petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 15 (9567) от 25 апреля 2017г.

Статьи в категории: Номер 9 (151) 10 марта 2010 года

Комплимент от вора

 

Едва мы закончили дело о разбойных нападениях на зарубежных граждан, как последовали схожие звонки от водителей дорогих иномарок. Под предлогом спешной поездки куда-либо бандиты останавливали машину, пообещав щедрую плату, доезжали до указанного места и, приставив пистолет или автомат к затылку водителя, предлагали ему покинуть салон. Водители говорили, что бандитов было двое. Атлетически сложенные, с выраженной кавказской внешностью, лет тридцати. Все машины они останавливали в центре города, на оживленной Тверской улице, а заканчивали маршрут близ гостиницы «Космос». По дороге парни вели оживленный разговор с водителем, как бы между прочим интересовались, какого года машина, какой у нее пробег, попадала ли в аварию и так далее. Изумляла дерзость бандитов, особенно однообразный сценарий действий.
Несколько дней подряд мы проводили напряженную оперативно-разыскную работу в районе Тверской. Безуспешно. В огромном городе, возле самого Кремля, среди большого скопления людей сложно было надеяться на удачу сразу.
После очередных, увы, безуспешных поисков мы решили перекусить в Макдоналдсе на Пушкинской площади. Когда, подкрепившись гамбургером, вышли на улицу, то заметили, что прямо напротив нас стоят двое молодых людей кавказской внешности и, подняв руку, пытаются остановить машину. И что удивительно, внешние данные полностью совпадали с описанием, данным пострадавшими водителями. Доверившись профессиональному чутью, я сказал коллегам, что наверняка это наши «кадры». Стали внимательно следить за их действиями. Парни остановили «Жигули», перекинулись парой слов с водителем и отпустили машину. Следующей была «Волга». Ее тоже отпустили. Третьим автомобилем был «Мерседес». Наши «кадры» договорились с водителем и сели в машину. Мы поехали следом. Маршрут оказался нам знаком. Они направлялись к гостинице «Космос». Остановившись, парни расплатились с водителем, перешли на противоположный тротуар, поймали первую же машину и вернулись на Тверскую. Тот же маршрут повторили на «Хонде», но опять тепло попрощались с водителем. Ясно, день выдался неудачным, машины не соответствовали их требованиям. Если бы их водители знали, под какой счастливой звездой родились!
Проводив «Хонду», кавказцы не вернулись в центр. Вероятно, устали от «работы». Пешком дошли до дома, расположенного близ гостиницы, зайдя в подъезд, сели в лифт с одним из наших оперативников и поднялись на третий этаж. Мы очень быстро установили их личности. К моему сожалению, это были армяне.
На следующее утро мы вместе с ними вышли на «работу». Можно было подумать, что это самые беспечные, невинные ребята. Они побродили по Тверской улице, заходили в гостиницу «Москва», в несколько кафе, магазины, заговаривали с девушками, лакомились мороженым и так далее. В шесть часов, заняв удобную позицию на той же Тверской, стали останавливать машину. Выбрали «Фольксваген», договорились с водителем и вновь отправились по хорошо знакомому нам маршруту. У «Космоса» остановили машину, но откуда ни возьмись к ним подошли милиционеры патрульной службы, проверили документы и повели в ближайшее отделение милиции. Отпустили их лишь через час. Они стали жертвами случайной проверки.
Еще два дня им не везло, соответственно и нам тоже. Они не нашли ни одной подходящей машины. Создавалось впечатление, что парни просто гуляют ради своего удовольствия.
На третий день они остановили новенький роскошный «Вольво». Поскольку мы уже наизусть знали маршрут наших подопечных, вблизи «Космоса» были сосредоточены оперативные силы. «Вольво» был на полпути, когда нам сообщили, что за густыми кустами небольшого сквера возле гостиницы появились трое кавказцев со спортивными сумками. Уже не возникало сомнений, что это сообщники сидящих в машине парней и вскоре произойдет бандитское нападение. Я отдал приказ окружить сквер. Когда «Вольво» остановился, двое бандитов накинули веревку на шею водителю и потащили его в кусты, пригрозив автоматом, приказали молчать, пока они не скроются на украденной машине. Но было уже поздно. Стреляя холостыми патронами, наши оперативники заставили их остановиться. Тем не менее одному из преступников удалось запрыгнуть в «Вольво», и он на большой скорости рванул с места. Я и один из наших офицеров были вынуждены стрелять вслед удалявшейся машине, но остановить бандита не удалось. Однако через несколько минут нам доложили, что наши выстрелы достигли цели — машина, потеряв управление и ударившись о бетонную разделительную полосу, перевернулась. Когда мы добрались туда, нам открылась печальная картина: роскошная машина превратилась в такую груду металла, что мы не знали, из какой двери доставать бандита. А когда наконец с трудом вытащили, то изумились — у него была всего одна царапина над бровью.
Пока мы оформляли факт разбойного нападения, появился некий респектабельный человек, заявивший, что он банкир, владелец машины «Вольво», и очень сожалеет, что мы… поймали преступников. Иначе он силой или каким-нибудь другим способом заставил бы их возместить убытки. Мы же с «сожалением» ответили, что уже ничем не можем ему помочь, и посоветовали, чтобы он впредь строго-настрого запретил своему водителю заниматься извозом.
Нам было понятно, что такая бандитская группа не могла существовать без главаря. Во время допросов выяснилось, что парни сдавали добытые ими дорогостоящие машины всего за три-четыре тысячи долларов другим влиятельным преступникам, тоже армянам. Организованный преступный мир не терпит самодеятельности. Один из арестованных признался, что на «работу» их в Москву пригласил вор в законе по имени Андо, адрес которого он знал.
Пресловутый Андо отказался открыть дверь квартиры, позвонил в отделение милиции, пожаловался, что какие-то люди в гражданской одежде представляются сотрудниками Главного управления внутренних дел Москвы и требуют их впустить. Прибыли офицеры местного отделения милиции и, выяснив, кто мы такие, посоветовали Андо открыть дверь во избежание нежелательных последствий. Когда мы вошли, вор был один, но сказал, что в квартире находится его любовница, которая принимает ванну. Прождали мы больше часу, а она все не выходила. До этого мы провели обыск в квартире, но ни оружия, ни других подозрительных вещей не обнаружили. Наконец из ванной вышла молодая любовница Андо. Осмотрев ванную комнату, мы и там ничего не нашли. Но мне показалось подозрительным, что женщина не спустила пенную воду из ванны. Я вытащил пробку и, когда вода ушла, обнаружил на дне два пистолета.
— Ну и нюх у тебя, начальник,— по-армянски обратился ко мне Андо, видимо, думал, что комплимент, сделанный вором, может задобрить меня.

P.S.
Когда протокол был составлен, мы спустились вниз, произошло еще одно событие, которое я всегда вспоминаю с улыбкой. По улице шел кавказец спортивного вида. Внимательно посмотрев на бойцов в форме, он ускорил шаг и попытался войти в соседнее здание, но не успел, так как по моему приказу оперативники остановили его — не исключалось, что он тоже был наш «кадр».
— Кто ваш начальник? — спросил он.
Я представился, достал удостоверение. Показалось, что он удивился, и вдруг довольно агрессивным тоном спросил по-армянски:
— Заказ Еревана выполняете?
— О каком Ереване речь? — я тоже перешел на армянский язык. — Как видите, я сотрудник органов внутренних дел России.
— Вас прислали не из Армении?
— Нет.
Мой собеседник успокоился, сказав, что он известный боксер, чемпион мира. Как-то по армянскому телевидению позволил себе критику в адрес правящей партии, после чего стал подвергаться преследованиям и был вынужден переехать в Москву. От доверительного разговора мой собеседник расчувствовался.
— Товарищ подполковник, моя мама приехала из Армении, привезла варенье собственного приготовления, очень вас прошу, поднимемся ко мне, выпьем по чашке чая, не пожалеете. Пожалуйста, пригласите и ваших ребят.
Приглашение было таким искренним и теплым, что отказать было бы невежливо. Мы пошли к нему в гости.
Действительно, варенье было вкуснейшим…

