petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

О нём писали…

1134225О нём писали в газетах. Статьи, очерки. Писали советские и зарубежные журналисты. О его работе, о раскрытых им преступлениях, о его подвигах, если хотите. Публикации об этом человеке вы найдёте в родной ему газете «На боевом посту», в «Известиях» и «Правде», «Московских новостях», в других изданиях.
А он работал. Старался не уронить честь сотрудника МУРа. Работал с душой, с огоньком, сохраняя в самых острых ситуациях никогда не покидавшее его чувство юмора.

Среднего роста, коренастый, несмотря на степенный возраст, крепкого, спортивного телосложения, внешне он меньше всего похож на известного в своё время сыщика, многие годы отдавшего службе в Московском уголовном розыске. Прохожие, не знающие его прошлого, могут принять его за кого угодно. Возможно, глядя на него в метро, в магазине, на улице, они примут его за именитого в прошлом учёного­атомщика, конструктора космических кораблей, известного селекционера.

1134231
Борис Андреев и Марк Бернес в фильме
«Два бойца»
Быть может, кем­то из них он бы и мог стать, если бы не случай, раз и навсегда определивший его жизненный путь.

О милиции, а тем более об уголовном розыске Владимир Ильич Чельцов никогда не мечтал.

Детство его пришлось на суровые военные годы. Да и можно ли назвать детством то тяжёлое время, когда подросток удостаивается медали «За доблестный труд в ВеликойОтечественной войне».

Полуголодный, кое­как одетый четырнадцатилетний мальчишка, едва осознавший происходящее, остро понимал: его труд необходим для победы. Не досыпал, не доедал, но делал своё дело добросовестно, работая слесарем­котельщиком на Косогорском металлургическом заводе.

Добросовестное, ответственное отношение к любому порученному делу сопровождало его по жизни с малых лет, независимо от характера занятий — будь то армейская или милицейская служба, труд, учёба, спорт.

Проходя военную службу в десантных войсках, Чельцов с отличием окончил полковую школу, за что был награждён именными часами. Затем командовал отделением, совершил десятки прыжков с парашютом, активно занимался спортом, став перворазрядником по вольной и классической борьбе, боксу, не подозревая даже, сколь важно всё это будет для его будущей работы.

1134238
Чельцов Владимир Ильич
Ещё не представляя себе кем быть, он твёрдо знал: надо учиться. Война не позволила ему получить даже среднее образование, не до того было. Отец погиб на фронте, надо было зарабатывать на хлеб насущный, помогать матери. А теперь, после службы в армии, мысль о продолжении учёбы не оставляла его. Так бы оно и было, если бы не случай.

На Курском вокзале, у метро, бравый старшина­десантник вступился за пожилого милиционера, которого едва не одолели два рослых хулигана, помог их задержать и доставить в милицию.

Именно этот случай и определил жизненный путь обаятельного, располагающего к себе и, как подтвердила вся его жизнь, безотказного человека. Не смог он отказать и седовласому полковнику, предложившему поступить на работу в милицию и одновременно в вечернюю школу.

Он и потом не мог отказать в помощи пострадавшему от несправедливости или случайно оступившемуся человеку. Не раз приходил на помощь в нужную минуту своим товарищам по работе, тем более не мог отказать начальникам, когда надо было рисковать собой. Словом, всегда действовал безотказно, надёжно. Но об этом чуть позже.

А пока, определившись в общежитие, он осваивал азы милицейской службы и по вечерам учился в школе. Учился, мало сказать, прилежно, учился самозабвенно, ночами просиживая над учебниками, ничего не оставляя «на потом», одолевая всё сразу, независимо от предмета: будь то математика, химия или литература. По любому предмету успевал только на «отлично».

Не случайно в своём выступлении на выпускном вечере директор школы, вручая ему серебряную медаль, сказал:

— Чего греха таить, бывает, что думаешь: представлять к медали или не представлять? Так вот, Чельцов, в отношении вас такого вопроса не существовало. Более заслуживающего выпускника я не знаю...

