petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 15 (9567) от 25 апреля 2017г.

Статьи в категории: Номер 9 (9315) 7 - 13 марта 2012 года

АЛЕКСАНДР ГУРОВ

Идти до конца Карьерой учёного и практика, всем тем, что случилось в моей жизни хорошего, я, без преувеличения, обязан удивительной женщине, педагогу от Бога, бескорыстному, болеющему за Отечество человеку — Нинели Фёдоровне Кузнецовой.

Она до конца жизни оставалась моим учителем.


Первые впечатления

Начало 1970-х годов. Я — студент вечернего отделения юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Семинары по криминологии в нашей группе вела профессор Нинель Фёдоровна Кузнецова. Ей было чуть более 40 лет: копной — белокурые волосы, хорошо сложённая фигура, быстрая походка и движения, резковатый с хрипотцой голос, лёгкий прищур внимательных глаз — указывали на личность волевую и энергичную. Все наши попытки подобрать к ней ключ, говоря проще, пошутить или перевести тему занятий на отвлечённые вопросы (вечерники часто приходили неподготовленными) тут же пресекались. Однако студенты, многим из которых было далеко за тридцать, народ изобретательный и не лишённый знаний жизненной психологии. Мы быстро разглядели в преподавателе интерес к практике борьбы с преступностью. Поэтому каждый раз, рисуя какие-нибудь жуткие картины убийств, разбоев или появление новых способов преступлений, старались перевести это в плоскость причин. Мол, почему такое возможно при строительстве социализма и как можно объяснить эти ужасы пережитками прошлого в сознании людей. (Об истинных причинах тогда говорили осторожно).

Эту нехитрую тактику Кузнецова разгадала быстро и ответы на вопросы «почему» возложила на нас самих. Незаметно семинар превращался в жаркую дискуссию.

Помню, однажды кто-то стал отстаивать идеалистическую точку зрения на взятку, позаимствованную в партийных документах. Мол, это не свойственно советскому чиновнику, который не берёт денег в силу своих коммунистических убеждений. Студент хитрил: опровергать сказанное — значит идти против официальной идеологии. В аудитории захихикали, волной прошёл легкий шумок — срезал! Но не тут-то было. Нинель Фёдоровна разрешила спор по-научному и весьма специфично. Она тут же организовала экспресс-исследование. Нам было предложено ответить на два вопроса – все ли имеют возможность брать взятки, и если да, то почему не берём. Оказалось, что такую возможность имели все. Но это понятно, каждый занимал какую-нибудь должность. А вот ответы на «почему не берём» нас самих озадачили. Всё оказалось куда проще, чем написано в книгах. Почти тридцать человек, имеющих такую возможность, элементарно боялись. Боялись потерять должность, сесть в тюрьму, опозорить своё имя, семью, родителей и т.д. Про коммунистические убеждения скромно промолчали.

Нинель Фёдоровна тогда рассмеялась и произнесла:

— Знаете ребята, один очень известный юрист говорил, что страх порождает уважение к закону. И вы это подтвердили. Но это не совсем так. Вы говорили о своих ощущениях на бытовом уровне, страх же, в который вы вкладывали и моральные факторы, связан с воспитанием на определённых ценностях. Это важно помнить.

С тех пор прошло 40 лет, и споры о проблеме теперь уже тотального взяточничества идут не только в аудиториях, но и во всём обществе. Выводы тогда оказались пророческими. Сегодня нет страха перед законом, обществом, и коррупция, по официальным документам, стала угрозой национальной
безопасности.

…Семинары мы старались не пропускать. Нам было интересно, узнавали много нового, о чём не было принято писать. Например, объяснять причины роста насильственных и корыстных преступлений, увеличения доли бродяг, безработных, распространения наркомании одними пережитками прошлого было уже невозможно. Мы понимали, что повальное пьянство в стране пережитком не назовёшь, если в 1903 году на душу населения по данным А.Ф. Кони приходилось по 0,5 спиртного (40-градусной водки), а при развитом социализме — до 20 литров. Тут, видно, какие-то иные причины должны быть. Или два миллиона мелких хищений с заводов и фабрик Родины. Отчего?

Нинель Фёдоровна относилась к немногим криминологам, считавшим, что в Советском государстве при распределительной экономике есть свои специфические причины преступности. Однако их обозначение так или иначе связывалось с ролью Коммунистической партии и властью. Это, разумеется, не приветствовалось. За такие научные умозаключения можно было поплатиться. На Н.Ф. Кузнецову неоднократно писали доносы. В один из них попал и я, делавший доклад о причинах совершения краж. Меня об этом предупредил мой непосредственный начальник — профессор И.И. Карпец, большой друг Нинели Фёдоровны. Бумага с просьбой провести воспитательную работу со мной пришла из КГБ СССР. Нинель Фёдоровна тогда очень возмутилась и провела собственное расследование по выявлению «крота». Им оказался лаборант кафедры криминалистики, числившийся в действующем резерве спецслужб.

Однажды на лекции я услышал, что в СССР ликвидирована профессиональная преступность. Что это такое, лектор не сказал, отметил лишь, что профессионалы часто не работают и ловко воруют.

На семинаре о корыстных преступлениях я выразил сомнение в том, что такой вид преступности ликвидирован. Нинель Фёдоровна живо заинтересовалась и попросила рассказать, что я имею в виду. Поскольку я работал в конвойном полку милиции, то весьма живо обрисовал карманных и квартирных воров, разбойников и мошенников, многие из которых тоже нигде не работали и квалифицированно совершали преступления. Выслушав, Кузнецова сказал, что вообще-то коренных причин профессиональной преступности в стране нет. Однако есть точка зрения (кстати, её и проф. И.И. Карпеца), что она сохранилась в виде рудиментов. Затем она посетовала на засекреченность уголовной статистики. После семинара Нинель Фёдоровна попросила меня задержаться и предложила вступить в её научный кружок.

Попробуем поколебать

 

В научный кружок по криминологии входили студенты дневного отделения. Из вечерников был я один. Кружковцы не только обсуждали доклады, но и проводили научные исследования, публиковали статьи, издавали даже книги, используя возможности университетского ротопринта. Под редакцией Кузнецовой они подготовили очень интересное сравнительное исследование преступности в городе Москве 1923—1968 годов. Мне тоже было предложено сделать доклад на тему профессиональной преступности. А за исходный материал порекомендовали взять указанное исследование.

Как я готовился, как понимал проблему и как потом доказывал свою правоту, вспоминать сегодня, с высоты прожитых лет, даже как-то неудобно. Зациклившись на словах лектора «не работают и ловко воруют», я решил, что тех знаний, которые у меня уже есть, вполне достаточно, чтобы раскрыть полноту вопроса.

Я добросовестно перечислил все способы совершения карманных и квартирных краж, добавил к этому мошенников-кукольников и басманщиков (ну просто артисты в своём деле!), выписал жаргон и татуировки. Получилось, с моей точки зрения, очень интересно. Ведь об этом нигде не сообщалось и не говорилось на лекциях. Тут уж явная новизна! Нинели Фёдоровне тезисы не показал, чего ради отрывать преподавателя от дел по какому-то сообщению.

