Еженедельная газета

«Петровка, 38»

БЕЗ ПРАВА НА ОШИБКУ

12Они не считают себя какой-то элитой: обычные труженики с «земли», и зона их ответственности — метрополитен, транспортная система, весь столичный мегаполис, да и сама земля, которая, особенно по весне, «плодоносная», обнажающая оставшиеся после Великой Отечественной войны снаряды, бомбы, мины и прочие смертоносные предметы. Каждый выезд по тревоге сотрудников Инженерно-сапёрного отдела ГУ МВД России по г. Москве на место происшествия — это встреча с вероятной смертью в самой различной «упаковке».
Об интенсивности работы сапёров говорят цифры: за период с 1 января этого года они 280 раз выезжали на места происшествий, в том числе, получив 55 сообщений о якобы взрывном устройстве, 160 выездов — из категории «особый случай», который является наиболее опасным. А в сутки дежурные группы выезжают не менее двух раз.

Начальник Инженерно-сапёрного отдела полковник полиции Ильгам Курманов посвящает в нюансы: выезд выезду рознь.

— Работу отдела можно разделить на три категории. Первая — выезды на сообщения о якобы заложенном устройстве. Вторая — работа на месте происшествия, связанная с обнаружением каких-либо подозрительных предметов, багажа. И третья — «особый случай», связанный с обнаружением явных боеприпасов или предметов, с обследованием мест взрывов. К этим случаям можно отнести припаркованные автомобили у особо важных объектов, которые могут быть заминированы.

Более всего затрачивается сил, средств и, особенно, времени при выездах на  сообщения  об угрозе взрыва или заложенном якобы взрывном устройстве. Приходится обследовать целые здания, комплексы помещений, оцеплять место происшествия, привлекать различного рода службы — МЧС, «скорую помощь» и другие правоохранительные структуры. Кроме того, от несения штатной службы в оцепление отвлекается большое количество личного состава. Эвакуация граждан происходит в больших масштабах, характерный пример — в Российской государственной библиотеке.

— Две тысячи человек пришлось эвакуировать в будний день, — вспоминают ветераны отдела. — Посетители, профессорско-преподавательский состав, студенты занимались, читали книги, писали диссертации и, естественно, были недовольны, что мы их эвакуируем. Однако в целях безопасности это сделали.

Не менее сложный выезд по второй категории, «бесхоз», то есть при обнаружении бесхозных предметов: пакетов, коробок, сумок. Только проведя диагностику, можно определить, опасно ли это для окружающих. Ведь на первый взгляд сразу не понять. И приходится действовать со всей осторожностью, применяя все средства, прежде всего рентгено-телевизионный комплекс «Шмель» — главный аппарат, с помощью которого определяется, опасный предмет или нет.

И, наконец, третья категория — «особый случай», обследование обнаруженных боеприпасов, различных взрывных устройств. Работать приходится с различного вида штатными боеприпасами: артиллерийскими  снарядами, миномётными минами, гранатами, взрывными устройствами или же муляжами взрывных устройств, содержащими признаки взрывных — элементами питания, взрывчатым веществом и тому подобное.

Тут применяется несколько иная методика работы. Исходя из внешних размеров найденных боеприпасов, признаков, справочников, в соответствии со своей квалификацией, в том числе, сотрудники определяют размеры возможного поражения и выставляют оцепление, чтобы предотвратить поражение граждан, своего личного состава и сотрудников других федеральных служб. Если квалификация специалистов отдела позволяет, то они проводят расснаряжение этого предмета. В случае невозможного безопасного расснаряжения на месте происшествия, докладывают о ситуации в Дежурную часть ГУ МВД России по г. Москве, и тогда эту работу завершают коллеги — группы разминирования Военной комендатуры г. Москвы, спецподразделения Главного управления гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций г. Москвы либо следственно-оперативной группы  УФСБ по г. Москве и Московской области.

