petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 22 (9573) от 20 июня 2017г.

Статьи в категории: Номер 8 (65) 5 марта 2008 года

Пропал человек. Что делать?

«Умоляю лиц, знающих местопребывание. Ушел из дому т. Бендер, лет 25—30. Одет в зеленый костюм, желтые ботинки и голубой жилет. Брюнет. Указавш. прошу сообщ. за приличн. вознагражд. Ул. Плеханова, 15, Грицацуевой». Такую заметку поместила в «Старгородской правде» мадам Грицацуева после бесследного исчезновения любимого мужа. Только это было в книжке. А что если действительно близкий человек ушел из дома и не вернулся? Как узнать его судьбу? Местонахождение? Сталкиваясь с такой ситуацией, граждане ведут себя по-разному. Одни, сломя голову, бросаются на улицу и занимаются самостоятельными поисками. Другие лихорадочно обзванивают всех знакомых, больницы и морги. Третьи обращаются за помощью к магам и гадалкам. Что же на самом деле необходимо делать встревоженным долгим отсутствием члена семьи родственникам? На этот и другие вопросы в беседе с нашим корреспондентом отвечает начальник Бюро регистрации несчастных случаев полковник милиции Борис МАКСИМКИН.
  
—Борис Иванович, каков все-таки правильный алгоритм действий при исчезновении человека?
— Для начала нужно позвонить нам по телефону
688-22-52. Операторы бюро работают круглосуточно.
— Какими возможностями они обладают, как конкретно оператор будет искать пропавшего?
— В нашем активе имеется компьютерная база данных, в которую стекается вся информация о трупах, найденных в общественных местах, и пострадавших по каким бы то ни было причинам, обнаруженных на улицах города и области.
— Если звонок в бюро ничего не дал?
— Человеку следует обратиться в отдел внутренних дел по месту жительства.
— Прежде чем обратиться в ОВД, надо выждать трое суток, пребывая все это время в неизвестности, которая, как известно, страшнее даже самой плохой вести.
— Кто вам об этом сказал? Дежурный не вправе отказать вам в приеме заявления, мотивируя это непродолжительным отсутствием пропавшего. Более того, сотрудники обязаны незамедлительно принять меры к розыску, которые включают в себя осмотр квартиры, опрос очевидцев, установление предположительного маршрута передвижения пропавшего.
— Вот так новость! Откуда же в милиции взялась такая отговорка?
— Точно утверждать я не могу. Но, насколько мне известно, это был ведомственный приказ, датированный 1974 годом. В нем было сказано, что разыскное дело на пропавшего заводится только на третьи сутки после подачи заявления. Но заметьте, говорится только про отсрочку официального оформления, а про то, что сам розыск надо начинать на третий день — ни слова. Я начинал службу в милиции в 1981 году как раз с должности оперуполномоченного по розыску, и уже тогда для нас действовал другой приказ: в каждом исчезновении предполагать криминальную подоплеку и в связи с этим поиск пропавшего начинать безотлагательно. Хотя я могу объяснить причины такого поведения моих коллег. Для наших граждан нередки случаи «загулов», вот нерадивые оперативники и не хотят брать на себя работу раньше времени. Но вы стойте на своем и требуйте приема заявления. Вернется подгулявший супруг или отпрыск — прекрасно, заберете заявление назад.
— Какие документы необходимо иметь при обращении в органы внутренних дел?
— Свой паспорт и документы пропавшего человека. При обращении будьте готовы детально описать внешность пропавшего человека (рост, телосложение, цвет волос, черты лица и так далее), перечислить его особые приметы (шрамы, родинки, татуировки). Кроме того, вас попросят описать одежду, в которую он был одет в последний раз, и вещи, находившиеся у него (сумка, зонт, очки, часы и так далее). Также хочу предупредить граждан: необходимо предельно искренне отвечать на поставленные сыщиком вопросы. Поясню, что я имею в виду. Порой родителям стыдно признаться, что их сын или дочка принимают наркотики или балуются спиртным. В итоге милиция тратит драгоценное время, начиная искать не с того конца. Или вот был случай. Приходят к нам в бюро две женщины, просят помочь. Сотрудница их спрашивает, что случилось. Отвечают: подруга пропала. Естественно выяснили приметы пропавшей, а также то, что в день