На доклад под броской вывеской: «Профессиональная преступность в СССР» (куда только смотрела агентура КГБ?) народу собралось много, пришли послушать и некоторые профессора. Убедительно перечислив все категории преступников с обильным использованием жаргонных выражений, я застыл в ожидании вопросов. Студенты действительно были шокированы – откуда такое средневековье взялось? Профессорский же состав проявил неподдельный интерес и засыпал меня вопросами: в чём заключается специфическая причина профессиональной преступности, каков её специальный рецидив, процент не работающих, сумма криминального дохода, количество профессиональных преступников, отличие рецидивиста от профессионала, и наконец, профессионала от непрофессионала. Был задан вопрос и о дефиниции явления. Я тогда не был готов к подобному повороту событий, но что-то отвечал. Затем пошла жаркая дискуссия среди самих профессоров. Из неё я запомнил, что Нинель Фёдоровна уже не довольствуется рудиментами профессиональной преступности, что студент хоть и смело взялся за эту проблему, но ещё больше её запутал, и вообще ни к чему говорить о том, чего давно уже нет…

Я был страшно недоволен собой и, конечно, профессорами. Особенно меня обидел вопрос касательно дефиниции (я тогда ещё не знал, что это за слово такое — дефиниция) и всевозможных признаков личности и явления. (На все эти и другие вопросы я дал ответ лишь черед 20 лет в книге «Профессиональная преступность. Прошлое и современность». Она вышла в 1990 году в издательстве «Юридическая литература».)

Несмотря на мой расстроенный вид, Нинель Фёдоровна подошла ко мне и весёлым голосом поддержала: «Ну что, поздравляю тебя! Твоя тема в стенах этого института ещё не звучала. Если намерен её продолжать, то набросай план, я его посмотрю, посиди в архивах. Нужно чётко дать определение профессионального преступника, самой преступности, как совокупности преступлений, ну и, разумеется, найти специфическую причину. А для начала готовь материал на конкурс студенческих работ. Попробуем поколебать официальную точку зрения. Одними рудиментами, да атавизмами многого уже не объяснишь».

 

Я дойду
до генерального прокурора

 

Под руководством Кузнецовой я подготовил научную работу на конкурс. В ней уже речь шла не только о карманных кражах. Пришлось изучить 300 карточных мошенников (шулеров), состоявших на учёте в нашем 115-м отделении (аэропорт Внуково). Разумеется, учёл все высказанные на кружке замечания. Работа заняла первое место.

…Подходил шестой курс, Нинель Фёдоровна поинтересовалась, на какую тему я стану писать дипломную работу. Услышав, что меня интересует необходимая оборона, она возразила: «Я думаю, нужно вернуться к шулерству. Видишь, как с нашей лёгкой руки пошил уголовные дела. (Кафедра консультировала следователей и сыщиков ГУВД Москвы по делу Кантария, Борисова и других. — Прим. авт.) К тому же эта среда выходит за рамки профессиональной преступности. Там уже — организованной попахивает. Посмотри американского социолога Колдуэлла и ты найдёшь минимум шесть признаков организованной преступности из выдвинутых им двенадцати. Соглашайся, я помогу, нельзя оставлять эту тему».

Я согласился. Вскоре произошёл случай, который привязал меня к Нинели Фёдоровне на всю жизнь. Она оказалась не только учёным, но и бойцом, защитником.

Летом 1973 года, спасая жизнь студента Володи Маркова, мне пришлось застрелить льва по кличке Кинг, жившего в бакинской семье Берберовых (приехали на съёмки фильма «Итальянцы в России»).

История эта страшная, трагическая: лев в школьном саду напал на человека и сильно его покусал. Дело приняло публичную огласку, как его ни скрывали хозяева льва. Мнения разделились: центральная печать через знакомых Берберовым писателей восхваляла животное, выдавала его за сторожа школьного сада, а потерпевшего, при большой потере крови и шоке первой степени (таков был диагноз), называла вором, меня же — трусливым убийцей, не разобравшимся в «игре» льва с мальчиком. Широко известная дрессировщица львов Бугримова выступила на нашей стороне. В дело вмешались председатель Госплана Байбаков и министр внутренних дел СССР Щёлоков. Прошёл слух, что против милиционера возбудили уголовное дело (дело возбуждалось по факту) и хотят уволить. Мне позвонила Нинель Фёдоровна Кузнецова, попросила приехать и рассказать, как всё было. Приезжаю, рассказываю во всех деталях. Выслушав, она воскликнула: «Да тут чистая необходимая оборона! А ты хотел писать диплом. Пожалуй, тебе не следует присутствовать на конференции, справлюсь сама».

— На какой конференции? — не понял я, уставший к этому времени от допросов и расспросов.

— Да хочу, чтобы студенты обсудили твой поступок и вынесли вердикт по поводу случившегося. Студенты — большая сила, с ней будут считаться! Я дойду до генерального прокурора, если они посмеют тебя тронуть.

 

Надо идти до конца

 

Защита диплома прошла блестяще. Нинель Фёдоровна поинтересовалась, не хочу ли я продолжить научную деятельность. Я ответил, что нет, передохну годок и поступлю на третий курс психологического факультета, поскольку мне очень нравится этот предмет.

— Да ты и так психолог, — воскликнула она. — Изучал судебную психологию и психиатрию, а этого достаточно для работы криминалиста. Я же тебе предлагаю поступить в аспирантуру и серьёзно заняться криминологией по линии профессиональной и организованной преступности. У тебя хорошая практика, много уже сделано. Тема эта очень перспективна, поверь мне, не отказывайся. Я помогу. И потом — если пошёл, то
надо идти до конца.

Было заманчиво. Но одно дело — студенческие работы, другое — диссертация. Это уже официоз. Между тем официальная точка зрения, причём идеологическая (считай — политическая) заключалась в отрицании этих видов преступности в Советском государстве. Не то что бы я боялся, нет, но я видел, как в МВД сопротивлялись любым не привычным для советского уха словам и терминам. Однажды за слово «латентность», вставленное мною в доклад руководителя, мне сделали такой нагоняй, что я забыл, что оно обозначает. Попытка использовать термин «виктимологические причины краж у представителей зарубежных государств» привела министра внутренних дел Щёлокова в ярость. И если бы не полковник болгарской милиции, то вряд ли бы я удержался в уголовном розыске.

— Зря боишься, — убедительно сказала Кузнецова, — ты же работаешь в Управлении уголовного розыска, которым руководит профессор Карпец, а он, кстати, стоит на нашей точке зрения.

Так с лёгкой руки Нинели Фёдоровны я стал аспирантом-заочником кафедры уголовного права МГУ. По её предложению, для студентов старших курсов была введена специализация «Профилактика преступности», которую, по её же рекомендации, я вёл два года. Раз в стране взят курс на профилактику преступлений, а в органах внутренних дел созданы специальные подразделения, значит, по мнению Кузнецовой, студенты должны об этом знать и быть готовыми включиться в жизнь сразу же после окончания вуза.

Нинель Фёдоровна не оставляла ни одного значимого для нравственности события. Помню, вышел фильм Василия Шукшина «Калина красная». Она тут же организует его обсуждение. Или однажды в какой-то газете появилась статья о том, что в нашем обществе женщин больше, чем мужчин, и эти женщины страдают от недостатка мужской ласки. Поэтому, как считал автор, надо жёнам подвинуться и уступить место женщинам-одиночкам. Это так возмутило Нинель Фёдоровну, что она ту же организовала конференцию по обсуждению этой статьи, призывающей, по её мнению, к проституции. Автору тогда здорово врезали и уличили его в подтасовке цифр. Оказалось, что в общее количество несчастных женщин он включил вдов чуть ли ни со времён Первой мировой войны.

