petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Служба начинается с кадровика

52776Генерал-майор милиции Владимир Чугунов родился 15 августа 1952 года в Тульской области. После окончания средней школы служил в армии, в группе советских войск в Германии. 15 октября 1973 года пришёл на работу в московскую милицию, где когда-то трудился его дед. Начал рядовым милиционером, затем почти 4 года — инспектор отдела кадров. Далее служил на различных руководящих должностях: заместитель начальника отделения милиции, начальник отделения милиции, заместитель начальника по оперативной работе Волгоградского РУВД столицы, начальник отдела уголовного розыска УВД Юго-Восточного округа, заместитель начальника того же УВД.
В августе 2001 года был приглашён начальником ГУВД г. Москвы В.В. Прониным на должность заместителя, в которой проработал почти 10 лет, с 2001 по 2011 год. Курировал кадровый блок, без отрыва от работы с отличием закончил Академию управления МВД РФ. В те годы должность заместителя начальника ГУВД была совмещённой, одновременно Владимир Анатольевич возглавлял Управление кадров, после небольшой реорганизации — Управление по работе с личным составом главка, штатная численность которого в 2001 году была равна почти 115 тысячам единиц, включая вольнонаёмный состав. А некомплект в некоторых службах приближался к 20%.

Традиции и перемены

— Владимир Анатольевич, почему в Москве, на ваш взгляд, так мало памятников героям-милиционерам и полицейским? Разве что монумент на Трубной площади, посвящённый солдатам правопорядка, погибшим при исполнении служебного долга, да памятник литературным героям Жеглову и Шарапову во дворе Петровки, 38.

— Я бы не согласился с таким категоричным утверждением. Кстати, монумент на Трубной был возведён по инициативе московской милиции и прежде всего Виктора Васильевича Антонова — сегодня он председатель Совета ветеранов органов внутренних дел. Персональных памятников сотрудникам у нас действительно практически нет. Зато есть памятные доски, улицы, названные в честь наших сотрудников-героев, в главном здании на Петровке, 38 находится памятная стела со списком погибших. У храма Знамения иконы Божией Матери за Петровскими воротами есть памятник московским сыщикам, посвятившим жизни свои благому делу. Во дворе Петровки, 38, есть также памятник Дзержинскому как символ консолидации всех подразделений и служб. Кроме того, на Красной площади у кремлёвской стены захоронены двое сотрудников московской милиции Егор Швырков и Семён Пекалов, героически погибшие 100 лет назад.

— Кадровой службе ГУ МВД России по городу Москве исполняется 100 лет. Как со временем менялись методы её работы, какие были особенности?

— Я пришёл на работу в милицию в 1973 году, когда кадрами руководил генерал Дмитрий Захарович Киселёв. А в 1977 году я стал работать в кадрах, был тогда обычным инспектором. После Киселёва кадры возглавил Виктор Васильевич Антонов, пришедший из партийных органов. Он внёс солидную лепту в формирование кадрового ядра с учётом тех политических задач, которые стояли в то время перед партией в плане охраны общественного порядка. Со временем менялись подходы к обучению и воспитанию личного состава, жизнь подсказывала на каждом этапе, какие новшества нужно внедрять. В правоохранительной системе были когда-то и политические, и партийные органы, и их работа была направлена на формирование кадрового ядра и воспитание личного состава. После распада СССР в системе органов внутренних дел произошли изменения. Какие-то воспитательные рычаги отпали — партия и комсомол, но появились новые возможности воспитания личного состава: более расширенное обучение в системе служебной подготовки, увеличилось количество времени в учебных центрах на подготовку вновь принятых на работу, у центров расширилась материально-техническая база. Теперь в каждом окружном управлении создано подразделение, которое занимается служебной подготовкой — раньше такого не было. Появились психологическая и юридическая службы, вставшие на защиту и сотрудников, и самой системы. Но что важно: каждый из предшественников-кадровиков вносил свою лепту в усовершенствование этой работы. Я прекрасно помню таких солидных кадровых руководителей, как Василий Иванович Балагура, Василий Васильевич Олейник — он сейчас работает в мэрии Москвы. Эти люди вносили свой заметный вклад в дело становления кадровой системы. И всегда кадровые службы работали над тем, как уберечь кадровый состав от негативных последствий — это задача постоянная. Работа с кадрами довольно сложная и важная, и руководителям нужно понимать значение каждой службы и относиться к ним равноценно, не выделяя ни одну из них. Без работы кадровиков не обходится ни одна служба, но и кадры не обойдутся без этих служб. Вот почему здесь должны быть обоюдные любовь и уважение.

— Можно ли говорить, что проблема обеспечения кадрами — это вечная милицейская и полицейская проблема? Каких подразделений это касается больше всего?