Военная биография главы династии

ВОЕННАЯ БИОГРАФИЯ ГЛАВЫ ДИНАСТИИ

Алексей Филиппов родился 11 марта 1925 года в деревне Переузь Молоковского района Тверской области. Окончил Речкуновскую неполную среднюю школу Тальменского района Алтайского края. Работал автослесарем в Речкуновских механических мастерских. Но в эту мирно текущую жизнь неожиданно ворвалась война. Алексей шел с друзьями купаться на реку Обь, когда пришло страшное известие. Вот как сам ветеран вспоминает свою жизнь, начиная с того памятного дня.
Проходя мимо одного из домов, мы увидели, что хозяин открыл створки окна, установил на подоконник радиорепродуктор и, подозвав нас, сказал: «Слушайте, ребята, началась война». В это время передавали речь Народного комиссара иностранных дел В.М. Молотова. Дослушав речь, мы забыли о купании и всей гурьбой направились в сельсовет, где стали просить председателя отправить нас в Красную Армию. Он выслушал нас и сказал, что служить нам еще рано. В это время нам было только по 15—16 лет. В декабре 1942 года меня и еще некоторых ребят вызвали в сельсовет и оттуда увезли в Тальменский РВК Алтайского края, который находился в 25 км от нашего села. В Тальменке нас разместили в доме колхозника, где формировались команды для отправки в воинские части. В одну группу со мной были включены три моих односельчанина. Несколько сформированных групп, в том числе и нашу, посадили в товарный вагон и привезли в город Молотов (ныне Пермь). В связи с тем что я и мои три товарища учились в школе очень хорошо, нас направили в Молотовское пулеметно-минометное военное училище. С 1 января 1943 года мы были зачислены курсантами этого училища в батальон станковых пулеметов. Там мы в ускоренном темпе проходили обучение военному делу, набирались навыков, необходимых в борьбе с фашизмом.
К этому времени обстановка на фронтах оставалась напряженной. Критически не хватало личного состава, чтобы остановить рвущиеся вглубь страны войска противника. Видимо, поэтому было принято решение привлечь к ведению боевых действий курсантов военных училищ.
В июле 1943 года нас переодели в полевую форму, выдали вещмешки, котелки, кружки, ложки, сухой паек на трое суток, посадили в товарные вагоны и в составе батальона курсантов направили на Брянский фронт. К концу вторых суток нам дали команду выйти из вагонов, построили поротно, и мы двинулись к линии фронта. Нам предстояло пройти в пешем порядке более 100 км. Шли мы преимущественно в ночное время суток. Днем нас отводили в лес, где мы окапывались, отрывая окопы котелками, потому что саперные лопатки и каски нам не выдали.
На четвертые сутки пути на одном из привалов в лесном массиве нам раздали оружие, привезенное на повозках с поля боя, по две гранаты и патроны в неограниченном количестве. Тогда мы поняли, что скоро вступим в бой.
Мне достался автомат ППШ. Я почистил, смазал его, снарядил патронами два круглых диска и положил в вещмешок дополнительную пачку патронов. Нам объявили, что батальон курсантов нашего училища вошел в состав Брянского фронта. Так я стал рядовым красноармейцем 2-й роты 1-го батальона 740-го стрелкового полка 217-й стрелковой дивизии 11-й гвардейской армии.
После привала, по команде, наше подразделение развернулось в цепь, и мы пошли в атаку. Это был мой первый бой, который я принял на Курской дуге у деревни Прилепы Карачевского района Брянской области. В этом бою я впервые увидел гибель человека, моего однополчанина Николая Болотова.
Мы шли в атаку в цепи отделения, как и полагалось по уставу, в 6—8 шагах друг от друга. Он шел правее меня и был буквально разорван на части в результате прямого попадания артиллерийского снаряда. Ударной волной от разорвавшегося снаряда меня сбило с ног. Очнувшись, я увидел, что наша цепь ушла вперед более чем на сто метров, и мне пришлось бегом, по полю, засеянному горохом, догонять своих товарищей. С правого фланга по нашей цепи ударил фашистский крупнокалиберный пулемет. Мы залегли и приступили к окапыванию, так как дальнейшее продвижение вперед было связано с риском понести большие потери в живой силе. Пулемет находился прямо передо мной, в нескольких десятках метров. Командир взвода приказал мне уничтожить огневую точку противника. Оценив обстановку, я понял, что смогу, прячась за складками местности, подползти к огневой точке противника на бросок гранаты. Двумя гранатами пулемет был уничтожен, и мы вновь пошли в атаку.
В перерыве между боями я доложил командиру взвода о гибели товарища, его записали в список погибших. В противном случае, так как тело бойца разорвало на части, его бы не нашли и могли записать как без вести пропавшего, или еще хуже — как дезертира.
За этот бой я был награжден медалью «За боевые заслуги». В приказе командира 740-го стрелкового полка 217-й стрелковой дивизии 11-й гвардейской армии Брянского фронта от 23 августа 1943 года № 022/н записано: «От имени Президиума Верховного Совета СССР наградить пулеметчика 1-го стрелкового батальона красноармейца Филиппова Алексея Тимофеевича за то, что он в бою за населенный пункт Прилепы Карачевского района подполз к огневой точке противника и броском гранаты уничтожил ее и тем самым помог продвижению наших подразделений».
После освобождения деревни Прилепы и города Карачев наша часть продолжала наступление в направлении города Почеп, который мы освободили в ночь на 21 сентября 1943 года. В дальнейшем принимали участие в боях за города Брянск (1943 г.), Унеча (23 сентября, 1943), где захватили эшелоны с боеприпасами и продовольствием, Клинцы (25 сентября, 1943), Гомель (25 ноября, 1943 г.). За освобождение Унечи нашей 217-й стрелковой дивизии было присвоено имя «Унечская».
Не могу не вспомнить еще об одном эпизоде из моей фронтовой жизни. В ноябре 1943 года, при ведении боевых действий в районе деревни Калиновка, недалеко от Гомеля, наше наступление было остановлено огнем противника. В это время я командовал стрелковым отделением в звании сержанта. Командир роты старший лейтенант Фадеев получил по телефону приказ от командира батальона по сигналу красной ракеты поднимать роту в атаку. Связь ротного с командирами взводов осуществлялась посредством связных. Из трех связных, посланных командиром роты, два были убиты, а один — тяжело ранен немецким снайпером. Я получил приказ командира роты Фадеева направить еще одного связного. Учитывая важность стоящей задачи и необходимость ее выполнения в возможно короткое время, я решил сам выполнить приказ.
 Ползком и короткими перебежками я приступил к выполнению поставленной задачи. Соблюдая меры предосторожности, передвигался от взвода к взводу и оповестил всех командиров взводов о предстоящей атаке. Обрадовавшись, что мне удалось выполнить приказ командира роты, я на мгновение забыл о фашистском снайпере, потерял бдительность и приподнялся, чтобы вернуться к своему отделению, но почувствовал удар в правое предплечье, рука потеряла опору, я упал на бок. Попытался опереться на руку еще раз, но она не слушалась и по ней потекло что-то теплое. Тогда я понял, что ранен. Прямо в окопе командир 3¬го взвода быстро перевязал мне рану, и я вернулся в боевые порядки своего отделения. В небо взметнулась красная ракета, и мы пошли в атаку. Одними из первых красноармейцы моего отделения ворвались в траншею противника. Огнем из автомата мной лично было уничтожено несколько фашистских солдат.
За бой под деревней Калиновка я был награжден медалью «За отвагу». В приказе командира 740-го стрелкового полка 217-й стрелковой дивизии 11-й гвардейской армии Брянского фронта от 22 ноября 1943 года № 029/н записано: «От имени Президиума Верховного Совета СССР наградить стрелка 2-ой стрелковой роты красноармейца Филиппова Алексея Тимофеевича за то, что он в наступательных боях 16 ноября 1943 года в районе дер. Калиновка Гомельской области одним из первых ворвался в траншеи противника и из своего автомата уничтожил трех бежавших немецких солдат».
Только после освобождения Калиновки я был направлен в санроту 740-го стрелкового полка, где около 20 дней находился на лечении. В санроте, когда я был в команде выздоравливающих, встретил старшину нашей роты, который прибыл в тыл для получения продуктов и необходимого имущества. От него я узнал, что наша рота готовится к боям по освобождению Гомеля. Не долго думая, я забрал свои вещи и вместе со старшиной уехал в роту к своим товарищам. Меня начали искать и чуть было не записали в дезертиры. Хорошо, что я успел сказать одному из раненых, который также находился на лечении, что уезжаю со старшиной на передовую. Он-то и сообщил командиру санроты, что я не дезертировал, а отправился воевать.
Вместе со своим отделением я участвовал в освобождении Гомеля, за что имею благодарность от товарища Сталина, а от своего командира роты получил хороший нагоняй за самовольный уход из санроты.
В составе части, вместе со своими однополчанами, я дошел с боями до города Жлобин.
10 января 1944 года меня и еще несколько моих товарищей, бывших курсантов, сняли с передовой и направили на учебу в Рязанское пехотное училище им. К.Е. Ворошилова, а затем перевели в Телавское пехотное училище в город Скопин Рязанской области, которое я окончил в августе 1946 года, получив звание младшего лейтенанта.
По окончании училища я был направлен для прохождения воинской службы в войска МВД. Служил в воинских частях в городах Москва, Горький, Караганда (Казахстан), Долгопрудный Московской области.
За успешное выполнение специального задания правительства Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1949 года я был награжден орденом Красной Звезды.
В июле 1956 года, в связи с проводившимся сокращением Вооруженных сил, в звании старшего лейтенанта был уволен в запас и по направлению райкома КПСС продолжил службу в органах милиции в должности помощника инспектора Отдела регулирования уличного движения в Москве. Семилетнего образования оказалось недостаточно, и я поступил в Долгопрудненскую вечернюю среднюю школу, которую окончил в 1957 году с серебряной медалью. В 1958 году меня назначили на должность инспектора, в 1959¬м — старшего инспектора, начальника смены, а в 1961 году — заместителя начальника отделения ОРУД¬ГАИ по службе. Возникла необходимость продолжить обучение, поэтому в 1962 году я окончил вечернее отделение Московского автомобильно-дорожного техникума, а в 1966 году — вечернее отделение Высшей школы МВД СССР.
В 1968 году я был назначен на должность начальника ГАИ Волгоградского района города Москвы, где проработал до 1985 года.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1985 года за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками, и в связи с 40¬летием со дня Победы в Великой Отечественной войне, меня наградили орденом Отечественной войны 1 степени.
19 мая 1985 года в звании подполковника милиции я был уволен в отставку. Приказом МВД России от 25 сентября 2000 года № 989 мне было присвоено звание полковника милиции (в отставке).
В настоящее время, находясь на заслуженном отдыхе, занимаюсь общественной работой в ветеранских организациях в качестве заместителя председателя Совета ветеранов УВД по Юго-Восточному административному округу и секретаря Совета ветеранов 217-й стрелковой дивизии.
Из близких родственников в Великой Отечественной войне участвовал мой отец Тимофей Филиппович Филиппов. В 1943 году он был тяжело ранен и умер от ран в военном госпитале, дислоцировавшемся в районе станицы Орловская Ростовской области. Отец похоронен в братской могиле вблизи станицы.