…Когда я работал над докторской диссертацией или над книгой, я нередко консультировался с профессором Кузнецовой. Она по-прежнему оставалась для меня авторитетом и учителем. Даже когда я был в должности начальника 6-го Главного управления МВД по борьбе с организованной преступностью, не считал зазорным приезжать к ней и советоваться по вопросам применения тех или иных норм уголовного права. Ведь привлечь авторитетов и воров в законе, а также крупных должностных лиц к уголовной ответственности было нелегко. Тогда не существовало специальных статей об ответственности за создание преступных организаций и пособничества в этом. А по бандитизму вообще боялись квалифицировать опять же по старой причине — оказывается, бандитизм-то ликвидирован ещё в 1950-е годы.

 

Я бы приползла

 

В последние годы жизни Нинель Фёдоровна занималась темой «беловоротничковой» преступности, видя в этом главную опасность для государства. Она иногда звонила, просила подобрать ей некоторые материалы и при этом неизменно задавала вопросы.

— Ну когда же вы примете законы о противодействии отмыванию денежных средств, неужели не видите, как деньги утекают в офшорные зоны…

Или:

— Закон о борьбе с коррупцией когда примете? Ну сколько можно болтать, уже 20 лет ведём о нём разговоры!

Никакие объяснения причин непринятия этих и других законов её не устраивали. Обычно она досадно, с хрипотцой говорила: «Вы же дума! Неужели не можете? Не поверю, чтобы вам не давали!».

Однажды я получил добро на разработку законопроекта о конфискации имущества как дополнительной меры наказания и стал собирать учёных для этих целей. Позвонил Нинели Фёдоровне, извинился, попросил поучаствовать. К этому времени со здоровьем у неё было не всё хорошо. Я предложил ей служебную автомашину, она поблагодарила и сказала: «Если бы знать, что вы этот закон примете, я приползла бы, не то, что приехала. Но ведь не примете, не позволят!».

Около года шла работа над законопроектом. Не было случая, чтобы Нинель Фёдоровна пропустила по тем или иным причинам заседание авторского коллектива. Она много сделала и для концепции проекта этого закона, и для его содержания. Законопроект был разработан на основе положений международного права, но не дошёл даже до первого чтения. Расставаться с тем, что было накоплено «непосильным трудом», чиновники не хотели. (Правда, Кузнецова так и говорила: «Да разве они захотят!?») Прогноз Нинели Фёдоровны Кузнецовой, хорошо знавшей жизнь, и тут сработал.

Для честных людей остаётся одно — идти до конца, как она и завещала!

 

Фото из личного архива А. ГУРОВА
и из сети Интернет

ВАЖНЕЙ ВСЕГО ПОГОДА В ДОМЕ

В преддверии празднования Международного женского дня редакция нашей газеты обратилась к заместителю начальника поликлиники № 1 ФКУЗ «МСЧ МВД России по г. Москве» Ирине Ключарёвой

с просьбой помочь подобрать кандидатуру для того, чтобы об этом человеке написать в газете.

— Рада отметить очень многих наших медработниц, но у нас есть
Татьяна Накапкина, начальник 3­го терапевтического отделения. Прекрасный работник, труженица, у неё отличный коллектив. Кроме того, она юбиляр, и сегодня мы будем её чествовать. Вы как раз вовремя, — сказала Ирина Юрьевна.

И вот мы в небольшом кабинете.

 

—Татьяна Валентиновна, позвольте от всей души поздравить вас с юбилеем. Здоровья, успехов, счастья! В такой день не грех спросить: а в чём оно — счастье? Вы счастливы, чем вы живёте?

— В первую очередь семьёй. Мама у меня достаточно пожилая женщина. У меня есть внучка.

— Одна внучка?

— Пока одна. Ей всего годик. Сын Владимир работает в Управлении ГИБДД. Дочь закончила Университет МВД. Замечательный муж. Чего же мне ещё желать.

— Ну а работа, как у вас складываются дела?

— Да уже не складываются, а сложились, ведь я здесь работаю более тридцати лет.

— Сразу после мединститута?

— Нет, не сразу. Я родом из под Рязани, поэтому и поступила в Рязанский мединститут. Раньше правила были не такие, как сейчас. Выпускников институтов распределяли в те места России, где в них нужда была. Я, как и многие мои сокурсники, была направлена в сельскую местность. Ну а в Москву переехала после замужества.

— Татьяна Валентиновна, вы можете назвать своих учителей, своих наставников, с чьей помощью набирались опыта, стали руководителем одного из важнейших подразделений поликлиники?

— Я ещё застала таких гигантов медицины, как Прасковья Михайловна Гудкова, Александра Яковлевна Чванова. Это были очень крупные руководители нашего лечебного учреждения. Кто хотя бы мало­мальски знаком с работой медика, тот знает, что без наставничества в нашем деле никак нельзя и даже врач опытный и грамотный если не в наставнике, то уж в совете коллег иногда нуждается. И сегодня у нас есть достойные, высокопрофессиональные руководители — заместитель начальника поликлиники Ирина Ключарёва и заместитель начальника по КЭР, заслуженный врач России Елена Беломытцева. У них всегда открыты двери, и всегда можно получить квалифицированный совет в любой самой сложной ситуации.

В моём коллективе сложилась атмосфера взаимовыручки, взаимопомощи. Большая часть — женщины. Дорогие мои боевые подруги, девчонки мои ненаглядные, с праздником вас, с Международным днём 8 Марта! Желаю всему жен­
скому составу нашей большой и славной поликлиники счастья, успехов.

— Татьяна Валентиновна, уж если мы коснулись руководителей поликлиники, какие перемены произошли в вашем лечебном учреждении с относительно недавним приходом на должность начальника Салавата Хазиева.

— Самое главное — сохраняется коллектив и рабочая обстановка в нём. И второе: началась полная компьютеризация всех подразделений.

— С освоением техники справитесь?

— Ну, знаете, не боги обжигают
горшки.

— Увеличилась зарплата врачей в связи с реформой?

— Пока она остаётся прежней, но её нам никогда не задерживают. Нас всё же как­то поощряют. Руководство, надо отдать ему должное, заботится о коллективе.

— Татьяна Валентиновна, что вы можете пожелать женщинам московской полиции?

— Счастья, благополучия и как можно реже попадать к нам в поликлинику в качестве пациентов.

Эдуард Попов, фото Веры КУРШАКОВОЙ

НИНА СЕЛЕЗНЁВА

Когда я узнал, что Нина Григорьевна Селезнёва работает в стоматологии столичного полицейского главка 52 года, то захотелось с ней встретиться, чтобы она поделилась с читателями газеты своими воспоминаниями. Договорились поговорить у неё в кабинете, однако интервью взять было невозможно. Заходили молодые врачи и, показывая рентгеновские снимки, консультировались с Ниной Григорьевной, как лучше продолжить лечение своих пациентов, постоянно звонил телефон. Сделав несколько фотоснимков, мы перенесли встречу на воскресенье. И вот я у неё дома, в уютной квартире в центре города, недалеко от Арбата.

