petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ОТЕЦ КРАПОВОГО БЕРЕТА

62509Исполнилось 40 лет со дня принятия крапового берета — форменного головного убора спецназа ВВ МВД, ставшего символом мужества и доблести воинов органов правопорядка. Огромную роль в его появлении сыграл генерал-лейтенант Александр Георгиевич СИДОРОВ.

Именно он, являясь первым заместителем начальника внутренних войск МВД СССР, реализовал идею создания спецназа войск и в 1978 году организовал изготовление первых 25 беретов из ткани крапового цвета. Александра Георгиевича заслуженно считают отцом спецназа внутренних войск и, естественно, крапового берета.

О жизни и службе генерал-лейтенанта Александра Сидорова, к сожалению, известно очень мало. И чтобы устранить это «белое пятно» отечественной истории корреспондент «Петровки, 38» встретился с сыном прославленного военачальника, Николаем СИДОРОВЫМ, и попросил рассказать о своём отце.

89601–Николай Александрович, когда и где родился Александр Георгиевич? Кто были его родители?

— Мой отец родился 10 августа 1922 года в селе Малое Шеламово Чернского района Тульской области. В семье было три сына, он средний. Семья была трудовая. Время сложное, вся наша страна жила не богато. Дедушка работал, бабушка помогала ему и подрабатывала шитьём — в семье имелась швейная машинка «Зингер». Дедушка участвовал в Первой мировой войне.

Чернский район находится на юго-западе Тульской области. Места эти удивительно живописные, они воспеты титанами русской литературы — Иваном Сергеевичем Тургеневым и Львом Николаевичем Толстым. Отцу нравилась родная природа. Он поступил в лесоустроительный техникум, и, по всей видимости, если бы история нашей страны пошла по другому пути, наверное, он бы всю жизнь посвятил благородному служению русскому лесу. Но когда он окончил техникум, пришла весть о нападении немцев и начале войны.

97767Уже в октябре 1941 года он был призван Щекинским районным военкоматом в армию, на флот, и направлен в Ленинград (сейчас Санкт-Петербург), где был зачислен матросом, как тогда говорили, краснофлотцем, специалистом по электрике на линкор «Октябрьская революция».

Надо особо подчеркнуть, к тому времени город на Неве уже находился во вражеской блокаде и это кольцо было замкнуто крепко. Немцы планировали уничтожить город — задушить его голодом, разрушить постоянными артиллерийскими обстрелами и бомбёжками. Линкор, на котором служил отец, был спущен на воду ещё в 1911 году, назван «Гангут», корабль принимал участие в Первой мировой войне. В 1925 году был переименован в линкор «Октябрьская революция». В самом начале Великой Отечественной войны корабль совершил очень опасный рейд из Таллина в Ленинград, принимал самое активное участие в обороне города — отражении налётов немецких самолётов и нанесении огневого поражения врагу.

За всю свою историю город на Неве ещё никогда не был в таком опасном положении. Ему на помощь пришла вся страна. Войска Ленинградского и Волховского фронтов неоднократно и последовательно проводили операции по прорыву блокады. Для участия в этих боях матросы сходили с кораблей и воевали на суше. В одном из таких отрядов был и мой отец.

— Он стал морским пехотинцем?

— Да, причём на суше моряки воевали отчаянно. Подымаясь в атаку, они вынимали из вещевых мешков бескозырки, надевали их и стремительно шли в рукопашный бой. Немцы их называли «чёрная смерть» и удивлялись — почему они идут в атаку молча?

— Почему?

— Матросы зажимали зубами ленточки бескозырок, чтобы те не потерять в бою. Удар морской пехоты был стремителен и беспощаден для врагов. Немцы испытывали животный страх, когда в атаку шла морская пехота.

Я как-то спросил отца, была ли у морских пехотинцев на фронте дедовщина. Он улыбнулся и сказал, что была. Я удивился: как? Он рассказал, что это была «дедовщина наоборот» — опытные матросы брали шефство над молодыми, поддерживали, помогали и когда звучала команда: «В атаку, вперёд!» — то вот они, старшие по опыту, подымались под пули первыми.

В одном из таких жестоких боёв по прорыву блокады отца тяжело ранили. Его переправили на Большую землю, в военный госпиталь. Ну а когда поправился, то попал ещё в одно «горячее место» — под Ржев. Бои в районе этого старинного русского города были очень ожесточёнными. В течение 13 месяцев советскими войсками были проведены три крупные наступательные операции, немецкая сторона всё это время пыталась удержать стратегически выгодный плацдарм в центре Восточного фронта.

