petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

По сигналу тревоги

 
Дежурная часть — это сердце любого подразделения. Если театр начинается с вешалки, то милиция — с дежурной части. Именно поэтому мы и начали с нее свой рассказ о 2-м отдельном батальоне милиции УВО при УВД по Восточному округу столицы.
  
Сюда стекаются все сведения, от которых зависит успешная работа подразделения. Оперативную информацию, новые распоряжения и другие важные сообщения начальник смены ДЧ доводит до личного состава на каждом разводе. А после того, как экипажи выходят на маршрут, сотрудники дежурной части координируют их работу: передают «тревоги», сообщают о происшествиях. Это большая ответственность. Ведь от того, насколько точно и быстро будет передана информация нарядам, порою зависит, будет ли преступник или правонарушитель пойман. И какой современной техникой ни обладала бы сегодня вневедомственная охрана, главным фактором успеха этой службы в борьбе с преступностью были и будут люди.
Глядя на работу старшего инспектора-дежурного майора милиции Сергея Расторгуева, невольно удивляешься — как он практически одновременно успевает отвечать на телефонные звонки, передавать информацию экипажам, подсказывая им, как лучше подъехать к тому или иному объекту.
По его указаниям действуют все группы задержания и немедленного реагирования батальона, поэтому для дежурного очень важно быть предельно внимательным, быстро и четко передать информацию.
Экипажи, работая на маршрутах патрулирования, предотвращают и раскрывают преступления, причем не только охраняют объекты, а еще обеспечивают общественную безопасность на улицах округа, участвуют в общегородских операциях.
К одной из групп задержания 2-го ОБМ УВО при УВД по ВАО присоединился наш корреспондент.
* * *
Шлагбаум на выезде медленно пополз вверх, выпуская патрульный автомобиль с территории батальона, и мы уже катим вдоль домов одного из спальных районов на востоке Москвы.
Накануне выпал снег, автомобили на дорогах едут неторопясь, желающих полихачить сегодня нет. Несмотря на то что наш экипаж уже получил «тревогу» — в районном отделе субсидий сработала кнопка тревожной сигнализации, милиционер-водитель старший сержант милиции Павел Попов не выжимает из милицейской «десятки» выше положенных шестидесяти, аккуратно притормаживая у пешеходной «зебры» и перекрестков. Ехать нам не так уж и далеко, в положенные 7 минут, отведенные на реагирование по «тревоге», экипаж вполне уложится.
Прибыв по нужному адресу, опоясанный синей полосой «жигуленок», чтобы остаться незамеченным, останавливается в нескольких десятках метрах от дверей организации. Старший экипажа старший лейтенант милиции Андрей Кожин и милиционер старшина милиции Сергей Филимонов выходят из машины и направляются вдоль стены дома ко входу. Двери открыты. Внутри идет ремонт — электрики меняют проводку. Видимо, это и стало причиной срабатывания сигнализации. Тем не менее стражи порядка, чтобы убедиться в том, что здесь действительно все нормально, проходят к руководству организации…
Милицейский автомобиль снова выруливает на улицу — поступила следующая «тревога». На этот раз охранная система сработала в квартире одного из домов, расположенных в зоне ответственности экипажа соседнего маршрута, но он поехал по другому сигналу. Мы подменяем занятый на другом объекте наряд. Такая взаимопомощь позволяет быстро и четко реагировать на все «сработки».
Пара минут — и группа задержания уже на месте. Мы с Сергеем Филимоновым идем пешком, а Андрей Кожин поднимается на лифте на последний этаж, а оттуда спускается по лестнице. Павел Попов наблюдает за окнами квартиры со двора. Таким образом, возможным злоумышленникам отрезаны все пути к отступлению.
К счастью, на этот раз сигнал оказался ложным. Такое случается довольно часто — еще не на всех объектах и в квартирах установлено новое оборудование, которое дает минимальное количество сбоев. А техническая служба, которую несколько лет назад перевели в отдельную структуру (ФГУП «Охрана»), не всегда вовремя проводит профилактическое обследование установленных охранных систем. Одно из подтверждений тому — наш следующий выезд. В квартире одного из домов на 9-й Парковой улице сигнализация срабатывает чуть ли не каждый день. Конечно, эту «тревогу» экипаж отрабатывает также тщательно, как и другие, однако частые ложные сигналы невольно ослабляют бдительность.
* * *
Наступает некоторое затишье. Рация молчит, и патруль объезжает район. Милиционеры внимательно наблюдают: все ли в порядке на улицах и во дворах. Кроме того, нужно проверить расположенные в зоне ответственности объекты особой важности и повышенной опасности: газораспределительную станцию, шахты метрополитена, а также участки мировых судей, детские учреждения, больницы, сбербанки и т. д.