—Нина Григорьевна, расскажите немного о себе, как попали в Москву?

— Родилась я на Смоленщине, когда началась Великая отечественная война, нашу семью эвакуировали в Новосибирскую область.  Жили в землянках, по ночам вокруг нашего жилья волки бегали, ужасное было время. В 1944 году вернулись обратно, немцы все дома сожгли, жить негде. В Москве проживала тётка, которая и забрала меня в столицу. Так я стала москвичкой.

— В детстве мечтали стать врачом-стоматологом?

— Нет, именно о стоматологии не думала, мечтала быть просто врачом. А стоматологом стала по стечению обстоятельств. Мне было 12 лет, и у меня несколько дней болел зуб. Мама взяла за руку, отвела в поликлинику. Симпатичная тётя-врач посадила меня в кресло, что-то сделала, и зубная боль прошла. Трудно передать то чувство облегчения, которое я ощутила. Вот с тех пор я решила стать врачом-стоматологом. Моя медицинская биография началась с 1955 года.  Однако, перед тем как стать стоматологом, я 12 лет проработала медицинской сестрой.

— Кого считаете своими учителями-наставниками?

— Мне вообще везло на учителей. Часто вспоминаю Зинаиду Александровну Семашко, сестру знаменитого Семашко, а когда пришла в 1-ю поликлинику ГУВД, то познакомилась с Прасковьей Михайловной Гудковой, начальницей поликлиники. Она была великим педагогом и руководителем. Учили меня Вера Николаевна Ускова, Валентина Семёновна Шкрабкина, Галина Хачатуровна Градосельская. У меня были хорошие наставники-фронтовики.

— С какого года вы руководите отделением и трудно ли совмещать руководящую работу с лечебной практикой?

— Начальником отделения стала в 1979 году и всё это время занимаюсь индивидуальной лечебной практикой. Главное — умело распределять физические нагрузки и время.  

— А что самое основное в работе заведующего отделением?

— Для меня — чтобы лечебный процесс шёл правильно. Залог моего успеха в том, что я много лет работаю со своим коллективом, вложила в него всё, что могла и умела, а теперь вижу плоды своей работы. У нас крепкий, дружный коллектив, идеальная дисциплина, каждый человек на своём месте, то есть успешно выполняет возложенные на него задачи.

— Многие ваши пациенты своим коллегам советуют попасть на приём именно к вам. Как вы думаете, почему?

— Для меня самым главным является его величество больной. Мне не важно, кто он, рядовой или генерал. я должна вылечить его так, чтобы он остался удовлетворённым и в следующий раз пришёл именно ко мне.

— За 50 лет что-то изменилось в стоматологии?

— Изменилось многое. Методика и подход к лечению зубов, аппаратура, пломбировочный материал. Однако во все времена нужны хорошие руки, тогда будет результат.

— Когда лучше развивалась стоматология, в те времена или сегодня?

— И развитие, и снабжение материалами всегда шло с напрягом, на что денег хватало, то и закупалось. 

— Это правда, что некоторые пломбы стоят год-два, а некоторые — до 50 лет?

— Трудно ответить на этот вопрос. Порой вкладываешь всю душу, ставишь качественный пломбировочный материал, делаешь всё возможное, но, то ли какое-то внутреннее настроение пациента или другие обстоятельства, пломба быстро выпадает. Я много читаю специальной литературы, изучаю практику других врачей, так вот некоторые считают, что на лечение может влиять даже фаза луны. Хотя я помню случай, когда к нам в ординатуру привезли японский пломбировочный материал и я поставила пломбу, которая стоит у пациента до сих пор, более 40 лет.

— В вашей практике был случай, когда вы сделали что-то не правильно, ошиблись в лечении?

— Нет, такого никогда не было.

— Всегда есть необходимые материалы и лекарства или бывают случаи, когда чего-то не хватает?

— В поликлинике есть всё необходимое — и нужные инструменты, и качественные лекарства, и оборудование, в том числе рентгеновское.

— Вы считаете себя удобным для руководства работником?

— Нет. Я всегда выражаю и отстаиваю своё мнение.

— Знаю, что у вас много учеников.

— Учеников очень много. Вспоминаю Зою Ивановну Божевскую, с которой мы вместе работали. Из-за моей строгости она даже просила перевести её в другой кабинет, но затем мы подружились. Вспоминаю и других, со многими встречаемся, перезваниваемся по телефону.

— Ваше пожелание молодым врачам?

— Хочу пожелать, чтобы для них больной был бы на первом месте, чтобы они достойно оказывали ему медицинскую помощь, и этот больной в следующий раз приходил именно к ним. Независимо ни от каких обстоятельств помощь больному должна быть оказана.

— Вы всегда занимаетесь общественной работой, в том числе и по профсоюзной линии. Почему?

— Если я могу кому-то помочь, я это делаю. Это моя потребность. Я по-доброму отношусь к людям, и они отвечают мне тем же. Наверное, поэтому у меня очень много друзей. Мама меня учила, что надо дать хоть немного тепла людям, и взамен получишь в два раза больше. Моё внутреннее душевное состояние — это заслуга моей мамы.

— Ваше жизненное кредо?

— Нельзя пройти мимо человека, нуждающегося в помощи.

— Что вам удалось больше всего в жизни?

— Получить профессию, достойно её исполнять, вырастить и дать образование дочери, приобрести множество друзей.

— С чего началась ваша привязанность к собакам?

— Сначала у меня полтора года была кошка, которая разбилась. Я очень сильно переживала. Друзья предложили завести собаку, помогли приобрести малого пуделя. Затем был бультерьер. Это была очень добрая собака. А сейчас у меня карликовый пудель.

— Как и где вы проводите свой отпуск?

— Больше всего люблю путешествовать по России. В молодости ездила и в Крым, и на Кавказ. Отдыхала в Железноводске, Пятигорске, Кисловодске, на Домбае. Но однажды побывала за границей, посмотрела Скандинавские страны. 

— Вы много читаете, ваш любимый поэт, писатель?

— В юности полюбила Ахматову и Цветаеву, да и сейчас частенько их перечитываю.

— В театры ходите?

— Обязательно. Стараюсь как минимум один раз в месяц побывать в театре. Больше люблю классику.

— Что такое, на ваш взгляд, счастье?

— Думаю, что счастье — это когда у тебя всё полу-
чается.

— Ваше пожелание женщинам к международному празднику 8 Марта?

— Хочу, чтобы женщины были всегда прекрасны, чтобы они любили и были любимыми.

— Нина Григорьевна, спасибо за интервью. Разрешите поздравить вас с праздником весны, пожелать здоровья, счастья, любви.

Александр Обойдихин, фото автора и из архива Нины СелезнЁвой

ПРОВОДЫ РУССКОЙ ЗИМЫ

Личный состав Центра профессиональной подготовки ГУ МВД России по г. Москве постоянно участвует в меро­ приятиях по обеспечению безопасности и общественного порядка в городе. В то же время руководство подразделения сочло возможным провести для сотрудников и их семей один из самых любимых народных праздников — Широкую Масленицу.

