petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Будни выездного инспектора

 
На улице образовался затор. Но подчас в этом виноват не испортившийся светофор. В нашем перенасыщенном транспортом городе для возникновения многокилометровой пробки достаточно заглохшего в одной из полос движения автомобиля. Еще большие сложности создают ДТП, и тогда аварийный транспорт занимает не одну, а две или более полос. Как правило, именно эти причины остановки движения обнаруживает водитель, выбравшись из пробки. В этих ситуациях восстановить рабочий ритм магистрали под силу лишь сотрудникам ГАИ. Как показало совместное дежурство с инспектором по выезду на дорожно-транспортные происшествия 1-го батальона ДПС СП УГИБДД капитаном милиции Александром Жирковым, эти специалисты не только устраняют последствия аварий, но и уделяют внимание «умершей» технике — перемещают ее на обочину, освобождая трассу для проезда.

 
После инструктажа заступающей на дежурство смены старший инспектор по пропаганде старший лейтенант милиции Алексей Заморский знакомит меня с Жирковым. Обменявшись рукопожатием, капитан торопит нас на стоянку служебных автомашин.
— Поближе познакомимся в пути, — говорит он и объясняет причину спешки: — Нас уже ждут три аварийные единицы на втором километре.
Патрульный микроавтобус «Форд» заводится вполоборота и бодро вывозит нас за ворота подразделения. Мы направляемся в сторону МКАД. Зона ответственности офицера — внешний и внутренний радиус Московской кольцевой от 0 до 8 километра.
— Единицами, я так понимаю, исчисляется количество автомашин, участвующих в ДТП? — начинаю разговор я.
— Все верно, — отвечает капитан. — Повреждения у них несущественные, мы такие аварии называем мелочью.
— И сколько этой «мелочи» в течение суточного дежурства случается?
— В среднем за смену мне приходится оформлять 12—14 ДТП, как правило, одно из них с пострадавшими, а все остальные именно «мелочевка». 
Выезжаем на трассу. При помощи проблесковых маячков и громкой связи нам удается слегка потеснить крайний левый ряд и проехать вплотную к бетонному ограждению. Такое передвижение, конечно же, не по правилам, но это позволяет прибыть к месту аварии за считанные минуты. Виновник ДТП — водитель грузовой «Газели» честно признается, что зазевался и поздно увидел зажженные стоп-сигналы впереди идущего «Фольксвагена». В свою очередь «Фольксваген» от полученного сзади удара «догнал» автомобиль «Опель».
— Мои действия на месте ДТП всегда начинаются с замеров, — говорит мне Александр и приступает к работе.
Я сразу же вспомнил про ленточную рулетку, которая обычно в таких случаях появляется в руках гаишников. До этого не раз приходилось видеть, что происходит потом: рулетку разматывают и меряют с одной стороны дороги, потом сматывают и вновь разматывают, переходя на другую сторону, поэтому приготовился к длительному ожиданию. Но к моему удивлению на все про все уходит не более двух минут. На вооружении у офицера современный помощник — лазерный дальномер. С этим чудо-устройством больше не надо бегать от обочины к обочине. Александр направляет невидимый луч из небольшой металлической коробочки в нужную точку — ответ на экране прибора появляется практически мгновенно.
После составления план-схемы аварийный транспорт убирается с дороги, и скорость транспортного потока тут же увеличивается. Капитан раздает каждому участнику ДТП чистые бланки объяснений, и пока водители их заполняют, он оформляет им справки для страховых компаний. Наконец документы возвращены, справки вручены, мы едем дальше. Кстати, «газелист», как виновный в столкновении, получает на прощанье дополнительную бумагу под названием «протокол».
— В данном случае виновник аварии был очевиден, да и он сам этого не отрицал. А что если не удается установить, кто прав, кто виноват? — интересуюсь я.
— Наша задача — попытаться это сделать. Если же ситуация сложная или участники ДТП дают противоречивые показания, тогда вместо протокола выписывается определение, и виновного будут устанавливать в группе разбора.