* * *


С моей женой, Валентиной Ивановной Филипповой мы прожили вместе 50 с лишним счастливых лет, вырастили двух сыновей.
Старший сын, Валерий Алексеевич, продолжил славные традиции военной династии. Поступив в 1969 году в Московское высшее общевойсковое командное училище имени Верховного Совета РСФСР, он прошел путь от курсанта-кремлевца до полковника Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации. За годы службы награжден орденом «За военные заслуги», военным орденом Святителя Николая Чудотворца III степени, 11¬ю юбилейными и ведомственными медалями СССР и Российской Федерации. Уволившись в запас с должности заместителя начальника Военно-мемориального центра Вооруженных сил Российской Федерации, он продолжает трудиться, активно участвует в ветеранском движении, осуществляя тесную связь призывников и молодого поколения российских офицеров с ветеранами Вооруженных сил и участниками Великой Отечественной войны 1941—1945 годов.
Продолжает традиции мужской половины нашей семьи и мой внук, Филиппов Олег Александрович. После окончания Московского гуманитарного университета он, как и его дед, решил связать свою судьбу с органами милиции. В настоящее время старший лейтенант милиции Олег Филиппов работает инспектором-психологом Управления вневедомственной охраны при УВД по ЮВАО Москвы.

Беседовала Наталья АЛЕКСЕЕВА

Нелли Дмитриева: «экономика мне понятней и интересней…»

Нелли Дмитриева: «ЭКОНОМИКА МНЕ ПОНЯТНЕЙ И ИНТЕРЕСНЕЙ…»

В этом году старший следователь по особо важным делам 2-го отдела СЧ ГСУ при ГУВД по г. Москве майор юстиции Нелли Дмитриева отметит десятилетний юбилей своей работы в органах внутренних дел. Сегодня руководство ГСУ доверяет ей расследование сложных, многоэпизодных и в том числе резонансных уголовных дел, совершенных в сфере финансов и экономики. Эта работа требует от следователя обширных юридических и экономических знаний, а также немалого опыта.