Обычай празднования Масленицы ведёт начало с древнейших времён. У наших предков — славян — этот праздник олицетворял встречу весны и проводы зимы, являлся праздником солнца. Издавна сложилось убеждение, что «не потешить на широкую Масленицу, значит жить в горькой беде и жизнь закончить худо».

С приветственной речью перед собравшимися выступил начальник Центра полковник полиции Андрей Титанов:

Масленица — праздник весны, тепла, яркого солнца. В этот день особенно приятно видеть детские улыбки и горящие от радости глаза. Думаю, для каждого этот праздник ознаменует начало всего хорошего: отличного настроения, воодушевления, новых стремлений и новых достижений. С праздником!

Мероприятие было организовано в лучших русских народных традициях и обычаях. Основными заводилами были скоморохи, «Зима» — завсегдатай этого праздника, ну и обязательный персонаж — сама «Масленица». Они с юмором и задором проводили множество весёлых конкурсов, соревнований, пели частушки и развлекали гостей. Дети и сотрудники с удовольствием водили хороводы, исполняли русские народные песни.

Проводы русской зимы проходили с множеством спортивных соревнований. Участникам нужно было проявить ловкость и сноровку в беге в мешках и на метле,
в перетягивании каната. Кроме того, были организованы юмористические конкурсы, где необходимо было показать свою смекалку при отгадывании загадок, умение проговаривать скороговорки, пословицы и поговорки. Конечно же, не обошлось без традиционного сжигания чучела
Масленицы.

Отдельную благодарность хотелось бы выразить сотрудникам Центра специального назначения сил оперативного реагирования ГУ МВД России по г. Москве, приглашённым на праздник. Они приняли активное участие во всех мероприятиях и конкурсах, а также развернули на плацу полевую кухню.

Непременным атрибутом Масленицы являются румяные, горячие блины. Согласно поверьям они являли собой символ солнца, которое всё ярче разгоралось, удлиняя дни. Гости гулянья благодарны руководству и сотрудникам ЗАО «Теремок—Инвест», которые досыта накормили всех блинами с разнообразными начинками.

Участники мероприятия получили огромное удовольствие от проведённого праздника и получили заряд положительных эмоций до следующей весны.

Ирина БОНДАРЕНКО, Руслан ИВАНОВ, фото Владимира КАЛУГИНА

О БОЙЦЕ ЕКАТЕРИНЕ ПУЛЬКОВОЙ

О том, что русские женщины могут остановить коня на скаку и войти в горящую избу, знают, пожалуй, во всём мире. Однако ограничиваться этими хрестоматийными подвигами слабый пол в нашей стране не стал. Уже не первый год в, казалось бы, совершенно мужском подразделении — Центре специального назначения ГУ МВД России по г. Москве — трудятся прекрасные женщины. И это не только сотрудницы штаба. Есть здесь и самые настоящие бойцы. Например, Екатерина Пулькова.

—В подразделении я служу уже девятый год. Всё время проработала бойцом во 2­-м оперативном батальоне.

После этих слов у всех, кто впервые знакомится с Катей, возникает множество вопросов — как, почему, зачем?..

Екатерина росла активным и любознательным ребёнком. Училась в школе, занималась в спортивных секциях лёгкой атлетики и настольного тенниса. Постоянное участие в городских и областных соревнованиях стало итогом того, что по атлетике у неё первый разряд, а по настольному теннису она кандидат в мастера спорта.

После школы Екатерина поступила в политехнический институт. В городе металлургов особого разнообразия вакансий на рынке труда не было, поэтому пришлось устроиться на завод. Четыре года проработала бригадиром смены в центральной заводской лаборатории на участке изготовления образцов для испытания. Работа была не из лёгких. Кроме того, никакого удовольствия такая деятельность не приносила, да и свободного времени совсем не оставалось. В итоге на семейном совете было принято решение уволиться с завода.

Отец служил бойцом в пожарной охране. Он всегда хотел, чтобы кто­то из детей пошёл в армию. Но так как мальчишек в семье не было (у Кати есть ещё и младшая сестра Полина), это желание плавно перешло на дочь. Екатерину это вполне устраивало. Она проявляла большой интерес к службе в армии. Кроме того, тогда, в начале 2000­х годов, какую­то стабильность могла гарантировать, наверное, только служба в армии или силовых структурах. Поэтому в один из дней девушка отправилась в военкомат.

— Здравствуйте. Найдите мне, пожалуйста, какую­нибудь должность, очень хочу служить.

В военкомате девушку смерили удивленным взглядом:

— Должностей никаких нет. Хотя, знаете, тут набор объявили в московский ОМОН. Попробуйте, может быть, возьмут.

Это сказали, пожалуй, больше в шутку, чем серьёзно. Однако девушка собрала документы и отправилась в Москву, в милицейское спецподразделение.

В ОМОНе Екатерину сразу предупредили, что вакантны только должности бойцов. Услышав в ответ, что её это вполне устраивает, кадры направили её во 2­й оперативный батальон. Пока она ждала комбата, мимо проходили бойцы, удивлённо посматривали на неё, кто­то пытался завязать с ней знакомство, однако каждому она давала
от ворот поворот.

Командир 2­го оперативного батальона подполковник милиции Сергей Евтиков сначала тоже воспринял появление девушки несерьёзно. Но поговорив с Екатериной буквально несколько минут, он перестал сомневаться. Кандидат на должность милиционера­бойца Екатерина собрала все необходимые документы, и началась стажировка.

Служба ей понравилась практически с первых дней. Здесь она могла постоянно заниматься спортом — подготовка в тренажёрном зале, борьба, стрельба... Плюс ко всему интересная, хотя и тяжёлая служба. В общем, всё, что хотела от будущей работы. Екатерина прошла стажировку, и её без проблем взяли на службу.

С появлением новой любимой работы у девушки стало всё хорошо и в личной жизни. Во 2­м батальоне она познакомилась с Андреем Пульковым, он давно служил в этом же подразделении. Через полгода молодые люди поженились. Служба открыла ещё одну перспективу — Екатерина поступила в один из ведущих московских вузов на юридический факультет. Через два года у молодых супругов родился сын Степан. Полтора года в декрете, и Екатерина Пулькова снова в строю. Служба, выезды, соревнования…

Служба женщины­бойца от мужской практически не отличается. Шкаф у Екатерины находится в общем помещении для экипировки, разница лишь в том, что там, помимо необходимых вещей, есть магнитики, мягкие игрушки, фотографии. Вместе с батальоном она и на массовых мероприятиях, и в оцеплении, и даже на ночные спецоперации выезжает в соответствии со служебным распорядком. Но если приходится задерживать серьёзно вооружённых преступников, ребята оставляют Катю в автобусе.

Высшее образование Екатерина уже получила, но на вопрос, почему не переводится на офицерскую должность, отвечает, что служба бойца ей нравится и вполне устраивает. Да и коллектив хороший. Сослуживцы относятся к прапорщику полиции Пульковой как к сестре и боевой подруге. Понимают, что работать в спецподразделении и поддерживать семейный уют одновременно очень тяжело. Вот и заботятся и всячески оберегают — то конфетой угостят, то яблоком, а цветы дарят почти всегда. А из отпуска каждый привозит ей какой­нибудь подарок. Ребята в подразделении служат со всей страны, так что у Екатерины есть гостинцы практически из всех уголков России.