пропажи у нее не было с собой документов. Просмотрели имеющуюся информацию по неизвестным трупам и пострадавшим — результат нулевой. А по женщинам видно — нервничают сильно и чего-то не договаривают. Если бы тогда той сотруднице не удалось их разговорить, дело бы закончилось трагедией. Как оказалось, искать в базе данных надо было не человека без документов, а как раз с документами, только не известно на чье имя выданных, так как пропавшая подруга пользовалась найденной на улице чужой социальной картой, чтобы бесплатно ездить на городском транспорте. Установили программу поиска на другой режим, и компьютер нашел ее в одной из больниц города. Женщина была сбита машиной и срочно нуждалась в дорогостоящих лекарствах. 
— Как часто ваша база данных пополняется свежей информацией?
— Данные из Центральной станции скорой помощи Москвы обновляются раз в три часа, от областных абонентов — два раза в сутки.
— А что делать, если человек пропал за пределами Москвы или Московской области? Например, уехал на Волгу на рыбалку.
— В каждом УВД субъекта РФ есть свое бюро. Принцип работы аналогичен нашему. Если этот человек окажется в местном морге или больнице, данные о нем попадут в их базу данных. Ехать туда или звонить нет необходимости. Оперативник, который будет заниматься заявлением об исчезновении, сам свяжется с тамошними сотрудниками и все выяснит.
— Насколько мне известно, к вам в бюро может прийти любой человек, сообщить о том, что у него пропал член семьи и воспользоваться вашим архивом. Никаких документов, подтверждающих факт исчезновения родственника, для допуска к просмотру сведений не требуется. Как вы определяете, что он не мошенник?
— Все правильно, какого-либо документа о пропаже близкого человека при первичном обращении от посетителя не требуется, но должен быть паспорт, данные которого нами фиксируются. Поэтому серьезные мошенники боятся «попасть на карандаш» и засветиться в соответствующих инстанциях. Не стоит думать и о том, что искатели могут ходить к нам и беспрепятственно рыться в архиве. Для повторного поиска необходимо иметь письменный запрос из ОВД, и заявитель получает доступ на ограниченный поиск информации. Однако случаи, когда к нам обращались квартирные аферисты, имели место. Распространенный пример: хозяин квартиры несколько лет в розыске, как лицо без вести пропавшее, а его квартира стоимостью в несколько миллионов рублей привлекла мошенников. Что нужно для того, чтобы ею завладеть? Ответ очевиден — «свой» нотариус и труп, в котором можно признать хозяина квартиры. Где взять труп? Подобрать из нашей картотеки любой неопознанный и наиболее подходящий. Но и мы-то не лыком шиты. Бюро хоть и попадает под определение «информационная служба», но является неотъемлемой составляющей криминальной милиции. О посетителе, который пришел к нам в поисках трупа многолетней давности, незамедлительно информируется МУР. Таким образом наше подразделение дало повод оперативникам для возбуждения не одного десятка уголовных дел, а соискатели мертвых душ нашли для себя достойную работу в местах не столь отдаленных.
— Сегодня все чаще в СМИ проскальзывают сообщения о скором массовом использовании анализа ДНК для идентификации личности. Получается, что, как только это произойдет, не станет неопознанных трупов и нужды в вашей службе больше не будет?
— Мне кажется, говорить об этом еще слишком рано. Анализ ДНК — это большие деньги, которых у государства пока нет. Хотя уже сегодня население может оказать милиции существенную помощь в этом вопросе. Увы, но от несчастья не застрахован никто. Те граждане, которые это понимают и боятся, что с ними может что-то случиться вне дома и при полном отсутствии документов, приходят в территориальные отделы милиции на добровольную дактилоскопию. Если такая регистрация проведена заблаговременно, то по отпечаткам пальцев милиция всегда сможет установить личность человека и сообщить о случившемся родственникам. Встать на дактилоскопический учет может любой гражданин РФ, достигший 18-летнего возраста. По заявлению родителей и в их присутствии эту процедуру может пройти ребенок. Копию дактилоскопической карты можно получить на руки и хранить «на всякий пожарный» дома.

