petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Две медали одной судьбы

120160523155418Продолжаем цикл публикаций о защитниках столицы. Сегодняшний рассказ — о ветеране Великой Отечественной, майоре милиции Елизавете ЖИЛЬЦОВОЙ, которая охраняла в военное время Московский метрополитен.
Когда тыл стал фронтом

Впервые встречаю женщину-ветерана, которая была награждёна сразу двумя медалями — «За победу над Германией» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Обычно первую медаль вручали фронтовикам, а вторую — труженикам тыла. Исключение из правил? Пожалуй, нет. В судьбе Елизаветы Жильцовой слились воедино и фронт, и тыл, ведь в 41-м Москва превратилась во фронтовой город.

120160524081510
Иван Жильцов
Когда началась война, Лизе было шестнадцать. Она училась в Московском кооперативном техникуме на товароведа.

— В воскресенье, 22 июня 1941 года, с подружками поехала отдыхать на ВДНХ, — вспоминает Елизавета Михайловна. — Мы гуляли по аллее и вдруг услышали по радиорупору, что Германия напала на Советский Союз. Растерялись, не знали, что делать. Решили вернуться в техникум. Потом в нём разместился госпиталь, и мы переехали в другое здание, но месяца два ещё учились. Немцы рвались к нашей столице. И вот однажды преподаватель объявил: «Все занятия отменяются, враг у стен Москвы». Вместо ручки пришлось взяться за лопаты.

Жильцова помнит, как женщины копали противотанковые рвы под Копотней. При налётах фашистской авиации укрывались в тех же траншеях. Бомбили и центр Москвы. Лиза иногда ночевала у тёти, которая жила на Маросейке. Как-то раз бомба взорвалась совсем близко от их дома. Когда бежала к бомбоубежищу, видела зарево пожаров над городом, в воздухе висела копоть, а вся дорога была усыпана битым стеклом.

— В самые первые дни войны погиб родной брат мамы, — говорит защитница столицы. — Дядя Миша был пограничником, служил в Белоруссии, первым принял вероломный удар немецких войск. Осенью 1941-го взяли в армию моего старшего брата — Петра Трофимова, ему тогда было 18 лет. В боях под Москвой он получил тяжёлые ранения, был контужен. Целый год о Петре мы ничего не знали. Оказывается, его отправили на лечение в Казахстан. Из госпиталя брат вернулся инвалидом.

В 1942 году, когда немцев отогнали от столицы, Елизавета всё-таки окончила техникум, сдала экзамены экстерном. С дипломом товароведа промтоваров её приняли в Московский областной союз потребительских обществ. Но по своей специальности она работала недолго. От МОСПО молодого сотрудника направили на трудовой фронт — в леспромхоз на Волге. Здесь в 1943-ем вели заготовку дров для нужд Москвы. Была поздняя осень, от холода руки и ноги у девчонок коченели, но они пилили лес, грузили неподъёмные брёвна на вагонетки. Многие здесь потеряли своё здоровье.

На охране красной линии

В московскую милицию 18-летнюю девушку направил Коминтерновский райком комсомола. 11 января 1944 года Елизавету Жильцову назначили милиционером 4-го отряда охраны метрополитена Управления милиции г. Москвы. Сразу дали звание ефрейтора РКМ. В её обязанности входило дежурство на станциях красной линии — «Сокольники», «Красносельская», «Комсомольская» и «Красные ворота».

— Днём мы сопровождали поезда, а ночью пропускали в тоннели рабочих-ремонтников, которые следили за состоянием пути, — рассказывает Елизавета Михайловна. — Были у нас и наружные объекты — вентиляционные шахты станций метро. Мы патрулировали прилегающие к ним улицы и дворы. На посту я стояла с винтовкой или револьвером. Время военное, всякое могло случиться.

Моя собеседница вспоминает, как однажды она бросилась в погоню за квартирным вором, который спрыгнул со второго этажа жилого дома. Хотела проявить геройство. Но потом сообразила, что пост нельзя оставлять. Диверсанты в любой момент могли подорвать шахту. Вернулась и, как положено, доложила о происшествии командиру отделения.

Елизавета старалась хорошо служить. ЧП во время дежурств не допускала, ей присвоили звание сержанта. В 1945 году, в конце войны, она уже исполняла обязанности командира отделения.

Надо сказать, что условия жизни постовых метро были тяжёлыми. В депо «Красносельское» была отведена комната для милиционеров, там и спали. Питались неважно. Получали хлеб по карточкам, на день было положено 400 граммов. Можно себе представить, какая была трагедия для Лизы, когда украли её хлебную карточку. Она выстояла, преодолела все невзгоды.

Интересуюсь у Елизаветы Михайловны, почему так и не стала товароведом. В советское время эта профессия была дефицитная.

— Милиция меня затянула, я к ней приросла, — объясняет пожилая женщина. — Пока мужчины не вернулись с фронта, никого по собственному желанию из правоохранительных органов не отпускали. А потом я набралась опыта, мне понравилось милицейское дело. Товароведом я уже не хотела быть, да и многое подзабыла, чему в техникуме учили.

Елизавета Жильцова охраняла Московский метрополитен семь лет. В 1951 году перешла на кадровую работу, которой посвятила почти полвека своей жизни, дослужилась до майора милиции. В 1983 году вышла в отставку с должности старшего инспектора Управления кадров ГУВД г. Москвы, но ещё до 2000 года трудилась на Петровке вольнонаёмным сотрудником. Примечательно, что в мирное время она была награждена медалью «За боевые заслуги».

Точно такую же награду получил на войне Иван Жильцов, супруг Елизаветы Михайловны. К сожалению, фронтовик-милиционер ушёл из жизни. Иван Яковлевич участвовал в штурме германской столицы. На стене Рейхстага написал: «Я здесь тоже был. Жильцов. 2 мая 1945 года». А через пять лет они поженились. Два участника величайших битв — за Москву и Берлин.

Александр РОМЕНСКИЙ,

фото из архива ветерана,

рисунок Николая РАЧКОВА

Номер 20 (9523) от 7 июня 2016г., История Победы