petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 13 (9614) от 17 апреля 2018г.

1942-й: время побед и время поражений

120171025174506Немецкая военная машина под Москвой лишь споткнулась о сопротивление Красной Армии. Главные наши победы были ещё впереди
После разгрома немецких войск под Москвой многим казалось, что война теперь быстро и неотвратимо покатится назад, к западной границе. Эту веру во многом укрепил военный парад 1941 года на Красной площади в Москве. Всё это так, всё верно. Но гигантская фашистская военная машина лишь споткнулась под Москвой — не более.

3 января 1942 года Гитлер издал так называемый стоп-приказ, запрещающий без санкции своего командования любой отход более чем на 5—10 километров за одну ночь. Ему надо было передохнуть после проигранной битвы за Москву, опомниться после провала плана «блиц-криг». К тому же и советское наступление явно выдыхалось. Начатый в январе 1942 года натиск сразу девятью советскими фронтами по полосе две тысячи километров оказался плохо подготовленным и почти везде привёл к поражению. Под Ленинградом в окружение попала 2-я Ударная армия генерала Власова. В Крыму наши войска пережили настоящую катастрофу и отступили, потеряв около 200 тысяч человек, а 4 июля пал осаждённый с самого начала войны Севастополь.

Под Харьковом свыше 240 тысяч солдат и офицеров попали в фашистский плен. Немецкие войска, перегруппировавшись, захватили Воронеж, Ростов-на-Дону и двинулись на Кавказ и Сталинград.

А 17 июля началось Сталинградское сражение — самая масштабная битва Второй мировой войны, впрочем, она же самая великая из всех битв на Земле, в которой с обеих сторон погибло более двух миллионов человек. Именно в эти дни испуганный участившимся отступлением войск Сталин издал знаменитый приказ № 227, зачитанный во всех частях армии. Он гласил: «Население начинает разочаровываться и теряет веру в Красную Армию, а многие проклинают Красную Армию за то, что она отдаёт наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток… Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину… Паникёры и трусы должны истребляться на месте…» Лозунг «Ни шагу назад» начал воплощаться в жизнь с создания заградотрядов, которые с пулемётами лежали за спиной сражавшихся частей и расстраивали отступавших или заподозренных в дезертирстве. Но пружина отступления всё же сжималась. Сталинград было приказано удержать любой ценой. Воины, вы слышите — любой! Советские газеты повторяли слова снайпера Василия Зайцева: «За Волгой для нас земли нет!» Бой шёл за каждую улицу города, за каждый дом. В конце октября Паулюс записывает в дневнике: «Сопротивляемость красноармейцев за последние недели достигла такой силы, какой мы никогда не ожидали…»

Немцы перешли от наступления к обороне. А 19 ноября началось советское контрнаступление: через четыре дня, разбив оборонявших фланги противника румын, войска Красной Армии сомкнули кольцо окружения армии Паулюса. Гитлер был вне себя: он приказал прорвать кольцо, подтягивал к Сталинграду подкрепления, организовал воздушный мост для снабжения армии боеприпасами и продовольствием и даже присвоил Паулюсу звание фельдмаршала, напомнив, что «ни один немецкий фельдмаршал не сдавался в плен живым». Великая битва закончилась в январе 1943 года капитуляцией и фельдмаршала Паулюса, и всей его армии. Из 280 тысяч окружённых только около 40 тысяч раненых и больных были эвакуированы по воздуху, а 91 тысяча (в том числе 24 генерала) попала в плен. Гитлер объявил в Германии трёхдневный траур…

Ленд-лиз

Надежды Гитлера на то, что давние идейные враги большевизма Черчилль и Рузвельт оставят Сталина в одиночестве, не оправдались. Ещё летом 1941 года на основании закона о ленд-лизе США предоставили СССР беспроцентный заём в 1 миллион долларов, а в октябре было подписано соглашение о помощи вооружением и продовольствием. Только с октября 1941 по июнь 1942 года СССР получил 3000 самолётов, 4000 танков, 20000 автомобилей и транспортёров. Помощь шла в основном северными морскими конвоями под охраной британского военного флота. Даже американскую тушёнку и шоколад военных лет иронически называли «вторым фронтом», намекая на отсутствие реальных боевых действий со стороны союзников в Европе. Но без этого «второго фронта» участь советской армии и мирного населения была бы ещё более тяжёлой.

