petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 10 (9562) от 21 марта 2017г.

Нельзя отказаться от дара

 YOA4331Помощник настоятеля (церковный староста) храма Знамения иконы Божией Матери за Петровскими воротами при ГУ МВД России по г. Москве подполковник милиции в отставке Виктор АГИЕВИЧ, отправляясь на пенсию с должности заместителя начальника ХОЗУ главка столичной милиции, мечтал об отдыхе. Но теперь даже думать о нём боится…
Промысел Божий

— После службы в инженерно-сапёрном батальоне Советской армии я закончил Московский автомеханический институт. В вуз приехал кадровик ГУВД Мосгорисполкома и предложил выпускникам попробовать свои силы в хозяйственном подразделении московской милиции.

Были варианты распределения. Но, согласно внутреннему выбору, решил связать судьбу с правоохранительными органами. Так оказался в хозуправлении, и
1 октября 1980 года приступил в автотранспортном отделе к обязанностям инженера-инспектора. Вскоре, пройдя необходимые проверки, получил специальное звание лейтенанта внутренней службы.

Через пару лет стал заместителем начальника автохозяйства № 5, а ещё через два года возглавил его. В 1996 году был назначен заместителем начальника ХОЗУ ГУВД Москвы.

Прослужив 20 лет, вышел в ноябре 2000 года в отставку в звании подполковника милиции. Правда, на пенсию можно было и не спешить. До очередного звания — полковника, оставалось ровно полгода. Но, видимо, промысел Божий был таков. Так накопилась усталость, что хотел уйти. 1 октября, которое я ждал, выпало на воскресенье. Пришёл на работу в понедельник и написал рапорт на увольнение по выслуге лет…

Храм у Петровки, 38 увидел, конечно, сразу, как пришёл работать в хозуправление. Он тогда не действовал, в нём располагались лаборатории химиков и физиков. Не могу сказать, что был тогда в полном неведении о Боге. В детстве бабушка рассказывала о вере, постилась, меня приобщала. Но, естественно, настоящей веры я тогда не испытывал.

Проходя мимо храма, смотрел на него, как на архитектурный объект. Какие мысли были — уж не помню. Но в 1995 году довелось познакомиться с отцом Александром, который к тому времени являлся настоятелем Знаменского храма. Эта встреча имела важные последствия.

Не крутой поворот

— Получилось так: батюшку пригласил в гости в подразделение начальник автохозяйства № 2, расположенного в Люблино по соседству с автохозяйством № 5. Помню, послушать лекцию о православной вере пришли человек 30—40. Это из двух-то автохозяйств! А всего в них личного состава было около 480 сотрудников.

То, что я услышал от батюшки о Православии, оказалось для меня почти полностью новым. И его слова, наверное, заставили меня иначе посмотреть вокруг. Рядом с территорией автохозяйства, через железную дорогу, возрождался Николо-Перервинский монастырь. И мы с начальником второго автохозяйства не часто, но стали заходить в монастырскую церковь: свечку поставить, помолиться. Так, вроде, стали понемногу приобщаться. А когда через год вернулся на Петровку, 38 в качестве заместителя начальника хозуправления, пришлось вплотную подключиться к работе по восстановлению нашего храма.

Дело в том, что тогда начальником ХОЗУ был Зубарев Анатолий Михайлович. Так сложилось, что в своей служебной карьере я следовал за ним. Мы всегда на разных этапах службы работали вместе, хорошо знали друг друга. Поэтому для меня не было удивительным то, что хозуправление главка, среди руководителей которого был Зубарев, предложило отцу Александру посильную помощь уже в 1994 году — в самом начале его деятельности по возрождению храма. После знакомства с батюшкой Анатолий Михайлович крестился всей семьёй, включая и тёщу. Зубарев и многие руководители служб московской милиции в силу своих возможностей стали помогать в восстановлении храма, стали считать его своим.

В своё время между Русской Православной Церковью и МВД было заключено соглашение о сотрудничестве. На его основе в главке был создан попечительский совет. Зубарев, как руководитель ХОЗУ, был активным его участником. А я, как заместитель, также стал заниматься вопросами помощи храму. Мне довелось готовить ряд документов.

Конечно, волей-неволей, помимо хозяйственных забот стали возникать вопросы веры, духовного роста. На службы ещё не ходил, но в храме с сотрудниками бывал часто. А в беседах в душу стало проникать то, что говорил отец Александр.

Помню, первой книгой, которую подарил мне батюшка, был Закон Божий. Пожалуй, с него и началось моё воцерковление. Я начал читать эту книгу. Сначала она показалась мне — тогда человеку абсолютно мирскому — похожей на сказочку. Но тому, кто ступает на путь к Богу, Господь даёт благодать очень щедро. Помогает очень сильно. А после того, как сделаешь первые шаги, начинается труд. Это отчётливо начинаешь понимать: каждый следующий шаг — это понуждение себя. По другому к вере не придёшь.

Можно сказать, на дорогу к Богу я поворачивал постепенно. Выйдя в отставку из органов внутренних дел, я не ушёл из храма. И года через четыре маленькими шагами дошёл до того, что перестал пропускать Всенощные бдения, Божественные литургии по воскресеньям и церковным праздникам.