В заключение нашей беседы, я хочу дать всем читателям «Петровки, 38» профессиональные советы. Мне бы очень хотелось, чтобы они никогда им не пригодились и у них никогда не было повода набирать наш номер телефона, но жизнь есть жизнь.
1. Азбука для малыша. С малых лет ребенок должен знать свое полное имя и домашний адрес.
2. Ребенок стал подростком. Вы должны знать круг его знакомых, их место жительства и телефоны.
3. Член семьи — пенсионер. Пришейте пожилому человеку на одежду бирку с именем и, если вы живете с ним раздельно, укажите в ней свои номера домашнего и служебного телефонов.
Позаботьтесь о том, чтобы в домашнем альбоме хранились четкие и свежие фотографии всех членов семьи и близких родственников.
Беседовал Вячеслав АНДРЕЕВ,
фото автора

Я — жена офицера…

Заместитель начальника — начальник 1-го отделения 2-го отдела Информационного центра УВД по ЮАО капитан милиции Любовь КУЛАЖИНА никогда не думала, что станет офицером и ее жизнь будет связана с правоохранительными органами.
Окончив педагогическое училище имени Н.К. Крупской, три года отработала в детском саду. Уйти с любимой работы была вынуждена по семейным обстоятельствам — сын рос болезненным ребенком и не мог посещать детский сад. Устроилась вольнонаемной в воинскую часть ФСБ, думала, временно, но проработала там 16 лет, из них 5 лет в звании прапорщика.
В 2000 году пришла работать в УВД по ЮАО.
 
 — В Управлении кадров мне предложили на выбор ПДН или Информационный центр. Я выбрала ИЦ, — рассказывает Кулажина. — А так как я человек усидчивый и любящий заниматься монотонной деятельностью, направлением моей работы стала дактилоскопия.
Сегодня этой процедуре в обязательном порядке подвергаются задержанные за преступления и правонарушения, иностранцы, нарушившие режим пребывания в российской столице, лица, получающие временное разрешение на проживание в Москве, а также граждане, оформляющие загранпаспорта нового поколения с чипом, содержащим информацию об отпечатках пальцев и роговицы глаз его владельца. Остальные российские граждане имеют сегодня возможность пройти процедуру дактилоскопирования добровольно.
— Оформленные сотрудниками милиции дактокарты с отпечатками пальцев поступают к нам, — рассказывает Любовь Семеновна. — С помощью лупы мы их обрабатываем, выводим дактоформулу, вводим ее в компьютер и отправляем для постановки на учет в ЗИЦ ГУВД. Таким образом, формируется база данных поисковой системы «Папиллон».
Сегодня поисковая система «Папиллон» является достаточно большим подспорьем для сотрудников уголовного розыска. Благодаря этой системе удается быстро раскрывать многие преступления, в том числе относящиеся к разряду неочевидных. Если в будущем примут решение об обязательном дактилоскопировании всего населения России, то с помощью этой системы можно будет быстро устанавливать личности лиц, заблудившихся в результате потери памяти, погибших при различных обстоятельствах, а также ставших жертвами преступников.
Нагрузка у сотрудников отделения зависит от того, какое количество дактокарт поступает к ним на обработку. Был случай, когда привезли сразу 280 дактокарт. Срок же, который дается на эту работу, — 3 дня. Хорошо, если все дактокарты с четкими отпечатками, а если нет, то на каждую приходится тратить очень много времени, внимательно вглядываясь через лупу в папиллярные узоры. Как признается Кулажина, сотрудники милиции в подразделениях порой халатно относятся к заполнению дактокарт, и касается это не только нанесения плохих отпечатков пальцев, но и заполнения данных о человеке, которому они принадлежат. Бывает, что вместо года рождения дактилоскопируемого ставят текущий год. К примеру,
«12 июля 2008 года» — получается, что человек еще не родился, а пальчики его сотрудники милиции уже откатали.
— Наша работа требует сосредоточенности, внимания, усидчивости, а главное — желания ею заниматься, — говорит Кулажина. — К сожалению, молодежь у нас не задерживается. За семь лет работы у меня уже пятая ученица. В основном к нам в отделение приходят девушки, закончившие разные учебные заведения и имеющие другие специальности, а иногда даже после окончания средней школы. Основную базу знаний по этой профессии они получают при прохождении обучения в ЗИЦ столичного ГУВД. Но когда они приступают к практической работе у нас, мы их доучиваем, консультируем и контролируем. Причина их ухода — неусидчивость, легкомысленное отношение к работе и, как результат, допущение ошибок. Мне же работа нравится.