— Проблема комплектования личного состава — это реальность. Кадров не хватало во все времена, особенно квалифицированных. Причина в том, что во все времена служба по охране общественного порядка считалась не очень престижной. Наверное, и разъяснительной работы об этой необходимой государству службе, популяризации было маловато. Некомплект в московской милиции особенно возрос после распада СССР. Было несколько волн оттока личного состава московской милиции: конец восьмидесятых, середина девяностых и начало двухтысячных годов. В начале двухтысячных были ощутимые перебои с бензином, иногда с зарплатой, случалось, даже с получением отпускных. Но с приходом Пронина на должность руководителя главка мэрия стала помогать. В 2001 году в Москве был почти полностью обновлён парк служебных автомобилей, мэром было принято решение о проведении доплат, введены надбавки. Всё это сказалось на закреплении личного состава, а некомплект, как я уже говорил ранее, в некоторых службах приближался к 20%. Чтобы стабилизировать ситуацию, на службу в столичную милицию стали принимать ежегодно по 12 тысяч человек. После вступления в силу закона об упразднении льгот по проезду, оплаты квартплаты и других мы всё же договорились с мэрией и с транспортниками о разрешении для сотрудников бесплатного проезда на метро. Это повлияло положительно. Кроме того, руководством главка были приняты решения о строительстве новых зданий окружных управлений, отделов внутренних дел, милиция общественной безопасности получила новое здание на Петровке, отремонтировали старые корпуса — ремонта там не было с 1956 года. Когда надстраивались новые этажи, паркет в коридорах был обшарпан, скрипел, с потолков свисали провода. Ремонт был сделан в кратчайшие сроки.

— Какие службы страдали больше всего в начале двухтысячных от дефицита кадров?

— Патрульно-постовая прежде всего. Дефицит был и в полках, в ОМОНе, у участковых, во вневедомственной охране, а также в службе дознания и в следствии. Связано это было с текучестью кадров, со слабым закреплением сотрудников, с отношением ряда руководителей к подчинённым. Руководством главка был издан приказ о комплектовании личного состава. В апреле 2002 года была проведена коллегия по кадрам, которая определила основные направления в комплектовании, обучении и воспитании личного состава. После обращения в мэрию мы получили разрешение принимать на службу иногородних. Были выделены места для проживания, а также издан приказ о разрешении на работу по совместительству всем сотрудникам, но только в системе вневедомственной охраны. И тогда обстановка с кадрами в Москве значительно стабилизировалась, мы добились рабочего некомплекта. Следует выразить слова благодарности начальникам окружных управлений, их заместителям по кадровой работе, которые профессионально и грамотно строили свою работу по отбору кандидатов на службу с моими заместителями на тот период службы — Михаилом Ивановичем Алисеенко, Василием Семёновичем Веденькиным и Александром Фёдоровичем Чекалиным.

Особенности профессионального отбора

— Насколько оправдана такая строгость при подборе кадров, когда из 10 желающих в конечном счёте на службу принимают только одного?

— Возьмём, к примеру, медицинскую комиссию. Критерии её оценок заложены на перспективу будущего сотрудника. Она определяет его годность не на один год: в советские времена на 25 лет, а сегодня — на 20. Физические возможности людей имеют предел, и надо выбирать такого человека, чтобы не загубить его жизнь. Сейчас эти критерии ещё больше усложнились в связи с психологическим отбором. Моё мнение: менять критерии оценок отбора сотрудников на службу нет необходимости. Нужно брать таких людей, которые и по состоянию здоровья, и по своему интеллекту, образованию могут надёжно служить именно гражданам и закону. Нужно серьёзно работать над возможностью добиваться взаимоуважения между гражданином и сотрудником, тогда будет проще сообща бороться с преступностью. Должна быть ещё и дипломатия в общении. Не случайно для сотрудников милиции ввели обязательное представление гражданам, специальные нагрудные номерные знаки, и в этом проявляется уважение к гражданину, появляется дополнительная возможность для диалога, повышения профессионального имиджа, на который влияют очень многие факторы. Например, регистрация преступлений. Это было извечной проблемой. После прихода в главк Владимира Васильевича Пронина было принято решение регистрировать абсолютно все преступления: если поначалу в официальных документах за год было зарегистрировано около 77 тысяч преступлений, то после того решения их стало 140 тысяч. И это повлияло на имидж, на закрепление кадров. Ведь первый этап защиты гражданина от преступных посягательств — это принять от него заявление и делать всё, что положено по служебному алгоритму. Даже если преступление раскрыть не удастся, гражданин поймёт, что ему действительно хотят помочь.