После окончания средней школы, взвесив все «за» и «против», Владимир Ильич чуть было не порвал с милицией: решил поступить учиться на химический факультет МГУ.

К удивлению преподавателей университета, старшина милиции сдал экзамен по химии на «отлично» и при конкурсе восемь человек на место был принят на учёбу. Однако смерть отчима вынудила его прервать учёбу на химфаке.

Может быть, отсюда, от несбывшейся юношеской мечты стать химиком, и могут не знающие люди посчитать его за учёного или конструктора и не разглядеть в нём того, кем он был всю свою жизнь. Может быть...

И вернулся Чельцов в свой отдел милиции. Но тяга к знаниям не оставляла его. Как медалиста, его зачислили в школу милиции без вступительных экзаменов, когда другие курсанты уже сдали первую сессию. Зачислили с условием, что через два месяца он сдаст все «хвосты».

«Хвосты» были сданы раньше срока. Более того, первый курс был окончен им на «отлично». И не только первый курс.

...Одним из двух выпускников, получивших через два года дипломы с отличием, был Чельцов.

Вот такой он человек. Смолоду ничего не мог делать как попало, спустя рукава. Работать так работать, служить так служить, учиться так учиться — по­настоящему, всерьёз, основательно.

После окончания школы милиции Чельцову предложили остаться работать там же, в школе, как говорится, на тёпленьком местечке — быть начальником спецкабинета. Некоторые из выпускников про себя и вслух позавидовали этому вполне возможному назначению. Велик был соблазн и для самого Чельцова.

И кто знает, случись это назначение, может быть, в кабинетной тиши при его настойчивости, энергии, упорстве вырос бы из него действительно учёный, юрист, кандидат или доктор наук.

Но не таков Чельцов. Отказался от столь лестного предложения, попросил направить его на практическую работу. И своё назначение в легендарный МУР воспринял как подарок судьбы.

А мысль об университетском образовании Чельцов не оставил. Только факультет сменил на юридический, по профилю своей работы. И окончил бы его тоже с отличием. Если бы учился на дневном, а не на вечернем отделении. Если бы не работал дни и ночи и не пропускал занятия по этой причине. Если бы хоть чуть­чуть меньше совершалось преступлений в столице. Но всё равно троек в его дипломе об окончании юридического факультета не было.

С тех пор вся его жизнь неразрывно была связана с Московским уголовным розыском, которому отдано двадцать шесть лет. Можно спорить: много это или мало. Встречаются люди, прослужившие и больше. Но служить можно по­разному. Одни — отсиживаются в кабинетах, создавая видимость работы, другие — целиком отдаются работе, не зная ни сна, ни отдыха.

Вот к последним и относится Владимир Ильич. Он до сих пор помнит первое порученное ему дело. Это была кража рукавиц с Ростокинского мехового комбината. Преступление не ахти какое серьёзное, и сумма похищенного невелика. Но дело в принципе: оно должно быть раскрыто. И Чельцов, не считаясь ни с чем, денно и нощно прочёсывает район, обходя квартиру за квартирой, дом за домом, улицу за улицей. И так много дней.

Наконец появляется первый в его жизни, что называется, выстраданный им подозреваемый. Но от подозрения до обвинения порой бывает ох как далеко. Как только экспертиза установила идентичность изъятых у подозреваемого рукавиц, в тот же день заявили о второй краже с того же комбината. Теперь уже это было серьёзное преступление — похитили каракулевые шкурки стоимостью в треть миллиона.

Раскрытием этого преступления занялись заместитель начальника отдела С.П. Бурцев и начальник отделения
В.Ф. Корнеев. Им активно помогает В.И. Чельцов. Тем более, что способы совершения первой и второй краж были очень похожи.

Случилось так, что на след преступника вышли благодаря Чельцову. Оба преступления были раскрыты. Как говорится, лиха беда начало. А оно оказалось обнадёживающим.

Что же, повезло парню, посчитали некоторые. Но за этими последовали и другие раскрытия, а это уже умение. Потому как повезти может только два раза подряд. А если — в третий, то это уже оно самое — умение.

