petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Ашхабадская катастрофа

36144(Рассекречено)

«…Когда земля сотрясётся до основания,

И земля извергнет бремена свои,

И человек скажет: «Что случилось с ней?..»
КОРАН

1948 год — это трагедия почти каждой семьи, жившей в Ашхабаде, десятков тысяч сельских жителей, не утихающая боль многих, кто ежегодно 6 октября направляется к могилам жертв той кошмарной ночи. Но что мы знаем об этой катастрофе? С одной стороны, ещё живы сотни, может быть даже тысячи очевидцев бедствия, написаны диссертация, брошюра и книга, исследования сейсмологов. С другой — до сих пор нет работ, раскрывающих обстановку тех лет в демографических подробностях.

Прошло уже 70 лет, очевидцев становится всё меньше и меньше. То, что видели и помнят они, знают сейчас немногие. А то, что писали они в своих письмах в редакцию газеты «Вечерний Ашхабад» как отклики на статьи «Нужна правда» и «Тайна 48 года», страна долгое время не знала. Сегодня мы обращаемся к историко-демографическому очерку Шохрата Кадырова «Ашхабадская катастрофа», изданному незначительным тиражом лишь в 1990 году в Ашхабаде.

В своё время заместитель министра здравоохранения СССР, главный санитарный инспектор Минздрава СССР Т.Е. Болдырев писал: «Все сохранившиеся в городе электрические часы остановились на отметке 1 час 09 минут. Начался страшный отсчёт времени 6 октября 1948 года.

В наступившей кромешной тьме несколько секунд слышался грохот разрушающихся зданий, треск ломающихся балок, грохот железа. Глухой шум, подобный глубокому тяжёлому вздоху, пронёсся по городу и тотчас наступила мёртвая тишина. Воздух наполнился густой удушливой пылью. Ни одного звука, ни криков о помощи, ни звуков животных — как будто бы под развалинами погибло абсолютно всё живое. Только спустя некоторое время появились первые признаки жизни — крики о помощи, стоны раненых, детский плач, причитания о засыпанных, погибших родственниках.

В кромешной тьме, в удушливой пыли все, кто выбрался из-под развалин или по счастливой случайности оказался вне зданий, спешили голыми руками откапывать своих детей, отцов, матерей, соседей…

Бурное утро 6 октября застало десятки тысяч людей лишёнными элементарных вещей. Чудом уцелевшие оказались почти голыми, одетыми только в нательное бельё. Люди не имели ничего, чтобы прикрыть своё тело.

У людей, находящихся в тяжёлом моральном ударе, наступила психическая реакция. Её можно характеризовать как состояние своеобразного ступора, выражавшегося глубокой замкнутостью, абсолютным безразличием к окружающему».

…Почти каждая семья в этот день имела умерших. Некоторые семьи погибли целиком. Тех из них, кто находился в поверхностном слое разрухи, выносили на дороги и укладывали рядами. Гробов не было, их просто некому и не из чего было делать. Часто хоронили прямо во дворах жилищ. Необходимы были вода и пища. Через сутки в город прибыли военные люди, были выданы продовольственные карточки на 20 дней. И всё же ашхабадцы оказывали посильную помощь пострадавшим. Раненые были эвакуированы в ближайшие города.

О количестве погибших сведений не было вообще никаких, и как результат — пошли слухи, что погибло более ста тысяч ашхабадцев. Это при том, что население города до землетрясения составляло 170 тысяч человек. Слухи и досужие сплетни стали просачиваться в зарубежную печать. Американцы предположили, что под Ашхабадом испытана мощная атомная бомба. Через несколько дней в городе появилось много корреспондентов. Однако в советской печати почти ничего конкретного не было. Из Москвы пришло указание свернуть работу журналистов. Их корреспонденции осели в кабинете члена Политбюро ЦК КПСС Георгия Маленкова. В воздухе повисла неизвестность, хотя о состоянии трагичных событий Маленкову докладывали каждые два часа.

Несколько позже самой катастрофы в редакцию газеты «Туркменская искра» пришло письмо от ветерана КПСС ашхабадца
В.Я. Богоявленского, который до землетрясения работал в техникуме советской торговли, а сразу после него — начальником орготдела Министерства торговли ТССР.

Вот его письмо в сокращении: «В Ашхабаде почти не осталось строения, годного под жильё и работу… Город и селения района были буквально стёрты с лица земли…

В печати (туркменской и зарубежной — Э.П.) в последнее время упорно повторяется версия, что число погибших ашхабадцев составляет 80 процентов. Это неправда. Она отдаёт «жареными» фактами, совершенно здесь неуместными о таком трагическом событии… Если бы в действительности из 5 человек ашхабадцев погибло 4 и в живых остался только один…, кто бы мог тогда возродить жизнь, производство в Ашхабаде? Помощь приезжих была велика, многие стали ашхабадцами, но дело сделали прежде всего коренные ашхабадцы, если бы этот костяк был численно мал, проблема Ашхабада была бы неразрешима… Достаточно точны были списки ашхабадцев, по которым были введены талоны на 20-дневное бесплатное питание».

Недостойно замалчивались и продолжают замалчиваться мужество и стойкость, а во многих случаях и героизм ашхабадцев, проявленные в момент бедствия и после него. Только безразличие, грубое и жестокосердное засекречивание Ашхабадской трагедии похоронило на многие десятилетия правду о 6 октября 1948 года.

Подготовил Эдуард ПОПОВ

(Использована брошюра «Ашхабадская катастрофа». Ашхабад. 1990)