Степан, которому уже шесть с половиной лет, растёт в настоящей семье спецназовцев. Андрей сейчас служит инструктором по огневой подготовке в отделе специальной и боевой подготовки ЦСН ГУ МВД России по г. Москве. Глядя на боевых маму и папу, мальчишка уже решил, что сначала пойдёт в армию, а потом будет служить в спецназе. Так что родителям не стоит переживать по поводу продолжения семейной традиции.

Сергей РЫБАЛКО,
фото пресс­службы ЦСН ГУ МВД России по г. Москве

БОЛЬШЕ, ЧЕМ РАБОТА

Накануне первого весеннего  праздника — Международного женского дня — мы встретились с начальником отделения по предупреждению правонарушений несовершеннолетних отдела МВД России по району Аэропорт г. Москвы майором полиции Светланой Масловой. Она посвятила свою жизнь делу спасения оступившихся подростков.

—В органах  внутренних дел я работаю с 1997 года, и все 15 лет — в отделении по делам несовершеннолетних. За время службы я ни разу не пожалела, что выбрала эту профессию, ведь в действительности мы являемся не только сотрудниками полиции, но и педагогами и психологами. За каждым отдельным случаем стоит судьба человека, — рассказывает Светлана.

По роду своей деятельности сотрудник подразделения по делам несовершеннолетних должен не только привлекать несовершеннолетних и родителей к ответственности за противоправное деяние, но и оказывать им всестороннюю помощь.

— Работа отделения по делам несовершеннолетних состоит из многих направлений, каждое из которых имеет огромное значение. Во-первых, это предупреждение преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних, а точнее проведение профилактической работы с целью недопущения таких проступков. Особое внимание уделяется несовершеннолетним, состоящим на учёте в ОДН. Ежемесячно они проверяются по месту жительства, проводятся профилактические беседы с родителями. Проанализировав состояние преступности за последние 4 года, мы видим, что произошло снижение количества преступлений, совершённых несовершеннолетними. Подростки, состоящие на учёте в ОДН, повторных преступлений не совершали, — отмечает Светлана.

 — Подросток стремится быть взрослым. Он всячески протестует, когда его контролируют по каждой мелочи, наказывают, требуют послушания, подчинения, не считаясь с его желаниями, интересами. В сознании многих из них стирается грань между нормой и отклонением, усиливается смещение ценностных ориентаций в сторону асоциальной и противоправной деятельности, криминального образа жизни в целом. Решить проблему можно только тогда, когда знаешь причину её возникновения, что способствовало совершению противоправного деяния. Для этого необходимо познакомится с теми людьми, которые окружают подростка. Семья — важнейший институт в формировании мировоззрения ребёнка, образовании его как личности. Любовь родителей создаёт у него ощущение защищённости и безопасности. В то же время недружеские и порой враждебные отношения между членами семьи отрицательно сказываются на характере и поведении ребёнка. У подростка, лишённого родительской любви, возникает потребность в общении, реализации своих возможностей и потребностей на стороне, что ведёт к уходу ребёнка «на улицу», к сближению с такими же, как он сам. Из-за чрезмерной опеки ребёнок тоже уходит из семьи. И в данном случае необходимо проводить разъяснительную работу с родителями, объяснять им, что их чадо — это тоже личность, — делится своим опытом Светлана и продолжает: — Если в семье проблем нет, а ребёнок вдруг вышел из-под контроля, мы знакомимся с его друзьями, работаем с ними. Положительных результатов можно добиться только тогда, когда родители и полицейские будут работать в унисон. Это мы рассмотрели ситуацию, когда в семье всё благополучно. Часто дети «сходят» с правильного пути развития, когда родители злоупотребляют спиртными напитками. С этим связано второе, очень важное направление в работе сотрудника полиции в семье, а именно — работа с неблагополучными родителями, которые не выполняют свои родительские обязанности. Здесь нужно быть опытным психологом. В моей работе очень часто встречались случаи, когда мать, одна воспитывающая ребёнка, начинала употреблять спиртные напитки именно из-за одиночества. А ей необходимо было просто кому-то выговориться. В России люди очень редко обращаются к профессиональным психологам. Зачастую именно сотрудник полиции оказывается тем человеком, с которым можно поговорить о наболевшем. Одним нужно, так сказать, дружеское общение, понимание их проблем, другим — строгий подход. Очень важно в работе с неблагополучными семьями объяснить родителям, что не всем людям даётся такое прекрасное звание, как «мама» и «папа». И очень печально осознавать, что первым словам ребёнка, первым его шагам радуются сотрудники ПДН, а родители тем временем не в состоянии это видеть и слышать из-за того, что они находятся в непрекращающемся алкогольном опьянении. По-человечески больно, когда ребёнка приходится забирать из семьи. Но здесь в первую очередь приходится думать о его жизни и здоровье. Это, конечно, является крайней мерой, и если вовремя выявить неблагополучную семью, постоянно её контролировать и проводить профилактическую работу с целью оздоровления обстановки, то положительные результаты не заставят себя ждать. Я живу и работаю на территории района Аэропорт и очень приятно видеть тех родителей, которые благодаря совместной профилактической работе службы ОДН, комиссии по делам несовершеннолетних, председателей советов ОПОП смогли вернуться в нормальную жизнь, к своим семьям, к детям.

Светлана Маслова и её коллеги частые гости в школах, находящихся на территории района. Здесь полицейские проводят лекции и индивидуальные беседы по разъяснению учащимся уголовной и административной ответственности за участие в неформальных молодёжных объединениях, за употребление спиртных напитков, за употребление, распространение и сбыт наркотических, токсических и психотропных веществ. В начальной школе проводятся беседы на тему  «Азбука выживания». Также сотрудники ОДН выступают на родительских собраниях, где знакомят родителей с оперативной обстановкой на территории района и отвечают на интересующие их вопросы.

— Если мы сможем помочь хотя бы одному ребёнку, хотя бы одной семье, то я считаю, что наша работа нужна и полезна для общества, — говорит майор полиции Светлана Маслова.

Виктор МАКСИМОВ, фото автора

ДРУЖБА КРЕПКАЯ, НЕ СЛОМАЕТСЯ….


Есть немало историй о том, как полицейская или военная служба делала коллег

не просто боевыми товарищами, а друзьями на всю жизнь. Но эта история отличается. Во­первых, её герои не брутальные мужчины, а хрупкие девушки. А во­вторых, подружились они задолго до прихода на службу. Но обо всём по порядку.

Сержанты полиции Ирина Небрат и Ольга Иванова родились в посёлке Вербилки Московской области, в соседних домах и с разницей ровно в один год, 17 сентября 1987 года и 1988­го. Дружили с детства, общались в одной компании, ходили в одну школу, правда, в разные классы. Ирина пошла в школу на год раньше подруги. После окончания школы поступили в пищевой колледж, только Ирина — в Москве, Ольга — в Дмитрове. После получения дипломов по специальности «технолог» вдвоём устроились консультантами в магазин женской одежды, а в 2009 году обе решили пойти на службу в милицию.