Любимая работа и семья — это две составляющие жизни Кулажиной. Когда я попросила ее оценить эти составляющие в процентном соотношении, она ответила:
— Пятьдесят на пятьдесят, — и пояснила: — Я же жена офицера. Муж все время был на службе, и если в месяц у него выпадал один выходной, то это уже для всей семьи был праздник. Так что весь основной груз ответственности за семью всегда ложился на мои плечи. Но и не работать, сидеть дома — это не по мне.
Муж Любови Семеновны, полковник погранвойск в отставке Александр Николаевич Кулажин, выпускник московского погранучилища (ныне Московский пограничный институт), 37 лет прослужил в аэропорту Шереметьево, был в командировке в Чеченской Республике. У них двое сыновей Владимир и Сергей. Пример родителей для мальчишек был заразителен, уже в пятом классе старший сын принял решение стать военным, попросил родителей отдать его в кадетский корпус и настоял на своем.
— Он с детства у нас с характером. Помню, спрашиваю его по телефону, что из съестного ему привезти, а он мне в ответ: ничего не надо, я сыт, — рассказывает Любовь Семеновна. — Приезжаем, и первый вопрос, который он нам с отцом задает: «Колбаски привезли?» Нет, говорю, ты же сам сказал, что ничего не надо. А он: «Мама, командир стоял рядом. Как я мог у тебя что-то при нем просить?»
Как и отец, Владимир закончил московское погранучилище. Служить его направили на погранзаставу в Карачаево-Черкессию. За службу был награжден грамотой командира Северо-Западного регионального управления и ценным подарком — именными наручными часами. Сейчас Владимир офицер ФСБ.
— Все время, что он служил на Кавказе, я места себе не находила, — рассказывает Любовь Семеновна. — Погранзастава располагалась в горном ущелье, телефонной связи для нас никакой. Не выдержала, уговорила мужа поехать проведать сына. Эта первая поездка для меня стала шоком. По горной дороге до заставы мы добирались шесть часов. В пути лопнуло колесо, и только благодаря мастерству водителя мы не рухнули в пропасть. Приехали ночью, сын нас поселил в комнате прапорщиков, которые в это время несли дежурство в горах. Утром познакомились с жизнью и бытом заставы. Располагалась она в трехэтажном ветхом здании. Электричество — только в темное время суток, от единственного дизеля. По этой причине ни холодильников, ни стиральных машин на заставе не было. Солдаты сами пекли хлеб, пищу готовили из крупы и консервов. Для умывания и стирки пользовались горной рекой, протекающей рядом. Мылись в бане, которая позже сгорела. Увидев все это, муж мне тогда сказал: «Когда я в подобных условиях был в Чечне, было понятно — там шли боевые действия. Но здесь? Командиры — молодые лейтенанты, им в среднем по 23 года. У них в подчинении более 100 вооруженных солдат, за которых они несут ответственность. На офицеров и солдат возложена важнейшая задача по охране границы, и они ее должны выполнять, находясь в столь убогих бытовых условиях». Когда мы приехали навестить сына во второй раз, старое здание было снесено, личный состав жил в палатках, начиналось строительство новой заставы. В третий наш приезд мы уже увидели отстроенную погранзаставу, вполне комфортабельную. Отрадно было осознавать, что в нашей стране стали не на словах заботиться о защитниках Родины, и это я увидела наглядно. И еще — за эти три поездки наша семья, что называется, заболела горами. Природа там удивительная! Теперь каждый отпуск стремимся уехать в горы.
Младший сын Кулажиных — студент юридического института. После его окончания он планирует стать офицером ФСБ.
— Была у нас идея втроем сфотографировались в форме. Муж — погранвойск, я — в милицейской, а сын — в форме ФСБ. Жаль не осуществили… Но обязательно сфотографируемся, когда младший сын станет офицером. А в том, что так и будет, я не сомневаюсь. Вот тогда у нас будет стопроцентная офицерская семья.

