petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»


ДЯДЯ СТЁПА, СТАВШИЙ ГЕНЕРАЛОМ

Последний советский начальник московской милиции

85157

Николай Мыриков

Судьба щедро одарила Николая Мырикова: мужественная внешность, лёгкий характер, умение ладить с самыми разными людьми. Все эти качества, умноженные на трудолюбие и преданность правоохранительной профессии, позволили ему не только совершить головокружительное восхождение по карьерной лестнице, но и стать символом столичной милиции.

 
 
 
 

Николай Мыриков родился 19 декабря 1926 года в селе Мишнево, расположенном на севере Владимирской области. Село крупное, довольно зажиточное. Оно известно ещё и тем, что здесь двадцатью годами ранее появился на свет Николай Дудоров — известный московский строитель, неожиданно по воле Никиты Хрущёва ставший руководителем Министерства внутренних дел СССР.

Отец нашего героя Степан Васильевич вначале крестьянствовал, а потом выучился на столяра. Мама Мария Ивановна занималась детьми, их в семье Мыриковых было пятеро. В девятилетнем возрасте Николай вместе с родителями переехал в знаменитое своими барскими домами, усадьбами и храмами село Патакино, в котором его отцу предложили работу. Здесь мальчик пошёл в школу. Но успел окончить только шесть классов, как настал новый переезд, теперь уже в Москву, где и продолжил учёбу.

65000

Журнал «Огонёк». Сентябрь 1970 г.

Когда началась Великая Отечественная война, Николай, как и многие молодые москвичи, рвался на фронт, но районный военный комиссар был неумолим. «Рано ещё», — отвечал он на просьбы парня. В апреле 1942 года шестнадцатилетний Мыриков пошёл работать на 2-й Государственный шарикоподшипниковый завод, размещавшийся в Москве на Шаболовке. Это было серьёзное производство — без шарикоподшипников, как известно, ни один танк, самолёт, автомобиль не сдвинется с места.

Вначале трудился учеником слесаря по ремонту оборудования, а потом стал получать самостоятельные производственные задания. Мыриков провёл в стенах завода четыре года и за это время сумел стать слесарем 6-го разряда, чем, кстати, гордился всю жизнь. В 1942 году в жизни нашего героя случилось ещё одно событие, о котором он всегда указывал в автобиографии. Комсомольцы завода приняли его в свои ряды, что сыграло важную роль в судьбе Николая. В 1946 году двадцатилетний крепкий и сильный передовой комсомолец получил предложение (путёвка райкома комсомола!), от которого, как говорится, невозможно отказаться — поступить на службу в Народный комиссариат государственной безопасности СССР.

Следует сделать небольшое отступление и сообщить читателю, что в сороковые годы прошлого века Наркомат внутренних дел и Наркомат государственной безопасности то сливались, то разделялись, меняясь при этом главками и подразделениями. В описываемый период как раз НКГБ (15 марта 1946 года он, как и все наркоматы СССР, стал Министерством) был самостоятельным ведомством.

91642

Служба досмотра на Олимпиаде-80

Среди его подразделений были два управления, которые занимались охраной первых лиц страны. Так, Управление охраны № 1 МГБ СССР (руководил им генерал-майор Александр Кузнецов) осуществляло личную охрану Иосифа Сталина, а Управление охраны № 2 МГБ СССР (генерал-лейтенант Николай Власик) ведало безопасностью других руководителей страны.

Во 2-м управлении начал свою правоохранительную карьеру Николай Мыриков. В июле 1946 года он был зачислен курсантом в школу, в которой успешно прошёл курс молодого бойца, и в конце августа был назначен на должность разведчика 2-й категории 2-го отделения 3-го отдела. 25 декабря 1946 года оба упомянутых управления охраны, а также Управление коменданта Московского Кремля были объединены в Главное управление охраны (ГУО) МГБ СССР во главе с генерал-лейтенантом Николаем Власиком, долгие годы наиболее близким к вождю человеком. Кстати, Николай Сидорович Власик являлся воспитанником московской милиции.

