petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Тонувшие в горе


В июле 2012 года в г. Крымске Краснодарского края произошло наводнение, в результате которого погибли, по разным данным, от 164 до 172 человек, пострадали более 34 тысяч человек. Сотрудники отдела МВД России по Крымскому району принимали активное участие в спасении людей во время наводнения, проявив при этом личное мужество.

 

По состоянию на 16 июля 2012 года, в Крымском районе работали около 2 тысяч полицейских из числа сотрудников отдела МВД России по Крымскому району, приданных сил Краснодарского края, внутренних войск МВД, курсантов Краснодарского, Ростовского и Волгоградского университетов МВД. Совместно с сотрудниками органов внутренних дел в охране общественного порядка принимали участие формирования Кубанского казачьего войска.

Полицейские были задействованы в разборе завалов, охране пунктов выдачи денег пострадавшим, на эвакуационных пунктах, в пунктах хранения и выдачи гуманитарной помощи. Осуществлялись мероприятия по предупреждению и пресечению актов мародерства, попыток мошеннических действий с гуманитарной помощью. Сотрудниками подразделений производились осмотры пострадавших от стихии домовладений, принимались заявления о порче и утрате имущества. Участковыми уполномоченными выдавались справки об утрате имущества и утере личных документов граждан, которые проживали на территории подтопления, но не были зарегистрированы. Проводилась работа с владельцами лицензированного оружия, в ходе которой им предлагалось добровольно сдать оружие на хранение в районный отдел МВД во избежание несчастных случаев. Сотрудниками ГИБДД осуществлялось регулирование дорожного движения, которое стало чрезвычайно интенсивным в связи с работой множества аварийных и спасательных служб, волонтёров, с прибытием колонн гуманитарной помощи. Были задействованы сотрудники иных служб, в том числе материально-технического обеспечения. В частности, МСЧ осуществлялась вакцинация и медицинское обеспечение сотрудников подразделений МВД России. В работе по разбору завалов принимали участие более 1,5 тысячи военнослужащих внутренних войск МВД России. Кроме того, внутренние войска осуществляли охрану общественного порядка.

Многие подразделения МВД России из различных регионов приняли участие в оказании помощи сотрудникам органов внутренних дел, их семьям, а также ветеранам ОВД, пострадавшим в результате наводнения. В частности, осуществлялся сбор и распределение материальных средств, гуманитарной помощи, организованы мероприятия по размещению детей сотрудников в санаториях и домах отдыха.

Психологическая работа с пострадавшими, столь необходимая в условиях, когда столько людей потеряли своих близких или долгое время не могли выяснить их судьбу, осуществлялась психологами Главного управления МВД России по Краснодарскому краю с первого дня трагедии. С 11 июля 2012 года, по указанию министра внутренних дел России генерал-лейтенанта полиции Владимира Колокольцева, из психологов подразделений морально-психологического обеспечения Департамента государственной службы и кадров МВД России, территориальных органов МВД России Северо-Кавказского, Южного и Центрального федеральных округов была сформирована оперативная группа в количестве 17 человек под руководством заместителя начальника отдела ДГСК МВД России полковника внутренней службы Михаила Дашко. После убытия оперативной группы психологов МВД (1-й и 2-й) дальнейшая работа осуществлялась психологами ГУ МВД России по Краснодарскому краю.

Ежедневно из числа психологов МВД России формировалось несколько мобильных групп, которые осуществляли мониторинг морально-психологического состояния сотрудников и социально-психологического климата в служебных коллективах, оказывали им, членам их семей, а также ветеранам органов внутренних дел необходимую психологическую помощь, следили за оперативной обстановкой. Разумеется, оказывалась психологическая помощь гражданам, обратившимся к психологам.

В результате наводнения пострадали 155 сотрудников и 8 служащих ОМВД России по Крымскому району, 1 сотрудник погиб. По состоянию на 20 июля 2012 года выявлено 412 сотрудников ОМВД России по Крымскому району из числа пострадавших при наводнении с признаками острого стрессового расстройства и 621 сотрудник из числа приданных сил с признаками переутомления. Большинство из пострадавших сотрудников полностью или частично утратили имущество, домашних животных, их дома разрушены или существенно повреждены.

У сотрудников приданных сил стрессовые ситуации вызывала работа по извлечению, опознанию, идентификации тел погибших. Стойкость подкашивала неопределённость сроков окончания командировки, трудности в поддержании связи с семьёй, условия проживания (в палатках, транспортных средствах либо помещениях без вентиляторов при температуре 37—40°С, трудности на первоначальном этапе с бытовым и санитарным обслуживанием), и, конечно, накопившая усталость. Например, 12 июля психологи выявили двух сотрудников ГИБДД, которые с 7 июля были выставлены со служебной автомашиной на один из перекрёстков, и с тех пор никем не сменяясь, по очереди регулировали дорожное движение.

