petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ФРОНТОВИК, СЫЩИК И ПИСАТЕЛЬ

60736
Владимир Чванов
В зале славы Музея истории Московского уголовного розыска, в разделе экспозиции о муровцах-фронтовиках, есть портрет участника Великой Отечественной войны, полковника милиции Владимира Фёдоровича ЧВАНОВА — орденоносца, заслуженного работника МВД СССР. Доблестному защитнику нашей державы, ему выпала на редкость яркая, насыщенная многими памятными событиями судьба. И это — судьба человека из великого поколения победителей, каждый из которых в своей жизни рукодствовался главным девизом, призывно звучащем и в популярной советской песне: «Раньше думай о Родине, а потом о себе».    
В рядах действующей армии

Владимир Чванов, родившийся 2 июня 1921 года, в Красной Армии выполнял ратный долг с 1940-го. Находясь в составе действующей на Западном фронте, стрелок 289-го стрелкового полка Чванов с первых дней войны участвовал в боях с гитлеровцами. Ему довелось сражаться с оккупантами под Борисовом, Оршей, Смоленском и на некоторых других сложных участках передовой.

24515
Удостоверение старшего оперуполномоченного
1­го отдела Управления МУРа
Владимира Чванова. Ноябрь 1955 год
Однако вскоре красноармеец получил ранение, и с 21 августа по 6 сентября сорок первого находился в батальоне выздоравливающих 47-го запасного стрелкового полка. Признанный годным к нестроевой службе, воин вернулся в своё армейское подразделение и пробыл в его рядах до декабря 1941 года.

Затем, после демобилизации, Владимир Чванов с апреля 1942-го являлся помощником оперативного уполномоченного ОУР Дзержинского РОМ города Москвы. В дальнейшем, с февраля 1944 года, Владимир Фёдорович занимал должность старшего оперуполномоченного Московского уголовного розыска Управления милиции столицы.

С февраля 1946-го он, перспективный сыщик, являлся начальником отделения уголовного розыска 20-го отделения милиции города Москвы. А в августе того же года был переведён в аппарат МУРа — старшим оперуполномоченным 3-го отдела Управления уголовного розыска УМ (Управление милиции) города Москвы. Позднее, в 1955-м, милицейского офицера Чванова переназначили на ту же должность, но уже в другое структурное звено управления — 1-й отдел Московского уголовного розыска.

77622
Полковник милиции В. Чванов (первый слева)
с сотрудниками 5­го отдела УУР МВД СССР
Между прочим, до наших дней сохранился очень интересный документ — удостоверение, которое 23 ноября пятьдесят пятого года, как значится в этом оригинале-раритете, выдало Управление МУРа (Управления милиции г. Москвы УМВД по Московской области):

«Старший лейтенант милиции тов. ЧВАНОВ Владимир Федорович состоит на службе в 1 отделе Управления Московского уголовного
розыска».

Практик сыска

В характеристике на старшего оперуполномоченного 3-го отдела Управления угрозыска Владимира Чванова, которого представили к награждению знаком «Отличник милиции», отмечено в частности: «...В 1962 году совместно с группой, которую он [майор милиции] возглавляет, раскрыто 52 уголовных преступления...».

Впоследствии, с 1967 года, Владимир Фёдорович продолжил службу в Управлении уголовного розыска МВД СССР. Летом 1977 года полковник милиции Чванов был выдвинут на должность начальника отдела «А» УУР министерства. Разумеется, это назначение было обусловлено очередными профессиональными достижениями старшего офицера-оперативника, что подтверждается, например, подписанным в июле 1977-го начальником Управления уголовного розыска МВД СССР генерал-майором милиции Игорем Карпецом служебным характеризующим документом на подчинённого:

«...Умеет и любит работать над раскрытием конкретных преступлений. Бывая в командировках, оказывает квалифицированную помощь аппаратам УУР, ОУР МВД, УВД. Линию своей работы знает отлично...».

Осенью 1978 года полковник милиции Владимир Чванов получил Почётную грамоту Министерства внутренних дел СССР «за достигнутые успехи в работе и в связи с 60-летием советского уголовного розыска».

Сама по себе красноречива и шутливая благодарная надпись, сделанная коллегами оперативника-руководителя на оборотной стороне коллективного снимка:

«Дорогому Владимиру Фёдоровичу от всех, кто так привык прятаться за Вашей спиной, на добрую память о нашей работе.

С искренним уважением сотрудники 5 отдела УУР МВД СССР».

Для практика сыска продолжительная служба в органах внутренних дел завершилась в 1984 году в ведомственном научно-исследовательском институте, где Владимир Фёдорович по итогам работы за 1981-й был занесён на Доску Почёта ВНИИ МВД СССР.

«След для аналитика»

Об участии вместе с коллегами-муровцами и уральскими оперативниками в раскрытии резонансного «свердловского дела» (по происшедшей в январе 1964 года зверской расправе с семью жертвами в особняке на улице Крылова в областном центре) и совершённого ранее убийства сотрудника органов внутренних дел Владимир Чванов подробно рассказал в своей статье «След для аналитика», опубликованной в журнале «Милиция» в № 3 за март 1998 года.

А в книге «Тихая сатана. Кража. Сенсаций не будет» (Москва: «РИПОЛ КЛАССИК», 2003), в завершающей части этого литературно-художественного издания — она озаглавлена «Вместо эпилога», автор-сыщик счёл важным и необходимым особо выделить именно тот непростой служебный выезд в Свердловск:

«...Тогда, когда я ехал в командировку [...], нас [бригаду муровцев] срочно вызвали на Урал для раскрытия особо тяжкого преступления. Была убита целая семья. Даже мы, много повидавшие на своем веку, ужаснулись размаху жестокости. Преступление раскрыли быстро.