На дороге нормальное движение будничного рабочего дня, скорость потока транспорта 60—70 километров в час. «Форд» неторопливо идет в третьем ряду. Спешить пока некуда, а с набором скорости ухудшится контроль за окружающей обстановкой. Это только кажется, что держать в поле зрения пять полос легко. Длинномерная фура или автобус запросто могут закрыть собой аварийный автомобиль, к тому же Александру необходимо контролировать что творится и на противоположной стороне дороги.
В крайнем левом ряду обнаруживаем микроавтобус «Соболь», остановившийся на «аварийке». Водитель машины совершает безрезультатные попытки свернуть на обочину, но никто не пропускает. Паркуемся между «Соболем» и обочиной. Алексей выходит на дорогу и сдерживает желающих проскочить во время съезда микроавтобуса — тех, кто едет справа, Александр — тех, кто слева. С дерганьем и скрежетом автомобиль трогается, но на полпути до безопасной стоянки движок его глохнет. Толкать приходится всем вместе.
Отдышавшись и пожелав водителю скорой починки, направляемся дальше.
— Это хорошо, что «Соболь» буквально за минуту до нашего появления из строя вышел, — говорит Александр. — Практика показывает, простой он на дороге еще некоторое время, обязательно стал бы причалом для какого-нибудь ротозея. А случись ДТП — пробка неминуема, и назад в это место нам бы было весьма проблематично вернуться. Это, кстати, одна из специфических особенностей несения службы на кольце. Если в городе выездной инспектор может приехать на оформление разными путями, у нас такой возможности зачастую нет, объездных дорог крайне мало.
— Интересно, а как бы мы сейчас выходили из положения, если бы сломалась машина потяжелее?
— Очень просто. У меня в багажнике есть крепкий трос. В подобных случаях я выхожу с ним на дорогу и обращаюсь к какому-нибудь многотоннажнику за помощью.
Пока все тихо, прошу Александра Жиркова рассказать мне еще про особенности несения службы.
— МКАД — дорога скоростная, и попав на нее, многие иногородние водители теряются. В глубинке из-за качества дорог разогнаться свыше 80 километров в час практически негде, у нас, когда трасса свободна, можно выжать из машины все, на что она способна. Вот и приходят частенько эти «шумахеры» к трагическому финалу. По причине плотности транспортного потока опасным является маневрирование и перестроение из ряда в ряд с увеличением скорости, то есть когда водители объезжают попутчиков то справа, то слева. Мы их «шахматистами» называем. Не менее опасным является нахождение человека на проезжей части. Расскажу на эту тему случай, произошедший на той неделе. У водителя, следовавшего во второй полосе, спустилось левое колесо. Для починки съезжать на обочину он не стал, выставил знак аварийной остановки и давай гайки крутить. Кроме него в салоне еще два пассажира были, они от скуки тоже вышли на его работу поглазеть. Так втроем вместе со знаком под автомобиль «шахматиста» и попали. Он на них просто среагировать не успел, совершая обгон грузовика справа.
— А есть ли дни, в которые аварий на кольце всегда происходит больше, чем в другие?
— Аварийных дней нет, а вот часы есть. Самые проблемные — это будничные утренние и вечерние часы пик. Люди стремятся побыстрее доехать в пункт назначения, начинают перестраиваться из ряда в ряд, надеясь выиграть время, в результате два таких тактика встречаются друг с другом, притершись бортами. Итог — многокилометровая пробка, в которой с каждой минутой все больше и больше подобных нетерпеливых.
Неподалеку от съезда на Рязанское шоссе в левом ряду ДТП. Дорожная ситуация, представшая взору, — копия предыдущей аварии. Водитель «Хундаи» на что-то отвлекся, поэтому поздно заметил замедление и ударил идущего впереди так, что тот въехал в бампер следующей машины. В очередной раз за сегодня подмечаю следующую схожесть данной обстановки. Все — и участники аварии, и проезжающие мимо водители — с нетерпением ждут появления сотрудника ГАИ, а увидев его на горизонте, облегченно вздыхают: ну наконец-то! Думаю, что я не ошибаюсь, но это единственная ситуация, когда радость встречи искренняя.