В основном — это неразорвавшиеся боеприпасы времён Великой Отечественной войны. Как говорит Ильгам Курманов, наиболее часто это случается в Западном, Северо-Западном, Юго-Западном округах столицы. Это, прежде всего, объясняется тем, что там некогда располагались артиллерийские склады, стояли орудия. Но находят боеприпасы и в других округах, нередко это «приезжие» снаряды и гранаты — их привозят на стройки с подмосковным грунтом. Последний случай — в районе Лесной массив, шоссе Энтузиастов, обнаружили 55 снарядов и 4 гранаты «Ф-1», пришлось привлекать силы МЧС, чтобы всё это вывезти.

Снаряды, по какой-то причине не взорвавшиеся, представляют особую опасность. Понятно, что с такими «подарками» могут управиться только настоящие специалисты. Многие сотрудники имеют и опыт боевых действий. Поэтому на месте обнаружения главная задача, стоящая перед сапёрами, — определить наличие взрывателя. Как правило, все боеприпасы ржавые и старые, поэтому сделать это непросто. Тем более что взрыватель сделан из другого материала и больше подвергается коррозии. А самый опасный снаряд — прошедший  канал ствола, потому как его взрыватель перевёлся в боевое положение, и он просто бывает деформированным. Какого-то конкретного срока годности взрывчатого вещества, находящегося в снаряде, нет. Сколько бы ни пролежал, он может быть опасен.

— Напрямую к нам граждане обратиться не могут, — продолжает рассказывать про особенности службы Ильгам Курманов. — Все сообщения поступают через службу «02». Вторыми по количеству сообщений об обнаруженных боеприпасах после строителей являются дачники. Особенно в дачный сезон не проходит и дня, чтобы кто-нибудь не откопал у себя на огороде снаряд. Не все дачники реагируют на находку адекватно. И тут случается всякое: один дачник, сообщив о страшной находке в полицию, не нашёл ничего лучшего, как перебросить ржавую миномётную мину на участок соседа; другой, кстати, служивший в годы войны сапёром, взял да и закопал мину от греха подальше, а когда мы приехали, не сумел показать, где именно, — забыл! Три часа потом искали.

Другой вид «особых случаев» — это выезды на обнаруженные муляжи взрывных устройств. Злоумышленники делают предмет, похожий на взрывное устройство, и закладывают в том или ином месте. В любом случае  сапёры работают  по полной программе, исходя из того, что это реальное взрывное устройство, про которое пока ничего не известно. Только проведя диагностику, можно определить, что это за штуковина, и какова её начинка. Нередко при проведении в рамках уголовных дел обысков подозрительных квартир, на различных объектах, обнаруживали и реальные взрывные устройства, снаряженные неокончательно и окончательно. И приходилось с ними работать.

— Последнее время снизилось количество таких случаев, — замечает руководитель отдела. — Сейчас чаще устанавливают системы слежения за автомобилями «премиум класса». Под днище автомобиля прикрепляют  маячок, имеющий GPS-навигацию и выход через Интернет на какое-то другое устройство. Это, как правило, небольшая коробочка, и нам приходится её снимать, потому что потенциально она может оказаться взрывным устройством, причём, что самое опасное, радиоуправляемым. И только после того, как мы его снимем и изучим, можем установить, что это не взрывное  устройство. Когда в таких случаях мы прибываем на место, не знаем, что это за человек, какой у него доход, в каком деле он фигурирует. Мы работаем узко направленно и можем определить по виду: либо это подготовка к теракту, либо какие-то криминальные дела, либо хулиганство.

Ильгам Курманов руководит Инженерно-сапёрным отделом 6 лет. У него обычная биография кадрового офицера, прошедшего все ступени службы. После окончания Тюменского высшего военно-инженерного  командного училища служил командиром сапёрного взвода в Ярославской области. В должности командира взвода штурма и разграждения 31 декабря 1994 года участвовал в штурме Грозного. Попал в окружение, 16 января вышел из него. Был награждён орденом Мужества. В дальнейшем проходил службу в должности командира инженерно-позиционной роты, начальника штаба инженерно-сапёрного батальона. Закончил Военно-инженерную академию. С должности заместителя инженерного дорожно-строительного полка уволился в связи с оргштатным мероприятиям и вот уже более 8 лет служит  в ГУ МВД России по г. Москве.

