petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

От Президиума ВЦИК до расстрельной стенки

Историческая
справка

 1Спиридонова Мария Александровна (1884—1941), крупный политический деятель России, член партии социал-революционеров. В 1906 году смертельно ранила усмирителя крестьянских восстаний в Тамбовской губернии Г.Н. Луженовского, за что была приговорена к повешению, которое заменили вечной каторгой. Её, как и многих, освободил февраль 1917 года.

Приехав в Петроград, Спиридонова становится членом ЦК партии левых эсеров, она же и создатель партии. В 1917—1918 годах она делегат Всероссийских съездов Советов, член ВЦИК и его Президиума.
Излагая историю правоохранительных органов Москвы, мы можем обходить имена крупнейших террористов, которым прежде иных противостояла полиция. Ну а имя Марии Александровны Спиридоновой в историю российского терроризма внесено крупными чёрными буквами. Её отчаянной, полной трагизма жизни, её несокрушимой убеждённости, упорства, если хотите — упёртости и твердолобости, едва ли сыщется аналог, даже если сравнивать Марию Спиридонову с Борисом Савинковым. Последний в конце концов хотя бы покаялся. И уж совсем нет ей равных среди женщин-террористок.

 2Её стремительные взлёты восхищали современников, полиция неустанно шла по её следам, а сокрушительные падения заставляли стынуть в жилах кровь. Вот уж кто не раскаивался, не просил пощады и принять её не мог, так это Мария Александровна Спиридонова.

Она родилась в семье тамбовского дворянина. С юных лет включилась в революционное движение. Её исключают из восьмого класса гимназии за участие в демонстрациях. Далее её образование и устремления строились на множащихся вокруг неё терактах.

В Чернигове приговором Судебной палаты покушавшийся на жизнь нежинского исправника и жандармского офицера бывший гимназист Гелецкий приговорён к каторжным работам на 5 лет. В Саратове военным судом рассмотрено дело неизвестной девушки, убившей генерал-адъютанта Сахарова. Фамилия девушки не была установлена. Там же, в Саратове, некто Бакланов покушался на жизнь вице-губернатора Кнолля. Оба подсудимых приговорены к смертной казни, но суд, вынесший приговор, сам и обратился к государю с просьбой о смягчении наказания.

Исполнители вышеприведённых терактов разве были членами Боевой организации эсеров? Нет, они — почти самозваные одиночки. В Могилёве некто Езерская, обвиняемая в покушении и нанесении ран губернатору Клингенбергу, приговорена к каторжным работам на 13 лет. В Петербурге вынесен приговор по делу о вооружённом нападении на ссудно-сберегательную кассу. Но всё это никакого отношения к революционному движению не имело. Обыкновенный бандитизм. Во всех случаях полиция задерживала бандитов. Ну наваляли трупов в ссудно-сберегательной кассе, дальше что? Полиция задержала всех. Один бандит приговорён к каторжным работам, пятеро — к смертной казни.

Этот список можно долго продолжать, и на его фоне убийство тамбовского вице-губернатора Луженовского, совершённое Спиридоновой, мало чем выделяется среди других, разве что только тем, что действовала она по заданию эсеровской организации, да ещё тем, что полиция знала о намерениях террористки, но прозевала, просмотрела момент нападения. Раздосадованные полицейские подвергли задержанную жесточайшему сечению кнутом и всевозможным издевательствам.

Терроризм, как впрочем и анархизм, обычно делят на индивидуалистический и коммунистический. Сторонником первого был немецкий философ Макс Штирнер, теоретик эгоизма и индивидуалистического анархизма. Он выступал за отчаянную борьбу с идеями и принципами, отбрасывал религию, совесть, мораль, право, законы, государство, общество, семью, любовь, свободу, равенство, наконец, истину и даже мышление — словом, все идеологические святыни. «Вам твердят, что нужно повиноваться Богу, совести, долгу, закону и т.д. Всё это чепуха, которой вам забили голову и превратили в сумасшедших… Что такое добро, что такое зло? Ни то, ни другое не имеет для меня никакого смысла».

Идеи Штирнера позже подхватил Фридрих Ницше. У него все позволено только избранным «сверхчеловекам». Серая масса лишь средство для достижения цели. Не знаю, была ли знакома Спиридонова с теорией Макса Штирнера, но она ей постоянно следовала.

Член ВЦИК и его Президиума, Спиридонова яростно отстаивает идею порочности Брестского мира. Под её председательством и при давлении в 1918 году прошло заседание ЦК эсеров, принявшее решение «в интересах русской и международной революции положить конец так называемой передышке… и в этих целях… организовать ряд террористических актов в отношении виднейших представителей германского империализма; одновременно с этим… организовать для проведения своего решения мобилизацию надёжных военных сил и приложить все меры к тому, чтобы трудовое крестьянство и рабочий класс примкнули к восстанию и активно поддержали партию в этом выступлении».

