготовленные специалисты. С ними работать и общаться — одно удовольствие. Уверена, что именно за этими специалистами — будущее. И самое главное, что им доверяют, дают возможность реализовать свои возможности и следственный талант.
Елена ДЕМИДЕНКО,
фото автора

Сильные духом, здоровьем и телом

 

Сильные духом, здоровьем и телом




На протяжении всей истории своего существования в Управлении по охране объектов органов государственной власти и правительственных учреждений (УОООГВ и ПУ) УВО при ГУВД по г. Москве к кандидатам на службу предъявлялись повышенные требования. Впрочем, в этом нет ничего удивительного, ведь задачи, стоящие перед сотрудниками данного подразделения, особые. К примеру, «визитная карточка» управления — это дом под номером 13 на улице Тверской, который без преувеличения можно назвать сердцем столицы.
Кстати, своему созданию управление обязано именно этому дому на Тверской. А произошло это в 1958 году, когда Комендатура КГБ СССР передала охрану здания Моссовета (то есть нынешней мэрии) 1-му отделению милиции, входящему в состав отдела по охране здания МИД. В 1995 году 1-е отделение реорганизовано в самостоятельный 14-й отдел милиции УВО при ГУВД г. Москвы. В 1996 году подразделение переименовывается в отдел милиции по охране объектов Городской думы, мэрии и Правительства Москвы УВО при ГУВД г. Москвы. С декабря 1998 года подразделение носит настоящее название.
На сегодняшний день УОООГВ и ПУ УВО состоит из семи отделов милиции, личный состав которых несет службу на 47 объектах, имеющих статус важных и особо важных объектов города, среди которых здания Московской городской думы, Правительства Москвы, Мосгоризбиркома, Департамента финансов, Департамента имущества, городская и загородная резиденции Патриарха Московского и Всея Руси.
— Такое разнообразие объектов и их значимость требуют от стража порядка отменных морально-деловых качеств и серьезного уровня профессиональной подготовки, — рассказывает заместитель начальника отдела профессиональной подготовки майор милиции Александр Романенко. — Наш сотрудник обязан быть постоянно готовым к отражению проникновения на вверенный объект, так как такие попытки совершаются регулярно. В прошлом году было задержано свыше тысячи правонарушителей. Вполне очевидно, что для выполнения поставленных задач милиционер нашего подразделения должен быть еще и физически сильным. Именно поэтому все кандидаты на службу сдают так называемый «спортивный входной зачет».
Сдачей зачета у сотрудников управления занятие спортом не заканчивается, и это, по мнению Александра, главное обстоятельство, благодаря которому подразделение снискало репутацию высокопрофессионального коллектива.
— Все хорошо понимают, что сегодня страж порядка просто обязан иметь отличную спортивную форму, поэтому заставлять заниматься физической культурой никого не приходится. Скажу также, что для подавляющего большинства сотрудников жизненные позиции таковы: на первом месте служба, а спорт — как вторая профессия. Спортивные турниры стали неотъемлемой частью подразделения. А принцип состязательности между отделами не только в служебной деятельности, но и в спорте способствует сплачиванию коллектива, повышает силу духа и чувство ответственности, то есть развивает все те качества, которые так необходимы милиционерам в их повседневной работе.
Зарождению столь добрых спортивных традиций способствовал прежний начальник управления полковник милиции Валерий Жилинский, который пришел на этот пост в 2002 году. Личным участием Валерий Валентинович и его заместитель по кадрам подполковник милиции Олег Дубчак приобщили личный состав к плаванию, стрельбе, игре в футбол. Занятие спортом, стремление быть лучшими захватило людей, и уже в 2003 году управление показало себя в Спартакиаде УВО, итогом которой стал памятный кубок за 2-е место. Первая победа вдохновила, и на следующий год подразделение завоевало пальму первенства чемпионата УВО и с тех пор больше не выпускает ее из рук. В 2005 году настрой Жилинского перенял новый начальник полковник милиции Анатолий Абрамочкин, для которого спорт — действительно вторая профессия. Анатолий Дмитриевич является мастером спорта СССР по боксу, и в свое время он даже выигрывал чемпионат Москвы.
В управлении есть и другие титулованные спортсмены. Александр Романенко имеет 1-й разряд по футболу и по стрельбе из ПМ. В том, что в прошлом году сборная команда УВО стала призером чемпионата ГУВД по стрельбе, есть заслуга и этого офицера. Капитан милиции Александр Зуев — мастер спорта международного класса по армейскому рукопашному бою. Сержант милиции Николай Куров — мастер спорта по дзюдо. Они являются неоднократными призерами первенства ГУВД по прикладным видам единоборств.
Есть в подразделении и спортивные звезды мировой величины. Одна из них — пловчиха Екатерина Никонорова. Представляя сборную команду МВД России, она 7 раз занимала 1-е место на Всемирных играх полицейских и пожарных в этом виде спорта — 5 раз в личном первенстве и 2 раза в командном зачете.
Показательный пример здорового образа жизни всей семьи — старший лейтенант милиции, мать троих детей Татьяна Кирилова. Ее семья уже на протяжении нескольких лет участвует в семейном этапе «Папа, мама, я — спортивная семья», который проводится в рамках Эстафеты московской милиции, посвященной Дню города.

