petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«Денежные воры»: преступления и наказания

40052

Средневековая Европа.
Казнь фальшивомонетчика

Изготовление фальшивых денежных знаков — один из самых древних преступных промыслов. Юридическое противостояние фальшивомонетничеству началось ещё в дохристианскую эпоху. Было оно и на Руси…

 
 
 
 

Некоторые исследователи указывают, что уже первый дошедший до нас свод законов — так называемый Кодекс Хаммурапи — содержал нормы, карающие за подделку денег. На самом деле таких формулировок у вавилонского царя Хаммурапи, создававшего свои законы около 1750 года до н. э., нет. Вероятно, это мнение сформировалось на основании расширительного толкования параграфа № 6: «Если кто-нибудь украдёт храмовое или дворцовое имущество, то его должно предать смерти». С учётом особенностей тогдашнего денежного обращения, когда к уплате принимались весовые категории благородных металлов, а поступившее в качестве податей серебро и золото рассматривалось как дворцовая, то есть государственная собственность, всякое покушение на чистоту драгоценных металлов могло квалифицироваться как кража дворцового имущества.

63481

Фрагмент стелы
с Кодексом Хаммурапи

Собственно монета в том виде, в котором мы её себе представляем, появилась в VII веке до н. э. в Лидии (район Малой Азии; ныне в составе Турции и Сирии). «Отец истории» Геродот свидетельствует о лидийцах: «Первыми из людей они /…/ стали чеканить и ввели в употребление золотую и серебряную монету и впервые занялись мелочной торговлей». Произошло это при царе Гигесе; монета весила 14 граммов, называлась статером и чеканилась из электрума — минерала, представляющего собой природный сплав золота и серебра.

Первые дошедшие до нас фальшивые монеты «моложе» только на сто лет. Это не означает, что фальшивомонетничество появилось через сто лет после изобретения монеты, — это значит, что более ранние фальшивые артефакты нами пока не обнаружены. Вероятнее всего, подделывать монеты стали сразу после их появления.

Реакция древнегреческих властей была довольно жёсткой. Уличённых в изготовлении фальшивых монет ждало изгнание из полиса (города-государства). Это было тяжкое наказание, по сути дела — казнь, растянутая на годы. «Изгнаннику земли родной» предстояла жизнь, полная скитаний, — отныне он нигде не мог стать гражданином, не мог владеть замлёй, не обладал политическими правами. Такой была жизнь знаменитого философа Диогена — ещё в молодости он был обвинён в фальшивомонетничестве и изгнан из родного Синопа. Остаток жизни провёл в Афинах, будучи бесправным метеком. Даже став известным человеком, он так и не получил гражданских прав. Воистину: dura lex, sed lex — закон суров, но это закон.

Впрочем, к фальшивомонетчикам в Древней Греции применялась порой и смертная казнь. На развалинах античного полиса Дима обнаружена каменная плита, датируемая III—II веками до н. э., содержащая смертный приговор шестерым фальшивомонетчикам: «Жрец Филоклес, писец Дамокритос и первый советник Клеон от имени города приговорили к смерти: Дракониона, он же Анти /…/ или как бы он ещё себя ни называл, далее /…/ Тиса, кузнеца по золоту; затем /…/ Аниоса, он же Панталеион и как бы ещё себя ни называл, и, наконец, Мошолаоса, сына Мошолаоса, за то, что они посягнули на священное имущество и чеканили медные деньги.

63429

Залити горло.
Казнь фальшивомонетчиков на Руси

При первом советнике Дамофанесе [осуждены] сын Дромаса /…/ Иллас и при первом советнике Филеасе сын Олимпихона /…/ Ас». Смертные приговоры в Древней Греции выносились редко. Тем примечательнее эта надпись, запечатлевшая суровый приговор за преступление, которое уже тогда считалось тяжким.

С распространением монеты как государственного платёжного инструмента наказания за изготовление фальсификатов становились всё суровее. В Византии фальшивомонетчиков сжигали в медном быке. В средневековой Европе им рубили руки, варили их в кипятке, им заливали горло расплавленным свинцом или оловом. Сейчас это выглядит дико, но для средневекового права был характерен так называемый «принцип эха» — наказание было подобно преступлению. И если фальшивомонетчик, подделывая монету, использовал в своих преступных целях свинец, то и наказывали его свинцом, если олово — то оловом, если обрезал края монеты — ему отсекали руку. Всё честно, без обид.

Принято считать, что первым фальшивомонетчиком на Руси был некий Фёдор Жеребец — новгородский «висец и ливец серебряный». В 1447 году он был обвинён в изготовлении фальшивых гривен. На допросе его опоили каким-то зельем, под воздействием которого он оговорил 18 человек, «и по его речем иных с мосту сметаша, а иных домы разграбиша, и ис церквей вывозиша животы (пожитки — А.Л.) их». Его словами пытались воспользоваться «бесправдивы бояре», которые «научати говорить на многих людей, претяше ему смертью». Фёдор же, «протрезвился, рече: «На всех есмь лил и на вси земли, и весил с своею братьею ливцы». То есть сам Жеребец был не единственным фальшивомонетчиком и работал явно по чьим-то заказам «сверху». А потому от него следовало избавиться. И избавились: «и того самого смерти предаша, а живот его в церкви раздели и разграбиша. И бысть во граде мятежь велик».