12 лет каторги её не остепенили, она опять жаждет крови. Разойдясь с большевиками по вопросу о Брестском мире, она выступает на заводах, обличая Советскую власть и её вождей, готовит левоэсеровский мятеж. И он состоялся-таки 6 июля 1918 года во время Пятого Съезда Советов. Заместитель председателя ВЧК, левый эсер Александрович, непосредственно ведавший формированием отряда ВЧК для борьбы с мятежниками, вливал туда левоэсеровские элементы и финнов, не знавших русского языка и слепо шедших за своим командиром — левым эсером. Там же начальником штаба был Нестор Махно.

Мятежники за несколько часов успели захватить телефонную станцию и главный телеграф, разослать на места призыв о присоединении к восстанию. На второй день мятеж был подавлен. Левые эсеры объяснили мятеж своим несогласием с Брестским миром. Чтобы спровоцировать Советскую республику на новую войну с Германией, левый эсер Блюмкин по поручению ЦК левых эсеров убил германского посла Мирбаха, проникнув к нему с фальшивым мандатом.

Левоэсеровский мятеж возник одновременно с осуществлением плана восстания в 26 городах, намеченного иностранными интервентами и Борисом Савинковым. Мятеж, в частности, возник одновременно с Ярославским восстанием. В последующее время (1924 год) Савинков на суде показал, что восстание должен был возглавить он. Москву же интервенты оставили за левыми социал-революционерами.

Показания Спиридоновой несколько отличались от показаний Савинкова. На суде она заявила, что вошла в бюро из трёх человек по руководству левоэсеровским мятежом. Когда её арестовали, она показала: «Я организовала дело убийства Мирбаха с начала до конца. Блюмкин действовал по моему поручению». В ноябре 1918 года она была приговорена ревтрибуналом к одному году тюрьмы и через несколько дней амнистирована.

В 1919 году её опять арестовала и приговорили московским ревтрибуналом «ввиду болезненно истерического состояния» к изоляции на один год. То есть упекли в дурдом. Через два месяца Спиридоновой удалось бежать, и более полутора лет она скрывалась в Москве под чужой фамилией. Наконец, в 1920 году её опять арестовали и направили на принудительное лечение в лазарет ВЧК, а через год поместили в Пречистенскую психлечебницу.

По решению Политбюро ЦК РКП(б) Спиридонову освободили. Она жила в Москве два года, а потом на основании решения комиссии НКВД была выслана на три года в Среднюю Азию. Пробыла Спиридонова там семь лет.

В 1930 году её вновь арестовали за связь с заграничными левоэсеровскими группами и контрреволюционную деятельность и выслали на поселение в Уфу.

В 1937 снова арест. Военная коллегия Верховного суда СССР признаёт Спиридонову виновной в том, что она «до дня ареста входила в состав объединённого эсеровского центра и в целях развёртывания широкой контрреволюционной террористической деятельности организовала террористические и вредительские группы в Уфе, Горьком, Тобольске, Куйбышеве и других городах, и непосредственно руководила до 1937 года контрреволюционной террористическо-вредительской организацией эсеров Башкирии… систематически проводила нелегальные сборища участников организации, на которых обсуждались вопросы борьбы с Советской властью и подготовки индивидуального террора против руководителей партии и правительства».

Насколько это обвинение соответствовало действительности, не нам судить. Мы лишь ознакомились с выдержкой из акта обвинительного заключения. Её осудили на полную катушку по тогдашней 58-й статье: 25 лет лишения свободы. Какая могла быть объективность в 1937 году?

Наш рассказ лишь о том, что среди террористов встречались люди с последовательной и твёрдой жизненной линией. Спиридонова не раскаивалась и не просила пощады (хотя это было бесполезно) даже в свой смертный час. В сентябре 1941 года таяли последние силы защитников Орла. Было ясно, что город будет сдан немецко-фашистским захватчикам. Город, где в тюрьме отбывала свой срок Спиридонова. И город был сдан 3 октября. Советская идеология продиктовала: ну не сдавать же врагу живую Спиридонову. Поэтому 11 сентября 1941 года Мария Александровна Спиридонова с группой других заключённых орловской тюрьмы по приговору военной коллегии Верховного суда СССР была расстреляна.

Подготовил к печати

Эдуард ПОПОВ

(Использованы «Малая Советская Энциклопедия», 1928; «История российского терроризма». М., 1995)

Номер 35 (9440) 23 сентября 2014 года, Вехи истории