petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ИСТОРИЯ ОДНОГО ОПЕРА


Живой легендой отдела МВД России по Пресненскому району и УВД по ЦАО является Алексей Алексеевич Пель-Дмитриев, который скоро отпразднует 80-летний юбилей, 35 лет 6 месяцев и 11 дней из которых отдал службе в органах внутренних дел.

 

Он коренной москвич, родился 8 апреля 1933 года на Арбате, в роддоме Грауэрмана. Когда ему было примерно 2—3 года, умер отец — сценарист и режиссёр «Межрайпромрусьфильма». Впоследствии сын пытался узнать, над какими фильмами работал отец, но практически ничего не удалось разыскать — только где-то зацепилось название «Механический предатель» начала 1930-х годов, где режиссёром был Алексей Пель-Дмитриев.

В 1941 году Лёше исполнилось 7 лет, и 1 сентября мальчик должен был пойти в школу. Но 22 июня началась Великая Отечественная война. Все размышления парнишки сводились тогда к строчкам популярной песни: «Если завтра война, если завтра поход…» Лёшу распирала жажда деятельности, поэтому в первый же день попросил у соседки вату, марлю и сделал себе маску для дыхания, смочил её водой… Этому научили ещё в детском саду: будут газовые атаки — надо дышать только через такую маску, чтобы не отравиться. А ещё он приготовил собственное оружие для фашистов, в пузырёк напихал и налил всё самое, на его взгляд, ядовитое: чернила, дохлых мух, касторку, ещё какую-то гадость, и этим собирался травить врагов.

С 1952 по 1955 годы Алексей обучался в Саратовском училище МГБ (Министерство государственной безопасности), где курсантов готовили для борьбы с бендеровцами на Украине и остатками банд, рассеянными после Великой Отечественной войны. Но к середине 50-х необходимость в этом отпала и выпускникам предложили идти служить в подразделения Министерства внутренних дел. Их тогда спросили, кто куда хочет отправиться. Алексей Алексеевич с юмором ответил, что желает на родину. Его похвалили за такое рвение и поинтересовались, где же находится его родина. Он ответил: «На Арбате». Так Пель-Дмитриев пришёл служить оперуполномоченным отдела уголовного розыска 43-го отделения милиции, которое обслуживало территорию нынешнего Пресненского района.

На первом году службы с ним произошёл неординарный случай. Тогда за всеми сотрудниками закрепляли на постоянное ношение оружие. Однажды вечером он гулял в сквере недалеко от Ваганьковского кладбища, где увидел, что военный патруль бегает за солдатом и не может его догнать. Подойдя к ним, узнал, что «срочник» совершил какое-то правонарушение и не подчиняется приказу патруля остановиться. Алексею Алексеевичу удалось загнать парня в форме в угол, но тот стал кидаться на него с ножом. Размышлять было некогда — пришлось применить табельное оружие, и с первого выстрела солдат был застрелен. Оглянувшись, опер не увидел военного патруля, поэтому решил позвонить в свой отдел с телефонного аппарата. Пришлось бежать до ближайшей телефонной будки. Уже смеркалось, и люди с опаской озирались на молодого человека, переговариваясь: убийца… И вот когда Пель-Дмитриев возвращался от будки, то увидел стреляющего в него милиционера. Пуля попала в живот, и опера с ранением отвезли в институт Склифосовского, где врачи констатировали: в войну с таким ранением не выживали, потому что не было пенициллина. Вдобавок к этому, свои же коллеги возбудили в отношении Алексея уголовное дело по обвинению в убийстве и передали для расследования в прокуратуру. В следственном отделе переквалифицировали действия сотрудника милиции на превышение самообороны. Следователь успокаивал: «Не переживай, скорее всего дадут года два условно». Но Алексей Алексеевич был настроен по-боевому и в Мосгорсуде выступил с яркой речью о том, что в экстренной ситуации, когда на представителя власти нападают с ножом, — приходится применять оружие, и если бы это вновь повторилось, он поступил бы точно так же. Судья вынесла оправдательный приговор. А наш герой вновь приступил к исполнению служебных обязанностей.

А.А. Пель-Дмитриев вспоминает одно из многочисленных раскрытых им преступлений. Убили частного фотографа, его нашли мёртвым в своей квартире. Украли совсем немного, что наводило на подозрение. Милиционеры опросили соседей, знакомых, вызвали на допрос сына. Алексей Алексеевич очень тщательно беседовал с ним, думал, может, отпрыск решил расправиться с отцом из-за жилья. Мужчина оказался передовиком производства и никак не смахивал на преступника.

В одном из ломбардов обнаружили похищенный из квартиры убитого серебряный поднос. Сотрудник ломбарда подробно описал приметы клиента. Проверяли всех, кто переступал порог дома, в котором произошло убийство, но на след убийцы так и не вышли. И вот ровно через год сын вспоминает, что в день убийства к отцу заходил один знакомый, чтобы повесить люстру. Поехали к нему домой — и точно, приметы, описанные сотрудниками ломбарда, сходились. Мужчина не стал отпираться, просто спросил: «За мной приехали? Я вас давно ждал».

Алексей Алексеевич считает, что сотрудник правоохранительных органов должен быть честен со всеми, в том числе и с теми, кто находится на противоположной стороне баррикад. За это Пель-Дмитриев пользовался уважением практически всего населения района. Был легендарный случай. Когда брали вооружённого преступника, закрывшегося в доме, Алексей Алексеевич подошёл поближе и спросил:

— Васька, это ты что ли? Выходи.

И тот вышел, держа нож в руках.

— А вот нож брось, а то поцарапаешь кого-нибудь случайно.

И тот бросил.

А было всё просто: задержанный знал сыщика ещё с тех времён, когда сам был подростком, а тот — взрослым человеком, пользовавшимся уважением. И вот когда парень повзрослел, сохранил это самое уважение к человеку, который всегда держал слово и не сделал ничего плохого ни одному невинному человеку.

 

Андрей ОБЪЕДКОВ

Номер 12 (9368) 3 апреля 2013 года, Ветеран