Яркая индивидуальность

В школьные годы за Татьяной БОДРОВОЙ, за ее вольнодумие и прямоту, прочно закрепилась репутация бунтарки. Преподаватели чуть ли не в один голос твердили, что с таким сложным характером и отношением к учебе девочка не сможет поступить в институт, не подозревая, как они ошибаются. Не разглядели учителя в активном, жизнерадостном и увлекающемся гуманитарными науками подростке интересную личность, яркую, индивидуальную, талантливую.
Получив аттестат, Татьяна с первой же попытки поступила в Государственный университет гуманитарных наук на юридический факультет. Началась прекрасная пора студенчества, и девушка не задумывалась, какой профессиональный путь себе изберет. Ведь впереди еще целых пять лет… 
 
 
Неожиданный выбор 
Однако четыре года обучения пролетели как одно мгновение. Студенты, готовясь к летней сессии, cтали подыскивать места, где проходить практику. Татьяна Бодрова долго не выбирала, на лекциях она с таким упоением слушала реальные истории о легендарном МУРе, что, сдав экзамены, отправилась в ОВД по району Покровское-Стрешнево устраиваться на практику в уголовный розыск.
Конечно, девушку беспокоило, как воспримут ее смелое решение сотрудники милиции. Но начальник КМ согласился взять в свое подразделение практикантку.
Две недели Татьяна больше наблюдала, не принимая участия непосредственно в оперативной работе. Но и этого срока ей хватило, чтобы прикипеть всем сердцем к этой профессии. С разрешения руководителей службы она осталась практиковаться до конца лета. И теперь не собиралась сидеть без дела. Мысленно Татьяна строила планы, как принести пользу обществу и помочь своим коллегам.
 
