petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

БАГАЖ ЗНАНИЙ ВСЕГДА С СОБОЙ

dsc 8169Редакционное задание осветить работу сотрудников ППСП Отдела МВД России по Бабушкинскому району нам выпало выполнять в один из самых жарких дней этого лета, когда в тесном салоне авто далеко за 30. Поэтому признаёмся сразу: долго с экипажем не ездили, а провели лишь утренние часы. И большая часть этого времени пришлась на работу на одном нетипичном вызове, о котором мы вам, конечно, расскажем.

Главным же оказалось другое — общение с сотрудником, несколько меняющим типичные представления о работе дежурных нарядов в отделах. Встретившись с ним, мы поняли, почему командир взвода так хотел прикрепить нас именно к этому экипажу.

Итак, присоединяемся к дежурному наряду полиции в составе инспектора отдельной роты ППС ОМВД России по Бабушкинскому району майора полиции Александра КАПЛИНА и полицейского-водителя сержанта полиции Ильи НОСОВА. Первый вызов отправляет нас к дому на улице Рудневой, откуда поступила жалоба гражданина «о проведении ремонтных работ на фасаде дома с нарушением технических регламентов». Прибыв на место, встречаем распалённого заявителя, который начинает буквально «натравливать» наш экипаж на работяг, проводящих покраску фундамента.

dsc 8174Каплин берёт разговор с мужчиной в свои руки, и через сумбурные поначалу требования заявителя постепенно начинает проявляться подоплёка вызова. Недовольный мужчина, упирая на свою инженерно-строительную квалификацию, предъявляет претензии рабочим-азиатам, дескать, и красят они не так и не тем, и без бригадира, и без прораба. Он требует у подъехавших полицейских проверить документы рабочих, а то и забрать их в отдел полиции. Однако с помощью наводящих вопросов Каплин выясняет, что всему виной — запах от краски, который проникает в квартиру заявителя, что ему не нравится.

Связались с ГБУ «Жилищник», вызвали его представителя. Выяснилось, что работы проводятся согласованно, согласно регламенту. Налицо гражданско-правовые отношения, однако заявитель упрямо настаивает на своих требованиях. Каплин объясняет ему, что даже банальная проверка документов должна иметь в своей основе более веские основания, в частности подозрения в совершении какого-либо правонарушения, а не чьи-то капризы, пусть и такого «квалифицированного инженера-строителя». Веские аргументы Каплина и та непоколебимая уверенность, которую он излучает, убедила бы любого, но заявитель к тому же… слегка нетрезв и его логика — несколько иная.

Офицер предлагает ему составить официальное заявление, и тогда «инженер» резко сдаёт назад и писать что-либо отказывается. Оставляем рабочих продолжать свою работу, заявителя разбираться со специалистом из «Жилищника», а сами уезжаем.

Вообще, фабула вызовов дежурных нарядов полиции обычно повторяется. Например, если это ночь, то постоянны жалобы на нарушение тишины. В частности, в районе развёрнуто немало объектов точечной застройки, когда буквально у тебя под окнами происходит стройка и часть работ на ней производится, конечно же, в ночное время. Полицейские приезжают, проверяют у строителей согласование с городской администрацией и районной управой, терпеливо объясняют жильцам… Днём ситуации разнообразнее, ведь сотрудникам ППС приходится не только район патрулировать, но и выполнять иные функции, например, конвойные. То конвоирование лица в суд, то передача его в приёмник-распределитель. Иногда у полицейских элементарно нет времени на обед, и поверьте, это не преувеличение.

График работы у полицейских — «два через два»: смены два дня подряд по 12 часов, потом два выходных, потом две ночные смены, отсыпной, выходной и опять — новый «рабочий цикл».

А пока в работе экипажа возникает небольшое окно, которое нам для общения выделает командир взвода отдельной роты ППСП старший лейтенант полиции Александр ПРОКОПЧУК. Отдельно его упоминаю, потому что прежде чем познакомить нас с экипажем Каплина, комвзвода исключительно хорошо характеризовал будущих героев сюжета — как со служебной, так и с «бытовой» точки зрения. В его словах слышалось отчётливое уважение к подчинённым.

Знакомимся с полицейскими поближе. В силу своего опыта больший интерес представляет, конечно, Александр. В органах внутренних дел Каплин 13 лет. Начинал службу в 6-м полку милиции УВО ГУ МВД России по Москве — тоже инспектором. Затем преподавал в ЦПП сотрудников вневедомственной охраны им. С.Х. Зайцева. За время его службы структура МВД претерпела большие изменения. Сказывались они и на трудовой биографии Каплина. Например, когда основная часть службы УВО ушла «под крыло» Росгвардии, Александр с рядом коллег рассудил просто: если руководители, которые вырастили их как специалистов, научили всему, чему нужно, остались в полиции, значит, и ему, Каплину, с наиболее близкими товарищами — дорога в полицию.