— Появление полиграфа, подключение психологов — насколько всё это улучшило процесс отбора сотрудников на службу?

— Полиграф и психологическая служба появились ещё во время моей работы. На сегодняшний день я считаю, что эти новшества оправданы, это веление времени. Наше общество изменилось: раньше такой проблемы, как наркотики, у кандидатов на службу практически не было, а сегодня введение такого контроля дисциплинирует кандидатов.

— Какие кадровые традиции сегодня утеряны и что следует возродить?

— Я бы не стал говорить, что у нас какие-то традиции утеряны, преемственность поколений у нас есть. Все руководители кадровых блоков старались перенять у предшественников всё самое лучшее. Ушли в прошлое товарищеские суды, но они заменены офицерскими собраниями, проходят встречи с ветеранами. Кстати, ветеранскую организацию органов внутренних дел создал Виктор Васильевич Антонов. С приходом руководителя Владимира Васильевича Пронина было введено в практику и стало доброй традицией проводить встречи начальника главка со своими коллегами — бывшими начальниками ГУВД и их заместителями. Эти встречи происходят теперь ежегодно в октябре. Ну а какие-то новые формы смогут появиться в будущем. Среди новшеств — чествование ветеранов солидного возраста.

— Насколько справедливо утверждение, что кадровая работа — это работа «с бумажками»?

— Конечно, не справедливо. Бумаг действительно очень много, начиная с личного дела. Но за всеми бумагами стоят конкретные люди, с которыми встречается кадровик. Личный контакт кадрового сотрудника начинается с обращения кандидата о приёме на службу и продолжается всю трудовую жизнь: если кто-то собирается учиться — идёт в кадровый аппарат, закончил учиться, нужно переназначение — обсуждение в кадровом аппарате. Без этого аппарата невозможно ни продвижение по службе, ни награждение сотрудника, ни уход в отпуск и на пенсию.

— Можно ли утверждать, что благодаря кадровикам московская милиция, а затем полиция — лучшие в стране?

— Если говорить об уровне подготовки и состоянии квалифицированных кадров, то тут спору нет. Но было бы в корне неверно говорить, что москвичам нечего перенять у коллег из регионов. В глубинке тоже есть чему поучиться. Не случайно в период моей работы на базе Университета МВД проводились всероссийские семинары по кадровым проблемам и обмену опытом. Тогда же была практика: при назначении руководителей кадровых аппаратов субъектов Федерации кадровый департамент МВД направлял их для ознакомления с московским опытом, я со всеми встречался. И в процессе знакомства не раз отмечал: то, что полезное у них на местах есть, а у нас отсутствует, нужно у них перенять. Так что москвичам зазнаваться нельзя, нужно учиться друг у друга.

Резерв на перспективу

— Кадры всегда требуют пополнения. Откуда они черпались раньше? А сегодня? Откуда вообще берётся «золотой кадровый фонд»?

— Система отбора кандидатов существует издавна. В мою бытность мы черпали кадры и через СМИ, после разрешения принимать иногородних использовали возможности сотрудников, уезжающих в отпуск, в московских школах были созданы несколько специальных классов, были образованы два колледжа — сейчас они входят в систему образования города Москвы. Для направления в Университет МВД ежегодно мы отбирали по 1200 кандидатов, из них половина поступали, а со второй половиной работали кадровики на местах с целью приёма их на службу в органы внутренних дел. Кадровый аппарат также отбирал учащихся в колледжи. Я старался всех кадровиков нацеливать на проведение в школах профориентации, а при подведении итогов всегда звучала тема отбора кандидатов на службу в органы внутренних дел и на учёбу. А что касается «золотого фонда», то он образовывался благодаря изучению работы в подразделениях: это комплексные выезды кадровиков в подразделения, проведение конкурсов профессионального мастерства, создание кадрового резерва, который и является тем самым «золотым фондом» на перспективу.

— Насколько целесообразна политика привлечения на службу в первую очередь москвичей?

— К этому стремились все поколения руководителей главка. Это выгодно во всех отношениях — и политически, и экономически, и чисто в человеческом плане. Человек, который родился и вырос в Москве, свой город любит и считает его родным домом. Поэтому отбирать на службу москвичей — дело правильное. При этом нельзя отказывать и иногородним — мы единая страна, но костяк, конечно, должен состоять из москвичей. Во время моей службы около 70% офицерского состава были из москвичей. Кстати, сейчас абсолютное большинство студентов нашего Университета МВД — жители Москвы и Подмосковья.

— Что дало привлечение на службу большого количества женщин?

