petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 49 (9601) от 26 декабря 2017г.

«ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА — СОХРАНИТЬ ОХОТХОЗЯЙСТВА»

1101028В нашей гостиной сегодня — заслуженный работник охотничьего хозяйства России, генеральный директор дирекции охотничьих и рыболовных хозяйств МГО ВФСО «Динамо» Евгений Ершов. Он ответил на вопросы, которые волнуют многих охотников.
—Евгений Алексеевич, какие сейчас есть охотничьи базы у вашей организации, на какую дичь там можно поохотиться?

— В наших четырёх охотхозяйствах имеются шесть баз, которые могут принять в общей сложности 160 человек. Объекты находятся на границе области, где природа сохранилась лучше всего. По Киевскому шоссе в Апрелевском охотхозяйстве находится база «Нара», по Дмитровскому шоссе в Темповском охотхозяйстве — базы «Карманово» и «Кутачи», по Горьковскому шоссе во Владимирской области в охотхозяйстве «Динамо» располагаются базы «Марково» и «Сеньга». Примыкающее к нему с юга Петушинское охотхозяйство, расположенное уже в Московской области, имеет базу «Дорофеево». Охотники и рыболовы — народ, как правило, непритязательный к сервису и удобствам. Главное, чтобы имелись элементарные удобства: возможность переночевать в нормальных условиях, просушиться, отдохнуть и пообщаться с друзьями, приготовить еду. То есть, нужна крыша над головой, кровать, тепло, вода, электричество, газ. Ну и, желательно, — банька. Всё это есть, и большинство баз достаточно хорошо благоустроены и оснащены. Плата за проживание — 300-500 рублей в сутки за человека (есть скидки), и её можно считать символической, так как затраты самих охотхозяйств окупаются не более чем на 10-15 процентов, а обычно ниже. Не следует забывать, что оборотная сторона отличного сервиса — это высокие цены. Обычно же хочется сервис получше, а цены пониже. Тут следует иметь в виду, что организация любых услуг в отдалённых и небольших базах, да ещё с продолжительными периодами простоя в межсезонье, обходится на порядок дороже, чем в крупных поселениях. Обычный посетитель это редко осознаёт и зачастую простодушно требует предоставления «элементарных» (для города) удобств и за «справедливую» цену.

Да и некогда же охотникам особенно расслабляться, ведь большинство охот на утренней зорьке начинается с первых проблесков рассвета, а вечерняя зорька продолжается до темноты. Поэтому обычно пользование охотбазами происходит урывками и краткосрочно. В охотхозяйствах охота проводится на копытных животных и массовые виды дичи, в зависимости от сезона и времени года. На крупного зверя преимущество отдаётся первичным коллективам, партнёрам и лицам, оказывающим помощь охотхозяйствам. Социальные цены низкие, а половину лицензий своим помощникам мы вообще отдаём бесплатно. Охота на лосей производится способом загона, а на кабанов — только с капитальных вышек, которых у нас около 50 штук. Достаточно мест выделяется и для массовых индивидуальных охот. Самая массовая у нас проводится в Петушинском охотхозяйстве (база «Дорофеево»), где настоящий рай для водоплавающей дичи на обширных торфяных карьерах. Это одно из лучших мест в области для этой популярной охоты.

— Как удалось сохранить динамовские угодья в это непростое для охотничьей отрасли время?

— Полностью сохранить угодья нам, к сожалению, не удалось. Так, в связи с беспрецедентным расширением Новой Москвы до границ Калужской области мы потеряли 30 тысяч гектаров прекрасных угодий Апрелевского охотхозяйства, которые по массовости и посещаемости уступали только Петушинскому «утиному» охотхозяйству, а по добыче копытных животных стояли на первом месте. Невосполнимая потеря.

Самые «важные» охотничьи угодья России имеются в столичной области, более 80 процентов угодий там находятся у общественных организаций. Одним из важных условий сохранения угодий является уровень ведения охотничьего хозяйства в них. Если раньше бывший охотпользователь при нормальной работе практически автоматически продлевал охотпользование на очередные 10 лет, то сейчас после окончания срока пользования угодья должны выставляться на пошаговый аукцион (кто больше заплатит) всем желающим. И срок охотпользования установлен уже не на 10 лет, а от 20 до 49 лет. А желающих богатых претендентов в Московском регионе будет много. Состязаться с финансовыми гигантами никакое охотобщество не сможет. Мы надеемся, что в будущем на конкурсах по угодьям будут учитывать и такой показатель, как количество обслуживаемых охотников и рыболовов. Вот тут уже нам не будет равных.

— Воспитать собаку, верного помощника в охоте, — непростая задача. Можно ли охотнику рассчитывать на помощь специалистов-кинологов?

— Добычливость охоты при наличии обученной собаки многократно возрастает, ну а об эмоционально-эстетической составляющей даже говорить нечего. Да и дома, в семье, где охотников редко когда по-настоящему понимают, будет хоть один искренний почитатель, полностью разделяющий и поддерживающий их увлечение. А это дорогого стоит…

Наиболее популярными в последнее время становятся подружейные собаки: легавые, спаниели, ретриверы, предназначенные в основном для охоты по пернатой дичи.

В охототделе Московской городской организации Общества «Динамо» давно действуют и высоко котируются секции охотничьих собак —  в основном по работе с подружейными собаками. Проводятся многочисленные кинологические мероприятия: выставки, испытания, состязания. Организуются группы подготовки молодых собак, ведётся племенная работа. В динамовском активе достаточно солидный контингент судей и экспертов, а в штате нашего отдела работает опытный специалист-кинолог.

— Какие задачи, на ваш взгляд, надо считать первоочередными?

— Сейчас главная задача — сохранить охотхозяйства, охотбазы, первичные коллективы и достойный уровень ведения охотхозяйств. Это основа, с помощью которой можно продержаться в трудные времена и сохранить для людей те бесценные природные богатства, которые получило «Динамо» несколько поколений назад.

Сергей СТРАДАЛОВ,

фото из архива Евгения ЕРШОВА