До прихода в милицию Дмитриева 14 лет проработала экономистом. У нее два высших образования. Она окончила Российский новый университет по специальности «юрист» и Институт экономики и социальных отношений по специальности «бухгалтерский учет, анализ и аудит». В ноябре 2009 года Нелли Исмаиловна защитила кандидатскую диссертацию, тема которой также касалась экономических вопросов.
Азы следственной работы Дмитриева постигала в следственном отделе ОВД Пограничного района Приморского края. После трехмесячной стажировки ей доверили первое самостоятельное расследование уголовного дела.
Три года она занималась расследованием уголовных дел общеуголовной направленности. В большинстве своем по таким составам преступлений, как кражи, грабежи, хулиганство, хищения. Особенно запомнились ей два дела. Первое было связано с детьми. Группа 10—13¬летних подростков из неблагополучных семей попала под влияние уголовника. Завоевав у них авторитет, он стал использовать подростков как орудие преступлений. Заставлял их воровать и грабить. Жертвами малолетних преступников становились пенсионеры. Группа подкарауливала пожилых людей по дороге в магазин или же домой из сберкассы, нападала на них, избивала и отбирала деньги. Дома пенсионеров малолетки обчищали, проникая в них через незакрытые форточки. Свою добычу они отдавали «доброму» дяде, который хвалил их и угощал конфетами.
Второе уголовное дело было возбуждено Дмитриевой по факту хищения военной техники. Это преступление было раскрыто благодаря бдительности сотрудников ГИБДД. Пограничный район находится рядом с Китаем. Внимание сотрудников милиции привлекли два накрытых тентом КамАЗа, стоящих у обочины. Возле машин суетились водители. Оказалось, что одна из машин сломалась. Сотрудники ГИБДД поинтересовались, что за груз. Водители ответили — металлолом. Представленные документы подтвердили их слова. Но что-то в поведении мужчин насторожило сотрудников, и они попросили откинуть тент. Каково же было их удивление, когда в кузове первого КамАЗа они обнаружили башню танка, а в кузове второго — корпус могучей боевой машины.
— Так под видом металлолома военная техника вывозилась в Китай, — рассказывает Нелли Исмаиловна. — Занималась этим организованная преступная группа, состоящая из граждан России и Китая. Это дело я расследовала почти до конца, но на последнем этапе нам удалось установить и задержать последнего, восьмого, члена ОПГ. Он оказался сотрудником милиции. В связи с этим уголовное дело было передано для доследования в прокуратуру. Суд приговорил всех обвиняемых к лишению свободы на срок от 7 до 8 лет.
В марте 2003 году Нелли Исмаиловна с семьей переехала жить в Москву. Первым местом ее работы в столице стал следственный отдел ОВД по району Таганский. Здесь она проработала полгода. В числе уголовных дел, которые она расследовала, было нападение на кассира и охранника игрового зала «Джекпот».
Потерпевшая рассказала следователю, что было за полночь, когда в зале остался единственный клиент — молодой парень. Он напал на нее с пистолетом в руке, требуя деньги из кассы. В этот момент в зал вошел охранник. Она вскрикнула, чтобы привлечь его внимание. Грабитель с размаху ударил ее пистолетом по голове. Угрожая охраннику убийством, парень забрал выручку, сумма которой была невелика, и убежал.
Оперативники уголовного розыска ОВД по району Таганский сработали на отлично. Просмотрев запись с видеокамеры, установленной в зале, они быстро вычислили налетчика и задержали. При обыске на его квартире была обнаружена боевая граната и наркотики. А вот пистолет найти не удалось.
— Парню было 22 года, наркоман, ранее не судим, — рассказывает Дмитриева. — Деньги ему были нужны на дозу, у него начиналась ломка. По его словам, пистолет и гранату он якобы нашел на полигоне неподалеку от Красногорска. Пистолет после совершения преступления выбросил в реку. Потерпевшей он нанес черепно­мозговую травму, которая была квалифицирована как причинение тяжкого вреда здоровью. Суд приговорил его к 7 годам лишения свободы.
Одно из уголовных дел, находящихся в производстве у Дмитриевой, было решено передать для дальнейшего расследования в ГСУ, куда ее потом пригласили работать.
 — В первые же месяцы после прихода в ГСУ меня включили в группу по расследованию сложного уголовного дела по экономике, — рассказывает Нелли Исмаиловна. — Я работала с большим интересом. В отличие от общеуголовных дел, где, как правило, уже изначально ясно, кто прав, а кто виноват, в делах, связанных с экономикой, финансами, значительно труднее докопаться до истины. Они требуют скрупулезной работы по формированию доказательной базы обвинения. Тут мне помогает мой опыт практической работы экономистом, кроме того, при их расследовании я учусь сама, общаясь с участниками процесса и экспертами, изучая и анализируя финансовые документы. Мне это интересно.
В прошлом году Дмитриева расследовала уголовное дело по незаконному снятию вкладов со счетов ОАО «РосДорБанк». Обвиняемым был Алексей Ермаков.
В ходе следствия было установлено, что первый раз в банк Ермаков пришел 17 декабря 2008 года. Предъявил сотрудникам банка паспорт и доверенность на свое имя. Из последней следовало, что некая гражданка Иванова доверила ему проведение любых операции с ее банковским счетом. Алексей изъявил желание снять со счета доверительницы 4 миллиона рублей. Подписав все необходимые документы, молодой человек сложил пачки купюр в портфель и покинул банк. Но вскоре выяснилось, что владелица счета гражданка Иванова никому никаких доверенностей на право распоряжаться ее деньгами не давала и предъявила банку претензии с требованием компенсации похищенных миллионов.
Второй раз Алексей Ермаков переступил порог банка 20 января 2009 года. На сей раз в его кармане лежал паспорт и доверенность на имя Сергея Солдатенко. Как выяснится в ходе следствия, данный паспорт был утерян. Фотография его настоящего владельца была заменена на фото Ермакова.
Сотрудники банка были уже предупреждены о первом инциденте. Поэтому, когда клиент пожелал снять со счета доверителя 11 с половиной миллионов рублей, хотя на нем было чуть более 8 миллионов, сотрудница банка насторожилась. Пока молодой человек звонил и уточнял сумму вклада у владельца счета, она повнимательнее присмотрелась к нему, его лицо показалось ей знакомым. Кроме того, удивило и то, что счет, с которого клиент хотел снять деньги по доверенности, принадлежал соучредителю банка. Зачем человеку выписывать кому¬то доверенность на операции по вкладу, когда он сам является совладельцем банка?
Закончив разговор, Лжесолдатенков заявил, что владелец счета действительно ошибся, и он по его поручению ограничится суммой в 8 миллионов рублей. На вид все документы были в порядке. Женщина провела операцию снятия со счета и направила клиента в операционную кассу.
Когда он ушел, она позвонила владельцу счета. Ее опасения подтвердились. Тот никому никаких доверенностей не давал. О появлении липового клиента она тут же сообщила в службу безопасности банка, ее сотрудники вызвали милицию. Лжесолдатенкова задержали прямо в операционной кассе, где он уже подписал все расходные и приходные ордера и ждал, когда ему выдадут наличку.
В связи с тем, что задержанный Алексей Ермаков оказался приезжим из Ямало-Ненецкого округа и у него закончилась регистрация в столице, он был взят под стражу.
— 23 года — и уже сломанная судьба. Жаль! — говорит Нелли Исмаиловна. — А ведь у парня могло быть совсем другое будущее. Он вырос в благополучной семье. Мать — врач, отец — нефтяник. Родной дядя — полковник милиции. Узнав о случившемся, они тут же приехали в Москву. И никак не могли понять, почему Алексей решился на преступление. Ведь у него все так хорошо складывалось. После окончания физико-математического факультета Петрозаводского государственного университета по специальности «физическая электроника», он приехал в Москву, снял квартиру, устроился работать в банк менеджером. Занимался боксом. Не курил, не пил, не употреблял наркотиков.
Однако сам Ермаков, взяв всю вину на себя, все же признал, что на преступление его толкнули друзья. Они снабдили его липовыми документами, проинструктировали, как нужно себя вести в банке. За операцию по снятию с чужого счета 4 миллионов рублей ему заплатили 100 тысяч. Половину он потратил на свои нужды, остальные положил на счет в Сбербанк. Этот счет был арестован после его задержания.
— Ермакова дважды направляли в один и тот же банк, реквизиты счетов в поддельных доверенностях были указаны правильно, а это значит, что у его «друзей» был свой осведомитель в банке, — продолжает Дмитриева. — Кто он, осталось неизвестным. Службу безопасности банка мы об этом предупредили. Ермакову было предъявлено обвинение по двум эпизодам мошенничества, а также в подделке документов. Во время судебного заседания прокурор просил приговорить Алексея к 7 годам лишения свободы, но суд, учтя, что это первая судимость обвиняемого, ограничился 5 годами. Родители надеются, что, отсидев половину срока, он выйдет по амнистии. Но это всего лишь надежды…
Сегодня в производстве у Нелли Дмитриевой 3 уголовных дела. 12-эпизодное по обвинению группы лиц в мошенничестве с выдачей ипотечных кредитов, уголовное дело в отношении лица, совершившего неправомерные действия при банкротстве банка, и резонансное уголовное дело по группе компании САНРАЙЗ . Главный обвиняемый по последнему делу Сергей Бабылев был арестован в июне 2009 года. Его подельник находится в розыске. Еще трое лиц, причастных к этой афере, устанавливаются.
Получая для продажи от фирм компьютерную и бытовую технику, Бабылев с компаньонами реализовывал товар, а деньги поставщикам не возвращались. Активы компании Бабылева исчислялись 800 тысячами рублей. Когда поставщики заявили, что обратятся в суд, Бабылев перерегистрировал фирму. Уставной капитан новой фирмы составил уже 10 тысяч рублей.
— В ходе следствия нам удалось установить, что часть денег он перевел на расчетные счета фиктивных фирм, часть — в виде займов своим же компаниям, где генеральными директорами являлись его родственники, — рассказывает Дмитриева. — Потерпевшими по этому делу признаны фирмы-поставщики, а также Альфа-банк и МКБ-банк. Причиненный им ущерб — более 4 миллиардов рублей.
Это уголовное дело Нелли Исмаиловна сейчас готовит к направлению в суд, почти в 300¬х его томах собраны доказательства по 33 эпизодам преступной деятельности обвиняемого. Объем проделанной работы огромный.
Нелли Исмаиловна не скрывает — работа отнимает у нее немало сил. Раньше десяти вечера она, как правило, дома не появляется. Там же ее ждут, любят и поддерживают родные люди — муж и сын. И она им за это понимание благодарна.

Татьяна СМИРНОВА,
фото автора

Воин-интернационалист

 
Безводная, выжженная земля, пыль и песок, тяжелейшие климатические условия, ненависть местного населения и навязанная партизанская война — вот, что ждало советских военнослужащих, выполнявших интернациональный долг в Афганистане. Беспощадная война, участники которой до сих пор не хотят вспоминать о событиях тех дней или делают это в кругу «своих». Для них Кандагар — не просто населенный пункт.
15 февраля, в день вывода советских войск из Афганистана, я встретилась с участником боевых действий в Афганистане сотрудником отдела вневедомственной охраны УВД по Зеленоградскому административному округу прапорщиком милиции Константином ВОЛОХОВЫМ.
 
НАША СПРАВКА
Константин Вениаминович Волохов родился 9 марта 1961 года в селе Туношна под Ярославлем. Окончил среднюю школу и поступил в Ярославское автомобильное училище. В 1979 году был призван в ряды Советской армии. С февраля 1980 по май 1981 года выполнял интернациональный долг на территории Афганистана. По окончании срочной службы, осенью 1981 года, поступил на службу в органы внутренних дел, в 4-й полк ППС, который только начал формироваться при столичном ГУВД. В 1995 году Константин Вениаминович перевелся в автопатрульную службу отдела вневедомственной охраны по Зеленоградскому административному округу, где и трудится по сегодняшний день. Прапорщик милиции.
 