Кое-что изменилось и в службе Николая Мырикова, должность которого стала именоваться разведчик охраны.

7892

Кадр из многосерийного художественного
фильма «Рождённая революцией» (1974—1977)

В следующем 1947 году начинается его кадровое движение или даже выдвижение — в мае присваивают звание «старшина», а буквально через пять месяцев Мыриков становится младшим лейтенантом, отныне его должность — офицер охраны.

Настало время рассказать, чем же занимался наш герой в такой серьёзной организации, как МГБ. Известно, что руководители советского государства много ездили по Союзу, используя для этого автомобильный транспорт. В документах ведомства это именовалось «автотранспортным обслуживанием руководства страны». Им и пришлось заниматься молодому сотруднику Мырикову. И видимо, он неплохо справлялся со своими обязанностями — в его учётной карточке того времени записано несколько поощрений, в основном благодарностей: «За образцовое выполнение своих чекистских обязанностей по обеспечению государственной безопасности 1 мая 1948 года», «За чёткое выполнение служебных обязанностей, умелые действия по обеспечению проезда специальных машин и примерную дисциплину», «За чёткое и умелое обеспечение оперативных заданий по выполнению специальных мероприятий 7 августа 1947 года» — за это отличие он был награждён пятьюстами рублями…

В те годы происходит становление Николая Степановича как специалиста, как офицера, как мужчины и главы семьи. Он знакомится с Еленой Челенковой, уроженкой Рязанской области, и в 1947 году они, как писали в старину, скрепили свой союз узами Гименея. Вскоре у пары родился сын Валерий. А ещё через несколько лет — второй сын Владимир.

Николай Степанович становится членом Коммунистической партии — в 1951 году ему вручают партийный билет. Надо отметить, что он серьёзно относился к этому факту. Многочисленные характеристики различных партийных организаций свидетельствуют, что он был идейным человеком.

В 1954 году Мырикову присваивают звание старшего лейтенанта, а в следующем году он проходит переаттестацию и становится старшим лейтенантом милиции. Такое изменение было вызвано огромными переменами, произошедшими в жизни страны: смертью Иосифа Сталина, победой Никиты Хрущёва в борьбе за власть и уходом не только с политической арены, но и вообще с этого света его противника — Лаврентия Берии, возглавлявшего органы безопасности. В результате политических перипетий МГБ было расформировано, на его месте был создан Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР. Некоторые функции бывшего МГБ были переданы милиции, и вместе с ними сюда пришли сотрудники, в том числе и Мыриков.

Николай Степанович некоторое время служил в 8-м отделении Отдела по регулированию уличного движения (ОРУД) Главного управления милиции, а потом его назначают сотрудником 18-го отделения Управления московской милиции. Так наш герой оказывается в рядах столичных правоохранителей. После упомянутой аттестации жизнь и служба Мырикова проходит в 20-м отделении ОРУД ГУВД Москвы — инспектором, старшим инспектором, инспектором службы, старшим инспектором службы. В 1958 году его выдвигают помощником начальника отделения, и через год он становится начальником 10-го отделения ОРУД.

Но нужно понимать, что это не просто какое-то вертикальное движение по карьерной лестнице. За всем этим стояла систематическая работа над собой. В первую очередь над повышением образования. Офицер активно навёрстывает упущенное в годы войны, так сказать, пряча гордость, поступает в вечернюю школу рабочей молодёжи № 160 и учится, как и служит, — на совесть. Наш герой заканчивает школу с золотой медалью, за что его поощряет лично руководитель столичных правоохранителей. Надо сказать, что курс на повышение образования Николай Степанович сохранил и в будущем — он окончил Всесоюзный заочный юридический институт, постоянно расширял кругозор, много читал, особенно специальную литературу. И заслуженно получил от коллег звание — выдающегося организатора правоохранительной деятельности.

Кстати, о том, как служил наш герой, можно судить по дошедшему до нас «Заключению на выдвижение по службе старшего инспектора службы 20-го отделения Отдела РУД УВД Исполкома Моссовета капитана милиции Н.С. Мырикова»:

«Тов. Мыриков за период работы в учреждениях внутренних дел зарекомендовал себя исключительно трудолюбивым сотрудником. Хорошо усвоил обязанности инспектора ОРУД, свои знания правильно применяет на практической работе.