Отчаянная практикантка
Как-то Татьяна Бодрова пришла к начальнику криминальной милиции и предложила оказать помощь в разработке и проведении операции по пресечению незаконного распространения наркотиков и поимки дилера. К словам практикантки руководитель сначала отнесся скептически, но, выслушав ее подробный отчет об этом планируемом мероприятии, согласился оказывать всяческую поддержку.
План Татьяны состоял в следующем. Втереться в молодежную компанию, узнать, кто торгует наркотиками, совершить контрольную закупку, тем самым вывести оперативников на преступника.
Вместе со своими подругами, которые пожелали участвовать в настоящей милицейской операции, Бодрова ежедневно посещала места скопления молодежи, где, по полученной информации, некий парень продает наркотики. Первоочередная задача — примелькаться в общей тусовке, что девушки с успехом и делали, постепенно обрастая новым кругом знакомств. Вскоре они зарекомендовали себя как завсегдатаи молодежных сборищ, тогда-то и стали появляться первые сведения об интересуемой их личности. Еще через некоторое время девчонки знали, к кому нужно обратиться для приобретения «кайфа».
И вот был назначен день окончания операции. Подруг, у которых должна была состояться встреча с дилером, из поля зрения не выпускали оперативники уголовного розыска. Парень появился, но к новым клиентам отнесся подозрительно. Пока покупатели и торговец зельем обсуждали условия сделки, у Татьяны зазвонил телефон.
— Представьте картину, — рассказывает Бодрова. — В самый ответственный момент раздается звонок. Я начинаю судорожно доставать из сумки мобильник, случайно нажимаю на соединение и громкую связь. А из трубки доносится мамин голос: «Таня, ты меня со своим уголовным розыском с ума сведешь! Уже ночь! Ты когда дома будешь?»
Последовала немая сцена. Торговец наркотиками заметно напрягся, готовый в любой момент рвануть с места. Операция оказалась под угрозой срыва. Но Татьяна быстро нашлась, она извинилась и объяснила, что мама записывает ей на диск любимый сериал про «ментов». Парень, видимо, не очень поверил девушке, но от реализации товара не отказался. Через несколько минут его с мечеными купюрами задержали сотрудники уголовного розыска, а проданное им вещество отправили на экспертизу.
 
Однажды поздно вечером
Татьянин рабочий день нередко затягивался до позднего вечера. Общественный транспорт в это время начинал ходить плохо, и девушка частенько шла пешком. В тот раз она тоже не стала ждать троллейбуса и направилась привычным маршрутом в сторону дома. Ее не пугали пустынные темные улицы, из наушников постоянного спутника — плейера звучала любимая музыка, настроение было отличное.
До подъезда оставалось несколько метров, как вдруг дорогу девушке преградил незнакомый мужчина и что-то произнес. Татьяна, из-за музыки не расслышав слов, попыталась обойти нахала, но он вцепился в ее сумку. Только теперь она поняла, что это грабитель. Сняв наушники и убедившись, что во дворе никого нет и помощи ждать неоткуда, Бодрова попыталась самостоятельно одолеть преступника и спасти имущество. Несколько секунд между ними шла борьба за сумочку — никто не хотел уступать. Грабитель, увидев столь яростное сопротивление, схватил Татьяну и потащил в арку. Прижав жертву к стене, он вытащил из кармана нож и стал угрожать расправой, если девушка не подчинится и не отдаст сумку.
— В голове все смешалось, — рассказывает Таня. — С одной стороны, я понимаю, что рискую жизнью, оказывая сопротивление, но с другой — мне безумно было жалко расставаться со своими вещами. Мужчина начинал злиться, но, к счастью, кто-то из жильцов вышел выгуливать собаку, и грабитель предпочел ретироваться. Только потом я осознала все безумие своих действий, которые могли привести к трагедии, будь нападающий более отчаянным.
 