Что такое ошибка сапёра, Ильгам Даниялович знает на своём опыте. Это было в Чечне. На дороге обнаружили фугас. Ильгам стал по всем правилам расснаряжать его, дело привычное, не раз в этой командировке приходилось выполнять такую работу. Но случилось непредвиденное: его подчинённый солдат зацепил растяжку, и произошёл взрыв.

— Мне повезло, — замечает Ильгам Курманов, — получив поражение лица, рук, я остался жив. А солдатик? Взрывной волной отбросило, и ни царапинки.

Небрежность, невнимательность, халатность, непрофессионализм в работе сапёра стоят слишком дорого. Поэтому непрофессионалов в Инженерно-сапёрном отделе нет по определению.

Структура отдела простая: два отделения и управление подразделения. Одно отделение предназначено для работы на объектах метрополитена, другое — на объектах города. Но ввиду специфики полученного сотрудниками образования эти отделения полностью взаимозаменяемы. 80 процентов личного состава имеют одно, а то и два высших образования, 65 процентов являются классными специалистами, 35 процентов принимали участие в боевых действиях в Афганистане, на Северном Кавказе, а также в ликвидации последствий катастрофы  на Чернобыльской АЭС.

В отделе служат офицеры, закончившие инженерные, артиллерийские  и противовоздушной обороны учебные заведения. Артиллеристы — хорошие боеприпасники, профессионально разбираются в различных системах взрывателей, офицеры из ПВО — специалисты по электронным приборам — локаторам, ну а инженеры-сапёры, понятное дело, спецы по минам, взрывным устройствам. В общем, дополняют друг друга.

Все сотрудники в работе понимают друг друга с полуслова, смены плотно спаяны, все — профессионалы своего дела. И праздники часто отмечают семьями, живут, как говорится, душа в душу. Иначе нельзя.

Выезд дежурных групп ИСО ГУ МВД России по г. Москве на место происшествия координирует только оперативный дежурный Дежурной части ГУ МВД России по г. Москве. Поэтому любой позвонивший «по профилю» отдела гражданин будет перенаправлен в службу «02».

Как работают сапёры на месте происшествия? Старший сапёр, надев взрывозащитный костюм, видит перед собой ограниченный сектор, не воспринимает окружающую обстановку, он сосредоточен на предмете, с которым работает. Соответственно, вся работа по обеспечению безопасности старшего сапёра возлагается на второго сапёра, который,  помимо всего прочего, оказывает помощь товарищу в надевании взрывозащитного костюма, подносе приборов, подключении их. Водитель на месте происшествия держит связь с базой, контролирует общую обстановку, при необходимости занимает оборону и прикрывает личный состав, работающий на месте происшествия. Каждый, таким образом, друг другу прикрывает спину.

Но сотрудники Инженерно-сапёрного отдела не только выезжают на задания, но и по плану проводят занятия в отделах внутренних дел с различными категориями личного состава, несущего службу на улицах. Кроме того, с удовольствием проводят занятия по безопасности в школах, колледжах и, естественно, в Московском университете МВД России.

— И все «на ура» воспринимают наши занятия, задают вопросы, — с улыбкой рассказывают сотрудники отдела. — А ещё мы занимаемся выставочной деятельностью во время спортивных праздников, встреч с населением, молодёжью, показываем своё оборудование, приборы, рассказываем о мерах безопасности, что можно делать, что нельзя, о признаках взрывного устройства. И дети, и взрослые всегда с интересом воспринимают наши показы.

На вооружении отдела находятся современные средства. Но время не стоит на месте, потенциальный противник имеет уже более серьёзные системы, с которыми становится всё  труднее бороться.