Французское сопротивление

Франция к началу 1942 года была чуть ли не единственной страной Европы (не считая России), которая оказала серьёзное сопротивление оккупантам. Душой, опорой разрозненных групп сопротивления во Франции был генерал де Голль, председатель французского Национального комитета в Лондоне. И всё же до того момента, пока соблюдались условия шаткого, унизительного для Франции перемирия, это выглядело как самодеятельность отдельных патриотов. Но 11 ноября 1942 года гитлеровцы, больше не довольствуясь существованием в Виши (город в Центральной Франции) подконтрольного им «правительства» во главе с маршалом Петеном, заняли до той поры не оккупированную часть южной Франции. В то же время генерал Анри Жиро организовал проамериканскую группу Сопротивления, начавшую активную партизанскую войну с нацистами. Но движение Сопротивления ещё не приобрело массовый характер: партизаны взрывали немецкие комендатуры, разрушали концентрационные лагеря, нападали на военные эшелоны, освобождали пленных, которые сами после этого, как правило, шли в «маки». И только в следующем 1943 году представитель де Голля Жан Мулен создал Национальный совет Сопротивления, объединивший разрозненные отряды в достаточно мощное движение. У немцев появились серьёзные проблемы. Начались акции устрашения, карательные операции, но по мере наступления антигитлеровских войск партизаны во Франции действовали всё смелее. К слову сказать, в их рядах было довольно много не только наших военнопленных, бежавших или освобождённых из концлагерей, но и представителей младшего поколения Белой эмиграции — тех, кто бежал от большевиков во Францию.

Окончательное решение еврейского вопроса

20 января 1942 года в Берлине под председательством шефа Главной канцелярии имперской безопасности Р. Гейдриха состоялось совещание по проблемам «окончательного решения еврейского вопроса». Впрочем, эта проблема, если её можно было так назвать, уже несколько раз «решалась» гитлеровцами и в самой Германии и на оккупированных территориях. За полгода на территории СССР оперативными отрядами при группе армий «Центр» было уничтожено 45 467 евреев, при группе «Север» — 16 421 человек, при группе армий «Юг» — 95 000 и оперативным отрядом в Крыму — 92 000 человек. А с весны 1942 года евреев начали уничтожать в газовых камерах. Но самой массовой акцией весны 42-го была ликвидация 12 мая в газовой камере Освенцима 1,5 тысячи польских евреев. Всего же за годы Второй мировой войны нацисты уничтожили более 6 миллионов евреев — мужчин, женщин, стариков и детей, включая и грудных.

Покушение на Гейдриха

Рано или поздно главные нацисты Германии предстали перед миром на Нюрнбергском процессе во всём своём мерзостном виде и были повешены. Но шеф полиции и СС Рейгард Гейдрих до этого суда не дожил. Он был одним из самых жестоких и хладнокровных чиновников нацистской Германии. Приняв полную власть над Чехией и Моравией, он так «закрутил гайки», что волна террора заставила эмигрантское правительство Чехословакии в Лондоне принять специальное постановление о его «ликвидации».

Выполнить это решение должны были двое военных — ротмистры Ян Кубиш и Йозеф Габчик, которые ещё 28 декабря 1941 года были выброшены на парашютах в предместьях Праги. И вот 27 мая покушение состоялось — бомба Кубиша сделала своё дело — тяжело раненный Гейдрих сдох как бешеная собака 4 июня.

Гитлер был в бешенстве: он потребовал расстрелять 10 тысяч заложников, но неожиданно воспротивился заместитель Гейдриха в Чехии Карл Франк, хорошо знавший как всё наэлектризовано и опасавшийся всеобщего восстания. Тогда Гитлер решил ограничиться «показательным наказанием» — уничтожить наибольшее поселение Лидицу, близ Праги. Всё было выполнено в точности с указаниями Гитлера: 173 мужчин расстреляли, 196 женщин отправили в концлагерь, 96 детей увезли на «расовое исследование». После войны в живых из них осталось только 17 человек.