Афганская война длилась долгих 10 лет. Вооруженная борьба со стороны советских войск, вначале ограничивавшаяся отдельными ударами и рейдами, в дальнейшем вылилась в систему специальных наземных, воздушно-десантных и воздушных операций.
Боевые действия моджахедов велись сначала в форме партизанских действий, затем стали приобретать все более организованный и масштабный характер. Несмотря на абсолютное техническое превосходство советского контингента и правительственных вооруженных сил Афганистана, война стала затяжной. Обе стороны несли огромные потери. Всего за девять лет советские войска потеряли около 14 тысяч убитыми и умершими от ран и болезней, а также около 50 тысяч солдат получили ранения. Потери афганских войск, боевых формирований моджахедов и населения превысили 1,5 миллиона человек.
Ввиду бесперспективности войны и растущего отрицательного отношения к ней со стороны общества в 1989 году советские войска были выведены из Афганистана. Однако СССР еще два года оказывал правительственному режиму Наджибуллы разностороннюю помощь. Тем не менее это не спасло его от поражения и гибели. В 1991 году на основе заключенного политического соглашения война прекратилась. Власть оказалась в руках переходного правительства, а затем — экстремистского движения Талибан.
 
* * *
Константин Волохов был отправлен в Афганистан в числе первых войнов-интернационалистов. Прошел подготовку в учебном подразделении в Западной Украине, в Львовской области. Еще до призыва на военную службу окончил автомобильное училище, и в армии ранее полученная профессия водителя пригодилась. Пройдя учебку, молодой человек был направлен для дальнейшего прохождения службы в тяжелый гаубично-артиллерийский полк. В начале 1980 года полк был переведен в Дорогобич якобы для дальнейшей отправки в Туркестанский военный округ. Но уже в этот момент у солдат появились подозрения, что высший командный состав что-то не договаривает. В Дорогобиче были собраны преимущественно водители, такой отбор говорил о том, что их готовят для какой-то определенной миссии.
— Из Западной Украины нас эшелоном перебросили в Самарканд. По прибытии объявили, что для дальнейшего прохождения службы нас направят в Демократическую Республику Афганистан для оказания братской помощи афганскому народу, — вспоминает Константин Волохов.
Солдатам рассказали, что в Афганистане произошла революция и богатые князья и феодалы, не согласные с ее результатами, взялись за оружие и выступили против нового демократического правительства. Они уничтожали посевы, убивали мирное население, поэтому афганское правительство попросило советские войска войти на территорию их страны и помочь им разобраться с этими незаконными вооруженными формированиями.
Когда на территорию Афганистана вошла 40­я армия, он был поделен на определенные подконтрольные сектора. Дивизия, в которую входил полк Константина Волохова, находилась на северо-западе Афганистана. На афганскую территорию солдаты попали через перевалочный пункт в Кушке, затем через Герат их перебросили в провинцию Шиндант. По прибытии на место постоянной дислокации военнослужащих разместили в палаточном лагере.
— Подконтрольная нам территория включала провинцию Шиндант, Герат, район Деларама, Фарах, озеро Сабару в районе Канг и всю территорию вплоть до границ с Ираном. Несколько раз выходили и под Кандагар. Но в основном мы находились в нашем секторе контроля Лашкаргах, — рассказывает Константин Вениаминович.
Реактивно-артиллерийский полк получил новейшее на тот момент вооружение — установки залпового огня «ГРАД» и «УРАГАН». До того, пока батальон не был переброшен в Афганистан, это оружие там не применялось.
— Воевать в горных труднодоступных районах было предельно сложно. Ракетные установки были крайне необходимы советским войскам. Душманы в горах чувствовали себя очень комфортно, мы же практически не ориентировались на местности, достать противника без ближнего боя было невозможно. В то же время нам была поставлена задача — уничтожать бандитские формирования именно в горных районах, чтобы не навредить местному населению, — воспоминает воин-интернационалист.
Воинскому подразделению Константина Волохова ставились определенные боевые задачи. Как только разведка докладывала об обнаружении крупных бандформирований, подразделение моментально перебрасывалось в тот район в составе десантных батальонов поддержки либо мотострелков.
Ракетные установки сразу же себя хорошо зарекомендовали. Душманам «ГРАД» и «УРАГАН» также были жизненно необходимы. На протяжении всего 1980 года они вели охоту за этими установками.
— Душманы любой ценой хотели заполучить это оружие, потому что оно буквально наводило на них ужас, — рассказывает прапорщик милиции. — Как только полк выполнял порученную боевую задачу, он возвращался обратно на место боевой дислокации в свое подразделение в Шиндант. Вот и вся служба. Но надо отдать должное — мы выполняли свой долг честно, справляясь по возможности со всеми поставленными боевыми задачами. Во время боевых рейдов споры, ссоры и недомолвки между товарищами по оружию проходили. Даже если и были недомолвки, на боевое задание мы выходили, как братья, голова к голове.
На боевое задание шли колонной, в которой были не только боевые машины, грузовики с техникой и боеприпасами, но и кухни, водовозы, бензовозы. Охраняли колонну бронемашины, они возглавляли и замыкали ее. По всему маршруту группу охраняли либо мотострелковая бригада, либо десант, так называемая группа поддержки.
Перед боевым рейдом получали приказ прибыть в определенный район, конкретные боевые задачи ставились уже на месте. Вначале выходила разведгруппа, она должна была обнаружить противника. Если завязывалась стрельба, это служило сигналом к началу боя, в дело вступали ракетные установки, по рации передавалось, какой район должен быть подвержен атаке. Место «обрабатывалось», происходила зачистка, и мы продвигались в следующий район. Когда рейд заканчивался, давалась команда «Отбой», и мы возвращались в свои части. Рейд продолжался от нескольких недель до месяца.
Во время прохождения службы в Афганистане Константин был водителем. Молодому человеку нравились горные дороги, серпантин, опасные повороты, камнепады. Это давало возможность оттачивать и водительскую практику. В 19 лет все это выглядело увлекательным приключением. А между тем шла война, погибали люди… На глазах Константина погибли его товарищи. Ребята ехали впереди на БРДМ (боевая машина дивизиона, немного короче БТРа), объезжая выбоину на дороге по обочине, подорвались на фугасе.
У афганцев был свои методы ведения боевых действий, основанные на партизанской тактике. Поэтому минирование и засады с их стороны были обычным делом.
— Особенно мне запомнилась последняя засада, которую я пережил. Перед дембелем в очередной раз отправился в боевой рейд. Когда прошли «мертвый» город, увидели красивое озеро. Как хотелось окунуться в прохладную воду! Группа солдат сразу же побежала вниз, забыв обо всем. Командир закричал: «Не подходи!» Но было уже поздно. Ребята попали под обстрел, но в результате короткого боя потерь удалось избежать, — вспоминает Константин Волохов.
Вначале афганской войны, когда советские войска только вошли на территорию Афганистана, на вооружении у душманов были в основном старые винтовки английского производства, даже встречались наши советские автоматы ППШ времен Великой Отечественной войны. Да и этого оружия было немного. Шутка про афганского крестьянина, выходившего против танка с рогатиной, имела реальное подтверждение.
К лету 1981 года техническая база боевиков была значительно улучшена, не без участия и помощи капиталистических стран. Они поставляли им современное оружие, у душманов появились ракетные установки западного образца, аналогичные нашим, дальнострельные гранатометы, пластиковые итальянские мины, химические китайские гранаты. С поступлением новейшего вооружения стало расти и сопротивление боевиков. К концу 1981 году советским солдатам воевать стало сложнее, война принимала затяжной характер. Да и количество повстанцев росло с каждым месяцем. Их ряды пополнялись за счет мирных озлобленных жителей, ушедших из разрушенных войной кишлаков. Появилась неприкрытая ненависть к советским солдатам. Существовали примеры, когда боевиками становились бывшие военнослужащие вооруженных сил афганского правительства.
— На первый взгляд афганское мирное население относилось к советским солдатам хорошо. Но это впечатление было обманчивым. Днем они махали флажками и радостно нас приветствовали, а вечером могли устроить обстрел и засаду. Были и другие враждебные проявления — разбитые лобовые стекла у машин, пулевые дырки в машинах, подвешенные к днищу автомобилей пластиковые мины. Вот так, улыбаясь днем, ночью они пытались отравить жизнь советским солдатам. Мы постоянно находились в напряжении, ожидая от них любого враждебного поступка, — рассказывает Константин Волохов.
Было и много других угроз, поэтому в палаточных лагерях советских военнослужащих существовала трехуровневая охрана. Первый уровень — закопанные в траншеях танки, второй — дневальные, и третий — караульные. Ночью передвигаться по палаточному лагерю было категорически запрещено. Лагерь был поделен на сектора. В каждом секторе ежедневно назначался цифровой пароль, который менялся. Если караульный замечал силуэт и не получал в ответ верный цифровой пароль, раздавался выстрел. Часто в таких случаях завязывался бой. К палаткам было пробраться сложно. Но были и «черные» страницы в истории батальона, где проходил службу Константин Волохов. Один раз душманы пробрались в медсанчать, перерезали всех медицинских работников и раненых.
 