Баллада об энергичном человеке

 
Александр Юрьевич Обойдихин — человек, не нуждающийся в представлении, настолько он популярен в московском милицейском гарнизоне, настолько любим. 28 февраля ему исполняется 50 лет. Полковник милиции, он в отставке уже много лет, но об этом никто не знает, будто бы отставки вовсе и не было. Масса интересных событий и полезных дел — результат его неуемной, кипучей энергии. Александр Юрьевич — директор Благотворительного фонда «Петровка, 38» и член советов ветеранов трех милицейских подразделений. Что ни день — он торопится на различные московские предприятия, в организации и коммерческие структуры, хлопочет о помощи милиционерам, пострадавшим во время несения службы: кого-то из них надо отправить в санаторий на бесплатное лечение, кого-то обеспечить инвалидной коляской. Устраивает концерты для ветеранов и семей погибших сотрудников, ежегодно в День милиции организует торжества в Московском цирке Никулина на Цветном бульваре, где в праздничной обстановке подводятся итоги проводимого фондом конкурса среди милиционеров «Лучший по профессии».
Конечно, одному ему не справиться со всем множеством дел. В Благотворительном фонде есть правление, которое возглавляет генерал-майор внутренней службы Юрий Андреевич Томашев. Многочисленные члены фонда выполняют огромную общественную работу и не раз поощрялись благодарностями руководства ГУВД по г. Москве и правительством столицы.
 Однако сегодня мы будем говорить только о юбиляре. Автор этой публикации долго работал с ним в газете «Петровка, 38». Мне известны его деловые качества, замечательное отношение к людям. Откуда же это умение объединить коллег, настроить на деловой лад или, как говорят у нас в милиции, «на выполнение поставленных задач»?
Александр Юрьевич родом из семьи военнослужащего, офицера, зенитчика, служившего в ПВО группы советских войск в Германии. Вернувшись в Москву, его родители, коренные москвичи Юрий Дмитриевич Обойдихин и его супруга Анна Сергеевна, жили на Кутузовском проспекте в коммуналке. Вскоре отцу дали трехкомнатную квартиру на Красной Пресне. Шел 1966 год. Сашу отдали в английскую спецшколу. Там на иностранном языке преподавали литературу, историю. Параллельно он окончил и музыкальную школу по классу аккордеона. После окончания восьмого класса поступил в авиационный самолетостроительный техникум, окончил его с отличием и пошел работать слесарем на Завод им. М.В. Хруничева. Потом была студенческая жизнь в Московском авиационном технологическом институте им. К.Э. Циолковского (МАТИ). Там он встретил Веру Юрьевну, свою супругу, которая ему родила сына Дмитрия и дочку Надежду.
После окончания вуза Александра Юрьевича оставили работать на кафедре, он поступил в аспирантуру. И быть бы ему авиатором, но и в техникуме, и в институте он занимался комсомольской работой. Освобожденный секретарь комитета комсомола института, он одновременно был командиром студенческого оперативного отряда — одного из самых боевых в Москве. Помогал московскому угрозыску, что впоследствии окончательно определило выбор профессии.
Горком партии предложил Обойдихину пойти на службу в милицию, в политотдел ГУВД г. Москвы. Он был готов к партийно-политической работе — не только по опыту, приобретенному в комсомоле, но и потому, что с отличием закончил учебу в Московской высшей комсомольской школе, а затем в Университете марксизма-ленинизма по общественно-политической специальности. И все же в политотделе пришлось все начинать сначала.
В советские времена политотдел ГУВД руководил работой милиции всей Москвы — мера ответственности, возложенная на каждого из его сотрудников, была очень высока. Политотдел возглавляли Лев Петрович Бельянский и его заместитель Николай Иванович Бойко, который много позже сыграл большую роль в судьбе Александра Обойдихина. Непосредственным начальником новичка политотдела был Виктор Михайлович Бурыкин, он многому научил своего сотрудника. Александра Юрьевича разместили в одном кабинете со старшим инструктором Виктором Васильевичем Тихомировым. Он также стал его учителем, наставником и другом до самого конца, до той бандитской пули. Сорок дней в мае-июне 1998 года шла упорная борьба за жизнь подполковника милиции. Обойдихин вместе с друзьями Виктора делали все возможное для того, чтобы поддержать своего товарища. Увы, ранение было несовместимым с жизнью. В то время Александр Юрьевич уже был главным редактором газеты ГУВД «Петровка, 38».
Но вернемся назад. В 1992 году в ГУВД г. Москвы создавалось вертолетное подразделение и шел подбор кандидатур для освоения вертолетного дела — людей, так или иначе связанных с авиацией. Обойдихин, имеющий инженерно-авиационное образование и владеющий английским языком, был направлен в США, в вертолетную академию компании «Белл». Николай Иванович Бойко внес предложение начальнику милицейского главка отправить туда Обойдихина в качестве переводчика. Далее было собеседование у заместителя начальника ГУВД Василия Ивановича Балагуры. Кандидатура была одобрена. Распоряжение о командировке подписывал Юрий Михайлович Лужков.
