petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

МЫ ПРОСТО ДЕЛАЛИ СВОЮ РАБОТУ, ИЛИ В БОЙ ИДУТ «СОБРЫ»

31 646Есть люди, судьбы которых, как яркая книга. Какую страницу ни откроешь, перед тобой события эпохи, часто — драматические, и в энергии времени переплетены настоящее, будущее и спасённые жизни людей. О Юрии Анатольевиче Женченко, кавалере боевых орденов «За личное мужество» и «Мужество», подполковнике милиции сразу и не подумаешь, что он человек героической судьбы. Предельно скромный, открытый и сразу располагающий к себе. 
Первое, что он попросил, когда мы перешли на «ты», начать материал с упоминания о недавней традиционной встрече руководства главка в зале приёмов с сотрудниками гарнизона, получившими ранения и травмы при выполнении служебных обязанностей, где присутствовал он тоже.

Не просто служба — образ жизни

1 1
Юрий Женченко с протоиереем отцом Александром
(Трепыхалиным) — на Трубной площади у
Памятника Благодарная Россия — солдатам
правопорядка, погибшим при исполнении
служебного долга.
По большому счёту в жизни ничего случайно не происходит. Призывника Женченко направили служить в погранвойска, а это значит, что сразу увидели в парне стержень. И Юрий душой и нутром, без всякого пафоса, почувствовал, что такое, когда у тебя за спиной Родина, а граница – передний край. Поэтому на гражданке долго не задержался, для Юрия передний край стал на острие борьбы с преступностью — в отряде милиции специального назначения, куда он пришёл в 1979 году. Так и остался в рядах спецназа. Менялось название, но суть была одна — это не просто служба, а образ жизни.

Костяк СОБРа подобрался из лучших парней ОМСНа, ОМОНа, спецслужб МВД и ФСО (К).

В лихие 90-е старший оперуполномоченный по особо важным делам Юрий Женченко в отряде был командиром оперативно-боевой группы. У каждого свои обязанности: взрывник, снайпер, альпинист. На суточном дежурстве было по три-четыре выезда на задания, нагрузка серьёзная. Задерживали бандитов солнцевской, ореховской, гольяновской бригад, их главарей, как говорится, «свинтили» тихо, без шума и пыли. Потому что если со стрельбой, с применением оружия — значит, что-то не просчитали, брак в работе. Поэтому составляли по два-три плана, но жизнь часто вносила неожиданные коррективы. Изымали у банд горы разнообразного оружия, боеприпасов и взрывчатки. Накрывали не раз воровские сходки, задерживали пачками «авторитетов».

2 2
Генерал армии Анатолий Куликов, Юрий Женченко
на церемонии возложения венка в
Александровском саду к
Могиле Неизвестного Солдата. 
— Обычная рутинная работа в 90-е годы. Пик был в 1993—1995 годах, — оценивает эпоху Юрий Анатольевич. — Но если день-другой без выездов, глядишь, скучают ребята. А команду дали на дело, уже повеселели, адреналин в крови. Молодые были, ежедневно приобретали бесценный опыт. И результаты хорошие были. Особо приятно, когда с суток уходишь, а за решёткой «обезьянника» пять-шесть злодеев, и уже в городе почище стало. За годы деятельности СОБРа с 1993 по 2001 год сотрудники подразделения выполнили более 10 тысяч боевых выездов, в ходе которых освободили около 1500 заложников.

Благородная и опасная работа

Нет ничего благородней работы по спасению жизни людей. Хирург спасает больного на операционном столе, пожарный выносит из пламени огня. А Юрию Женченко и его товарищам не раз доставалось самое трудное и смертельно опасное дело — освобождение заложников. И таких драматических историй в его судьбе было немало, вызволяли по 3—5 человек в год, часто брали в заложники и детей. Лица тех людей уже и не вспомнить, да и спасённые, конечно, не знали имён собровцев.

3 3
Начальник ЦРУБОП генерал­майор милиции
Владимир Рушайло и Юрий Женченко
после церемонии вручения ордена 
19 мая 1994 года преступная группа из трёх человек, вооружённая автоматическим оружием, совершила нападение на пункт обмена валюты на Фрунзенской набережной, 54. Преступники захватили двух сотрудниц обменного пункта и приступили к изъятию наличных денег. О подробностях операции по их освобождению было написано много материалов и снят не один фильм. Высшее милицейское начальство предприняло все попытки предотвратить кровопролитие. Через час после последнего предупреждения прокурора города Пономарёва началась операция. И Юрий опять вместе со штурмовой группой СОБРа.

