petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Близнецы-кавалеристы

 

В 1-м оперативном полку милиции вот уже 25 лет несут службу два кавалериста — братья-близнецы Алексей и Андрей Бухаровы. Многие не различают их, хотя между нашими героями есть немало отличий, в том числе внешних. Да и милицейская карьера складывается у стражей правопорядка по-разному. Алексей — старшина 2-й роты 1-го кавалерийского батальона, Андрей занимает должность командира отделения. Только звание у близнецов одинаковое — старший прапорщик милиции.

Братья Бухаровы родились в Москве 1 апреля 1957 года.
— Как только мы научились читать и писать, сразу сели на лошадь. Даже и не припомним, какое из этих событий случилось раньше, — отшучиваются Алексей и Андрей.
Удивительного в этом ничего нет — в роду Бухаровых в кавалерии служили все, начиная с прадеда. Поэтому любовь к лошадям передалась мальчишкам по наследству.

Одно тело на двоих

Сами милиционеры о себе рассказывают просто: «Вместе родились, вместе пошли в армию, вместе устроились на службу в правоохранительные органы». Ключевое слово у Бухаровых — «вместе». В армию их призвали в 1976 году. «Отец со старшим братом отдали долг Родине, пришел и наш черед послужить Отчизне», — именно этим принципом руководствовались братья-близнецы в свои армейские годы. Вернувшись домой, Бухаровы временно устроились на работу в цех № 20 завода «Рубин». Но уже тогда они точно знали: последующая их работа будет непосредственно связана с правоохранительными органами.
— В 1979 году партия набирала горожан для усиления московской милиции. С завода нас пришло человек пятьдесят. И всем вручили в профкоме комсомольские путевки в органы внутренних дел. Вот так незамысловато мы и оказались на службе в милиции, — вместе вспоминают братья-близнецы.
Но сразу же попасть в конный полк не получилось — не было свободных мест. Пришлось дожидаться вакансий в 7-м отделе милиции на Московском метрополитене Мосгорисполкома. Пять лет Бухаровы проработали под землей, в свободное же время чаще всего их можно было увидеть в седле.
— Как только перешли в кавалерию, сразу же с нами стали происходить комичные ситуации, связанные с нашей схожестью. Помнится, первую зарплату долго получить не могли. Инициалы-то у нас одинаковые — А. Н. Вот банк и вернул документы: мол, почему у вас две зарплаты на одного человека выписываются? Теперь пишут так: Бухаров Ан. Н. и Бухаров Ал. Н., — смеясь, вспоминает старшина 1-й роты.
Андрей добавляет, что лет двадцать назад работал в дежурной части старшина Николай Курников — суровый мужчина. Выходить с КПП во время службы по инструкции не рекомендовалось, и страж всегда следил за порядком. Каково же было его удивление, когда с периодичностью в несколько минут на работу проходил один и тот же человек.
Но близнецы признаются, что никогда не использовали свое сходство в корыстных целях.
— Хоть мы и родились 1 апреля, но такими вещами не шутят, — совершенно серьезно говорит Алексей Бухаров.
Со школьной скамьи близнецов ста­ли различать: Андрей был более крупного телосложения, Леша — чуть ниже и худощавей.
— Ни на экзаменах, ни в армии мы обдурить никого даже и не пытались. Может, только в молодости над девчонками подшучивали. Не буду уточнять как, — подмигивая, задорно говорит командир отделения.
Каждый был самим собой, но в то же время братья ощущали, что они — неразделимое целое.
— Я всегда цитирую слова Джона Фаулза из драмы «Волхв», ведь они как нельзя лучше отражают наше единение характеров и душ: «Близнецы — всегда оттенки, соблазны, диффузия двух «я»; тела и души, отражающиеся друг в друге, неразделимые», — говорит старший прапорщик милиции Андрей Николаевич.