Отбросить немецкую армию и освободить Ржев Красной Армии не удавалось, однако её активные действия не позволили Гитлеру перебросить отсюда войска под Сталинград, где решалась судьба всей войны. Потери с обеих сторон — катастрофические. Некоторые военные историки считают, что Ржевская битва была самой кровопролитной за всю историю человечества. Кстати, Ржев был единственным городом, который в ходе войны посетил Сталин.

Под Ржевом отец снова был тяжело ранен и отправлен на излечение в госпиталь, располагавшийся в городе Калинине (сейчас это Тверь). Лечился он где-то полгода, а после выздоровления, как имеющего неплохое по тем временам образование и боевой опыт, его направили на курсы младших офицеров. После их окончания в звании младшего лейтенанта снова оказался на фронте.

— Он был командиром взвода, воевал в пехоте...

— Воевал в 204-й Витебской Краснознамённой ордена Суворова стрелковой дивизии, вначале был командиром взвода. А потом командование заметило его грамотность, инициативность, исполнительность и личное мужество, и он был назначен офицером связи от штаба дивизии при оперативном отделе 1-го стрелкового корпуса 43-й армии, в состав которого входило соединение. В наградном листе этого периода (отца наградили орденом
Отечественной войны II степени) написано: «Товарищ Сидоров на фронтах отечественной войны с октября месяца 1941 года. Работая офицером связи от штаба 204-й стрелковой дивизии с ноября 1943 года при оперативном отделе корпуса, за это время показал себя только с положительной стороны.

К порученному делу относился со всей серьёзностью, все поручения выполняет честно, в срок и добросовестно.

В период наступательных боёв частей корпуса тов. Сидоров неоднократно выполнял ответственные поручения командования под миномётно-артиллерийским огнём противника.

Смелый, инициативный и решительный офицер».

— И как дальше сложилась его фронтовая судьба?

— На эти его качества обратил внимание командир 1-го стрелкового корпуса Герой Советского Союза генерал-лейтенант Николай Алексеевич Васильев, ему нужен был хороший адъютант и он назначил на эту должность отца. Казалось бы, адъютант командира корпуса — это глубокий тыл, штабные карты и…

— И аксельбанты, как в фильме «Адъютант его превосходительства» у Юрия Соломина...

— Но в жизни оказалось далеко не так. Адъютантов у комкора было несколько, они не чай ему кипятили, а входили в состав оперативного отдела корпуса и занимались доведением приказов и распоряжений командира корпуса командирам подчинённых соединений и частей. Адъютанты не только передавали эти указания, но и частенько сами активно участвовали в их реализации. Чтобы не быть голословным, следует привести выдержку из ещё одного наградного листа — представления отца к награждению орденом Красного Знамени.

«23.04. 1945 года стрелковой роте 344-й стрелковой дивизии был дан приказ захватить два ряда траншей и дом, чтобы лишить противника выгодного рубежа, с которого он просматривал на большое расстояние наш передний край обороны и угрожал фланговым огнём при наступлении.

Рота, заняв первую линию траншей, под сильным огнём противника залегла. Старший лейтенант Сидоров, пренебрегая опасностью, пробрался в роту, установил точное начертание боевых порядков и выявил огневую систему, благодаря ему наша артиллерия сковала и подавила огневые средства противника. Воспользовавшись этим, он организовал бойцов и первым бросился в атаку, увлекая за собою. Поставленная задача была выполнена.

24.04.1945 года во время боя за мызу Виэсаты связь была нарушена. Старший лейтенант Сидоров под сильным огнём противника, рискуя жизнью, пробрался в боевые порядки наступающих и всё время точно докладывал обстановку, что обеспечило командованию непрерывное управление боем.

Мыза была взята, но в одном из подвалов разрушенного дома оставалось до взвода пехоты противника, которые открыли огонь в спину наступающим. Сидоров организовал атаку, под его командованием подвал был очищен, причём взято 12 пленных, что способствовало прочно закрепиться нашим боевым порядкам на достигнутых рубежах.

За проявленные доблесть и мужество старший лейтенант Сидоров достоин награждения орденом Красного Знамени».

Войну отец закончил в Прибалтике.

— Но он уже решил не возвращаться в русский лес, а посвятить жизнь защите Отечества.

— Да. Он служил в разных регионах — Туркмении, Германии, Подмосковье. Закончил Военную академию имени М.В. Фрунзе и Военную академию Генерального штаба имени К.Е. Ворошилова. В шестидесятые годы прошлого века назначен командиром 81-й гвардейской мотострелковой Красноградской Краснознамённой ордена Суворова дивизии, которая была дислоцирована в небольшом уютном украинском городке Конотоп. Когда начались события на советско-китайской границе, дивизия была перегруппирована в город Бикин, районный центр в Хабаровском крае. Но к тому времени предложили перейти во внутренние войска на должность заместителя главкома по боевой подготовке.