— Штурмовали двумя группами, с противоположных сторон двинулись к зданию пункта обмена, — вспоминает Юрий. — Спецсредством «Импульс» взорвали заднюю дверь. Наша группа подъехала на БТРе, я накинул трос с крюком на оконную решётку. Дали резко задний ход и выдернули её из проёма. Потом снова подъехали вплотную к окну, выбили стёкла и с двух сторон ворвались внутрь. В процессе штурма забросили гранаты со слезоточивым газом и двоих бандитов, оказавших сопротивление, уничтожили. Третьего задержали. Заложницы, к счастью, не пострадали. Они находились в соседней комнате, рты и глаза у них были заклеены скотчем. Налётчики приковали их наручниками к стульям. Так с этим стулом я и донёс девушку до «скорой помощи» у БТРа. А вторую эвакуировал кто-то из моих товарищей…

4 4
Юрий Женченко и лечащий хирург Виктор Казначеев
Для них нет уз святее товарищества, потому что всегда работали в команде. Кто, как не они, были всегда впереди и выполняли самые сложные и опасные задания.

Июнь 1995 года. Весь мир содрогнулся. Банда террористов, численностью 195 человек, возглавляемая Шамилем Басаевым, захватила в заложники более 1600 жителей Будённовска, которых согнали в местную больницу. Тех, кто отказывался идти, расстреливали. Местные милиционеры попытались оказать сопротивление террористам, но почти все были убиты.

Юрий помнит всё, будто это было вчера.

— Нашей группе СОБРа поставили задачу по освобождению заложников из инфекционного отделения больницы, а собровцам Московской области — из травматологического отделения. Первой на штурм главного больничного корпуса пошла группа «Альфа», разделившись на три подгруппы. Мы успешно закрепились в своём здании и прикрывали их огнём. Боевики оставив часть заложников, сбежали. Тогда освободили в общей сложности более 80 захваченных. К 9 часам поступил приказ приостановить штурм, начались переговоры…

Следующий год вошёл в историю кровавыми «подвигами» банды Радуева в Кизляре и селе Первомайском. Эти воспоминания для Юрия Анатольевича — самые тяжёлые.

— 9 января прилетели в Моздок, далее на «вертушках» — в Кизляр. С 10 по 15 января на морозе ждали приказа. 16 января 1996 года мы обошли с другой стороны село Первомайское, и начался штурм. Задача была поставлена дойти до мечети, где находились заложники. Мы пробились и сосредоточились у механической базы. Ближе к обеду дали команду на отход. И в это время погибли наши ребята Сергей Туржанский, Андрей Бухтияров и Александр Заставный. Двоих мы смогли вынести с поля боя. А Сергея только ночью удалось забрать — дорога простреливалась. Вечером нам приказали расположиться у села Советское. В ночь с 17 на 18 января на дагестанский блокпост между сёлами Теречное и Советское вышла отвлекающая группа боевиков Басаева — радуевская банда готовила прорыв. Мы прыгнули в уазик, и бросились на блокпост, ребят выручать. В пути попали в засаду и приняли бой. И тут — выстрел из гранатомёта, граната попала в переднюю стойку, я получил множественные осколочные ранения, а когда выходили к своим — ещё и пулевое ранение в руку. А Толя Приходько, прикрывая наш отход, погиб от бандитской пули. Ребята на БТРе подоспели вовремя, забросили меня на броню и доставили к медикам в полевой госпиталь, где мне и оказали помощь. Я ещё подумал: как они с меня зимнюю одежду снимать будут? А они ловко так ножницами всё срезали и на «вертушке» отправили во Владикавказ...

В качестве корреспондента Телередакции МВД России я был тогда в командировке под Первомайском. В тот долгий чёрный день 17 января мы с оператором Сашей Виссарионовым, отсняв видеоматериал, собирались уже улететь в Грозный, на другом борту — Ми-6. Молча помогли, подхватив закрытые брезентом носилки, которые с трудом несли, утопая в грязи, два собровца. «Не стоит благодарить, ребята», — сказали. Двадцать два погибших в той операции отправились в последний путь на том борту. Это был один из самых тяжёлых дней.

Смертельное железо и железный характер

Врачи сказали, если б чуть запоздали, то Юру Женченко уже бы не спасли…

И когда он находился между жизнью и смертью, объединенные силы СОБРа и спецназа внутренних войск добивали остатки радуевской банды, совершившей попытку прорыва в Чечню через реку Терек по трубопроводу.

В госпитале имени Бурденко Юрия собирали буквально по частям. Описание его ранений не умещалось на странице. Осколочные ранения черепа, правого глаза, разрыв правой барабанной перепонки, множественные огнестрельные и осколочные ранения правой лопатки, плеча, предплечья. А за всем этим — такие же многочисленные и сложнейшие операции и изнуряющая физическая боль. Смертельное железо, а наперекор — железный характер. Юрий и сейчас с чувством сердечной благодарности вспоминает врачей Юрия Арбузова, Георгия Кречетова, Виктора Казначеева и средний медицинский персонал за их профессионализм и добрые руки.