Он перевелся в УВД по ЦАО, работал в ОМВД Росии по району Китай-город. Затем дух наставничества взял своё, и Каплин вновь окунулся в преподавательскую деятельность — ушёл в ЦПП на Клязьминской, где проработал три года, преподавая тактику охраны общественного порядка.

Жизнь диктует свои законы: географически столичный район Бабушкинский гораздо ближе к подмосковному городу Пушкино, где живёт Каплин. Да и денежное довольствие инспектора ППС выше преподавательского (в семье у Александра двое детей). Майор вновь перевёлся на «землю», где занял свою нынешнюю должность.

Спрашиваю Александра, насколько помогают ему академические знания. Да, стоит упомянуть ещё и то, что Каплин — кандидат экономических (!) наук. Офицер отвечает:

— Разумеется, помогают. Ведь теория с практикой связаны неразрывно. Когда ты уверен в собственной теоретической подготовке, то знаешь одновременно и другое: всегда сможешь оценить силы и принять правильное решение. А ситуации постоянно возникают самые разные. Ведь характерной особенностью службы в ППСП является необходимость быть и психологом, и уметь оказать первую медицинскую помощь (например, в эти жаркие дни — больным гражданам), быть воспитателем и педагогом (например, при работе с несовершеннолетними). Да и вообще, уметь общаться с любыми категориями граждан, комфортно для них.

Кстати, Александр ещё и английским языком владеет. При работе в центре города это не раз ему пригодилось, иностранцев там немало. А вот на тему «как пригодилось остальное» прошу привести конкретный пример. Каплин рассказывает:

— Полицейский остаётся таковым и в свободное от службы время. Звонит мне соседка (дело было в марте) и говорит, что только что на улице встретила другую женщину, живущую в нашем доме, одетую по-домашнему, избитую и с ребёнком на руках. Выхожу и вижу — действительно: у женщины следы побоев на лице, возможно, есть какие-то другие скрытые травмы. При ней — маленькая девочка. Начинаю расспрашивать — выясняется, что побои ей нанёс сожитель. После работы начал напиваться, а в ответ на замечание разбил женщине о голову кухонную тарелку, да ещё и произвёл несколько ударов металлическим мусорным совком. Вызываю наряд полиции, а сам тем временем инструктирую женщину, как ей следует поступить, чтобы заявление в полицию было наиболее эффективным и действенным. В частности, рассказываю, как собрать доказательную базу (улики), и даю прочие наставления. Одновременно пытаюсь убедить собравшихся зевак разойтись по домам. Тем более что практической пользы от них никакой, кто-то из любопытства даже на телефон пытается снимать происходящее. А в ответ на мой призыв, есть ли среди них врач, никто не отзывается. Поэтому медицинскую помощь оказываем с соседкой сами. И во время перевязки оказывается, что у женщины ещё и гемофилия (несвёртываемость крови)… Сами видите, как внезапно может навалиться множество обстоятельств.

К этому стоит добавить ещё и появление взбешённого сожителя, и необходимость защитить второго ребёнка потерпевшей женщины, оставшегося в квартире… Не буду всего описывать, дебошира подъехавшие коллеги, конечно, задержали. Но сюжет, безусловно, показателен, согласитесь.

Соглашаюсь и продолжаю беседу с экипажем. За полгода работы напарники полностью сработались, абсолютно притёрлись. Иначе никак: им постоянно приходится страховать друг друга и всецело друг на друга полагаться. Действия экипажа должны быть идеально синхронными.

Меня мучает один деликатный вопрос: как старший офицер с таким «бэкграундом», как Каплин, взаимодействует с более младшими по званию и опыту коллегами. Да ещё и подчиняется младшим по званию. Однако эта проблема самого Каплина, оказывается, ничуть не заботит:

— Подчиняюсь очень просто, субординацию никто не отменял. Служебная дисциплина — основа любой деятельности. Да и чем мне кичиться? Прожитыми годами и погонами? Это будет выглядеть глупо и неуместно. Вот когда во внерабочее время мы с сослуживцами соберёмся за общим столом, там я могу дать какие-то жизненные советы и на время «включить наставника», не более.

Кстати, как становится понятно в беседе, размывание ранее существовавшего института наставничества — предмет сожаления Каплина. Нет того чётко прописанного элемента кураторства со стороны старших товарищей, как это было раньше.

Что ж, по крайней мере, за молодых напарников Каплина можно быть спокойными. Майор и надежно подстрахует, и опытом поделится при необходимости.

Так и получилось, что материал, который начинался как репортаж о дежурстве, превратился в разговор с интересным собеседником, профессионалом своего дела. Надеемся, от этого он только выиграл.

Артём КИРПИЧЁВ, фото Александра НЕСТЕРОВА

Есть такая служба, Номер 26 (9772) от 20 июля 2021г., Будни московской полиции