 С первой группой обучающихся Александр Юрьевич оказался в городе Херст, недалеко от Далласа. За первой группой была послана вторая, потом третья. И Обойдихин пребывал в их составе. Так, пройдя все три цикла обучения, он был единственным, кто получил три диплома: механика, электрика вертолетов и второго пилота-обозревателя.
Находясь в должности заместителя командира вертолетной группы ГУВД, возглавляемой полковником милиции Михаилом Евгеньевичем Тереховым, он год пролетал на американском вертолете, патрулируя столицу. Это была интересная работа. Однажды пришлось спасать тонущего человека. Отдыхающим на берегу озера не было видно, что далеко от берега силы покинули купальщика и он, изнемогая, не может самостоятельно выплыть. Вертолет пошел на снижение, и пилоты, включив бортовую громкоговорящую связь, указали место происходящей трагедии. Тут же была вызвана «скорая помощь». Пловца, уже потерявшего сознание, вытащили из воды. Пилоты на бреющем полете вели за собой «скорую», указывая ей кратчайший путь в лесном массиве. Вертолетчики вовремя заметили незадачливого купальщика — врачи сумели вернуть его к жизни.
Все складывалось удачно: Александр Юрьевич работает в авиации и по образованию, и по призванию. Однако в начале 90-х годов, в разгар политических и экономических потрясений, милицейская газета «На боевом посту» практически перестала издаваться. Встал вопрос: кто будет вытягивать старейшее милицейское издание, оказавшееся на грани своего официального закрытия? Возникла потребность в энергичном и ответственном человеке, способном занять пост главного редактора. Бойко остановился на кандидатуре Обойдихина и доложил об этом начальнику главка — тогда им был Аркадий Николаевич Мурашев. Он приказал: «Снять с вертолета!» А когда Александр Обойдихин посмел промедлить с исполнением приказа, последовало категоричное и грозное: «Немедленно посадить вертолет, и — бегом ко мне!» Пришлось приземлиться на ближайшей к ГУВД точке — Манежной площади. И бежать.
Наша газета неоднократно рассказывала о том, какой вклад в ее развитие внес Александр Юрьевич. Как сумел сплотить коллектив и за семь лет внедрить много новшеств, перейти на современную технику и поднять тираж. Но не будем повторяться.
Позже Обойдихин работал в Управлении вневедомственной охраны при ГУВД г. Москвы, которое возглавлял полковник милиции Владимир Александрович Казюлин. Набирался знаний у своего непосредственного начальника полковника милиции Михаила Анатольевича Равинского. Александр Юрьевич навсегда сохранил чувство благодарности ко всем своим коллегам по вневедомственной охране за то, что они помогли ему профессионально освоиться в одном из крупнейших подразделений московской милиции.
Перед выходом на пенсию Александр Юрьевич работал заместителем начальника Управления информации и общественных связей ГУВД.
Но вернемся к тому, с чего начался рассказ о юбиляре, — к его благотворительной деятельности, и приведем хотя бы один конкретный эпизод. Александр Юрьевич несколько раз организовывал поездки детей погибших милиционеров за рубеж и сам сопровождал их. Школьники побывали в Греции, Испании. Но поездка в США в 1994 году произвела на ребят самое сильное впечатление.
Двадцать учеников начальной школы в течение месяца принимала полиция небольшого города Дайтон-бич в штате Флорида. Для ребят было организовано питание в гостинице, выделен полицейский автобус для экскурсионных поездок и сопровождающий — старший полицейский итальянского происхождения Джованни (все его звали на американский манер —Джо). Надо сказать, что московская ребятня, все до единого, влюбились в него. Ведь он так много рассказывал! Демонстрировал все достопримечательности. Руководство города транслировало по местному телевидению объявление, что в гостях находятся дети погибших сотрудников московских полицейских. Жители города задарили ребят подарками, угощали мороженым, лимонадом и всевозможными лакомствами, сотрудники полиции поднимали их в небо на вертолете, катали по океану на скоростных катерах. Это было море счастья и доброты. А после поездки школьники еще долго приходили в редакцию, чтобы увидеться со ставшим для них волшебником — Александром Юрьевичем.
* * *
 Перед праздничной датой мы долго разговаривали с юбиляром, и в конце беседы я спросил его: «Саша, ты еще так молод, полон сил и энергии. Что будет дальше, чего бы ты хотел?» Он ответил: «Хочу дожить до времени, когда буду нянчить внуков, а может, и правнуков, хочу пожелать долголетия отцу и маме, здоровья всем родным и друзьям. Мечтаю о том, что буду больше времени уделять семье. Я благодарен судьбе за то, что рядом со мной находятся добрые люди, ставшие моими друзьями. А еще очень хочу, чтобы не погибали под пулями милиционеры, не получали ран и увечий, не сиротели дети. Счастья, здоровья и успехов всем вам, друзья!»
Эдуард ПОПОВ