Вынужденное решение
Проработав в уголовном розыске почти год, Татьяна перевелась в другое подразделение — в патрульно-постовую службу. Бодрова бы никогда не променяла оперативную работу, но решение было вынужденным: небольшой конфликт с руководством и непримирение сторон…
Теперь Бодрова на каждое дежурство заступала в форме, носила тяжелый автомат, научилась общаться с нарушителями общественного порядка. Служба «на земле» ей очень понравилась, да и новый коллектив с большим уважением и вниманием относился к единственной девушке в роте. Экипаж, в котором работала Бодрова, был дружный, сплоченный. Ребята в первое время во всем поддерживали коллегу, но вскоре она сама могла дать фору любому. Таня нашла себя и в этой службе. Но это перевод был у нее не последним.
 
Новое место службы
В подразделении по делам несовершеннолетних ОВД по району Покровское-Стрешнево, которое возглавляет Зинаида Тепеева, возникла проблема некомплекта кадров. Нехватка личного состава особенно остро сказывалась, когда проходили общегородские операции «Подросток». В этот период из всех подразделений привлекали сотрудников для оказания помощи коллегам из ПДН. Таким вот образом Татьяна Бодрова и познакомилась с деятельностью инспектора по делам несовершеннолетних.
— Моим напарником назначили сотрудника ГАИ. Для нас обоих работа с подростками была в новинку, — вспоминает Татьяна. — Поначалу мы совершенно растерялись. Ведь общаться приходилось не с бывшими уголовниками, алкоголиками, нарушителями, а с детьми. Каждый шаг, каждое сказанное слово приходилось тщательно обдумывать. Только совместными усилиями нам удалось успешно справиться с поставленной задачей. Помню, меня поразила история двух влюбленных, — продолжает Бодрова. — Два шестнадцатилетних подростка были доставлены в ОВД. Девушка и парень сбежали из дома, потому что родители были категорически против их отношений, и сняли комнату. Оба — бывшие наркоманы. К моменту доставки их в отделение милиции девушка была на позднем сроке беременности…
Несколько дней, которые длилась операция «Подросток», пролетели. Но начальник ПДН Зинаида Тепеева, понаблюдав, как Татьяна общается с молодежью, с каким вниманием ее слушают несовершеннолетние правонарушители и трудные подростки, предложила Бодровой должность инспектора. Подумав немного, девушка согласилась.
 
Первые успехи
Татьяна в подразделении по делам несовершеннолетних всего три месяца и только начинает вникать в тонкости этой службы. Но за это время она успела хорошо познакомиться с контингентом, с которым ей предстоит работать. С подростками она без труда находит общий язык, и слушают школьники ее с большим вниманием, чем старших коллег. Вот только не удается начинающему инспектору пока установить контакт с родителями ее подопечных.
— Проводишь беседу со взрослыми и поражаешься, как они не видят собственные ошибки в воспитании своего ребенка, — говорит Татьяна. — А слушать чьи бы то ни было советы отказываются. Считают себя отличными родителями и винят во всем окружение милого чада, плохую компанию, пагубное влияние сверстников, недостатки в современном обществе и т. д.
На учете в ПДН ОВД по району Покровское-Стрешнево состоит одна неблагополучная семья, которой занимается Татьяна Бодрова. Взрослые выпивают и абсолютно не занимаются воспитанием своих троих детей. Старший сын достиг совершеннолетия и уже не нуждается в родительской опеке, а вот младшим детям (мальчик школьного возраста и четырехлетняя девочка) материнской и отцовской любви и заботы не хватает.
В их квартире много лет не было ремонта, там практически отсутствует мебель. Дети спят на грязных, потрепанных матрасах. Кругом — неимоверное количество тараканов, по-хозяйски разгуливающих по дому. С младшей сестренкой занимается только брат, средний ребенок в семье.
Первое предупреждение о возможности лишения родительских прав заставило задуматься взрослых, которые бросили пить и попытались привести квартиру в порядок. Но это у них не очень хорошо получается. Отец и старший сын работают, но денег, которые они приносят, едва хватает на скудное пропитание. Попытка сделать в квартире ремонт также не увенчалась успехом, слишком большие средства нужны, чтобы вычистить жилплощадь, вывести тараканов и привести комнаты в нужный вид. В такой обстановке растить детей нельзя, но и лишить родительских прав нерадивую чету оказалось непросто. Пока малыши накормлены, имеют хоть какую-то одежду и не подвергаются насилию со стороны взрослых, закон не позволит изъять их из семьи.
Инспекторам ПДН остается только контролировать, чтобы мать и отец снова не запили и оказывали хоть минимальное внимание своим детям.
— Психологически тяжело работать в подразделении по делам несовершеннолетних, — признается Татьяна. — Смотришь на заброшенных малышей, которые, несмотря ни на что, любят своих безалаберных родителей, и сердце сжимается. Неужели мы бессильны что-либо исправить? Но если удается хоть слегка изменить к лучшему жизнь детей, то вновь начинаешь верить, что твои труды ненапрасны.
* * *
На стройной фигурке инспектора по делам несовершеннолетних ОВД по району Покровское-Стрешнево Татьяны Бодровой объемная зимняя милицейская куртка смотрится несколько громоздко, но даже ее девушка умудряется носить с особой грацией. Она влюблена в свою непростую профессию. И глядя в удивительно красивые глаза, полные жизни и счастья, ощущаешь силу их обладательницы, которая способна сделать мир хоть чуточку лучше.
Ольга ЛОСЕВА