Генерал Власов и другие

Эту страничку 1942 года мы обойти не можем. Как случилось, что советский генерал оказался в рядах фашистских войск? Паталогия? Давайте попробуем разобраться.

«Лично генерал-лейтенант Власов в оперативном отношении подготовлен хорошо… С управлением войсками справляется вполне…» Так писал в боевой характеристике на будущего «предателя родины» Георгий Константинович Жуков. А Жуков в таких ситуациях ошибался крайне редко. И эта характеристика, и орден Красного Знамени, и звание генерал-лейтенанта достались Власову в январе 1942 года, когда он вместе с другими проявившими себя генералами участвовал в битве за Москву, руководил прорывом немецкого рубежа обороны и взятием Солнечногорска.

А в марте генерал Власов уже в должности заместителя командующего Волховским фронтом был направлен во 2-ю Ударную армию, положение которой было трагическим: армию соединял с основными силами только узкий, насквозь простреливаемый «коридор». У нового командарма не было ни сил, ни боеприпасов, ни резервов для того, чтобы соединиться со своими. В конце июня в войсках кончились боеприпасы и продовольствие. Бойцам пришлось разрозненными группами уходить от гитлеровцев. Около трёх недель плутал в лесах и генерал Власов, сопровождаемый сотрудниками своего штаба. А 11 июля в деревне Туховежи их выдал гитлеровцам местный староста.

В отличие от многих советских генералов, попавших в плен, Власов отлично представлял себе, что в гибели армии, пусть трагичной и безнадёжной, пусть не получившей поддержки, всё равно виноват командарм. Он понимал, что ждёт его в случае возвращения на родину. А главное — разуверился в грядущей победе СССР.

В Винницком лагере для военнопленных генералов он заявил о готовности бороться против Сталина. Было это решение следствием долго скрываемых убеждений или вынужденным шагом, сказать трудно. Андрей Власов с 1920 года был в Красной Армии, воевал с Врангелем, учился на военных курсах и в Академии им. Фрунзе, состоял в партии, был (по признанию сослуживцев) образцовым командиром и дисциплинированным большевиком. Сложись судьба его по-другому, быть бы ему среди генералов, штурмовавших Берлин или Кёнигсберг. Но…

Власов — фигура совсем не однозначная и в чём-то трагическая. Весной 1943 года он, например, выступая на митинге в Смоленске заявил: «Я не марионетка Гитлера!» Может быть, из-за показной «самостоятельности» генерала, а может быть, просто из чувства «арийского превосходства», главари Германии Власову не верили и к его идее организации Русской освободительной армии (РОА) относились скептически. А находившиеся в 1942—43 годах на службе в рядах немецкой армии почти полмиллиона русских и украинцев к Власову не имели никакого отношения, хотя их в нашей «исторической» литературе долго было принято называть «власовцами».

До конца 1944 года РОА фактически не существовала. Был просто генерал А. Власов и с десяток объединившихся вокруг него бывших советских генералов и даже партработников (В. Малышкин, Ф. Трухин, С. Буняченко, Г. Жиленков). Когда Гиммлер в конце 1944 года разрешил Власову объединить все антисоветские и националистические организации, было уже поздно.

Армия Власова участвовала в боях против советских войск только один раз — 13 апреля 1945 года, а потом отступила в Чехию (где Власов рассчитывал сдаться американцам) и, заключив соглашение с подпольщиками, активно помогала восставшей Праге. Но нет, однажды не пробившись с остатками 2-й Ударной армии к своим, тем самым совершив своё командармское преступление, потом, пойдя на второе, отрекаясь от генеральского долга, Власов уже не мог выбраться из предательской трясины. А помощь восставшей Праге… Ну как бы это сказать попросту: заметался кобель в мешке.

После вступления советских войск в Прагу большая часть «власовцев» ушла на территорию, занятую американцами, но те выдали и солдат, и их генералов союзникам. Из 50 тысяч «власовцев» избежать советского «чистилища» удалось лишь 10 тысячам.

Власова в Москве допрашивали в течение года, а летом 1946 года его и его приближённых по приговору суда казнили.

У войны свои законы, по которым измена Родине не может быть оправдана ничем.

Подготовил Эдуард ПОПОВ

(использованы тексты «Мира новостей»)