petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

К вам едет ревизор

1175954День контрольно-ревизионной службы МВД России отмечается 28 апреля. Год её образования — 1936-й. О сегодняшних реалиях этой службы мы беседуем с начальником Контрольно-ревизионного управления ГУ МВД России по г. Москве полковником внутренней службы Всеволодом Белкиным.
–Всеволод Николаевич, вашему управлению дано право проверять все полицейские структуры. А вас кто-нибудь проверяет?

— Конечно. Наше профильное управление Министерства внутренних дел — КРУ МВД.

— И насколько регулярно проходят проверки?

— Раз в два года.

— А последний раз какой был результат?

— КРУ МВД проводит ревизию всего главка в целом. Обычно это происходит в феврале-марте. В процессе ревизии оценивается и наша работа.

— Ну а замечания в адрес вашего КРУ?..

— Конечно, бывают. Но что важно: никаких явных провалов, тем более ЧП в нашей работе зафиксировано не было. Во всяком случае, с 2011 года, когда я возглавил управление. И мы очень стараемся, чтобы замечаний в наш адрес было как можно меньше.

— Одна из основных задач тех, кто работает в главке, — борьба с преступностью. А какой вклад КРУ в эту борьбу?

— Прежде всего, материалы по нашим проверкам, где выявляются возможные коррупционные составляющие или просто реальные убытки, понесённые федеральным бюджетом в результате действий конкретных должностных лиц, мы направляем в Управление собственной безопасности главка. Практически каждый материал, который мы направляем в УСБ, после проверки отправляется в подразделения Следственного комитета. В этом году одно уголовное дело уже возбуждено.

— Какая ревизия в вашей практике была самой необычной и даже удивила вас?

— Этот случай в своё время получил достаточную известность. Дело было в 2011 году. Тогда существовало Федеральное государственное унитарное предприятие «Охрана». По результатам нашей проверки было возбуждено уголовное дело о нанесении федеральному бюджету ущерба более 400 миллионов рублей.

— А сегодня удаётся выявлять подобные крупные аферы?

— Таких сумм конечно нет, но по своему составу нарушения остались всё те же: переплаты, необоснованные оплаты по заключённым контрактам — оплачиваются невыполненные работы и неоказанные услуги. Мы всё это выявляем, фиксируем и подсчитываем нанесённый ущерб, а следствие потом разбирается.

— Может быть, назовёте подразделения, где больше всего этим грешат?

— Могу лишь сказать: переплаты и недоплаты денежного довольствия, к сожалению, характерны практически для всех УВД по административным округам. Только что мы закончили ревизию УВД по ТиНАО. Как только это подразделение оказалось в составе столичного главка, мы и Центр финансового обеспечения выявили там грубейшие нарушения в работе бухгалтерии. Как выяснилось, за 5 лет ситуация не изменилась, наша недавняя ревизия выявила просто недопустимые факты. Теперь предстоит самый серьёзный разговор, будет проведена служебная проверка по выявленным нарушениям.

— О чём конкретно идёт речь?

— О работе бухгалтерии. Выплаты сотрудникам там производятся без подтверждающих документов. Это даже трудно представить в нынешнее время: в бухгалтерии лежат ведомости на выдачу зарплаты без росписи сотрудников о её получении, выявлены факты присвоения денежных средств, их неправомерного списания.

— «Горячая линия» вам реально помогает, или вы работаете только по своему плану?

— Основа для нас, конечно, это план, а все внеплановые проверочные мероприятия только по поручению начальника главка — мы подчиняемся непосредственно ему, больше никому.

— А как насчёт «телефонного права»: позвонить вам и попросить «этих не трогать»?

— Я что-то не припоминаю таких примеров. Возможно, потому, что все знают, что это на меня действует как красная тряпка на быка. Я почти семь лет возглавлял Инспекцию по личному составу главка, и те, кто тогда работал со мной, прекрасно знают эту мою особенность. Лучше не давить — у меня на это сразу реакция возникает.

