petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Его высоко ценил сам маршал Жуков

Для Сергея Саввича Бельченко война началась 22 июня 1941 года в 3 часа 15 минут, когда буквально в нескольких сантиметрах от него пролетел осколок от взорвавшейся бомбы. Он, начальник Белостокского пограничного направления Народного комиссариата госбезопасности, в эту ночь не спал. Был в тревоге и напряжении все предыдущие дни и недели, видел с обыкновенной погранвышки, как по ту сторону границы, насколько видят глаза, встала гитлеровская военная техника. Нет, учениями тут и не пахло.

Первый массированный удар на Белостокском пограничном направлении артиллерия и авиация противника нанесли по заставам, штабам погранотрядов, узлам связи, аэродромам, вокзалам, жилым домам.

Первыми вступили в бой пограничники. Они сражались до последнего вздоха, умирали, не отступая ни на шаг. Они были верны своей военной присяге, но на них обрушилась несопоставимая по силе фашистская армада.

Вот строки из дневника начальника Белостокского управления Народного комиссариата госбезопасности Сергея Бельченко: «Бесстрашно встретила врага 7-я пограничная застава Августовского отряда: прицельный огонь из винтовок и пулемётов вынудил врагов остановиться» (но танки и самоходные орудия шли неудержимо. — Э.П.).

143042

Бельченко Сергей Саввич (1902—2002)

Его супруга Надежда Павловна и корреспондент газеты «Петровка, 38» Эдуард Попов во время традиционной прогулки по аллеям Центрального стадиона «Динамо».

С.С. Бельченко с 1941 года — начальник Управления НКГБ по Брестской области. В 1943 году — заместитель начальника Центрального штаба партизанского движения при Ставке Главковерха И.В. Сталина. В 1943—1953 годах — Нарком (министр с 1946 года) внутренних дел Белоруссии. В 1957—1959 годах — заместитель председателя КГБ при Совете Министров СССР, генерал-полковник.

Более четверти века дружили Сергей Саввич и Эдуард Григорьевич.

Фото Н. ГОРБИКОВА.

   

«Рядовой Сидоров с 8-й заставы связкой гранат взорвал вражеский танк».

«2-я погранзастава Ломжинского пограничного отряда одиннадцать часов отбивала беспрерывные атаки гитлеровского пехотного батальона, уничтожив треть его личного состава. 17-я застава контратаковала мощную группировку противника и отбросила её за линию государственной границы».

«Пограничники стояли насмерть. Полностью или почти полностью погиб личный состав 1-й и 2-й комендатур Августовского погранотряда. 1-й, 2-й и 3-й комендатур Шепетовского погранотряда, на участки которого наносили первый удар 8-й, 20-й и 42-й армейские корпуса 9-й полевой немецко-фашистской армии».

Вышеприведённые строчки — это не интервью, не рассказ воина, это живые, горячие строчки первых суток страшной войны. Они кровоточат, они несут нестерпимую боль. Ах, как мы были не готовы к войне, как её не хотели и как могли отодвигали её смертельное начало.

А сегодня нет-нет, да и встречаются бесноватые нелюди, надрываясь вопящие о войне, якобы спровоцированной Россией. И земля их порождает?!

Я, автор этой публикации, более четверти века дружил с Сергеем Саввичем, уже находящимся в отставке заместителем председателя КГБ при Совете Министров СССР. Сколько нами переговорено, сколько пересмотрено документов и воспоминаний о жизни военачальника генерал-полковника Бельченко. И всё же самое сильное, самое пронзительное, беспощадное и горькое впечатление производили на меня дневники Бельченко, а по сути — блокнотики, исписанные чернильным карандашом о первых часах войны и стойкости самых беззаветно преданных Родине людей.

Чрезвычайно трудная обстановка, в которой оказались наши войска вначале войны, известна. Немецкие разведорганы получили широкую возможность для заброски в массовом порядке своей агентуры. В течение всей войны пришлось вести работу по её разоблачению.

Организаторами партизанского движения в Белоруссии были Пантелей Кондратьевич Пономаренко и Сергей Саввич Бельченко. А вскоре первый из них был назначен начальником Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандующего, а второй — его заместителем.

Впрочем, в начале войны Бельченко не только организовывал партизанское движение и руководил им, но оказывался там, где было особенно горячо. Он рассказывал: «Горжусь тем, что в ходе битвы за Москву мне пришлось выполнять ряд ответственных поручений командующего Западным фронтом генерала армии Жукова. Без ложной скромности скажу, что среди моих боевых наград одной из самых дорогих для меня считаю мой самый первый орден Красного Знамени, которым наградил меня лично Георгий Константинович Жуков 26 декабря 1941 года».

Наград у генерал-полковника Бельченко было много, очень много. Скажу лишь, что только орденов Ленина было четыре, орденов Красного Знамени — пять. Кто-кто, а уж он-то ордена и медали зря не получал. Маршал Жуков в своих воспоминаниях упоминает Сергея Саввича как одного из выдающихся организаторов и руководителей партизанского движения и подполья в годы войны. Это дорогого стоит.

Но откуда пришли опыт и умение воевать? Где начало начал? Мы не раз об этом говорили, а потом воспоминания военачальника находили отражение в газете «На боевом посту», но в моём авторском литературном исполнении.

Всё началось с борьбы с басмачеством в 20-е годы.