Великая честь — носить погоны!

 
До моста через речку Кабулка оставалось несколько метров. За ним дорога была уже более безопасной и свободной от сюрпризов духов. «Стоп машина!», — прозвучала команда по рации. БТР замер. Что-то подсказывало лейтенанту (а ныне полковнику милиции) Свиженко, что без разведки дальше ехать нельзя. Осмотревшись повнимательнее, в одной из четырех лунок, вырытых душманами, он заметил мину.
 
Добровольцы
Интуиция еще не раз помогала нашему герою. Несколько раз в день вместе со своими ребятами он прочесывал дорогу от Калаи-Муслима до Кабулки. За тот год узкая серпантинная дорога стала знакома до каждого камешка.
Евгений Свиженко оказался в Афганистане, можно сказать, случайно. В 1981 году из Министерства обороны в Высшее военно-инженерное училище имени маршала Советского Союза В.К. Харченко поступила разнарядка. Из нее следовало, что учебное заведение должно направить двух человек в Афган в состав ограниченного контингента советских войск. Идти на войну с душманами изъявили желание Евгений Свиженко и его друг Михаил Стуков.
Самолет с вчерашними выпускниками военного училища приземлился на одном из аэродромов Кабула 31 августа 1981 года. Михаила назначили командиром саперного взвода в Чирикарский инженерно-саперный полк, а Евгения – командиром инженерно-саперного взвода отдельного батальона охраны.
Полученные в училище знания пришлось применять на практике с первых дней службы. Помимо разминирования и сопровождения автоколонн с личным составом воинских частей Советского Союза в ДРА, они несколько раз в неделю вместе с силовиками Афганистана участвовали в зачистках сел. Афганцы проверяли, есть ли в домах местных жителей бандиты, а наши саперы проводили непосредственно разминирование.
Первый год пребывания для контингента советских войск в знойном Афганистане выдался на редкость спокойным. Относительно мирный уклад жизни местного населения и военных изредка нарушался вторжениями мелких группировок душманов. Ситуация в корне изменилась осенью 1982 года, когда боевики начали регулярные обстрелы позиций наших войск. Духи действовали решительно и нагло. Если раньше они закладывали обычные мины, то теперь адские машины представляли собой сдвоенные мины (причем первая, как правило, была без взрывателя), начиненные большим количеством поражающих элементов. Не брезговали бандиты и минированием тел убитых военнослужащих. Одним словом, духи использовали любую возможность, чтобы нанести больший урон численности наших войск.
 
Первая награда
Свою первую награду – медаль «За боевые заслуги» старший лейтенант Свиженко получил за успешное проведение Пянджшерской операции. Армейским подразделениям необходимо было освободить это ущелье от душманов. Обеспечивали беспрепятственный проход техники несколько взводов инженеров-саперов. Подразделение Свиженко занимало позицию у Мазари-Шарифа.
Спецоперация была длительной, но с нашей стороны прошла без потерь. Как только части выдвинулись к базам, один из наших танков был подбит из гранатомета. К счастью, машина не загорелась. Времени, которое разделяло первый выстрел от второго, вполне хватило для того, чтобы солдаты приготовились к отражению нападения. Духи, прикинув, что наших бойцов намного больше, поспешно ретировались.
 
Заповедная зона
После Калаи-Муслима взвод старшего лейтенанта Свиженко перекинули под г. Баграм для инженерного обеспечения командного пункта 40-й армии. Работать здесь было намного сложнее. Для духов было крайне важным захватить командный пункт. Главная же цель саперов — не допустить этого. Чего только ни пришлось выдумывать и на какие хитрости ни идти, чтобы преградить путь непрошенным гостям к заповедной территории.
Чуть меньше года старший лейтенант Евгений Свиженко обеспечивал защиту командования 40-й армии. За этот срок он порядком надоел духам, неоднократно расстраивая их планы. Поэтому не удивительно, что боевики пытались устранить неугодного для них советского командира.
31 августа 1983 года служба в Афгане для Евгения Свиженко закончилась. Военно-транспортный самолет доставил его из мятежного Кабула в Москву.
Военное начальство высоко оценило успехи молодого командира. Благодаря его взводу за 2 года ни одна из наших автоколонн не напоролась на мины. Именно за это Евгению Евгеньевичу вручили орден Красной Звезды.
 
Курс на восток
Передышка после Афганистана была недолгой: ровно через месяц старшего лейтенанта Евгения Свиженко направили в 13-ю отдельную десантно-штурмовую бригаду Дальневосточного военного округа.
Конечно, Приморье разительно отличалось от тех мест, где пришлось принять боевое крещение. Но и здесь служба медом не казалась: на границе с Китаем ему вместе с бойцами практически с нуля пришлось восстанавливать батальонные районы обороны, возводить дзоты, строить укрепления.
Свиженко успешно справлялся с возложенными на него обязанностями, поэтому через 1,5 года его перевели в Штаб инженерных войск ДВО на должность офицера Инженерного управления. Характер работы остался прежним, а вот поле деятельности значительно расширилось. Теперь ему приходилось отвечать за проведение командно-штабных учений и практических занятий по инженерно-саперному делу в подразделениях округа.
Евгений Евгеньевич прекрасно понимал, что для дальнейшей работы полученных знаний недостаточно. Поэтому в 1989 году он поступил на командный факультет Академии инженерных войск имени В.А. Куйбышева.
По окончании учебы его направили на командную работу в Западную группу войск, в немецкий город Бернау. Затем последовал перевод в Управление инженерных войск. Однако прослужить удалось лишь до вывода наших войск из ГДР. А через некоторое время со службой в армии было покончено вовсе — началось сокращение. Но представить свою жизнь без погон Свиженко не мог. И он решил пойти на службу в милицию.
 