В 1956 году т. Мыриков, как лучший сотрудник, был выдвинут на должность ст. инспектора службы. За время работы в этой должности т. Мыриков также характеризуется с положительной стороны. Как командир, правильно организует службу подчинённых, при исполнении служебных обязанностей проявляет оперативность и настойчивость в выполнении поставленных задач. Имеющийся практический опыт умело передаёт сотрудникам, постоянно осуществляет контроль за их работой. Требователен к себе и подчинённым. Достаточно уделяет внимания вопросам воспитания их в духе укрепления дисциплины и улучшения качества наружно-постовой службы. Обладает организаторскими способностями, дисциплинированный, исполнительный…

Среди коллектива пользуется авторитетом и уважением».

Начальник УМВД города Москвы генерал внутренней службы 3-го ранга Василий Абрамов, подписавший этот документ, сделал вывод: «Учитывая, что по своим деловым и политическим качествам т. Мыриков может справляться с работой большего объёма, полагал бы — старшего инспектора службы 20-го отделения Отдела РУД УВД Исполкома Моссовета капитана милиции Мырикова Николая Степановича назначить помощником начальника Отдела РУД». Как мы знаем, это предложение было поддержано старшими начальниками.

Далее его назначили начальником 12-го отделения ОРУД. В 1962 году переводят в Отдел милиции Исполкома Дзержинского районного совета и назначают начальником этого отдела. Вскоре последовало новое назначение — Николая Степановича ставят во главе Отдела регулирования уличного движения и государственной автоинспекции Управления охраны общественного порядка (УООП) Мосгорисполкома — тогда так называлось ГАИ московской милиции.

Тут следует заметить, что Николай Степанович был творческим человеком и в каждое дело, которым ему приходилось заниматься, вкладывал душу. Но не только разбирался во всех тонкостях порученного дела, но и становился настоящим артистом. Причём каким!

Сейчас в социальных сетях часто показывают необычную работу регулировщиков — и наших, и зарубежных. Отточенные движения рук, ловкие повороты тела, стремительное «жонглирование» жезлом и прямо-таки «автомобильные марши», исполненные обычным свистком. Так вот, глядя на этих «умельцев», нужно знать, что ещё более полувека назад орудовец Николай Мыриков всё это исполнял на таком высоком уровне, что другим и не снилось.

Если он, например, регулировал автомобильное движение у Красных Ворот или на Театральной площади, то десятки москвичей приходили посмотреть на его виртуозную работу. Высокий, симпатичный, одетый в яркий дорожный костюм, он быстро, с шутками-прибаутками разруливал любую «пробку» («пробок», естественно, было тогда меньше, но были). Просто удовольствие было наблюдать за столь профессиональным отношением к своим обязанностям. В настоящее время его легендарный свисток находится в Музее истории московской полиции.

— Он был большой, привлекательный и настолько обаятельный, что многие дети вполне серьёзно считали: это тот самый дядя Стёпа, воспетый Сергеем Михалковым, который дослужился до полковника, а потом и до генерала, — улыбается его коллега генерал-майор милиции Александр Вельдяев.

У нас есть хорошая возможность убедиться в справедливости высказанных оценок. Дело в том, что в 1970 году на обложке журнала «Огонёк» был опубликован прекрасный цветной снимок, на котором изображён полковник милиции Мыриков и несколько сотрудников ГАИ. На фоне красивого здания Московского государственного университета — молодые, симпатичные, улыбчивые стражи закона.

В декабре 1972 года Мырикова назначают на должность заместителя начальника столичной милиции. На этом очень ответственном и важном посту он установил своеобразный рекорд — находился почти двадцать лет, до 17 апреля 1991 года. Вряд ли ещё в отечественной истории мы найдём похожий пример такого долголетия и верности одной должности.