— Органы правопорядка в это время восстанавливались после «хрущёвского погрома».

— Да, после упразднения в 1960 году Министерства внутренних дел СССР началось их постепенное возрождение. Как известно, 26 июля 1966 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был восстановлен центральный орган управления правопорядком в виде Министерства охраны общественного порядка СССР (МООП СССР). А уже 25 ноября 1968 года МООП СССР было переименовано в Министерство внутренних дел СССР, в состав которого входили внутренние войска.

Для формирования работоспособного, эффективного и современного органа управления внутренними войсками МВД РФ, передачи опыта боевых частей и подразделений Министерства обороны СССР руководство страны решило привлечь лучших специалистов сухопутных
войск. Как раз в то время, а если быть точным, то 14 мая 1968 года их главкомом был назначен заместитель командующего войсками Московского военного округа генерал-лейтенант танковых войск Иван Кириллович Яковлев — очень грамотный и уважаемый военачальник.

Новое руководство внутренних войск сумело полностью изменить их облик — превратив из территориальных военизированных формирований,
которыми они были, по сути в мобильные мощные современные войска, способные выполнять самые сложные правоохранительные задачи. Конечно, в этой огромной работе есть частица труда и моего отца. Вначале он был заместителем главкома — начальником Управления боевой подготовки, а затем был назначен первым заместителем главнокомандующего.

— А когда возникла идея создания спецназа внутренних войск и как следствие — краповых беретов?

— Толчком послужили печальные события, имевшие место во время Олимпиады. Напомню, что 5 сентября 1972 года членами террористической палестинской организации «Чёрный сентябрь» был осуществлён террористический акт, унёсший жизни 11 представителей израильской олимпийской сборной (4 тренера, 5 участников соревнований и двое судей) и одного западногерманского полицейского.

При последующем анализе этого кровавого и несовместимого с олимпийскими принципами события неожиданно выяснилось, что у организаторов игр не было подготовленного подразделения, которое могло бы противостоять террористам. В олимпийскую деревню был отправлен небольшой полицейский отряд, состоящий из германских пограничников. Не было также специального оперативного плана по действиям в таких ситуациях, плана освобождения заложников. В общем, сплошная самодеятельность.

Когда же стало известно о решении Международного олимпийского комитета провести игры в Москве, вполне резонно возник вопрос: а что мы будем делать, если, предположим, террористы проберутся на нашу Олимпиаду? Вот тогда в силовых структурах, в первую очередь в КГБ и МВД, возникла идея об организации подготовленного к таким событиям специального подразделения. Материализоваться ей помогло решение министра внутренних дел СССР о создании в органах и войсках спецподразделений, которые могли бы вести борьбу с вооружёнными и способными на всё террористами и уголовниками.

Моему отцу пришлось вплотную заниматься этой проблемой — проводить необходимые расчёты, прикидки, эксперименты. Специальное подразделение, предназначенное для противодействия акциям, носящим террористический характер, начали формировать 29 декабря 1977 года на базе 9-й роты 2-го полка дивизии имени Феликса Эдмундовича Дзержинского. Здесь на то время были лучше всех подготовленные в физическом отношении бойцы, имелась хорошая учебная база. И что немаловажно, руководство дивизии с интересом отнеслось к проводимому эксперименту.

— Николай Александрович, как-то даже не верится, что идея так легко была всеми принята и так легко была воплощена.

— А кто сказал, что легко была принята. Если у вас сложилось такое представление, то оно ошибочно. Много было сомнений. Скажу, что даже сам министр генерал армии Николай Анисимович Щёлоков и тот задумался, нужна ли ему к «его тысяче забот» ещё одна. И ещё скажу, что отец, который сразу загорелся идеей создания такого подразделения, в этот момент встретил понимание и поддержку у первого заместителя министра генерал-полковника Юрия Михайловича Чурбанова. И тот сказал своё веское слово.

— Как можно понять, процесс создания спецназа и краповых беретов осуществлялся путём проб и ошибок. Но всё-таки, хоть и немного, но у кого-то опыт перенимали?

— Конечно, постарались вначале познакомиться с работой иностранных подразделений спецназа, там уже такие появились. Изучали опыт немцев и финнов. У одних — учились техническому оснащению, у других — методике и практике организации снайперской подготовки. Но в первую очередь изучали свой боевой опыт — съездили в Тульскую десантную дивизию, где познакомились с деятельностью роты глубинной разведки. Потом всё это обобщили и адаптировали к своим условиям. А они имели отличие: бойцам внутренних войск предстояло вступить в схватку с готовыми на всё преступными элементами.