— В девяностые годы было негласное правило: принимать на учёбу в наш университет из расчёта на 10 парней одну девушку. Потом было принято решение не ограничивать приём. В середине нулевых годов начальником ГУВД было предложено рассмотреть вопрос о приёме на учёбу в колледжи девушек. Кадры это предложение реализовали и не пожалели. Нужно только чётко определить, в каких направлениях служебной деятельности целесообразно применить их возможности и знания. Девушки более усидчивы, более кропотливо относятся к исполнению служебных обязанностей. Они в положительном смысле влияют на коллектив сотрудников-мужчин. А в принципе женщины могут работать во всех службах. Сегодня даже участковыми работают. Совсем нельзя без женщин в инспекциях по делам несовершеннолетних, в ЗИЦе, в миграционной службе, в службе «02». Ну а вообще, всё должно быть в разумных пределах.

— Нужен сегодня институт наставничества?

— Когда меня официально приняли на службу, дали на руки выписку из приказа о назначении, я прибыл в своё 118-е отделение милиции, где за мной был закреплён сотрудник, который начал со мной заниматься с получения формы, поселения в общежитие и так далее. Я его до сих пор помню: это был Валентин Муратов. Помню с благодарностью и других своих наставников, в том числе руководителей, которые меня учили. Наставники должны быть обязательно, но только чтобы это общение не стало формальным. Один из видов современного наставничества — это решение министерства о поручительстве.

31022
— Какими качествами должен обладать современный кадровик?

— Кадровик системы органов внутренних дел, конечно же, отличается от гражданских руководителей по работе с персоналом. После увольнения я некоторое время поработал кадровиком в одной из компаний и мне в корне не понравилась там организация этой работы. У нас же в органах кадровик должен быть всесторонне развитым, и, если хотите, он должен быть, что называется, «самым человечным человеком» в нашей системе. От первой встречи будущего сотрудника с кадровиком, от манеры его общения очень многое зависит. Он должен распознать в кандидате все его задатки. У меня во время службы был такой период, когда я даже собирался увольняться из-за некоторых руководителей.

Это было в середине девяностых годов, обстановка была напряжённая, я решил уйти со службы. И тут меня один товарищ пригласил на работу в солидную коммерческую организацию. Я познакомился с объектами, и меня там вроде бы всё устроило. Вечером мой товарищ повёл меня к руководителю этой организации. Когда я вошёл к нему в кабинет, он сидел за компьютером спиной ко мне и задал только один вопрос, не поворачиваясь: «Будем работать?» Тогда я понял, что я ему просто безразличен. И тут же ответил: «Нет». И ушёл. А вот если бы он повернулся, поговорил со мной, то события могли бы пойти по другому пути, и я бы никогда не стал генералом.

— Насколько совершенна сегодня система поощрений в органах внутренних дел?

— Я не могу комментировать и отвечать за действующую сегодня систему поощрений. Считаю, что не должно быть приказов социалистических, то есть поощрять оптом всех и с большими разбросами сумм. Сотрудники должны поощряться, спору нет, но за конкретный вклад в работу и раскрытие особо сложных преступлений. Делаться это должно гласно и с обязательным доведением до личного состава — как пишется в приказе. Кроме денежного вознаграждения должны быть благодарности, почётные грамоты, ведомственные и государственные награды. Вся эта работа по поощрению сотрудников должна быть направлена на закрепление кадров, заботу о личном составе.

— Если бы сегодня к вам как к профессионалу кадровой службы пришли наниматься на работу Жеглов и Шарапов — кого бы из них вы приняли на службу?

— Сам режиссёр этого фильма Говорухин определил их так: один — профессионал, другой — «человечный человек». Конечно же, в первую очередь я принял бы Шарапова, хотя у него не хватало профессионального опыта. Но честно говоря, я бы и Жеглова принял, вот только закрепив за ним хорошего наставника, который помог бы ему, не ущемляя его профессиональных качеств, побороть в себе порой излишнюю самоуверенность и научиться признавать допущенные ошибки.

— Что бы вы хотели сказать своим коллегам-кадровикам накануне празднования столетнего юбилея службы?

— Желаю всем им здоровья, семейного благополучия, уважительного отношения к личному составу. И тогда всё будет нормально в плане организации работы и обеспечения охраны общественного порядка. Хочу поздравить руководителей, поскольку все руководители, особенно первые лица, — тоже кадровики, которые принимают решения, влияющие на судьбу коллективов и конкретных сотрудников. Поздравить всех тех, кто когда-то занимался этой работой и продолжает сегодня решать задачи кадрового обеспечения с этой знаменательной датой. Также я хотел бы поздравить сотрудников уголовного розыска и ветеранов этой службы, которая отметила свой столетний юбилей. Мне довелось поработать в этой службе, и я всегда с благодарностью вспоминаю это время.

Александр ДАНИЛКИН,
фото из архива редакции