От «земли» до штаба
Так личный состав участковых уполномоченных милиции ОВД по району Ивановское пополнился еще одним сотрудником. Первое время работа в должности участкового давалась майору милиции Свиженко нелегко: новая структура, другая специфика. Однако через год Евгений Евгеньевич получил повышение. Его назначали начальником службы участковых уполномоченных милиции ОВД.
Оказавшись на посту руководителя, майор милиции Свиженко понял, что нужно в первую очередь изменить подход к работе, чтобы служба не «плелась в хвосте», а была лучшей по всем показателям. Безусловно, начавшиеся перемены нравились не всем. Особенно если это касалось дисциплины. Евгений Евгеньевич прекрасно понимал, что целиком и полностью изменить существующую систему не получится, а вот подкорректировать ее не помешало бы. Это принесло свои плоды: коллеги признали авторитет Свиженко. Вскоре майора милиции Евгения Свиженко перевели в УВД по ВАО на должность старшего инспектора. Здесь-то и началась самая настоящая «бумажная» работа. Практически ежедневно приходилось заниматься разработкой различного рода документов, затрагивающих алгоритмы действий сотрудников милиции при возникновении массовых беспорядков, ликвидаций угрозы взрыва. Все это было тогда для милиции в новинку.
Опыт, полученный в оперативном отделе, помогает полковнику милиции Свиженко решать сложные вопросы и сегодня. Сейчас он – заместитель начальника штаба, начальник отдела оперативного реагирования. Если раньше приходилось руководить лишь одной службой, то теперь он несет ответственность за все подразделения штаба.

Экспертно-криминалистической службе — 90 лет!

 
Экспертно-криминалистическая служба находится в самой активной стадии своего развития. С помощью новейших технических средств и методик сотрудники Экспертно-криминалистического центра ГУВД по городу Москве с каждым годом отвечают на все большее количество вопросов, которые перед ними ставит следственная и оперативная практика. Все меньше у преступника шансов уйти от правосудия. В 2009 году эксперты-криминалисты отмечают свой 90-летний юбилей. А ведь первые исследования и экспертизы проводились еще задолго до создания самостоятельного подразделения в системе правоохранительных органов. Давайте вместе окунемся в прошлое и настоящее Экспертно-криминалистической службы.
  
