petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Необходимая оборона

С рождения мы получаем много прав: на жизнь, на защиту своих прав и законных интересов, в том числе и на необходимую оборону. Как ориентироваться и правильно воспользоваться таким обилием прав, чтобы, защищая себя, не нарушить их и самому не стать по другую сторону закона?
Необходимая оборона — субъективное право гражданина, моральная обязанность, общественный долг человека. Этим в полной мере и хочется воспользоваться, когда на тебя, на твою собственность явно нападают. Однако не всё так просто. Надо успеть оценить, что посягательство является опасным, наличным и действительным (реальным). Так гласит закон. Конечно, служивым людям легче, их этому предварительно обучают. Например, инкассаторов, сотрудников полиции и ФСБ, военнослужащих, охранников. Осуществление акта необходимой обороны со стороны этих лиц является их служебным долгом. А как быть обычным гражданам?

Право на оборону принадлежит всякому, независимо от возможности избежать посягательства, которое не обязательно должно быть преступным. Достаточно, чтобы оно было общественно опасным и по объективным признакам воспринималось как преступное нападение. Поэтому считается допустимой необходимая оборона от посягательств душевнобольного, малолетнего или лица, действующего под влиянием устраняющей его вину фактической ошибки.

А если нападают не на тебя, а на женщину, на старика в транспорте? Закон гласит, что допускается защита не только собственных интересов обороняющегося, но и интересов других лиц, а также интересов общества и государства.

Знакомясь с законодательством, кое-кто может обрадоваться, что необходимая оборона допустима и против незаконных действий должностных лиц, посягающих путём злоупотребления служебным положением на законные права и интересы граждан. Но здесь речь идёт о заведомом, явном произволе.

Как на практике? Прежде следует оценить ситуацию. Посягательство должно быть начавшимся или близким к началу, то есть угроза его осуществления была очевидной. Об этом может свидетельствовать конкретная угроза словами, жестами, демонстрация оружия и прочие устрашающие способы. Однако, когда опасность уже не угрожает, незачем придумывать оправдание своим ответным агрессивным действиям, ведь необходимость в применении средств защиты уже отпала. С этого момента ответственность наступает на общих основаниях.

Нередко описываются случаи, когда оружие или другие предметы, используемые при нападении, от нападавшего переходят к оборонявшемуся. И это не является окончанием посягательства.

Также неуместны фантазии со стороны тех, на кого нападают. Имеется в виду так называемая мнимая оборона, то есть оборона против воображаемого, кажущегося, но в действительности несуществующего посягательства. Надо помнить, что необходимая оборона подразумевает наличие реального посягательства, а мнимая — совершение действий, принятых за такое посягательство.

Нередко отношения нападающего и обороняющегося со стороны можно принять за «обоюдную драку». Однако, без сомнения, будет выяснено, кто был инициатором, нападающей стороной. Право на оборону может возникнуть и у посягавшего, когда один из дерущихся резко выходит за пределы нанесения побоев и стремится причинить более тяжкий вред; один из участников драки отказался от её продолжения или фактически прекратил драку — упал, стал убегать и прочее, а другой продолжает наносить побои.

Надо знать, что «преждевременная» или «запоздалая» оборона не увязывается с существом самого понятии необходимой обороны.

Защита не должна превышать пределов необходимости. То есть умышленные действия, явно несоответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства, будут считаться превышением пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) и представлять собой умышленные действия.

Для правомерной обороны не требуется пропорциональности (абсолютной соразмерности) между способами и средствами защиты и способами и средствами посягательства.

Невооружённое нападение при конкретных обстоятельствах может представлять для жизни непосредственную опасность, предотвращение которой с помощью оружия вполне оправдано. Люди различаются по силе, ловкости, умению владеть оружием или обороняться без оружия. Требование пользоваться при защите тем же оружием, что и нападающий, ставит обороняющегося в худшее положение, чем преступника. Помимо того, что не всегда возможно защищаться соразмерными средствами, следует иметь в виду, что у защищающегося нет времени для размышлений соразмерны ли применяемые им способы и средства защиты способам и средствам посягательства. В состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно определить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты. Поэтому средства защиты могут быть и более эффективными.

Конечно, можно представлять себе ситуацию и размышлять об обороне, сидя в кресле и листая страницы журнала. А вот в реальной обстановке приходится учитывать и фактор времени, и возможность защитить себя, и физическую способность, и вид и оружие защиты, и многое другое.

Говоря об отражении нападения, средствах и методах защиты, уместно представлять себе весь комплекс сопутствующих обстоятельств, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягающего и защищающегося. Степень опасности можно также характеризовать и тем, сколько было нападавших, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т. д. Два человека — это уже группа лиц. Здесь действует особенность применить к любому из нападавших такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

Отдельно можно говорить о действиях сотрудников органов правоохраны, то есть об их возможных методах защиты от преступного посягательства. Ведь они, как правило, при оружии, знают различные физические приёмы самообороны и т. д. А посему, хоть им обороняться никто не запрещает, но спрос повышенный.

Возможны, например, случаи, когда работник полиции правомерно защищается от преступного посягательства на его жизнь и здоровье, то есть действует в состоянии правомерной обороны, но нарушает при этом правила применения оружия (например, в нарушение Закона РФ «О полиции» применяет оружие в многолюдном общественном месте, когда от этого могут пострадать посторонние лица). В ряде таких случаев нарушение правил применения может быть и оправдано состоянием крайней необходимости, поскольку для предотвращения более тяжкого вреда (угрожающего жизни работника полиции) причиняется вред иным правоохраняемым интересам (порядку несения службы и применения оружия), причём вред, как правило, меньший по сравнению с предотвращаемым вредом.

Вывод о наличии необходимой обороны или о превышении её пределов делается на основе оценки всех фактических обстоятельств дела в их совокупности, с учётом характера и степени опасности предотвращаемого посягательства, сил и возможностей, имевшихся у обороняющегося, а также его состояния в этот момент (нервное возбуждение, страх и т.п.). В частности, при решении вопроса о правомерности действий оборонявшегося должно учитываться, что душевное волнение, вызванное нападением, его внезапностью, способно помешать человеку точно определить характер опасности и избрать действительно необходимые средства защиты. 

Сергей СТЕПАНОВ