Ход конем

Конные патрули объезжают вверенную им территорию каждый день, невзирая на погодные условия и время года, предотвращая правонарушения, а таковых предостаточно — будь то хулиганы, решившие разжечь костер в «зеленой зоне», или компании подвыпивших подростков. 1-й кавалерийский батальон также осуществляет охрану общественного порядка: на Красной площади, в Александровском саду и прилегающей к ним территории, на стадионах, выставках и прочих местах массового скопления народа. Для этого требуются люди и лошади с крепкими нервами и хорошей подготовкой.
Каждый милиционер-кавалерист может заменить как минимум десять пеших блюстителей правопорядка. Недаром от конной милиции не отказалось еще ни одно государство. Только в Москве за прошедший год при помощи и содействии милицейской кавалерии задержаны за административные правонарушения порядка 17 тысяч человек, из них 8 тысяч — за совершение уголовно наказуемых преступлений. К такой работе люди должны быть пригодны по многим показателям: это не только любовь к животным, способность правильно ухаживать за ними, но и хороший вестибулярный аппарат, стабильная нервная система, да и сообразительность. Одним словом, для милиционера-кавалериста главное — всегда быть на коне.
— Подбор пары всадник—лошадь — дело сложное. Это почти как у людей: есть сангвиники и холерики, боевые и спокойные, и нужно угадать темперамент, — рассказывает Алексей Бухаров, глядя на портрет любимого коня Агата, что висит в рамке на стене. — Более вспыльчивого всадника обычно сажают на более спокойную лошадку, терпеливого — на шуструю. Такие тандемы имеют успех, хотя иногда и приходится делать пересадки.
Алексей за время службы сменил уже четырех скакунов – Регистра, Матифа, Агата и Алмаза. Уже третий год напарником милиционера является молодой мерин Неон. Срок жизни лошадей — 25—30 лет, и на пенсию они выходят примерно за 10 лет до смерти. Но забыть любимого коня — дерзкого Агата — командир строевого отделения не может до сих пор.
— С ним никто не хотел работать, все наши сотрудники Агата, мягко говоря, побаивались. А я, как только его увидел, понял: этот конь создан для меня. Бывали случаи, что Агат вместе со мной выпрыгивал и на трибуну в манеже — остановить его было просто невозможно! И падал не раз с него, получал
травмы, но все равно мою любовь к горячим, темпераментным животным убить невозможно, — признается старший прапорщик милиции Бухаров.
В принципе, критерий отбора лошадей достаточно прост: патрульный конь должен быть только мужского пола, в возрасте от 3 до 6 лет, высотой в холке не ниже 165 сантиметров, тракененской, буденновской или донской породы, уже объезженный и имеющий все прививки. В полку же его готовят к профессии — той, что «и опасна, и трудна».
— Существует несколько проверенных способов подготовки. Коней приходится приучать к звукам выстрелов — для этого используются холостые автоматные патроны; взрывам — это мы делаем с помощью взрыв­пакетов; громкой музыке и агрессивно настроенной толпе — для этого в манеже 20—30 милиционеров изображают толпу болельщиков, громко кричат, размахивают яркими флагами, а лошадей стараются подвести к ним поближе. Постепенно у служебных животных вырабатывается привычка к внешним раздражителям, конь становится спокойным и уравновешенным. После этого его можно считать подготовленным к несению службы на массовых мероприятиях, — рассказывает Андрей Бухаров.
— Необходимо помнить, что кавалеристы — не просто опытные наездники, на нас лежит двойная ответственность: и как на милиционерах, и как на всадниках. Мы должны быть грамотными во всех отношениях, адекватно реагировать на внештатные ситуации, а также, следить за тем, чтобы лошади не травмировали граждан. В целом же наши скакуны хорошо понимают интонацию: стоит один раз прикрикнуть — и животное начинает слушаться, — добавляет брат-близнец.

О службе

Кавалерийская служба России имеет глубокие исторические корни. В 1730 году в составе российской армии насчитывалось 33 драгунских полка. С 1788 по 1800 год два гусарских эскадрона были прикреплены к московской полиции. Драгуны также охраняли дорогу из Москвы в Санкт-Петербург. Однако в 1800 году полки были вновь отданы в московский военный гарнизон.
В 1802 году эти два полка опять были отданы московской полиции для несения караульной службы. Именно этот год и принято считать годом основания конной милиции. После Октябрьской революции ее попытались расформировать, но в 1918 году снова пришли к выводу о целесообразности конных отрядов милиции, а в 1922 за заслуги по охране общественного порядка и борьбе с бандитизмом отряд конной милиции был награжден «Почетным революционным Красным Знаменем».
В 1930 году его переименовали в эскадрон, который во время Великой Отечественной войны стал специальным «летучим» отрядом, входящим в состав кавалерийской дивизии генерала Доватора. Через 13 лет из кавалерийского отряда сформировали кавалерийский полк, который занимался охраной общественного порядка во время массовых мероприятий, а также патрулировал окраины Москвы. В 1950 году к обязанностям полка прибавилась служба на Красной площади и у Мавзолея.

Вера Авдонькина,
фото А. Бастакова

Номер 15 (155) 21 апреля 2010 года