Формирование криминалистической экспертизы относится к периоду, когда разыскные и судебные учреждения для сравнения следов (объектов) стали привлекать лиц, которые, по мнению судов, имели опыт, навык в проведении такого сравнения (исследования).
Самым первым видом такого рода сравнительных исследований при рассмотрении уголовных и гражданских дел в судах принято считать сличение почерков, проводимое в России уже в XVI веке, для чего привлекались приказные дьяки как лица, имеющие навык в работе с почерками. Почти одновременно появилась необходимость и в исследовании различных документов на предмет их подлинности путем установления фактов дописок, исправлений, подчисток и т.п. Для этого обращались все к тем же дьякам либо учителям чистописания и художникам.
При появлении в XVI—XVIII веках случаев травления текста в документах к проведению исследований стали подключать аптекарей и фармацевтов. В начале XVI века в России были созданы врачебные управы (в частности, в Москве — Медицинская контора, в Петербурге — физикат), которые также занимались производством такого рода исследований и, кроме того, осуществляли контрольные функции по отношению к аптекарям и фармацевтам. Однако, как показала практика, эффективность этих экспертиз была очень низка. Аптекарские работники и фармацевты имели самое поверхностное представление об аналитической химии, без чего нельзя было провести элементарное судебно-химическое исследование, а в управах не было ни хороших специалистов, ни даже примитивных лабораторий. В результате на помощь пришли русские ученые-химики, которые стали не только проводить соответствующие исследования, но и заниматься вопросами развития методики их проведения, научного становления криминалистической экспертизы.
Первым в истории России учреждением, где начала формироваться криминалистическая экспертиза, стала Петербургская академия наук. С первых дней создания она занималась производством судебных экспертиз, была тесно связана с практикой и активно содействовала развитию судебно-экспертных учреждений России, в частности Медицинскому Совету МВД, являвшемуся в то время высшей российской инстанцией в этой области.
Ко второй половине XIX века уже сам Медицинский Совет не только проводил наиболее сложные судебные экспертизы, но и многое делал для организации таких исследований по всей стране. Особенно важное значение имела деятельность Медицинского Совета по отработке общей методики производства экспертиз, особых правил обращения с объектами исследований. С данным учреждением связывают также и развитие судебно-баллистической экспертизы.
К тому же периоду становления криминалистической экспертизы относится и деятельность созданной в 1818 году Экспедиции заготовления государственных бумаг, предназначенной для изготовления денежных знаков и других государственных бумаг, на которую с первых лет существования было возложено исследование фальшивых купюр, монет и ценных бумаг. Примечательно, что в те же годы стали практиковаться вызовы конкретных представителей Экспедиции к следователям и в суды для участия в заседаниях в качестве судебных экспертов.
Процесс осуществления правосудия в России, а вместе с тем и производства судебных экспертиз, существенно изменила Судебная реформа 1864 года, с которой, по сути, можно связать начало следующего периода развития экспертизы. Четкая регламентация предварительного расследования, процесса получения и фиксации доказательств, введение института адвокатуры и многие другие новшества создали условия для более широкого использования специальных научных познаний при рассмотрении уголовных и гражданских дел. Необходимость в таких представителях отраслей знаний, которые с максимальной точностью могли бы решать возникающие у судов вопросы и помогали бы в установлении виновности или невиновности подсудимых, явилась стимулом к поиску новых научных направлений для производства судебных экспертиз. Создались условия и для развития нового вида судебной экспертизы — криминалистической.
К этому периоду относятся:
— зарождение такой разновидности экспертизы, как филологический и лингвистический анализ содержания письма с целью установления его автора, то есть автороведческой экспертизы;
— расширение производства судебно-баллистических экспертиз (в основном для решения вопросов о дальности выстрела);
— начало использования в суде дактилоскопической экспертизы, введение системы дактилоскопического учета;
— более широкое и успешное применение фотографии при производстве судебных экспертиз, изготовление сводных фототаблиц;
— использование специальных методов исследования и аппаратуры.
Таким образом, существенное увеличение объемов применения научных познаний в судебной практике обусловило необходимость в совершенствовании приборной базы экспертов, создания сети экспертных учреждений, имеющих специальное оборудование с большими техническими возможностями.
В связи с этим в 1892 году прокурор Санкт-Петербургской судебной палаты вышел с предложением к министру юстиции об организации государственной судебно-экспертной лаборатории, и уже в начале 1893 года была учреждена первая судебно-фотографическая лаборатория (один из «пионеров» отечественной криминалистики Е.Ф. Буринский писал о полуофициальном существовании Санкт-Петербургской судебно-фотографической лаборатории уже с 11 сентября 1889 года и даже опубликовал отчет о результатах ее деятельности в период с 1889 по 1892 год).
Затем с учетом результатов изучения и обобщения опыта ряда европейских стран началась активная деятельность по созданию новых судебно-экспертных учреждений, в частности, в 1912—1914 годах кабинетов научно-судебной экспертизы в ряде крупнейших городов России и Украины: Санкт-Петербурге, Киеве, Одессе, а также в Москве, при прокуроре Московской судебной палаты в январе 1914 года.
Основными функциями этих кабинетов были:
— производство исследований по уголовным и гражданским делам (в основном документов, почерка, следов рук, крови, волос, различных пятен и других объектов);
— выезд сотрудников на место совершения преступления.
В то время кабинеты научно-судебной экспертизы указанных четырех городов занимали ведущее место в Европе в вопросах научно-технического обеспечения деятельности уголовного розыска.
После революции 1917 года судьба этих кабинетов сложилась по-разному. Их ликвидация в Петрограде и Москве привела к тому, что на территории РСФСР не нашлось ни одного криминалистического экспертного заведения. Существовавшие при сыскных отделениях полиции дактилоскопические бюро и фотографические лаборатории также были ликвидированы.
И вот в связи с возникшей необходимостью воссоздания специальных экспертных учреждений по решению Коллегии Народного Комиссариата внутренних дел РСФСР с 1 марта 1919 года при Центророзыске начал работу Кабинет судебной экспертизы, ставший, по сути, основой научно-технической службы уголовного розыска. Этот день принято считать днем образования экспертно-криминалистических подразделений (ЭКП) в российских органах внутренних дел.
С тех пор пройден большой путь преобразования и качественного развития ЭКП.
 