 Дежурный по батальону сообщает, что в районе Капотни сбит мотоциклист. Более точной информацией о месте происшествия он не располагает — это все, чем поделился неизвестный с оператором службы «02». Мы следуем в указанный район, чтобы проверить данный сигнал.
 Инцидент с двухколесной техникой действительно имеет место быть, но, к счастью, мотоциклист жив-здоров (разбитый нос — не в счет), пострадал лишь его «железный конь». Произошло это так. Молодой человек, решив сократить время в пути, предпринял попытку «обскакать» всех по основанию бетонного ограждения. Однако он не учел, что недавно прошедший дождик сделал Нью-Джерси мокрым. При заезде на основание колесо мотоцикла соскользнуло, и наездник вылетел из седла. Несмотря на благополучный исход, факт дорожно-транспортного происшествия налицо. А раз так — офицер приступает к привычному алгоритму действий.
   Несколько лет назад я уже делал материал с выездным инспектором. Мне очень хорошо запомнилось одно его высказывание: «Аварии появляются, как грибы после дождя, — минуту назад не было, а теперь есть». И точно. В районе МКАД, на пересечении его с Рязанским проспектом, образовался затор. А ведь мы проезжали здесь буквально десять минут назад.
 На сей раз в одной полосе бортами столкнулись два автомобиля — «Жигули» и «Ауди». Со стороны отчетливо видно, что «Ауди» неудачно влез в ряд, в котором следовал «жигуленок». Владелец иномарки, очевидно чувствуя, что не прав, заявляет о несоответствии замеров действительности.
— Я так понимаю, вы неправым хотите сделать меня?
— К сожалению, результаты замеров свидетельствуют о вашей виновности.
— Протестую! Вы замеры под себя подогнали.
— Зачем мне это нужно? — удивляется Александр. — И потом, вы же сами рядом со мной ходили и видели, как я все, что прибор насчитал, в схему переносил.
— Рядом ходил, но на показания прибора внимания не обращал.
— Хорошо, сейчас еще раз все перемерием, — соглашается инспектор и добавляет мне на ухо: «В таких случаях, чтобы это не повторялось до бесконечности, необходимо свидетелей пригласить».
Процедура замеров проведена снова, свидетели поставили свои подписи, и скандалисту ничего не осталось, как расписаться на этом документе.
— Часто такие несогласные попадаются?
— Не часто, но бывает. В принципе ничего в подобном поведении противоестественного нет, ведь утопающему свойственно за соломинку хвататься — вдруг повезет. Я выездным с 2000 года работаю, а вообще на службе в ГАИ с 1996 года, пришел сразу после армии. За двенадцать лет каких только оправданий не наслышался, в какие небылицы и неведомые силы не просили поверить, так что этот несогласный еще разумный — поскандалил, но выдумывать ничего не стал, просто от объяснений отказался.
Едва проехав поворот на Горьковку, обнаруживаем «Нисан» с повреждениями по правому борту, рядом с машиной — ее владелицу, с растерянным видом рассматривающую полученные «травмы».
— Что произошло? — спрашивает инспектор.
Оказывается, буквально десять минут назад эти повреждения автомобилю нанесла фура, водитель которой, не останавливаясь, продолжил движение дальше. Женщина запомнила номер грузовика. Александр без промедления передает информацию о случившемся на ближайший пост, находящийся по ходу движения. Сообщение приходит вовремя — беглеца успевают перехватить.
Настал вечер. Материала для статьи я собрал достаточно. Жирков возвращает меня в подразделение. От усталости ноет спина и болят ноги, а офицеру трудиться еще всю ночь. На вопрос, как выдерживает такой ритм, да еще и в суточном режиме, он немногословно отвечает:
— Привык.
Прощались так же коротко, как и знакомились — Жиркову дали очередное ДТП. Уже следуя домой, на МКАД стал очевидцем работы коллеги Александра, чуть позже проехал еще мимо одного выездного инспектора, занятого делом. Невольно подумалось: а ведь работы у этих людей могло бы быть меньше, относись мы к правилам дорожного движения и другим водителям с уважением или были бы за рулем чуточку внимательнее.
Вячеслав АНДРЕЕВ,
фото автора

Номер 25 (82) 3 июля 2008 года