petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 21 (9622) от 19 июня 2018г.

Работа над ошибками

1175948Это интервью не совсем обычное. Ведь авторами вопросов, на которые отвечал народный артист России Фёдор Добронравов, были не журналисты, а обычные зрители. А происходила беседа в актовом зале столичного правоохранительного главка (ул. Петровка, 38). Кстати, подавляющее большинство аудитории составляли именно представительницы прекрасного пола.
–Фёдор Викторович, вы готовы повести людей за собой в бой?

— Нет, не моё это. Хотя за собой качества лидера замечал. Но это было в детстве, в школе. Руководителем никогда не был. Я артист, а не начальник. Кстати, тяга к искусству появилась у меня ещё до того, как я пошёл в первый класс. Меня, мальчишку, во время семейных торжеств приглашали выступать. В качестве сцены был обыкновенный стул, с которого я читал стихи и пел. Гости обычно смеялись, иногда подпевали. Всем очень нравились мои исполнения, а меня воодушевляло внимание взрослых.

Моей мечтой было стать клоуном. Более того, когда подрос, то поступил в цирковую студию при местном Дворце культуры. Я рос в Таганроге. Это город рабочих. Мы занимались серьёзно. Оттачивали целую программу, с которой выступали на заводах, в порту, на площадках города. Кстати, в ДК я познакомился со своей будущей женой. Она занималась в танцевальном кружке.

— Поступали в цирковое училище?

— Да, но безуспешно. Приёмная комиссия вынесла своё резюме: молод, подрасти, а потом приходи.

— И что было дальше?

— В те годы было много фильмов про десантников. Мы, юноши, просто бредили небом. Я поступил в школу ДОСААФ. Там нас обучали мудрёной науке десантирования. Изучали теорию, отрабатывали технику прыжка на тренажёрах, а потом прыгали с настоящего самолёта. Естественно, что в военкомате меня приписали к воздушно-десантным войскам. В них я и служил срочную.

— Не пожалели?

— Ни в коем случае! Армия мне многое дала. Да и романтики было хоть отбавляй. Я считаю, что каждый мужчина должен пройти эту жизненную школу.

— Оба ваших сына тоже избрали профессию актёра. Это случайно или нет?

— Я их отговаривал. Но старший, Витя, вырос за кулисами. Настоял на своём. Через шесть лет та же история приключилась с Ванечкой. Тоже, мол, пойду на сцену. Ну и слава Богу. Им нравится это ремесло. Они счастливы. Виктор служит в театре Вахтангова, в Иван в чеховском.

— Правда ли, что в «Сатирикон» вас лично Константин Райкин пригласил?

— Да. Благодаря моей жене. В Воронежский молодёжный театр, где я служил в ту пору, приехал Константин Аркадьевич. Ну, Ирина (моя супруга) настояла: пусть он тебя посмотрит. Пообещал ей. Хотя про себя подумал: бесполезно, где я и на какой высоте Райкин. Но он пришёл за кулисы и общался с нами до четырёх утра. В итоге трое артистов из труппы, в том числе и ваш покорный слуга, были приглашены на работу в «Сатирикон». Это были 15 лет счастья.

— Как у вас получился такой говор в «Ликвидации»?

— Режиссёр Сергей Урсуляк очень серьёзно работал. И от актёров требовал не играть роль, а проживать её. Со многими моими коллегами занимался педагог, ставил одесский акцент. Но мне этого не потребовалось. В моём родном городе такая смесь языков, что моё произношение вполне «прокатило».

— Много времени провели в «Жемчужине у моря»?

— Много. Но я ведь ещё и в театре работал. Летать приходилось. По-моему, я совершил тридцать шесть авиарейсов Москва—Одесса и обратно.

— А вот смешной сюжет. Вы сидите на лавочке с героем Владимира Машкова — Гоцманом. Беседуете. Он встаёт, и вы падаете. Сами сыграли или дублёр был?

— Этого момента в сценарии не было. Я упал случайно: сел близко к краю, и когда Машков встал, получился эффект качелей. Но режиссёру это понравилось. Не стал вырезать этот кадр.

— Кого бы вы хотели сыграть?

— Я уже перерос тот персонаж. Возраст не позволяет.

— Какое, на ваш взгляд, должно быть кино?

— Доброе. То, которое можно смотреть всей семьёй. А вот таких лент нам сейчас катастрофически не хватает. Я лично обожаю старые советские фильмы. Кино — это не только зрелище. Оно должно воспитывать зрителя. Особенно молодого. А чему могут научить бандитские сериалы с их перестрелками и мордобоем? Вряд ли чему-то хорошему.

— В сериале «Сваты» вы выступили не только как актёр, но ещё и как продюсер. Довольны результатом?

— Не могу ставить сам себе оценки. Главное, чтобы зрителям нравилось.

— А съёмки где проходили?

— В самой настоящей деревне. Причём она очень старинная, упоминается ещё в летописях времён Ивана Грозного.

— Как местные жители отнеслись к тому, что у них под окнами снимают кино?

— Замечательно! Всячески нам помогали. Консультировали по вопросам сельского бытия. Подкармливали. И сами участвовали в съёмках массовых сцен. Вспоминаю курьёзный случай. Одного местного мужика пригласили изобразить гостя на свадьбе. Восемь дублей делали. Столы накрыты, а трогать ничего нельзя. Ведь при монтаже все картинки должны показывать одно и то же. Он весь извёлся. И после съёмки говорит: «Вы что, дураки? Одну и ту же фразу по нескольку раз произносите».

— О чём жалеете?

— О том, что совершал ошибки. Но без них тоже нельзя обойтись, ведь на них учатся.

Подготовил Евгений КАТЫШЕВ,

фото Николая ГОРБИКОВА