petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

БУДЕМ ПОМНИТЬ ТЕБЯ, СТАРШИНА

120171101125040Он ведь тоже из «Бессмертного полка». Из тех сотрудников, что отдали жизнь за свою страну. За нас с вами… Как бы пафосно это ни звучало, суть здесь только такая. Забудем про них, заплативших страшную цену за наше сегодня и завтра — потеряем человеческий облик. Старшина милиции Андрей Цыганов, инспектор-кинолог Центра кинологической службы УВД ЮВАО г. Москвы, 1970 года рождения. При исполнении служебных обязанностей в 2000 году погиб в Чечне.
Что стоит за сухими строчками канцелярской выписки — лучше всех, наверное, знают его родные, друзья. Погибать в тридцать лет мужчине, у которого, казалось бы, впереди целая жизнь… Всем, кто его хорошо знал, до сих пор не верится, что прошло уже семнадцать лет как Андрея не стало.

Перекрёсток в Грозном

Тот сентябрьский день двухтысячного года мог бы затеряться в череде будней, не случись этой страшной трагедии. Сентябрь в Чечне — благодатное время. Ещё по-летнему тепло, природа сопротивляется осенней прохладе, урожай давно убран. Казалось бы, живи и радуйся!..

Как зафиксировано в сводке, 10 сентября в составе колонны, которая после выполнения боевого задания следовала по городу Грозному к месту временной дислокации, была и машина сводного отряда кинологов. В кузове «Урала» плечом к плечу с сослуживцами сидел и старшина милиции Андрей Цыганов вместе со своим служебным псом по кличке Майкл. Здесь, в Чечне, они оба уже успели освоиться, ходили на задания, словом, несли службу.

Как и все откомандированные сюда, в Грозный, для выполнения служебно-боевых задач в составе мобильного отряда МВД России сотрудники, старшина немного скучал по дому, по семье — где-то там, далеко, остались жена Елена, шестилетний сын Никита, родители. Однако служебные заботы сильно расслабляться не позволяли.

…Ближе к вечеру дневная духота начала спадать, дышать стало легче. Ровно в половине пятого вечера автомашина «Урал» с кинологами, следуя по маршруту колонны, выехала на перекресток Красноармейской и Первомайской улиц. Вокруг пустовато. Местного населения в это время в Грозном было ещё немного, многие опасались возвращаться в когда-то цветущий город. Разрушенные ещё недавними здесь боями дома зияли пустыми окнами. Там, за каждой кирпичной грудой, могла подстерегать опасность — в Чечне до полного спокойствия было далеко: всего несколько месяцев назад там погиб отряд пермского
ОМОНа, боевики стали применять новую тактику нападения — шахидские тараны на заминированных машинах, диверсионные группы боевиков постоянно искали возможность для удара из-за угла. Так что прибывшим сюда московским милиционерам автоматы нужно было держать всегда наготове.

Тем не менее жизнь есть жизнь, и всё время в режиме сжатой пружины человек находиться не может. О чём мог тогда думать старшина Цыганов, находясь в кузове милицейского «Урала»? Вряд ли это было что-то совсем уж оригинальное — обычно приходят мысли о доме.

Струнино

Городок Струнино во Владимирской области, где рос и учился Андрей, — совсем небольшой, но такой родной. После школы решил пойти в колледж, захотел выучиться на гравёра. Парень любил рисовать. А почерк у него был лучшим в классе, такая вот неожиданная для мальчишки особенность. Отучился на гравёра, а работать потом пошёл… в милицию, в местную. Служба вроде бы серьёзная, в чём-то даже строгая, а Андрей как был весёлым, жизнерадостным парнем, таким и в погонах остался. Про таких обычно говорят: душа компании.

Одно из самых сильных сохранившихся с детства увлечений — спорт. Друзья вспоминают, как он «завёл» их, взял, да и организовал спортзал. Сил и времени на это потратил уйму, зато результат был налицо, было чем гордиться и чем заняться в свободное время. И ведь никто его на это не уполномочивал, всё сам решил, сам и сделал. Самостоятельность была в его характере, основательность, такое ни за какие деньги не купишь, только по предназначению.

Струнино вроде бы и небольшой городок, но неожиданные чудеса в нём тоже случаются. Таким чудом стало знакомство Андрея с будущей женой. Вот ведь как бывает: и Андрей, и его будущая жена Елена жили не просто по соседству, а в одном доме. Сегодня такая уж жизнь, большинство из нас не знают не только людей из соседнего подъезда, но и соседей по площадке в лучшем случае только в лицо узнают. Вот и здесь так: жили рядом и вроде бы как в разных мирах.

Знакомство будущих супругов могло бы так никогда и не состояться, ведь не один год раньше бегали мимо друг друга и не замечали. А тут вот судьба. Елена с подругами стояла у подъезда, разговаривала. Подошёл Андрей, слово за слово, разговорились, познакомились, узнали, что в одном доме живут. Потом они ещё долго будут вспоминать тот случай, улыбаться и приговаривать: «Ну надо же, столько лет рядом жили и внимания не обращали на родного человека, не знали, что такое бывает, думали, что такое возможно только в книжках».