* * *
Афганистан — одна из беднейших стран мира. Нищее, больное, неграмотное население живет в глиняных хибарках. В каждой семье не менее трех детей. Все граждане подчиняются законам Шариата. Вот и советских солдат, которые выполняли интернациональный долг на территории Афганистана, знакомили с законами Шариата, чтобы они их не нарушали. Например, ни в коем случае нельзя было заглядываться на афганских девушек и заходить в женскую часть дома. Но если существовала угроза жизни советского солдата, он мог зайти в дом афганца, укрывшись там. Хозяин дома должен был защитить солдата, как гостя, даже несмотря на то, что он оставался его врагом. Всем мусульманским законам советские военнослужащие старались неукоснительно подчиняться.
Летом в Афганистане жара под 50 градусов, на солнце все выгорает. Кроме пыли и песка ничего нет. Весной — перепады температуры. Днем плюс 25, а ночью минус 25. Но не только климат и враждебные настроения со стороны местного населения сыграли злую шутку с советскими солдатами. Ряды советских военнослужащих косили бесконечные болезни. Желтуха, брюшной тиф, чума. Сильно мучили вши. Средство борьбы от них существовало только одно — полностью сжигалась вся одежда, работали специальные обрабатывающие машины. Перепады температур также сильно отражались на здоровье солдат. Многие заболевали малярией. Заболевших солдат отправляли в Советский Союз, а кого-то и вовсе комиссовали.
— В день вывода советских войск из Афганистана я всегда встречаюсь со своими боевыми товарищами. Так уж повелось, что мы собираемся каждый год, делимся воспоминаниями о тех временах, смотрим, кто чего достиг за это время, вспоминаем погибших. Воинов-афганцев не принято считать героями, к ним относятся предвзято и неоднозначно, стараются забыть о фактически проигранной войне, да и войной ее не называют, лишь выполнением интернационального долга, — вздыхает бывший воин-интернационалист.
 
* * *
Домой Константин вернулся в мае 1981 года, а уже спустя четыре месяца поступил на службу в московскую милицию. Дядя Константина Волохова возглавлял в Ярославле подразделение ГАИ. Константину с детства нравилась его милицейская форма, всегда строгое и одновременно с этим уважительное отношение к людям. Поступление в милицию было мечтой, которая осуществилась.
 
* * *
На сегодняшний день уже понятно, что США наступили на те же грабли, что в свое время и Советский Союз. Они также увязли в этой войне и практически повторили наш плачевный опыт. В конце нашей беседы я задала Константину Вениаминовичу вопрос:
— Почему сильные мировые державы не могут победить отсталый Афганистан?
— Потому что народ нельзя победить силой, тем более, когда он защищают свою страну. Наша история имеет тому массу подтверждений. Вспомните Отечественную войну 1812 года, наконец, Великую Отечественную. Любые, даже самые великие державы будут проходить через Афганистан, как нож через масло, — и бесполезно. Они будут нести потери как людские, так и финансовые. Вместо того чтобы воевать с афганцами, им нужно помогать экономически, оказывать поддержку в строительстве мирной жизни, культурно развивать. Афганцы — темный, отсталый народ, и единственное, что они умеют — воевать. Выросло уже не одно поколение афганских граждан, не державших сохи и не ходивших за плугом.
 
Ольга ЧИБИСОВА,
фото автора и из личного архива К. Волохова

«Женское лицо» патрульно-постовой службы

 

Романтики в патрульно-постовой службе маловато. Посудите сами, сотруднику ППС чаще других приходится общаться далеко не с самыми лучшими представителями нашего общества. Скандалы, разбой, поножовщина — вот типичный набор «рабочих» ситуаций. Может быть, именно поэтому считается, что служба в ППС не для хрупких женских плеч. Но, как известно, нет правил без исключений.

Служить в милиции Юлии Гараниной хотелось еще с раннего детства. Да и увлечения были подстать: активные, подвижные игры, конькобежный спорт. И никаких кукол и «дочек-матерей». Утверждал Юлию в ее стремлении и пример двоюродного деда, 25 лет проработавшего в следствии — некоторые случаи из его практики даже легли в основу книги известного советского писателя Льва Шейнина «Записки следователя». Родной дед Юлии, посвятивший себя службе в армии, также оказал немалое влияние на ее выбор. Но путь в профессию был непрост. Рано выйдя замуж, Юлия столкнулась с сопротивлением консервативно настроенного супруга, полагавшего, что лучшая работа для женщины — домашние дела. Когда же это препятствие осталось позади, казалось, момент был уже упущен. Юлия пребывала в уверенности, что на работу в милицию попадают только выпускники специальных ведомственных школ. Придя в Московскую среднюю специальную школу милиции, располагавшуюся тогда на Окружном проезде, она узнала, что на очное отделение не проходит по возрасту, а на заочном могут обучаться только действующие сотрудники милиции. И тогда у постового милиционера она решила поинтересоваться, как можно стать стражем порядка. Оказалось, все просто: нужно прийти в отдел внутренних дел и заявить о своем желании. В тот же день Юлия отправилась в отдел кадров ОВД по району Преображенский. Там ей выдали необходимые для заполнения анкеты и направление на военно-врачебную комиссию. С проверками проблем не возникло — характеристики были отличными. А комиссию, на прохождение которой многие кандидаты на службу тратят много времени, Юлия прошла за два дня — настолько велико было желание поскорее приступить к работе. Наконец все испытания были пройдены. В первый рабочий день она пришла в отдел раньше, чем было нужно.  Забегая вперед скажу, что и в последующие пять лет она ни разу не опоздала на службу. Спустя две недели после приказа о назначении в отделе освободилась должность старшины, на которую и перешла Юлия. Пришлось заниматься бумажной работой, без сомнения нужной, но чрезвычайно далекой от той, которую обычно представляют при слове «милиция». Молодой сотруднице поручили вести вопросы материально-технического обеспечения деятельности отдела: оформление договоров по закупке компьютеров, получение патронов, оружия в окружном управлении. С работой Юлия справлялась легко. Была на хорошем счету у начальства. Но вскоре она заскучала. Оставшееся после быстро выполненных поручений свободное время занять было нечем. Хотелось движения. А еще — видеть конкретный результат своей работы. Помогать людям. И вот через два года с начала службы в милиции Юлия перевелась в полк ППСМ УВД по ВАО г. Москвы. Заместитель командира полка по службе предложил на выбор 9 рот — «иди в любую». Но выбрать Юлия не успела. Вошедший в кабинет и услышавший их разговор заместитель командира роты капитан милиции Александр Сизов сказал: «А пойдем к нам». Так она оказалась в 3-й роте 1-го батальона.
Нельзя сказать, что коллеги сильно обрадовались появлению девушки в роте. Поначалу отношение было настороженным. Ведь обычно, приходя в службу, женщины по-прежнему стремились подчеркивать свою «слабость» и порой проявляли ее в самых неуместных ситуациях. Отчего мужчины только укреплялись во мнении: в ППС женщине не место. Не раз и Юлия слышала за спиной эту фразу. Но время шло. Новая сотрудница показала себя в работе. Приходилось ей выручать из беды и самых ярых скептиков. И Юлия заслужила уважение сотрудников. Сегодня мужчины трепетно относятся к своей коллеге и по первому зову готовы явиться на помощь.
— Бывали случаи, когда мне требовалось присутствие коллег, — поясняет Юлия. — Стоило только сообщить по рации, что требуется помощь, все экипажи роты срывались со своих маршрутов и приезжали ко мне.
Юлия работает в ППС уже 5 лет. Но, наверное, для каждого сотрудника патруля одним из самых ярких впечатлений остается именно первое. Свое «боевое крещение» Юлия вспоминает так:
— Мы прибыли на вызов по семейному скандалу. Муж в состоянии сильного алкогольного опьянения — до сих пор удивляюсь, как он только держался на ногах,-— бегал за женой с топором. До того, как мы приехали, он успел избить ее. И, видимо, уже собирался приступить к более решительным действиям. Но, к счастью, серьезного ранения нанести ей не успел. Когда его задержали, тест на алкоголь показал 2,5 промилле. Тогда я впервые оказалась в ситуации, когда пришлось утихомиривать агрессивного и абсолютно неадекватно настроенного человека. Впечатления, конечно, были сильными. В тот же день нас направили на квартиру, где после передозировки молодой человек, состоявший на учете в наркологическом диспансере, пытался публично лишить себя жизни. В состоянии помутнения сознания он разбил на кухне окно. Вооружившись осколком, хотел порезать себя. Он никого не подпускал к себе. Еще во время стажировки нас учили, как вести себя в подобных ситуациях — надо любым способом стеснить движения обороняющегося. Накинуть одеяло, придавить матрасом. Но, помню, я боялась, что пока буду соображать, с какой стороны к нему подойти, он сможет причинить себе смертельное ранение. В конце концов его удалось нейтрализовать. Приехала «скорая» и увезла его в психиатрическую больницу. Сейчас в любых ситуациях я чувствую себя уверенно. Но тогда у меня еще совсем не было опыта, приходилось действовать интуитивно.
Интуиция и выдержка — вот два качества, которые, по мнению Юлии, позволяют женщине не хуже, а иногда даже и лучше мужчины, справляться со службой в патруле. Последние действуют резко, по принципу: пришел, увидел, победил. Но иногда нужна именно женская практичность и смекалка. Почти из любой ситуации, какой бы сложной она ни казалась, можно найти выход и разрешить конфликт в беседе, не применяя специальные средства и физическую силу.
— А бывает и так, что преступники просто теряются, не ожидая увидеть женщину, — добавляет Юлия Гаранина. — Некоторые же считают, что с ней будет проще справиться. И ошибаются. Впрочем, это заблуждение присуще и простым гражданам. Например, не так давно мы обходили территорию района Перово. На встречу нам шли двое солидно одетых мужчин, лет за сорок. Между ними произошел следующий диалог: «Не понимаю, что женщина может делать в милиции?» — «У нее же пистолет. Если что, застрелит кого-нибудь».
Но подобное мнение не может нарушить главного — от своей работы Юлия получает огромное удовлетворение. Несмотря на все трудности, с течением времени она только утвердилась в правильности своего выбора.
— Ничто не сравнится с тем чувством гордости и радости, которые испытываешь, слыша слова благодарности. А они не редки. Иногда совершенно случайно встречаешь людей, которым по долгу службы когда-то помог. Как же приятно сознавать, что они тебя помнят. Возникают и неожиданные ситуации. Три года назад я задерживала по статье 228 УК РФ за незаконное приобретение наркотиков молодого человека. Отбыв положенный срок лишения свободы, он вернулся в Москву и пришел в районный ОВД, для того чтобы стать на учет. Там мы и столкнулись. От неожиданности я несколько растерялась. И уж было собиралась пройти мимо. Но он, поздоровавшись, остановил меня. И поблагодарил за то, что я его тогда задержала. На мою реплику, что все-таки именно «благодаря» мне ему пришлось отбыть срок, он ответил: «Если бы вы меня тогда не остановили, я бы уже погиб. А что в тюрьме побывал — не беда. Наука мне на будущее».
Словом, Юлия чувствует себя на своем месте. И работа ей по душе. Как опытный сотрудник, она не только занимается патрулированием улиц, но и обучает азам службы закрепленных за экипажем стажеров. Многие из тех, что числились за ней, сегодня работают старшими экипажей. По мнению Юлии, для того чтобы узнать, каков новый сотрудник на деле, данных, полученных на тестировании и в беседе с психологами, бывает недостаточно. С ним нужно отработать не менее 10 смен. Как правило, в течение этого времени стажер так или иначе проявляет себя. Становится видно, что он умеет и к чему стремится. А это сигнал к дальнейшим действиям.
— Научить стажера несложно, если у  него недостаточно навыков. Но если он не хочет учиться, тут ничего не сделаешь, — считает Юлия. — К сожалению, полк до недавнего времени привлекал тех, кто хотел отсидеться до определенного возраста и избежать службы в армии, и случайных залетных «птиц». Этих людей нисколько не интересовала работа в милиции как таковая. Но есть и костяк — те, кто служит от 2 до 7 лет. Люди грамотные, честные, самоотверженные, которые никогда не отойдут в сторону и не сделают вид, что не заметили, как совершается преступление. Патрульно-постовая служба — тяжелый труд, и, оказывается, не каждый готов к нему физически и морально. Не важно, мужчина это или женщина.