Почти год Юрий провёл в госпитале, постепенно восстанавливая здоровье. И хорошо, что есть люди, на которых всегда можно положиться. Человеку полгода не звонишь, но знаешь: в любой момент обратишься, и он поможет. Когда Юрий лежал в госпитале, ребята доставали ему лекарства, которых там не было, оказывали братскую поддержку.

— И смеялись: тебя водкой дешевле лечить. Одна ампула стоила 400 рублей, — с улыбкой вспоминает Юрий Анатольевич.

Ещё не закончилось лечение, попросил командиров дать ему какую-нибудь работу. В перерывах между операциями поручили Юрию организацию и проведение практических занятий с сотрудниками по тактико-специальной и огневой подготовке.

В сентябре 1998 года подполковник милиции Юрий Женченко был уволен в отставку, как инвалид 2-й группы. 40 лет мужику, возраст зрелости, и энергии — через край. Вот только куда эту энергию приспособить… Ведь бывает так, что и очень заслуженный инвалид никому уже не нужен.

Мы в ответе за семьи погибших

Женченко вместе с ветеранами ОМСНа живо включился в создание Благотворительного фонда «Консул». Благое дело. Многие годы фонд оказывал большую помощь матерям и вдовам погибших сотрудников и их семьям. В фонде Юрий отвечал за связь со спецподразделениями внутренних войск, «Альфой» и помощь родственникам погибших сотрудников.

А потом — вынужденная безработица. Жил на даче, занимался восстановлением здоровья.

Пробовал ли устроиться на работу? Юрий с усмешкой вспоминает:

— Куда ни обращался, везде «тактичный» ответ: «Понимаете, вы специалист хороший, а у вас одна рука, один глаз. А у нас «дресс-код»! Понятно, вопросов нет. Потом сослуживец Володя Патрикеев пригласил в службу безопасности завода, сказав, что ему нужны профессионалы, а всё остальное вторично. Три года там и отработал.

В сентябре 2001 года СОБР ЦРУБОП в ходе очередной реорганизации в системе МВД был расформирован, раненые, инвалиды, семьи погибших остались буквально за бортом, без какой-либо помощи. В главке их не берут, в МВД России — тоже. Женченко, который ранее служил в спецназе МУРа, пришёл на приём к начальнику МУРа Виктору Голованову. И он помог решить этот вопрос, четыре семьи погибших сотрудников взяли под опеку в главке.

Два года назад в памятный день посещения могил боевых товарищей Юрий Женченко и Юрий Филин предложили однополчанам воплотить давно зревшую идею: создать ветеранскую организацию Московского СОБРа. Тему, конечно, сразу же поддержали и создали Благотворительный фонд «Звезда».

Председателем совета избрали Юрия Анатольевича. Фонд объединяет ветеранов, матерей, вдов и членов семей погибших сотрудников
СОБРа.

— Встречаемся несколько раз в год, по памятным датам, и все говорят, что не столько материальная помощь им важна, а больше — живое душевное общение, — с теплотой в голосе говорит Юрий. — Ежегодно 1 апреля проводятся встречи ветеранов, возложение цветов к памятнику погибшим на Шаболовке, 6.

Ежегодно 16 января, в день гибели, ветераны собираются на кладбище у могил Сергея Туржанского, Андрея Бухтиярова и Анатолия Приходько, чтобы почтить память своих погибших товарищей.

Александр Заставный был похоронен у себя на родине в городе Берёзы Брестского района в Белоруссии. Руководство вышло с ходатайством к местной администрации города увековечить память героя. Инициативу поддержали, и в честь Александра назвали улицу, где жил, и школу №1, где учился. Открыта и мемориальная доска.

— Три года назад мы ездили в Берёзы. Очень трогательная встреча была с родителями, друзьями Саши и учениками школы, носящей его имя. Остались на память фотографии, — рассказывает Юрий.

25 апреля 2018 года на торжественном собрании в Крокус-сити, посвящённом 25-летию СОБРа, пришли более 600 человек со своими родными и близкими. Ветераны и действующие сотрудники держатся все вместе. Традиции ещё с ОМСНа, боевое братство — это навсегда. Без него — никуда. И на этой встрече Юрий Женченко сказал своим боевым товарищам: «Мы за 20 лет столько хороших дел сделали, чего многие и за 50 лет не сумели бы, а всё потому, что работали в команде».

Сергей ДЫШЕВ, фото из архива Юрия ЖЕНЧЕНКО