Поженились, началась семейная жизнь. Елена вспоминает: «Он светлый такой был, добродушный». А потом у них родился сын Никита, и это тоже было счастье. И казалось, что всё так и будет всегда. Андрей работал в милиции, сын рос, друзья были, любимая жена Лена рядом. Всё складывалось нормально, они вместе планировали своё будущее, воспитывали Никиту, радовались его успехам. Неподалёку жили родители Андрея, мама — врач, отец работал в лесном хозяйстве, все были живы-здоровы. Ну чего ещё может желать нормальный обычный человек в нормальном российском уютном городке?

Но вскоре в жизни начались некоторые перемены. У Андрея появилась возможность перевестись на работу в Москву. Тоже инспектором-кинологом, в Центр кинологической службы, в подразделение Управления внутренних дел по Юго-Восточному административному округу столицы. Посоветовался с женой, и на семейном совете решили: нужно соглашаться.

И вскоре Андрей Цыганов уже выходил на службу в столице. Семья осталась во Владимирской области, а Андрей оттуда ездил на работу в Москву. Концы неблизкие, зато в московской милиции служить было интересней, да и перспективы были другие. Хотя жить в таком ритме было непросто. Тем не менее вскоре все стали к новому распорядку привыкать, открылись другие возможности, а вместе с ними и планы на будущее.

Андрей работал, приезжал домой, играл с сыном, занимался накопившимися хозяйственными делами. А ещё у него была персональная любимица — немецкая овчарка. Считал, что это самая умная порода. Так и разрывался между двумя псами — один на работе, один дома. Обоих любил и холил. Все удивлялись: когда только успевает?

Между тем у старшины милиции Цыганова было действительно настоящее увлечение, о котором на работе уж точно не знали: любовь к рисованию привела к тому, что он стал писать иконы. Далеко не сразу всё получалось, да и чтобы написать настоящую икону, на которую будут молиться, сначала нужно было получить благословение. Но тяга была настолько сильной, что бросать это занятие Андрей не собирался, присматривался к работе других иконописцев и надеялся, что когда-нибудь напишет такую икону, что все будут изумляться представленному образу и, возможно, благоговеть.

Как человек увлечённый, Андрей хотел действительно успеть всё. И это не удивительно: талантливые люди талантливы во всём — и в работе, и в увлечениях. У них, кажется, и в сутках-то не 24 часа, а гораздо больше. Да и добрую память о себе они оставляют надолго, потому как есть что ценить, есть за что уважать и любить.

…В тот день 10 сентября 2000 года в Грозном в половине пятого вечера возвращавшуюся с боевого задания колонну атаковали сразу с нескольких сторон. «Урал», в котором ехал старшина Цыганов, стал главной мишенью бандитов. Кто-то из милиционеров успел выпрыгнуть из кузова и занять боевую позицию. А Андрей, заметив, откуда стреляют, несколькими очередями сумел подавить огневую точку. Однако среди бандитов был и гранатомётчик. Его выстрел из разрушенного здания оказался точным: попал как раз в кузов того самого «Урала». Старшина Цыганов, как потом напишут в донесениях, получил ранения, несовместимые с жизнью. Вместе с ним погиб и его верный служебный пёс Майкл.

Похоронили старшину милиции Андрея Ивановича Цыганова в Струнино, там, где он ходил в школу, дружил с ребятами, где встретил свою любовь — жену Лену. Это был страшный день для его семьи.

А потом наступили непростые годы. Оставшаяся смолоду вдовой, Елена должна была поднимать сына Никиту. И вырастила, и воспитала. Какой ценой — разве про всё расскажешь…

В Струнино Андрея Цыганова до сих пор помнят, не забыли. В школе № 10, где он учился, есть мемориальная доска в память о нём. Там ещё работают его учителя, которые рассказывают о погибшем старшине нынешним школьникам. Туда, чтобы возложить цветы, приходят его родители.

А на кладбище, где похоронен старшина, потом воздвигли в память о нём небольшую часовенку. Собирали деньги всем миром, церковь помогла.

Сын старшины милиции Андрея Цыганова Никита вырос, сейчас он учится в институте. Тот день, когда погиб отец, он помнит плохо — шестилетний ребёнок не всё тогда и осознавал. Когда стал взрослым, захотел побольше узнать об отце. Он нашёл тех, кто служил вместе с отцом, кто вместе с ним был в Чечне. Встречался, слушал их рассказы, жадно расспрашивал про любые мелочи, впитывал каждое слово.

Елена Цыганова с сыном живут теперь в Москве — спасибо руководству МВД. Вот только сегодня у неё есть проблема с устройством на работу. И если бы хоть кто-то откликнется и поможет ей — это было бы доброе дело. Если что, телефон Елены можно спросить в редакции.

Александр ДАНИЛКИН, фото из архива семьи Цыгановых