Помощник по хозяйству

— После Закона Божьего читал Евангелие, книги апостолов, учил молитвы. Всё это прибавляло во мне веры. И, конечно, всё, чего в духовном росте я достиг, я получил благодаря наставлениям батюшки, который проявил ко мне удивительное терпение. Не принуждая, он постепенно приучил меня к спасительному труду. Раньше я много курил, пытался бросить. Даже лечился таблетками и иглоукалыванием. Помогало плохо. Но когда отец Александр сказал, что выкуривая очередную сигарету, я забиваю гвоздь в Распятого Христа, я сразу курить перестал. С тех пор прошло почти 19 лет.

Благодаря отцу Александру, я стал церковным человеком. А глядя на меня, мои родители, которым уже за 80—90 лет, тоже поспешили в воскресные дни в наш храм. Из Щербинки! Здесь исповедовались, причащались, венчались…

Старостой становиться, конечно, не предполагал. Но в 2010 году на отчётно-перевыборном собрании меня избрали на эту должность. Поскольку с предстоящими заботами был знаком, опыт хозяйственной работы имел, то с Божией помощью и с батюшкиного благословения взялся за дело.

Дело это состоит из множества составляющих. В храме ведь продолжается процесс восстановления. Поэтому, одновременно нужно заниматься и текущими внутренними делами, и благоустройством, и строительством, и вопросами реставрации. Но прежде — найти на всё это средства, жертвователей. Слава Богу, есть люди, которые о храме не забывают. А Бог в долгу не бывает. Так работа постепенно и продвигается.

За последнее время сделали отмостку — водонепроницаемый контур вокруг стен храма, что для защиты лакокрасочного покрытия, уникальных росписей в Сергиевом приделе имеет большое значение.

Чудом на заводе имени Лихачёва нам отлили колокола! Установили их на отремонтированной колокольне. Настроил звон главный звонарь Московского Кремля.

Наконец-то построили церковную ограду. Настоящую, белокаменную!

Это маленькая толика того, что реализовано. Есть ещё много каждодневных забот, которыми занимаются члены приходского совета, в том числе и староста.

Основная задача — осуществить реставрационные работы. С главным архитектором проекта и главным инженером практически каждую неделю проводим совещания, даём предложения настоятелю отцу Александру, намечаем то, что необходимо сделать в первую очередь, контролируем работу и проверяем сделанное. Согласовываем планы с организациями, например, Департаментом культурного наследия. Ведь храм является памятником культуры и архитектуры XVII века. Охраняется соответствующим законодательством. На проведение любых, даже самых малых, работ требуется получить разрешение в компетентных инстанциях. Готовим письма, приложения к ним. Ждём ответы. На это уходят дни и месяцы.

Надеюсь, что скоро общими усилиями воссоздадим былое благолепие главного — Знаменского придела храма. Одна из самых дорогостоящих статей — восстановление уникальной палехской живописи. До революции этот придел расписывала знаменитая артель братьев-палешан Белоусовых, та же, что делала роспись в Грановитой палате Кремля. Предстоит большой объём работ. На это потребуется собрать и потратить много миллионов рублей. Очищена и закреплена роспись западной стены. Другие ждут своей очереди.

Хотелось бы позолотить центральный купол. Так как храм Богородичный, четыре купола по углам можно покрасить в синий цвет с золотыми звёздами. Эта мечта также имеет свою немалую цену. Как и создание пятиярусного иконостаса в Знаменском приделе...

Не говорю уж об инженерии: отопление, канализация, электрика. То есть хлопоты по восстановлению храма требуют от старосты много сил, времени. Но, конечно, не жалею, что, будучи пенсионером, не сижу сложа руки.

Начало премудрости

— Когда был заместителем начальника ХОЗУ, наверное, дел было не меньше. Курировал отделы вооружения, вещевого довольствия, хозобеспечения, мобилизационную работу. Но тогда у меня были подчинённые, ответственные за свои направления. Нужно было руководить и контролировать. А здесь я и начальник, и подчинённый в одном лице. Поручения приходится давать самому себе.

Но не один я здесь! Батюшка никогда не оставит без совета и помощи, укажет и направит. Главные архитектор, инженер проекта всегда подскажут, что и как делать. Да и наши храмовые казначей, бухгалтер, дежурные, просто общинники стараются, помогают, чем могут.

А отдохнуть? Действительно, может, кто моложе меня и лучше справился бы с обязанностями старосты? Но, думаю, не просто же так я пришёл в храм. И не накажет ли Господь за мысли об отдыхе, когда Он дал возможность заниматься домом Божиим? Разве можно отказаться от того, что Он вручил в твои руки?!

Когда читаю Притчи Соломона, через строку вижу: начало премудрости — страх Господень. Я — раб Божий. Ни в чём не хочу нарушить волю Его. Не хочу быть рабом греха.

У меня есть в Калужской области дом, который достался в наследство. Бываю там, встречаю товарищей, которые ещё живы, хожу на рыбалку. Но, как говорит батюшка, все, кто прилепился к храму, должны понимать, что это — дар Божий. И лишиться его — большой для меня страх.

Алексей ГОЛОЛОБОВ,

фото автора