Материал подготовила Екатерина КРУТОГОЛОВА

Все ли сидят на своих местах?

 

В одном из февральских номеров нашей газеты был опубликован материал «Самые дорогие пассажиры», в котором рассказывалось о том, что подмосковные водители в большинстве своем продолжают игнорировать пункт 12.29 ПДД, предписывающий перевозить детей в возрасте до 12 лет в специальных детских креслах. А какова ситуация с этим в Москве? Чтобы ответить на этот вопрос, корреспонденты «Петровки, 38» вместе с сотрудниками 6¬го отдела ДПС УГИБДД на спецтрассе майором милиции Галиной Шкурат и лейтенантом милиции Владимиром Антиповым вышли на дороги города.

Где в будний день можно обнаружить много водителей с маленькими пассажирами в салоне? Конечно же, рядом с детскими учебными учреждениями. Именно поэтому за полчаса до начала первого урока мы прибываем к зданию школы, расположенной в Вспольном переулке и занимаем выжидательную позицию. Спустя несколько минут к учебному заведению стали подъезжать первые автомобили, еще через пару минут поток машин стал напоминать ручеек, а затем и вовсе бурную речку.
Еще в дороге стражи порядка предупредили, что отсутствие детского кресла в машине не будет носить стихийный характер, но мы, признаться, немало удивились итогу: в процентном соотношении один нарушитель на десять водителей.
— А как иначе, — объясняет инспектор по пропаганде Галина Шкурат, — ведь закон третий год существует. За это время Госавтоинспекция столько широкомасштабных профилактических акций провела с московскими водителями и сумела убедить многих приобрести детские кресла.
Многих, но, как видим, не всех. Выявленные у школы нарушители рассказ инспектора о том, как опасно для маленького пассажира путешествие без специального кресла, слушали с усмешкой, а по лицу можно было прочесть их мысли: мол, давай-давай, рассказывай, а я покиваю головой и сделаю вид, что во все это поверил. Да-да, люди просто не видят пользы от детских удерживающих устройств и не осознают всей степени опасности, которой подвергают собственных детей. По этой же причине они и сами не пользуются ремнем безопасности. «Ну его, — отвечают на сей счет, — только на грудь давит да поворачиваться мешает». А по поводу ребенка данные горе-водители уверены, что достаточно поместить любимое чадо на заднее сиденье и заблокировать двери. «Ему там и удариться-то не о что — сзади мягкий диван, спереди — кресло». Жаль, что власть имущие, озаботившиеся несколько лет назад жизнью и здоровьем подрастающего поколения, не изыскали средств на наглядную агитацию, которой, как известно, человек доверяет много больше, нежели словесным утверждениям. Почему не крутят соответствующие ролики по телевидению? Или хотя бы обеспечили инспекторов ДПС CD-дисками с записями креш-тестов, на которых записано, как во время ДТП тело непристегнутого пассажира, находящегося даже на заднем сиденье, в одно мгновение оказывается вместе с ветровым стеклом на улице. Цена болванки рубль, максимум два, а получил бы «неверующий» такое кино в подарок, посмотрел на досуге и, глядишь, прозрел бы.
Впрочем, есть в данной теме еще одна проблема. Школа в Вспольном переулке считается престижной, родители ее учеников люди если и не богатые, то с достатком, которым покупка детского кресла по карману не бьет. В детскую Филатовскую больницу обращаются родители всех социальных сословий, и вот тут обнаружилось наличие еще одной категории нарушителей. К одному из десяти «неверующих» добавилось еще двое. Кто они? Эти нарушители прекрасно осведомлены о пользе детских кресел, но не соизволили их приобрести и установить в машине по причине того, что это «ДОРОГО!». То есть все они упорно считают, что именно их пронесет и все аварии достанутся другим (типа: езжу медленно и аккуратно, да и стаж вождения у меня о-го-го и тому подобное), а раз так, то зачем тратиться. К тому же штраф за отсутствие кресла равен всего 500 рублям, что в десятки раз меньше стоимости самого кресла. Кстати, нам кажется, это основная причина, по которой областники игнорируют нововведение, предпочитая ездить по старинке. Достаток у них несколько меньше, чем у москвичей, к тому же надо еще «умудриться» нарваться на милицейскую поверку. Причем чем дальше в глубинку, тем ситуация будет только хуже. И вот тут опять напрашивается вопрос: а где участие государства? Отправить гаишника с палкой на дорогу — мол, выявляйте, беседуйте, при необходимости наказывайте? Эксперты считают, что развитие культуры безопасности на дорогах не может идти только в принудительном порядке и за счет ужесточения санкций, необходимо задействовать глобальный государственный потенциал пропаганды. Тогда и безопасность собственных детей перестанут мерить штрафами, а приобретение детского кресла перестанет считаться блажью или никчемной покупкой.
Поработав какое-то время у входа в Филатовскую больницу, мы делимся, как и было запланировано, на две группы. Один из нас остается с Владимиром Антиповым продолжать начатое, другой вместе с Галиной Шкурат отправляется провести мини-урок дорожной безопасности с пациентами травматологического отделения данного лечебного учреждения. Галина Михайловна помогла детворе вспомнить, что переходить дорогу там, где нет наземного или подземного перехода, опасно и что красный сигнал светофора означает: нужно подождать пару минут, пока не загорится зеленый. Объяснила мальчишкам, что переход дороги в неположенном месте или на красный свет, это никак не может считаться смелым поступком в глазах друзей, это — огромный риск попасть под колеса машин. И, наконец, рассказала, что короткий путь не всегда безопасный. На память об этом уроке у детворы остались книжицы с правилами дорожного движения в картинках, изданные специально для детей, и светоотражающие фликеры, которые в ночное время водители машин видят на расстоянии нескольких сот метров.
Перед уходом удается пообщаться с заведующим отделением ортопедии и травматологии Николаем Тарасовым:
— Меня поражает беспечность родителей, которые считают, что гаишники наказывают их за отсутствие детского кресла в машине от скуки. Получается, что гаишникам во всем мире заняться нечем. Так что ли? Кстати, в Европе штрафы доходят до 1500 евро. И это правильно, так как ребенку в машине собственное кресло необходимо! Оно — спасение от увечий. И это не обсуждается! Травмы, которые получит маленький пассажир, не пристегнутый по всем правилам, будут значительно больше, тяжелее и серьезнее. Наглядный пример моим словам находится в палате. Это Никита в возрасте 4,5 лет. Мальчик поступил к нам позавчера после ДТП. Благодаря тому, что в момент аварии он находился в детском кресле, получил лишь сотрясение головного мозга, ушиб и ссадину носа. Сегодня об аварии напоминает только зеленка на его лице, а так мальчик уже оправился, гуляет по палате, играет в игрушки с другими детьми. А ведь ДТП было очень серьезным. Мать Никиты, которая была в машине еще одним пассажиром, находится в другой больнице в тяжелом состоянии. Папа мальчика, сидевший за рулем, пострадал меньше, и врачи позволили ему отказаться от госпитализации, чтобы он мог навещать сына. От машины этой семьи осталась лишь груда искореженного металла. По фотографиям, которые мне отец Никиты показал, я даже не сразу понял, что останки на снимках когда-то были автомобилем. Страшно даже представить, что могло бы произойти с Никитой, находись он в автомобиле непристегнутым. Хочу также обратиться к тем родителям, которые уверены, что штатные подушки безопасности в случае ДТП уберегут их самих и ребенка от тяжелых последствий. Это так, но только в том случае, если пассажиры автомобиля пристегнуты штатным ремнем безопасности, а дети находятся в специальных удерживающих устройствах, иначе последствия срабатывания аэрбега могут быть очень печальными. Раскрывающаяся подушка сама становится небезопасной, если ремни не удерживают сидящего в кресле. Непристегнутый пассажир после удара устремляется навстречу подушке, которая в свою очередь «выстреливает» в его сторону. Результатом их встречи нередко становится обширная гематома во все лицо, а бывают и более серьезные последствия, например, травмы грудной клетки. Кстати, именно поэтому в современных автомобилях есть функция, исключающая срабатывание подушки при непристегнутых ремнях.

Алексей ИВАНЧИКОВ,
Вячеслав АНДРЕЕВ,
фото авторов

Человек с глазами ангела

 

Говорят, глаза — зеркало души. Что выдает нам взгляд старшей медицинской сестры поликлиники № 1 МСЧ ГУВД по г. Москве Екатерины Федоровны Фалиной? Ее невероятную любовь к людям и жизни, ее желание помогать окружающим, ее доброту и сердечность, которые она дарит близким, коллегам и пациентам…

Отаких людях, как Екатерина Федоровна, говорят, что не они выбирают профессию, а сама судьба принимает за них это решение. Совершенно не случайно она родилась 19 января — в день большого христианского праздника Крещения. Этой девочке суждено было стать счастливым человеком, жизнь которого строится на трех основных опорах: крепкая дружная семья, любимая работа и преданные друзья и коллеги. 
В том, что медицина — ее призвание, юная выпускница средней школы не сомневалась, поэтому, не задумываясь, поступила в Московское медицинское училище при 4-й городской больнице и с успехом его окончила в 1956 году. Профессиональные навыки Екатерина Фалина оттачивала в детской поликлинике № 20, где работала участковой медсестрой. Малыши ее обожали, а родители наперебой хвалили молоденькую работницу за трудолюбие и чуткость.
Через девять лет, в 1965 году, Фалина пришла в коллектив поликлиники № 1 и с первых же дней завоевала любовь коллег и уважение руководства. Наряду с профессиональными знаниями и умениями, Екатерина Федоровна поражала медицинский персонал и пациентов неиссякаемой жизненной энергией, фанатичной преданностью делу и добротой.
Она прошла трудовой путь от участковой медсестры в отделении помощи на дому до главной медицинской сестры поликлиники. На этой должности Екатерина Федоровна уже более 30 лет. За это время Фалина стала живой легендой ведомственного медучреждения. Вряд ли найдется хоть один пациент, которому бы не посчастливилось пообщаться с этой удивительной женщиной. В 2000 году за высокие профессиональные заслуги указом Президента РФ Екатерине Федоровне было присвоено звание «Заслуженный работник здравоохранения».   
Застать ее в своем кабинете очень непросто, главная медсестра всегда оказывается там, где необходима помощь. Екатерина Федоровна настоящая палочка-выручалочка, как называют ее коллеги. Некому работать в регистратуре — она идет туда, необходимо выписывать направления — сделает и это, да и в творческой самодеятельности медицинского учреждения Фалина в первых рядах активистов и вдохновителей.
Екатерина Федоровна возглавляет Совет медицинских сестер, силами которого осуществляется большая контролирующая и организационная деятельность. О работе среднего звена в поликлинике она знает буквально все и профессиональными знаниями щедро делится со своими подопечными. Фалина, как мама, опекает медицинских сестер и медбратьев, стремится воспитать в них достойных работников здравоохранения.
Все это она делает не для того, чтобы вписать свое имя красной строкой в историю поликлиники. Екатерина Федоровна искренне обижается, когда ее заслуги становятся достоянием гласности, и не любит рассказывать о себе. Но, предпочитая оставаться в тени, главная медсестра навсегда заняла лидирующее место в сердцах коллег и пациентов.
Спрашивать ее о секретах успеха бесполезно, ведь у нее никогда не было специально подобранного рецепта. Просто Екатерина Федоровна одарена умением любить свою профессию и глубоко уважать труд медицинского работника.
В одной статье, которая готовилась к юбилею Екатерины Федоровны Фалиной, коллеги охарактеризовали ее, как человека необыкновенно скромного, чуткого к проблемам окружающих, обладающего огромным жизненным потенциалом, хорошего наставника и воспитателя молодых сестер, прекрасную супругу, любящую мать и бабушку. Главным пожеланием руководства и коллектива виновнице торжества тогда было как можно дольше работать в поликлинике № 1. И вот, четыре года спустя, медучреждение облетело известие, что Фалина уходит на заслуженный отдых. Вместе с этим событием окончится целая эпоха в жизни поликлиники. Екатерина Федоровна уйдет, но останутся люди, которых она согрела своей любовью, результаты ее многолетнего труда, добрые традиции, которые преданно хранила эта замечательная женщина с большой душой и глазами ангела.

* * *

Редакция газеты «Петровка, 38» выражает огромную благодарность Екатерине Федоровне Фалиной за те теплоту, доброту и участие, с которыми она всегда встречала наших работников.
Пусть вся любовь, подаренная Вами окружающим, возвращается к Вам в троекратном размере. Желаем крепкого здоровья, а также долгие годы оставаться все такой же бодрой и энергичной! Спасибо Вам за все!

Ольга ТАРАСОВА,
фото из архива поликлиники