А недавно нарядам вменили еще одну обязанность — если нет выездов по тревожным сигналам, то ежечасно экипаж должен прибывать в так называемую «контрольную точку» и в течение 20 минут пешком патрулировать эту зону. Насколько эффективен такой метод борьбы с уличной преступностью, мне, с точки зрения обычного человека, судить сложно. Но все же рискну высказать предположение, что автопатруль за это же время охватит своим вниманием куда большую территорию.
От размышлений отвлекла вновь ожившая рация. Сергей Расторгуев передает нашему экипажу новую информацию. Андрей Кожин записывает адрес и все необходимые данные о квартире, откуда поступил сигнал. Она расположена на первом этаже пятиэтажки на Измайловском бульваре.
 К сожалению, владельцы квартиры при заключении договора с вневедомственной охраной не позаботились указать код подъезда. Открывать нам дверь придется кому-то из соседей.
— Днем — это еще полбеды, — говорят милиционеры, — а вот ночью… Приходится будить жильцов, чтобы попасть в подъезд. Как правило, люди, которых подняли с постели, бывают не в восторге от этого.
На этот раз нам повезло. Женщина из соседней квартиры открыла дверь. Правда, она подумала, что экипаж приехал по другому поводу. На лестничной площадке просто невыносимый запах — он идет из квартиры на этом же этаже и настолько силен, что проникает повсюду. По словам женщины, соседи содержат несколько десятков (!!!) кошек. Но нам остается только посочувствовать — миссия сотрудников вневедомственной охраны заключается прежде всего в отработке сигнала тревоги. А вопросами санитарного состояния жилья должны заниматься участковый, работники коммунальных служб и санитарно-эпидемиологического надзора. Также жильцы могут обратиться в суд с жалобой на своих нечистоплотных соседей. Ведь в Москве уже есть наработанная судебная практика по таким делам, принимались решения вплоть до выселения жильцов, устроивших в своих квартирах помойку и отравляющих жизнь соседям.
Убедившись, что с охраняемой квартирой все в порядке, милиционеры все-таки решили попробовать воздействовать на «любителей животных». Но безуспешно: на звонки в дверь никто не отвечал, а окна в буквальном смысле были забаррикадированы — за непрозрачными от грязи треснувшими стеклами на всю высоту проема возвышались горы тряпья. Неприступная крепость. Бесполезность наших усилий подтвердили и проезжавшие мимо сотрудники местного ОВД, которые уже неоднократно пытались попасть в «нехорошую квартиру».
Снова отправляемся по «тревоге». У подъезда, в котором расположена охраняемая квартира, сталкиваемся с двумя молодыми людьми — с первого взгляда видно, что это приезжие из Средней Азии. На всякий случай сотрудники милиции проверяют у них документы, ведь нельзя исключить, что парни имеют отношение к сработке сигнализации. Но с квартирой все в порядке — дверь заперта, зарешеченные окна целы. Опять всего лишь технический сбой. Поэтому гостей столицы отпускаем — ведь следить за соблюдением паспортного режима теперь в компетенции сотрудников Федеральной миграционной службы, а не милиции.
* * *
Патрульный автомобиль вновь колесит по улицам. Вокруг все спокойно — прохожие спешат по своим делам, во дворах мамы и бабушки гуляют с детьми. Проезжаем вдоль Измайловского лесопарка.
— Вот здесь недавно ребята из нашего батальона задержали убийцу, — рассказывают милиционеры. — Обратили внимание на мужчину, который вышел из леса, и увидели, что у него кровь на руках. Потом, при личном досмотре, обнаружили топорик. Так благодаря внимательности было раскрыто убийство двух человек.
— А какие преступления чаще всего раскрывают сотрудники батальона?
— В основном — это кражи из супермаркетов. Люди пытаются вынести товары, минуя кассы. А еще уличные преступления — грабежи, кражи из автомашин. Ведь экипажи постоянно находятся на территории района, нам передают информацию не только из дежурной части ОБМ, но и из ОВД. Иногда во время патрулирования задерживаем злоумышленников прямо на месте преступления.
Действительно, на улицах чаще всего можно увидеть наряды вневедомственной охраны. Раньше говорили, что в территориальных ОВД старый автопарк и бензина не хватает. Но вот уже несколько лет охрана работает не на основе самофинансирования, а стала бюджетной, как и вся милиция. И машины такие же — ломаются, глохнут во время поездки, и бензина выделяется столько же. А вот принцип работы почему-то не нарушился… Может быть, традиция службы?
Кстати, о традициях. В разговоре выясняется, что старший нашего экипажа Андрей Кожин — продолжатель милицейской династии. Его отец, майор милиции Александр Кожин, работает в дежурной части батальона.
* * *
Наше совместное дежурство с экипажем 2-го ОБМ УВО при УВД по ВАО подошло к концу. Оно выдалось спокойным.
— Приезжайте подежурить с нами вечером, — приглашают милиционеры. — Днем у нас в районе тихо, а вот в ночное время бывают интересные задержания…