В период с 7 по 20 июля психологическая помощь различного характера была оказана 1133 сотрудникам. В связи с тем, что многие сотрудники практически постоянно и бессменно находились в созданных по всему городу временных пунктах приёма граждан (либо патрулях и на постах регулирования дорожного движения), были организованы выезды психологов в места их размещения.

Психологическая работа осуществлялась параллельно с оказанием гуманитарной помощи, уточнением имеющихся проблем и, по возможности, принятием оперативных мер по их разрешению.

На базе ОМВД по Крымскому району была организована работа психологического «телефона доверия», информация о работе которого была размещена на стендах города. На «телефон доверия» обращались как сотрудники ОВД, так и обычные граждане, им оказывалась консультационная помощь, при необходимости предлагались очные встречи с психологами и иными специалистами.

Большая работа проводилась также с детьми; наиболее эффективно она велась психологами Мариной Пачиной и Мариной Туаевой, имеющими опыт психологической работы с пострадавшими после захвата заложников в школе № 1 города Беслана Северной Осетии в 2004 году.

Мониторинг оперативной обстановки осуществлялся психологами в первую очередь в местах массового скопления людей (администрация города, кинотеатр «Русь», где принимались заявления и размещались списки, парк им. Тельмана, ДЮСШ, площадь у кафе «Журавли», почтовые отделения, пункты сбора и выдачи гуманитарной помощи, вакцинации, места размещения эвакуированных и др.). Сотрудники, осуществлявшие мониторинг, были экипированы жилетами с надписью «Психологическая служба МВД России». Нередко психологам совместно с сотрудниками ОВД доводилось не допускать развития конфликтных ситуаций.

Например, у кинотеатра «Русь» появился нетрезвый молодой человек и стал провоцировать на конфликт сотрудников администрации, принимавших от граждан заявления. Вокруг него очень быстро стала собираться толпа. Присутствовавшие там психологи МВД подошли к толпе, и стали ненавязчиво интересоваться у граждан, чем они могут помочь, благодаря чему часть людей переключили своё внимание на психологов, а получив нужную информацию, удалились. Сам инициатор инцидента был выведен дежурившими сотрудниками ОВД из толпы (без применения силы) и препровождён к автомашине «скорой помощи», где, выпив воды, успокоился и покинул площадь.

Зачастую «эмоциональным центром» (как с положительным, так и отрицательным знаком) становились представители средств массовой информации. Так, у пункта приёма заявлений журналист одного из федеральных телевизионных СМИ предложил одному из пострадавших дать на камеру интервью. Он согласился и тут же громко и эмоционально заговорил о беспределе бюрократии, бездействии местных властей и т.д. К нему присоединились ещё несколько человек. Вскоре кто-то из присутствующих обвинил журналистов в том, что они вчера в своём сюжете «обрезали» важное сообщение одного из жителей, тем самым исказив его смысл. Ситуация разрядилась только после того, как оператор убрал камеру, а журналист без микрофона несколько минут выслушивал интервьюируемого, не задавая ему дополнительных вопросов.

Людей будоражили различные слухи. Активно распространялся слух о том, что не все успеют получить средства на возмещение ущерба. Также появлялись слухи о том, что, помимо официальных источников возмещения в разных частях города могут появляться представители негосударственных общественных фондов, которые выдают деньги пострадавшим.

9 и 10 июля в Крымском районе начали распространяться слухи о возможности второй волны наводнения. Некоторые жители стали покидать город. Появлялась информация о многократном завышении цен на ритуальные услуги (при том, что все услуги по захоронению предоставлялись администрацией бесплатно). До настоящего времени продолжают иметь место слухи о многократном занижении официальной статистики по погибшим в результате наводнения. Ходил слух о тысячах погибших, это подтверждали «очевидцы», наблюдавшие несколько рефрижераторов с маркировкой магазина «Магнит» на бортах, в которых «складывались трупы». Психологи МВД России стали свидетелями возникновения и распространения слуха о «закрытии города на карантин». Так, идущая по улице в центре города женщина громко и эмоционально выкрикивала различные фразы: «Ничего власть не делает! Никому мы не нужны! А если на карантин нас закроют?». И тут же на противоположной стороне улицы группа граждан, находящихся снаружи пункта выдачи гуманитарной помощи, стала повторять последнюю фразу женщины, но уже не как вопрос, а как утверждение: «На карантин город закрывают!». Моментально слух распространился в помещение пункта. Психологам и сотрудникам ОВД удалось объяснить людям, что информация эта не верна, и город остаётся открытым. Паника не возникла. Надо сказать, слухи-пугала циркулировали не только среди гражданского населения, но и среди сотрудников ОВД. Одним из таковых, ходивший между приданными силами, был слух о том, что замены работающим сотрудникам не будет до октября 2012 года, так как все прибывшие вакцинированы дорогостоящими вакцинами, резерв которых исчерпан.