— Мы с Олей сидели у меня на кухне, — вспоминает Ирина. — У нас был выходной. Пили чай и болтали о том, что надо что­то изменить в жизни, сделать что­то захватывающее, интересное, социально­значимое. Так родилось решение пойти работать в милицию. Открыли Интернет, посмотрели вакансии — всего было 5 различных подразделений, куда требовались на службу девушки. Трубку взяли только в  МОВО при УВД по СЗАО г. Москвы. Мы задали интересующие нас вопросы и на следующий день поехали на собеседование. Там нам вручили ворох бумаг и направлений, нужно было пройти медкомиссию и собрать необходимые документы. Вдвоём всё далось намного быстрее, проще и веселее. В октябре 2009 года нас приняли на первые три месяца стажёрами. В январе 2010 года взяли в штат на должность милиционера батальона милиции межрайонного отдела вневедомственной охраны при УВД по СЗАО г. Москвы. Работали сутки через трое, в одной смене. Мы всю жизнь не разлей вода, и на работе тоже.

— Нас даже на первоначальную подготовку сотрудников милиции отправили вместе, — вступает в разговор Ольга. — Четыре месяца учились стрелять, зубрили законы и отрабатывали боевые приёмы борьбы. Научились очень многому, после обучения уже ловко оперировали юридическими понятиями и владели пистолетом. А занятия по самбо так запали в душу Ире, что она до сих пор дважды в неделю ходит в секцию рукопашного боя.

— И каковы успехи?

— Ну, до того, что показывают в боевиках, мне очень далеко, но, думаю, что от хулиганов защититься смогу, — отвечает Ирина.

— А в свободное время чем занимаетесь?

— Сейчас пошли учиться, необходимо получить высшее образование. Учимся, конечно, вместе, в одном университете. Только я  на юридическом, а Оля на психологическом факультете, — говорит Ира.

— На службе у вас какие задачи?

— До июля 2011 года работали в МОВО на охране объектов. Посты были в различных организациях округа — прокуратура, суды, детские сады, культурные центры, а с июля 2011 года  мы перевелись в отдельную роту патрульно­постовой службы полиции УВД СЗАО Москвы. Здесь у нас другие задачи, ведь рота создавалась для охраны общественного порядка в период культурно­массовых, политических, спортивных и религиозных мероприятий. Кроме того, сотрудники отдельной роты задействуются в проведении различных оперативно­профилактических рейдов, таких как «Ночной район. Доверие», «Подросток», совместно с другими службами полиции общественной безопасности. С уголовным розыском участвуем в оперативных мероприятиях по профилактике и пресечению имущественной преступности на территории округа «Борсетка» и «Колесо», а также в мероприятиях, направленных на предотвращение квартирных краж. Кроме того, личный состав отдельной роты проводит большую работу по пресечению несанкционированной торговли на улицах округа. Так что теперь мы с Ирой в одном экипаже патрулируем улицы округа. Конечно, с нами всегда, если надо, рядом крепкий мужчина, который подстрахует, — рассказала Ольга

Вместе с сержантами полиции мы отправились вооружаться. девчонки ловко зарядили обойму пистолета, помогли друг другу надеть тяжёлые бронежилеты, подкрасили губы, зашнуровали берцы, попрощались с нами и отправились патрулировать улицы столицы.

 

Екатерина УЛЬЯНЧЕНКО, фото автора

АРТИСТЫ ПОЗДРАВЛЯЮТ МИЛЫХ ДАМ


В преддверии празднования Международного женского дня Александр Обойдихин встретилсяс известными артистами (фото автора) и поговорил с ними о самом прекрасном — о женщинах...Александр Добронравов, композитор, исполнитель

— Я знаю, что ты автолюбитель, постоянно в разъездах за рулём своего авто. Были случаи, когда тебя останавливала инспектор ГАИ - женщина?

— Да, были. По этому поводу мы вместе с Михаилом Таничем написали песню про гаишницу под названием «Стюардессочка». Там припев такой: «А у нас в ДПС служит мало стюардесс, но вот одно её лицо на всё Садовое кольцо». Я планирую выпустить новый альбом «Мужики как мужики» и включить эту песню в него.

— Александр, ты всегда находишься рядом с сотрудниками правоохранительных органов, был членом Общественного совета ГУВД по г. Москве, являешься членом правления Благотворительного фонда «Петровка,38», регулярно выступаешь на благотворительных концертах, твои песни звучат на радио «Милицейская волна». Что для тебя всё это значит?

— Прежде всего, это человеческие отношения. Когда человеку трудно, то он идёт за помощью к дяде Стёпе — милиционеру, который был, есть и будет в нашей стране. Люди, работающие в полиции, — самоотверженные, преданные своему делу. У меня много друзей работают в полиции, я знаю их семьи. Это хорошие друзья, готовые всегда прийти на помощь. Например, когда у меня разбили припаркованную машину, я не думал, что найдётся злодей, уехавший с места происшествия. Обратившись за помощью в УВД Южного округа, я увидел оперативность в работе. В течение нескольких дней правонарушитель был определён и наказан. Также я понимаю, что надо самому помогать тем, кто попал в беду. Наверное, это объясняет мои выступления на благотворительных концертах. А песня «Милицейские жёны» объясняет моё внутреннее душевное отношение к этой теме.

— Александр, что бы ты хотел пожелать в День 8 Марта всем женщинам, работающим в московской полиции?

— Самое главное, хочу пожелать им быть красивыми, а красота, как все знают, спасёт мир. Женщины, которые пришли работать в полицию, пришли спасать и защищать граждан от всяческих бед. При такой работе на хрупкие женские плечи в погонах легла нелёгкая мужская ноша. Также хочется всем пожелать крепкого здоровья, доброты, женского счастья, чтобы дома их ждали любимые мужья, которые понимают, что такое работа в полиции.

 

Симон Осиашвили, заслуженный артист России,
поэт-песенник, автор и исполнитель,
член Союза писателей России

 

— Симон, твои пожелания женщинам — сотрудницам московской полиции?

— Милым женщинам, которые работают в органах внутренних дел, мне очень хочется пожелать, чтобы их замечательные женские сердца, которые скрыты под полицейской формой, все равно оставались женскими сердцами. Я уверен, что любовь для женщины, кем бы она ни работала, где бы она ни служила, является самым главным в жизни. Я хочу пожелать, милые сотрудницы органов внутренних дел, чтобы вас любили те, кого вы сами любите.

— Симон, у тебя есть друзья среди полицейских?

— На этот вопрос рационально ответить нельзя. Почему-то с кем-то дружишь, кого-то любишь, а кто-то тебе несимпатичен, с кем-то тебе не хочется общаться. Мне повезло: люди, работающие в милиции, с кем мне приходилось сталкиваться, оказывались хорошими, добрыми, симпатичными людьми. Очевидно, поэтому я с ними дружу. У меня нет ни одного отрицательного контакта с сотрудниками полиции, и надеюсь, что никогда не будет, потому что я законопослушный человек и всегда улыбаюсь, даже если ко мне обратился полицейский. Уверен, что наше общение с сотрудниками органов внутренних дел будет происходить в рамках праздничных концертов и мы будем оставаться хорошими и добрыми друзьями.

 

Игорь Демарин, заслуженный артист Украины,
композитор, автор и исполнитель

 

— Что ты можешь сказать о женщинах в полицейской форме?