Запас прочности

Когда готовился юбилейный материал, посвященный 15-летию Управления правового обеспечения ГУВД по г. Москве, за рамками делового формата остался личностный образ начальника этой службы полковника милиции Ларисы ПАНТЕЛЕЕВОЙ. Однако тогда, кроме ее высокого профессионализма, меня впечатлили тонкое восприятие мира и жизнелюбие, твердый характер и внутренняя уверенность в своих силах. Наверное, на такой основе аккумулируется позитивная энергетика, исходящая от этой деятельной, умной, обаятельной женщины. Предстоящий праздник стал хорошим поводом рассказать о ней, просто как об интересном человеке.
 
Первое, что я отметила, общаясь с Ларисой Владимировной, это компетентность, собранность и какая-то несгибаемая уверенность в своих силах. Пытаясь обнаружить в ее характере классические черты «железной леди», без которых, по-моему, на ее должности не обойтись, я спросила, как же она решилась возглавить такую службу. Откуда эта уверенность в себе и силы?
— Уверенность в себе? На самом деле это качество характерно для меня, но я стараюсь его не демонстрировать, чтобы не искушать судьбу. Оно — для внутреннего употребления. Тем не менее признаюсь, я действительно уверенный в своих силах человек. Умею ставить перед собой цель, поднимать «планку» на, казалось бы, недосягаемую высоту, потом брать эту высоту и идти дальше. Это качество всегда помогало мне в жизни. Все, что я имею – образование, работу, семью, а также любовь и дружбу, — я отвоевывала у обстоятельств, преодолевая немало препятствий, вкладывая огромный труд — интеллектуальный и душевный. Я убеждена: ни что по-настоящему ценное в этой жизни не дается просто так. А источник силы — моя семья, земля, на которой я выросла, города, которые полюбила, хорошие люди, которые встречались на моем пути. Все это сформировало мое отношение к человеческим ценностям, сделало меня сильнее и увереннее в себе. Этот процесс продолжается и сейчас. 
* * *
Родилась Лариса в Донецкой области. По окончании Саратовского юридического института была направлена в органы внутренних дел на юг страны. Работала следователем районного отдела милиции, через некоторое время ее перевели на должность следователя СЧ Следственного отдела республиканского МВД. Затем она была юрисконсультом, старшим юрисконсультом, начальником Секретариата министерства. В этот период Лариса вышла замуж за сотрудника следственного аппарата этого МВД Евгения Пантелеева.
Супруги несколько раз переезжали из города в город. Ларисе Владимировне приходилось даже менять специфику работы: почти семь лет была начальником штаба районного ОВД. За этот период здесь четыре раза сменялись начальники отдела, было нелегко, но она считает, что штабная практика стала настоящей школой управленческой деятельности, эффективного использования сил и средств, организации слаженной работы большого «многоступенчатого» коллектива.
В 2000 году супруги со своей восьмилетней дочкой переехали в Москву. Здесь Ларисе Пантелеевой предложили сначала должность старшего следователя, а через год — старшего следователя по особо важным делам Организационного управления Следственного комитета при МВД России. В феврале 2004 года кандидатуру полковника юстиции Пантелеевой — перспективного и опытного сотрудника — предложили на вакантную должность в Управление правового обеспечения ГУВД г. Москвы. Ее назначили начальником 2-го отдела и заместителем начальника УПО. Даже имея большой опыт работы в органах следствия, в службе штаба, подразделениях правового обеспечения, нелегко было освоить специфику этой службы в столичном ГУВД, но Лариса Владимировна смогла. Руководство главка оценило ее знания, практические навыки в организации работы, способность анализировать конкретные ситуации, предвидеть тенденции их развития, оперативно предлагать выверенные алгоритмы действия. Через полгода полковник милиции Лариса Пантелеева была переведена на должность начальника Управления правового обеспечения ГУВД. Здесь год за годом ее профессиональные качества и организаторские способности приобретают все более ценное прикладное значение…
— Я прошла по служебной лестнице путь от подразделения районного уровня до центрального аппарата Министерства внутренних дел Российской Федерации, — делится размышлениями Лариса Владимировна. — Но когда мне предложили руководящую должность в Управлении правового обеспечения столичного ГУВД, вначале, конечно, очень переживала: справлюсь ли, не подведу ли начальника главка Владимира Васильевича Пронина, который поверил в меня. Я восприняла это назначение как кредит доверия, большой шаг в моей карьере, и выставила для преодоления новую «планку». Работать в главной юридической службе Главного управления внутренних дел столицы государства — что для профессионала может быть более престижным и почетным?
* * *
Первый опыт руководителя Лариса Пантелеева приобрела, будучи начальником Секретариата республиканского МВД, самостоятельного структурного подразделения субъекта Федерации. Было тогда Ларисе Владимировне 33 года, и с тех пор она всегда возглавляла какой-нибудь коллектив. Но сейчас речь идет не столько о службе, сколько о понимании и поддержке в семье — без этого не каждый мужчина может сделать карьеру, а женщина — тем более.
Полковник юстиции Евгений Иванович Пантелеев много лет прослужил в правоохранительных органах, хорошо знает специфику и условия работы сотрудников милиции. Каждый раз, когда рассматривался вопрос о выдвижении его супруги на руководящую должность, они вместе обсуждали эту перспективу, в том числе на предмет совмещения новых служебных обязанностей с традиционными обязанностями хранительницы очага. Несмотря на то что Евгений Иванович обладает твердым характером, он никогда не отличался эгоцентризмом, не ставил спутницу жизни перед дилеммой: или я, или работа (тем более что он и сам большую часть службы был на руководящих должностях).
— Мой муж, как человек осведомленный, понимал: чем выше должность, тем больше объем работы и степень ответственности, — рассказывает Лариса Владимировна. — Неограниченный рабочий день, дежурства или папки с «домашним заданием» на выходные и праздничные дни — эта специфика нашей службы была ему хорошо знакома. Окончательное решение карьерного вопроса он оставлял за мной, но при этом подчеркивал: «Что бы ты ни решила, я буду только помогать тебе и поддерживать». И действительно, Евгений Иванович всегда был и остается для меня умным авторитетным советчиком и надежным помощником, которого я очень уважаю как профессионала и замечательного человека. В немалой степени благодаря его безграничному терпению, пониманию и поддержке я могу реализовывать свой профессиональный потенциал.
Еще один человек, внесший свою неоценимую лепту в служебную карьеру и семейное благополучие Ларисы Владимировны, это ее мама.
— Она сполна разделяла с нами все бытовые трудности и помогала решать многие семейные проблемы. Я вышла на работу, когда ребенку исполнилось полтора года, и, по существу, основные хлопоты по уходу за нашей дочкой взяла на себя мама. Без ее помощи мы с мужем не могли бы всецело посвящать себя службе. Мама помогла нам вырастить и воспитать ребенка, — рассказывает Лариса Пантелеева. — Конечно, мы бесконечно благодарны ей за эту бесценную помощь. Она и сейчас поддерживает нас в трудные моменты… Моя мама, Екатерина Николаевна, и папа, Владимир Яковлевич (к сожалению, его уже нет с нами 7 лет), всегда гордились моими успехами в работе. Каждую почетную грамоту или благодарственное письмо, которые вручались мне за хорошую службу, они воспринимали как высокую награду, вклад в которую, пусть опосредованно, вносили все члены нашей дружной семьи.
Дочь Пантелеевых, Ксюша, еще учится в средней школе. Девочка мечтает стать юристом, причем в правоохранительной сфере — «как мама и папа». И это неудивительно: ведь она выросла в атмосфере верности и преданности однажды избранной профессии…
* * *
В следующем году у полковника милиции Ларисы Владимировны Пантелеевой будет служебный юбилей — 30 лет в правоохранительных органах. Эти годы профессиональной реализации стали для нее и периодом обретения большого личностного запаса прочности, необходимого для преодоления трудностей, оптимистичного восприятия жизни, постоянного самосовершенствования.
Материал подготовила
Валентина КОЛЕСНИКОВА