В какой-то момент появился слух о том, что в районе подтопления в числе волонтёров есть лица, похищающие из покинутых домов оставленные там ценности. Различными группами граждан, которые изъявили желание добровольно оказать помощь полиции в охране общественного порядка, в ОВД доставлялись люди, подозреваемые в мародёрстве. Зачастую в результате разбирательства противоправные действия не подтверждались. Также циркулировал слух о том, что основной причиной чрезвычайной ситуации стали незаконно созданные частные водоёмы для разведения рыбы, в связи с чем периодически звучали призывы «разобраться» с их владельцами.

Затрудняло работу психологов мнение о заведомой лживости и алчности местных властей, их желании скрыть последствия своих незаконных действий (бездействия) в период, предшествовавший наводнению о невнимании к людям и их беде. Этот стереотип активно поддерживался различными средствами массовой информации, в особенности блоггерами. Так, во время одного из выездов психологи МВД наблюдали ситуацию: во двор к одному из пострадавших пришёл сосед и подключился к беседе психолога с пострадавшим. Сосед сообщил, что не видит никакого смысла в каких-либо разговорах, поскольку власть ничего не сделает, пока её не напугать. Накануне он перекрыл движение на улице, прилегающей к его дому, выставив на проезжую часть пустые бочки. Не прошло и часа, как власти среагировали, приехал чиновник и подробно расспросил, какая помощь нужна.

В целях противодействия слухам психологами МВД России предпринимались различные меры. В беседах с сотрудниками и гражданами они доводили имевшуюся у них достоверную и конкретную информацию, и благодаря реальной помощи постепенно повышалось доверие к информации, поступающей от психологов.

У многих из обратившихся за психологической помощью граждан имелись острые стрессовые расстройства: люди жаловались на упорное вторжение в сознание образов, воспоминаний и эмоций, связанных с бедствием. Чаще всего это образы наполнения водой жилого пространства, но при этом проявлялось избегание разговоров о произошедшем. Так, один гражданин просил просто дать ему «какую-нибудь таблетку», не расспрашивая его ни о чём. Он не проявлял какой-либо выраженной эмоциональной реакции, не обнаружив себя в списках на компенсацию, жаловался на нарушения сна (если засыпал, то часто просыпался от того, что ему снилось, как вода заполняет комнату), сообщил, что не видит смысла в «беготне за бумажками».

Однажды гражданин обратился на улице к психологу с фразой: «Ну и чем вы можете мне помочь? Скажете, мол, не расстраивайся, всё будет хорошо?». Психолог сказал, что не только этим, и предложил мужчине рассказать о том, что он сейчас чувствует. Гражданин сообщил, что чувствует страх и неуверенность, связанные с переживаниями за своих родителей, которые проживают на подтопленной территории. Они не пострадали, но он обеспокоен, что подобные чрезвычайные ситуации будут повторяться и в дальнейшем. Сам он не видел вариантов решения проблемы (например, переезд родителей в центральную часть города либо на иную безопасную территорию, совместно с ним), а также не готов был рассказать родителям о том, что переживает за них. В ходе беседы он осознал, что психолог может помочь ему в его переживаниях и согласился на повторные встречи.

Показала свою эффективность такая форма работы, как совместное дежурство врачей Медико-санитарной части и психологов. МСЧ в центре города был оборудован пункт (палатка) вакцинации для сотрудников ОВД, который при необходимости оказывал неотложную медицинскую помощь обращающимся гражданам. На палатке также была размещена информация о работе психологов МВД. Сотрудники и граждане, обращавшиеся за медицинской помощью (например, часто просили померить давление, осмотреть кожные покровы и др.), нередко испытывали потребность выговориться, сообщить о своих переживаниях. На этом этапе подключались дежурившие у пункта психологи (как правило, наиболее опытные сотрудники), которые в зависимости от ситуации оказывали соответствующую психологическую помощь либо предлагали более углубленную работу на базе иных взаимодействующих организаций, оказывающих медицинскую, психологическую или иную помощь.

Трагедия, оборвала жизни полутора сотен человек. Тысячам спасшихся она казалась точкой в их жизни. Однако работа психологов не позволила людям сгинуть в их горе и помогла жить дальше.

Виктор ЛЮТЫХ