— Когда видишь этих красавиц, то кажется, что все самые красивые женщины работают в полиции. Так оно и есть. Форма и выправка придают определённую сексуальность, подтянутость, спортивность и красоту. С праздником 8 Марта приходит весна, любовь. Женщина несёт в себе тепло и любовь, которые согревают души. Я желаю всем женщинам, которые ещё не полюбили, —
полюбить, а мужчинам — приобрести любимых. Всё это пусть начнётся с весеннего праздника, и он принесёт всем обоюдное счастье. Нашей прекрасной половине желаю любви, красоты, здоровья, безоблачного неба над головой, земного счастья.

— Если ты нарушишь правила дорожного движения 8 марта и тебя остановит инспектор ДПС-женщина, какие будут твои действия?

— Думаю, заплачу штраф в тройном размере, а также неплохо было бы иметь на такой случай букет цветов.

— Игорь, я знаю, что ты не обделён вниманием женщин. Кого будешь в первую очередь поздравлять с праздником 8 Марта?

— Конечно, жену Наталью. А далее — по списку. Среди них поздравлю Лидию Николаевну Козлову, вдову Михаила Танича, и Александру Николаевну Пахмутову, и много-много других женщин, которые влияют на мою жизнь. Конечно, поздравлю жён моих друзей.

— Твоё отношение к полицейской службе?

— Я служил в армии и понимаю, что такое служба. Это в первую очередь порядочность, честность. Всё зависит от людей. В любой профессии люди разные. Но у меня в памяти только хорошие воспоминания о людях в погонах. У меня есть друзья в органах, и я горжусь ими. Я желаю всем служивым мудрости и философского отношения ко всему происходящему.

— В твоём репертуаре есть песня о сотрудниках органов внутренних дел?

— К 60-летию ГАИ мы с Николаем Зиновьевым написали песню «Русская дорога». Я тогда был членом Общественного совета ГАИ, и генерал Фёдоров мне вручил премию за её исполнение.

 

Владимир Новиков, народный артист России,
лауреат государственной премии СССР,
премии Ленинского комсомола

 

— Владимир, разреши поздравить тебя с  прошедшим 60-летием и пожелать активной творческой работы и всего самого наилучшего. После своих знаменитых фильмов, кем себя больше ощущаешь — артистом, милиционером или чекистом. На фамилию Могилов отзываешься?

— Я сыграл более 100 ролей в фильмах, однако считаю, что стать узнаваемым в народе можно по одной роли. Я имею в виду свою любимую роль в фильме «Государственная граница». Но свою первую премию за фильм «Всего одна ночь», где играл роль следователя Сергея Борового, я получил от МВД СССР. И только потом уже была премия КГБ СССР за роль Могилова. Я получил знаки «Почётный чекист», «Почётный пограничник», звезду спецназа и, конечно, стал часто общаться с ребятами, работающими в органах. Это очень сильные духом люди. Лишнего слова от них не добьёшься. На вопрос, за что у них боевые награды, ответ один – за работу.  От общения с ними сам становишься как-то сильнее.

— В канун женского праздника — твои пожелания в адрес прекрасной половины человечества.

— Милых женщин, которые имеют отношение к московской полиции, мне приятно поздравить с праздником 8 Марта. Это самый тяжёлый праздник для женщин. Ведь не для всех он будет выходным днём, кто-то будет стоять на посту, охранять общественный порядок, а вечером надо приготовить вкусную еду, накрыть праздничный стол. Мужчинам в этот день легче. Купили, подарили подарок — и всё. Есть анекдот: встречаются два приятеля, и один другому говорит: «Ты чего такой хмурной?» —  а тот отвечает: «Да вот думаю, что своей на 8 марта купить». — «Ба, а когда у неё 8 марта?».

Всем женщинам желаю здоровья, счастья, любви. Быть всегда красивыми, любимыми, желанными. Чтобы в душе была только весна, а в глазах только солнышко. Спасибо вам, что вы у нас есть, спасибо нам, что мы у вас есть.

— 8 Марта ты едешь за рулём и тебя останавливает за нарушение правил дорожного движения инспектор ДПС-женщина. Твои действия?

— Я сдамся ей вместе с машиной, а может быть, подарю ей в этот день машину или какой-либо подарок. 

— Утром 8 марта кого поздравишь в первую очередь?

— К сожалению, я потерял маму, сестру и жену. Но у меня много любимых женщин — коллег по работе, актрис и просто друзей, которые мне помогали в трудные минуты, я их всех поздравлю.

ПРАЗДНИК ЗАЩИТНИКОВ ОТЕЧЕСТВА


В культурном центре ГУ МВД России по г. Москве прошла традиционная благотворительная акция, посвященная Дню защитника отечества, организованная руководством столичного полицейского главка и Советом ветеранов органов внутренних дел Москвы. На встречу были приглашены ветераны органов внутренних дел, ветераны Великой отечественной войны.

В фойе Культурного центра царила праздничная атмосфера. Оркестр русских народных инструментов «Россияне» под управлением народного артиста России подполковника милиции Игоря Баева исполнял известные и всеми любимые мелодии, в том числе мелодии военных лет. Ветераны радостно приветствовали друг друга, и было видно, как они рады этой встрече. Гости собирались небольшими группами и бурно обсуждали какие-то проблемы. Председатель совета ветеранов УВО Геннадий Томин со своими коллегами Михаилом Пучковым, Виктором Коростелёвым и Валентиной Марченковой уточняли план работы на ближайшее время. Председатель совета ветеранов московского метрополитена Сергей Первойкин со своими бывшими коллегами вспоминали годы совместной работы, а руководитель ветеранской организации авиационного отряда специального назначения Михаил Терехов рассказывал о подготовке к празднованию в этом году 20-летия создания вертолётной службы.

Но вот всех пригласили в концертный зал, началась торжественная часть мероприятия. От имени руководства ГУ МВД России по г. Москве, Совета ветеранов органов внутренних дел г. Москвы и редакции газеты «Петровка, 38» участников приветствовали генерал-майор внутренней службы Виктор Антонов, полковник внутренней службы Сергей Молчанов, полковник милиции Александр Обойдихин. Они поздравили ветеранов с Днём защитника отечества, пожелали крепкого здоровья, счастья, удачи во всех начинаниях. Виктор Васильевич Антонов, в частности, поблагодарил ветеранов за их активную работу в ветеранских организациях, особенно за оказание помощи действующим сотрудникам, за патриотическое воспитание молодого поколения полицейских. Также Виктор Васильевич выразил благодарность руководству главка за постоянное внимание и оказываемую помощь Совету ветеранов, а также благотворительному фонду «Щит и лира» и обществу «Мария», которые выделили средства для проведения данной акции.

Культурный центр преподнёс гостям творческий подарок: народный ансамбль классического танца «Сказка», художественным руководителем которого является Ольга Воробьёва, представил танцевальный спектакль. Кстати, в сентябре текущего года данный коллектив будет отмечать свой юбилей — 40-летие со дня образования.

Покидая зал после спектакля, гости делились впечатлениями от увиденного, представление им очень понравилось.

Праздник завершился. Всем присутствующим ветеранам вручили материальную помощь. Тем, кто не смог по состоянию здоровья приехать в Культурный центр, деньги будут переданы по месту проживания.

Многие ветераны подходили к организаторам праздника и выражали им большую благодарность.







Александр Обойдихин,

фото автора и Елены Горюновой