66023

Артикул воинский

В 1535 году Великая княгиня Елена Васильевна Глинская, вдова Василия III, регентша при малолетнем сыне Иоанне, будущем Иоанне IV Грозном, провела первую денежную реформу, одним из результатов которой стало учреждение в Великом княжестве Московском монетной регалии — основанные ею монетные дворы стали чеканить государственную монету. С этого момента подделка денежных знаков квалифицируется как преступление против государства.

Принятое в 1649 году Соборное уложение на 183 года стало основным сводом законов страны, включая в себя в том числе элементы уголовного права. В частности, в Соборном уложении содержались нормы, противодействующие фальшивомонетничеству. Глава V «О денежных мастерех, которые учнут делати воровские денги» декларировала «принцип эха»: «Которые денежные мастеры учнут делати медные или оловяные, или укладные денги (уклад — наваривание одного металла на другой, в данном случае — драгоценного на недрагоценный. — А.Л.), или в денежное дело, в серебро учнут прибавляти медь или олово, или свинец, и тем государеве казне учнут чинити убыль, и тех денежных мастеров за такое дело казнити смертию, залити горло».

78915

Ковчег с текстом Соборного уложния

В царствование Алексея Михайловича глава эта была вполне «рабочей». Только в 1663 году, после Московского восстания 1662 года, более известного как Медный бунт, государь, видимо, отчасти сознавая свою вину в произошедшем, смягчил эту норму права — фальшивомонетчиков перестали «казнить смертию», а вместе с семьями ссылали в Сибирь на вечное поселение. Но надолго царя не хватило, и вскоре всё вернулось на круги своя.

Сын Алексея Михайловича Пётр I, всерьёз озабоченный ростом фальшивомонетничества в стране, внёс свой немалый вклад в дело борьбы с «денежными ворами».

27 сентября 1711 года императором подписан именной указ «О награждении доносителей о делателях фальшивой медной монеты, и о наказании за утайку оных», в котором говорилось: «…ведомо Ему Великому Государю учинилось, что являются в народе воровские медные денежки из зелёной меди, из которой на Денежном дворе никогда медных денег не делают, и значит на них герб и подпись не так, как на подлинных деньгах ясно изображено и по краям негладко обрезывано. И буде с такими воровскими деньгами, для покупки товаров или разплаты за что долгов, явится кто: и таких людей имая, приводит, или кто зная такого воровского дела мастеров, доносит в Канцелярии Правительствующего Сената без опасения, за что получат себе Его Государеву милость и награду. А буде кто за ними такое воровство знаючи, не донесёт, а после сыщится, и тем людям учинено будет то ж, что и тем воровским денежным мастерам».

Петру Алексеевичу было свойственно действовать с размахом, а потому менее месяца спустя, 12 октября, он издал ещё один указ, которым, в сущности, учреждал всероссийский розыск преступников, — «О беспрепятственном розыске и преследовании сыщикам (так в тексте — А.Л.) воров, разбойников и их сообщников по всем Губерниям». Им устанавливалось: «…буде которой Губернии в городах или у посланных из тех Губерний сыщиков, явятся в приводе воры и разбойники, а в роспросах станут говорить на таких же свою братью воров и разбойников в татьбах и разбоях и в поклаже пограбленных пожитков и воровской рухляди (вещей, скарба — А.Л.), или у кого те воры и разбойники приставали (останавливались, располагались на время — А.Л.), а те люди, на кого они станут говорить, ведения других Губерний, и от таких розысков, посланным сыщиком за теми ворами и разбойники в погоню самим гонять, и от себя посылать во все Губернии, /…/ и таких разбойников и воров ловить; также у кого они приставали, или кто воровскую рухлядь принимали, имать и ими розыскивать. /…/. И чтоб о розыске и об отдаче помянутых воров и разбойников Генерал-Губернаторы и Губернаторы, каждой в свою Губернию, /…/ от себя послали Великого Государя указы, дабы во всех местах, такими свободными сыски и розыски всемерно воровство искоренилось».

Судя по всему, предписанные жёсткие меры не принесли должного результата, а потому в 1715 году Пётр, составляя военный устав — «Артикул воинский», вновь вернулся к проблеме фальшивомонетничества. Артикул (статья) 199 был строг: «Кто лживую монету будет бить или делать, оный имеет живота лишён, и по великости нарушений сожжён быть». К сему артикулу герр Питер присовокупил «толкование»: «Монета трояким образом фалшиво делается, (1) когда кто воровски чужим чеканом напечатует, (2) когда не прямую руду (металл) примешает, (3) когда кто у монеты надлежащей вес отъимет, и сие последнее не животом наказано, но чести и имения своего лишены бывают».

Но прописанные Петром строгости, дополнявшие собой и без того суровые нормы Соборного уложения, кажется, так ни разу и не были применены на практике.

Однако время шло, и наступивший XVIII век открыл перед фальшивомонетчиками новые возможности в их преступном занятии, коими они не преминули воспользоваться. Государству и праву вновь был брошен вызов, на который следовало дать ответ…

Александр ЛОМКИН,

кандидат экономических наук,

доцент экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

 
 
 
 

Номер 21 (9718) от 16 июня 2020г., Это интересно