— В перспективе надо оборудование обновлять, — рассказывает начальник отдела. — Мы плотно взаимодействуем с производителями отечественного оборудования, которое ничуть не хуже зарубежных аналогов, но гораздо дешевле. Взять тот же рентгено-телевизионный комплекс «Шмель», главный аппарат, с помощью которого определяется, опасный предмет или нет. Он производится в Москве, а зарубежные приборы гораздо дороже и неудобны в работе. «Шмель» приспособлен к нашим условиям, особенно, в зимний период, в городе. А вот взрывозащитный костюм мы используем иностранного производства, он и легче, и по степени защиты соответствует необходимым  требованиям.

Задаём вопрос, приходилось ли испытать на практике эту степень защиты.

— За всю историю отдела не было ни одного такого случая, — отвечает Ильгам Даниялович, «стучит по дереву», добавляет: — Мои ребята — профессионалы, и я в них верю. А вообще, в наш адрес мы слышим только благодарность, никаких претензий нам никогда никто не предъявлял.

Они обычные парни, выполняющие настоящую мужскую работу, обеспечивающие безопасность каждого из нас. Эта работа незаметна, не только потому, что граждан просят удалиться, а потому, что только узкий круг лиц доподлинно знает, что за взрывное вещество или предмет были обезврежены.

Но все вместе они, без преувеличения, легендарный отдел. В августе ему исполнилось 13 лет. Свою историю Инженерно-сапёрный отдел ведёт от 1-го отделения ЭКО УВД на Московском метрополитене, образованного в 1996 году, в задачи которого входило обследование бесхозного и забытого багажа, подозрительных предметов, обнаруженных на станциях и объектах метрополитена, определение их принадлежности к взрывным устройствам.

В 2001 году в связи с увеличением количества происшествий на территории и объектах г. Москвы, связанных с применением взрывчатых веществ и взрывных устройств, на базе этого подразделения 16 августа был создан Инженерно-сапёрный отдел ГУВД по г. Москве. Он является структурным подразделением Штаба по осмотру мест происшествий на территории Москвы на предмет обнаружения взрывчатых веществ и взрывных устройств. Сапёры отдела предотвратили 8 862 угрозы взрывов, исследовали
1 231 бесхозный предмет на наличие взрывных устройств и взрывчатых веществ, 1 897 раз выезжали по категории «особый случай».

Следует отметить, что в отделе служат и женщины. Они имеют такой же уровень подготовки и знаний, но их берегут: на должности, связанные с непосредственной работой с взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, не назначают. Женщины несут службу на должностях дежурных.

История отдела — это участие практически во всех антитеррористических мероприятиях, проводимых в Москве, обследование мест проведения террористических актов и криминальных взрывов (взрыв возле станции метро «Юго-Западная», захват концертного комплекса на Дубровке, взрыв на фестивале в Тушине, взрыв возле гостиницы «Националь», взрыв возле станции метро «Рижская», взрыв поезда на станции метро «Автозаводская» и другие места терактов).

В 2006 году в Санкт-Петербурге сотрудники отдела в течение месяца выполняли задачи по обеспечению общественной безопасности в период подготовки и проведения международного саммита. Была проверена огромная территория на предмет наличия взрывных устройств. Ну и конечно, работали по профилю на Олимпиаде-2014 в Сочи.

Для изучения опыта и методик работы сотрудники отдела периодически проводят рабочие встречи с представителями сапёрных и взрывотехнических подразделений различных служб и ведомств других государств — с сапёрами полиции Франции, военными сапёрами Великобритании, представителями армии США, полицией Израиля, Китая и Монголии. И сами сотрудники Инженерно-сапёрного отдела в свою очередь были гостями подразделений полиции Парижа, военных сапёров Великобритании, отряда спецназначения города Пекина.