* * *
В состав ЭКЦ ГУВД по г. Москве, помимо отделения кадров, канцелярии и приемной, входит 16 отделов. Каждый представляет собой вполне самостоятельное подразделение, сотрудники которого выполняют различные функции и задачи. На сегодняшний день штатная численность экспертно-криминалистической службы составляет 1250 единиц. Это с учетом введенных в 2008 году еще 180 должностей, что было сделано по решению руководства московского главка с целью укрепления штатов центрального аппарата и окружных подразделений.
Контрольно-методический отдел — мозговой центр подразделения. Сотрудники 1-го отдела занимаются организацией служебной деятельности и трудового процесса работников ЭКЦ ГУВД по г. Москве.
2-й отдел — отдел внедрения технических средств в экспертно-криминалистическую деятельность — достаточно молодой. Его создание и выделение в самостоятельное подразделение было обусловлено расширением в последние годы рынка технических средств. На место происшествия оперативный сотрудник выезжает, вооружившись записной книжкой и ручкой, следователь — с папкой бланков постановлений и протоколов, а эксперт-криминалист — с чемоданчиком, своеобразной мини-лабораторией. Занимаясь различными исследованиями и экспертизами, сотрудники ЭКЦ используют современные технические средства. Из числа предлагаемого научным миром оборудования необходимо выделить то, которое окажется полезным для оптимизации работы экспертов-криминалистов, учитывая их потребности, дать техническим новинкам объективную оценку и внедрить их в трудовой процесс. Сотрудники 2-го отдела этим успешно занимаются. Также в их обязанности входит учет всего технического оснащения и списания отслужившего свой срок оборудования.
3-й отдел занимается экономическими экспертизами: бухгалтерскими, налоговыми и финансовыми. Интеллектуальная преступность в наше время имеет широкое распространение, экономические правонарушения составляют немаленький процент от общего числа совершаемых противоправных деяний. 23 человека, работающие в отделе, с трудом справляются с большой нагрузкой, поэтому вскоре данный отдел будет усилен притоком новых кадров.
4-й отдел биологических экспертиз тканей и выделений человека и животных. На месте происшествия практически всегда остается след злодея, даже если он невидим невооруженным глазом. Мельчайшие частички кожи, крохотная капелька крови или слюны, волосок — все это для экспертов-криминалистов 4-го отдела является предметом исследования и целым кладезем знаний о преступнике.
Метод определения ДНК начал внедряться в деятельность экспертов-криминалистов не так давно, но уже зарекомендовал себя одним из самых актуальных и перспективных способов раскрытия преступлений. С января 2009 года вступил в силу закон о геномной регистрации граждан в РФ. Структура ДНК — индивидуальная и неизменная с годами информация о человеке. На сегодняшний день можно со стопроцентной уверенностью сказать, кем оставлен тот или иной объект биологического происхождения. Вероятность ошибки практически исключена. Вкупе с косвенными уликами определение генотипа позволит предоставить неопровержимые доказательства вины преступника.
Однажды на месте преступления — это была квартирная кража, был найден окурок. Его отправили на экспертизу. В результате исследования объекта экспертам удалось выявить генотипы двух лиц, куривших сигарету по очереди. Полученную информацию проверили по имеющимся базам данных. Оказалось, оба преступника в прошлом уже совершали квартирные кражи.
Метод ДНК-анализа требует значительных финансовых вложений, но руководители МВД России и ГУВД по г. Москве понимают, что за ним будущее экспертизы, и делают все возможное для его дальнейшего развития. С введением системы геномной регистрации граждан и обязательной процедурой дактилоскопии информационная база существенно расширится, что позволит быстро и точно установить личность преступника.
5-й отдел занимается исследованием голоса. Данное направление активно развивается с 1990 года.
Пять-шесть лет назад резко возросло количество заведомо ложных сообщений о заложенных взрывных устройствах, поступающих на службу «02». Чаще всего таким нехитрым способом подростки пытались сорвать контрольную работу или экзамен в школе. Сотрудникам милиции каждый раз приходилось совершать проверку информации, а сообщений могло поступить 30—40 в день. Прекратить баловство помогли эксперты-криминалисты, занимающиеся фоноскопическими экспертизами. Наука и техника не стоят на месте, поэтому для опытного эксперта-фоноскописта при наличии современного оборудования не составит труда распознать голос преступника, даже если он во время телефонного разговора пытался искусственно изменить его (сипел, шепелявил, говорил через платок или в нос). Как только вырос процент вычисления злоумышленника по голосу и раскрываемость подобных преступлений, снизилось и количество звонков. Сегодня на службу «02» поступает не более 5 подобных сообщений в день.
Отдел имеет свое структурное подразделение, сотрудники которого занимаются лингвистическими экспертизами и раскрывают смысловое содержание фраз. Это направление работы необходимо для выявления экстремистски направленных высказываний граждан. Содержит ли выступление гражданина призыв к насильственному свержению власти, унижает ли достоинство представителей другой национальности, расы — на эти вопросы отвечают специалисты.
Раньше данный вид экспертизы производился только в МВД, теперь его успешно проводят эксперты столичного главка. Методику «чтения между строк» разработали сотрудники ФСБ.
6-й отдел проводит дактилоскопические исследования. Лаборатория, которая занимается данной экспертизой, изучает объекты (отпечатки пальцев рук), изъятые с мест преступлений. Сотрудники проверяют «пальчики» по автоматизированной дактилоскопической информационно-поисковой системе «Папилон» и устанавливают, привлекался ли ранее человек к уголовной ответственности, «засветился» ли в других криминальных эпизодах. Таким образом эксперты-криминалисты без труда узнают личность подозреваемого.
7-й отдел — исследование оружия и трасологии. Его сотрудники проводят баллистические экспертизы оружия, изъятого из незаконного оборота и восстанавливают его биографию по пулям, гильзам или стволу.