Двадцать лет — это целая эпоха в жизни московской правоохранительной системы. Даже не обладая никакими особыми аналитическими способностями, можно представить те огромные изменения, которые произошли в организационно-штатном расписании, в подготовке личного состава, в обеспеченности его вооружением, специальной техникой и оборудованием.

Николай Степанович традиционно отвечал за охрану общественного порядка, и ему подчинялись по службе две третьих всего личного состава столичной милиции. Само собой понятно, что дел у него хватало. Чёрную «Волгу» Мырикова с номером «22—22» знали все милиционеры Москвы и, что характерно, не разбегались при виде начальства, что иногда случается в силовых ведомствах, а наоборот — шли к нему, спешили доложить, пожать руку. Все знали весёлый характер Николая Степановича, его настрой на то, чтобы не трепать лишний раз подчинённым нервы. И ценили это.

Один из его коллег вспоминал, что Николай Степанович приступал к разбору почты уже поздно вечером и этих «бумаг всегда была огромная кипа».

В Москве происходило всё самое важное и интересное в СССР. Если быть конкретным, то это такие мероприятия, как партийные съезды, сессии Верховного Совета, военные парады и демонстрации трудящихся на Красной площади — два раза в год. А были ещё различного рода международные политические, молодёжные и спортивные симпозиумы, совещания и соревнования. И каждое такое мероприятие должно было пройти без сучка и задоринки. За это время Николай Степанович выработал целую систему мер безопасности при проведении многолюдных мероприятий в самом сердце страны — в Кремле, на Красной площади!

Многие из этих приёмов и правил действуют до сих пор, поэтому мы расскажем о тех, которые уже не являются тайной за семью печатями. Демонстрации трудящихся на Красной площади обычно проводились 7 ноября (в честь Великой Октябрьской социалистической революции) и 1 Мая (День международной солидарности трудящихся), и процедура эта была отработана до малейших мелочей. Для контроля над огромной массой людей по его предложению главная площадь страны была разделена девятью цепочками милиционеров на восемь линейных коридоров, по которым шли демонстранты: первый коридор был ближе к Мавзолею, а восьмой проходил у ГУМа. В этих цепочках в метре друг от друга стояли работники милиции в штатском — через одного лицом в разные стороны: один к Мавзолею, следующий — к ГУМу. В эти цепочки привлекались, как правило, опытные сотрудники милиции, так сказать, цвет столичной милиции — лучшие оперативники, участковые, следователи, дознаватели.

Милиционеры в этих цепочках не просто стояли и слушали лозунги, а направляли движение колонн. Они поддерживали темп движения — потому что демонстранты, доходя до Мавзолея, притормаживали и начинали рассматривать трибуну, узнавать вождей. А это ломало весь ход демонстрации.

В случае непредвиденных ситуаций, а они случались даже на Красной площади, сотрудники милиции действовали оперативно и грамотно. Так, 7 ноября 1990 года они предотвратили покушение на стоявшего на Мавзолее Президента СССР Михаила Горбачёва. Известен случай, когда был найден пакет предположительно с взрывным устройством, который быстро обезвредили.

Многие сотрудники, участвовавшие в тех мероприятиях, и сейчас вспоминают тренировки, которые проводил по ночам на Красной площади генерал Мыриков.

— Он в одиночестве стоял на ярко освещённой трибуне Мавзолея (на месте руководителя СССР) и требовал «ещё раз и ещё раз» повторить упражнение, — рассказывает бывший начальник Главного следственного управления главка генерал-майор юстиции Виктор Довжук. — И это было очень впечатляющее зрелище, когда по его сигналу колонны одетых в специальную форму солдат и офицеров «рассекали» площадь на небольшие квадраты — в считанные секунды она переходила под контроль правоохранителей. Он умел работать с огромными массами людей, управлять ими…

— Впервые с генералом Мыриковым я вблизи столкнулся в 1975 году, — вспоминает ветеран московского ОМОНа полковник милиции Геннадий Смирнов, — во время празднования 30-летия победы в Великой Отечественной войне. Тогда ещё были живы многие фронтовики, которые в огромном количестве прибыли в Москву отметить эту дату. Практически все они посетили Могилу Неизвестного солдата. Человеческое половодье заполнило центр столицы СССР.