В канун очередного Дня советской милиции, во время интервью вспоминая некоторые раскрытые им преступления, Чельцов заглядывал в свою потрёпанную записную книжку. Журналист поинтересовался: «Что это?» — «Записываю операции», — застенчиво ответил он. «И много записей?.. Сотня будет?»

Сотня ли, две — дело не в количестве, хотя и оно имеет значение. Важно другое. Качественно работал Чельцов, надёжно, без осечек. На его счету не одно раскрытое убийство, а также разбои, грабежи, кражи, угоны автомашин. Немало задержанных, в том числе вооружённых преступников. О нём писали... А он работал.

Так, в 1981 году в одной из газет сообщалось: средь бела дня в центре Москвы в офис авиакомпании ворвался вооружённый преступник в маске. В помещении трое заложников. Бандит ведёт огонь изнутри по двери, к которой невозможно приблизиться. На улице полно прохожих.

— Я выждал, — говорит полковник Чельцов, — когда налётчик стал перезаряжать обрез, и бросился вперёд. Ногой вышиб дверь и вместе со стёклами и дверной рамой ввалился прямо на дуло ружья. Преступник явно не ожидал этого. Только ухо ему немного раскровенил — неосторожно получилось. Вывел его, слышу аплодисменты. Передал задержанного нашим и пошёл. Шагаю в толпе, чтобы успокоиться, и слушаю разговор. Один спрашивает: «Что случилось?» А другой отвечает: «Ничего. Просто кино снимают».

За этот подвиг В.И. Чельцов был награждён орденом Красной Звезды.

Вот такое кино, оказывается, бывает.

Конечно, всю сотню операций, в которых участвовал и которыми руководил Владимир Ильич, в одном очерке не перечислить. Но некоторые из его рассказов, прямо скажем, впечатляют. И не только раскрытием преступлений, задержанием преступников, засадами и прочими, почти всегда сопряжёнными с риском, оперативными комбинациями.

Есть Чельцову что вспомнить и «из другой оперы».

Летом 1958 года ему довелось общаться с известным артистом и популярным певцом Марком Бернесом. А дело было так. Соседке артиста по дому неизвестный передал записку следующего содержания: «Марк Наумович, Вас проиграли». Соседка сообщила приметы неизвестного.

Встревоженный Марк Наумович обратился в МУР. Обеспечивать безопасность артиста поручили Чельцову. Познакомились в кабинете у начальника. Поглядел Бернес на Чельцова. Парень что надо. Как говорят в народе, ладно скроен, крепко сшит. Да вот — одет плоховато. Это обстоятельство настолько смутило Бернеса, что он выразил готовность тут же купить для него приличный костюм.

— Купим, — сказало начальство. И сыщику выписали материальную помощь в сумме 1600 рублей на приобретение приличного костюма.

Не случись такого, кто знает, сколько бы ему ещё пришлось ходить в чём попало.

За время общения с Бернесом довелось встречаться Владимиру Ильичу с Борисом Пастернаком, широко известным в ту пору киноартистом Борисом Андреевым, писателем Парфёновым и другими известными людьми из мира искусства и литературы.

Да что говорить, сам Юлиан Семёнов четыре месяца «стажировался» у Чельцова, обучался сыскному ремеслу, чтобы профессионально писать о работе милиции.

Удивительный человек этот Чельцов. И не только своими делами.

Через пять лет его работы в МУРе в передовой статье милицейской газеты «На боевом посту» отмечалось: «Можно смело сказать: если бы все боролись с преступностью так, как этот старший оперативный уполномоченный, в Москве давно не осталось бы ни одного злоумышленника».

Пусть несколько пафосно, по­праздничному. Но тогда не только автор передовой статьи, но и сам Чельцов, и его коллеги по работе свято верили, что с преступностью может быть покончено раз и навсегда.

Ошибались. Но факт сам по себе знаменательный. Так говорят и пишут не о каждом.