Мне досталось брать Германа Патрушева, двадцатишестилетнего кряжистого парня с большими тяжелыми руками.

Мы знали, что у Патрушева есть оружие.

Подъехав к одноэтажному деревянному дому на заснеженной улице, мы подошли к двери нужной нам квартиры.

Дверь была обита серой мешковиной. Тусклая лампочка освещала старую медную ручку и почтовый ящик с наклейками выписываемой периодики: «Здоровье», «Уральский рабочий», «Пионер»...

За дверью раздавался детский говор и смех взрослого мужчины: отец играл с сыном.

Дверь оказалась то ли хлипкой, то ли незапертой: поддал плечом, и она открылась.

Я оказался в кухне. Следом за мной вошли майор Кривенко и подполковник Барабаш.

У плиты стоял человек в голубой майке. У его ног путался мальчик лет трех, удивительно похожий на отца.

Патрушев вздрогнул, резко обернулся к плите.

На плите кипел большой эмалированный чайник. Литра на три, никак не меньше. Он схватил его.

Кипящий чайник в руках Патрушева мог стать страшным оружием, но Патрушев замешкался — и чайник отлетел в угол. В уголовном розыске учат кое-каким приемам. А жизнь добавляет опыта. В данном случае сложность состояла в том, что чайник надо было выбить так, чтобы выплеснувшимся кипятком не ошпарило ребенка. Сам Патрушев, спасая себя, не подумал о своем трехлетнем сыне.

Другие работники в тот же вечер задержали остальных преступников — Арнольда Щекалева и двух братьев Коровиных, Владимира и Георгия.

...За эти несколько тяжелых дней я вновь оказался лицом к лицу с преступлением. И хотя в моей практике оно было далеко не первым, все, что может испытать человек в минуту встречи с дикой бесчеловечностью, вновь поднялось в моей душе. Я снова и снова думал о нелегкой, невозможной жизненной ситуации, когда один человек в силу ли беспринципности, извращенности или явного зверства посягает на жизнь другого.

Все четверо преступников недавно освободились из заключения. У них были солидные сроки. У братьев Коровиных и Патрушева — по десять, у Арнольда Щекалева — шесть лет [лишения свободы].

Почему, едва отбыв наказание, они планомерно и скрупулезно подготавливали новое преступление? Уж в ком-ком, а в них должен был быть страх и перед тюрьмой, и перед законом. Они убедились, что закон суров. Страх наказания, на который [...] еще уповают многие, их не остановил. [...]

И если суд приговаривает преступника к самому суровому наказанию, как это было в случае с Патрушевым и его помощниками, — это не жестокость. Это точно отмеренная, заслуженная кара за количество принесенного в мир зла. [...]

Я видел в моей жизни немало людей, нравственно абсолютно нищих, бесконечно жестоких, не испытывающих после самых страшных деяний, пожалуй, ничего, кроме страха возмездия. Но, несмотря на это, не потерял веры в человека. [...]

Признаюсь, я мог бы рассказать и о делах весьма сложных, потребовавших серьезных усилий многих моих товарищей по работе, но я не стал говорить о «сенсационных» преступлениях. Не они определяют основной смысл работы уголовного розыска».

В лаконичной издательской аннотации к данной книге написано:

«Владимир Чванов — полковник милиции, «старший сыщик», как было записано у него в личном деле, известный писатель. В книге представлены его известные криминальные повести «Тихая сатана», «Кража» и «Сенсаций не будет», в которых читателя поражает профессиональное знание предмета: чувствуется 45-летний опыт оперативной работы...».

Орден за образцовое исполнение долга

Когда Владимир Фёдорович трудился на Петровке, 38, то был непосредственным участником раскрытия краж из квартир артистов Большого театра – оперного певца (баса) и педагога Марка Рейзена, балерины, балетмейстера и балетного педагога Суламифи Мессерер, балерины Екатерины Гельцер, скульпторов Евгения Вучетича, Веры Мухиной и других очень именитых людей. В 1969 году скульптор-монументалист Евгений Викторович Вучетич, участник Великой Отечественной войны, в знак признательности нарисовал портрет Владимира Фёдоровича Чванова, так как был очень впечатлён проявленным им сыскным искусством. На обороте этой по-своему замечательной работы, подаренной сотруднику угрозыска в апреле 1973 года, народный художник СССР оставил благодарный автограф: «Владимиру Фёдоровичу Чванову — с любовью, чрезвычайным уважением и самыми наилучшими пожеланиями. Именно таким, как Вы, я и представляю себе нашего советского сыщика».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 ноября 1977 года Владимир Фёдорович Чванов награждён орденом Красной Звезды «за образцовое исполнение служебного долга». Кроме того, есть у фронтовика-сыщика и другие награды, в том числе — две медали «За боевые заслуги» и медали «За оборону Кавказа», «За победу в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», «50 лет советской милиции».

Владимир Чванов был отмечен дипломом Союза писателей СССР за 1982 год. Престижную творческую награду он, тогда ещё действующий сотрудник органов внутренних дел, получил по итогам Всесоюзного конкурса МВД СССР и Союза писателей СССР: за создание литературного произведения – повести «Кража». Позже в разных издательствах был выпущен в свет целый ряд книг этого талантливого автора-самородка – ветерана угрозыска, члена Союза писателей России.

Как сообщил трудившийся в Институте физических проблем Академии наук СССР Владимир Николаевич Львов, его дядя, кавалер ордена Красной Звезды Владимир Фёдорович Чванов, умер 18 марта 2008 года и похоронен на старом кладбище в деревне Захарово (в составе сельского поселения Захаровское) Одинцовского района Московской области.

Александр ТАРАСОВ, фото из личного архива Владимира ЛЬВОВА