Опыт, приобретённый сапёрами столичной полиции, уникален, он прошёл испытание при проведении антитеррористических мероприятий, ликвидации последствий взрывов, и ежедневно профессионализм сотрудников проверяется и подтверждается, когда звучит тревожная команда «На выезд». И без всякого преувеличения можно утверждать, что Инженерно-сапёрный отдел московской полиции по уровню подготовки сотрудников и оснащению является уникальным подразделением в системе МВД России.

Английский педагог и философ Джон Локк сказал фразу, очень точно характеризующую современных сотрудников правопорядка: «Истинное мужество выражается в спокойном самообладании и в невозмутимом выполнении своего долга, невзирая ни на какие бедствия и опасности».

Мужество, риск и профессионализм неразделимо присутствуют в жизни сапёра. Впрочем, точнее будет сказать о чувстве опасности и профессиональном чутье, свойственных для сапёра. А риску подвергается тот, кто не знает инструкций и правил работы.

В заключение нельзя не упомянуть, что о жизни и службе сапёров отдела сняты четырёхсерийный художественный фильм «Точка взрыва» с участием Дмитрия Певцова и десятисерийный документальный фильм «Bomb guard» телекомпании «Russia Today».

Но самые яркие страницы работы московских полицейских сапёров остались за кадром — незаметная профессиональная работа, обеспечивающая безопасность каждого из нас. И это для нас самое главное.

Сергей ВОЛОГОДСКИЙ,

фото Николая ГОРБИКОВА

и оперативная съёмка ИСО

На снимках: На снимках:

капитан полиции Дмитрий Поляков (слева) и майор полиции Василий Кириллов экипируют во взрывозащитный костюм старшего сапёра майора полиции Геннадия Конурина (на первой странице);

начальник ИСО полковник полиции Ильгам Курманов;

старший сапёр майор полиции Геннадий Конурин выдвигается к опасному предмету;

полицейский водитель старший сержант полиции Иван Васин устанавливает приборы телеметрии управления роботом;

старший сапёр майор полиции Геннадий Конурин после выполнения задачи;

полицейский водитель старший сержант полиции Иван Васин свёртывает оборудование после выполнения оперативно-служебной задачи;

с помощью рентгено-телевизионного комплекса «Шмель» обнаружены гранаты в сумке;

дежурная группа ИСО на месте происшествия (ул. Бауманская)  обнаружила и обезвредила на детской площадке муляж взрывного устройства, состоящий из 7 картонных трубок, смотанных изолентой, микросхемы с проводами и блоком питания;

под  автомобилем  «Нива»  (Измайловское шоссе) обнаружено самодельное взрывное устройство, состоящее из двух  гранат РГД-5, металлической ёмкости прямоугольной формы, заполненной жёлто-коричневым веществом, предположительно тротилом, и двух  деревянных брусков. Сотрудниками ИСО устройство обезврежено;

специалисты ИСО в ходе  обследования автомобиля «Инфинити» обнаружили  растяжку¸ состоящую из ручной гранаты РГД-5, запала УЗРГМ, к кольцу которого была прикреплена проволока, другой её конец  крепился к металлической ограде. Устройство обезврежено путём его расснаряжения.

Газета зарегистрирована:
Управлением Федеральной службы
по надзору в сфере связи, информационных технологий
и массовых коммуникаций по Центральному федеральному округу
(Управлением Роскомнадзора по ЦФО).
Регистрационное свидетельство
ПИ № ТУ50-01875 от 19 декабря 2013 г.
Тираж 20000

16+

Учредитель:
Главное управление
МВД России по г. Москве

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов публикаций. Авторы несут
ответственность за достоверность информации и точность приводимых фактических данных.
Редакция знакомится с письмами читателей, оставляя за собой право не вступать с ними в переписку.
Все материалы, фотографии, рисунки, публикуемые в газете «Петровка, 38», могут быть
Учредитель: воспроизведены в любой форме только с согласия редакции. Распространяется бесплатно.

Яндекс.Метрика