Постепенно накопился опыт, который был обобщён в Наставлении для подразделений специального назначения.

— И вот тогда, видимо, встал вопрос о краповых беретах?

— Отец предложил выделить, отличить спецназовцев внутренних войск от аналогичных специалистов других ведомств. Полагаю, что тогда он вспомнил, как шёл в атаку, держа в зубах матросские ленточки. И он понимал, как важно иметь вот такой, присущий только спецназу ВВ символ, поэтому и предложил одеть их в краповые береты. Многие спрашивают, с чем ассоциируется этот цвет. Да тут всё просто — это цвет пролитой на поле брани крови защитников Отечества, он, кстати, «зафиксирован» на погонах и петлицах военнослужащих внутренних войск. Вот тогда он распорядился сделать заказ на изготовление первых двадцати пяти головных уборов.

— Такие символы мужества есть у воинов других видов вооружённых сил и родов войск. У пограничников — зелёные фуражки, у морских пехотинцев — чёрные береты, у десантников — голубые береты, у моряков — бескозырки. Чем же краповые береты отличаются от них?

— Да всё просто. Перечисленные головные уборы — это действительно уважаемые в нашей стране символы мужества и доблести. Но это, если можно так выразиться, коллективные символы, за которыми стоит мужество, отвага и героизм десятков тысяч воинов, иногда даже безызвестных. Эти элементы обмундирования выдаются всем, кто пришёл служить в этот вид вооружённых сил или род войск, выдаются как бы даже немного авансом — парень ещё ничего и не сделал такого героического, а уже носит знак отличия, к примеру, зелёную пограничную фуражку. В то же время, мне кажется, что наше Министерство обороны не совсем настойчиво защищает образцы уже имеющейся формы одежды. К примеру, чёрного берета — символа морской пехоты. В настоящее время ношение этого головного убора скорее можно отнести не к славным традициям российского флота, а к сотрудникам ЧОП.

А вот краповый берет — это строго индивидуальный символ. Его не выдают, его завоёвывают, за него сражаются, борются. За него, если говорить точно, проливают и пот, и кровь. В этом его отличие, и поэтому он так дорог их владельцам.

Первые показательные выступления роты специального назначения состоялись летом 1978 года — министр внутренних дел и руководство ведомства ознакомились с действиями спецназовцев и одобрили их. К началу Олимпийских игр подразделение было готово, но, к счастью, во время самих Игр ему действовать не довелось — личный состав находился только в резерве.

После завершения Олимпиады встал вопрос: что же делать с ротой спецназа? Некоторые руководители в МВД считали, что её безболезненно можно расформировать, дескать, «всем спасибо, все свободны».

Но отец считал: это будет неправильный шаг. Проведённый им анализ убеждал, что спецназ внутренним войскам ой как ещё понадобится. И все свои возможности, все свои связи, весь свой авторитет употребил для того, чтобы спецназ продлил свою жизнь.

Сейчас, оглядываясь на героический путь, пройденный спецназом внутренних войск, понимаешь, насколько правильным было принятое решение. Отец сыграл большую роль в создании и совершенствовании этой организации не только потому, что это входило в его служебные обязанности. Он уважал офицеров решительных, толковых, хорошо подготовленных, мужественных — он сам был таким и такими видел спецназовцев.

...После увольнения в запас в мае 1984 года отец возглавил Московский городской стрелковый спортивный клуб Киевского районного комитета ДОСААФ (РОСТО). Являясь судьёй международной категории, неоднократно принимал участие в организации и проведении различных соревнований по стрельбе, как в стране, так и за рубежом.

Александр Георгиевич скончался 4 января 1999 года, похоронен на Троекуровском кладбище.

 

НАШЕ ДОСЬЕ

41911Николай Александрович Сидоров родился 9 марта 1958 года. Закончил Московское высшее общевойсковое командное орденов Жукова, Ленина и Октябрьской Революции Краснознамённое училище, Военную орденов Ленина и Октябрьской Революции, Краснознамённую, ордена Суворова академию имени М.В. Фрунзе и Военную ордена Ленина, орденов Суворова и Кутузова академию Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации.

Проходил службу в различных регионах страны и за рубежом, начинал командиром взвода, впоследствии командовал танковым полком, мотострелковой дивизией сухопутных и береговых войск на Тихоокеанском флоте, являлся заместителем по береговым войскам Командующего войсками и силами на северо­востоке России (Камчатская группировка), преподавал в Военной академии Генерального штаба ВС РФ. Генерал-­майор запаса. Награждён государственными наградами.

 

Беседовал Владимир ГАЛАЙКО, фото из архива семьи СИДОРОВЫХ