— А в «горячей линии» бывает для вас ценная информация или в основном про пустяки говорят?

— Случается, что конкретные и очень дельные вещи сообщают. Например, о злоупотреблениях при списаниях бензина. Мы и сами очень тщательно проверяем это направление, но если нам звонят и советуют проверить в этом плане конкретное подразделение, то, конечно, это сделаем. Когда мы работаем в подразделении, обычно вывешиваем табличку: «Здесь работают ревизоры ГУ МВД России по г. Москве». И к нам обращаются.

— Откуда набираете кадры в ваше управление?

— Специфика такова, что просто «с улицы» человека не возьмёшь. У нас есть твёрдый костяк. Если квалифицированный специалист уходит на пенсию, мы стараемся его сохранить в качестве вольнонаёмного. Очень достойное пополнение, кстати, приходит к нам вот уже несколько лет из Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя.

— В вашем подразделении большинство — женщины. Но они ведь ещё и сотрудники МВД. Выходят они на работу во время усиления?

— Выходят, и преступников задерживают тоже. Во время операции «Заслон» наша сотрудница Ирина Грошева вместе с участковым задержала угонщика. Если раньше у нас в управлении профессиональным полицейским навыкам как-то не очень внимание уделялось, то теперь наши женщины многое умеют: и стреляют с удовольствием, и бегают, и азы самообороны освоили.

— Если сравнить сотрудника КРУ 1936 года и сегодняшнего, чем они отличаются?

— Мышление другое. Если говорить о нашей специфике, то сегодня изменились и методы ревизионной работы, и методы хищений. Кстати, сейчас от многих несведущих людей можно всё чаще услышать, что вот тогда, дескать, «был порядок». Это заблуждение. И воровали, и расхищали. Вспомните существовавшую с 1942 по 1952 годы (10 лет!) фальшивую воинскую часть, «командиром» которой был некий Н.М. Павленко. Так что авторитарный режим вовсе не панацея от финансовых и хозяйственных преступлений.

— Работа сотрудников КРУ связана с командировками. Как осуществляется руководство подчинёнными в этих ситуациях?

— Мы ежедневно утром и вечером на связи, в том числе и на видеосвязи, они докладывают о проделанной работе. А о работе за неделю докладывают старшие ревизионных групп. Да и я стараюсь по мере возможности бывать на всех ревизиях.

— Как вам работается с руководителями подразделений в округах?

— Они очень разные. Одни считают нужным проконсультироваться, прежде чем принять какое-то решение. Другие рубят сплеча, без оглядки на законы и правила, третьи вообще всё пускают на самотёк. Для приведения таких в чувство у нас есть административный ресурс: докладываем начальнику главка о выявленных нарушениях и наши предложения по принятию мер к конкретному человеку.

— О проверках вы всегда предупреждаете заранее?

— У нас есть годовой план проведения ревизий, он не секретный. Кто хочет знать, тот заранее интересуется: когда приедем, как лучше подготовиться, сколько кабинетов выделить для работы и т. д. А есть такие руководители, которые не хотят осознавать свою ответственность, считают, что финансово-хозяйственной деятельностью должен начальник тыла заниматься. Но сейчас начальники тыла — даже не заместители начальников окружных УВД, к тому же у них иногда профессиональный уровень крайне низкий. Именно поэтому мы в своё время внесли предложение: назначать тыловиков только после согласования с КРУ.

— Если сравнить сегодняшнюю ситуацию и пятилетней давности — есть изменения в работе вашего управления и всего главка?

— Есть. В лучшую сторону. Если бы это было не так, то грош цена нашей работе. Нарушений становится меньше. Тем не менее после каждой ревизии выявляются какие-либо недочёты, замечания. Так что, работы хватает.

Александр ДАНИЛКИН, фото Александра НЕСТЕРОВА