Был разработан следующий ритуал: ветераны в составе делегаций от армий, в которых они воевали, возложат венки к Вечному огню, а потом пройдут вглубь Александровского сада к тумбам с названиями городов-героев. Задумано было неплохо, но на практике начались трудности. Каждая группа ветеранов хотела чуть дольше задержаться у Вечного огня. И задерживалась. А сзади уже спешили другие. Нужно было как-то воспитанно и достойно, но настойчиво ускорять движение — эта нелёгкая задача пала на меня, тогда лейтенанта милиции.

Помню, приблизился к одной из групп и осёкся — во главе делегации шёл генерал-полковник, дважды Герой Советского Союза. Как такого человека заставить быстрее идти мимо Могилы Неизвестного солдата?

На помощь мне поспешил генерал Мыриков, который подошёл к генерал-полковнику и представился. Он от имени «всех живущих» поблагодарил героя за то, что он и его подчинённые сделали в годы войны. Потом показал на заполнивших всё вокруг фронтовиков и попросил ради них ускориться. Генерал-полковник оглянулся на это людское море и попросил своих боевых товарищей двигаться быстрее. Так было и с другими группами ветеранов…

Николай Степанович настолько отработал методику массовых мероприятий, что когда в 1980 году встал вопрос, кого поставить во главе штаба по обеспечению безопасности и правопорядка Московской олимпиады, то мнение у всех было одно — генерала Мырикова. Николая Степановича назначили начальником созданного при ГУВД Управления по расстановке сил и средств на Олимпиаде-80. Он провёл огромную работу. Так, по его предложению личный состав столичной милиции был пополнен новыми молодыми сотрудниками, причём это были современные образованные парни и девушки. Тогда на работу в главк были приняты 10 тысяч человек, направленных по рекомендации партийных и комсомольских организаций, трудовых коллективов. Олимпиада, её результаты подтвердили правильность такого шага. Милиция обеспечила её безопасность на «отлично».

И вполне закономерно, что 237 лучших сотрудников получили государственные награды — ордена и медали. Надо подчеркнуть, что деятельность правоохранительных органов Москвы в те дни до сих пор признаётся образцовой.

Следует отметить, что весь этот напряжённый труд, все усилия были высоко оценены руководством страны. Николай Степанович был награждён пятью орденами: двумя Трудового Красного Знамени, двумя Красной Звезды и орденом «Знак Почёта». А также огромным количеством различных медалей (отечественных и зарубежных), грамот, премий и просто благодарностей. Любопытно, что в те годы сотрудников часто поощряли ценными подарками, благодаря чему Николай Степанович стал владельцем огромного количества многих качественных вещей — охотничьего оружия, фотоаппарата, наручных часов, транзисторного радиоприёмника «ВЭФ-202», причём приёмником награждали даже дважды.

Но, наверное, одним из самых высоких признаний его заслуг является участие Николая Степановича в заключительном этапе съёмок выдающегося многосерийного фильма «Рождённая революцией. Комиссар милиции рассказывает». Эта картина, удостоенная в 1978 году Государственной премии СССР, заслуженно относится к лучшим образцам советского кинематографа, её герои помогли многим нашим современникам найти правильную дорогу в жизни и стать на путь служения порядку и законности. Генералу Мырикову выпала честь в десятой, заключительной, серии «Последняя встреча» провести на Красной площади приём присяги молодыми милиционерами Москвы. И как символично завершал этот эпизод прекрасный рассказ об отечественных защитниках закона!

Но надо понимать, что жизнь заместителя начальника милиции — это не синекура, где «на голову манна небесная сыплется». Трудностей хватало.

(Окончание следует)

Владимир ГАЛАЙКО,

фото из открытых источников

 
 
 
 

Номер 1 (9747) от 19 января 2021г., НАВСТРЕЧУ 300-ЛЕТИЮ МОСКОВСКОЙ ПОЛИЦИИ