Трудно себе представить, что этот сыскной ас, работяга, труженик двадцать один год скитался по общежитиям. А получив первую в своей жизни квартиру, ещё месяц не переезжал в неё — не хотелось расставаться с друзьями, с которыми сдружился за все эти годы по­настоящему.

С выделением квартиры начальство Чельцова явно не торопилось. Зато всякий раз находило его, когда что­то другим оказывалось не под силу.

Так было и в этот раз.

Психически больной недюжинной силы, весом в сто десять килограммов, избил мать, разбил голову отцу. Дверь квартиры забил гвоздями, вооружился ружьём. Попытки уговорить его оказались безрезультатными. Дом блокирован милицией. Переговоры идут четыре часа. Вот­вот люди пойдут на работу. И тогда, не исключено, быть беде.

На месте происшествия начальник РУВД Михаил Иванович Абрамов, участник войны, человек неробкого десятка.

Приказ о выезде на это происшествие Чельцов получил от тогдашнего начальника ГУВД
А.И. Волкова. Прибыл, ознакомился с обстановкой и принял решение: взломать дверь и обезоружить безумца. По просьбе Владимира Ильича принесли лом с расплющенным концом.

Понимал сыщик, что рискует собой. Но чувство юмора не покидало его даже в такие минуты. Перед тем как ворваться в квартиру, бросил Абрамову:

— Эх, была — не была! Может, переулок моим именем назовёте?

— Улицу назовём, — в тон ему ответил Абрамов.

Доли секунды — и Чельцов в квартире. Удар в лицо — стодесятикилограммовый детина на полу... А ружьё было заряжено боевыми патронами.

Слава Богу, не пришлось называть его именем ни улицу, ни переулок.

Сегодняшнему поколению сыщиков, пожалуй, трудно себе представить, что было время, когда не было СОБРов, ОМОНов и других подобных спецподразделений. И оперативники сами не только выявляли преступников, но самостоятельно их задерживали, обезвреживали.

Так вот. Чельцов в своё время несколько лет был руководителем внештатной группы захвата. В её состав входили спорт­смены: борцы, боксёры, штангисты, многие из них — мастера спорта. Каждый из них в обычное время трудился на своём рабочем месте, а в трудную минуту — выезжал на задержание особо опасных преступников.

Чельцов имел моральное право руководить таким подразделением, и не только потому, что был разносторонним спортсменом, а скорее потому, что в экстремальных ситуациях он сам действовал мужественно и решительно.

Увы, время быстротечно. Больше четверти века службы в МУРе пронеслись как одно мгновение. Наступил возраст, подошла выслуга лет — пора на заслуженный отдых. Чельцов его действительно заслужил. И дела Владимира Ильича в борьбе с преступностью вроде бы заслуженно отмечены. К медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» прибавились ордена Красной Звезды и Трудового Красного Знамени, медаль «За отличную службу по охране общественного порядка», другие награды и поощрения, из которых ему особенно дорог знак «Заслуженный работник МВД». Но чем заняться теперь?

На дачу и машину он не заработал. Накопленные на «чёрный день» сбережения, которые хранились в сберкассе, стараниями правителей в один миг превратились в ничто... На шестом десятке лет идти в бизнесмены, увы, поздно. Но сидеть сложа руки Чельцов не приучен с детства. Мысленно подводя черту под службой в милиции и МУРе, он, скорее всего, вспомнил известные слова из песни В. Кикабидзе, что его, Чельцова, богатство в его годах, годах работы в МУРе, накопленном опыте, в профессиональной и житейской мудрости. А это богатство держать при себе просто так нельзя. Им непременно надо делиться. И прежде всего — с молодыми, с теми, кто ещё только начинает свой милицейский путь.

Последние годы своей жизни Владимир Ильич был бессменным председателем Совета ветеранов Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков ГУВД г. Москвы.

Вот таким неугомонным человеком был Владимир Ильич Чельцов, один из ветеранов славного Московского уголовного розыска.

Владимир БОНДАРЕНКО,

коллаж Николая РАЧКОВА