Уже пена кровавая спадает с оскаленных конских зубов, с удил, раздирающих храп, и конь сбивается с горной тропы, почти над пропастью в воздухе ногами сучит. Ну, давай же, Боян, мой милый. Ну ещё немного, мой серый текинец.

А банда уходит. Уходят, сволочи, на свежих конях! И нет нам пощады от жажды, изнуряющей жары и горячего «афганца».

Всю жизнь перед глазами генерала Бельченко эти картины смертельно утомительной погони в горах Кара-Тау. Шестьдесят сабель маневренной группы Каркинского погранотряда против трёхсот бандитских — нелёгкое дело. Устали кони и люди. А банда Утамбека уходит легко, красиво. Утамбек в любом кишлаке имеет смену коней — бай сам отдаст, у бедняка силой возьмёт. Вырежет, не задумается, не только сочувствующего Советам, но и нейтрального. Как досаждала пограничникам эта особенно злая банда! Потому и настроены бойцы на уничтожение банды любой ценой, потому и рвётся, стиснув зубы, вперёд на уставшем Бояне боец Сергей Бельченко.

Третьи сутки маневренная группа буквально висит на хвостах у бандитов и своих лошадей. С горы — под уздечку, иначе коню холку набьёшь, в гору — тоже пешими, в крайнем случае держась за конский хвост. Бережёт красноармеец своего коня, потому что у туркмена-горца свежего не отнимет. И в этом сила и авторитет его.

Банду настигли на третьи сутки и буквально разорвали её. Может, кому-то помнится кинофильм Михаила Ромма «Тринадцать» (1936)? Так это не художественный вымысел, это про пограничников Бельченко. Он ни одного боя припомнить не мог, где бы пограничники имели превосходство в численности. Что тогда был пограничник? Он и один — сила. А двое могли делать чудеса. В их арсенале — ездовая выучка, блестящее владение шашкой, ночной налёт, засада. Стрельба без промаха из любого положения на скаку. И, конечно, отвага. Пограничник и в горах, и в песках всё преодолеет, он и водный режим умеет держать — это когда одна баклажка (меньше литра воды) на сутки-двое, а в тени более сорока.

Бельченко среди других выгодно выделялся. За спиной была служба в артиллерии, где первое дело — выносливость. Были курсы по подготовке инструкторов физкультуры и спорта. В своё время он был центром нападения в футбольной команде Киевской военно-политической школы, не раз играл против «Арсенала» и, заметьте, не только проигрывал. В погранотряде физзарядка и спортивные игры всегда были в почёте.

Да вот ещё одна замечательная школа для комвзвода Сергея Бельченко — это командир маневренной группы погранотряда Иван Масленников. Он сам умел держать дисциплину, волевой характер, спортивную форму и бойцам прививал. В Великую Отечественную войну он уже командовал армией, фронтом, удостоен звания Героя Советского Союза. После войны был заместителем у Лаврентия Берии. И хотя Ивану Ивановичу никто никаких обвинений не предъявлял после ареста шефа, позора на себя не принял и ушёл из жизни, застрелившись из личного оружия. Тоже, знаете, подтверждение характера и принципа: «до самого креста пускай душа останется чиста».

Самые первые дни войны застали майора госбезопасности (в армии — комбриг) Бельченко в Белостоке. С боями выводил уцелевших пограничников из мешка, по трое суток не смыкая глаз. По указанию ЦК компартии Белоруссии оставлял в тылу врага группы партизан и подпольщиков. Под Могилёвом встретился с первым секретарём ЦК Пантелеймоном Кондратьевичем Пономарёвым, который сыграл в его судьбе огромную роль. Не короткий очерк, а полновесная книга могла бы вместить военные годы Бельченко и его блистательную карьеру. Пройдя через бои, ряд командирских должностей, он в апреле 43-го был назначен заместителем начальника Центрального штаба партизанского движения при Ставке Главковерха Сталина. После освобождения Белоруссии в 1944-м он назначается наркомом внутренних дел Белоруссии. Перечитайте книгу Владимира Богомолова «В августе сорок четвёртого…» и в ней найдёте многое из того, чем был занят денно и нощно нарком. В районе города Лиды у него был штаб по ликвидации банд.

Повторюсь, о Сергее Саввиче нужно писать книгу, только в таком формате можно изложить его захватывающе интересную жизнь. Задача автора этого очерка была много проще — сказать, как тяжко для страны начиналась Великая Отечественная и как первый бой с врагом принимали на себя пограничники.

В отставку Сергей Саввич вышел в 1959 году в должности заместителя председателя КГБ при Совете Министров СССР, в звании генерал-полковника. С 1959 года работал в Советском комитете ветеранов войны. По сути для него началась вторая жизнь — ветеранская. Много времени уделял работе в ЦС «Динамо», отдельным спортсменам. Дружил с газетой «Петровка, 38». Мне, автору очерка, часто приходилось брать интервью у Сергея Саввича, что находило место на страницах милицейской газеты, многократно бывать у него дома, много общаться, по сути дела дружить. На один из званых завтраков у Сергея Саввича я пригласил (с позволения генерала) фотокора нашей газеты Николая Горбикова, посе чего была традиционная прогулка по дорожкам стадиона «Динамо», фрагмент которой Николай и зафиксировал. На снимке, как всегда, нас трое — с Сергеем Саввичем и его супругой Надеждой Павловной.

Тогда Бельченко было 99 лет.

Эдуард ПОПОВ,
фото из архива автора

К 75-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ, Номер 23 (9672) от 2 июля 2019г.