Отдел транспортно-трасологических исследований занимается экспертизой маркировочных обозначений транспорта. Был создан в 1996 году, когда только за день совершалось несколько десятков угонов машин и стали выявляться случаи перебивки номеров двигателя и кузова с целью «очищения» биографии авто и его вторичной продажи. Успешная работа сотрудников 8-го отдела стала заметна с первых же дней. Все автомобили, проходящие учетную регистрацию, непременно осматривали эксперты-криминалисты на предмет угона и перебивки маркировок. Специалистам удавалось не только установить факт изменения номеров двигателя и кузова, но и распознать «родную» маркировку транспортного средства. А это позволяло найти первоначального владельца машины. Число угонов стало резко сокращаться. Значительный спад наблюдался в конце 90-х годов. Современная практика показывает, что перебивкой маркировочных обозначений угонщики занимаются все реже.
У сотрудников 9-го отдела два основных направления работы: почерковедческая экспертиза (исследование почерка) и исследование документов (векселей, ценных бумаг, денежных знаков, а также оттисков, печатей и реквизитов) на предмет их подлинности. Фальшивомонетчики сегодня могут изготовить такую качественную подделку любой купюры, что вне специальной лаборатории ее от оригинала не отличить.
10-й отдел (автотехнических исследований) отличается от 8-го тем, что его сотрудники занимаются экспертизами автомобилей, участвовавших в дорожно-транспортных происшествиях. Фактически это диагностические исследования технического состояния транспортного средства. Эксперт по имеющимся повреждениям и следам, оставленным во время ДТП (например, по тормозному пути), должен восстановить истинную картину происшествия и ответить на главный вопрос: располагал ли водитель транспортного средства возможностью предотвратить аварию.   
11-й отдел (взрыво- и пожарно-технических экспертиз) возник в середине 90-х годов, когда столицу захлестнула волна взрывов жилых домов, а в службу «02» стали поступать сообщения о взрывчатке и самодельных взрывных устройствах. С тех пор для специалистов взрывотехников и пожаротехников предусмотрены суточные дежурства, чтобы в любой момент сотрудник мог выехать на место происшествия. Эксперт по характеру взрыва и повреждений, по частичкам взрывчатых веществ устанавливает причину катастрофы: заложенное взрывное устройство или взрыв бытового газа. Для этого в ЭКЦ ГУВД по г. Москве оборудованы передвижные лаборатории. 
Нередко в лабораторию экспертам-криминалистам доставляют изъятые боеприпасы, взрывчатые вещества. Проведя необходимые исследования, сотрудник отдела взрыво- и пожарно-технических экспертиз устанавливает, что представляет собой тот или иной предмет.
12-й отдел (компьютерных экспертиз и исследований контрафактной продукции) не останется без работы еще много лет, даже если любители заработать состояние на чужой интеллектуальной собственности перестанут пичкать граждан некачественной продукцией. Столичные рынки, торговые точки, подземные переходы завалены контрафактной продукцией. Установить, является ли компакт-диск лицензионным или его пиратской копией — несложная задача для сотрудников 12-го отдела ЭКЦ.
В 13-й отдел (экспертиз материалов, веществ и изделий) входит несколько лабораторий. Сотрудники физико-химической лаборатории занимаются экспертизой камней, металлов, волокон, микрочастиц, стекла и керамикаи СХВ, полимеров ГСМ, ЛКП, которые изымаются с мест происшествий, одежды подозреваемых или потерпевших, из салонов автомобилей. В пищевой лаборатории исследуются продукты питания и алкогольная продукция на предмет их качества. Можно с уверенностью сказать, что данный вид экспертизы всегда будет актуален.
14-й отдел (экспертиз наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ) не зря был выделен в самостоятельный отдел. Еще в конце 90-х годов экспертам-криминалистам приходилось проводить до 40 исследований за сутки. Сегодня это число уменьшилось до 10—15, но работы у сотрудников 14-го отдела по-прежнему много. Из незаконного оборота наркотиков (юрисдикция сотрудников Госнаркоконтроля) милиционеры изымают большое количество запрещенных препаратов растительного и синтетического происхождения. Все это отправляется в лаборатории ЭКЦ ГУВД по г. Москве, где в процессе исследований определяют вес и состав вещества. Большим подспорьем в работе сотрудникам данного отдела являются организованные экспертные лаборатории во всех окружных управлениях внутренних дел.
Идентификацией неопознанных трупов занимается 15-й отдел. Эксперты-криминалисты осматривают неопознанные трупы, которые доставляются в столичные морги, и составляют опознавательную карту. В нее входит фотография, дактилоскопирование, описание особых примет (татуировок, шрамов) и зубного аппарата. Эта карта передается впоследствии сотрудникам МУРа, они занимаются опознанием личности погибшего.
В отделе по организации осмотров мест происшествий и технического обеспечения следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий работают сотрудники, которые в качестве дежурного эксперта-криминалиста входят в состав следственно-оперативной группы ГУВД. Они не только осуществляют выезд и осмотр места преступления, но и занимаются применением фото- и видеоаппаратуры в ходе допроса свидетелей, проведения следственных экспериментов и иных следственных действий.
В нашей стране существуют три высших учебных заведения МВД России, готовящих экспертов-криминалистов: Московский университет, Волгоградская академия и Саратовский юридический институт. Выпускники этих вузов должны в совершенстве владеть не только юридическими знаниями, но и иметь специальную подготовку, а точнее — обладать допусками к проведению основных экспертиз: дактилоскопия, баллистика, трасология, исследование холодного оружия, почерковедческое исследование, техническая экспертиза документов на предмет их подделки и портретная идентификация. Более того, хороший сотрудник ЭКЦ должен знать, чем занимаются его коллеги. Помимо дипломированных экспертов-криминалистов, в ЭКЦ ГУВД по г. Москве работают химики, физики, биологи, филологи, экономисты, автомобильные техники. История данного подразделения, несмотря на столь почтенный возраст, будет всегда открывать для нас все новые и новые страницы.
Ольга ЛОСЕВА,
фото А. БАСТАКОВА